Купить мерч «Эха»:

Манитокс: Финансовые итоги года

Евгений Коган
Евгений Коганинвестиционный банкир, автор телеграм-канала @bitkogan
Маша Майерс
Маша Майерсжурналист

Я думаю, что мы просядем, естественно. Центральный банк считает, что ничего драматичного не будет. Ну, посмотрим. Я думаю, что в течение года курс 80 как здрасьте увидим…

Манитокс20 декабря 2022
Манитокс_Финансовые итоги года_20-12 Скачать

Подписаться на «Живой Гвоздь»

Поддержать канал «Живой гвоздь»

М. МАЙЕРС: Добрый вечер! Здравствуйте, дорогие друзья! Это Маша Майерс. Это программа «Манитокс» на YouTube-канале «Живой гвоздь». Мы встречаемся по вторникам с 8 до 9 по московскому времени. Видите, поскольку уже скоро Рождество и Новый год, и новогоднее настроение, я специально выбрала такое место, чтобы подводить финансовые итоги года вместе с Евгением Коганом, постоянным участником нашей программы, прямо возле новогодней елки. Евгений Борисович, я вас приветствую!

Е. КОГАН: Да, друзья, всем привет, всем добрый вечер! Рад с вами встретиться. Ну и посмотрим, какой там год интересный. Наверное, год непростой.

М. МАЙЕРС: Да, какой был, а какой будет. Собственно, сегодня мы будем подводить финансовые итоги уходящего 2022 года и что в 2023 нас ожидает. Ух, начиталась я, Евгений Борисович, вашего telegram-канала «BitKogan» и, в общем, не могу сказать, что прониклась оптимизмом. Но, тем не менее, давай начнем с самой, наверное, важной новости, которая волнует каждого, кто живет в России, или ведет бизнес в России, или так или иначе держит в руках рубли. Можно ли сказать, что ослабление рубля в настоящий момент — это хорошая новость?

Е. КОГАН: Я думаю, что это нормальная новость. Понимаешь, дело в том, что на всё надо смотреть со стороны, для кого это выгодно. Если ты импортер, то есть ты завозишь что-то в Россию, неважно, параллельный это импорт или перпендикулярный это импорт — какая разница? ты завозишь — тебе чем крепче курс рубля, тебе лучше. Это первое. Второе. Если ты хочешь в России продать, например, какую-то недвижимость, получить деньги и купить себе домик где-нибудь, не знаю, в Гондурасе, тогда для тебя это плохая новость. Потому что стоимость домика твоего, так сказать, в твоих измерениях резко упала. Вернее, домик подорожал для тебя, вот и всё.

То есть чем курс крепче, тем проще тебе получить деньги и перевести их куда-то. Теперь, если ты россиянин и думаешь о том, как свести концы с концами, и у тебя важная статья твоих расходов — это лекарства, например, как старики, то, конечно, девальвация — это плохо для них. Потому что всё равно, как ни верти, а в лекарствах очень большая импортная составляющая. Следовательно, любая девальвация бьет по старикам. Но если ты экспортер, тебе отлично: чем больше курс, так сказать, тем толще партизаны.

М. МАЙЕРС: Нет, ну подожди, давай какие-то общие вещи, скажем так, наиболее массовые. Просто, если я правильно понимаю, Евгений Борисович, Россия с нетерпением ждала, когда рубль наконец просядет, чтобы обеспечить наполняемость бюджета. А это, как ни крути, не только финансирование армии, о чем сейчас много говорят, но это в том числе и выполнение социальных обязательств. Поэтому надо сказать, что, в общем, для российской экономики это скорее хорошо.

Я просто в процентном соотношении пытаюсь соотнести тех, кого это волнует с точки зрения выплат пенсий, пособий и прочего, с одной стороны, а с другой, количество тех, кто собирается купить домик в Гондурасе. И я рискну предположить (хотя, может быть, я и неправа), что те, кто хотел заработать на крепком рубле — продать ли квартиру, перевести ли рублевые накопления в валюту — у тех, в общем, было достаточно времени, чтобы это сделать. Разве нет?

Е. КОГАН: Ну, в принципе, и да, и нет. Понимаешь, допустим, у тебя квартира. Ты пыталась продать ее. Или какой-то домик. Сегодня же, к сожалению, недвижка не очень ликвидна. Поэтому вот сидишь ты и страдаешь. Хочу лучше продать, а не получилось — курс рухнул.

М. МАЙЕРС: Да, потому что люди не хотели дисконтировать в рублях. Правильно же? Давать какой-то дискаунт, какие-то скидки. А теперь они проиграют эти же деньги на курсе, если не больше.

Е. КОГАН: Ну, я не уверен, что все всё проиграют. Давай начнем со следующего: действительно ли пошла какая-то мощная девальвация или это некий всплеск, который за собой не имеет ничего такого особенного? Ну, было 62, стало 67-68. По большому счету, мы все понимали, что оно должно было быть там. Ну должно было! Понимаешь, мы все знали, что где-то это государству невыгодно — значит, где-то это станет на том уровне, что государству станет более выгодно, ну а нам, частным людям, конечно, поменьше.

Теперь смотри, с точки зрения интересов бюджетников и интересов людей, которым платит деньги государство, тоже с тобой не соглашусь. Понимаешь, какая штука? В долгосрок — ты права. В короткосрок у государства достаточно денег и всегда есть возможность чем-то возместить эти выпадающие доходы бюджета.

Объясню. Государство всегда может просто-напросто занять. Долг внутренний маленький. То есть смотри, дефицит бюджета, который планируется на следующий год — 3 триллиона рублей. Это много? Ну. это немало. Но это, с другой стороны, 3% от ВВП. Многие страны мечтают, чтобы у них был дефицит бюджета 2% от ВВП — ну, 2 триллиона по-нашему. Ну будет даже 4% — так, для понимания: у большого количества стран дефицит бюджета в следующем году будет 5% от ВВП, 6%. Ничего, как-то живут.

То есть на бюджетников и на тех, кто получает деньги от государства, напрямую вот так сказать: «Вот вырос доллар, теперь ура, бюджетники будут накормлены», — да ни фига. Бюджетник будет накормлен и при этом курсе, он будет накормлен и при этом.

Вариант первый, как я уже сказал — это просто-напросто заимствования. Государство может себе позволить это сделать без проблем еще какое-то количество лет. Вариант второй — напечатать денег. Опять же, произвести количественное смягчение. Иначе говоря, Центральный банк выкупает обязательства Минфина через банки, а в свою очередь банкам предоставляет ликвидность. Старая игра.

Говорил я на неделе с представителями Центробанка. Они говорят: «Нет-нет, все эти сделки IPO закроются». Посмотрим, может быть и так. Мы деньги пока не печатаем. Я ребятам, честно говоря, в данном случае (по крайней мере, тому человеку, с которым я общался) искренне доверяю. Это видео выйдет на днях, оно такое, интересное. Это Кирилл Тремасов, руководитель Департамента денежно-кредитной политики. Умница и высочайший профессионал. Наверное он знает, что говорит, это я знаю точно.

Теперь смотри дальше. Может ли государство увеличить доходы бюджета? Да, может. Оно может поднять налоги, между прочим. Элементарно. Ну, будем ходить выть — а куда мы денемся? Кто-то уедет от этих налогов, кто-то останется.

М. МАЙЕРС: Кто-то в серую уйдет.

Е. КОГАН: Ну да, кто-то уйдет в серую.

М. МАЙЕРС: Давно такого не было, Евгений Борисович, и вот опять, понимаешь? Никогда такого не было, и вот опять.

Е. КОГАН: Ну, Виктор Степанович — он же великий и бессмертный с его выражениями. Теперь, Маша, последнее: долго ли будет продолжаться вот эта девальвация? Чтобы закончить эту тему. Я думаю, что нет. Во-первых, уже сегодня-завтра идет налоговый период. Он заканчивается у нас в пятницу, и корпорации вынуждены продавать довольно много валюты. Поэтому я думаю, что рост курса доллара, юаня или евро замедлится. Это во-первых. А может быть, даже и просядет.

Вот мне более интересно, что будет после 1 января и что будет на следующей неделе. Опять же, думаю, что ничего страшного не будет. Да, мы видим, импорт потихонечку восстанавливается, хотя он еще всё-таки процентов на 15-20 отстает от того, что было у нас. Да, экспорт сокращается по разным причинам, всем нам понятным. Но это пока не настолько драматичные цифры. Ты обрати внимание: еще несколько месяцев назад ежемесячно превышение экспорта над импортом, иначе говоря, плюсовой счет текущих операций был 1 млрд. долларов в день.

М. МАЙЕРС: А стал? 

Е. КОГАН: Меньше. Сейчас меньше. Я не знаю, у нас пока статистики нет. При этом нам же не всю статистику дают, приходится брать по отрывочным данным. Было очень много. Каждый день на торгах был лишний миллиард. Вот тебе и крепкий рубль, пожалуйста. Сейчас чуть меньше. Ну вот откатились. Но я думаю, что пока всё это еще не настолько. Я думаю, что мы просядем, естественно. Центральный банк считает, что ничего драматичного не будет. Ну, посмотрим. Я думаю, что в течение года курс 80 как здрасьте увидим. Ну, посмотрим.

М. МАЙЕРС: 80? А почему?

Е. КОГАН: Потому что у нас импорт потихонечку растет.

М. МАЙЕРС: А, всё вернется на круги своя. Ты это имеешь в виду, да?

Е. КОГАН: Нет, Маша, всё на круги своя не вернется. Вот об этом, к сожалению, нам придется забыть. Будет как-то по-другому. Но то, что импорт восстанавливается, что придумываются новые хабы, что российские бизнесмены придумывают любые варианты, чтобы только решить эти проблемы — да, оно есть. Импорт потихонечку восстанавливается. Я верю цифрам. Цифры показывают, что импорт восстанавливается.

М. МАЙЕРС: Но при этом у нас и всё новые и новые санкции продолжают вступать в силу.

Е. КОГАН: Именно.

М. МАЙЕРС: Поэтому это тоже так или иначе может ударить по импорту. Новое санкционное давление.

Е. КОГАН: А вот это как раз серьезная проблема, потому что мы живем в системе не каких-то постоянных координат, устойчивых, а абсолютно переменных. У нас сплошная энтропия, хаос в системе. Введут 10-й пакет «приветов от друзей» — опять всё изменится. Введут 11-й… Я уж не хочу говорить, что они еще могут делать — не хочу пугать народ. Есть еще чего делать. Меньше, чем мы думали, возможностей, потому что «бьешь каждый раз уже по себе», думают наши партнеры. Но тем не менее. Поэтому мы живем в системе переменных координат. Поэтому еще раз говорю: какие-то санкции становятся более эффективными, какие-то менее. В конце концов, я вообще верю, что весной всё-таки как-то станет поспокойнее. Поэтому, может быть, и ситуация начнет меняться.

Маша, мы не знаем, что будет. Поэтому мы ориентируемся на текущие цифры. А текущие цифры таковы: импорт потихоньку растет, экспорт потихоньку сокращается. Вот в этой системе координат мы и живем. Экономика не упала, как многие предвещали. Есть горе-экономисты, которые говорили: «Будет катастрофа, все умрем. Ужас, ужас, ужас!». Ну, неприятно, да, согласен, больно. Многие потеряли деньги. Действительно очень больно. Но катастрофы не произошло. Экономика оказалась более живучей, чем многие думали. И когда ряд этих горе-экономистов говорит, что мы все ошиблись — нет, ребятки, это не мы ошиблись. Вы ошиблись, которые каркали, что будет ужасно. Потом переобулись на ходу.

М. МАЙЕРС: Да, Евгений Коган, я напомню, постоянный участник программы «Манитокс». Я комменты ваши смотрю — напишите, собственно, потеряли вы или, наоборот, приобрели и в каких величинах. Как прожили этот год. Ваши финансовые итоги года. Это я обращаюсь к тем, кто сейчас пишет в нашем чате. Я кое-что могу даже почитать. Вот Анфиса, например, спрашивает, есть ли смысл сейчас покупать облигации.

Е. КОГАН: Ну, облигации облигациям рознь. Бывают облигации в рублях с фиксированной доходностью, с переменной доходностью. Они разные. Значит, смотри, учитывая, что я не верю, что будет какая-то безумная девальвация, я думаю, что не обязательно гособлигации, но облигации надежных корпораций под доходность где-нибудь под 9-9,5-10% годовых покупать можно. Но мы должны понимать, что риск девальвации рубля имеется. Если всё будет нормально, мы действительно на этих облигациях можем получить процентов 30. Я имею в виду, года за 3. Ну посчитай сама: года за 3 получишь 30%. Какая будет девальвация — да черт его знает.

Но, честно говоря, я бы всё-таки делал немножко по-другому. Дело в том, что сегодня рублевые качественные облигации достаточно высокого кредитного качества дают нам примерно 9,5% годовых. Отлично. Только долларовые облигации весьма высокого качества, надежных американских корпораций дают, между прочим, 6-7%, даже некоторые 8% (чуть пониже рейтингом) годовых. Тогда вопрос: что лучше — в долларах под 6-7% или в рублях под 9%? Это, я думаю, вопрос творческий. Понятно.

Более того, я тебе хочу сказать еще интересную вещь. Мир сегодня очень интересный. Ты знаешь, мы смотрим только: вот доллар, вот рубль. Да масса других валют! Я не говорю даже про юани, где доходность облигаций, допустим, по 3,5-4% годовых. Это не так интересно, наверное. У нас есть, в конце концов, другие валюты.

У нас есть, например, валюты стран Ближнего Востока. А кто знает, например, что, скажем, некоторые ближневосточные очень надежные банки дают доходность по своим сукукам… Извините, этоя не выражаюсь, это такой исламский продукт. Как говорится, те же яйца, но в профиль. Просто это другая форма долгового финансирования. Просто тут нельзя делать долговые инструменты в классической форме. Так вот, дают 7-8% годовых. Причем в валютах весьма стабильных или даже привязанных к доллару.

Поэтому в мире сегодня много чего интересного. Поэтому я призываю подняться чуть-чуть, посмотреть на эти вещи и тогда сказать, а зачем нам инвестировать в рубли. Ты скажешь: как? Есть много иностранных брокеров — пожалуйста, можно там, через них, в конце концов, покупать. Минимальный лот, кстати говоря, на качественные американские облигации — 1-2 тыс. долларов. Так что это не что-то неподъемное, это всё реально.

М. МАЙЕРС: Тимур пишет: «Я по 58 онлайн купил, теперь наличкой не снять». Ну так наличкой, я так понимаю, и невозможно снять уже с начала марта, получается. Причем здесь наличка? Не знаю, нужна ли кому-то сейчас наличка и насколько это действительно возможно.

Анфиса пишет: «Ослабление рубля выгодно «великим финансистам», как я, которые в марте купили доллары и евро по 100 в ожидании обвала рубля». Действительно, мы год назад жили — не год назад, а в марте… Помните, доллар был по 120 тогда и евро.

Это вот, что называется, люди вспоминают итоги своих финансовых лет. Я буду потихоньку читать чат, дорогие друзья, а вы, пожалуйста, если хотите, присоединяйтесь к нам. Пишите ваши комментарии, а я в процессе почитаю. Вот Никель из СПб пишет: «Вложила деньги в квартиру инвестиционную. Теперь продать не могу». Евгений Борисович, если ты хочешь что-то прокомментировать, ты, пожалуйста, меня перебивай, Потому что если я уйду в чат, я вообще не остановлюсь.

Е. КОГАН: Машенька, по поводу недвижимости. Смотри, в такие времена понятно, что недвижка, особенно из-за того, что падает покупательная способность населения, проседает. Причем, что самое главное, понимаешь, не цена проседает. Цена — понятие творческое. Цена — это почем прошла сделка. А тут у кого крепче нервы: либо у продавца, либо у покупателя.

Вот сейчас крепче нервы, естественно, у покупателя. Они прекрасно знают, что в цене деньги. Сейчас рынок покупателя. Еще год назад у нас был рынок продавца. Продавец говорит: «А вот не хочу так, хочу сяк, хочу столько и хочу столько». А теперь всё, рынок покупателя. И по этому поводу как бы большой спред между покупкой и продажей, разница. И чаще всего она в пользу покупателя. Но глобальный рынок действительно просел где-то и на 15%, где-то и на 20%, где-то даже больше.

Теперь, можно ли рассматривать квартиру и жилую недвижимость как инвестиции? Смотри, с точки зрения отдачи, рентная доходность, то есть когда ты сдаешь, 3-4% годовых. Всё. Особенно с учетом вандализма, столь возможного, с учетом ремонтов, которые надо делать. С учетом, кстати, налогов — а Егоров до нас до всех доберется, поверь мне, кто сдает квартиры. Он умный, это факт, продвинутый. Так что, извините, здесь доходность (она в рублях, кстати) низкая.

Единственно, один фактор. Знаешь, у недвижки есть одна вещь, которую наш народ очень хорошо понимает. Можно стены погладить, никто не отберет, зубами вцеплюсь в занавесочку. Но есть регионы, где недвижка прекрасно растет. Есть и такие. Туда, где идет капитал. Да, есть сейчас и такие, где и недвижка растет в цене, и рентная доходность там 5-6-7% годовых. Такое тоже есть в мире. Надо шире смотреть сейчас. Мы привыкли смотреть под фонарем, искать там, где мы потеряли. А в мире много чего интересного.

М. МАЙЕРС: Наталья пишет: «Дочка занимается теннисом. Кроссовки подорожали в 3 раза. Экипировка очень дорогая, с выбором стало плохо. Ракетки золотые и с выбором, опять же, намного хуже». Но это, опять же, история про импорт. Правильно же, Евгений Борисович?

Е. КОГАН: Ну, это история про нашу жизнь. Понимаешь, что такое импорт? Вокруг нас и импорт, и не-импорт. Слушай, есть ракетки. Я тоже в настольный теннис играю — да, подорожало.

М. МАЙЕРС: Да нет, ну ладно, в настольном теннисе дешевые ракетки. Ты сравни с теннисной ракеткой.

Е. КОГАН: Нет, ну слушай, я очень хорошо помню: еще какое-то количество лет назад нормальная ракетка, качественная, для большого тенниса стоила примерно тысяч 10-12 рублей. Сейчас ее можно купить, наверное, всё-таки тысяч за 25. Я имею в виду, качественную ракетку.

М. МАЙЕРС: Вдвое. 

Е. КОГАН: Да, но я тебе хочу сказать интересную вещь. Вот вы думаете, что качественная ракетка для настольного тенниса стоит 3 копейки? Нет, ребята. Качественная ракетка, которой играют люди, которые немножко умеют играть, стоит, по крайней мере, последние… Даже не хочу называть, шокировать людей. Дорого. Она стоит дороже, чем ракетка для большого тенниса, Поверь мне.

М. МАЙЕРС: Да ну ладно. А что там? Там что, материалы какие-то особенные или что? Ты просто переплачиваешь за бренд и престиж, мне кажется.

Е. КОГАН: Ни в коем случае. Маша, вот мы с тобой сыграем в настольный теннис, и ты всё поймешь. Честно.

М. МАЙЕРС: Я боюсь, что я проиграю просто. Ладно.

Е. КОГАН: Я поддамся.

М. МАЙЕРС: Но я буду играть хорошей дорогой ракеткой, а ты деревянной. Тогда, может, я выиграю.

Е. КОГАН: Маша, а вопрос не в цене. Вопрос в том, что все эти вещи дорожают. Это факт. Они дорожают и локально, потому что всё равно мы производим. Мир — как бы сообщающиеся сосуды. Понимаешь, да, действительно, многое дорожает вокруг нас. Импорт, не импорт — то же самое всё. Поехали дальше.

М. МАЙЕРС: Дмитрий пишет: «Я новичок в инвестициях. Начал откладывать с 2020 года. На начало февраля был в небольшом плюсе. После событий российские акции просели на 30-40%, а зарубежные на треть заблокировались».

Е. КОГАН: Ну что я на это могу сказать? Ну это наша жизнь, ребята. Вы хотите, чтобы я комментировал то, что заблокировали, или то, что просели? Если комментировать то, что просели, могу сказать, что сегодня у меня был большой разговор с моими аналитиками и моими управляющими. «Вот, мы тут купили одно, продали другое». Я говорю: «Немедленно продайте на хрен всё то, что вы сегодня купили и на днях». — «Почему?». — «Да потому что в российских акциях я не понимаю перспективы».

Нет, есть какие-то отдельные истории, но глобально я не понимаю, например, почему российские акции будут сегодня расти. Почему? Либо у населения должно быть больше денег, либо должны притекать инвестиции, либо у компаний должно быть много прибыли и они должны платить дивиденды. Но я что-то в этом пока не убежден.

Кстати говоря, иностранные акции тоже. Вот у меня вчера был большой разговор тоже с моими управляющими. Я говорю: «Ребята, а зачем вам покупать даже иностранные акции в основном?». Объясню. У вас есть бонды. Нам Пауэлл сделал подарок. Подарок обалденный. Он поднял процентные ставки. Теперь по качественным американским облигациям, еще раз говорю, 7% годовых. За 3 года больше 20%, считай, эффективно ты имеешь. О’кей, замечательно. Лучше купи какой-то ультраспекулятивный инструмент на 5-10%, а остальное всё в бонды засунь и спи спокойно, занимайся своими делами. Не пытайся умничать.

Почему? Потому что есть понятие цикла. В цикле, смотри, когда начинают расти процентные ставки, рынок не факт, что падает. И когда продолжают расти, не факт, что падает. Знаешь, когда он больше падает? Когда идет излет роста процентных ставок. Потому что мы сегодня находимся где? Пауэлл на днях поднял еще раз процентную ставку. Теперь ставка в Америке 4,5%. О’кей, прекрасно. И пригрозил, что еще где-то, наверное, минимум на 75 базисных пунктов, иначе говоря, до 5,25%, 5,1% поднимет. О’кей, что это для нас означает? Что уже излет роста ставок. В этот момент мы увидим рецессию в экономике. Рецессия в экономике — это снижение прибылей компаний, снижение дивидендов, снижение темпов роста в лучшем случае, рост долговой нагрузки относительный. С чего вдруг акциям расти?

Поэтому я говорю управляющим: «Ребята, да избавляйтесь вы от акций! Меньше акций, больше качественных бондов и каких-то ультраспекулятивных вещей. Вот их лучше возьмите. Либо потеряете — на бондах вы вернете высокими купонами». Есть такие стратегии. Например, ты покупаешь акционы, тратишь там на них небольшой процент портфеля. Ты их, может, потеряешь. Но если рынок взлетит, ты сильно заработаешь. А если не взлетит, ты заработаешь на бондах и в итоге будешь при своих, даже чуть заработаешь. По крайней мере, у тебя есть какие-то шансы.

А покупать сегодня акции — в данный момент, я считаю, это глупо. Это говорю я, инвест-банкир, который всю жизнь работаю на акциях. Может быть, полгода пройдет, может быть, год пройдет, изменится экономический цикл, и я скажу первый: «Ребята, акции дешевы, надо брать». Ну надо же просто смотреть за ситуацией-то.

М. МАЙЕРС: Но при этом я начиталась, опять же, во всяких инвестиционных telegram-каналах про то, что как только пошла тенденция изменения курса, заговорили об акциях экспортеров. И плюс ко всему, разговоры об акциях компаний, связанных с индустрией развлечений: праздники, шампанское, подарки, куклы — всё, что угодно. Lego, опять же, и прочие радости.

Е. КОГАН: Это ты меня подкалываешь про те статьи, которые у меня были в канале. Да, были.

М. МАЙЕРС: Конечно, я же тебя не могу не читать. Я должна быть в курсе событий.

Е. КОГАН: Ты, говорит, Коган, отвечай за то, что написано. Отвечаю, не вопрос. Смотри, один из способов действительно защититься от девальвации — это правда купить акции экспортеров. Чаще всего в краткосрок, подчеркиваю, люди, которые ищут возможность подзаработать, начинают при девальвации покупать акции экспортеров. Почему? Потому что экспортеры действительно начинают зарабатывать, когда идет девальвация. И обычно такие компании — нефтяники, химики, газовщики, не знаю, лесопроизводители, металлурги, которые поставляют за рубеж (тот же «Норильский никель»), производители золота, которые поставляют за рубеж — теоретически в обычной жизни они растут.

Но теперь давай смотреть. У нас-то всё немножко по-другому. Золото мы за рубеж не поставляем в основном. Ну, точнее, поставляем по мелочам. Тот же «Полюс Золото» всё продает Центробанку сегодня. Центробанк у него покупает по какому-то понятному курсу.

Другое дело, что цена на золото растет. Мы с тобой говорили, я сказал: «Жду к концу года золото примерно 1.850». Получите и распишитесь: уже мы примерно торгуемся сегодня 1.812-1.820 — вот в этом диапазоне прыгали. Так что я думаю, что доползем до этого уровня. А те, кто сомневались… Кстати, те, кто проинвестировали в золотые акции, неплохо заработали. В акции золотопроизводителей, имеется в виду.

Но еще раз говорю, это локальная история. А глобально действительно экспортеры растут, когда идет девальвация, но это не бывает долго. Если рынки слабые, то возвращаемся к тому, что я уже сказал ранее: я бы не спешил, не торопился. Тем более у нас еще большая неопределенность впереди. У нас будет тяжелая зима. Поэтому зачем в этой ситуации сидеть в инструментах высоковолатильных? Ну пожалейте вы свои нервы, ребята.

М. МАЙЕРС: А что касается индустрии развлечений и подарков?

Е. КОГАН: Ну, это святое. Подожди, у нас индустрия развлечений разная бывает. Если ты имеешь в виду компании, которые занимаются цветами, то у нас такие не торгуются на рынке. Если ты имеешь в виду производителей, например, Lego, потому что у нас была статья о производителе Lego — да, действительно, у них мощные продажи в конце года. Если ты имеешь в виду такие компании а ля «Абрау-Дюрсо» — да, у них сейчас… Кстати, у них вообще всё шикарно. Конкуренты ушли. Они продают, кстати говоря, во многих дружественных странах вовсю свою продукцию. И далее, что еще интересно, у них действительно выросли показатели. У них всё очень-очень неплохо. Поэтому да, я думаю, что «Абрау-Дюрсо» в данной ситуации выглядит недооцененно.

Пойми, я же не говорю, что у всех компаний плохо. Кому-то сейчас очень неплохо. Тому же «Абрау» совсем неплохо. У них всё нормально, у них всё отлично. Еще раз, я правда не знаю, но я думаю, что у них отчетность будет очень неплохая — и дивиденды будут платить, и всё на свете. Ну, надо спросить у хозяев, я не могу за них отвечать. Но тем не менее.

Поэтому смотри, тут, как говорится, есть и есть. И да, действительно, сейчас продажи идут, все бегают как сумасшедшие вот с такими глазами: что подарить любимым? Все мы бегаем, понятное дело. Но продажи в этом году будут гораздо хуже — и по всему миру, и особенно в России. Все поджались. Вот это тоже надо понимать.

М. МАЙЕРС: Так, читаю дальше. …пишет: «Аренда рухнула. «Целевая аудитория» (закавычив это словосочетание) съехала из Москвы. Подсчитываю убытки. Что делать, не знает никто». Это, наверное, касается рантье, которые привыкли жить в московских квартирах и при этом иметь неплохую прибавку к своим постоянным доходам. Александр: «Всем доброго времени суток! Скажите, пожалуйста, могут ли мне выслать деньги из Канады напрямую? Раньше получал через Western Union, но их закрыли». Вы знаете, Евгений Борисович, как с этим обстоят дела?

Е. КОГАН: Разумеется, знаю. Во-первых, ряд российских банков работает с иностранными банками. Да, немногие иностранные банки готовы работать сегодня с российскими банками. Это тоже факт. Смотри, есть разные методики и разные варианты работы. Во-первых, никто не отменял древний метод под названием «хавала». Он существует и будет существовать в веках.

М. МАЙЕРС: Какой метод?

Е. КОГАН: Ну почитай книжки еврейские. Называется «хавала».

М. МАЙЕРС: Это что надо делать? А, это надо…

Е. КОГАН: Здесь отдал, там получил.

М. МАЙЕРС: Там взять, тут передать, и процент. Всё, поняла.

Е. КОГАН: Да, есть такая штука.

М. МАЙЕРС: Заработаем на курсе, о’кей.

Е. КОГАН: Нет, я просто к чему это хочу сказать? Есть варианты. Есть ряд банков, которые да, продолжают работать с Россией. Есть ряд регионов, которые продолжают работать с Россией. Поэтому канадские банки да, правда, неохотно получать деньги из  России. Более того, многие из них не хотят платить на Россию.

Ну так вы можете просто сделать зигзаг. Например, заплатить с канадского банка на какой-нибудь эмиратский банк, а с эмиратского банка на Россию. Можете с канадского банка на израильский банк — легко идет. С израильского банка… Ну как? Смотря с какого. «Леуми» вообще с Россией прекратил работать. Ряд банков работает. Тут творчески. В конце концов, есть Индия, есть Турция, которая продолжает работать. Поэтому ну как? Трудно, но… Давай так: вот так уже нельзя, а вот так или вот так можно. Ну что делать? Жизнь такая.

М. МАЙЕРС: Смотрите видео. Коган объясняет, всё понятно. Так, Дмитрий спрашивает: «Что за новости про новый ИИС-3? Зачем? Зная наше государство, где нас пытаются обмануть?». Что такое ИИС-3?

Е. КОГАН: Это индивидуальные инвестиционные счета. Значит, смотри, идея в этих счетах следующая: государство тебя стимулирует вкладывать надолго. Ты вкладываешь надолго, и тогда тебе идет определенный налоговый вычет. Я скажу честно, я не очень большой специалист по ИИСам, не хочу врать здесь. Я помню, там есть различные варианты — ИИС-1, ИИС-2. Если есть желание — пожалуйста, я готов попросить моих ребят на канале, Мы специально подготовим об этом заметку. Ну чего мне врать? Я не специалист по налогам и я не специалист по ИИСам. Вот если ты меня спросишь, что сейчас купить, какие активы, я тебе всё расскажу. А какой ИИС брать — ну честно, у меня для этого есть специально подготовленные люди.

М. МАЙЕРС: Ну отлично. Так всё-таки к финансовым итогам года. Я, честно говоря, зачиталась, а время идет. Поэтому я тут буду и почитывать, и вопросы задавать. Скажи, пожалуйста, какие у тебя прогнозы по ставкам? Всё-таки действительно этот год запомнился беспрецедентным повышением ставок, особенно в Америке и в еврозоне. А каким, как ты думаешь, будет в следующий год?

Е. КОГАН: Ну, начнем с Америки. Пауэлл очень четко всё обозначил. Говорит: «Ребята, халявы вам не будет». Сейчас ставка 4,5%. По всей видимости, ФРС поднимет ставочку еще примерно на 50, потом еще на 25 пунктов. Короче, я думаю, что 5% точно будет в Америке.

Много это или мало? Очевидно, не так уж и много. Выдержат. Да, у них рецессия. Опять же, не смертельная, пока всё идет по очень мягкому варианту. Да, у них просадка недвижимости, понятно. Да, у них 30-летняя ипотека рыдает и плачет: уже 9% годовых — прямо как у нас. Да, у них есть определенные банкротства. Но пока чего-то такого драматического нет. Да, крупные компании увольняют людей. Каждый день мы видим: то Microsoft сократил, то Apple перестал принимать, то Google, то еще кто-то. Короче, да, действительно, это есть. Но сказать, что идут какие-то массовые банкротства — пока нет, пока эти ставки не привели к катастрофе. Но подождем, еще не вечер.

Это первое. Что касается рецессии — по крайней мере, в Америке мы ждем. Пока мягкую — пока. Но есть такое понятие «долговой кризис». Так вот, объем долговой нагрузки очень большой. Государство американское — бог бы с ним, что у него там эти долги колоссальные. И бог бы с ним, что у него впереди, кстати говоря, будет веселое шоу. Мы уже почти добрались до 31,4. 31,4 триллиона долларов — это потолок американского госдолга. А поскольку уже во власть пришли республиканцы, ох какое сейчас будет шоу под названием «А давайте в очередной 100-й или 101-й раз поднимем потолок госдолга». Вот посмотрим, будет весело. Переругаются там все.

Но меня другой вопрос волнует. Понимаешь, рост ставки — это рост прежде всего затрат на выплаты этих долгов. Это серьезно, но это временно. Инфляция в Америке замедляется. А вот Европа меня пугает. Вот в Европе всё посерьезнее. В Европе на днях тоже подняли ставочку. Пока она 2,5%, но проблема в том, что у них инфляция побольше, и им придется поднимать серьезнее. Они не могут. Вот это серьезнее.

А шоу было сегодня. Ты знаешь, у какой страны самый большой долг в процентном отношении? У Японии. Сегодня японцы отмочили. То есть у меня такое ощущение, что глава японского Центробанка, видимо, позавидовал Эрдогану. Теперь у нас явный претендент на Нобеля (или Шнобеля, не знаю, как уж точнее сказать) по экономике — это Эрдоган. Растет инфляция — он понижает ставки. Гений. Но с другой стороны, кстати, у него экономика прет. Прет, очень здорово прет.

М. МАЙЕРС: Слушай, Эрдоган всё-таки политик в первую очередь, а не экономист, в отличие от главы Центробанка Японии.

Е. КОГАН: Минуточку, он уже увольнял своих этих самых. Он такой янычар, который секир-башка всем своим руководителям Центробанка. У меня такое ощущение, что это он решает, а не они точно Так что нифига, он рулит своим Центробанком.

Но японцы чего отмочили! С одной стороны, они подняли планку возможной доходности по госдолгу. С другой стороны, понимаешь, там очень интересная схема: как бы и ужесточение, и смягчение одновременно. То есть они попытались, как мы все очень любим, проехать на велосипеде и не помять горжет. Под это дело сегодня было шоу. Маша, это шоу! Утром просыпаюсь, протираю глаза, первым делом на циферки смотрю: что происходит? Смотрю: доходность японских гособлигаций — бабах! — на 60% ускакала за одну ночь. Ну, у нас ночь, у них утро. Да-да, вот как это? Вот я тоже говорю: как это? Посмотрел, что они сделали. Почитай мою первую заметку. Я там отстебал по полной программе. Это было весело. Ну, тут у нас, видимо, вторые кандидаты появились. Прикольно.

М. МАЙЕРС: Так а что конкретно они сделали-то? Чем вызван такой рост, такой резкий, и куда он отскочил за какой промежуток времени?

Е. КОГАН: Давай я сейчас объясню проще, что у них происходит. У них безумно ослабела иена. Она была еще относительно недавно 105-108. Бабах — иена уже доходила до 150.

М. МАЙЕРС: Это к доллару?

Е. КОГАН: К доллару, да. И фактически это означало, что слабая иена раскручивала инфляцию. Они пытались бороться за укрепление иены. Но одновременно им бы повышать ставку, а ставку они повышать не могут — у них гигантский долг. Ну не могут они себе этого позволить. Значит, они держатся. Ставку они поднимать не хотят. С другой стороны, они, грубо говоря, разрешили своим бумагам иметь большую доходность, чем ранее. Вот и всё.

Мораль: у них огромные дисбалансы. Японцы-то выдержат, никуда они не денутся. Но и Lehman Brothers это не будет в мировом масштабе. Все сегодня утром испугались: ужас, ужас! Фьючерсы на Америку были очень красные. Ничего, нормально. В итоге Америка еще и попыталась порасти.

Я просто о чем хочу сказать. В мире колоссальные дисбалансы. В мире колоссальные долги. И когда мы рассматриваем ситуацию следующего года, то мы должны понимать, что может где-то рвануть. И тогда вот эта теория Нассима Талеба насчет «жирных черных лебедей», которые летают стаями — вот она может быть.

Пока всем кажется — и американцы так считают, и европейцы — что рецессию мы пройдем мягонько, ничего страшного. Ребята, а вот ни фига! Понимаешь, слишком много всего накопилось. Поэтому, я думаю, будет год большого полета со свистом и высокой волатильности. Это будет очень непростой год.

М. МАЙЕРС: Скажи, пожалуйста, а под «рвануть» что именно ты подразумеваешь? Какие-то глобальные банкротства или что это может быть? Или дефолты на государственном уровне, как это было в прошлом? То есть каких ты ожидаешь событий? Какие «лебеди» нам уже знакомы в этом смысле из нашего прошлого?

Е. КОГАН: Отвечу. Смотри, меня меньше волнуют государства а ля Америка или европейские страны. Выкрутятся. Будет тяжело, но все выкрутятся. Япония меня, как ни странно, тоже не очень волнует. Пускай самураи сами разбираются. Они разберутся. Меня волнуют слабые страны.

Дело в том, что когда идет отток капиталов… Ты обрати внимание: безумный рост доллара еще не так давно по всему миру. Что это такое? Это отток капиталов прежде всего от развивающихся рынков. И я очень боюсь за ряд разговаривающихся рынков, у которых совсем не всё здорово и где доходность по государственным облигациям значительно больше, чем 10% или даже 15% годовых, и не в местной валюте, а в долларах.

И между прочим, ряд африканских стран — я жду там серьезных дефолтов. Кстати, Нигерия: доходность выше 15% годовых в долларах. Казалось бы, нефтедобывающая страна, а вот проблемы. Египет — серьезные проблемы. Пакистан — колоссальные проблемы. Шри-Ланка…

Значит, первое: я жду, что может рвануть какая-то из такого рода стран. Понимаешь? Устроит дефолт. Да, это не будет катастрофой во всемирном масштабе, но это может запустить какой-то процесс нехороший. Это первое. Второе: я жду валютных войн. Для многих укрепление их валюты или, по крайней мере, ситуация с их валютой важна с точки зрения того, что надо помочь своим экспортерам. Начнутся валютные войны. Я жду, что 2023 год будет годом, так сказать, подковерных валютных войн. Ну и геополитическую напряженность никто у нас не отменял. И полыхать будет везде.

М. МАЙЕРС: Объясни, пожалуйста, на практике, что такое валютные войны.

Е. КОГАН: Смотри, допустим, ты Китай. У тебя юань твой стоит, например, 7 относительно доллара. Для того, чтобы твои экспортеры чувствовали себя хорошо, тебе бы лучше не 7, а 8. Чем слабее юань, тем тебе легче продавать по всему миру. Ну, я образно сказал Китай — у них сейчас очень сильно расширяется внутренний спрос, и расширился, поэтому я думаю, как раз юань будет стабилен.

Но неважно, ты некая страна, даже Япония. В принципе, для японцев очень плохо слабость иены. Но с другой стороны, представляешь: иена ослабела на 40%. Насколько улучшилась ситуация для японских экспортеров! А в Японии колоссальные экспортеры. Так что интересная мысль. Здесь тоже, понимаешь, тем же Hitachi, той же Toshiba, тем же корпорациям Sony, кому угодно — им стало полегче. Другое дело, что другие проблемы возникают.

Так что валютные войны — это будет достаточно серьезно. Обрати внимание, кстати — вот тебе, пожалуйста, еще один пример: британский фунт. Приходит вся такая из себя красивая недавно Лиз Трасс. Бабах! — и британский фунт почти сравнялся с долларом. Где он сейчас? Он уже, по-моему, на 27%, или 26%, или 23% — я не помню сейчас точно, в моменте — уже дороже.

Вот такие полеты даже британского фунта, одной из мировых резервных валют. Поэтому еще раз говорю: летает всё. И для многих попытка, например, немножко сыграть на своем валютном курсе — это вопрос и политический, и экономический.

М. МАЙЕРС: Но Япония-то отскочила в итоге? Вот эти шоковые значения — они как-то стабилизировались к настоящему моменту? И что они будут делать дальше?

Е. КОГАН: Вот сегодня утром мы как раз увидели резкое укрепление японской иены. То есть иена падала до 149-150. Бах-трах — я смотрю, сегодня 130 с чем-то было, тоже не обратил внимания. Иена укрепилась процента на 3. Слушай, ну не бывает чудес. Слишком сильно она упала, а экономика мощная. Так что еще раз говорю: будут летать валюты. Будет всё это.

М. МАЙЕРС: А скажи, пожалуйста, раз уж мы говорили о полетах во сне и наяву, «ралли Санта-Клауса» ты ожидаешь в этом году? И вообще каким будет конец года, эти оставшиеся 1,5 недели, на твой взгляд?

Е. КОГАН: Ну, начнем с того, что «ралли Санта-Клауса» обычно бывает ранее. Пока у нас было ралли с обратным знаком. Мы были на уровне по S&P где-то чуть выше 4.000. Еще сегодня падали ниже 3.800. Сейчас чуть повыше, но не принципиально. Вот сейчас в моменте 3.850 и так далее прыгаем. Я лично думаю, что — как бы это сказать? — нет у нас пока никакого «ралли Санта-Клауса».

Более того, я поделюсь одним маленьким лайфхаком. Дело в том, что год плохой для управляющих. Что это значит? Вот ты управляешь активами. Ты получаешь бонусы, если хорошие результаты. Что тебе выгоднее сделать в этом году, когда плохой год, когда у тебя не будет бонусов? Зафиксировать эти прибыли. Попродавать убыточные позиции, чтобы зафиксировать. Есть убыток, плохой год — списали на геополитику, списали на кого угодно. Знаем, на кого можно списать, рыжих много сейчас — на кого угодно. Виноваты все, кроме управляющего. Он несчастный, он, так сказать, жертва обстоятельств. Ему выгоднее сейчас (многие так делают) взять и продать многие позиции.

Обычно, понимаешь, бывает такая штука интересная — windowdressing в самом конце года, когда для управляющих повыгоднее тут чуть-чуть повыше акции, тут чуть-чуть повыше. Глядишь, еще больше бонусы. Ищите простые вещи: людям хочется бонусы получить. Теперь, когда плохой год, выгоднее зафиксировать всё это к чертовой матери, продать, чтобы в следующий год была низкая база. В следующий год можно подзаработать.

Вот как-то так. Поэтому «ралли Санта-Клауса» я не жду. Прыжки могут быть. Вот мы попадали до 3.800, чуть ниже по S&P — скорее всего, на 3.900 можем подпрыгнуть. 3% — это не ралли. Если это ралли, то я Александр Македонский. Потом можем еще просесть.

Короче, я думаю, что конец года плюс-минус в этом диапазоне и встретим — 3.750. Можем, кстати, и еще ниже быть. Можем пойти ниже, чем 3.800 к концу года. Посмотрим. Никакого ралли я не вижу и еще раз говорю: будут продавать, будут фиксировать позиции. Да, Маша?

М. МАЙЕРС: Да, Александр пишет: «Швейцарские банки не трогали даже деньги нацистов, а сейчас, говорят, блокируют счета русских олигархов».

Е. КОГАН: Ну, они блокируют акции, деньги и позиции не только русских олигархов, хочу вам сказать.

М. МАЙЕРС: Русского государства, скажем так.

Е. КОГАН: И русского государства — российского только, а не русского. И дальше я скажу честно, что у меня очень много знакомых, у которых счета и в Pictet, и в Julius Baer, и в Credit Suisse, и в UBS, и так далее. У них не заблокировали счета, но дали пинка под зад, причем очень жестко. То есть на тебе 2 недели и иди вали. Или всё продаем, вот тебе банковский чек, иди куда хочешь его вкладывай. Да, швейцарцы повели себя в этот раз невероятно жестко. То есть никто просто от них такого не ожидал. А ряд людей — действительно у них заблокировали и, более того, как бы не конфисковали. Там всё может быть.

М. МАЙЕРС: Евгений Борисович, а скажи, пожалуйста… А, да, был еще вопрос, совсем про него забыла: каких последствий ты ожидаешь от введения потолка цен на газ?

Е. КОГАН: Когда вводится искусственное ценообразование, обычно цены растут.

М. МАЙЕРС: Но этого мы не увидели, кстати. Правда же?

Е. КОГАН: Но это же разумно. Когда ты что-то пытаешься сделать, понимаешь, если тебе что-то невыгодно делать в одном рынке, ты идешь на другой. В итоге будет переток. Соответственно, введут потолок цен — значит, потоки перейдут на те рынки, где не будет этого потолка цен. Соответственно, глобальная цена скорее всего вырастет.

Понимаешь, проблема в том, что очень многие меры принимают бюрократы. Я уже об этом говорил. А бюрократ работает по принципу «надо галку поставить». Вот надо сделать потолок, Ляйен придумала. В конце концов, кто во всём виноват? Ляйен, это она придумала. Давайте тоже сделаем потолок, насыпем всем на хвост соли. Понимаешь, проблема в том, что люди, к сожалению, не имеют огромного экономического опыта. А главное — не желание. Главное галку поставили — вот, мы молодцы, мы всем отомстили. Что будет дальше? Да трава не расти.

М. МАЙЕРС: …пишет: «А где российскому неквалу купить американские бонды?». Или бондЫ, как выражаются вот эти ваши финансисты.

Е. КОГАН: Когда ты хочешь открывать счет, например, на том же Interactive Brokers, к удивлению, он по-прежнему открывает счета россиянам. Они не спрашивают, квал ты или не квал. То есть пожалуйста, вы можете спокойно открыть счет в том же IB. Кто еще работает с россиянами? Например, эмиратские брокера нормально работают, вполне. Проверяли. Если у вас есть заветный израильский паспорт, израильские брокера работают. Другое дело, что как работают, но это отдельная история. Пожалуйста, можете там купить эти облигации — без проблем, абсолютно.

М. МАЙЕРС: Евгений Борисович, а можно тебя попросить? У нас 3 минуты остается, чуть больше. Всё-таки финансовые итоги года. Вот если бы я попросила тебя выделить 5 самых важных событий, то что бы попало в твой рейтинг?

Е. КОГАН: Первое и, я думаю, самое главное — это то, что можно то, что раньше нельзя было делать. Вот мы поняли, что, оказывается, «красных линий» нет. Это для меня и для всех было шоком. Что инфраструктурные риски — они, наверное, риски самые серьезные. Мы говорили о рыночных рисках. Мы говорили о кредитных рисках: обанкротится какой-то банк или брокер или не обанкротится. Мы говорили о рыночных рисках: взлетят рынки или упадут. Но мы не говорили об инфраструктурных рисках, когда может быть заморожено что-то, когда геополитика вдруг вмешается и выяснится, что все, оказывается, какие-то не такие и так далее. Вот это первый наш урок и первый шок. Действительно, инфраструктурные риски, которые реализовались.

Что второе? Ты знаешь, второе — это удивление от живучести российской экономики. Мы действительно увидели феномен. С другой стороны, ты понимаешь, тут тоже очень интересно. Все говорят: «О, ВВП нормально, вообще меньше 3% упал». Ребята, ничего, что в составе ВВП огромное количество статей, которые связаны с тем, что большие оборонные заказы? Это тоже надо учитывать. Это тоже часть ВВП, да. Или цены на энергоресурсы. Вот это тоже очень интересная штука.

Третье — наверное, без всякого сомнения, это наш родной деревянный. Это был шок для всех. То есть вот здесь я скажу честно, что даже для меня это был шок. Всё, что угодно, предвидел, но то, что доллар будет 50-60, не мог даже предположить. Почему? Потому что Центральный банк не мог вмешаться, работает только импорт-экспорт, и тут же выясняется, что у нас гигантское превышение экспорта над импортом. Никто этого не ожидал.

Ну и, наконец, наверное, тоже важный момент (я не знаю, 5, не 5, я назвал пока 4) — взаимосвязь мира и России. Вообще взаимосвязь всего на свете. Мы как-то не учитывали. Вот разговариваешь с иностранными специалистами, они говорят: «Да что такое Россия? 2% от мирового ВВП, да и то нет. Да тьфу и всё!». Я слышал от многих. А вот ни фига, ребята!

Вы знаете, самое интересное, что мир может отказаться от каких-то производителей. Фабрику можно перенести в другое место. Другое дело, у кого-то руки растут из одного места, у кого-то из другого — это по-разному. Но фабрику можно перевести, а если у тебя редкоземельные металлы есть только здесь, ничего ты не сделаешь. И заменить их нечем. И выясняется, что сырье сегодня гораздо более ценно и важно, чем даже какие-то технологии и так далее. Вот это удар. Мы привыкли думать, что мы живем в технологичном мире, перешли уже на другой этап: мы технологичный мир. А вот ни фига, ребята, все технологии базируются на том или ином сырье. Это тоже было, наверное, для нас во многом откровением. Ну вот как-то так.

М. МАЙЕРС: С одной стороны да. А с другой, кто бы мог подумать, что действительно все эти программы энергоперехода, рассчитанные до 2035 года, до 2050 года, так быстро свернутся до пары лет. Этого тоже никто не ожидал.

Е. КОГАН: Маша, а самый главный для меня итог этого года вот какой: всё базируется на людях. Люди, в принципе, могут очень многое и преодолеть, и сделать. Есть люди, которых эта ситуация только закалила, и они показали себя действительно красавцами. А есть люди, которые сдались данной ситуации. И вообще я считаю, что вот эти годы — это будут уникальные годы изменения прежде всего людей. Вот это, человеческий фактор. Мы осознаем значение человеческого фактора. Многие из нас изменятся кардинально, очень сильно изменятся — мы даже не представляем, как. А многие останутся в прошлом. Я считаю, что вот это будет самый большой итог происходящего — изменение человеческого материала. Вот так.

М. МАЙЕРС: Спасибо большое! На этой ноте мы заканчиваем сегодняшний выпуск программы «Манитокс». Меня зовут Маша Майерс, это Евгений Борисович Коган. Будьте здоровы, берегите себя и попробуйте с честью выдержать это испытание, которое действительно проверяет нас всех с вами сегодня не только на прочность, но и на эмпатичность, но и на человечность. Это тоже очень важно и востребовано сегодня во всём мире. Спасибо, Женя, и до встречи! Увидимся, всего доброго! До свидания!

Е. КОГАН: Друзья, всем всего доброго! А тем, кто глупости пишет в чате — плевать на вас.

М. МАЙЕРС: Геенна вам огненная.

Е. КОГАН: Да ну, наплевать.



Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024