Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2007-11-04

04.11.2007

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.07, всем добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Жени Альбац сегодня не будет, не будет ее и во вторник, но уже со следующего воскресенья она вернется в студию, и будет вести свою программу «Полный Альбац». Напомню, что со следующей недели программа «Полный Альбац» будет выходить в 20.00. А сегодня я заменяю ее в программе «Без посредников», напомню, что вопросы вы задаете по СМС - 970-45-45, есть телефон прямого эфира - 363-36-59, и есть вопросы из Интернета, с чего мы и начнем сразу после рекламы.

РЕКЛАМА

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.09, Иван из Саратова, водитель-дальнобойщик: «Почему наши начальники едут просить еду не к своим крестьянам, а к Лукашенко? Видели бы вы его физиономию, когда он говорит своим, что Матвиенко приезжала просить продукты». Вообще я с трудом представляю Валентину Матвиенко, приезжающую просить продукты у Лукашенко, но я думаю, здесь два вопроса. Вопрос первый - безусловно, в Белоруссии, поскольку дотации сельскому хозяйству огромные, продовольствие дешевле, и поэтому губернаторы – я не знаю историю с Валентиной Ивановной, но губернаторы, если возникает некий дефицит, а вы знаете, что иногда кое-где у нас порой возникает, естественно, предпочитают совершать закупки где-нибудь на стороне в целях экономии собственного бюджета. Кстати, замораживание цен на российские продукты – почему-то большинство в России считает, что это недобросовестные перекупщики российские это делают, – по опросу Левады, опрос был в прошлый вторник, - не понимают, что заморозка цен неизбежно ударит по фермерам, по людям, которые занимаются сельским хозяйством, в том числе. Закупочные цены тоже должны будут остановиться. И только-только российское аграрное хозяйство - есть такие цифры, мы можем сделать отдельную передачу – полезло вверх, люди стали на селе зарабатывать деньги, вкладывать их в развитие, инвестировать, то сейчас, если будет заморозка – при инфляции - сами понимаете, что произойдет. Поэтому и ездят закупать продукты. Но, уже говоря о сути вопроса – Иван, торговля не имеет границ. Когда вы покупаете хлеб или сыр, вам же важно соотношение цены и качества, и не обязательно, чтобы он был произведен в Петербурге имени Валентины Матвиенко. Хотя я совершенно не понимаю, каким образом можно сеять на Невском проспекте, и что делать Санкт-Петербургу – все равно где-то надо закупать продовольствие.

Антону из Красноярска - а, к сожалению, я не смог поехать в Красноярск, возникли обстоятельства. Но зато я побывал впервые во «Временах» у Владимира Познера – позвали в первый раз за все время. Мне понравилось, потому, как мне давали высказаться, и я сказал то, что я хотел. Практически ничего не отмонтировали кроме одной очень смешной истории, когда М.Леонтьев стал утверждать, что в США, в Германии, по сути, одна партия, а не две партии. Одна, это они просто для сохранения власти сделали. Я сказал ему – Миша, тебе за это надо дать Нобелевскую премию. Он возмутился, стал кричать – какая Нобелевская премия, это так. Говорю – жалко, что американцы и немцы ничего про это не знают, - что это одна и та же партия. Леонтьев сделал открытие - Нобелевскую премию. Леонтьев сказал - «сам дурак». Этот кусок был вырезан. Вот и все.

Далее посмотрим, что у нас на экране. Людмила спрашивает мнение мое, как историка, о сегодняшнем дне, о празднике. Какой я истории, Людмила? Во-первых, я бывший учитель истории. Но надо сказать, что когда этот праздник обсуждался, еще в течение полугода, я принимал достаточное участие в обсуждениях – как закрытых, так и открытых, и пытался объяснить своим контрагентам, что это ложно придуманный праздник – с тем же успехом, гораздо более успешно можно было сделать бегство Наполеона из Москвы или вообще, из России. Тем более, что в конечном итоге мир, который заключила Россия после Смутного времени, был не самый удачный для России – это все можно посмотреть в учебниках. Дата притянута, - непонятно, для чего. Смысл праздника нормальный, но… это миф, это мифология. К сожалению, были предложения, на мой взгляд, более справедливые - и освобождение крестьян, 19 февраля, и день полета Гагарина, 12 апреля, с той же тематикой праздника. Мне казалось и кажется, что если уже и нужно было менять 7 ноября – в чем я еще сомневаюсь на самом деле, я думаю, что и 7 ноября можно было оставлять праздником, можно было искать там. Но, тем не менее, есть люди, которые уверены в том, что это правильно не с исторической, а с политической точки зрения. Есть и такая точка зрения, - да, ваша история – тьфу, - как скажем, так и напишут историки придворные. Скажут 4 ноября свобода - вот праздник своды. Мне кажется, что дата выбрана неправильно, и я здесь скорее согласен с некоторыми политиками, включая Сергея Миронова, который сегодня об этом сказал. Но история заключается в том, что он уже есть, он уже стоит в календаре, официальный. Ну, видите – я работаю. И многие другие работают.

Тут такие фразы: «Россия – это второй Пакистан» - что вы думаете?» - рядом не стояла, не лежала и не бежала, Игорь.

«Здравствуйте. Я давно хочу увидеть фото Оксаны Пашиной» - боже мой, как мало нужно счастья.

«Как дела с неопознанной ракетой, упавшей в августе в Грузии?» - насколько я знаю, работают комиссии, в том числе, при ООН, ОБСЕ. Результата еще нет.

«Интересно, а с какого перепуга вас наградили французы своим орденом?» - вопрос к бывшему президенту Шираку. Что вы у меня спрашиваете? Если бы я вас наградил, вы бы у меня спрашивали. Но я вас не награжу, потому что вы анонимны, и ваш телефон у меня высветился, поэтому я ответил.

«Почему не дать такому-то вести «Разворот»? - потому что не вижу его ведущего разворот.

«Что будет с программой «БебиБум», когда отправятся рожать? Хочется продолжения. Спасибо, Маша. Я передам сотрудникам радиостанции, которые еще не задействованы в проекте. Что слушателям хочется продолжения. Попробую так организовать процесс, Маша, чтобы передача «БебиБум» не прерывалась.

«Жду звонка» - можно и подождать.

Маша: «Можно «48 минут о Бенедикте Шестнадцатом?» - уже было. Посмотрите на сайте.

«А вы знаете, из какого оружия стрелял Бегемот?» - Диана из Саратова - из браунинга. Ну, это история о том, как коллеги вчера перепутали. Но, во-первых, они извинились, а во-вторых, помимо тех наград, которые люди отвечали и ответили неправильно, и коллеги им присудили награды неправильно, но награды они получают, и мы дали подарки тем, кто ответил правильно.

«Когда будет Шендерович с «Человечинкой» - Ирина из Самары - вот это я вообще не знаю.

«Не приходят призы более двух месяцев» - пишите мне.

«Кто-нибудь брал на себя ответственность за взрыв в Тольятти?» - нет, Владимир, мне это неизвестно, я внимательным образом слежу за этой историей.

«А в Томске мы видели эпизод с Леонтьевым» - да, это был прямой эфир не восточные регионы, и повтор на Москву - теперь буду ходить. Потому что когда я хожу, мне говорят - зачем ты ходишь к Шевченко на первый канал? Я затем, что меня там не вырезают. А почему ты не ходишь туда-то? - а потому что я там не доверяю - вся история в этом. Если меня хоть один раз где-то подрезали - исказив смысл - я больше просто не хожу. Ни с кем не ругаюсь, но просто не хожу – ну, занят человек. Бывает. «Когда день рождения «Единой России»? – Александр. Хороший вопрос. Не знаю, не слежу, подарков не дарю.

Переходим к телефонным звонкам. 363-36-59, а я пока отвечу суворовцу Русикову: «Сегодня президент Путин на встрече с нахимовцами сказал о необходимости раздела нашей страны». Это «кто? что? где? когда?» - задайте вопрос Владимиру Владимировичу, потому что я, честно говоря. Про раздел страны от руководителей держав и госсекретарей не слышал. Думаю, что все с точностью до наоборот. Знаю точно, что в 90-е гг. главным комаром администрации президента Клинтона был возможный распад России, который для Америки означал неконтролируемое оружие массового поражения в руках, скажем, местных властей, местных царьков. И смысл поддержки президента Ельцина - о чем вполне цинично, должен вам сказать, - говорили тогда американские политики и американские дипломаты. Заключался ровно в этом – удержать единство России и власть в руках любого российского президента - для того, чтобы контроль за оружием массового поражения, ибо это вопрос безопасности Америки и безопасности мира, гораздо важнее каких-то сиюминутных интересов. Поэтому с трудом могу себе представить, что госсекретарь президента Клинтона Мадлен Олбрайт, о которой меня спрашивают, могла сказать, что целью американской политики является развал России. Что касается последнего 8-летия, - ну, хотелось бы, действительно, чтобы были названы имена, пароли, явки, и так далее. Во всяком случае, в ставших публичными докладах и заявлениях официальных лиц – ну, я так предполагаю, что сепаратисты всех стран об этом мечтают. Но мы говорим о главах государств, я так понял Владимира Владимировича. Или, может быть, я ошибся.

Слушаем звонки. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Ярославля, Ирина. Можете прокомментировать такой факт - вот у нас в Ярославле была главный редактор «Эхо Москвы» Анна Богданова, и сейчас она перешла на работу пресс-секретарем губернатора, Лисицына, который один из лидеров «Единой России».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу вам и всем коллегам из регионов – мы даже не контролируем это - есть даже условия в наших договорах – редакционную политику в наших регионах. А уж их личную жизнь и карьеру тем паче не контролируем. Для меня это новость – ну, человек сменил работу. Вот если бы она была главным редактором и стала одновременно пресс-секретарем губернатора – это вызвало бы у меня, как минимум, изумление. Но насколько я понимаю - абсолютно честная позиция: человек сменил работу. Оставил журналистскую работу, которую он выполнял хорошо, насколько я знаю – то, что говорил мне наш директор по развитию – просто поменял работу, ушел пресс-секретарем к губернатору. В какую-то иную команду. Но он уже не имеет отношения к «Эхо Москвы», в том числе, в Ярославле. Думаю, что тут мой комментарий таков. Тем более, что я этого человека лично не знаю, и тем более затрудняюсь комментировать мотивы этого поступка. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Илья, из Санкт-Петербурга. Вопрос у меня следующий. Он такой двойной - бывали ли прецеденты, когда пользующийся таким огромным рейтингом, такой популярностью в народе президент, вдруг по какой-то причине этот рейтинг начинал терять? И лично вас хотел бы спросить - существует ли что-нибудь, что может обрушить рейтинг Путина?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте попробуем разобраться, что такое рейтинг в данном случае – если речь идет о рейтинге доверия человеку, рейтинге уважения и рейтинге избирательности - это все разные рейтинги. Резкие потери рейтинга – да, я вам могу сказать и привести пример из нашей с вами отечественной истории – правда, тогда рейтинги не замерялись институтами. Это история с М.Горбачевым – с 1987 по 1989 гг., это рейтинг Б.Ельцина с 1991 по 1992 гг. - стремительно терялись рейтинги. Но рейтинги Горбачева и рейтинги Ельцина, и рейтинги Путина, с моей точки зрения, имеют разную природу. Если рейтинг М.Горбачева и Н.Ельцина – это были рейтинги ожидания. ДО Горбачева что было? Был застой и пустые прилавки и невразумительные, тяжело больные главы государств. Приходит молодой, достаточно энергичный - кстати, действительно молодой ему было 54 года, который говорит все правильные слова, который разрешает говорить, который перестает сажать за анекдоты, который выпускает политзаключенных, приоткрывает границы - вот в этой области, области свобод, Горбачев очень быстро выбрал тот потенциал, а дальше люди говорят - а мы хотим еще и хлеба. А вот с хлебом оказалось плохо. И те реформы, которые начинал М.Горбачев - они были очень медленными. Вообще еще история об этом напишет - что было не так, как не так - не хочу это разбираться. Потому что мы с вами свидетели, а не наблюдатели этого процесса, я бы даже сказал – пораженцы в этом процессе. И вот этот рейтинг начал стремительно падать и уходить в сторону Б.Ельцина. Тем более, что СМИ раскрывали вот эти неудачи М.Горбачева, поскольку были свободны. Затем Б.Ельцин - новый рейтинг ожиданий. И этот рейтинг на первых порах - вы помните, что случилось - Ельцин возник на анти-Горбачеве все-таки, с 1987 г., как его противник. И этот рейтинг ожидания, на мой взгляд, перемещался в сторону Ельцина – ну да, этот не смог, но это-то - посмотрите, какой. Затем поведение во время путча - не сбежал, не струсил. И мы знаем, в том числе, по книге Коржакова, что все было готово к тому, чтобы его эвакуировать из Белого дома, и он отказался. Даже в своей анти-ельцинской книге Коржаков это признает. Абсолютно достаточно для людей – бесстрашный руководитель, человек, который пошел на очень непопулярные реформы. Кстати, тоже из-за этих непопулярных реформ, которые проводил Ельцин, а я напомню, что премьер-министром был Ельцин, не Гайдар – на секундочку. Гайдар никогда не был премьер-министром, это ельциновские реформы. Но при этом мы с вами видим, как наполнились прилавки магазинов. И недаром Путин в этом году, на встрече с олигархами, с бизнесменами сказал, что все мы стоим на плечах Гайдара и Чубайса, он сказал немножко иначе, он сказал, что «все мы пьем тот бульон, который сварен из костей Гайдара и Чубайса» - так. На секундочку. И дальше рейтинг Ельцина – потому что опять не было быстрого улучшения физического – да, свободы были, но они уже воспринимались как естественные. А хлеб-то где? Опять – пресса разделилась, была очень сильная оппозиция в лице коммунистов, с другой стороны. Националистов, которые долбали Ельцина, и поэтому его рейтинг сильно упал к выборам 1996 года. Если вы помните, потом, в результате выборной кампании, когда вам нужно выбирать «между-между», Ельцин победил, и затем его рейтинг уже больше не поднимался выше 5-7%. У Путина поначалу тоже был рейтинг ожидания очень большой. Потому что пришел молодой президент, за которого не стыдно, который хорошо говорит по-русски, который очень неопределенен, который как мы – простой пацан, выросший из офицера. Каждый из нас мог бы - смысл был в этом. Из скромной семьи, не ЦКовский работник, как Горбачев и Ельцин – наш, короче. И на этот рейтинг ожидания наложились, безусловно, абсолютно рост цен на нефть и возможность выплачивать ельциновские долги. Во-вторых, безусловно, очень удачный пиар, и то, что пресса играла в одну сторону – в отличие от Горбачева и Ельцина, где пресса была оппозиционной. И конечно, создание вот этой системы вертикали властной, где нет возможности его оппозиции критиковать действующего президента. Поэтому если вы хотите знать мою точку зрения, то я на нее попытался намекнуть во «Временах», сейчас изложу следующее – если президент Путин уйдет с президентского поста и не займет никакой официальный пост – председателя Госдумы, предположим, с известными поправками лидер. Генсек «Единой России», председатель Совета Федерации, председатель Конституционного суда – не важно, какой пост - то его лейтенанты съедят его очень быстро - если он не вернется. Вот они на него повесят всех собак. Потому что следующий год - это год роста всех тарифов. 25% должны тарифы подняться в электроэнергии, - кто это сделал? Новый президент, новый премьер-министр? Нет. Эти новые президенты и новые премьер-министры повесят на не обладающего и теряющего власть Путина. Поэтому я сказал, что для Путина лучше остаться на третий срок, и в этом смысле его сторонники – сторонники третьего срока. И я в этом смысле, в этой реальности, для Путина являюсь сторонником третьего мандата. Конечно, я против того, чтобы он переизбирался на третий срок – и потому, что это нарушение Конституции, и потому, что я считаю, что политика, которую ведет эта команда, имеет больше минусов, чем плюсов - вся история. И когда я буду выбирать кандидата в президенты. Тогда я и буду голосовать, исходя из политических взглядов. Но мне кажется, что команда в этом смысле выбрала тупиковый путь. Конечно, не прямо в тупик. Зигзагами, но путь тупиковый. Но при этом я считаю, что сторонники Путина должны его уговаривать остаться на третий срок. Мне так кажется. Вот мой ответ на ваш вопрос.

Дальше. «Вам все еще нравится грузинская демократия?» - мне нравится грузинская демократия. Мне нравится, что люди выходят на площадь, не боясь попасть под дубинки ОМОНа. Не рассказывая на кухне анекдоты, а говоря в лицо президенту то, что они про него думают – на площади. Мне нравится то, что уже третий день идет митинг, и люди соблюдают порядок, даже когда там есть группы мелких хулиганов и провокаторов – тем не менее, люди сами наводят порядок, милиция ведет себя корректно - ни одной пробитой головы. Мне это нравится. А вам нет?

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.35, напомню, что Евгения Альбац находится в отпуске, и в следующее воскресенье она начнет выходить уже в 20 часов, а программа «Есть такая партия» - в 19.00, поменяются местами. Сегодня в программе «Есть такая партия» как раз тот вопрос, который был вчера во «Временах» - усиливает ли парламент подавляющая партия. Телефон прямого эфира «Эхо Москвы» - 363-36-59. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Если не трудно, прокомментируйте коротко отказ СПС в митинге.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, каким образом? Законы о демонстрациях и митингах были поправлены весьма лукаво, что дает возможность муниципальным органам принимать решения, исходя не из правовой, а из политической целесообразности. Ну, мэр города, он у нас возглавляет список какой партии? Чего это он будет давать разрешение на митинги других партий, которые кажутся ему опасными конкурентами в Москве? В Москве же ситуация более сложная для правящей партии ан выборах. Потому что в Москве наблюдатели очень серьезно на каждом участке присутствуют. И в Москве – я напомню, была такая смешная история – когда в 2000 г. на первых выборах президента Путина Москва проголосовала меньше 50% - 47%, тогда возмущенные лидеры «Единства» - не помню, кто, но говорили – Лужкова надо отставить, как это они посмели, Москва проголосовала меньше, чем 50%. Видимо, все помнят, как тогда все было, все очень хорошо помнят, как тогда все было. Кто же будет рисковать. Думаю, что сейчас губернаторы начнут соревноваться за то, что выдаст большую цифру за «Единую Россию», - думаю, что будет такое соревнование. А мы с любопытством будем за ним смотреть. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Антон из Самары. Смотрел вчера передачу с вашим участием у Познера. Мне показалось, что очень осторожными были ваши высказывания на вопросы, которые Познер задавал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Например?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, например, Познер спрашивал – считаете ли вы равным доступ партий к электронным и печатным СМИ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут я отвечу очень просто – я был абсолютно согласен с В.Лошаком, - я не хотел тратить время, думал, что дальше еще есть время – что мне здесь рассказывать.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотелось бы развернутого ответа на эту тему. И еще ваше высказывание о третьем мандате - что вы за третий мандат. Это ваше правдивое мнение такое?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, это не мое правдивое мнение, я только что об этом говорил, сейчас попробую еще раз объяснить свою позицию, более подробно. Действительно, в программе Познера я сказал, что вообще являюсь сторонником третьего мандата. На самом деле история была такая – Владимир Владимирович задал вопрос о третьем сроке Путина – это просто такая конструкция - и никто не хочет про него говорить, потому что сторонникам В.Путина объяснять, почему Путин не должен идти на третий мандат невозможно – они не могут. Какого-то придумали себе национального лидера, духовного лидера, который будет сидеть в каком-то скиту, в избенке, и к нему будут бегать президент, премьер, секретарь Совбеза, министр иностранных дел, председатель Госдумы, Совета Федерации, Конституционного суда – бред. И я попросил Познера первому дать мне слово, и сказал, что – да, я сторонник третьего срока, потому что не надо лицемерить, - сказал я, глядя в глаза и В.Фадееву, и В.Третьякову, и Леонтьеву – не надо лицемерить, - это относилось к ним. Не надо говорить о национальном герое. Надо просто четко и ясно заявить, что вы – за третий срок, потому что хаос, который воцарился между лейтенантами г-на Путина для Путинской команды, лично для него, смертелен. Я просто как бы пересел на другой край стола и показал, что их логика, за их лепетанием о национальном лидере, она в этом. И я просто сорвал с нее покрывало, на мой взгляд. Потому что я считаю, что сторонники Путина, повторяю, должны идти на третий мандат, а не придумывать какого-то национального лидера на полгода, а потом Путин вынужден будет либо вернуться, либо новый президент. Знаете, - табакерка в висок, подушка, или офицерским шарфом – как бывало не раз в истории России - расстригой. А моя позиция заключается в том, что выборы. Которые будут 2 или 9 марта, скорее 2-го, они будут назначены в ноябре – они будут альтернативными, если сам Путин на него не идет. Не идет сам национальный лидер, по логике этих людей, следовательно, выбирать нужно будет президента исходя из той программы развития страны и движения страны, которое он предложит. Вот только что пришло сообщение: три четверти американцев считают, что их страна идет по плохому пути, - это опрос общественного мнения, проведенный «Вашингтон-Пост» и АВС - 20% американцев считают, что страна идет в хорошем направлении. Вот через год у них выборы, и мы посмотрим, захочет ли американский народ сменить администрацию, сменить путь, и это будут очень жесткие выборы, выборы пути, а не выборы внутри одной партии, как нас пытаются уверить сторонники Путина, которые были у Познера - что, мол, это борьба между двумя крыльями. Нет, это разные политики, это разные социальные группы, это разные штаты, то есть, разные территории, которые голосуют либо за одного, либо за другого кандидата. А лозунг о том, что это единая партия, которая там перебрасывает власть как мячик, это лозунг советских пропагандистов, и только их, которые когда-то придумали, вот как буржуазия обманывает трудящийся класс, и теперь это повторяет наша новая буржуазия, которая обслуживает наш правящий класс. Поэтому это лукавство, и парламентские выборы в этом смысле меня интересуют меньше. Я, скорее всего, на них пойду – по настроению, - скажу вам сразу. Но мне представляется, что правы те, кто считает, что Путин, возглавив список своей партии, правительственной партии, – я специально стараюсь не употреблять слова, чтобы не быть обвиненным в агитации за или против нее – он поставил вопрос о доверии себе. И если вы помните, люди достаточно серьезно смутились - вот мои оппоненты на программе Познера, когда стало понятно, они стали жалко, на мой взгляд, оправдываться, - стало понятно, а что будет, если за доверие Путину - это же они придумали референдум, - это говорит Грызлов, Володин, это говорят лидеры «Единой России» – это не я придумал. Если это референдум о доверии, то мы можем сказать, каков процент доверия Путину. И когда мы увидим, что этот процент меньше 50% от избирателей, от взрослого населения страны – а будет так, - тогда могут возникнуть вопросы. Это риски. Я об этом сказал. И они там крепко, вижу, об этом задумались – просто видно было. Потому что даже те люди, которые не придут на выборы, они не выразят доверие, напрасно Третьяков говорит, что они доверяют. Кому доверяют? - может, они мне доверяют. Почему решили, что они доверяют Ивану Ивановичу Иванову? Может, они Петру Петровичу доверяют, избиратели. Нет, люди, которые приходят выражать доверие – на референдуме, на плебисците, - как говорят об этом лидеры «Единой России» - это элемент референдума. Поэтому в данном случает, конечно же, интересно, каков будет этот процент – при всем административном ресурсе – мы знаем, как губернаторы и их заместители - некоторые – рассылают директивы, вплоть до ДЭЗов, железных дорог, - все это известно. Они могут друг друга обманывать, но только не нас. Поэтому я думаю, что вот мы посмотрим административный ресурс, сделаем прикидку, и увидим. И в этом смысле эти выборы важны. Я попытался ответить на ваш вопрос, как я его понимаю, Антон. Ну, вот так я понимаю. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Это я?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, наверное.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Яна. Начнем с того, что вы были правы, когда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Яна, я вас сейчас отключу – ваш вопрос? Вы меня не обсуждайте, прав я, или неправ. Ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Я имею в виду насчет «Дома на набережной».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Извините, Яна, спасибо вам большое. Я напоминаю, что когда вы в прямом эфире, вы тратите не только мое время и ваше, но и всех радиослушателей, которые хотят слушать вопросы и ответы, а не обсуждать про Дом на Набережной, или что-то еще. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий, Московская область. У меня такой вопрос – насколько вы используете для информации «Живой журнал» и сообщения, которые там появляются? И можете прокомментировать ситуацию про человека, который был избит сотрудниками ГАИ в Свердловске - Медвед, по-моему - это было по «Эхо Москвы».

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Живой журнал» наша информационная служба использует с осторожностью. Мы используем «ЖЖ», и в частности, когда был этот чудовищный взрыв в Тольятти, когда информация практически не поступала, была зажата – в некоторых, но очень мало, - в некоторых «ЖЖ» появились подробности - время, номер троллейбуса, карту, кстати, оттуда мы взяли, где это было, как ехали к университету. Мы узнали и сообщили о том, что это в основном студенческий маршрут – это были «ЖЖ». И мы это используем. Точно так же, как благодаря «ЖЖ» мы первые рассказали вам, стране, о событиях в Кондопоге – мы об этом узнали из «ЖЖ». Иногда какие-то вещи мы проверяем. Но проблема вся в том, что мы точно знаем, что в Интернете во многом в «Живых журналах» ведутся кампании по дезинформации – это делается целенаправленно, специально, отдельными бригадами. Поэтому проверить… знаете, есть правило - если мы ссылаемся на агентству - это корреспондент на месте, агентство несет ответственность. А если мы сообщаем, ссылаясь на «ЖЖ», на блог – ответственность несем мы. А если это неправда, а если это не полная правда? А если это специально вброшенная «деза»? Поэтому мы используем «ЖЖ», но делаем это чрезвычайно осторожно. Особенно когда это происходит в локальных местах. Вот в Тольятти, вот был пожар в университете, если вы помните - студенты писали. Мы используем, но мы предпочитаем так - мы списываемся с автором «ЖЖ», и если он готов, он дает нам интервью – мы его записываем голосом. И это все-таки некоторая гарантия для нас, что информация более или менее точна и не является дезинформации. А что касается истории в Екатеринбурге – мы освещали это и будем освещать. Я не знаю, чем там закончилось – там идет следствие, по-моему. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня к вам маленький вопрос по вашему выступлению.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Нина Антоновна, Зеленоград. Скажите, пожалуйста, вы сказали, что при Путине было выпущено даже энное количество политзаключенных.

А.ВЕНЕДИКТОВ: При Горбачеве, а потом при Ельцине. Про Путина я не говорил.

СЛУШАТЕЛЬ: А при Путине нет? Понятно, значит, я ошиблась. Скажите, как вы думаете, если Путин останется на третий срок – то это отсрочка. Вертикаль трещит по швам, и она будет трещать дальше. Как вы думаете, после третьего срока то же самое, или Путин все же изменит?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Нина Антоновна, я понял. Будет то же самое. Вертикаль-то трещит по швам, в вашем выражении, с которым я вполне солидарен – именно в связи с тем, что люди, которые составляют вертикаль себе плохо представляют, что будет при следующем президенте. Они-то понимают, эти люди – это не мы с вами – они понимают, что никакого поста национального лидера не существует, и что абсолютно невозможно регулировать сбоку президента, который обладает всеми полномочиями. Если вы зайдете на президентский сайт и посмотрите, какие указы он подписывает - он назначает всех районных судей, начальников ГУВД, - то есть, понимаете – это огромная кадровая политика. Как вы себе представляете переговоры президента, условно говоря, В.Зубкова на «Восьмерке» - когда возникает новая инициатива он что, должен сказать: «я сейчас побегу, позвоню Владимиру Владимировичу - есть у меня такой один человек, ну, вы его все знаете»? Как вы себе это представляете, когда каждый день, каждый час идут переговоры - как вы себе это представляете, что министр иностранных дел, едучи на саммит «Восьмерки», бегает между президентом и Путиным? Да нет, конечно – просто времени физически не хватит. Поэтому я в хочу сказать, что именно вертикаль затрещала, и лейтенанты «чингизовы» передрались – ровно потому, что каждый из них свое место в будущем не видит. Им Путин сказал – не тряситесь, я остаюсь до 7 мая, что бы ни случилось - инаугурация 7 мая. Почему он был вынужден сказать про премьер-министра на съезде «Единой России» - многие думают, что он пошутил, или «развел» - ничего подобного. Потому что он увидел, что люди начали искать, к кому пристраиваться дальше. Люди, которые находятся во власти понимают, что для того, чтобы принимать решение, нужен аппарат, который работает, нужны приказы, надо быть главнокомандующим, а не просто иметь некий моральный авторитет. И не надо сравнивать нас с Китаем и Ден Сяо Пином. Ден Сяо Пин был человеком совершенно исключительным, и, кстати, не принимал решения по конкретным, в том числе, кадровым вопросам. Говорят, что в Китае все лучше, чем у нас, но если вы хотите жить, как живут китайские учителя, врачи или рабочие – попробуйте. Попробуйте узнать уровень зарплаты, потребления, уровень возможностей – попробуйте это узнать. То же самое с Ден Сяо Пином. Так вот я думаю, что если и когда – если Путин останется и когда он вернется – вертикаль опять выстроится под него, и самое главное - вздохнет с облегчением. Вот от имени вертикали я вам это заявляют. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Анастасия, мой вопрос, может быть, немножко странен, но мне любопытно узнать – если бы вы были художником, как бы вы нарисовали в данный момент нашу Россию. Например, это. Может быть, картина Рафаэля, Малевича, или, может быть, «Передвижников»? А если музыка?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Настя. Я не художник, и это такой сложный вопрос. Как бы я нарисовал нашу Россию? Вы меня просто Глазуновым делаете – знаете, у него есть «Лики России», и уж Илью Сергеевича здесь не перешибить никем и ничем. Знаете, думаю, что стало подмораживать – вот в этом смысле Россию стало подмораживать. Сейчас я буду лиричен: Была весна, «расцветали сто цветов», - цитата из Мао Цзе Дуна – разных, приятных, неприятных, нравящихся мне, не нравящихся, дурно пахнущих, хорошо пахнущих. Потом ударил мороз. И вот оно начинает жухнуть. Оно не пожухло все еще, конечно, но часть повыбило градом, а часть пожухла - вот такая картинка «Не ждали», называется. Очень лирично. Но это я придумал на ходу, извините – я в этом вообще ничего не понимаю. А про музыку вообще - знаю ноту «до» - все еще только начинается – у нас есть такая отбивка. Вот мы берем первую ноту, «до», и в этом смысле я абсолютный оптимист, я понимаю, что путь наш исторический совсем другой, я все-таки, хоть и бывший, но учитель истории. Я понимаю, что исторический путь, если не будет катастрофы, которая во многом может быть субъективная, он другой, Настя. Он позитивный. Это, знаете, бег наперегонки с секундной стрелкой, поэтому надо бежать - вот это самое главное. Бежать и двигать Россию, двигать внутри - знаете, как белка в колесе – двигать Россию в том направлении, в котором вы, Настя, считает неправильным. И работать на это. Вот и вся история. И каждый, мне кажется, должен именно об этом думать, а не о каких-то других вещах. Страна движется - медленно, со скрипом, к сожалению, мы тянем на себе огромный груз проблем, который накапливался давно. Все знают, например – об этом можно делать отдельную историческую передачу, что перед Первой Мировой войной, пресловутый 1913 г., и вообще, конец 19 – начало 20 - все-таки Россия по темпам роста очень быстро начинала догонять индустриальные страны – догонять. Но война первая Мировая, где мы были в плохом виде. Затем революция и дальнейший режим - он сорвал это «догоняние», и мы сейчас, в том числе, и те грехи искупаем. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий из Санкт-Петербурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Везет мне сегодня на Санкт-Петербург. Давайте. СЛУШАТЕЛЬ: На самом деле я хотел присоединиться к женщине, которая задавал вам вопрос насчет того, что будет с вертикалью после.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если будет «после».

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вы объяснили, почему вертикаль колышется и что нужно сделать, чтобы она перестала колыхаться. А вот в самом начале она просила – что будет после вертикали, даже если Путин останется – не на этих выборах, а на следующих.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Путин видит систему управления так – Путин и его команда они видят, что вот это правильно, и под это даже подтягиваются высоко-идеологические и, на мой взгляд, лже-философские определения – не буду я их сейчас обсуждать, отдельная история. То есть, если команда Путина остается - вот такая система ручного управления, где президент решает самые мелкие вопросы, а иногда отдает на кормление какие-то вопросы своим баронам, - в общем, феодальная система, на самом деле. «Вертикаль» - это слово. На самом деле эта система абсолютно феодальная: бароны получают марки в управление, раздают дальше своим рыцарям в лен на условиях абсолютной лояльности. Одно главное условие – это абсолютная лояльность, собственно, ничего нового со времен 8 века не изобретено. Они так видят эту систему, они считают, что эта система работает эффективно, а где неэффективно – по их мнению – я же разговаривал с этими людьми, их логика такая: если система работает неэффективно, то это значит неэффективные люди, - что является неправильным. Потому что эффективно должны работать институты, устойчиво должны работать институты. И Госдума должна быть сильной независимо от того, войдет туда партия «Единая Россия» с 300 депутатами, или она войдет с 200 депутатами. Это институт должен быть сильным. Например, - послов в иностранные государства утверждают комитеты Госдумы. А министра иностранных дел – нет. Министр иностранных дел назначается только одним человеком – президентом. Для чего это сделано? Для того, чтобы минимизировать личные ошибки президента – Буша, в данном случае, - в США, где все проходит через Конгресс. Суды должны быть независимыми - я говорил это как «дважды два четыре» - вы это все знаете. Но видение нынешней команды заключается в следующем: Россия является «прото-квази-демократией», - читайте г-на Третьякова, - который, конечно же, в этом неправ, - поэтому нужно заморозить институты, которые уже начали складываться, заморозить парламентские институты, судебные институты, заморозить оппозицию, некоммерческие, неправительственные организации, - выстроить систему, поставить правильных людей, и все будет хорошо работать. В истории это не работает. И возвращаясь к вопросу Насти - при всем сравнении, неправильном сравнении – аналогии в истории вещь такая, литературная, но поскольку вы меня спрашиваете как художника, могу сказать - вот Николай Павлович, Николай первый – я в свое время читал это и перечитывал, и в свое время я подарил эту книгу и В.Суркову, и другим - царствование Николая Первого. Ведь человек пришел полный благих намерений. Но понимал порядок приблизительно так же. Как понимает В.Путин. В результате 30-летнего царствования Россия лишилась абсолютно всех своих союзников, которые были в 1825 году - помните «Священный союз»? Россия проиграла Крымскую войну - помните замечательный мультфильм: «Передайте царю, что англичане ружья кирпичом не чистят» - из-за технической отсталости - потому что не хотела перенимать новое, создавала исключительно отечественную промышленность. Практически выходила в изоляцию. «Православие-самодержавие-народность» - лозунги царствования Николая Первого. И помните последние слова умирающего Николая Первого своему наследнику: «К сожалению, Сашка, оставляю тебе команду не в полном порядке». И после этого пришло время реформ Александра Второго, но это уже была другая история. Поэтому мне кажется, что рассматривать команду Путина и правление Путина нужно не сточки зрения уже такой сиюминутной политики, а с точки зрения исторического пути, исторического выбора, и с точки зрения того самого «Плана Путина», про который мы еще ничего не знаем, но может быть, нам кто-нибудь расскажет – может быть, мы соблазнимся этим планом?