Купить мерч «Эха»:

Право на высказывание

Мнения12 февраля 2024

Не скрою, что всю ночь после записи этой “Пастуховской кухни” я провел в размышлениях о том, стоит ли вообще ее публиковать, и, даже приняв решение о выпуске, продолжаю сомневаться в правильности этого шага. И дело не в потоке раздраженных и даже озлобленных комментариев, который на этот раз практически неизбежен, и даже не в риске потерять какое-то количество слушателей и читателей, о чем, конечно, я сожалею, а в том, что я сам испытываю серьезные сомнения в своем праве на это высказывание. Я не внутри этой войны, я внешний, я сочувствующий, но не действующий, и поэтому мое право на высказывание ограничено. Да и в целом, даже если я окажусь прав, что не обязательно, я сам всегда считал, что одним из фундаментальных «конституционных» прав человека является право не знать о себе правду. Именно поэтому я всегда настороженно относился к правдолюбам с их неуемной жаждой «раскрыть глаза».

Что же пересилило? На днях послушал лекцию Михаила Шишкина в Берлине об умении молчать о том, что волнует. Там была великолепная цитата от мадам де Сталь о красноречивом русском молчании. Русские (но, думаю, не только они одни) умеют выразительно молчать о том, что беспокоит больше всего. Так вот больше всего меня сегодня беспокоит ситуация в Украине, прошедшей два года тяжелейших испытаний, принесшей колоссальные жертвы на алтарь своей независимости, в борьбе за право быть собой, но оказавшейся перед угрозой девальвации этих страшных жертв из-за того, что «трест лопнет от внутреннего напряжения». Цена вопроса слишком высока, чтобы прятать голову в песок из-за ожидаемой негативной реакции.

Я отчетливо вижу линию, разделяющую эту войну на две почти равные части: до начала 2023 года и после. По сути для Украины – это две войны в одной.

Первая война имела четкую, хотя и трудно достижимую цель – спасти украинскую государственность от уничтожения, не дать вернуть Украину к статусу «области в составе Российской империи» с наместником в Киеве, посаженным русским «царем». Эту войну Украина с блеском выиграла ценой неимоверных усилий. Путинский план уничтожения украинской государственности провалился, и сам факт того, что Путин сегодня рассуждает о мире в Кремле с залетевшим в Москву Карлсоном, а не встречается в Мариинском дворце с Медведчуком в Киеве, является наглядной иллюстрацией этой победы.

Вторая война имела своей целью освобождение всех оккупированных территорий. Эта цель недостижима чисто военными средствами, она является военно-политической. Политическими условиями ее достижения являются: обеспечение непрерывной, крупномасштабной и длительной военно-финансовой поддержки Украины; обеспечение экономической изоляции России, в первую очередь – нейтрализация военно-технической поддержки со стороны Китая и Ирана; обеспечение ВСУ достаточной «живой силой»за счет эффективной мобилизационной системы. Ни одна из этих задач не была решена на политическом уровне. Таким образом, достижение целей «второй войны» было возложено полностью на ВСУ, а в таком виде – это «невыигрываемая» война.

Меня волнует не то, что цели второй войны не могут быть достигнуты в обозримом будущем, хотя есть, конечно, вопрос об обоснованности потерь, которые будут понесены в попытках достигнуть эту цель, а то, что провал второго этапа может поставить под угрозу безусловный успех первого, и на рубеже 2024-2025 годов вопрос из плоскости «возвращения территорий» опять уйдет в плоскость экзистенциальной борьбы за сохранение суверенитета и независимости Украины, и это то, что заставляет меня говорить о том, о чем не хочется говорить.

Оригинал