Купить мерч «Эха»:

Фестиваль "Этноленд" - Герогий Аистов - Аргентум - 2006-07-23

23.07.2006

24 июля 2006 года

00.08 - 01.00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» - Георгий Аистов, председатель правления Московского Дома Художников, главный идеолог «Этнолайфа»; Марат, арт-директор «Этнолайфа».

Эфир ведет - Александр Плющев.

А. ПЛЮЩЕВ - Московское время 0 часов 8 минут. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы» у микрофона Александр Плющев. Мы продолжаем наши фестивальные недели. На прошлой неделе говорили об оупен-эйре «Эммаус» с его организаторами, а сегодня у нас настала очередь «Этнолэнда». И у нас сегодня в гостях Георгий Аистов - можно сказать, идеолог всего этого дела, идеолог «Этнолайфа». Георгий, доброй ночи.

Г. АИСТОВ - Здравствуйте. Мы очень рады, что нам удалось захватить вашу радиостанцию, взять вас в заложники вместе с радиослушателями на какое-то время. Теперь они будут вынуждены слушать все наши требования.

А. ПЛЮЩЕВ - Да, это так. Я до часа ночи в заложниках нахожусь у Георгия Аистова. И приехал с ним Марат. Георгий, представь его. Не предупреждали меня.

Г. АИСТОВ - Да, Марат - наш арт-директор, и он один из смертников, которые реализовывают самые невероятные проекты любой ценой, поскольку наши фестивали (не один фестиваль, а семь фестивалей) были организованы всего за один месяц.

А. ПЛЮЩЕВ - Я надеюсь, что те, кто смотрит сейчас нашу видеотрансляцию, а мне удалось все-таки, несмотря на протесты наших гостей, ее сделать, уже сделали скриншоты на «plushev.com/video» и распространяют их на постах ГАИ.

Г. АИСТОВ - Только не врежьтесь, если вы едете на машине, у вас телевизор.

А. ПЛЮЩЕВ - Нет, телевизор не может, к сожалению, из Интернета. Еще нет таких технологий.

Г. АИСТОВ - А, ну хорошо тогда.

А. ПЛЮЩЕВ - То есть это человек дома или хотя бы на ноутбуке должен посмотреть. Так вот, «plushev.com/video» стоит посмотреть, потому что наши гости весьма колоритные такие, в цветах украинской революции.

Г. АИСТОВ - Мы очень похожи на розовых поросят, но мы «нэ бачим по-украински нисколько».

А. ПЛЮЩЕВ - Насчет фестиваля «Этнолайф» вы можете задавать свои вопросы по следующим координатам: 725-66-33 - это наш пейджер, и SMS 970-45-45. И оба телефона московские, 495 перед ними надо набирать из других городов, а из других стран еще стоит набрать +7. Конечно же, включим мы наши телефоны сегодня, потому что речь у нас сегодня будет даже не столько о музыке, сколько о духовном развитии.

Г. АИСТОВ - Да, ну конечно. Потому что идея основная фестиваля - не только показать людям музыку, но и в целом показать им культуру и приобщить их к какому-то здоровому образу жизни.

А. ПЛЮЩЕВ - О, это очень актуально в последнее время. Тем более что мы сегодня не будем вам показывать музыку. Если захотите музыки, которой угощают на «Этнолэнде», то пожалуйте прямо туда. А кстати, куда? Ну и все видели, наверное, эти плакаты, особенно в Москве, и все видели, что это происходит в Сорочанах. А конкретнее?

Г. АИСТОВ - Да, более конкретно. Сорочаны - это место, где все катаются на лыжах. Это одна из самых крутых гор. Крутая не только потому, что на ней 3-километровая канатная дорога, под стать швейцарским Альпам, но крутая потому, что она отчасти насыпала и, пожалуй, самая большая гора, поэтому сами по себе Сорочаны напоминают такую русскую Швейцарию. И площадка в целом уникальна, потому что есть три уровня. Первый уровень - это верхушка горы, это место для медитации и созерцания, где мы будем пытаться установить планетарий, пока еще не установили, но в процессе. К сожалению, все компании, которые производят планетарии во всем мире, почему-то делают это за 6 месяцев. Наши русские умельцы обещают за 3. Вторая площадка - это место, где расположен мегашатер, и где несколько сцен, в том числе открытая сцена, которая стоит прямо напротив горы, и гора является естественным амфитеатром для нее. И третья площадка - это площадка внизу у реки, где можно разбить живописный лагерь. Мы привезли типи, вигвамы, юрты - это все находится там, и все это так вписалось. Прямо с горы видны эти индийские типи, вигвамы, мы их везде расставили. К сожалению, еще не успели толком обжить, потому что делали все в Индии (шили сами), и контейнер пришел только (в связи с этим саммитом) буквально за несколько дней до открытия фестиваля, поэтому только-только все расставили и ждем теперь людей, которые украсят. Ждем индейцев. Так что индейцы, доставайте трубки мира, томагавки, чтобы рубить дрова, берите с собой все необходимые вещи и приезжайте с палатками.

А. ПЛЮЩЕВ - Я так понимаю, что фестиваль уже открылся довольно давно, в отличие от всех оупен-эйров, которые у нас здесь происходят. Но может быть, кроме того, что идет в саду Эрмитаж, этот довольно длительный. Обычно они компактно проходят - 2 - 3 дня, а этот такой длительный, растянут на половину лета.

Г. АИСТОВ - Но это вообще не «Этнолэнд» - это фестивальный парк. А «Этнолайф» - это фестиваль. Собственно и то, и другое - задумка наша. Но в чем идея «Этнолэнда» - это не просто создать фестиваль, 3 дня где-то тусануться и потом разбежаться и больше не увидеться в этом году, а это идея создать площадку, куда люди могли бы регулярно приезжать, регулярно встречаться. Место встречи. Жить с палатками, жить на природе и получать некий культурный духовный досуг, потому что ведь на «Этнолэнде» есть определенные правила, поскольку мы захватили вас, мы должны выставить эти требования. Первое, мы не продаем алкоголь. Там нет открытой продажи алкоголя.

А. ПЛЮЩЕВ - Сразу хочется поехидничать, сказать, что на сало обмениваете?

Г. АИСТОВ - Нет, сала тоже нет, потому что нет. На самом деле, идея какая? Очень мы не хотели сделать наш фестиваль пивным или пьяным. И тут представителям пивных компаний нет смысла обижаться, но действительно многие оупен-эйры становятся такими попойками, местом, где люди приезжают просто оторваться. А тут другая идея - тут идея, чтобы человек приехал и за счет музыки, культуры, искусства поднялся на более высший какой-то уровень. Поэтому мы пригласили разных йогов, разные духовные организации, разные культурные организации. И в принципе, идея - соединить театр, классику, музыку электронную, этническую музыку. То есть идея выдать некий микс, потому что слово «этно» для нас - это не то, что было 10 тысяч лет назад где-то в альпийских горах. Слово «этно» для нас - это то, что сегодня происходит, сегодняшний этнос. Представляете, через 20 тысяч лет здесь на этом месте, где ваша радиостанция стоит, будут происходить раскопки, найдут эти микрофоны археологи (здесь же находят часто в Москве какие-то вещи) и будут думать, что же они там делали с этими железными штуками, на что же они похожи.

А. ПЛЮЩЕВ - Скорее я вот сейчас думаю, что же найдут, если найдут. Скорее все-таки лампочки, потому что стекло разлагается не так быстро, как железка.

Г. АИСТОВ - Ну ладно, микрофоны разложатся, найдут наши зубы титановые, найдут лампочки, найдут еще наверно ключ от машины и что-то такое, они будут думать, чем же они здесь занимались на этом месте. Даже не поймут, что здесь стояла масса компьютеров, радиослушатели слушали. Кстати, вот радиослушатели слушают нас сейчас? Реагируют? Они как-то могут постучать, позвонить?

А. ПЛЮЩЕВ - Конечно, запросто. Во-первых, я вижу, что время от времени загорается лампочка телефонов, хотя я их еще не объявлял, между прочим. Во-вторых, я вижу, что нас смотрят люди на видеотрансляции на «plushev.com/video».

Г. АИСТОВ - Да?!

А. ПЛЮЩЕВ - Да. И, в-третьих, они, вот например Вика. Вы не бачите по-украински, а они бачут, как она пишет: «Будет кто-нибудь из Украины?» - спрашивает она.

Г. АИСТОВ - Олег Скрипка приехал специально поддержать наш фестиваль и так и не смог выступить. И обязательно обещал выступить. Не знаю, когда, будем ему звонить. Вообще мы открыли фестиваль Днем славянской культуры, и мы пригласили белорусов, украинцев. И это был замечательный праздник, там было более 200 народных коллективов, и конечно приехали хорошие этнические команды. Оля Арефьева, Скрипка полностью с ВВ. Кто еще был у нас?

А. ПЛЮЩЕВ - Я вот про первый день у коллеги своего Вадима Пономарева прочитал в журнале. Он пишет вот что: «В первый день должен был выступать звезднейший состав: Старостин с Клевенским, Арефьева, «Вопли Видоплясова», Сергей Летов и т.д. Когда автобус доехал до Сорочан, я встретил озабоченного Скрипку и бурно настраивающихся на сцене музыкантов. Звук просто фантастический. А затем пошел дождь сильный и долгий. По идее, концерт должны были бы перенести в большой шатер, но, зайдя туда, я просто ахнул. Там вообще ничего не было готово: недостроенная сцена, разбросанные доски, под бурным ливнем я просидел пару-тройку часов в ресторанчике и, поняв, что концерта не будет, просто уехал из Сорочан. Не понятно, вообще зачем народ приглашали на пятницу и почему не предусмотрели обещанный ливень. В общем, организация ниже плинтуса». Есть что ответить. Я просто хотел спросить, Арефьева-то когда пела?

Г. АИСТОВ - В целом хочу сказать, что вы просидели все самое главное действие в ресторанчике, потому что все-таки концерт состоялся и все-таки в большом шатре. Во-первых, сразу же извиняюсь перед всеми, кому мы принесли неудобства, но нужно понять, что фестиваль состоялся за один месяц. Фестиваль был запрещен, поскольку… ну не то, чтобы запрещен.

А. ПЛЮЩЕВ - А мы сейчас к этой истории вернемся. Давайте сейчас сосредоточимся на открытии, а потом мы вернемся. Это важно.

Г. АИСТОВ - Я что-то не понял, вы нас заложник, или мы ваши заложники? Ладно, хорошо. Выступление действительно состоялось. Начался ужасный совершенно нереальный дождь, который шел из Москвы в качестве бури. Стало сносить просто сцену, и мы не смогли перекоммутировать аппараты (это достаточно сложное дело) за столь короткое время. Но в большом шатре состоялся такой импровизированный концерт, причем сначала начали играть барабаны - такой «драм пати», потом стали петь казаки, стали хороводы, а потом Арефьева, наверное, всю ночь там «колбасила» по полной программе, была очень довольна, очень счастлива. И такое было «андеграундное» открытие. Ну действительно как такового концерта не состоялось, постольку поскольку только выставили сцену, она была еще не закреплена, ее стало сдувать и сносить. В общем, я всю ночь бегал с веревками и со шлангами. Но выступление было, на следующий день прошел концерт.

МАРАТ - Фольклорный союз «отколбасил».

Г. АИСТОВ - Да, Фольклорный союз Росси привез нам 100 коллективов со всей страны. Если честно, я даже не знал, что наша культура настолько богата такими традициями, костюмами, они все неповторимы, все разные. Я спрашивал, девушки, а у вас что за костюмы, китайские, индийские? Они говорили, да нет, пензенские какие-то, славянско-квышнинские, еще какие-то. В общем, было очень интересно на самом деле. Но каемся за то, что не могли до конца удовлетворить всех людей. Но сейчас уже фестиваль, в принципе, на 80 % готов. На латинском уик-энде были различные консульства, было очень много артистов из Латинской Америки. К нам приезжала Сели Амара. К нам приехал легендарный Ленин. Такой уникальный артист Ленин, а папа его - основатель компартии Бразилии. Собирает огромное количество людей в Бразилии. Сюда приехал к нам на фестиваль. Он знал об «Этнолайфе» как о социальном явлении, о духовном явлении, приехал поддержать наш фестиваль, привез всю свою семью: папу 95 лет. Они стояли со слезами в очереди в мавзолей. На Ленина так и не посмотрели. В общем, Ленин приехал посмотреть на Ленина, потом он выступал в «Этнолайфе». Потом была Сели Амар - замечательная тоже артистка. Фестиваль латинской культуры, я считаю, удался. И тут, слава богу, не было никаких «протормозов». Буквально сегодня уехали люди. А на следующий фестиваль «Этнолайф» мы вообще ожидаем какое-то нашествие. Я не имею в виду фестиваль «Нашествие», а я имею в виду нашествие людей, потому что к нам приезжает Полунин из Франции, к нам приезжают люди из цирка «Де Сале», к нам приезжают люди из «Воманда», к нам приезжают люди с фестиваля «Гластенбер» из Англии. И все хотят на нас посмотреть. Вообще русский феномен. К нам приезжает очень много людей и будущих перспективных актеров. И к нам приезжают артисты, которых я не имею права объявлять - я вот не могу этого понять, почему я не имею права их объявлять - из Лондона и т.д., но у них какой-то там контракт на какое-то другое.

А. ПЛЮЩЕВ - Они просто скрываются.

Г. АИСТОВ - Нет, на просто сказали, что вы можете их выставить только как… причем они узнали о нашем фестивале. Они здесь приехали на другой фестиваль. На нашем фестивале они готовы выступать чуть ли не бесплатно ради поддержки самого «Этнолайфа», потому что идея замечательная, идея очень многих пронимает до глубины костей - такой альтернативный фестиваль. И я просто не имею права называть их имена пока. Но будут специальные артисты из Англии очень хорошие.

А. ПЛЮЩЕВ - Здорово. Но что касается вот этой истории с «Островом света». Я следил за этим делом не пристально, но тем не менее. И, в общем, было поначалу ощущение того, что происходит что-то невероятное, и оно, видимо, не произойдет. И так оно и случилось, оно не произошло. Я напомню нашим радиослушателям, что было, во всяком случае, те ключевые моменты, которые я помню. Было объявлено о проведении в Сорочанах глобального фестиваля «Остров света» с участием звезд из различных стран мира. И все это под патронажем Дмитрия Диброва и Бориса Гребенщикова. То есть их тогда еще телевизионного проекта «Про свет». Но вот уже, насколько я понимаю, телевизионный проект закрывается, если уже не закрыли, и собственно, и с фестивалем как-то не очень получилось. Что же случилось, поскольку вы взаимодействовали с ними и готовили как часть команды. Что же случилось там?

Г. АИСТОВ - Тут надо сказать несколько вещей. Во-первых, Дмитрий Дибров - молодец, потому что благодаря его энтузиазму и энергии фестиваль вышел вообще на другой уровень. Дальше, идея была совместно организовать «Остров света». То есть это глобальный гиперпроект, который, в принципе, на самом деле, состоится явно уже не в этом году - в следующем году. Единственное, что конечно оставить имя «Этнолайф» Дима не захотел, потому что в его видении это было нечто большее, чем «Этнолайф», намного большее, чем «Этнолайф». Но, тем не менее, идея там «этнолайфовская». Дима нам помогал в прошлом году. Мы объединили усилия. И в принципе, пытались приготовить такой гипер, мегафестиваль. Единственное, мы не знали, как это делать, на какие деньги это делать, каким образом это делать, потому что такие фестивали не делал никто. И в конечном итоге так получилось, что просто идея существует, просто мы к ней еще не пришли, поэтому в этом году она еще не получилась по разным причинам - не хочу их сейчас озвучивать. Но по сути дела, мы продолжаем действовать, продолжаем взаимодействовать, потому что фестиваль «Острое света» проходит в Эрмитаже в усеченном формате, а мы продолжаем делать свой «Этнолайф» как и делали, в Сорочанах. Мы конечно расширили свой репертуар, ассортимент, тот кто сможет зайти на сайт «ethnoland.ru», увидит, что там каждые выходные какой-то фестиваль происходит в этом году. Но все равно я бы сказал так. В этом году это сигнальный вариант. Потому что мы уже разговаривали, например, с Полом Маккартни, который поддерживает вегетарианское движение, он очень любит наш вегетарианский ресторан «Джиганат», который также является частью проекта «Этнолайф», и он, например, нам сказал, ребята, чтобы поддержать вегетарианское движение в России, вообще в мире, я готов выступать бесплатно, дайте мне только полмиллиона на грузовик, довезти контейнеры, оплатите персонал, а в целом мне гонорар не нужен. Так нам передали те друзья, которые за нас просили Пола Маккартни приехать в Россию выступить. Дальше мы пригласили Полунина. Полунин тоже очень обрадовался. Ему очень понравилась эта идея фестиваля как такового не только музыкального фестиваля. Потому как я уже говорил, «Этнолайф» - это не только музыкальный фестиваль. Музыка там имеет определенное составление. Нас интересует анимация, художники. И вот в этом смысле Полунин очень загорелся этой идеей…

А. ПЛЮЩЕВ - Анимация не в мультипликационном смысле этого слова?

Г. АИСТОВ - Анимация как актеры. Это уличный фестиваль, это вообще фестиваль уличного праздника: ходулисты, ненормальные, сумасшедшие люди, люди в костюмах, этники, индийцы, шаманы, перформеры - то есть нас интересуют все необычные люди. Если вы хотите приехать к нам на фестиваль, у вас, например, есть дома костюм, который вы делали полжизни, или он остался от бабушки, или вы, например, сумасшедший, но вы умеете делать замечательные какие-то скульптуры, рисуете картины, берите их с собой, приезжайте на фестиваль, показывайте. Если вам не останется места, чтобы встать, оденьте эту картину на себя и нарисуйте ее на себе, ходите и самовыражайтесь. То есть идея фестиваля состоит в неком вавилонском столпотворении действий, где… Что такое вообще гармония? Тезис и антитезис когда сталкиваются, появляется синтез. То есть наша задача - смешать все, то есть столкнуть духовность, культуру, людей разной направленности и вот создать некую энергетику творчества, духовности, то, что мы называем гармонией. То есть идея фестиваля на самом деле очень глубокая. Потому что иначе все сидят по норам. Художники сидят там, музыканты сидят там, духовные люди сидят там. А их нужно собрать всех в одном месте.

А. ПЛЮЩЕВ - Тут отличный вопрос задает Вика опять же, та же самая, которая спрашивала про украинцев: «Одного не пойму, где будет «Этнолайф»?» - по-моему, мы уже об этом сказали. - Когда? Где взять билеты?!» Последний вопрос очень важен.

Г. АИСТОВ - Билетов нет. Их нет, потому что их нужно купить на месте. Билеты будут жутко дешевые по цене 300 рублей. Я понимаю, что может для кого-то это не очень дешево, но в принципе для фестиваля это дешево. Потому что на фестивале в Гластенбере стоят гораздо дороже билеты. Можно будет купить прямо на месте. А вся информация о том, как доехать, о том, какое расписание, какие события пройдут на сайте «ethnoland.ru». Вот туда можно зайти. Или на сайт «sorochany.ru» - там можно скачать карту. Главное событие «Этнолайф» начнется в следующую пятницу. И мы ждем вас всех.

А. ПЛЮЩЕВ - Вот когда я объявил здесь в своем живом журнале о том, что вы будете сегодня у нас в гостях, у меня был вот такой комментарий, я сейчас его зачитаю: «Да, послушаю передачу, интересно, как этот товарищ оправдает провал такой замечательной идеи. Сколько ошибок, столько непрофессионализма - это надо постараться. Например, дорогие билеты. Не понятно, на какую аудиторию ориентируется «Этнолэнд», если на средний класс, то приведите в порядок территорию, хотя бы разбитые бетонные дорожки заасфальтируйте и т.д. Если на молодежь, то тогда входные билеты слишком дорогие». Так пишет комментатор Олег. «Так как в основном люди приезжают в субботу на один день, на несколько дней остаются единицы».

Г. АИСТОВ - Ну что ж, могу сказать, что возможность критики - это замечательное качество. Но увидел ли Олег что-то позитивное, вот мне хотелось бы узнать. Дело в том, что действительно бетонные дорожки разбиты, но я думаю, что когда ты делаешь фестиваль, ты не приглашаешь людей посмотреть на свои дорожки. Во-первых, дорожки принадлежат курорту, и мы абсолютно не собираемся приводить их в порядок только по одной простой причине, что они никаким образом не влияют на события. А вот я бы отметил, что цена для нас в этот случай, кстати, она упала до 300 рублей, цена для нас была только одним пунктом. Мы очень бы не хотели, чтобы из-за очень низкой цены поехала определенная целевая аудитория, которая ездит на дешевые мероприятия нажраться и забыться. Все-таки нужно понять, что сам по себе фестиваль - это жутко дело затратное. И, например, алкоголический оупен-эйр с дешевыми наркотиками, массой водки стоит минимум 500 рублей. Поэтому коллега, говоря о целевой аудитории, он должен понять, что все-таки фестиваль, хороший фестиваль, где есть хорошие музыканты мировые, где есть хороший звук, где есть инфраструктура, не может, если там не какой-то полусумасшедший спонсор, не может быть дешевым. Фестиваль в Гластенбере - это, по-моему, от 150 до 300 фунтов стерлингов. Это первое. Теперь что касается приезда в субботу. Да, действительно люди приезжают в субботу, но ведь наши идеи - это фестивальный парк, наша идея чтобы человек не приехал только в субботу и уехал, наша идея, чтобы он приехал в субботу послушал концерт, отдохнул, пришел в себя в воскресенье и может, остался бы на 4-5 дней, если хорошая погода.

А. ПЛЮЩЕВ - Вот кстати, да. Что там происходит между уик-эндами. То есть можно туда приезжать во вторник, в четверг? И что там найти.

Г. АИСТОВ - Да, конечно. Ну вот опять же, задумка очень хорошая. Это колоссальное уникальное экологическое место, там замечательная речка, хоть и небольшая, но она чистейшая, в ней водится форель. Там, кстати, можно пить эту воду. Мы брали анализ санэпидемстанции. Там совершенно обалденые закаты. И вот эта гора и канатная дорога, она позволяет просто человеку пережить то, что ни один горожанин не может пережить, живя здесь в Москве. Поэтому просто приехать туда и просто пожить в палатке. У нас же там целые палаточные городки и не просто палатки какие-то, у нас там палаточные коттеджи, индийские типи, вигвамы, юрты, то есть пожить в юрте, например - это очень экзотично. Первый вопрос - чем занять себя все остальное время? Да просто побудьте сами с собой. Есть масса людей. Приезжали киргизы со своими музыкальными инструментами, там живут йоги. Там, может, бог весть кто живет. Я уже боюсь туда заходить вниз, там кого только ни увидишь. Поэтому неужели вы думаете, что вас должны все 7 дней веселить? Это же не веселуха. Пропитайтесь природой, помедитируйте, оздоровитесь и встретите там людей. А потом ведь что такое веселуха - это для дураков веселуха. Человеку нужен какой-то эквивалент веселья. А дальше нужно какое-то продвижение.

А. ПЛЮЩЕВ - Понятно. Давайте вот что сделаем. Давайте обратимся к живым людям и к их живым голосам. У нас принято делить нашу аудиторию, поскольку два телефона есть, грех не заняться этим. Поделим следующим образом. Кто ездил на «Этнолэнд» или готов на него поехать или хочет, звонит со своими вопросами или мнениями по телефону 783-90-25 (московскому), тем, кому эта идея не по душе и те, кто считают, что это может быть и в какой-то степени вредно или бесполезное проведение времени или ратуют за иное времяпрепровождение - 783-90-26. Тем более что у вас есть возможность поговорить с организаторами и идеологами. И возможно, в этом споре родится истина. Ну, естественно, первый телефон уже есть. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ - Алло. Доброй ночи.

А. ПЛЮЩЕВ - Здравствуйте. Вы были на «Этнолэнде»?

СЛУШАТЕЛЬ - Вы знаете, у меня просто дача напротив.

А. ПЛЮЩЕВ - А, вы там так и есть. Прошу прощения, наши гости не надели наушники. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Меня зовут Наталья.

А. ПЛЮЩЕВ - Да, Наталья. Вот у Натальи дача напротив Сорочан.

СЛУШАТЕЛЬ - Да, на той стороне Яхрома. Я так понимаю, что про Яхрому идет речь, да? Где водится форель.

А. ПЛЮЩЕВ - Да, это рядом. Речка, в смысле, Яхрома. И железнодорожная станция там такая же.

СЛУШАТЕЛЬ - Да, да, да. Я бы хотела туда попасть, но как от этой моей дачи туда добраться? Наверное, конечно, легче, чем от Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ - Давайте за ориентир возьмем железнодорожную станцию. Вы же знаете, как до железнодорожной станции добраться?

СЛУШАТЕЛЬ - Знаю, конечно. Вы имеете в виду станцию Яхрома, да?

А. ПЛЮЩЕВ - Да, конечно.

Г. АИСТОВ - А вы когда-то катались на горных лыжах в Сорочанах?

СЛУШАТЕЛЬ - Ой, нет. Вы знаете, это для меня экстремальный вид спорта. Но места там действительно изумительные совершенно. Это действительно русская Швейцария.

А. ПЛЮЩЕВ - Ну насчет, как добраться, я сейчас смотрел сайт (я просто вижу некое замешательство у наших захватчиков студии, поэтому я сейчас попытаюсь ответить за них), я смотрел сайт, там на самом деле все достаточно просто. Надо просто перебраться через железнодорожную линию и перпендикулярно от Яхромы и двигаться вперед. Там, насколько я понимаю, недалеко от железнодорожной станции?

Г. АИСТОВ - Нет, недалеко. Там можно любого спросить. Не хватает в оргкомитете таких людей, как вы.

А. ПЛЮЩЕВ - Как я? Или как…

Г. АИСТОВ - И как вы, и как вы, потому что вы знаете, как добраться, а вы действительно понимаете, что это Швейцария. И вот если мы там встретимся…

СЛУШАТЕЛЬ - Это действительно Швейцария.

Г. АИСТОВ - А что Швейцарию делает Швейцарией, что ее отличает, например, от Кыргызстана - тем, что там замечательные добрые люди и замечательный швейцарский сыр. В Кыргызстане тоже замечательные добрые люди, но там все-таки более опасно. Поэтому что можно сказать про Сорочаны? Какое место мы хотим вообще создать? Мы хотим создать место, куда могут приехать нормальные здоровые люди, молодежь и провести отдых не в пьяном угаре, прокатиться по канатной дороге, пройтись по этоноярмарке, услышать какую-то замечательную девушку, которая играет на лютне. То есть получить другой опыт. Этого очень не хватает здесь у нас.

СЛУШАТЕЛЬ - А можно я скажу?

А. ПЛЮЩЕВ - Да.

СЛУШАТЕЛЬ - Вы знаете, я что еще хотела сказать, что там вот эта Клинская Дмитровская гряда, и великолепный ландшафт. И мало, кто это знает, потому что надо действительно там побыть. У меня есть фотографии просто на берегу Яхромы, но с другой стороны, и люди, которые смотрели, даже когда я была в Англии, говорили, это вы где, а я говорила, в Подмосковье.

А. ПЛЮЩЕВ - Понятно. Спасибо большое, Наталья. Но, судя по тому, что вы даже не знаете, где это находится, хотя это рядом, вам не доставляет беспокойства фестиваль?

СЛУШАТЕЛЬ - Фестиваль - беспокойство нет, но хотелось бы туда попасть.

А. ПЛЮЩЕВ - Понятно.

Г. АИСТОВ - Обязательно попадите. Мы вас приглашаем. Только за то, что вы дозвонились, придите, скажите, я одна из дозвонившихся, и мы вас пустим. Это большой подарок для нас, что вы нас поддерживаете. А что касается гряды, могу вообще сказать, что Яхрома - это место силы, это энергетическое место. Не даром все космонавты, эзотерики собирались там в яхромских лесах, и там проходили все шабаши, неформальные собрания экстрасенсов, космонавтов, потому что Яхрома притягивала всех. Вообще Дмитровский район - это уникальное место, и я не знаю, каждому, наверное, москвичу стоит посетить его.

А. ПЛЮЩЕВ - Сейчас мы ваших противников послушаем. Но вопрос от Сигнета через Интернет нам задан: «Вот вы постоянно говорите, что это трезвый фестиваль, что там не продается алкоголь и т.д. А что с привезенным с собой алкоголем? Можно ли захватить немножечко коньячка, спрашивает он, не отберут ли его на входе.

Г. АИСТОВ - Во-первых, конечно мы не устраиваем людям «heavy life», как говорится, тяжелую жизнь, поэтому мы хотим, чтобы вы пьянели от свежего воздуха, от музыки, от общения.

А. ПЛЮЩЕВ - Нет, то, что вы хотите, понятно. Не отбирают ли алкоголь, привезенный с собой - вот это прямой вопрос.

Г. АИСТОВ - Если я сейчас скажу, что мы не отбираем алкоголь, привезенный с собой, все наберут с собой кучу алкоголя и повезут. Но я хочу сказать только одну вещь. За все время фестиваля мы вывели только несколько пьяных и только по одной причине, что они мешали другим. Я понимаю, что там были какие-то люди чуть подвыпившие, что они немножко привезли с собой, выпили коньячка, в этом нет никакого греха. Идея только состоит в том, что в основном, когда ты приходишь на какой-то фестиваль, первое, что тебе пытаются налить, это огромный стакан пива, и причем пиво и пластиковые туалеты там стоит через каждые 5 метров. Это не очень приятно. Привозите с собой все что угодно, нас это не волнует. Но идея-то другая стоит, что мы хотим, чтобы вы приехали туда и поняли, что и коньячок-то и совсем не надо. А может, если вы чуть-чуть где-то выпили в палатке, да и бог с вами. Дело не в этом. Как устроители мы не хотим на вас заработать деньги, впарив вам какие-то алкогольные напитки, заставив вас напиться. Мы не хотим заставлять напиться.

А. ПЛЮЩЕВ - Теперь те, кто против такого рода время препровождения. Мне интересно, какие аргументы они найдут. 783-90-26 - московский телефон. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ - …

А. ПЛЮЩЕВ - Вот все аргументы собственно, если к этому сводится, то большая удача «Этнолэнда». Пока нет звонков на эту линию. Ну, может быть, и слава богу. Сейчас пока почитаем тогда пейджер. Вот хороший вопрос. Миша спрашивает: «Уважаемый ведущий, - почему я, я не знаю, я там не был и не собирался, но может быть, к концу передачи передумаю, - Уважаемый ведущий, - спрашивает он, - расскажите…» - может быть он вас за ведущего воспринимает Георгий, потому что вы так рассказываете.

Г. АИСТОВ - А, мы же захватили ваше место, я понял.

А. ПЛЮЩЕВ - «Расскажите про свободную любовь в вашем парке. Там подкадриться можно?»

Г. АИСТОВ - Слово «подкадриться» для меня не понятно. Может быть, я уже не совсем нахожусь в этом языковом эгредере.

А. ПЛЮЩЕВ - А вот слово «эгредер» понятно, да?

Г. АИСТОВ - А вот слово «свободная любовь» мне очень нравится, потому что мы любим всех абсолютно. Любим каждого посетителя «Этнолэнда», и я уверен, что вы найдете того, кто полюбит вас. Я просто не совсем понимаю слово «подкадриться» в том смысле, что я уверен, что любовь у вас возможна ответной.

А. ПЛЮЩЕВ - Хорошо. Кажется, у нас есть противники. Нет, нету. Это они прикидываются, что они есть. Пашок спрашивает: «Если я не играю «фолк», но хочу у вас выступить, и меня никто не знает, как быть?»

Г. АИСТОВ - Замечательно, Пашок, вас узнают все. Только вопрос состоит в том, что вы играете. Мы вот сейчас думаем о том, что на буднях было бы неплохо предоставлять сцену не очень известным музыкантам. Сцена замечательная, звук вообще колоссальный, «Нэце» - французский замечательный аппарат поставили. Все иностранцы плачут, говорят, ребят, на таком открытом воздухе этот звук просто замечательно работает. И мы хотим уже может быть со следующей недели начать приглашать молодые коллективы, чтобы они на буднях играли по часу, по два. А сегодня был такой небольшой инцидент, приехали ребята, мы ждали проект «Жаркие страны», а оказалось, что была какая-то пьяная песня на большой сцене. Разные коллективы выступают, и мы даже не всегда знаем до конца, какой коллектив что играет. Некоторые играют не в формате нашего фестиваля, некоторые играют в формате. Это в принципе не столь страшно. Главное, чтобы люди, которые приезжают к нам, хотели что-то отдать и создали вот эту некую позитивную обстановку. Вообще музыка нам нужна для создания позитивной обстановки. Самое главное - это общение, сами люди. Музыка, в конце концов, может быть другая, лишь бы она не была такой деструктивной, чтобы устраивать угары.

А. ПЛЮЩЕВ - А кстати, были такие люди, которые хотели у вас выступить, но вы им по каким-то причинам отказали?

Г. АИСТОВ - Очень многим.

А. ПЛЮЩЕВ - А те, произнесение имени или названия которых не оставит людей в недоумении?

Г. АИСТОВ - Например, мы не пустили Аллу Пугачеву. И мы запретили выступать на нашем фестивале Иосифу Кобзону в качестве их стандартных программ. Но если Алла Борисовна например скажет, я хочу спеть русскую народную песню, или Иосиф Кобзон скажет, я готов сыграть настоящие «7.40» или что-то еще, мы обязательно их пригласим и пустим. То есть нас интересуют популярные музыканты, но не как популярные музыканты, не как попсовики. Вот когда они начитают играть что-то на ложках, какую-то «этнику», что-то такое интересное искать, пожалуйста, приходите к нам на «Этнолэнд», мы дадим все выступить. А такой совсем уже откровенной попсы мы не пускаем. Мы многим отказали. Не хочу обижать определенных артистов, которые хорошо к нам относятся. Но например вот, пожалуйста, наш друг Юлиан, он очень хотел выступать на «Этнолайфе», но что собственно, что Юлиан может сделать на «Этнолайфе». Мы нашли и для него работу. Он спел гимн России на открытии в прошлом году с Дибровым. Очень хорошо у него получилось. Для гимна России замечательный артист с классным голосом. И ничего такого не было в этом «неэтнолайфовского». Конечно, мы все-таки для альтернативной музыки. И задача нашего фестиваля - это не показать тех, кого уже все знают и те, кто уже «звездит» по полной программе, а открыть какие-то новые имена. В этом как раз Дима Дибров со своей передачей «Про свет», я считаю, очень много сделал.

А. ПЛЮЩЕВ - Давайте еще раз попробуем послушать. Противники-то будут? Алло.

СЛУШАТЕЛЬ - Алло. Здравствуйте. Это «Эхо Москвы»?

А. ПЛЮЩЕВ - Да. Здравствуйте. А вас как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Меня зовут Вячеслав.

А. ПЛЮЩЕВ - Здравствуйте, Вячеслав. Скажите, почему вы против подобных мероприятий?

СЛУШАТЕЛЬ - Вы знаете, я просто несколько раз сталкивался с тем, что сейчас говорит господин организатор, и это очень похоже на…

А. ПЛЮЩЕВ - Его Георгий зовут.

Г. АИСТОВ - Господин товарищ барин.

СЛУШАТЕЛЬ - Ну хорошо. Это очень похоже на всякие рекламные «заманохи», потому что он не предлагает никакого конкретного продукта. То есть они берут деньги…

Г. АИСТОВ - И убегают с ними в лес?

СЛУШАТЕЛЬ - Нет. И все.

Г. АИСТОВ - Да, вы абсолютно правы на самом деле.

СЛУШАТЕЛЬ - Я не хочу выглядеть пессимистом, просто вы поймите, если люди приглашают музыкантов, но не говорят, кто будет играть…

Г. АИСТОВ - Ладно, начну открывать карты. Беру список. На «Этнолайфе» у нас будут выступать Marlen Dorsena - очень хороший музыкант. Ди-джей Кристиан. Готовит специальную программу девушка, которую зовут певица Мара, которой мы сказали, что только выступит в случае, если мы ее подожжем на «Этнолайфе». Вот как певица такая она не нужна. Если мы ее подожжем, она будет гореть, тогда мы ее пустим на сцену.

МАРАТ - Со струнным концертом.

Г. АИСТОВ - Да, со струнным концертом. Кто еще, Марат, будет? расскажи, пожалуйста.

МАРАТ - На 5-е - 6-е августа у нас приглашена Наташа Атлас…

А. ПЛЮЩЕВ - Послушайте, друзья мои, между прочим, программа фестиваля весит на сайте. Я вообще не понимаю что мы тут обсуждаем, что значит: зазывают, не объявляют артистов. Там все объявлено на сайте. Но есть какие-то, Георгий сказал, что они не могут говорить пару - тройку из-за рубежа каких-то людей. Ну и что? В чем проблема-то?

СЛУШАТЕЛЬ - Нет, ну вы поймите, просто сейчас Георгий говорит, у нас такая атмосфера, у нас все друг друга любят, у нас все замечательно, у нас такая природа. Но природа, она везде. Я езжу в Карелию посмотреть на природу. Это совершенно бесплатно. Любовь - это скорее состояние души.

Г. АИСТОВ - А вы бывали на фестивале «Этнолайф» в Карелии?

СЛУШАТЕЛЬ - А фестиваль - это, наверное, все-таки нечто иное, по крайней мере, такое мое мнение.

Г. АИСТОВ - Вам обязательно нужно проехать, даю вам слово, что лично с вас мы деньги не возьмем ни в коем случае. Вообще «money back guarantee» - тут нужно понять следующее, что мы в принципе никогда не делали фестиваль «Этнолайф» как цель, чтобы заработать деньги. Фестиваль «Этнолайф» как проект, экономический проект был всегда убыточный. И чтобы вы нисколько не сомневались в его убыточности, в этом году спонсоры не смогут вернуть обратно вложенные средства. То есть сцена, звук, свет, которые спонсоры купили, они не смогут этого оправдать. Но сами Сорочаны как место, как уникальная площадка, безусловно появятся как новое подмосковное место, такое очень нужное место. В каждом мегаполисе обязательно есть загородная концертная площадка. И вот мне кажется, Сорочаны как загородная концертная площадка - это почти что Нью-Васюки, не хватает только дирижаблей, воздушных шаров. Мы с ними ведем сейчас переговоры, обязательно там будут. Кстати, парапланы, дирижабли, вертолеты. Все это в этом месте есть. И я, например летал над Сорочанами на этом параплане, причем они даже согласились мою машину запустить в небо. У меня маленькая машина «Смарт» они сказали, что ее можно вставить двигатель, и она будет летать. Вы представляете, едешь на машине пробки, вдруг ты разворачиваешься, съезжаешь на обочину, достаешь из машины огромный парашют, разгоняешься и улетаешь. Можно сделать. Так вот, место потрясающее. И как я уже говорил, три уровня: река, где лагерь байдарочников, где замечательные поляны, потом поднимаешься по тропе «Здоровье». Знаете, что такое тропа «Здоровье»? Это нужно минут 10 идти в гору - огромный шатер, посмотрите на сайте. Причем мы видели четверную радугу. Представляете, четыре радуги подряд, я такого в жизни никогда не видел. Мы успели снять это на видео. И вот в этом шатре можно одновременно 8 тысяч человек устроить на концерт. И тут же рядом природный амфитеатр, то есть, кто был на грушенском фестивале бардевском, он знает, что там сцена на воде, люди садятся на гору и слушают бардов. Так вот там идеальный природный амфитеатр, где, в принципе, при хорошей концертной ситуации можно посадить на горе 20 тысяч людей. Собственно об этом мы с Димой Дибровым и мечтали. И когда Борис Гребенщиков услышал об этом, он сказал, что это невозможно. Почему? Потому что это то, к чему мы стремимся на самом деле. Я надеюсь, что вместе с помощью Бориса Борисовича, с помощью Димы Диброва на будущий год это именно произойдет.

А. ПЛЮЩЕВ - Жаль, кто пока не произошло. Спасибо большое за звонок вам. Фестиваль начался 15-го числа, 15-го июля?

Г. АИСТОВ - Да, 15-го июля.

А. ПЛЮЩЕВ - Как-то переглянулись сейчас наши «захватчики». Что вы так переглянулись? Это секрет был?

Г. АИСТОВ - Нет. Если честно, я объясню почему. Я раскрою слушателям тайну. Фестиваль не мог открыться 15-го числа, но мы были вынуждены его открыть по ряду причин. Первая - то, что мы решили провести ряд фестивалей мировых культур. И русский фестиваль, славянский фестиваль мы могли провести только с нашими партнерами из Фольклорного союза России. Это была единственная дата, которая у них была свободна. И поскольку все было сделано в очень сжатые сроки, мы должны были принять решение. Мы понимали, что до конца сцены не будут построены, мы понимали, что будет сложно, но мы все-таки провели и открыли фестиваль славянской культуры. Объясняю еще почему. Для нас это очень важно. Мы живем в России. Чтобы нам не говорили, вот вы делаете испанскую, китайскую, индийскую, а нашу русскую не промоутируете, мы специально пригласили лучших исполнителей русских народных песен. Мы сняли фильм, колоссальный фильм об этом фестивале. И те люди, которые не приехали, они все равно увидят этот фильм. Кстати говоря, о Старостине, о Скрипке - это лучшие люди, которые работают в этой теме, такой фольклорной, и они были там. Так что мы открылись и отдали первую дань нашей русской земле, хотя было трудно.

А. ПЛЮЩЕВ - Кто спрашивает здесь о конкретных днях выступления участников. Я еще раз отошлю вас на сайт «Этнолэнд», причем там не забыть букву «h» напечатать после буквы «t» - «ethnoland.ru» - там вы все увидите, как там и что будет происходить. Я не случайно задал вопрос, когда открылся фестиваль. То есть уже прошла первая неделя, получается? Как вы оцениваете первую неделю?

Г. АИСТОВ - Знаете, когда был русский фестиваль, когда у нас смыло сцену, я понял, что Достоевский и многие другие глубокие пессимисты были правы относительно счастья в этом мире. Но после того как я увидел радостный латинский фестиваль в Сорочанах, и запели мексиканцы, я увидел бразильский карнавал, все-таки надежда вернулась ко мне в том плане, что все-таки фестиваль будет очень ярким, очень интересный. По этому уик-энду могу сказать только так, что по билетам у нас прошло немного людей около 2 тысяч. Но у нас было еще около 1,5 тысяч гостей. Итого где-то около, наверное, с зайцами, со всеми делами где-то, наверное, около 4-5 тысяч людей. В принципе они себя очень комфортно все чувствовали. Конечно, не хватало этой массовки, реклама запущена, она еще не сработала. В основном реклама вирусная, люди говорят друг другу, поехали, там будет интересно. И холодно. Еще такой момент, что немножко холодновато. Перед этим стояла очень жаркая погода. Вот если сейчас будет погода, господь, небеса пошлют нам погоду, я думаю, что к нам приедет очень много людей. Само количество людей интересно. Понимаете, в празднике очень важны люде. Поэтому, пользуясь тем, что мы захватили сегодня радиостанцию «Эхо Москвы», мы должны выдвинуть условия. Обязательно приезжайте в интересных костюмах. Обязательно возьмите с собой флаги, возьмите с собой палатки, помимо теплых вещей, фонариков, мыла, туалетной бумаги - не знаю, это вы сами знаете. Возьмите с собой интересные предметы, свои фотографии. Возьмите свои фишки какие-то. Украсьте свои стоянки. То есть подготовьтесь к этому празднику души и танцуйте, пойте и показывайте людям. Наша главная задача - вас свести. А дальше вы разберетесь даже без музыки. Музыка на самом деле не нужна.

А. ПЛЮЩЕВ - Ну не нужна, так не нужна. Хорошо. Пусть не будет ее. Мы на самом деле хотели поговорить о духовном, а говорили все время о фестивали и о всех заморочках. Давайте прямо сейчас о духовном - о музыке. Вы говорите, музыка не нужна. А как же без нее? Вы дойдете до того, что сейчас алкоголь не нужен, а потом и музыка станет не нужна. И просто народ станет приезжать, бусы перебирать, да?

Г. АИСТОВ - Нет, я говорю, что музыка не нужна не в том смысле, что без музыки вообще невозможно даже бусы перебирать. Музыка - все, это звук. Без звука душа не может существовать. Но речь идет о том, что очень многие люди смотрят, а вот какая там группа играет, а вот как, а вот те крутые, или те некрутые. Это же все условно, понимаете. Сегодня ты крутой на волне, а завтра тебя уже никто не хочет слушать, ты уже всем надоел. Поэтому когда я говорю, музыка не нужна - не в том смысле, что ее там нет, а в том смысле, что мы говорили с очень многими музыкантами и продюсерами, они говорят, статусность фестиваля определяют артисты, но умонастроение, дух фестиваля определяют люди, которые приходят. И вот тут очень важный момент - собрать интересных позитивных людей, и в конце концов сами по себе люди разберутся. Знаете, какой был опыт интересный. У большой сцены было не более тысячи людей. Я сам ходил, смотрел, чем же занимаются люди. Они сидят в чайных, они сидят, медитируют, они просто сидят на этой горе обозрения, смотрят на закат. Для них музыка - это саунд. В большей степени это общение, побыть с собой, вырваться вот из этой Москвы. Вы знаете, я сам из Петербурга. И Москву очень люблю за ее динамику, потому что Петербург - это такое сонное царство, такое после блокады он никак не может….

А. ПЛЮЩЕВ - То, за что ее обычно не любят, прямо скажем.

Г. АИСТОВ - Нет, я люблю за то, что здесь вещи происходят. Вернувшись после долгих лет жизни за границей, я все-таки понял, что надо жить в Москве, потому что Москва - это место, где все кипит, бурлит и происходит. Но все-таки здесь не хватает вот этой природы, способности как-то пережить свое другое «я». Я гарантирую, что когда вы приедете сюда в Яхрому на фестиваль, первый день вы вообще не сможете ничего делать: ни слушать музыку… вы просто будете приходить в себя. Потому что мы настолько живем в этом темпе, настолько мы…

А. ПЛЮЩЕВ - Я тут читал у поэта Ильи Кормильцева о том, что вообще в Москве, видимо, действительно какая-то электронная пушка стоит. И где-то порядка 100 километров она бьет от центра города. И как только выезжает, по его ощущению, так действие этой пушки заканчивается. Это правда, как вы думаете?

Г. АИСТОВ - Я бы не сказал про электронную пушку, я бы сказал с точки зрения более духовной - более кармический город. Ведь в Москву все приезжают заработать денег, самоутвердиться. Здесь очень много обманывают друг друга. Кстати, если начинаешь врать по радио - это колоссальный эффект, колоссальный негативный эффект. Наоборот, по радио начинаешь петь «Хари Кришна» или еще что-нибудь делать - это вообще другое состояние души. Поэтому, приезжая себе заработать денег, все друг друга обманывают в той или иной степени, всем не доплачивают, потому что денег на всех не хватает (это качество денег). И вот эта кармическая обстановка: бедные, богатые, позиционирование, социум - ну это все мегаполисы, Нью-Йорк - то же самое. Здесь просто энергетика сама по себе такая. А ты приезжаешь за город, там меньше врут, там меньше друг друга обманывают. Суслики, они же не обманывают друг друга.

А. ПЛЮЩЕВ - Леонид пишет, он возвращается к фестивалю от дел наших духовных: «Судя по описанию, - пишет он, - это лажа. Никакой конкретики». Ну вот, Георгий сам себе, если он обманывает вас, сам себе сделал карму, сказав, тем более по радио врать нехорошо, очень грешно.

Г. АИСТОВ - Нет, мне кажется, я говорю достаточно честно. Я не обманываю людей в том плане, что я не говорю, что мы привозим «Bony-M». Я всегда объясняю многим людям, вы поймите, что мы не продюсеры, мы не акулы шоу-бизнеса, мы всего лишь на всего розовые поросята, то есть энтузиасты, люди, которые хотят создать праздник - и не более чем. Поэтому тут мы не «Крылья», мы не «Нашествие». Кстати, когда мы общались по поводу организации фестиваля с этими профессионалами, они тоже поняли, что мы совершенно из другого теста сделаны, поэтому нет, мы не врем. Я думаю, что нужно посмотреть фотоотчеты. Вообще зайдите на сайт «ethnolife.ru», посмотрите фотоотчепты. И кстати, хочу сказать очень важную вещь. И на сайте «ethnoland». Но на «ethnolife» есть история наших событий, по фотографиям вы поймете, что это очень интересное событие. Обязательно ройтесь в фотоархивах. Вы увидите там много того, что вы не видели нигде.

А. ПЛЮЩЕВ - У меня очень практический вопрос. Я видел, там было объявлено, кроме еще пока не построенного планетария и всяких разных воздушных шаров, которые еще тоже не летают…

Г. АИСТОВ - Нет, летают уже.

А. ПЛЮЩЕВ - На можно уже кататься.

Г. АИСТОВ - С завтрашнего дня. Дело в том, что всем на шар не залезть, потому что шар - это четыре человека. И у нас несколько воздушных шаров, вчера они стартанули. Не знаю, насколько они…

А. ПЛЮЩЕВ - Я прошу прощения, просто хотелось бы за полторы минуты получить ответ на этот вопрос. Там были анонсированы всякие магазины или ярмарки всех этих вещей, связанных с условной «этникой», да?

Г. АИСТОВ - Это есть. Есть ярмарки, и не только с этникой - вообще интересные вещи. Там есть замечательный магазин «Мотнтрам», который находится на Кузнецком мосту, где продается вообще вся «этника», какая только есть. Там представлены брэнды интерьера Махараджи, там представлена джигана, там представлена масса всяких лавочек, там художники. Мы же говорим художникам, приезжайте. И кстати, хочу сказать интересное. Приехало несколько дядей, говорят, чего нам сделать. Я говорю, ребята, вырежете мне тотемные столбы, я хочу видеть орлов с Аляски. Они говорят, не вопрос. Взяли и вырезали и раскрасили. Кстати, там же еще индийские художники, там китайские мастера, там масса интересных людей. Это все на выходные очень оживает. Конечно, на буднях все эти мастера сидят где-то там, режут, что-то делают. А на выходных это просто праздник, ходишь по ярмарке и думаешь.

А. ПЛЮЩЕВ - Спасибо большое. Георгий Аистов и молчаливый Марат сегодня были у нас в эфире - организаторы «Этнолэнда» и идеологи «Этнолайфа», можно так сказать.

Г. АИСТОВ - Мы отпускаем вас и желаем всем нашим радиослушателям всего самого лучшего. Большое спасибо. Мы благодарим радио, в особенности ведущего, поскольку такую возможность захватить кого-то на какое-то время не каждое радио предоставит. Надо быть достаточно смелым человеком, чтобы связаться с такими людьми, как мы. Большое спасибо вам.

А. ПЛЮЩЕВ - Спасибо. А мы через неделю продолжим наши фестивальные разговоры. И речь уже пойдет о «Нашествии».