Купить мерч «Эха»:

Ирина Волк - Без дураков - 2008-04-09

09.04.2008
Ирина Волк - Без дураков - 2008-04-09 Скачать

СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем добрый вечер. С Вами Сергей Корзун генеральный продюсер радио "Бизнес ФМ" и ведущий программы "Без дураков" на "Эхе Москвы". И моя сегодняшняя гостья пресс-офицер Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы и писатель Ирина Волк. Ирина, добрый вечер.

ИРИНА ВОЛК: Здравствуйте, спасибо, что пригласили.

С. КОРЗУН: Звание – капитан. Калибр оружия – 9 мм. 30 из 30 выбиваете. Это в качестве справки. Все, со всем согласны.

И. ВОЛК: Согласна.

С. КОРЗУН: Капитан – четыре звезды, красиво очень смотрится на Ваших плечах. Погоны такие специально ? В этом звании остановитесь или дальше планируете идти?

И. ВОЛК: Нет, я скоро должна получить майора этим летом.

С. КОРЗУН: За выслугу лет, да?

И. ВОЛК: Совершенно верно, да.

С. КОРЗУН: И сколько срок от капитана до майора нынче в органах внутренних дел?

И. ВОЛК: 4 года.

С. КОРЗУН: А капитана тоже получили в свой срок, все как положено?

И. ВОЛК: Да, я все получила, да.

С. КОРЗУН: Знаю, что оперативной работой хотели заниматься, но коллеги не дали, сказали, не женское это дело.

И. ВОЛК: Сказали, что женщину узнать могут, вычислить.

С. КОРЗУН: А, женщину узнать могут, версия такая. Ну, тем более, такую женщину, конечно, можно вычислить. Ирина Волк – человек не совсем публичный, скажем так. Хотя в общем видно каждый день практически на телевизионных экранах. Но, тем не менее, в интернете ходят совершенно разные версии по поводу фамилии, происхождения и т.д. Некоторые утверждали даже, что космонавт Игорь Волк Ваш отец, будто бы. Но поскольку Вы Ирина Владимировна, думаю, что это сообщение далеко от правды.

И. ВОЛК: Да, конечно, оно ошибочное. Мой папа Владимир Алексеевич Волк, художник.

С. КОРЗУН: Художник Владимир Алексеевич Волк. Понятно, а Игорь Волк Вам не приходится ни кем…

И. ВОЛК: Нет, не родственник. Меня не единожды спрашивали, нет, официально заявляю, что это не родственник.

С. КОРЗУН: По корням не копали своим? Откуда фамилия-то? Потому что фамилия, в общем, такая довольно известная.

И. ВОЛК: Вот сейчас этим занимаюсь со своим родственником и думаю, что через пару месяцев возможно обнародую.

С. КОРЗУН: Так… нет, там шутка родилась, не буду. Лучше дам слово Александре Буратаевой, телеведущей в прошлом, депутату Госдумы в прошлом, но и собственно Вашей коллеге по цеху, Она ныне пресс-секретарь российских ОАО РЖД.

АЛЕКСАНДРА БУРАТАЕВА: Ну, я думаю, что в работе пресс-секретаря важно все, особенно, когда она представляет свое ведомство в эфире, например, телепрограммы какой-то. А когда видишь Ирину Волк, ну, просто это такая красивая женщина, это такая большая и прекрасная находка правоохранительных органов, самые страшные новости в ее устах звучат совершенно по-другому. Первый раз, когда я ее увидела, во-первых, поразилась, какая симпатичная девушка, во-вторых, увидела эту фамилию. Такая, знаете, запоминающаяся фамилия, поэтому, наверное, она сразу запомнилась с самых первых сообщений, которые прошли в ее устах. Она произносила какие-то страшные факты из расследований и т.д., но так при этом привлекала телезрителя, что, наверное, эти новости запомнили все.

С. КОРЗУН: Напомню, что это Александра Буратаева, в прошлом телеведущая, депутат Госдумы, а ныне Ваша коллега пресс-секретарь. Вообще, многим нравится, что в пресслужбах все чаще появляются симпатичные и попросту красивые лица. Кстати, тут журналист из Москвы, подписавшийся смайликом, прислал на сайт сообщение. Он думает, что я Вас буду сегодня сильно мучить. Он написал: "Ирина, спасибо Вам за книгу "Враги моих друзей". Меньше Вам врагов, больше друзей, все будет хорошо и удачи на эфире". Журналист, Ваш коллега.

И. ВОЛК: Спасибо. Спасибо журналисту.

С. КОРЗУН: Книга – это Ваша будущая профессия, или это так эпизод, завершающий какой-то этап деятельности.

И. ВОЛК: Вы знаете, мне сложно пока загадывать. Это первая книжка, я долго над ней работала. Я начала работать над второй, но я пока затрудняюсь ответить, когда я закончу ее. Потому что над первой книгой я работала почти полтора года. Как мне рассказали, что это достаточно большой срок.

С. КОРЗУН: Негры были литературные?

И. ВОЛК: Нет, конечно.

С. КОРЗУН: С таким ужасом. Что негров не любите или литературных негров не любите?

И. ВОЛК: Нет, конечно, работу редактора, конечно, вверяли ошибки, корректор. Ну, я думаю, что в большинстве случаев такая работа ведется, но литературных негров, конечно, не было.

С. КОРЗУН: Т.е. чисто самостоятельно писали, и муж не помогал.

И. ВОЛК: Самостоятельно писала. Муж не помогал писать, советы давал, родственники советы давали, ценные.

С. КОРЗУН: Слушаете советы родственников?

И. ВОЛК: Слушаю. Советы слушаю, конечно, обязательно.

С. КОРЗУН: Т.е. в уши входят они, да.

И. ВОЛК: Конечно.

С. КОРЗУН: Потом что-нибудь на бумаге остается из них?

И. ВОЛК: Остается.

С. КОРЗУН: Т.е. в этом смысле вполне внушаемый человек.

И. ВОЛК: Я не скажу, что все остается на бумаге, но некоторые вещи остаются на бумаге. Если ценные советы, почему же нет, у них же опыт большой жизненный.

С. КОРЗУН: Логично. Коллег пытали Ваших по работе по оперативным эпизодам?

И. ВОЛК: Конечно. И им очень признательна…

С. КОРЗУН: Они уж бегали, наверное, от Вас.

И. ВОЛК: Бегали, да, в кулуарах часами рассказывали мне всякие секреты. Ну, не без этого. Все-таки я же не оперативный сотрудник.

С. КОРЗУН: А к оперативной работе Вы вообще не допущены ни в каких…

И. ВОЛК: Вы что, мечтала работать оперативным сотрудником именно в борьбе с преступлениями в банковской сфере, но сказали, что в силу, что меня могут запомнить, нельзя мне там работать, и предложили работать пресс-секретарем УБЭПа. Я согласилась и думаю, что не ошиблась.

С. КОРЗУН: А точно Ваша должность как называется? Пресс-секретарь? Пресс-атташе? Пресс-офицер?

И. ВОЛК: Пресс-секретарь управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД по г. Москве.

С. КОРЗУН: А теперь без дураков, должность пресс-секретаря подразумевает лояльность своему ведомству, своему начальнику и ну как бы с журналистикой она совместима, на мой взгляд, не очень. Как у Вас с лояльностью? И приходится ли себя переламывать, озвучивая какие-то вещи?

И. ВОЛК: Вы знаете, я бы сказала – объективность. Нужно давать объективную оценку тому, как работает наше управление. Но и как журналист я тоже работаю. Я ведь являюсь корреспондентом телеканала Россия, программа "Вести. Дежурная часть". Я сейчас делаю большие специальные репортажи для этой программы. И в федеральных вестях репортажи показывали. Я думаю, что раз меня пригласили туда работать, я думаю, что я нашла вот здесь некую гармонию.

С. КОРЗУН: Сколько лет Вы работаете уже пресс-секретарем?

И. ВОЛК: Я работаю с 2000-го года. 8 лет.

С. КОРЗУН: 8 лет практически. За это время были какие-то эпизоды вот Вашей работы, за которые Вам было ну так немножко, может быть, стыдно или не удобно?

И. ВОЛК: Да, нет, Вы знаете, таких эпизодов не было, когда было стыдно или не удобно. Были эпизоды какие-то тяжелые в моей работе. Потому что, понимаете, публика видит только ту часть айсберга, которая находится на поверхности. А некоторые из людей не догадываются, что приходится участвовать и в оперативных мероприятиях, и на задержание ездить вместе с сотрудниками. Был случай, когда мы буквально трое суток сидели в засаде, ждали человека, а он все не появлялся, и не появлялся, мошенника. Нам давали там 5 минут, чтобы отойти водички купить, трое суток, т.е. бывали еще какие-то неприятные ситуации.

С. КОРЗУН: Это уже в Вашу бытность пресс-секретарем? Или до того?

И. ВОЛК: Конечно. Я не гнушалась подобных ситуаций, потому что, понимаете, чтобы верно донести до людей, нужно же быть в курсе событий внутри, поэтому я старалась всегда участвовать.

С. КОРЗУН: Чтобы понимать детали оперативной работы.

И. ВОЛК: Конечно.

С. КОРЗУН: Можно ли из этого сделать вывод, что Вы ну не только сами готовите свои репортажи, но и озвучиваете как бы официальные версии происходящего, как пресс-секретарь.

И. ВОЛК: Конечно.

С. КОРЗУН: Именно самостоятельно готовя текст. Или все-таки руководство дает какие-то тексты, которые можно переработать, но не отступать от этой линии?

И. ВОЛК: Вы знаете, я самостоятельно готовлю тексты, но естественно предварительно я иду в тот отдел, который осуществлял реализацию, проводил те или иные оперативно-розыскные мероприятия. Я естественно узнаю у них подробности. Если я не ездила с ними на задержания, на какие-то мероприятия. Я узнаю, я беру какие-то документы, спецсообщения тоже, наши внутренние документы, я их тщательно изучаю, после чего готовлю версию уже непосредственно для средств массовой информации.

С. КОРЗУН: О чем Вы, как пресс-секретарь не готовы говорить? Ну, наверняка остается довольно много секретов. Из какой области?

И. ВОЛК: Конечно, такие секреты есть. Безусловно, это тайна следствия. Некоторые вещи могут помешать расследованию. Как раз именно поэтому я и решила написать книгу, потому что все-таки есть вещи, которые остаются за кадром.

С. КОРЗУН: Наконец-то, правду узнают о том, что было.

И. ВОЛК: Да.

С. КОРЗУН: Потому что теряют актуальность, и естественно в новостных программах использованы быть не могут.

И. ВОЛК: Да, совершенно верно.

С. КОРЗУН: Что для Вас эта книга? С каким настроением ее писали?

И. ВОЛК: Вы знаете, с разным настроением писала. Я даже честно Вам признаюсь, были большие сложности в разные периоды создания этой книги. Были сложности, когда вот напишешь главу, мне кажется, что она удалась. Я даю почитать своему папе, своим родственникам, они говорят: Ир, вот это, это плохо. Были периоды, когда я просто в стол убирала, и брала паузу, когда понимала, что я не готова продолжить. Т.е. были сложности, я признаюсь честно, может быть, поэтому я так долго работала над ней. Я в принципе изначально и публиковаться-то не планировала, просто это волею судьбы я познакомилась с человеком, который меня свел с издательством. Я просто обмолвилась, что есть рукопись. Он говорит: а дай почитать. Я говорю, ну, если никому не отдашь, тогда дам. Он говорит: никому не нужны твои писульки, дай, почитать. Он говорит: слушай, Ир, интересно, а давай я попробую тебя с человеком познакомить. И вот познакомил меня с людьми из издательства, и они приняли решение опубликовать книжку.

С. КОРЗУН: Ну, и санкции у руководства испрашивали, наверное, на книгу?

И. ВОЛК: Конечно, обязательно.

С. КОРЗУН: Дали без всяких сомнений? Или пришлось там говорить, убеждать? Читка была книги?

И. ВОЛК: Нет, дали без сомнений. Ну, Вы знаете, я достаточно давно работаю в управлении, поэтому все-таки некая степень доверия есть.

С. КОРЗУН: Ну, и, наконец, милицейская карьера, то, что вызывает такие и улыбку, и недоуменные взгляды, и восхищение у других людей, как Вы выбрали себе карьеру милиционера. Я где-то читал, что Ваша мама была связана с органами милиции…

И. ВОЛК: Вы знаете, у меня была дилемма, честно говоря, потому что папа мой художник, художник-шестидесятник, достаточно известный. Мама – юрист. Она не в органах, она юрист, гражданский человек. Дедушка у меня полковник. Т.е. дедушка у меня аттестованный. И я думала, куда же мне поступать, в академию художеств, или на юрфак? В детстве я очень много времени проводила в мастерской у папы, закончила художественную школу, детскую художественную школу, которую возглавлял мой крестный папа. А потом передо мной встал выбор. И почему-то в то время, когда я поступала, бытовало мнение, что юристы более обеспеченные люди. И я думаю, дай-ка я пойду и попробую… 10-11-й класс, тогда вот как раз произошло разделение, поступить в юридический лицей. Это бывший лицей благородных девиц, школа 325, очень известная школа гуманитарная, очень сильная. И там замечательные педагоги были из Московской государственной юридической академии, куда, кстати, я потом и поступала. К большому сожалению, не добрала бала. И я там отучилась 2 года. И вот там я влюбилась в право. Честно, просто влюбилась в право. Потому что были замечательные педагоги, и, мне кажется, по-другому, наверное, и не могла сложиться моя жизнь.

С. КОРЗУН: Обидно было, когда недобрали? Как вообще относитесь к неудачам?

И. ВОЛК: Вы знаете, у меня мама очень сильный человек, и она меня учит относиться философски и делать выводы. Конечно, обидно было, потому что я мечтала туда поступить, безусловно. Да, и сейчас считается, что там люди могут получить хорошее образование при собственном желании, но что делать? Действительность была такой, какой она была. Я подала документы в академию МВД и поступила туда.

С. КОРЗУН: А Вы с отличием закончили школу?

И. ВОЛК: Я школу закончила без троек. Я с красным дипломом закончила академию МВД.

С. КОРЗУН: А академию МВД уже. Поэтому собственно в институте пришлось сдавать по полной программе все экзамены.

И. ВОЛК: Да, все экзамены. Абсолютно.

С. КОРЗУН: И на чем срезались? На чем недобрали?

И. ВОЛК: Я не добрала бала на истории. На последнем экзамене. Это был поселений экзамен.

С. КОРЗУН: Вы помните еще? А что попалось, вопрос. Это еще история была советских времен или что-то уже либерализованная?

И. ВОЛК: Что-то с декабристами, по-моему, сейчас смутно помню, потому что потом поступала в академию еще. Уже столько лет прошло. По-моему, что-то в декабристами вопрос был.

С. КОРЗУН: А любимые предметы в школе какие были?

И. ВОЛК: Любимые предметы право было. Любимый предмет – русский язык был. Вот, пожалуй, право и русский язык – два любимых предмета в школе.

С. КОРЗУН: А рисование, нет?

И. ВОЛК: У меня не все получалось. И я очень болезненно это воспринимала. Все время просила папу помочь, поскольку он художник. Я любила рисование, но вот за счет того, что папа художник, он всегда меня учил, что, дочка, вот так правильно, вот так правильно. Какие-то вещи болезненно воспринимала. Черчение любила еще. Вот вспомнила, черчение.

С. КОРЗУН: А чье воспитание больше вложилось в Вас? Отцовское или материнское? Не спрашиваю, кого больше любите. Вопрос, естественно, не имеет правильного ответа.

И. ВОЛК: Нет, я могу ответить абсолютно честно. Люблю и маму и папу. Люблю, думаю, одинаково абсолютно. Вы знаете, мне кажется, гармонично и папино, и мамино. И мамин такой прагматизм есть немного, и папина душевность, творческое начало. Может быть, и хорошо, что есть и мамино воспитание, и папино.

С. КОРЗУН: А как они уживаются вместе эти два начала, творческое и прагматичное?

И. ВОЛК: А вот, наверное, они в той сфере, где я работа, как-то и ужились. Потому что я могу и статьи писать, и творчески работать, и в то же время быть юристом.

С. КОРЗУН: Я про папу и маму спрашивал вообще-то. Но Вы ответили тоже точно.

И. ВОЛК: Ну, вот, наверное, поэтому они и ужились, что они разные.

С. КОРЗУН: А у Вас с мужем, про которого ну практически ничего не известно такая же модель отношений? Кто творческий, а кто практический? Или какая-то другая?

И. ВОЛК: Я не знаю, Вы знаете, у нас полная гармония, душевная полная гармония.

С. КОРЗУН: А фамилию не меняли?

И. ВОЛК: Нет. Фамилию я не меняла.

С. КОРЗУН: А почему?

И. ВОЛК: Не знаю. Просто не меняла и все. Ничем объяснить это не могу, почему-то решила, что оставлю свою фамилию, подумала, что Волк не очень распространенная фамилия, почему бы не быть…

С. КОРЗУН: Волчицей, наверное, зовет Вас в семье зовут и муж.

И. ВОЛК: Нет, Ирой зовут. Просто зовут. Нет, по фамилии не принято как-то у нас. Решила свою оставить. Но муж не обиделся, слава Богу. Я рада, что он понимает и не злится.

С. КОРЗУН: А в какой области работает, если не секрет?

И. ВОЛК: Секрет. Можно оставлю этот вопрос за кадром. Хочется, чтобы частная жизнь частной осталась.

С. КОРЗУН: Да, можно, конечно. Ну, и попытать хочется.

И. ВОЛК: Понимаю Ваш интерес.

С. КОРЗУН: Скажите, а почему? Вы же человек публичный, в общем.

И. ВОЛК: Понимаю.

С. КОРЗУН: Хотя с самого начала сказал, что не совсем публичный, просто мало информации.

И. ВОЛК: Не потому что я все хочу скрыть. А Вы знаете, просто мне кажется, что каждый человек имеет право на ту сферу, которая должна только ему принадлежать, Вы понимаете, сами знаете, а журналистам расскажешь, и на следующий день об этом будут знать все.

С. КОРЗУН: Ну, естественно. По улицам как Вам ходить? Или Вы не ходите? А только на машине исключительно передвигаетесь?

И. ВОЛК: Хожу, конечно.

С. КОРЗУН: Когда каждый первый мужчина оборачивается и каждая вторая женщина, наверное.

И. ВОЛК: Ну, я, честно говоря, не обращаю на эти внимания. Ну, бывает, что узнают, бывает, иногда какие-то приятные вещи говорят. Как-то ко мне подошла женщина в магазине и сказала: это Вы? Я говорю: да, это я. Она говорит: ой, а мне так приятно. Вы вот стали большие репортажи делать, Вы такая молодец. И мне было так приятно, что человек разбирается, и видимо, следит за моей деятельностью. Было очень приятно, честно.

С. КОРЗУН: А обижать никто не обижает на улицах? Потому что с известными людьми так бывает, с известными лицами, что хочется, о, а делаю я какую-нибудь гадость вот этому человеку, которого каждый день вижу.

И. ВОЛК: Слава Богу, не обижали. Бывали какие-то такие колкие фразы, ой, милиционерша. Знаете, вот что-то там, мент, вот какие-то такие. Ну, я как-то стараюсь не обращать внимания.

С. КОРЗУН: А сами как относитесь к этой терминологии? Менты и сериал идет по телевизору…

И. ВОЛК: Я стараюсь не употреблять такой терминологии. Есть милиционер, есть сотрудник милиции. Зачем?

С. КОРЗУН: А между собой с коллегами как общаетесь?

И. ВОЛК: По имени, конечно. У меня многие коллеги заканчивали вместе со мной академию. И многие же работают в управлении, где я, поэтому по имени.

С. КОРЗУН: Женщин много в управлении?

И. ВОЛК: Вы знаете, да, много. И вообще, меня почему-то спрашивают, часто про работу в мужском коллективе. Хочу сразу сказать, что это ошибочное мнение…

С. КОРЗУН: И сегодня и нам такой вопрос пришел.

И. ВОЛК: Да, да. Вообще, женщин очень много, умных, образованных, красивых и в частности и у следствии много. Ну, и Вы сами сказали, на экране много женщин стало появляться. Поэтому видите.

С. КОРЗУН: Так что все в порядке.

И. ВОЛК: Да, это ошибочное мнение.

С. КОРЗУН: И коллектив у Вас не исключительно мужской.

И. ВОЛК: Абсолютно нет.

С. КОРЗУН: И тем не менее, все-таки вопрос, который вызывает вечный интерес. Силовая структура, женщина, это или Никита, которая стреляет повсюду и во всех попадает. И женщина, которая владеет там приемами рукопашного боя. Можно ли представить себе вот органы внутренних дел, скажем, без женщин вообще?

И. ВОЛК: Вы знаете, я не могу себе представить, более того, я Вам скажу, что когда было 8 марта, нас приезжали поздравлять наши ветераны. И я тоже им задала этот вопрос: а вот когда Вы работали, были ли женщины? Оказывается, и тогда в далекие советские времена были женщины, и даже на оперативной работе. И они рассказали, что они зачастую даже лучше свою работу исполняли, нежели, чем мужчины.

С. КОРЗУН: Нет, ну, в силу биологических особенностей многие работы женщины исполняют лучше, чем мужчины. Одно лучше мальчики делают, другое лучше девочки делают.

И. ВОЛК: Да, совершено верно.

С. КОРЗУН: В общем, как-то мудро так природа поступает.

И. ВОЛК: Представляете, и тогда тоже были женщины. Для меня это было открытие.

С. КОРЗУН: Ну, про запахи, и про Ваши удивительные способности к этому мы еще тоже поговорим, наверное, во второй части программы. А я напомню пока, что в гостях у меня пресс-секретарь Управления по борьбе с экономическим преступлениями ГУВД Москвы, писатель, Ирина Волк. Вернемся в студию через несколько минут после новостей.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Ну, я напомню, что гостья моей сегодняшней программы Ирина Волк. Есть много вопросов по книге. Наверное, к ним, собственно и перейдем. Ирина, держите ответ. Светлана, домохозяйка из Москвы: "Ирина, начала читать Вашу книгу. Очень нравится. Ответьте на вопрос, кто Ваш читатель. Я скоро собираюсь после декрета выйти на работу, как быстро достичь успеха?" Вот уже к Вам как.

И. ВОЛК: Да, хороший вопрос. Вы знаете, что касается читателя, я бы, наверное, свою аудиторию не разделяла. Я знаю, что большинство читательниц женщины. Это показывают исследования, которые проводит издательство. Это не секрет. Но я бы все-таки не разделяла свою аудиторию. Я старалась даже какие-то сложные экономические вещи написать легким, простым языком, чтобы было доступно и понятно и молодым мамам, которые сидят дома с детками, и людям пожилым, и людям занятым, т.е. всем, всем, всем. Но я бы все-таки свою аудиторию не стала разделять.

С. КОРЗУН: А как достичь успеха, знаете?

И. ВОЛК: Я думаю, что, наверное, надо этого очень хотеть. И надо не лениться. Надо трудиться. Я думаю, что успеха можно достичь в регулярном, упорном труде. Мне так кажется.

С. КОРЗУН: А книжку когда Вы писали? По выходным? Вечером после работы? Отпуск брали?

И. ВОЛК: И ночью писала, и во время отпуска писала, и по выходным писала. Практически круглый год писала. И ездила в те места, которые я описывала. И на кладбище почти целую неделю гуляла. На Новодевичьем, прежде чем написать что-либо. Сложно писала и долго.

С. КОРЗУН: Такой коктейль эмоций отразился на лице. Тут и грусть по тому, что книжка закончилась, наверное. И возможность отдохнуть. Или вторая книжка не дает такой возможности?

И. ВОЛК: Вы знаете, нет, пока я в отпуск не собираюсь. Я просто не могу по работе. Но Вы знаете… и тем более такая активная сейчас программа по встречам с читателями. Для меня очень важно мнение читателей моих. Настолько ценно. Я вот сейчас слышу уже первые отзывы о книжке. Это так ценно.

С. КОРЗУН: Критикуют? К мелочам придираются? Или к главному?

И. ВОЛК: Вы знаете, вот пока книжка нравится. Четыре отзыва я слышала, вот за последние несколько дней, книжка нравится. Одной девушке было сложновато экономическую линию читать. Остальным понравилось. Более того, одна ведущая с кабельного телевидения Северо-Западного округа, я у нее была недавно в программе, она сказала, что это вообще готовый сценарий для фильма. Мне было очень приятно. Потому что она достаточно опытный человек, журналист. Вообще, мне кажется, журналисты – самые строгие судьи.

С. КОРЗУН: Заработали Вы на этой книжке? Я почему о сценарии, потому что считал долгое время, что книга прокормить не может в общем, ну, даже профессионального писателя, за исключением нескольких имен. И вот сценарии, там уже идут совсем другие деньги.

И. ВОЛК: Вы знаете, пока нет какого-то сценария. По книге пока не будут снимать фильм…

С. КОРЗУН: Но гонорар-то получили.

И. ВОЛК: А что касается творческого гонорара своего… Конечно, я получила. Он небольшой. Приблизительно равен моей милицейской зарплате. Но мне сказали…

С. КОРЗУН: Месячной или годовой?

И. ВОЛК: Нет, конечно, месячной, что Вы.

С. КОРЗУН: А сколько составляет Ваша месячная зарплата? Начинаю неприличные вопросы задавать. Хотя, почему, госслужащий, да приличный вопрос налогоплательщика.

И. ВОЛК: Вы знаете, нет, абсолютно нормальный вопрос, это не секрет. Каждый месяц по-разному, плюс, минус тысяча рублей, потому что бывают премиальные месяцы. Где-то от 15 до 18 тысяч.

С. КОРЗУН: Всего-навсего? А за звание доплата?

И. ВОЛК: А это все вместе. Это и зарплат, и выслуга, и звание. У нас зарплата делится на множество составляющих. Это все вместе, да.

С. КОРЗУН: И Вы получаете на уровне своих коллег того же примерно образования то же звания.

И. ВОЛК: Все мои коллеги приблизительно так же получают. Но это зависит от должности. Конечно, там у начальников отделов побольше зарплата. У их подчиненных поменьше.

С. КОРЗУН: Ну, это понятно. А льготы какие? Остались? Я уже давно чего-то не встречал упоминания…

И. ВОЛК: Да, и бесплатный проезд остался. Нам выдают специальные карточки. Мы на метро бесплатно ездим. Оплату за квартиру сняли. Ну, собственно, давно, Вы, наверное, знаете.

С. КОРЗУН: Сняли льготы в смысле за оплату за квартиру? Или нет?

И. ВОЛК: Да, раньше была 50% скидка для сотрудников, сейчас ее сняли. Но нам ее компенсируют материально. Т.е. в принципе сейчас зарплата достаточно приличная по сравнению с тем, когда я только пришла. Моя первая зарплата была что-то в районе 1600 рублей.

С. КОРЗУН: Ну, тогда курс был немного другой, поэтому трудно…

И. ВОЛК: Другой, ну, Вы знаете, я тогда часть зарплаты откладывала, со своей первой я помню, что я подсчитывала и в переводе я помню, что это было где-то 65 долларов.

С. КОРЗУН: К книге вернемся: "Ирина, - спрашивает Мамед, читатель из Баку (по крайней мере, так подписался человек), - где можно купить Вашу книгу и есть ли в ней иллюстрации, включая фото Вас самой? И будет ли книга переводиться на другие языки? Например, на азербайджанский. Спасибо. Искренне, всегда Ваш Мамед".

И. ВОЛК: Ну, спасибо Мамеду за симпатию. Вы знаете, книгу можно купить практически уже во всех книжных магазинах. В частности и в "Букве" она продается. Потому что это магазин издательства. Я не знаю, будет ли она переведена на какие еще языки, пока не знаю. Я думаю, что об этом вообще рано говорить. Книгу иллюстрировал мой папа, там есть рисунки, которые рисовал мой папа. Все они написаны с натуры. Фотографии на книжке есть. Книжка издана в двух обложках. Один строгий наш милицейский вариант, серьезный, а второй более светский. Но Вы знаете, судьбу обложки решало издательство. Автор не имеет права голоса здесь.

С. КОРЗУН: Т.е. две разные обложки?

И. ВОЛК: Две разные обложки. Половина тиража, где я в форме, а половина тиража – более светский вариант.

С. КОРЗУН: В вечернем платье, как писали рецензенты.

И. ВОЛК: Да, в вечернем платье. Но судьба обложки полностью решает издательство. Т.е. автора, меня не спрашивали. Это издательство решает.

С. КОРЗУН: А в чем Вы чувствуете себя комфортнее в форме или в вечерней коктейльной форме?

И. ВОЛК: Вы знаете, я лукавить не буду. Я в форме себя очень комфортно чувствую. Я привыкла. Я вообще, с детства любила людей в форме, будь то мужчины, или женщина. Но как женщина, конечно, в вечернем платье мне тоже нравится одеваться, лукавить не буду.

С. КОРЗУН: Ну, и к духам можно перейти. Пишут, что вообще у Вас замечательная коллекция духов. Наверное, деньги-то откладывали из зарплаты как раз на духи? Или это поклонники приносили духи?

И. ВОЛК: Вы знаете, в основном, да, это подарки. А начала я собирать духи достаточно давно и там познакомилась с группой итальянцев, молодые люди, девушки. Они меня сначала за свою приняли. Я им объяснила, что не итальянка. По-английски они спросили, я говорю, я из Москвы. И мы как-то так сдружились. И у меня была экскурсия во Флоренцию. Они говорят, вот ты зайди по адресу. Дали мне адрес. Я говорю, я боюсь. Они говорят, ну, ты спроси у гида, не бойся, потому что ничего с тобой не случится. И я взяла маму, мы зашлис ней по указанному адресу. А это оказалась небольшая квартирка и там жил начинающий парфюмер. И он сделал…

С. КОРЗУН: Но не по Зюскинду, я надеюсь парфюмер-то начинающий.

И. ВОЛК: Нет, нет. И он уже увидев меня, сделал крошечный флакончик с духами, 15 миллилитров, я как сейчас помню, потому что он такой маленький был. И они мне его подарили уже перед отъездом. И вот с того момента мне почему-то захотелось коллекционировать духи.

С. КОРЗУН: Ну, Вы ими пользуетесь на себе? Или…

И. ВОЛК: Конечно, нет есть какие-то духи, которыми я не пользуюсь, потому что, Вы знаете, может быть, уже привыкла к ним. Хочется менять ароматы. Я вообще не любитель какого-то одного аромата. Я меняю их по времени года, по настроению. Зимой более терпкие ароматы.

С. КОРЗУН: По времени дня, допустим.

И. ВОЛК: Днем нет, с одним флакончиком.

С. КОРЗУН: Днем с одним флакончиком.

И. ВОЛК: Да, ну, что Вы, у меня времени нет так часто менять. Но духи коллекционирую, люблю.

С. КОРЗУН: Утверждают, что Вы запах из тысячи своих духов узнаете? Если Вам предъявить. Пробовали?

И. ВОЛК: Любимый запах узнаю. Может быть, все, это, наверное, преувеличение, конечно, любой не узнаю. Но большинство из тех духов, которые есть в моей коллекции, я думаю, что узнаю, конечно.

С. КОРЗУН: А как ощущаете себя в магазине в парфюмерии, там, где благоухают тысячи полосок? Я, например, захожу туда, и у меня просто полный коллапс начинается всякий абонятельный и прочий.

И. ВОЛК: А Вы знаете, я Вам секрет открою. Больше трех ароматов за один час нельзя пробовать. Ни в коем случае. И в перерывы надо обязательно кофе нюхать, обязательно. Иначе будет каламбур полный.

С. КОРЗУН: Кто научил, парфюмер итальянский? Кофе…

И. ВОЛК: Нет, милая девушка в магазине рассказала мне вот такой секрет. И, по-моему, даже в каком-то не специализированном магазине давно, просто сказала, что не стоит больше трех ароматов…

С. КОРЗУН: Ирина Волк, напомню, гостья программы "Без дураков" на "Эхе Москвы". Михаил Пореченков.

МИХАИЛ ПОРЕЧЕНКОВ: Вообще, приятно, когда в кадре красивый человек и еще он умеет правильно и красиво доносить информацию, поэтому я только за. Не знаю, как символ, это, наверное, просто мода какая-то определенная. но это хорошо. Все должно быть прекрасно, как писал Чехов.

С. КОРЗУН: Замечена на экране. Как относитесь к тому, что журнал "Максим" включил Вас в сотню самых красивых символьных девушек России?

И. ВОЛК: Вы знаете, честно сказать, я вообще узнала об этом случайно. Я пришла на работу в "Дежурную часть" программу, делать свой специальный репортаж, ко мне подходят мои коллеги, корреспонденты, говорят: Ирка, тебя включил журнал "Максим" вот в этот вот рейтинг. Я говорю: ребят, я работать пришла, хватит надо мной издеваться. У меня там ограничено. У меня 8 часов, и мне нужно многое сделать за это время. Они говорят, ну, купи журнал, посмотри, что ты такая неверующая Фома. Я звоню домой мужу и говорю: дорогой, купи, пожалуйста, журнал "Максим". Я не знаю, по-моему ребята не лукавят. Он купил "Максим" и говорит. Да, дорогая, Ты в этом рейтинге. Я тебя поздравляю. Я не знаю, где они достали фотографию, достаточно строгая, в форме. Ну, может, где-то купили. Так что меня в известность никто не ставил.

С. КОРЗУН: А после этого фотосессии не предлагали "Максим" или другие журналы?

И. ВОЛК: Предлагали.

С. КОРЗУН: Как относитесь к этому? Муж не пускает.

И. ВОЛК: Я серьезно к этому отношусь.

С. КОРЗУН: Серьезно это как? Соглашаетесь и потом обговариваете условия?

И. ВОЛК: Ну, раздеваться я, конечно, не имею права, Вы сами понимаете. Это не мой формат. Поэтому вот так и отношусь, что это не мой формат.

С. КОРЗУН: А внутреннему убеждению, что соответствует. Если бы Вы были не на службе, согласились бы? Потому что мечта многих девушек и женщин сняться для популярного журнала.

И. ВОЛК: Ну, раздеваться я бы точно не стала. Я просто знаю, что формат многих мужских журналов это там максимально раздетая женщина. Раздеваться бы не стала, конечно. Я Вы знаете, я снималась для журнала одного мужского. Он не только женщинам уделяет внимание, но и технике. Это была достаточно скромная фотосессия, джинсы, топы, т.е. ничего плохого я не вижу. Но Вы знаете, есть некая мера, есть некая грань, которую я просто переступать не готова. А так вообще к фотосессиям нормально отношусь. Почему бы и нет. Интересно поработать в новом каком-то образе.

С. КОРЗУН: А какой образ, в каком бы Вы предпочли поработать? Вечерние платья, исторические наряды, форма, хаки…

И. ВОЛК: Исторические наряды, что-нибудь очень классическое, вечернее платье, может быть, какой-нибудь стиль милитари.

С. КОРЗУН: Вечерний наряд в стиле милитари.

И. ВОЛК: Нет, отдельно.

С. КОРЗУН: Отдельно.

И. ВОЛК: Т.е. я перечислила.

С. КОРЗУН: Понятно. Напомню, Ирина Волк гостья программы "Без дураков" на радио "Эхо Москвы", Довольно много вопросов пришло по интернету. А сюда на смс сообщения не успеваю даже толком взглянуть. Ну, давайте, наверное, по Вашей как бы, не как бы, а почему как бы. Это журналистский штамп. О Вашей основной работе. Вот пенсионер из Омска Алексей интересуется: "Ирина, вот Вы работаете в милиции уже давно. Сколько Вы сами выявили преступлений? Работали ли в райотделе?"

И. ВОЛК: Вы знаете, естественно я участвовала в раскрытии преступлений. Я Вам это уже говорила. Сколько я раскрыла, я не могу рассказать публике. Это оперативная информация, которая тайну представляет. И я думаю, что едва ли оперативные сотрудники расскажут об этом. Но я могу сказать, что участвовала, и некоторые уже даже доведены до суда. Дела, в которых я участвовала. В райотделе я не работала. Вот я работала в отделе по борьбе с преступлениями в банковской сфере. Естественно, я во время обучения стажировалась в различных отделах территориальных органов внутренних дел. Но, Вы знаете, мне как-то повезло. Я сразу попала, скажем так, на экономическую линию. В те времена еще далекие были контрольные закупки там всякие, но вот как-то меня сразу вынесло на экономическое поприще, и я работала здесь.

С. КОРЗУН: Александр, служащий из Питера Россия: "Здравствуйте, Ирина, по данным многих социологических опросов до 80% населения не доверяют МВД и крайне негативно оценивают деятельность этого госинститута (прокомментируете?). В чем причина такого положения и не пора ли провести большую чистку?" – пишет еще Александр.

И. ВОЛК: Ну, Вы знаете, это он какие-то цифры приводит, я эти цифры, честно говоря, не слышала. Что касается чистки, я представляю именно управление по борьбе с экономическими преступлениями. Я не представляю министерство внутренних дел в целом. Я все-таки хочу отвечать за свое ведомство. Это не в моей компетенции проводить вот такой анализ.

С. КОРЗУН: А как Ваше ведомство реагирует на пожелания, скажем так, в мягкой форме первых лиц государства, в частности избранный президент г-н Медведев заявил о том, что если наша доблестная милиция будет покушаться на бизнес и мешать осуществлению его нормальной деятельности, то мы скорее расстанемся с милицией, чем с бизнесом. Я, конечно, немножко утрирую, но, в общем, это руководящие указания шли вполне определенно. Многие восприняли в экономической среде, как сигнал о том, что такого давления, выемок документов необоснованных вроде как будет меньше. Ну, желание, по крайней мере, Медведева работать в этом направлении.

И. ВОЛК: Ну, Вы знаете, в этом направлении… мне пока сложно ответить, как реагировать…

С. КОРЗУН: Ну, собиралось совещание какое-то по этому вопросу? Все-таки избранный президент сказал. А в мае станет президентом настоящим.

И. ВОЛК: Вы знаете, я думаю, что это будет после инаугурации. Все-таки инаугурации еще не было, я думаю, совещание будут собирать после инаугурации все же.

С. КОРЗУН: Ну, реально, по Вашему мнению, бывают ли такие случаи, когда экономические структуры вмешиваются в деятельность бизнеса и реально мешают ему?

И. ВОЛК: Ну, Вы знаете, вот что касается нашего ведомства, я не припомню, честно говоря, таких прецедентов, ну, по крайней мере, за последние 2-3 года вот таких сознательных я не припомню. Что касается каких-то других ведомств. Были прецеденты с налоговыми инспекциями, с другими органами. Даже в частности и наши сотрудники работали по таким делам. Но вот что касается своего ведомства, я не помню за последнее время…

С. КОРЗУН: А чем Вы тогда занимаете, как можно, вот как пресс-секретарь ., скажите, в чем вот граница ответственности Вашего ведомства.

И. ВОЛК: Да, объясню. Это все абсолютно экономические преступления, начиная от преступлений в банковской сфере, подделка различных там…

С. КОРЗУН: Т.е. обналичка это к Вам.

И. ВОЛК: Продуктов питания. Да. Преступления с кредитными картами фальшивыми. Преступления на потребительском рынке к нам.

С. КОРЗУН: Например?

И. ВОЛК: Некачественные продукты питания. Там, я не знаю, поддельные продукты питания. Ну, множество на самом деле.

С. КОРЗУН: Фальсификация в этой области.

И. ВОЛК: Вредные для здоровья продукты питания. Лекарствами занимаемся, бензоколонками занимаемся. Т.е. масса, вот все, что связано в экономикой, это к нам. Т.е. уже кражи, грабежи, разбои, этим все же уголовный розыск занимается.

С. КОРЗУН: Понятно, Ирина Волк, гостья программы "Без дураков" на радио "Эхо Москвы". Как время быстро летит. А чем Вы вообще увлекаетесь? Как Вы отдыхать любите?

И. ВОЛК: Как я отдыхаю? Я люблю поэзию, люблю фитнесс, занимаюсь фитнесом уже давно. Люблю путешествовать. Вот, пожалуй, три таких вот хобби моих. А, люблю еще на роликах кататься.

С. КОРЗУН: А поэзию любите, как любитель, или как автор тоже? Пишите что-то?

И. ВОЛК: Нет, как любитель.

С. КОРЗУН: Исключительно как любитель. А чего так?

И. ВОЛК: Не знаю, надо иметь, наверное, талант. Люблю стихотворения любимые наизусть учить. Или те, которые вот где-то внутри. Которые слезы вызывают, вот люблю очень. Вот тоже хобби. Открою Вам секрет.

С. КОРЗУН: Сентиментальный капитал милиции.

И. ВОЛК: Никому еще, кстати, из журналистов не рассказывала.

С. КОРЗУН: А прочтите что-нибудь из любимого.

И. ВОЛК: Ой, Вы знает, вообще, любимая у меня поэма "Бог" Державина. Хотите, начну, но , долго придется читать. Или могу из последнего. Как скажите, так и сделаю. Из того, что последнее выучила.

С. КОРЗУН: Ну, Вас можно и долго слушать. Выучили… специально к этой программе... Ирина Волк.

И. ВОЛК: Если немножечко запинки будут, не обращайте внимания. Ну, так что читать?

С. КОРЗУН: Ну, давайте из последнего.

И. ВОЛК: Из последнего. Ну, тогда это Мандельштам. Посвящение художнику Пиросмани. Это я смущаюсь так. Я глаза закрою, с Вашего позволения.

ЧИТАЕТ СТИХОТВОРЕНИЕ

С. КОРЗУН: Родные разделяют Ваши?

И. ВОЛК: Да.

С. КОРЗУН: По вечерам стихи друг другу читаете?

И. ВОЛК: Ну, люблю, да.

С. КОРЗУН: Андрей спрашивает, вопрос, пришедший по смс, наконец, до них добрался. "Для Вас карьера дороже счастья материнства?"

И. ВОЛК: Нет, конечно. У меня получается совмещать и то, и другое. Как можно это сравнивать?

С. КОРЗУН: А кто сын? Дочка?

И. ВОЛК: Сынок.

С. КОРЗУН: Сколько?

И. ВОЛК: Год и пять.

С. КОРЗУН: Ага. Замечательный совершено возраст. В детском саду, или дома сидят?

И. ВОЛК: Домашний.

С. КОРЗУН: Есть кому сидеть. А почему в детский сад не отдаете? Социализация…

И. ВОЛК: Рано, еще маленький. Нет, я не против детского садика.

С. КОРЗУН: А, ну, да, полтора года, да.

И. ВОЛК: Нет, мне повезло, у меня и моя мама замечательная, и свекровь у меня замечательная. И мой папа, и свекор мой, и няня у нас замечательная. У меня идиллия. Мне в этом плане очень повезло. У меня много помощников.

С. КОРЗУН: А сами себя не корите за то, что там времени когда-то мало, где-то служба, где-то книжка, где что.

И. ВОЛК: Я корю. Я честно скажу, как мама, конечно, я корю, конечно, я очень скучаю по сыну. Но я честно скажу, я все максимально свободное время стараюсь проводить с сыном. В выходные, когда там, может быть, с работы удается пораньше приехать, я стараюсь быть с ним, я стараюсь открывать ему мир, покачаться с ним на качелях, это такое счастье, когда он берет за руку меня, ну, он еще не говорит, он показывает, что мол, это объясни, это. Очень любит машинки. Обожает трактора. У него это такие эмоции вызывает. Это большое счастье.

С. КОРЗУН: А сами машинки любите?

И. ВОЛК: Люблю.

С. КОРЗУН: А какая машинка?

И. ВОЛК: У кого у меня?

С. КОРЗУН: Да.

И. ВОЛК: Простая машинка. Ну, рекламой я не буду заниматься, ну, не дорогая машинка.

С. КОРЗУН: Ну, сильная, мощная?

И. ВОЛК: Нет, она не мощная, она иномарка японская, ну, не скажу, что мощная, есть лучше.

С. КОРЗУН: Получаете удовольствие за рулем? Или это просто средство передвижения?

И. ВОЛК: Вы знаете, я Вам честно скажу, это была необходимость для меня, потому что в силу работы, когда я начинала работать, и собственно продолжала работать, у нас была старая камера формата супер VHS, ну, вы представляете это огромный чемодан, и я ним ездила долгие годы в метро, а надо было порой за целый день пять концов Москвы объездить. И все с этим чемоданом. И я просто начала, честно Вам скажу, по 100 долларов откладывать на машину. И я копила, купила первую машину нашу, долго на ней ездила, а потом поменяла, потому что она уже износилась.

С. КОРЗУН: За неправильную парковку штрафуют, эвакуируют?

И. ВОЛК: Эвакуируют, еще как эвакуируют.

С. КОРЗУН: Да Вы что, ни один раз с Вами что ли было?

И. ВОЛК: Два раза эвакуировали. Последний раз на Ленинском.

С. КОРЗУН: А Вы туда с щитом и с мечом. Повесьте туда какое-нибудь удостоверение. Или не обращают внимание? Ужас какой.

И. ВОЛК: Вы знаете, вот сейчас мне эта идея, честно говоря, пришла в голову. Но у меня ничего нет в машине, я как обычные люди езжу.

С. КОРЗУН: Ну, еще, как она называется, какая-то графия специальная, проблесковые сигналы цветография.

И. ВОЛК: У меня ее пока нет, так что я со всеми трудностями сталкиваюсь так же, как и все автолюбители, водители.

С. КОРЗУН: Андрей из Омска, сообщение по смс: "Приятно слушать умную, обаятельную, по-видимому, красивую женщину. Редкое и удивительное сочетание". "Вы пользователь компьютера", - спрашивает Валерий.

И. ВОЛК: Да, конечно, а как же без них?

С. КОРЗУН: А как Вы относитесь к пиратству?

И. ВОЛК: Плохо отношусь к пиратству. Это же нарушение закона. Плохо отношусь к пиратству. Конечно.

С. КОРЗУН: Т.е. Вы хотите сказать, что на Вашем домашнем компьютере только лицензионные или официально бесплатные программы.

И. ВОЛК: Ну, на моем компьютере не так много программ, но те, что есть, да, лицензионные. Ну, у меня один компьютер.

С. КОРЗУН: Не скачиваете там, ни… Ой, страшный секрет. Не буду Вас пытать по этому поводу.

И. ВОЛК: Нет, я не скачивала. У меня необходимости не было. У меня стоит фотошоп, она достаточно такая дорогая программа. Для кого как, для меня достаточно дорогая. Ну, у меня есть необходимость в этом, поэтому она была установлена. А так у меня нет множества программ.

С. КОРЗУН: Напомню, Ирина Волк гостья программы "Без дураков" на радио "Эхо Москвы". Алекс из Екатеринбурга комментарий такой угловатый: "Когда говорят "тайна следствия" создается впечатление, что милиция бессильна". Ну, я думаю, что это высказывание имеет основание, поскольку многие преступления, ну, не берем экономическую сферу, которая более закрыта, многие громкие заказные убийства, в том числе, до сих пор не раскрыты. Время от времени появляются все новые версии.

И. ВОЛК: Вы знаете, а вот поэтому бывают и не раскрыты, что многое доводится до средств массовой информации. Я не согласна вот с этим мнением этого молодого человека, потому что есть все-таки некие моменты, которые нельзя до определенного времени раскрывать, потому что это может спугнуть там преступников. Потому что преступники могут уничтожить нужную документацию, знать о проведении тех или иных мероприятий, поэтому я категорически не согласна, находясь внутри системы именно.

С. КОРЗУН: Но все-таки согласны Вы или не согласны с тем, что роль журналистов все-таки вскрывать и давать всю информацию, а роль соответствующих ведомств хранить ее в тайне.

И. ВОЛК: Абсолютно с этим согласна. Ничего плохого в этом не вижу. Поэтому пришла к Вам без всяких, не требовала от Вас ни бумаг, ничего, вот на личной договоренности и симпатии.

С. КОРЗУН: Да и мы как-то так мягко, не требуем никаких там дополнительных сведений по тем или иным экономическим преступлениям в интересах обвиняемых или обвиняющих.

И. ВОЛК: Да, и никогда не обижаюсь, кстати, на журналистов за какие-то вопросы.

С. КОРЗУН: Ну, а чего на нас обижаться? Чего с нас журналистов взять. Вы же сами так немножко журналист.

И. ВОЛК: Конечно, поэтому я понимаю.

С. КОРЗУН: Какая самая, ну, большая неправда о Вас, которая высказывалась в средствах массовой информации? Было ли такое? Искажались ли Ваши сообщения из Вашей личной жизни?

И. ВОЛК: Вы знаете, я не очень слежу за индексом своей популярности. Я там что-то читала про мужа, какие-то рассуждения. Кто муж? вот там были какие-то ошибочные рассуждения. Видимо, людей, которые не знают. А так я, честно говоря, не читаю особо, что про меня пишут.

С. КОРЗУН: А как Вы готовитесь к телеэфиру? Соответствующий грим, одежда, настроение, вот репортажи в кадре. Работали ли Вы в студии?

И. ВОЛК: Конечно, работала. Я вела рубрику "Экономическая безопасность". Т.е. я и как ведущий практиковала.

С. КОРЗУН: Ну, это Ваша ведомственная была студия?

И. ВОЛК: Нет, это была студия телеканала, они предоставили любезно. Ну, рубрика была естественно "Экономическая безопасность", где рассказывалось об экономических преступлениях. Соответственно я работала и как журналист, и работаю, я делаю специальные репортажи, ну, и как пресс-секретарь.

С. КОРЗУН: Нет ли желания продолжить вот эту линейку Вашей карьеры в сторону телевидения, в сторону художественного фильма, есть ли предложения?

И. ВОЛК: Вот, знаете, я не знаю, это зависит от предложения. У меня было одно предложение там в эпизоде сыграть, я отказалась, у меня времени тогда просто не было. Может быть, я бы и приняла какое-то предложение, но оно должно быть конкретное, и я должна конкретно ответить. Сейчас мне сложно как-то абстрактно рассуждать об этом, но я не против, конечно.

С. КОРЗУН: И устроить он должно, понятно, со всех сторон.

И. ВОЛК: Ну, конечно, безусловно.

С. КОРЗУН: Что может произойти, что… по какой причине Ваши пути с Вашим нынешним ведомством с МВД, и с Управлением экономической безопасности могут разойтись? Видите ли Вы такую перспективу возможную?

И. ВОЛК: Я не знаю. Вы знаете, я не знаю, по какой причине они могут разойтись. Мне нравится моя работа.

С. КОРЗУН: Т.е. Вы себя абсолютно комфортно чувствуете.

И. ВОЛК: Да, мне нравится моя работа, мне нравится, что здесь можно, некая есть свобода для творчества, мне это очень нравится. Я защитила диссертацию, работая в управлении, я 4 года ее писала, достаточно долго.

С. КОРЗУН: Ой какая-то тема была ее достаточно интересная. Я попадал на нее. Какое-то там время что-то…

И. ВОЛК: "Право, время и пространство, теоретический аспект". Тема диссертации. Все, что связано с вступлением в силу законов, там несколько было новых определений, правовое время, правовое пространство, и т.е. ну Вы сами знаете. А Вы читали, да?

С. КОРЗУН: Саму диссертацию не читал. Да, не дошел так глубоко.

И. ВОЛК: Просо авторефераты, я знаю, что многие в интернете выставляют. Я поэтому поинтересовалась.

С. КОРЗУН: Для Вас была интересна эта работа? С научной точки зрения.

И. ВОЛК: Очень. Правда, я долго, я считаю, что 4 года достаточно долгий период. Да, интересная, очень интересная. Защищаться было страшно, Вы не представляете, жутко страшно. Я помню, я похудела килограмм на 7 перед защитой, так нервничала.

С. КОРЗУН: Ирина Волк. Пожелайте что-нибудь нашим слушателям на прощание. Все уже, время выходит.

И. ВОЛК: Ой, спасибо большое за внимание. Спасибо большое за такую симпатию не смотря на то, что я милиционер. И я желаю всем удачи, реализации творческого, интеллектуального потенциала и большого человеческого счастья.

С. КОРЗУН: Ну, а мы Вам пожелаем просто и удачи, и здоровья, чтобы все было хорошо и на работе и дома у Вас.

И. ВОЛК: Спасибо.

С. КОРЗУН: Ирина Волк была гостьей программы "Без дураков". Спасибо Огромное за то, что пришли на нашу программу …

И. ВОЛК: Спасибо. Здорово.

С. КОРЗУН: И ответили на наши вопросы. Всего доброго.