Купить мерч «Эха»:
ЭКСКЛЮЗИВ

«Баймакское» дело уже превзошло по количеству уголовных дел «Болотное». Его предпосылки и текущие последствия

Сюжеты13 мая 2024

Авторы: Руслан Валиев, Разиф Абдуллин 

Республика Башкортостан неожиданно оказалась в центре информационной повестки вскоре после новогодних праздников 2024 года. Привычный, на первый взгляд, для современной России суд за слова и убеждения над местным активистом Фаилем Алсыновым вылился в многотысячную акцию его поддержки. 17 января, день оглашения приговора, в маленьком зауральском городке Баймаке перерос в несколько десятков уголовных дел о «массовых беспорядках». Фигурантами стали преимущественно обычные сельские жители. После избрания меры пресечения в виде ареста на два месяца некоторые родственники задержанных надеялись вскоре увидеть своих близких на свободе, о чем говорили журналистам. Но ситуация разворачивается иначе.

«Там нет массовых беспорядков и массовых протестов» – Дмитрий Песков

Основные задержания в Башкортостане длились больше месяца. Людей забирали из домов или после «проверки документов» на дорогах. По словам очевидцев, чаще всего действовали росгвардейцы во всей амуниции. В первое время они применяли тактику обмана: говорили подозреваемым, что их оштрафуют за несанкционированный митинг и отпустят. Несколько человек сначала отбыли административные аресты, после чего узнали, что проходят по 212-й статье Уголовного кодекса. Судя по действиям самих обвиняемых, многие не ожидали, что за ними придут. После акций в Баймаке они продолжили привычную жизнь, часто с непониманием наблюдая за действиями силовиков, общественности и власти.

Из-за чего башкортостанцы вышли на площадь?

17 января 2024 года, Баймак. Фото из соцсетей

Впервые жители Башкортостана в массово собрались у здания Баймакского райсуда 15 января. Именно в этот день обещали огласить приговор Фаилю Алсынову — бывшему лидеру ликвидированной и запрещенной еще в 2020 году общественной организации «Башкорт». До решения Верховного суда Башкортостана о запрете движение продвигало в республике экологическую и национальную повестку. В 2017 году активисты «Башкорта» были одними из лидеров протеста против отмены обязательного изучения родных языков на национальных регионах, в 2020-м они же вошли в ядро защитников горы-шихана Куштау от разработки «Башкирской содовой компанией». Фаиль Алсынов вместе с единомышленниками учредил «Башкорт», со временем набравший только в соцсети «Вконтакте» более 60 тысяч подписчиков, в 2014 году.

Алсынов, отец четверых детей, занимался активизмом около 15 лет, еще со студенчества. В начале 2010-х, когда в национальных республиках сохранялись «пережитки» 1990-х в виде относительно независимых национальных структур, он работал во «Всемирном курултае башкир», а вскоре вошел в молодежную организацию «Кук-буре» (с башк. Күк бүре – серый волк), которая с самого начала выступала против отмены национального компонента в образовании и протестовала против проведения в Уфе «русских маршей». Алсынов был в ней заместителем председателя. Когда в 2010 году федеральная пропаганда включилась в кампанию дискредитации вскоре отправленного в отставку первого президента Башкирии Муртазы Рахимова, она использовала «Кук-буре» в качестве пугающего образа националистов. Дело в том, что при Рахимове республиканская власть поддерживала молодежное национальное движение, и многие активисты начинали общественную деятельность в созданном властями «Союзе башкирской молодежи», а затем некоторые из них оказались в «Кук-буре».

На фоне массового скопления людей, какого на площади в центре Баймака не было очень давно, судья Элина Тагирова перенесла оглашение на два дня. 17 января, когда на площади, кроме нескольких тысяч граждан собрались сотни силовиков, она приговорила Алсынова к четырем годам колонии по статье о разжигании межнациональной розни. Поводом послужили слова, сказанные активистом на народном сходе в селе Ишмурзино Учалинского района 28 апреля 2023 года. Говоря о варварских методах золотодобычи, Алсынов посетовал на то, что на приисках чаще всего работают приезжие рабочие. Он использовал словосочетание «кара халык», что в дословном переводе с башкирского означает «черный народ». Суд признал его выступление разжигающим межнациональную рознь. В то же время многочисленные защитники Алсынова в комментариях для СМИ отмечали, что эта фраза у башкир применяется в переносном смысле и обозначает «простой, темный люд», и хором скандировали у суда «Без кара халык» – «Мы – простой (темный) народ».

Беҙҙең егет – наш (свой) парень

Фаиль Алсынов (скриншот видео RusNews)

К концу десятилетия процесс перехода к унитарному государству в России если не завершился, то добрался до атрибутов эпохи «парада суверенитетов». Так называли период, когда в начале 1990-х годов национальные республики обзавелись собственными конституциями, президентами и широкими полномочиями, включая право назначать руководство МВД. В Башкортостане также упразднили должность президента, вместо которого руководить стали «башлыгы» – главы. Отмена обязательного изучения национальных языков в 2017 году привела к митингам, которые власти согласовывать отказались. На уфимской акции выступал и Фаиль Алсынов. На защиту Куштау в 2020 году вышли, и Алсынов был в числе лидеров этого протеста. После той истории, когда памятник природы мирового значения удалось отстоять, жители отдельных районов республики стали громче высказывать недовольство экологическими проблемами. А таких в богатом природными ресурсами регионе хватает. 

Как происходили задержания

Первые задержания фигурантов «Баймакского дела» стали производить уже 18 января. В этот день были задержаны Вилюр Карачурин, Ильяс Байгускаров, Азат Мирзин и Дим Давлеткильдин. Задержания продолжились и в последующие дни.

Чаще всего задержанным в том или ином районе или городе республики вначале предъявляли административное обвинение по одной из статей (неповиновение полиции, нарушение правил участия в массовых мероприятиях и т.д.), помещали в камеру на несколько суток, а затем доставляли в Уфу. Это уже означало, что задержанному предъявили уголовное обвинение по двум статьям УК, 212 и 318.

Только за первую неделю после 17 января в суды Башкортостана поступило 111 административных протоколов о неповиновении полиции после событий в Баймаке: в Баймакский районный суд — 37 протоколов, в Кировский районный суд Уфы — 27, в другие суды республики — 47.

Мунир Исянгильдин (из личного архива)

Некоторые задержания силовики проводили жестко, их не смущало присутствие детей. Так, например, случилось с жителем Сибая Муниром Исянгильдиным.

«Моего супруга, Мунира Муратовича Исянгильдина, утром 25 января забрали из дома в городе Сибай,—– раззсказала его супруга Раушания. — Они на глазах детей скрутили его, положили на пол. Дети, 2 и 5 лет, испугались, заплакали».

Потом мужчину отвезли в Баймак, где суд назначил ему 10 суток за административное правонарушение. А 26 января Мунира Исянгильдина увезли в Уфу, где его арестовали до 17 марта и предъявили обвинение по ст. 212 ч.2 УК РФ (участие в массовых беспорядках).

Айсуак Явгастин. Фото из соцсетей

К задержанным применялось силовое воздействие. Так, ночью 26 января из дома в Баймаке забрали Айсувака Явгастина, сообщила его дочь Алита.

«Во время задержания отца, вооруженные люди уложили моего 14-летнего братишку Альберта на землю и приставили пистолет к его голове, – рассказала она. – Сегодня еще узнали, что в Баймаке его избили челябинские. Наши баймакские сотрудники пытались его защищать, но их просто послали».

Айсувак Явгастин — отец шестерых детей, пятеро из которых несовершеннолетние. Он единственный кормилец в семье, жена находится в декретном отпуске. Ему также предъявили обвинение в организации и участии в массовых беспорядках.

Дочь Явгастина обратилась к Владимиру Путину:

«Владимир Владимирович! В стране объявлен год семьи. Однако, во-первых, сотрудники совершили преступление в отношении ребенка, во-вторых, задержали нашего отца, кормильца, человека, который постоянно помогает гуманитарной помощью тем, кто на СВО и их семьям. Просим отпустить незаконно задержанных, в том числе моего отца».

После баймакских событий многие родственники задержанных записали видеообращения к Владимиру Путину, но по настоящее время никакого отклика они не получили. Сейчас в СИЗО содержится по разным данным от 80 до 85 человек по «Баймакскому делу». Всем им предъявлены уголовные обвинения и грозит до 15 лет лишения свободы.

Дим Давлеткильдин: «В полиции меня били по ногам»

Дим Давлеткильдин. Фото из личного архива

Дим Давлеткильдин пришел в Баймакский отдел полиции 20 января после вызова по повестке добровольно. Там его задержали и отправили в Белорецк, а затем – в Уфу. 22 января Советский районный суд Уфы решил заключить его под стражу по статье 212.2 УК РФ (участие в массовых беспорядках). 23 января его адвокат Гарифулла Япаров пытался встретиться с ним в СИЗО-1 Уфы, но его к подзащитному не допустили. 26 января адвоката к Диму Давлеткильдину снова не пустили, поскольку тот в этот момент находился уже в лечебном учреждении УФСИН при СИЗО-1.

По словам юриста, вскоре ему стали понятны причины такого нежелания допустить его к своему подзащитному.

«Мне родственники Дима Давлеткильдина передали документы, свидетельствующие о том, что 23 января, когда я в первый раз пытался с ним встретиться, его повезли в 21-ю больницу для медосвидетельствования, — рассказал Япаров. — И есть документы, что у него обнаружили «признаки перелома пояснично-крестцового и копчикового отдела позвоночника». И это является вероятной причиной моего недопуска к нему. Не хотят, чтобы общественность узнала о его состоянии здоровья. Ведь родственники утверждают, что, когда он уходил из дома, Дим был совершенно здоров».

«Был у суда, кинул снег два раза в машину полиции. В полиции меня били по ногам. Я не выдержал и дал код от обоих телефонов. В сотрудников полиции ничего не кидал», — сообщил сам Дим Давлеткильдин во время судебного заседания по апелляционной жалобе его защиты на избрание меры пресечения.

По словам юриста «Команды против пыток» Альбины Мударисовой, супруга Давлеткильдина обратилась к ним за помощью, но она могла быть оказана только с его личного согласия. Юрист проекта трижды пытался попасть к Диму в лечебное учреждение УФСИН, но его к нему не пустили.

«Прокуратура на обращение адвоката отреагировала сухо, мол, оставьте заявление – рассмотрим, — добавила Альбина Мударисова. — Не допускать адвоката противозаконно, поскольку у каждого гражданина есть конституционное право иметь квалифицированную юридическую помощь. Оно не отменяется ни при каких обстоятельствах».

Родственники Давлеткильдина 1 февраля обратились в следственное управление СК РФ по республике с заявлением о совершенном в отношении него преступлении. Судьба заявления не известна.

Ильяс Байгускаров помогал полиции успокаивать людей в Баймаке, но был арестован

Ильяс Байгускаров. Фото из соцсетей

Блогера Ильяса Байгускарова задержали 18 января — на следующий день после событий в Баймаке. Активисту в комнате для административных задержанных не выдали постельные принадлежности, за исключением подушки. Однако она была испачкана кровью, поэтому спать на ней он не смог.

Сперва суд назначил ему семь суток административного ареста по статье «об организации публичного мероприятия без уведомления о его проведении», но позже в отношении молодого человека возбудили уголовное дело за «участие в массовых беспорядках».

«Считаю, что уголовное дело Ильяса должны закрыть, потому что он не участвовал в беспорядках, — писал в соцсетях его брат Ильгиз Байгускаров. — Административное наказание он отбыл. И к тому же помог избежать ухудшения ситуации».

Есть видео от 17 января, где Ильяс Байгускаров в ходе событий в Баймаке пытался успокоить собравшихся и уговаривал их разойтись.

Блогер и активист Ильяс Байгускаров известен тем, что защищал историко-археологический памятник «Городище Уфа-2». Кроме того, он неоднократно выступал с заявлениями о невиновности Фаиля Алсынова. В ноябре 2023 года на своем канале в Youtube «Проект Әңгәмә»  блогер взял у него интервью, в котором Алсынов рассказал о взаимоотношениях с командой Хабирова в тот момент, когда еще существовала организация «Башкорт», одним из руководителей которой он являлся.

Брат Ильяса Ильгиз Байгускаров создал в Телеграме группу «Поиск инфо по задержанным после событий в Баймаке», позже он переименовал ее в «Поиск инфо по репрессантам после провокаций в Баймаке». В этой группе собирается информация по задержанным по «Баймакскому делу», а также помогают их родственникам: собирать деньги на оплату адвокатов, передавать посылки в СИЗО, дают советы по разным вопросам. Благодаря этой группе появились видеообращения родственников, информация о задержанных в виде карточек, и их истории становятся известными широкой общественности.

«Одна из гипотез причин произошедшего заключается в том, что властям не надо, чтобы люди постоянно собирались, — считает Ильгиз Байгускаров. — 15 января пришли, 17 января пришли, и 20 января могут собраться. И поэтому, как мне кажется, надо было максимально всех задержать — чтобы не ходили на такие мероприятия. Это логично и рационально. Но есть и иррациональное: люди все понимают, и гражданская активность повысилась».

Позже он создал петицию в соцсети Вконтакте с предложением отпустить арестованных по «Баймакскому делу».

«В большинстве случаев мы видим, что мирные стихийные акции не переходят в массовые беспорядки при компетентных действиях властей, — говорится в петиции. — На месте не было представителей власти, которые инициировали данное судебное разбирательство. 70 и более семей остались без кормильцев. В большинстве случаев арестованные не участвовали в массовых беспорядках. Большинство арестованных были без масок (не скрывали свое лицо). Никто из участников акции не пришел с оружием и не занимался погромами. Нужно учесть, что в толпу запускались профессиональные провокаторы».

Семья Миннияра Байгускарова не собирается обращаться в полицию по факту его смерти

Миннияр Байгускаров. Фото из соцсетей

13 февраля похоронили Миннияра Байгускарова из деревни Каскиново Кугарчинского района. 17 января он был на площади у суда в Баймаке, а позже повесился после того, как был допрошен в полиции по «Баймакскому делу».

Миннияр Байгускаров родился в 1958 году в Кугарчинском районе, но жил в Мелеузе. Один из родственников на условиях анонимности рассказал журналистам, как он умер.

«Довели его, вызывали в милицию по «баймакскому делу», — рассказал собеседник. — Он был человек справедливый, жил в Мелеузе в коттедже, поговорил с другом и поехал в Баймак».

По словам собеседника, Миннияр Байгускаров перед смертью приезжал в родное село в Кугарчинском районе, посетил отцовский дом. У него не было денег, счета его заблокировали, пришлось ему помочь.

«Он уехал из деревни в три часа ночи, а в семь часов повесился, — рассказал родственник. — Довели его, вынудили, избивали его».

Семья не собирается обращаться с заявлением о расследовании на предмет доведения до самоубийства, потому что не видит в этом смысла, сказал собеседник.

«А толку-то?» – с горечью сказал он.

Заки Ильясов после задержания впал в кому

Родные башкортостанца рассказали, что семью 19 апреля предупредили, чтобы Заки Ильясов явился в полицию, иначе его объявят в федеральный розыск. Повестка пришла по месту регистрации, в Баймак, а мужчина большей частью жил и работал в Уфе. Он планировал 26 апреля прийти в отдел полиции в Баймаке, но его задержали в Уфе раньше.

«Он включил свой телефон утром 24 апреля, в 6.40 его задержали на выходе из съемной квартиры, а в 7.48  он поступил в больницу, после чего больше суток пробыл в коме под ИВЛ, — рассказала его дочь, — «26 апреля пришел в сознание, а 28 апреля из травмотологии его увезли в СИЗО-1 и заключили под стражу». Врачи диагностировали у Заки Ильясова правосторонний и левосторонний пневмоторакс, инфильтративные изменения легкого, ушиб грудной клетки, отек и гиперемию на месте перелома ребер и резаную рану нижней трети левого предплечья. Мужчине вменили нарушение статей 212 ч.2 и 318 ч.1 УК РФ.

«Наш папа — очень порядочный человек, — говорится в телеграм-канале, созданном для сбора средств на юридическую помощь. — Он занимается спортом, бегает, участвует в соревнованиях по лыжам, ведет активный образ жизни, является спонсором в различных мероприятиях, которые проводятся в деревне. А еще у него очень умелые руки, он хороший семьянин».

Состояние здоровья у мужчины удовлетворительное, сообщили родственники. «Начал ходить потихоньку. Попросил лекарства от желудка и успокоительные», — передают они.

«Ваше предложение отвратительное и бессовестное»

Рифат Даутов. Фото из соцсетей

Когда народный артист Башкортостана Риф Габитов на «встрече с общественностью» предложил почтить память погибшего после задержания Рифата Даутова минутой молчания, глава республики Радий Хабиров отреагировал на это такими словами:

«Ваше предложение отвратительное и бессовестное».

Он добавил, что молодой человек «совершил и обвиняется в тяжком преступлении», хотя, казалось бы, Даутова успели только задержать, и никаких обвинений следствие предъявить ему не успело. 

Что происходило в тот день в автозаке, до сих пор доподлинно неизвестно. Зато жители республики хорошо знакомы с информационной атакой провластных телеграм-каналов, наперебой сообщивших, что Даутов погиб от употребления суррогатного алкоголя по пути в отделение. Быстро возникли показания «свидетелей», которые якобы ехали с ним в одном автозаке, и даже «оперативника», который, скрывая лицо, рассказал о непричастности силовиков к его гибели. Совсем иначе выглядит портрет погибшего со слов его знакомых и близких: он был верующим мусульманином, поэтому спиртное не употреблял.

Сестра Рифата Даутова Залия на вопрос «каким человеком был ваш брат», ответила, что он был надежным.

«Меня лишили опоры. Добрым, начитанным, умным, отзывчивым, всегда помогал всем. Общительный был, веселый, простой. Умел сглаживать углы. Очень любил детей. Строил большие планы и мечты. Любил читать книги. И красиво писал письма и стихи. Знал молитвы наизусть. У него была уникальная память, он всегда мог описать день очень подробно и не важно, сколько лет прошло. Все даты помнил, дни рождения. Мне подруги завидовали, что у меня такой брат, потому что я могла хоть поздней ночью к нему обратиться с ерундой, а он меня поддерживал. Несмотря на то, что у нас разница 6 лет, мы были дружны и могли рассказывать секреты. Доверяли друг другу. У меня лучший брат. Мне с очень повезло с ним», – поделилась с «Эхом» Залия.

Девушка также записывала ролики с обращениями к общественности. Последнее опубликовано уже после опознания брата и разговора со следователями Следственного комитета. В нем она сообщила, что семья намерена ждать результатов экспертизы. По словам юриста «Команды против пыток» Альбины Мударисовой, семья Рифата Даутова от помощи правозащитников отказалась. «Я так поняла, что их очень сильно запугали. Что им было проще отказаться от поиска справедливости, от наказания тех, кто в этом виновен», — сказала юрист.

25-летний Айтуган Китиков хотел вернуть полицейскому шлем, но оказался в СИЗО

Молодой человек родился и всю жизнь жил в Башкортостане. Работал на вахте монтажником, занимался пчеловодством, выжиганием по дереву, увлекался рыбалкой. Недавно он женился и купил машину, присматривал загородный дом. В январе Айтуган пошел на оглашение приговора активисту Фаилю Алсынову в Баймаке. Теперь Китиков находится в СИЗО по делу об участии в массовых беспорядках.

Айтуган Китиков. Фото из соцсетей

«Айтугана обвиняют в том, что он толкнул сотрудника полиции, — сообщает “ОВД-инфо”. — Подзащитный свою вину не признает: когда полицейский начал падать, он выставил руки, чтобы полицейский не упал на него, а самого Китикова не затоптала толпа. Еще Айтугана обвиняют в том, что он кинул шлем в полицейского: в действительности с полицейского слетел шлем, а Китиков его подобрал и хотел вернуть. Из-за скопления людей отдать шлем в руки было невозможно, поэтому Айтуган кинул шлем в руки полицейскому».

«Дело Китикова — пример того, как «баймакское дело» было сфабриковано, — пишет «ОВД-инфо». — «Массовые беспорядки» — это чаще всего вынужденная самооборона от силовиков или не насилие вовсе. Многие из фигурантов дела дают показания под давлением адвокатов по назначению — и на себя, и на других участников народного схода».

Каковы перспективы у фигурантов «Баймакского дела»?

17 января 2024, Баймак: возможные участники провокаций (фото телеграм-канала @karahalk)

Что такое, согласно российскому законодательству, «массовые беспорядки»? В уголовном кодексе формулировка статьи 212, по которой привлекли более 80 человек в Башкортостане, начинается так: «Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти». В Баймаке самым массовым «вооружением», судя по видео, были снежки. Но это не помешало применить именно эту статью. Причем, по мнению участников и очевидцев, первые снежные комья полетели из рук неизвестных мужчин с закрытыми лицами, которые стояли за спинами силовиков.

«У нас есть официальная формулировка и есть проза жизни, согласно которой статью 212 используют для того, чтобы обвинить в массовых беспорядках любых собравшихся вместе людей, — прокомментировала изданию «Аспекты – Башкортостан» журналистка Дарья Корнилова. – По сути, так в Баймаке и случилось. Причем, мы пришли к этому постепенно. Возьмем «московское дело», когда эту статью стали применять (после митинга за «Честные выборы» в июле 2019 года в Москве). Тогда было около 1300 задержанных, и тогда эта статья 212 стала впервые применяться как дубинка против мирных граждан, которые просто вышли сказать о каких-то своих потребностях».

Напомним, 17 января в Баймаке силовиками против людей были применены слезоточивый газ, дубинки и светошумовые гранаты. «Для меня вопрос, кто же организовал массовые беспорядки, до сих пор остается открытым, — рассуждает Дарья Корнилова. — Потому что 15 января точно также люди в Баймаке собрались у здания суда — и ничего не произошло. Почему? Потому что рядом не было ни ОМОНа, ни Росгвардии. И не было беспорядков. И мы видим 17 января — когда заранее был согнан ОМОН и Росгвардия с других регионов, вдруг возникли “массовые беспорядки”. На мой личный взгляд, это была откровенная провокация, и скоро, для того чтобы объявить наличие массовых беспорядков, достаточно будет просто собраться на улице группе из 10 человек, постоять – и этого будет достаточно. То есть жизненная практика с диспозицией статьи 212, по-моему, имеет мало общего».

В этой связи уместно вспомнить «Болотное дело», которое возбудили после массовой акции протеста в Москве 6 мая 2012 года. Тогда было произведено около 400 задержаний, а уголовные дела по обвинению в участии в массовых беспорядках были заведены в отношении 30 человек. Тогда самым большим наказанием было 4,5 года лишения свободы. Такой срок получил Максим Лузянин, которого обвинили по двум статьям, по ч. 2 ст. 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках) и ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти). Суть обвинения — причинение легких телесных повреждений сотрудникам ОМОН, самым серьёзным из которых является повреждение зубной эмали. Многие фигуранты «Болотного дела» были амнистированы в связи с 20-летием российской Конституции.

В апреле о возможной амнистии участников баймакских событий высказался гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.

«В ситуации, когда [глава республики Радий] Хабиров выстраивает образ сильного восточного руководителя, ему выгоднее добиться для ряда арестованных смягчения наказания. Например, в виде условных сроков», — предположил он.

Адвокат одного из задержанных по «Баймакскому делу» Айдар Хызыров считает, что следственная группа из общего числа выделит группу из нескольких задержанных: тех, кто сотрудничает со следствием, и их дела первыми передаст в суд.

«Мои коллеги подтверждают, что по признавшим вину в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении полицейских идут дополнительные допросы, — рассказал он изданию «Аспекты — Башкортостан». — Детализируют факт участия: какой рукой бросал снег, куда целился, в таком ключе. Продолжают накидывать вопросы об организаторах: знаете того-то или того-то. Намерены собрать 11-12 человек, первую группу, признавшую вину против себя и назвавшие других, будут форсировать, завершать следствие и направлять в суд».

По словам адвоката, эту «пилотную» группу дел будут рассматривать в суде не на территории Башкортостана, а за его пределами, например, в Москве или Самаре. Первые судебные процессы особенно важны, потому что именно там суд должен принять решение, имели ли место вообще массовые беспорядки. После них остальные дела можно будет рассматривать без доказывания этого обстоятельства. Вполне возможно, что первые фигуранты «Баймакского дела», если они способствовали такому доказыванию, могут получить и более мягкое наказание в суде.

Айдар Хызыров считает, что в целом фигуранты дела получат самые жесткие приговоры, чтобы в будущем баймакские события не повторились, и привел в пример ингушское дело, где протестовавшим дали до 12 лет.

«Здесь нет экстремистского сообщества, но статьи жесткие — санкции от 8 до 15 лет. Сейчас прогонят первый эшелон тех, кто признал вину в отношении себя и других, и, возможно, они получат условно», — отметил адвокат.

Власть назвала жителей Башкортостана сепаратистами

Сразу после событий в Баймаке 17 января глава Башкортостана Радий Хабиров неоднократно пытался объяснить гражданский протест «происками предателей из-за рубежа».

«Можно надевать на себя маску такого доброго экоактивиста, патриота. На самом деле ситуация не такая. Группа лиц, часть из которых находится за рубежом, по сути являясь предателями, оттуда призывают к отделению Башкортостана от России. Они призывают к партизанской войне здесь», — заявил Хабиров. Его тезис подхватил министр МВД по Башкортостану Александр Прядко, который разговор о сепаратизме также вывел на первый план: «Под предлогами заботы об экологии и заботе о нуждающихся звучат призывы к отделению Башкортостана от России».

Провластные блогеры и пропагандистские СМИ стали писать о единстве жителей Башкортостана, которое «никому пошатнуть не удастся». На прошедшем в Уфе 26 января митинге-концерте в поддержку Радия Хабирова также звучали аналогичные лозунги. 

Анонимные прохабировские телеграм-каналы стали писать о «деструктивной» роли политического эмигранта Руслана Габбасова, который до 2020 года был заместителем председателя движения «Башкорт», а в последнее время живет в Литве и говорит о неизбежности распада России. По мнению активиста, к таким последствиям в том числе должна привести война в Украине, поэтому башкирские общественники должны готовиться к становлению независимого Башкортостана.

В то же время, сложно сказать, насколько позиция Габбасова во время и после баймакского протеста популярна среди людей. Во всяком случае, собравшиеся у здания суда в Баймаке 15 января записали видеообращение с требованием отставки Радия Хабирова к Владимиру Путину. Судя по комментариям в соцсетях и зрительской аудитории проводника этой идеи, экоактивиста, Ильдара Юмагулова, значительная часть возмущенных жителей политику Кремля в целом поддерживает и призывает президента страны «навести порядок». Сам Юмагулов продолжает вести свой YouTube-канал, находясь за пределами страны (предположительно, в Казахстане), поддерживает войну в Украине и апеллирует к Путину. 

Адвокат Фаиля Алсынова Ильнур Суюндуков: «Слишком дорогая цена за слова»

Ильнур Суюндуков (из личного архива)

Адвокат Алсынова считает, что в деле его подзащитного с самого начала были допущены нарушения. Во-первых, дело в отношении Фаиля Алсынова возбудили 18 августа 2023 года, а узнал он об этом только 12 октября. В соответствии с частью четвертой ст. 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела «руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело». Хотя в кодексе нет разъяснения термина «незамедлительно», очевидно, что это не может быть несколько недель или пара месяцев.

Второе — экспертиза. «В деле были использованы доказательства, полученные с нарушением закона, — утверждает адвокат. — Так, Алсынова пригласили в следственный отдел дважды: 12 октября, когда ему предоставили сразу и обвинение, и постановление об экспертизе, и заключение эксперта, и 17 октября, когда мы с ним могли ознакомиться с материалами дела. Но по закону при назначении экспертизы подозреваемый имеет право заявить ходатайство или задать дополнительные вопросы. А здесь такой возможности ему не предоставили. В суде мы сразу же заявили ходатайство об отводе эксперта Сулеймановой, поскольку она была штатным сотрудником МВД, а также заявили, что экспертиза была сделана с нарушениями закона. Но суд принял экспертизу в качестве доказательства».

Тем самым было нарушено право Алсынова на защиту.

«Все оперативно-розыскные мероприятия и все процессуальные действия в этом деле были проделаны «втихаря», — отмечает Ильнур Суюндуков.

До октября, когда Алсынова задержали и привели в следственный отдел и предъявили ему обвинение, его интересы представлял так называемый адвокат по назначению, который как бы узаконил незаконные действия следствия».

В ходе судебного процесса защита ходатайствовала о проведении новой, независимой экспертизы, но суд эти просьбы отклонил. В ходе рассмотрения апелляционной жалобы 18 апреля защита предоставила суду заключение эксперта, которое полностью опровергло выводы первоначальной экспертизы.

«Заключение писали доктора наук, — рассказал Ильнур Суюндуков. — Мы вновь в суде заявили ходатайство о проведении повторной экспертизы, но нам в ней отказали. По какой причине, пока неизвестно, так как мотивировочную часть на руки не получили. Но будем добиваться повторной экспертизы. У нас специалистами выступили доктора наук, а Сулейманова имеет лишь филологическое образование без ученой степени. Ее заключение не могу назвать заключением эксперта, в нем много противоречий. В некоторых местах используется формулировка «забирают наши земли», а в других «отбирают», разные глаголы. Если сравнить заключения Сулеймановой и заключение специалистов – разница, как небо и земля. Сулейманова сделала лишь частичный перевод речи Фаиля, а у нас от начала и до конца».

Защитник высказал мнение, что никаких событий в Баймаке не было бы, если бы не однобокое поведение суда в отношении его подзащитного.

«Вот представьте, если бы мы выходили с каждого судебного заседания и говорили, что все происходит в строгом соответствии с уголовного-процессуальном кодексом: судья слышит наши доводы, согласился на назначение повторной экспертизы. В этих условиях стал бы народ собираться? Конечно, нет. А мы выходим и говорим, что от заседания к заседанию происходит судилище. Наши доводы игнорируются, судья полностью отказывает заявленным ходатайствам, а сырые и полусырые ходатайства обвинителя удовлетворяются. Все эти моменты накапливались и привели к последствиям в Баймаке 17 января. Судят за слова, это очевидно. Фаиля осудили за высказывания некоторых словосочетаний, может, удачных, может, неудачных. За фразу “армяне занимают наши земли” он получил два года и еще два года за «кара халык». Итого четыре года. Дорогие слова».

В своей апелляционной жалобе защита Алсынова сослалась на то, что суд первой инстанции не учел судебную практику.

«В соответствии c абзацем вторым пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 №11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» под действиями, направленными на возбуждение ненависти, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, социальной группы, приверженцев той или иной религии, – говорится в жалобе. – Высказываний, обосновывающих и (или) утверждающих необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, Алчинов Ф.Ф. (фамилия Алсынова по паспорту) не произносил. И какими-либо доказательствами о таких высказываниях Алчинова Ф.Ф. суд при вынесении ему приговора не располагал».

Все вышесказанное приводит защиту активиста к логичному выводу:

«Следовательно, ни квалифицировать публичное выступление Алчинова Ф.Ф. 28.04.2023 года как действия, направленные на возбуждение ненависти, ни приговаривать его за это к уголовному наказанию, у суда первой инстанции законной возможности не имелось».

Теперь защита Алсынова возлагает надежду на суд кассационной инстанции. Поскольку он будет находиться не на территории Башкортостана, то это, по мнению защиты, дает больше возможностей для объективного разбирательства. 

Хронология «Баймакского дела»: от схода в Ишмурзино до арестов

28 апреля 2023 года – Народный сход в Ишмурзино в Баймакском районе

Люди выступили против незаконной деятельности золотодобытчиков, которые извлекали прибыль, но не вкладывались в рекультивацию земель. На сходе присутствовали около 1000 человек. Среди выступивших был и Фаиль Алсынов.

26 мая 2023 года – Глава Башкортостана Радий Хабиров пишет заявление на имя прокурора республики

В заявлении он попросил привлечь Фаиля Алсынова к ответственности по ч. 2 статьи 280 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) за выступление на сходе в Ишмурзино.

12 октября 2023 года – Задержание Фаиля Алсынова

В этот день Алсынова задержали, предъявили ему обвинение по статье 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды) и отпустили под подписку о невыезде. Как выяснилось тогда, уголовное дело возбудили в августе 2023 года. Об этом Алсынова поставили в известность только в октябре.

13 декабря 2023 года – Начало судебного процесса над Фаилем Алсыновым

В этот день состоялось предварительное судебное заседание в Баймакском районном суде. Процесс сразу же объявили закрытым, что не помешало людям приходить к суду, чтобы его поддержать. В здание суда их не пускали, но несколько десятков человек терпеливо ждали на улице окончания каждого заседания.

15 января 2024 года – Судья Элина Тагирова  должна была огласить приговор

15 января 2024, Баймак – скриншот видео из соцсетей

На оглашение приговора пришли от 3 до 5 тысяч человек, но судья неожиданно перенесла эту процедуру на 17 января. В тот день все закончилось мирно, а участники схода потребовали отправить Радия Хабирова в отставку. Было записано видеообращение к Владимиру Путину, которое озвучил экоактивист Ильдар Юмагулов.

16 января 2024 года – Задержания общественников, которые якобы могли бы повлиять на поведение людей

Силовики пришли к экс-председателю организации «Башкорт» Ильнару Галину, бывшему руководителю Южного филиала организации Юлаю Аралбаеву, экс-председателю молодежного совета «Всемирного курултая башкир» Фанзилю Ахметшину, участнику протестов на Куштау в 2020 году Рафаилу Абдрахманову. Также повестку пытались вручить активисту Ильдару Юмагулову, который после этого уехал в Казахстан.

17 января 2024 года – Оглашение приговора Фаилю Алсынову

17 января 2024, Баймак (скриншот видео RusNews)

К зданию суда вновь пришли несколько тысяч человек. Сюда же были стянуты и силовики. Судья Элина Тагирова приговорила активиста к 4 годам колонии общего режима, но люди не расходились. Кто-то пустил слух, что в 15.00 будет пересмотр дела, об этом сообщали журналисты с места событий. Фаиль Алсынов позже в письме из СИЗО написал, что был готов выступить перед людьми и попросить их разойтись. Такая договоренность, по его словам, была между ним и дежурившими в здании полицейскими, но позже те передумали. Силовики применили дубинки, слезоточивый газ, светошумовые гранаты. Официально было заявлено о 20 пострадавших сотрудниках. Точных данных о числе пострадавших мирных гражданах нет. В этот же день было возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках в Баймаке.

19 января 2024 года – «Народные гуляния» в Уфе

19 января 2024 , Уфа (фото Дмитрия Колпакова)

Утром на площади перед телецентром собрались несколько сотен человек. Накануне звучали призывы прийти на площадь в поддержку Фаиля Алсынова. Полиция разогнала собравшихся. 25 человек получили административные аресты от 2 до 13 суток. Участницы «народных гуляний» Венера Уразакова и Алина Исламгулова получили штрафы за то, что пели песни и водили хороводы Во время этих событий неподалеку находился впоследствии задержанный по делу о массовых беспорядках Рифат Даутов.

22 января 2024 года – Расследование дела стали вести московские следователи

Дело по ч.1, ч.2 ст. 212 и ч.1 ст. 318 УК РФ по факту организации и участия в массовых беспорядках и применения насилия в отношении представителя власти было передано руководителю Главного следственного управления СК РФ.

25 января 2024 года – Стало известно о смерти одного из задержанных

Рифат Даутов погиб при невыясненных обстоятельствах в автозаке. Его задержали в этот день в деревне Новые Чебенки Зианчуринского района.

26 января 2024 года – Митинг «Zа Хабирова»

26 января 2024, Уфа (фото Разифа Абдуллина)

В Уфе на площади перед телецентром прошел митинг, на котором выступил Радий Хабиров. На митинг прибыли бюджетники с разных районов республики, которых привозили автобусами.

13 февраля 2024 года – Вторая жертва «Баймакского дела»

В этот день похоронили Миннияра Байгускарова из деревни Каскиново Кугарчинского района. Незадолго до этого он заехал в родное село и вскоре повесился. По словам родственников, его вызывали на допрос по делу о событиях в Баймаке, где его избивали.

Конец апреля 2024 года – Уголовные обвинения предъявлены более чем 80 гражданам

Уголовные обвинения об участии в массовых беспорядках предъявлены, по разным данным, 80-85 гражданам, в том числе в организации массовых беспорядков – пяти гражданам, административные обвинения предъявлены – более 200 гражданам. Большинство из них – отцы многодетных семей и единственные кормильцы.

Авторы: Руслан Валиев, Разиф Абдуллин