Купить мерч «Эха»:

Politico: Пять сценариев России после нового срока Путина

Статья дня19 марта 2024

Оригинал

Американский журналист Кейси Мишель рассматривает возможные варианты будущего России. Среди них расцвет демократии, распад страны, подъем национализма, переворот технократов и сохранение власти Путина.

Автор — американский журналист и писатель Кейси Мишель, директор Программы по борьбе с клептократией Фонда прав человека.

Статья опубликована 16 марта 2024 года.

В эти выходные Владимир Путин победит на очередных выборах президента России. Выборы, конечно, будут сфальсифицированы в пользу Путина, как и все его прошлые выборы. Но Путин практически уверен, что получит еще один шестилетний срок, который доведет его как минимум до 2030 года.

Однако, несмотря на всю эту неизбежность, следующий президентский срок Путина вызывает на удивление мало дискуссий. В том числе о том, что он может означать как внутри, так и вне России. Это тем более удивительно, учитывая, что режим Путина сейчас, пожалуй, наименее стабилен, чем когда-либо. А конца растущим экономическим проблемам России и множащемуся числу смертей на полях сражений в Украине не видно. Только с прошлого лета в России произошел внезапный мятеж восставших наемников, которые чуть не двинулись на Москву; антисемитские беспорядки, при которых разбежались спецслужбы; а также протесты, вспыхнувшие в обычно спокойных местах, таких как Башкортостан.

Никто не может сказать, что предвещают все эти события. Но очевидно, что война в Украине помогла сделать внутреннюю ситуацию в России наиболее нестабильной за последние десятилетия. И немыслимых вариантов сценария будущего больше нет.

Так что сейчас самое время подумать о них. По крайней мере, рассмотреть, какие впереди пути — и вероятность их появления в не столь отдаленном будущем. Тогда Запад может начать соответствующую подготовку, особенно с точки зрения стратегии и политики. Мы много знаем о прошлом России и ее настоящем. А как насчет будущего России?

Ниже приведены пять сценариев, которые Россия может пережить (или нет) к концу следующего срока Путина в 2030 году.

Сценарий 1. Цветы демократии. Вероятность 5-10%

Почему это может произойти? Как показали антикоммунистические и антиколониальные революции 1989 года в Восточной Европе, тоталитарные режимы могут стоять на зыбучем песке и быстро рушиться перед лицом демократических движений. Катастрофические решения Путина в Украине уже имели непредвиденное побочное действие, которое будет лишь продолжать порождать недовольство. А также интерес к возможным альтернативам, включая настоящую демократию.

Это было верно еще до подозрительной смерти в тюрьме Алексея Навального. Хотя Навальный, возможно, и был самым видным лидером демократического движения в России, его убийство вряд ли уничтожило продемократические силы в стране. Навальный превратился из борца в мученика, и энергия демократических реформ — и даже демократической революции — может вновь начать расти. Будучи заключенным, Навальный был вне поля зрения и не занимал мысли большинства россиян. Но как символ того, на что готов пойти режим Путина, чтобы подавить любую оппозицию, теперь Навальный может стать чем-то большим.

В сочетании с другими протестами, все еще бушующими в России, не в последнюю очередь матерей и жен солдат, возможен внезапный всплеск демократического импульса по всей стране. Ничто не могло бы стать более ярким завещанием Навального и его наследием.

Почему это может не случиться? Как бы многие на Западе ни хотели видеть расцвет демократии в России — независимо от того, возглавит ли его вдова Навального Юлия или кто-то еще — вероятность того, что такой сценарий реализуется до 2030 года, минимальна. И так было еще до смерти Навального. Теперь лидер российских демократических надежд внезапно убит. Любой шанс сплотить россиян вокруг дела демократии почти наверняка погиб вместе с ним. По крайней мере, в обозримом будущем.

Просто посмотрите, где оказалась Россия. Навальный во многих отношениях незаменим. Так же незаменимы были посаженные в тюрьму демократические деятели, такие как Вацлав Гавел или Нельсон Мандела. В их странах демократические преобразования произошли только после их освобождения. Оставшаяся часть демократической сети Навального фактически уничтожена путинским режимом. И даже несмотря на то, что шок от смерти Навального все еще не утихает, российские правящие круги все равно вряд ли проявляют какой-либо интерес к либеральной демократии. Вместо того, чтобы сплотиться вокруг его поддержки, многие просто пожали плечами в связи с кончиной Навального и продолжили жить дальше. Это касается и надежд на растущее сопротивление российскому вторжению в Украину. Даже спустя два года после начала катастрофической путинской войны большинство россиян по-прежнему поддерживают неспровоцированное вторжение пассивно, если не активно.

Что должен делать Запад? Главные надежды на демократическую Россию возлагаются, наверное, по иронии судьбы, не на саму Россию, а на Украину. Колониальные неудачи в таких странах, как Ангола и Алжир, привели к демократическим постимперским реформам в Португалии и Франции. Так и победа Украины может уничтожить русский национализм и реваншизм. И, наконец, стимулировать тот тип демократического процветания, к которому призывал Навальный.

Если этот сценарий действительно осуществится, Западу придется вернуться к старому стратегическому принципу: доверяй, но проверяй. Не слишком обольщайтесь демократическими перспективами России (ошибка, которую слишком многие на Западе совершили в 1990-е), но поощряйте, что можете. Будьте готовы к отмене санкций и порога цен на углеводороды, но только в обмен на конкретные реформы и судебное преследование чиновников путинской эры. При этом продолжайте развивать отношения с соседями и бывшими колониями России, такими как Молдова и Армения.

Возможно, важнее всего — как бы кощунственно это ни звучало сейчас — не возлагать надежды на одного лидера. Навальный был явной путеводной звездой российских демократических надежд, но даже у него были свои националистические слабости. Например, он утверждал, что Крым — российский по праву. Как бы то ни было, Навальный должен стать последней выдающейся фигурой в России, на которую многие на Западе возлагали надежды на демократические реформы. Эта вера одолевала Запад в прошлом и заставила упустить из виду, насколько укоренился российский империализм.

Сценарий 2. Распад России. Вероятность 10-15%

Почему это может произойти? Представьте себе, что на фоне опустошительной войны, где сотни тысяч солдат убиты в бессмысленной битве, россияне выходят на массовые протесты и свергают стареющий и слабеющий режим. По всей стране оживают давно похороненные разногласия и разочарования. И нация, якобы объединенная твердой рукой Москвы, внезапно раскалывается по этнонациональным границам. Хаос воцаряется в стране, превращая ее в смесь анархии, территориального распада и насилия, не оставляя нетронутыми ни один регион, ни одну семью.

Звучит натянуто? Подумайте еще раз. В конце концов, именно это произошло в России в конце 1910-х — начале 1920-х, когда крах царизма разорвал Российскую империю, а народы и страны Восточной Европы, Кавказа и Северной Азии провозгласили независимость. Правда, большинство из них в итоге поглотил поднявшийся советский режим.

То же мы наблюдали при распаде СССР (хотя и с гораздо меньшим насилием), когда новые страны заявили о суверенитете. И не только в таких местах, как Украина или Казахстан. Жители Чечни проголосовали за полную независимость, а в Татарстане — за равные права с Российской Федерацией. Жители таких регионов, как Якутия (сибирская нация Саха), подписали соглашение о создании независимой армии, в то время как жители буддийского региона Тува развязали насилие против русских, граничившее с откровенными погромами. Над Российской Федерацией навис государственный раскол и обретение независимости областями, долгое время колонизированными Москвой, но малознакомыми Западу.

Может ли это случиться снова? Возможно, не прямо сейчас. Но Россия остается конгломератом из 21 республики, десятков регионов и еще большего числа народов с бесчисленными обидами на Москву. Вероятность этого сценария возрастает, чем дольше продолжается война, а колонизированные малые народы бросают в путинскую мясорубку, где их убивают гораздо чаще, чем этнических русских. Возможно, лидер Чеченской республики — все более нездоровый Рамзан Кадыров — умрет на своем посту, и борьба за преемника перерастет в Третью чеченскую войну. Возможно, в Татарстане с мусульманским большинством комитеты ветеранов и местные студенты соберутся, чтобы протестовать против вербовки Москвой пехоты из татар и удушения татарской идентичности. А Кремль из-за стратегического провала откроет огонь по протестующим, что разожжет более широкое антиколониальное движение. Или, возможно, в Якутии безработные будут штурмовать и захватят контроль над российской углеводородной инфраструктурой, требуя вернуть средства их колонизированной стране и восстановить суверенитет, на который они согласились в начале 1990-х годов.

Почему это может не произойти? Многие российские аналитики до сих пор считают этот сценарий надуманным, учитывая властную хватку Путина. И они не обязательно неправы. За исключением Чечни, явной жажды полной независимости не наблюдается даже в тех регионах, которые наблюдают, как их людей убивают в Украине. Например, недавние протесты в таких местах, как Дагестан и Башкортостан, касались не независимости, а экономических и экологических проблем.

Но сразу отвергать этот сценарий было бы неразумно. Достаточно лишь искры, и хворост, который Путин копил четверть века пребывания у власти, может вспыхнуть — вероятность, которая только возрастает с катастрофой Путина в Украине.

Что должен делать Запад? Оставаться гибким и помнить, что Российская Федерация едва ли является однородным образованием. Запад должен поощрять демократические силы по всей стране, в том числе те, которые возникают в регионах, долгое время колонизированных Москвой. Одновременно обучать гораздо больше носителей таких языков, как чеченский, якутский и татарский. Также следует опереться на тех, кто успешно защитил ядерный арсенал во время распада СССР, и гарантировать, что их опыт будет вновь реализован. И следует готовиться к территориальной реорганизации на территории Российской Федерации — страны, которая до сих пор отказывается признавать собственное колониальное наследие. Которое становится лишь очевиднее с годами.

Сценарий 3. Подъем национализма. Вероятность 15-20%

Почему это может произойти? Год назад идея о том, что ополчение наемников во главе с разъяренным националистом может маршировать на Москву, заставляя российских чиновников бежать в поисках укрытия, была фантазией. Не то чтобы этого не делали раньше. Так называемый Корниловский мятеж 1917 года и неудавшийся переворот ГКЧП 1991 года показали, как может выглядеть этот маневр. Но при Путине идея о том, что русские националисты могут сплотиться и штурмовать Москву, долгое время казалась смехотворной.

Но в июне прошлого года именно это сделал глава наемников Евгений Пригожин. ЧВК «Вагнер» так и не добралась до Москвы, но не из-за отсутствия возможности. Во всяком случае, путь был открыт. Если Пригожин и добился чего-то, так того, что заставил Путина выглядеть голым царем.

Конечно, Пригожина больше нет. Его самолет взорвался в российском небе несколько месяцев спустя, убив его и большую часть его ближайшего окружения. Это, как многие полагают, было возмездием Путина. Но все факторы, которые подпитывали бунт Пригожина, все еще есть: разочарование неудачным вторжением Путина; растущие потери России в людях и средствах ради затяжного конфликта; и растущее имущественное неравенство, которое и раньше приводило к появлению популистов и революционеров по всему миру.

По этим причинам это представляется одним из наиболее вероятных сценариев развития постпутинской России. Пламя национализма, разжигаемое Путиным, вряд ли утихнет в ближайшее время.

Почему это может не случиться? Однако подобный сценарий едва ли неизбежен. Пригожин был почти единственным в своем роде — шеф-повар, ставший олигархом, готовый публично порвать с путинским правительством и даже оскорбить самого президента. Одновременно создающий армию по всему миру — от Украины до Центральной Африки. На данный момент нет другой силы, которая могла бы сравниться с ЧВК «Вагнер», большая часть которой демонтирована и передана государству.

Кроме того, по мере затягивания войны сам Путин становится все большим националистом, все больше и больше склоняясь к откровенному фашизму. Обойти Путина справа будет сложно, особенно по мере того, как он продолжает погружаться в мир националистических теорий заговора.

Что должен делать Запад? Если и когда Путина заменит более националистическая фигура или группа, Западу следует продолжать усиливать и расширять санкции, снижать порог цен на углеводороды, выстраивать отношения в дипломатии и сфере безопасности с соседями России, особенно с такими (например, с Украиной), которые являются прямой мишенью для русских националистов. Все это должно стать частью более широкого пакета политических мер. Назовите это, если хотите, сдерживанием — политикой, которая помогла ограничить советский экспансионизм и может еще раз помочь обуздать экспансионистскую Москву.

Сценарий 4. Переворот технократов. Вероятность 20-25%

Почему это может произойти? Прошло два года с начала неудавшегося вторжения в Украину, а последствия для России уже очевидны. Эти издержки, будь то спад экономики или рост числа жертв, будут продолжать накапливаться. Вот почему идея встречи узкого круга кремлевских чиновников с Путиным, которые скажут ему, что ценят его службу и желают ему всего наилучшего на пенсии (другими словами, повтор свержения Никиты Хрущева в 1964 году) — сценарий, вероятность которого лишь возрастает со временем.

Действительно, существует отчетливая вероятность того, что к 2030 году в России возникнет новый режим. Это не значит, что им нужно будет организовывать внутренний заговор против Путина. Стареющий диктатор, конечно, может просто умереть на своем посту и избавить нас от всех проблем. И новое правительство не обязательно будет демократическим. Но его возглавит небольшое число учившихся на Западе технократов из элиты, которые начнут говорить многое из того, что любят слышать западные чиновники и бизнесмены, стремящиеся вернуться к своего рода довоенному статус-кво. Они возложат большую часть вины за войну на Путина и пообещают возвращение к нормальной жизни в Москве. Они могут зайти так далеко, что освободят ряд политзаключенных и оппозиционеров или даже откажутся от заявления Путина от 2022 года об аннексии Восточной Украины (но не Крыма).

При этом они призовут к тому, что приветствовали бы многие западные политики — к «перезагрузке». К шансу начать все сначала. И пообещают, что новая Россия будет двигаться вперед.

Почему это может не случиться? Прошу прощения у Исаака Ньютона, но существует железный закон авторитаризма: диктатор, находящийся у власти, имеет тенденцию оставаться у власти. Другими словами, чтобы вырвать власть у такого диктатора, как Путин, всегда требуется значительно больше планирования, энергии и ресурсов, чем нужно действующему лидеру для предотвращения любого внутреннего заговора. Если подумать, это не так уж и удивительно, учитывая, что такой диктатор, как Путин, по-прежнему держит в руках все рычаги государства. И культивирует конкуренцию среди подчиненных, которые будут рады раскрыть любой антипутинский заговор. Добавьте к этому тот факт, что Путин, судя по всему, по-прежнему пользуется широкой поддержкой российских чиновников. Не в последнюю очередь потому, что, учитывая ход войны в Украине, Россия действительно может победить. Так что надежды на свержение в стиле Хрущева вряд ли можно назвать удачной ставкой.

Что должен делать Запад? Если бы это действительно произошло — если новой технократической элите удастся вырвать власть у Путина — политическая формула Запада должна стать той же, что при реальном демократическом переходе. То есть Запад должен не доверять, но проверять. По крайней мере, западным чиновникам следует помнить, что каждый раз, когда начиналась «перезагрузка» в отношениях с Россией, Запад в конечном итоге выглядел глупым или близоруким. Или и тем, и другим. По этой причине к любым призывам к новой «перезагрузке» следует относиться с серьезным скептицизмом. И хотя демократические реформы, очевидно, следует поощрять и стимулировать — особенно в том, что касается снятия ограничений с гражданского общества или репараций Украине — любые улучшения следует рассматривать как временные. В конце концов, мы уже видели эту историю раньше и видели, как она снова и снова кончается.

Сценарий 5. Да здравствует президент Путин. Вероятность 45-50%

Почему это может произойти? Это всегда было наиболее вероятным сценарием, не так ли? Если исключить непредвиденные события со здоровьем, Путин может считать, что полностью прослужит новый президентский срок, а, может быть, даже дольше. Особенно учитывая воцарившуюся в последнее время в США брезгливость в отношении поддержки Украины.

И это понятно. Со смертью Навального демократическая оппозиция в упадке. Российская экономика, несмотря на шквал западных санкций, едва ли рухнула, хотя и стала вялой. Хотя Путин еще не взял Киев, худшее из украинской войны для него, возможно, позади, особенно с учетом нежелания США вооружать Украину. А по сравнению с американскими президентами Путину всего 71 год, на его стороне все еще (относительная) молодость.

Он уже стал одним из старейших правящих лидеров России, имея за плечами множество президентских сроков. Заглядывая в будущее до 2030 года, почему что-то должно измениться?

Почему это может не произойти? Власть Путина по-прежнему кажется сильной, но существует множество факторов, которые сделают его следующий срок совершенно другим и потенциально намного более трудным, чем прежние. Возьмем экономику. Хотя Путину до сих пор удавалось преодолевать санкции, экономика в целом явно движется к стагнации и росту инфляции. А ошибки Путина в Украине уже привели к огромному числу жертв. Любого из этих факторов было бы достаточно для угрозы любому лидеру, каким бы авторитарным он ни был. Уход от этих проблем приведет к расширению диктаторского инструментария Путина до невиданной прежде степени.

Что должен делать Запад? Усилить давление, где и как это возможно. Сохранить и усилить санкции, в том числе против третьих сторон в таких странах, как ОАЭ, которые помогают Москве обходить санкции. Усилить порог цен на углеводороды, который уже привел к истощению доходов российского государства. Полностью конфисковать все замороженные активы Центробанка РФ. Углублять партнерство с теми, кто находится на периферии России, особенно в том, что касается поощрения демократического развития.

И, возможно, прежде всего, признать, что до тех пор, пока Путин у власти, беспричинная война России в Украине будет продолжаться, а в ближайшем будущем возникнет угроза гораздо более масштабной войны. Запад должен использовать все инструменты, которые может найти, чтобы заставить россиян — и тех, кто в Кремле, и более широкие слои населения — осознать, насколько будет лучше им и всем нам, когда Путина не будет у власти.

Оригинал