Купить мерч «Эха»:
ЭКСКЛЮЗИВ

На чиновницу из структур правительства Москвы написали донос за антивоенный пост в соцсетях. Она уволилась и покинула Россию

Сюжеты10 мая 2024

Вот что она рассказала «Эху». 

Ольга Тимофеева, 59 лет, более 12 лет работала в бюджетных учреждениях, в том числе в структурах правительства Москвы

Донос и увольнение

20 мая 2022 года я узнала от некоторых коллег, что на меня написали донос. Мне даже удалось получить эти документы — сам донос и распечатку к нему, в котором был мой пост в инстаграме.

Донос на Ольгу Тимофееву написал некий Фируддин Нуруллаев от имени компании «Фейджи», в штате которой, согласно данным СПАРК, числился всего один сотрудник. Нуруллаев возглавлял фирму. Профиль её деятельности заявлен был широким — это и торговля, и строительство жилых и нежилых зданий, строительство инженерных сооружений и коммуникаций, в том числе газовых труб, систем водоснабжения. Судя по фотографиям Google Maps, компания находилась в жилом доме на западе Москвы, она была ликвидирована спустя четыре месяца после доноса. Сам Нуруллаев как в строительной, так в бюджетной сфере никогда не работал



У нас были доверительные отношения, и я поняла, что это значит, что мои оппозиционные взгляды вылезли наружу. Я тогда извинилась. Мой руководитель написала, что нужно уволиться, а я сказала, что понимаю. Даже если бы меня не уволили, я бы предложила уволиться. Я не стала дожидаться того, чтобы это официально начало распространяться со всеми возможными инсинуациями, и написала заявление об уходе. С коллегами объясниться не удалось, это было запрещено. Некоторые люди выражали мне поддержку и понимание. Среди коллег большинство о моей позиции не знало.

Что происходит в бюджетных учреждениях

Я вам скажу, что бюджетники, представители социальной защиты населения, а я знаю тысячи таких людей, они искренне поддерживают Путина, поддерживают СВО, считают, что Крым наш, Донбасс наш, а Россия должна быть великой и огромной. С некоторыми коллегами я делилась своим мнением, встречала абсолютно непонимание. Некоторые даже достаточно агрессивно были настроены против моей позиции.

Один из коллег, симпатизирующий мне, проинструктировал меня, как нужно ходить на митинги, он понимал, как работает система распознавания лиц, говорил, что нужно шапочку пониже надеть, очки, маску, неприметную одежду. То есть он, не поддерживая моё мировоззрение, но давал мне ценные указания.

Но открыто я позицию не озвучивала всё-таки. Я не была обязана зиговать, но я должна была ходить на выборы и придерживаться официальной линии, то есть я не высказывалась, ходила на митинги тайно, не провоцировала сама разговоры во время работы, хотя другие достаточно активно высказывали свою позицию, просто я не бросалась в споры, моя позиция не была очевидной. После увольнения я честно рассказала, что это был донос.

К такому я не была готова. Я оппозиционно настроена к действующей власти, ходила на митинги, поддерживала Алексея Навального, поэтому я не удивилась в целом, только странно, что незнакомый человек рыщет по интернету и пишет доносы. Доносчика я не знала, как и фирму, которая подала жалобу, но понятно, что это общество-однодневка, оно не вело никакой деятельности, было зарегистрировано, а потом закрыто, у него нет сотрудников, а, значит, донос написал человек сам.

Хороший тренд

Затем мне позвонили знакомые в силовых структурах. Это был человек, который ко мне хорошо относится. Моя должность публичная, наверное, все друг другу пересказали, и кто-то из них, возможно ему сказал [силовику]. Он мне позвонил и сказал, что знает, что со мной произошло, он сказал, что этим точно занимается условно «Первый отдел» в мэрии, то есть служба внутренней безопасности. Посыл был в том, что это точно не сойдёт с рук. Чтобы выслужиться, это отдадут в силовые структуры. Сказал, что если я не хочу сесть, то нужно как можно скорее уезжать, так как показательно выпороть чиновника — хороший тренд. 20 мая я об этом узнала, а 27 мая я в разных носках уехала через Дубай в Венгрию. Я эвакуировалась из Москвы побегом.

У меня две версии случившегося. Во-первых, возможно, совершенно незнакомый мне человек находит меня в Инстаграме, он хочет работать в нашей структуре, понять, как прийти к нам на работу, но вдруг видит пост, и условно говорит: «Вот тебе на, она топит против войны». Инстаграм — это как раз то место, где можно узнать, что из себя представляет твой будущий руководитель или коллега. Возможно, доносчик хотел устроиться к нам, поэтому меня нашёл. Так меня находили многие соискатели.

Во-вторых, я категоричный человек в оценке каких-то неправильных действий, у меня за месяц до увольнения был конфликт с одним из сотрудников подчинённой организации, который не выполнял свои обязанности на рабочем месте. Это был нонсенс, мы в течение трёх дней его уволили. А когда в этом году я нашла доносчика, то у него в друзьях в соцсетях я увидела руководителя этой организации. Я думаю, что это может быть месть за унижение, когда руководитель не уследил за своим сотрудником, а, может, этот уволенный был как-то с ними связан. Этого я не знаю.

Я не знаю и того, есть ли на меня дело, каким образом меня могли бы перехватить, но мы знаем, что и за меньшее люди в России уже сидят. Раньше проблем с силовыми органами у меня не было. Я очень аккуратный человек, для меня важно не переходить красные линии, потому что я понимаю, что за ними может возникнуть то, о чём мы читаем, когда девушек раздевают, смеются над ними, завязывают пакет на голове в ОВД. Я понимаю, что это возможно. И я после этого не возвращалась в Россию.