Купить мерч «Эха»:

«Утренний разворот» / Матвей Ганапольский

Ирина Баблоян
Ирина Баблоянжурналист
Максим Курников
Максим Курниковруководитель проекта «Эхо», журналист

Никогда не участвуйте в том, что предлагает вам мафиозное бандитское государство, потому что это разводка. Хотите участвовать – с вашими диванными мечтами, что «если мы все проголосуем…». Вот если вы все проголосуете – утром вы узнаете, что вы все проголосовали за Путина…

Утренний разворот9 сентября 2023
«Утренний разворот» / Матвей Ганапольский 09.09.23 Скачать

Подписаться на «Живой гвоздь»

Поддержать канал «Живой гвоздь»

И.БАБЛОЯН: Матвей Ганапольский. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Ганапольский, Ирина Баблоян. 

И.БАБЛОЯН: Здравствуйте, Матвей Юрьевич. Максим Курников. 

М.КУРНИКОВ: Теперь он с нами.

И.БАБЛОЯН: А он нас не слышит, кажется. Я очень боюсь, когда Матвей Юрьевич так поднимает палец вверх – мне кажется, сейчас будет что-то страшное. Здравствуйте, Матвей Юрьевич. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, мои дорогие коллеги Курников и Баблоян, рад вас видеть.

М.КУРНИКОВ: Мы тоже очень рады вас видеть. Матвей Юрьевич, давайте поговорим о Коломойском и что происходит вокруг. Как вы видите эту ситуацию?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я её вижу довольно просто, я бы её разделил на две части. Первая часть связана с тем, что Коломойский – отец, фактически отец Зеленского во власти. Если бы не было финансовой помощи, если бы не было массированной атаки аффилированных каналов,  если бы не было всяких подступов там и так далее, и так далее – но ещё раз, это не касается как бы самого процесса выборов, потому что выборы были честные, и как проголосовали люди, так проголосовали. Это одна сторона. Другая сторона – что он преступник и что он до финансирования «Приват-банка», если я не ошибаюсь, могу ошибиться, где-то было порядка 11 миллиардов долларов, когда он вывез деньги из «Приват-банка», крупнейшего банка, в котором 85% украинцев имеют свои счета. А сейчас ему инкриминируется только 250 миллионов долларов, потому что украинская власть находится в очень тяжёлом положении. С одной стороны, пора бы его наказать и выдать Америке, а с другой стороны, этого делать нельзя, потому что, то ли он рот откроет там и так далее. Хотя что бы он ни сказал про Зеленского, Зеленскому это не повредит. Он президент войны, а война идёт, так сказать, в понимании граждан вполне нормально. Для чего его задержали? К приезду Блинкина, безусловно, видишь, мы боремся с коррупцией даже по принципу, кстати, известному – сажаем, или берём под следствие, даже самых близких друзей. Что настораживает: настораживают две вещи. Первая вещь – что как-то очень странно ему инкриминируют крохотную часть его финансовых впечатлений, а во-вторых, – что молчит принадлежащий ему аффилированный с ним канал «1+1». Все наезды на Коломойского сопровождались истерикой на телевизионных каналах, которые с ним аффилированы, которые ему принадлежат. Сейчас гробовое молчание. Это обозначает и тот факт, что он не хочет выплачивать, по-украински застава, чтобы его выпустили…

М.КУРНИКОВ: Залог.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Залог, извините.

И.БАБЛОЯН: Там же вроде бы отказались же принимать залог, нет? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, он должен заплатить залог, но он не хочет платить залог. Потому что они подали апелляцию на его арест. Поэтому Зеленский на растяжке, это довольно сложная ситуация, поэтому он пытается как-то маневрировать. Конечно. Есть веди, которые граждане не знают и которые я не знаю, но я не хочу уподобляться Соловью с его прогнозами смерти Путина на октябрь и поэтому…

М.КУРНИКОВ: Хотя надежда есть, признаемся.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня нет. 

М.КУРНИКОВ: Я шучу, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И если зайдёт разговор, есть вполне понятный признак, что Владимир Владимирович не собирается умирать. Поэтому всё очень просто. Пока ситуация с Коломойским простая. Там есть ещё одна непонятная вещь. Вроде его лишили гражданства Украины и он теперь гражданин Кипра и Израиля, и так было в суде, а когда его задерживали – то задерживали его как гражданина Украины. В общем, темна вода во облацех, как говорится. Посмотрим, что будет дальше.

И.БАБЛОЯН: А такие, как Коломойский, такие ещё есть олигархи? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В мире есть. 

И.БАБЛОЯН: В Украине? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, в Украине подобного нет. Дело в том, что другие олигархи – они так или иначе владели какой-то собственностью и так далее, ну Ахметов, например, ему принадлежал Мариуполь практически полностью и так далее. Но вот такого вот варианта поведения беззастенчивого игрока – конечно, только Коломойский. Ну он фигура такая, особая. Хотя он очень много делал для Украины, ну это понятно, да – когда делаешь что-то для кого-то, но не забываешь про свои интересы. Но государство в связи с «Приват-банком», выводом оттуда активов – конечно, поступок его совершенно невероятный, который очень сильно ударил. Всё-таки 11 миллиардов долларов на улице не валяются. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, про 11 миллиардов, чтобы понятно было – это люди потеряли деньги, которые у людей были на счетах? Они сгорели?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, поясню. Ещё раз говорю, не будем разбирать бизнес-модель, когда выводятся средства. Мы сейчас этим заниматься не будем.

М.КУРНИКОВ: Хочу понять, какое социальное напряжение из-за этого.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Социального напряжения не было, потому что украинская власть поняла, что может быть социальное напряжение, если ситуацию не исправить, поэтому посчитали, ещё раз говорю, я могу ошибаться в сумме, поэтому посчитали, сколько недофинансировали. То есть, он вывел деньги людей.

М.КУРНИКОВ: И там образовалась дыра? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Образовалась дыра, но эту дыру никто не заметил, потому что было принято решение мгновенно дофинансировать этот банк. 

М.КУРНИКОВ: За счёт государства?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: За счёт государства, и сейчас им руководит государство, это стал государственный банк. Люди этого не заметили. 

М.КУРНИКОВ: И вот теперь государство должно по идее найти, а куда делись эти деньги, и наказать виновного.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Совершенно верно, чем оно и частично занимается. Посмотрим, что из этого получится.

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, а насколько, на ваш взгляд, такое решение о задержании Коломойского могло не то что даже с ведома, а даже с согласия Зеленского происходить?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно, безусловно. Возможно, было не с согласия – а как у Путина, «давайте нападём на Украину и убьём украинцев. – Ну, попробуйте». И кивнул головой.

М.КУРНИКОВ: Действуйте по закону, он мог сказать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Действуйте по закону, вот и всё. И сейчас это не так важно, потому что Зеленский очень далеко, он президент войны. Он ходит с Блинкиным, сейчас поедет на сессию ООН и так далее, я это без иронии говорю. Он президент войны, войну надо выиграть – вот и всё. Ну вот сейчас сказали американцы, что дадут дальнобойные ракеты. Ну, наверное, это Атакамс, спасибо. 

И.БАБЛОЯН: Это вообще важное событие для Украины, Матвей Юрьевич?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какое?

И.БАБЛОЯН: Арест Коломойского. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С одной стороны, это дела давно минувших дней, преданья старины глубокой. Но, с другой стороны, даже в обществе, хотя это сделано больше для Запада, в обществе должно быть понимание, что, ну, в Украине существует какая-то справедливость как в демократическом государстве. Кроме того, это формально важно, потому что без санкций против Коломойского, ну вдумайтесь, его выдачи как преступника требуют Соединённые штаты, а в Киеве он гуляет по Крещатику. Разве так можно, разве после этого есть шанс попасть в НАТО, разве есть после этого шанс попасть в европейское сообщество. Конечно же, нет, поэтому естественно, когда приехал Блинкин, были вот эти вот знаменитые разговоры о борьбе с украинской коррупцией. 

М.КУРНИКОВ: А Штатам он зачем, что он против них сделал?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там сложная история, там преступления на территории Соединённых штатов. По подложным документам он владел недвижимостью, такой, офисной, Соединённых штатов, насколько я помню. То есть, мошенничество.

И.БАБЛОЯН: В крупных масштабах?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну естественно, в крупных. Сколько стоит торговый центр, офисный центр.

М.КУРНИКОВ: Вы сказали про особость, в чём он особенная фигура?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он украинский Пригожин, он очень публичный, он очень конфликтный, он выносит, выносил конфликты на публику – вспомните знаменитую передачу, не знаю, вы видели или нет, «Свобода слова» Савика Шустера, где в прямом эфире тот обвинял его в одном, а этот обвинял его в другом. Они обвиняли друг друга в прямом эфире на глазах у 42 миллионов человек. И знаменитая фраза Коломойского «там, где ты учился, я преподавал» вошла в историю. Это Пригожин, вот если вы хотите, дело Пригожина живёт и побеждает. Вот он такой, он ничего не боится (не боялся), потому что когда ты владеешь всем, ты ничего не боишься. Но уважения к нему нет. К Ахметову, как ни странно, самому богатому, ну теперь уже не знаю, самый он богатый или нет, бизнесмену, уважение есть. Он абсолютно не публичный, не даёт интервью, активно занимается благотворительностью… В общем, короче говоря, он занимается тем, что надо делать. Есть ещё один человек, выдачи которого требуют, это Фирташ, я не помню там, что он такое сделал, он сидит сейчас за границей, и решается вопрос о его выдаче, по-моему, тоже Соединённым штатам. В общем, короче говоря, бизнес – это вещь такая двоякая. 

М.КУРНИКОВ: Простите, но Ренат Ахметов, который действительно был самым богатым человеком, его ведь бизнес был вокруг Донбасса построен и…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, он всё потерял.

М.КУРНИКОВ: А за счёт чего он, успел переложиться во что-то другое?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знаете, последний мой разговор с ним был никогда, поэтому я не знаю, что он там, но учитывая то, что он был самый богатый человек, я думаю, что, ну хорошо, ну четвёртую часть он потерял- но всё остальное-то осталось – хотя пострадал он очень сильно из-за того, что именно регион, который он курировал, где у него всё было налажено и так далее, причём ввязано было с тяжёлой промышленностью – это металл, вся такая история, по нему это очень сильно ударило. Но как-то живёт. Как-то вот живёт, не знаю, с хлеба на воду перебивается – чего и нам желаю. 

М.КУРНИКОВ: Вообще Украина была государством, где эти сверхбогатые люди боролись друг с другом политическими методами, не политическими методами, владели телеканалами и так далее. Война изменила эту конструкцию, она поменяла суть вот этой борьбы олигархов? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы не можем с тобой ответить на этот вопрос. Потому что государство приказало всем телеканалам показывать одну программу, это марафон. А те каналы, которые не нравились государству, оно их отключило из Т2. Это, например, «Прямой» и так далее – то есть, каналы, аффилированные с Порошенко. Поэтому давай дождёмся окончания войны, чтобы понять, как поствоенные олигархи будут себя вести и изменится ли их поведение.

М.КУРНИКОВ: Тут вы уже сказали про приезд Блинкина, кроме посадки Коломойского что вы отметите важного?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну то, что неочевидно. Есть одна очевидная вещь и масса неочевидных. Во-первых, на фоне то ли проплаченных, то ли непонятно откуда взявшихся статей в «New York Times», «Washington Post», они вышли буквально в один день, что Украина воюет плохо, что она воюет медленно и так далее. Мы помним, это вызвало очень острую реакцию Зеленского, который дал интервью CNN, в котором сказал «дайте оружие». Не буду сейчас тезисы его пересказывать, это было хорошее нормальное интервью, достойный ответ вот этой вот всей компании. Значит, что было важно. Мы не знаем всего объёма, зачем приехал госсекретарь. Есть такое дипломатическое выражение «сверить часы». Ну часы разные бывают, бывают часы «победа», бывает Лонжин. Они как-то сверяли часы. Но, скажем так, приехал не министр обороны, а приехал госсекретарь. Госсекретарь ответственен за политико-военные решения – не наоборот. Политико-военные решения. Поэтому первое: что он сделал, и это было правильно.

Вообще я хочу тебе сказать, что когда приезжает такой высокопоставленный чиновник, нужно внимательно следить за словами, которые он говорит, за поведением, которое он делает. Вот эти тупые овцы в российской пропаганде из визита Блинкина с министром иностранных дел Кулебой в Макдональдс – они его обсмеяли и так далее. Козлы, они просто не поняли, зачем он был в Макдональдсе, они кроме фразы «на Вашингтон» ничего не знают. Если зайдёт разговор, я объясню, зачем они ходили в Макдональдс.

Первое, что сделал Блинкин, он сказал: «Мы удовлетворены, восхищены тем, как Украина ведёт боевые действия». Я не точно по тексту говорю. Это было очень важное заявление, чтобы сказать: «Вот эти вот статьи – что не мы их заказывали». И публичная позиция американского правительства заключается ровно в этом. Во-вторых, безусловно и по заявлению американской стороны, что они дадут ракеты дальнего действия, стало понятно, что не только что-то говорил госсекретарь Зеленскому, а тот слушал, но было и наоборот, потому что Зеленский явно дал ему чётко понять, что то, что он говорил в CNN, украинское наступление завязло, потому что нет инструментария его продолжать. На юге украинская армия упёрлась в немыслимые поля, минные, а когда ты начинаешь разминировать всё это дело, то в тебя начинают стрелять – ведь в чём задача нынешнего этапа войны? Дойти до Азовского моря, перекрыть «дорогу жизни» – тогда судьба Крыма окажется решена, и они окажутся в котле, им придётся сдаваться – не знаю, что там будет с ними. А этого не происходит, потому что украинская армия не может отодвинуть артиллерию россиян дальше, и гибнут украинцы. А украинцы – это не мясо.

Как верно пошутил мой приятель политолог Олег Саакян, он сказал, что у Путина 140 миллионов человек, поэтому если погибнет 40 миллионов человек, то этого никто не заметит – есть ещё 100. Но если погибнет 40 миллионов украинцев, то украинцев не будет вообще, потому что украинцев 40 миллионов. Ну сейчас уже меньше. Это правильная логика, поэтому не следует думать, что Украина как бы стоит на коленях и вымаливает, как это скабеевские лошары всё говорят. Понимаешь, стало понятно, уже многие вещи. Стало понятно, что Путин может отдать любой приказ, и послушный народ его послушает и пойдёт куда угодно – в Польшу, на Вашингтон и так далее. Поэтому Зеленский говорит, как ни парадоксально, с ним на равных. Может, он не так хорошо английский язык знает, но там есть 28 переводчиков. Вы останавливаете войну, говорит Зеленский, у меня гибнут люди. Вы хотите мира – я могу внести этот тезис в общество, но что тогда будет в Украине, что будет с украинской армией, где люди отдают свою жизнь, тут они по 100 человек в день гибнут. Правда, русских вот вчера 600 положили, но у них на 100 миллионов больше. Поэтому давайте либо шашечки, либо…

Приходится говорить серьёзно. И при всём, что у вас выборы, это всё, что это деньги, ракета Атакамс стоит как вся наша с тобой зарплата, если бы у нас с тобой было 28 жизней – тем не менее, надо решать вот эти вопросы. И вот заявление американской  стороны, что они дадут эти ракеты большой дальности. Эт, по всей видимости, Атакамс. Потому что Байден хочет на выборы, он понимает свои недостатки, он старый, он забывает, падает с лестницы и так далее. И так далее – но он хочет сказать, что он классный политик. Он старый, но он классный политик, и миллиарды, которые он дал Украине – они окупились. Чем? Взятием Крыма, например, блокадой Крыма. Я дал только деньги, а воевали они, гибли они, а я иду как президент победы. Поэтому и его достали, Байдена, он не может сделать так и спросил: сколько вы денег потратили? Тот говорит, например, 500 миллиардов. Не знаю там, была цифра какая-то. Ну и что? Ничего, вот они стоят перед минными полями и не знают, что делать. И вообще их там осталось полторы человека. Такого не будет, потому что всё-таки есть разумные политики. Поэтому сверка часов была обоюдная. Не только просили, но и потребовали и поставили условия. И эти условия выполнены, как мы сейчас видим. С самолётами уже всё понятно, тут помнишь. Как-то, в каком это фильме: нам бы день простоять, да ночь продержаться. А, это у Гайдара. Конечно, украинцы на это согласны. Но давайте, хватит вам это «не перейти красную линию» Путин уже перешёл все красные линии. Поэтому смысл визита был ровно вот такой: сверка часов, только вот по разным параметрам.

И.БАБЛОЯН: Матвей Юрьевич, а как звучит это условие? То есть, если вы нам не поставите, то что? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего, Путин победит. Всё очень просто. Здесь нет двойного дна. 

И.БАБЛОЯН: Я не ищу двойное дно, я просто хочу понять, как это звучит.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну просто Залужный – он математик. Помнишь его первую статью? Тогда он сказал: дадите нам 300 танков, будет один результат.

И.БАБЛОЯН: В американских медиа, вы имеете в виду?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Дадите 600 – будет другой. Нам нужно, например, сейчас порядка 200 F-16. Двухсот, почему – потому что одни работают на, ты же знаешь, там огромный фронт – где-то F-16 сдерживает, где-то он воюет противоракетно, где-то он обеспечивает поддержку продвижения украинских войск, где-то он подавляет ПВО противника. Утром деньги, вечером стулья. Вечером деньги, утром стулья. Ильф и Петров всё правильно написали. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, вы сказали, что они пошли в Макдональдс. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, это очень смешная история. Конечно, российская пропаганда это, ну такое, с запахом такая история. Я посмотрел фрагменты, вчера на стриме показал, Марков, где они смеются над тем, что они сидят в Макдональдсе, не могли его нормально накормить. Как будешь видеть Маркова, передай ему, что он дурак на букву м, и всем им тоже передай. Вот понимаешь, пропаганда оглупляет – тем более, когда у тебя задача, вот что бы ни сделали – есть такое украинское выражение «кто всравс – невистка». Не буду его переводить, я думаю, поняли, да, это такое. Почему они пошли в Макдональдс? Это был важный политический поход, и об этом, конечно, круглый дурак, или, как бы сказал Эдуард Николаевич Успенский, квадратный дурак просто этого не знал. Учи матчасть. Дело в том, что «Kentucky fried chicken», KFC в Украине работал всё время и ничего не сокращалось. А Макдональдс, который огромная фирма и которой терять нечего, какая-то там Украина, ну сколько у нас – 100 ресторанов, ну понятно, да, она очень боялась, что при бомбардировках попадут в какой-нибудь ресторан, и потом ей придётся выплачивать миллиарды. Поэтому что они сделали – они оставили несколько ресторанов, которые были закрыты и где делались вот эти вот бигмаки для фронта, они всё делали для фронта, у них Украина это покупала. Сейчас, поскольку очень хорошее ПВО, рестораны открылись – но не все. Открылись те там 5 или 6, которые работали во время войны – просто открыли двери и стали давать бутерброды. Смысл похода был в следующем: сам Блинкин сидит в ресторане Макдональдс, они кушают, для чего – для того, чтобы потом, когда он приедет, он убедил Макдональдс там, где вот нет бомбардировок, открыть свои рестораны для того, чтобы украинцы больше чувствовали мирную жизнь. Поэтому политический смысл был ровно в этом. Ещё этот квадратный дурак смеялся над тем, что они кушают картошечку, не могли накормить. Они сами знают, что это вредная еда. Какой же ты, Марков… 

И.БАБЛОЯН: Я люблю картошку из Макдональдса.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какой же ты квадратный. Ну можно себе представить, что они взяли бигмак с соусом и будут фотографии, как жрёт в Макдональдсе… Он не может есть бигмак, госсекретарь, потому что получается, что он ест именно бигмак, а, например, не бургер кинг, понимаете, в чём дело? Это будет реклама Макдональдс. И это будет использовано против Байдена во время выборов. 

И.БАБЛОЯН: Они ещё Горбачёва, наверное, ненавидят за рекламу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А если он с соусом ляпнется – вот уж Марков будет рад. Поэтому они взяли два пакетика картошечки, они говорили о политике, шутили, там какие-то странные шутки были, не суть. 

М.КУРНИКОВ: Про похмелье которые?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, ну ещё раз, это не имеет значения. Им важно было в разговоре не говорить об Атакамсах. Поэтому они говорили о похмелье.

М.КУРНИКОВ: А может быть, зашифровано?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Совершенно верно. И вот количество вот этих картошеных штучек – это было обозначение, сколько дадут снарядов Атакамс. Я всё «Эхо» понимаю. Короче говоря, рискованный шаг в политическом смысле, но Блинкин на это пошёл, потому что руководство Макдональдса далеко, понимаешь, и они не занимаются вопросами там что у вас, бомбят, не бомбят – мы своё вот это сделали, но платить миллиарды за убитых…

М.КУРНИКОВ: Попал, по-моему, по руководству Макдональдса в Канаде, по-моему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, это канадская фирма. Дело же не в том, где они. У них есть представительство в Украине, но нажать надо было. И я очень рад, что они это сделали, это для Украины очень важно – не менее важно, чем Атакамсы. Любой признак мирной жизни невероятно важен для Украины.

И.БАБЛОЯН: Матвей Юрьевич, хочу ужасный вопрос у вас спросить. Почему, вы думаете, Владимир Путин так зациклен на еврейском вопросе?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он болен. Вот мой ответ. Он болен. То есть, ему хочется как-то унизить Зеленского, показать, что он плохой. Первое – его желание, то, что он говорил, а второе – тормоза, которые ему не дают сделать его болезнь. У него, по всей видимости, какая-то шизофрения – он, безусловно, болен, потому что президент в здравом уме не может делать такие заявления, какие делает он, почему – потому что они ударяют по еврейской общине России, безусловно. Я бы вообще не обсуждал это, он просто больной человек. Он маньяк. Он шизофреник-маньяк, я думаю, что в каком-то провинциальном городе он бы убивал и насиловал женщин, если бы у него стояло, и на этом бы всё закончилось, и как Чикатило его бы посадили. А сейчас он не Чикатило, а президент. Будем верить Соловью, что ему остался только октябрь.

И.БАБЛОЯН: Но от Чикатило меньше людей пострадало. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, ну мне просто интересно, вы львовский еврей, который живёт в Киеве, вы слышите вот эти фразы про то, что Запад посадил специально еврея…

И.БАБЛОЯН: Этнического еврея для прикрытия героизации нацизма.

М.КУРНИКОВ: Вот просто первая мысль какая?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он болен, это первая и последняя мысль. Он больной. Он больной человек, он сошёл с ума. Никто не может пойти, его связать, заткнуть ему кляп в рот и сделать медицинское освидетельствование – но все это знают. Это повтор истории со Сталиным.

М.КУРНИКОВ: Коломойский тоже еврей, и олигархи есть еврейского происхождения. Запад накачал что ли их?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В чём твоя сейчас ошибка: ты пытаешься исследовать больного по его деяниям. Это огромная ошибка. Это не имеет значения. Может, завтра этого не будет, потому что его остановят, использовать ядерное оружие, объявить всеобщую мобилизацию… Ты неправильно делаешь. Понимаешь, как, смотри. Вот Чикатило, не помню, какой у него был диагноз? Ну представим себе какой-то диагноз вот у него был. Вот у Чикатило был какой-то диагноз – он убивал людей. А ты сейчас говоришь: как же он может убивать людей, как ты к этому относишься? Я никак к этому не отношусь, потому что он болен, Чикатило. Он может всё что угодно сказать, это не первый его высер по поводу евреев, как ты знаешь, второй или третий. Или некоторые говорят – боже мой, он стал антисемитом, он стал использовать еврейскую карту. Он не антисемит, он в прекрасных отношениях с Берл Лазаром, главным раввином России. Нормально – он не говорил бы это, потому что еврейская же община должна как-то отреагировать, потому что то, что он сказал – это оскорбление еврейской нации как таковой. Ну и что-то там они промямлили, еврейская община, понимаешь, Берл Лазар. Он просто не понимает, что говорит. Он болен, всё! Поэтому никаких эмоций у меня это не вызывает. Галоперидол – что бы он ни сказал, что бы он ни сделал, галоперидол. Это не самая большая фишка. А когда он говорит, что экономика России растёт? А когда он сказал фразу, что мы проведём скоростную дорогу по всем территориям, которые присоединены – и закончим в Крыму. Разве не больной человек? А вот эта фраза, я сейчас посмотрю, я не помню, я это стёр или нет. Я это вчера говорил, тут желательно точно сказать вот эту вот фразу. Он не соображает, что он говорит – извините, я сейчас смотрю. Тут короткая пауза. Я, наверное, стёр. 

И.БАБЛОЯН: Я пока вам скажу, что у Чикатило не было никаких психических заболеваний, но его болезнь называлась гомицидомания – это желание убивать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну а разве это не болезнь? 

И.БАБЛОЯН: Ну говорят, что …

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не нашёл, но я помню дословно. Путин поручил правительству проработать вопрос о создании в России суперкомпьютеров.

М.КУРНИКОВ: Всё логично.

И.БАБЛОЯН: Матвей Юрьевич, что не так? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну я же вам сказал не для того, чтобы вы по этому поводу шутили. Ну понятно же, что это говорит больной человек. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, расскажите нам про нового министра обороны Украины. Как вы себе объясняете, почему ушёл в отставку предыдущий?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь не то, что я себе представляю, а то, что сказал Зеленский. Зеленский сказал, что Резников хорошо работал, но существует шлейф негативный министерства обороны, надо менять людей. И он поменял на Умерова. Значит, Резников очень позитивный персонаж, я его лично знаю, никак я ему не могу прописать коррупционные скандалы, может быть, невнимательность, нерасторопность, отсутствие контроля и так далее – могу представить себе. И неудивительно, что, когда он пришёл в Верховную раду для отчёта, зал встал и все ему аплодировали. Ну, кроме оппозиции, потому что у оппозиции есть политическая фишка: мы его не назначали, мы не признаём действия власти. Ну это то, что делают обычно все. Это раз.

Вторая история: Умеров. Ну, во-первых, крымский татарин, который стал министром, важнейшим для жизни Украины – это важнейшая вещь, моральная поддержка крымских татар. Вторая вещь: он был главой агентства по недвижимости. Оно как-то по-другому называется, ну, в общем, короче говоря, государственной собственностью – и он там навёл порядок. Ну и его выступление, где он сказал: полностью уничтожить коррупцию, цифровизация вооружённых сил, и там ещё что-то. Ну, в общем, абсолютно логично и так далее, и так далее. Никаких претензий нет, его единогласно утвердили, всё идёт своим путём. Я его не знаю, но, судя по отзывам близких мне людей из политических в Украине, они говорят, что у этого человека нет, так сказать, каких-то подозрений и так далее, и так далее, ну, в общем, короче говоря, я позитивно к этому отношусь.

М.КУРНИКОВ: Это тоже к приезду Блинкина?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет. Ну, в каком-то смысле, в каком-то смысле. Потому что скандалы в министерстве обороны – такого не может быть, потому что они дают деньги на оружие. Понимаешь? Поэтому да, было так сделано. А настоящее отношение к нему, к Резникову, мы увидим чуть позже, если его назначат, к примеру, послом в Британии – а это важнейшая история, там пустое место – тогда, значит, мы понимаем. Если не назначат – значит, что-то такое всё-таки было. 

М.КУРНИКОВ: Но если опять же говорить о сменах каких-то – министерство культуры, министерство обороны, просто если мы посмотрим на Россию, любая смена министра, даже в мирное время – что такое, почему, так тяжело даётся. Сама смена правительства во время войны воспринимается как норма или как ненужная чехарда? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, как норма. Короткий ответ: как норма. Украинцы привыкли к смене власти. Это демократическая страна. Это Патрушев 25 лет и там Шойгу, по 25, по 125 лет сидят рядом и просто тут привыкли, как это, кто это сказал, не членов правительства, а людей во власти надо чаще менять, как и памперсы, по тем же причинам. Поэтому, конечно, надо. Между прочим в некоторых сферах международной практики это закреплено прямо в законодательстве. Вот, например, посол в какой-то стране – не может быть больше, например, трёхлетнего срока. Его отзывают, назначают другого ,потому что понятно, что он в этой стране и, кстати, это правильно, потому что ну во многих странах послы остаются потом в той стране, но уже не на должности. Поэтому надо менять, и по той же причине. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, когда вы говорили о приезде Блинкина и о деньгах, упомянули про выборы, «у вас выборы». Вы говорите, я не понял, «у вас» – это про Украину или про Соединённые штаты? Вы какие выборы тогда имели в виду…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я уже не помню, я старый, у меня короткая память. К выборам в Соединённых штатах, конечно.

М.КУРНИКОВ: А вот выборы на Украине, насколько, на ваш взгляд, Запад готов брать на себя всю расходную часть, что называется…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело не в расходной части, не в 5.5 миллиардах – ну это посчитали, прослезились. Выборы провести невозможно. Вот была очень активная дискуссия, и все пришли к выводу, что провести эти выборы невозможно. Во-первых, 7 миллионов внутренних переселенцев, где они живут – никто не знает. Во-вторых, 5 миллионов человек, которые находятся в западных странах. Где они живут, куда они поехали – это не знаю, надо год собирать информацию. Третье – это наблюдатели. Это же как-то должно быть, чтобы были наблюдатели. Дальше, участие военных. Половина населения  Украины, мужчины, воюют на фронте. Нельзя же их исключить – там будут наблюдатели, естественно, бомбардировка России и так далее, и так далее. Всё это понятно. Но самое главное, почему выборов не может быть – можно подправить законодательство, можно сделать. Самое главное – что выборы – это выборы между разными кандидатами. Во-первых, должны разные партии заявить о своём участии. Заявили, а потом они должны, обязаны критиковать власть – потому что именно в этом заключается суть политики. Я хочу быть первым, а он – дерьмо. Но это же невозможно в этих условиях. Как, я не понимаю, каким образом, что, Порошенко и Зеленский опять выйдут на стадион, и Порошенко будет говорить: «Ты дурак, ты не то делаешь. – Что я не то делаю. А ты продаёшь конфеты». Вот это вот, вот такое вот устроить? Это невозможно. И этого не будет, потому что Зеленский сейчас президент, президент войны, самый, естественно, авторитетный человек в Украине в силу обстоятельств,  и поэтому устроить предвыборную вакханалию, где сливать про него компромат в то время, как он едет к Байдену – нет такого и не будет. Кроме того, есть один важный фактор, как проводить голосование на отторгнутых территориях. Короче говоря, всё указывает на то, что вот закончится война – тогда будем делать выборы.

И.БАБЛОЯН: Там сейчас проходит какое-то голосование, непонятно какое. На этих территориях.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это голосование называется старой еврейской поговоркой: писи сиротки Хаси. 

И.БАБЛОЯН: Вы правильно говорите абсолютно, Зеленский – президент воюющей страны. И я думаю, что это не то чтобы очень такая ну вот, господи, как выразиться, что это очень желанная должность сейчас. А неужели есть желающие? Есть желающие, которые хотели бы сейчас побороться за президентство в воюющей стране? Тот же самый Порошенко?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну я с Порошенко чай не пью. Я его видел, по-моему, год назад. Желающие стать главными есть всегда, и ты это прекрасно понимаешь. Любой хочет стать президентом и мечтает об этом, и считает, что он сделает это лучше. Есть люди более образованные, чем Зеленский, есть люди с колоссальным политическим опытом, есть много людей в Украине, да, серьёзная мощная страна в смысле дипломатического корпуса, в смысле интеллектуалов и так далее – но так сложились обстоятельства. Поэтому свои желания засунь куда-нибудь.

М.КУРНИКОВ: То есть, выборов не будет, это уже решено?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, что выборов не будет, это дестабилизирует Украину и сделает их в любом случае нелигитимными по причинам, которые я сказал.

М.КУРНИКОВ: Тоже опасная штука. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть украинская поговорка: «хиба хочешь – мусишь». В переводе это «разве хочешь – должен, обязан». Так и здесь, цена вопроса, да, выборов, и так далее – и дестабилизация страны. Ну да, я ответил, мне добавить нечего, я объяснил. 

М.КУРНИКОВ: тем не менее, Ирина спросила про людей, которые, может быть, не то, чтобы хотя. . о есть ли кто-то, кто, может быть, за эти годы вырос, а может быть, кто-то, кто раскрылся как-то по-новому. А кто сейчас вообще политические лидеры, которые могут претендовать на самые высокие должности? 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понимаешь, в чём дело, ты задаёшь такой как бы некорректный вопрос. Все договорились о том, что они не выпендриваются, что есть руководство Украины, которое является сейчас руководством Украины и ведёт страну к победе, поэтому никто ни в одной телепередаче тебе не скажет: «Вот если бы были выборы, я бы выдвинул себя в президенты». Но я знаю таких 5-6 человек из разных партий. И сюда, кстати, не входит Порошенко – ну, я имею в виду, кроме Порошенко ещё 5-6 человек. Вполне готовые быть президентами страны, но мирной страны. 

М.КУРНИКОВ: Давайте тогда…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Закончится война – будут выборы.

М.КУРНИКОВ: Давайте тогда поговорим о том. Что сейчас происходит, что вы сравнили с такой малоприличной поговоркой. Тем не менее, Россия пытается провести на оккупированных территориях какое-то электоральное событие, как это оценивается Украиной, что заявляют люди?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Никак. Фейковые выборы, было заявление министерства иностранных дел, никто на это внимания не обращает. Ходят, выбирают. Никак. Просто это не тема для разговора.

М.КУРНИКОВ: Никаких рекомендаций жителям, типа «делайте так, делайте сяк».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Зачем рекомендации жителям? Это же неправильно. Каждый поступает так, как он хочет, это раз, а во-вторых, у жителей есть вопрос: что вы нам советуете, как поступать, если вы нас потеряли? Поэтому не надо раскидывать пальцы и говорить «вы там…» Вот когда придёте туда – тогда будете объяснять, за кого голосовать. Вот и всё. Поэтому на это просто – ну это не выборы, поэтому на них не надо обращать внимания. 

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, ну вы видели, может быть, что разные российские политики, публицисты спорят по поводу того, участвовать или не участвовать в том процессе, который в России происходит. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 6 минут до окончания. Меня немножко напрягает, что я у вас заведующий по Украине.

М.КУРНИКОВ: Не всегда, Матвей Юрьевич, такой уж один из украинских вопросов, которые хотелось обсудить. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Тебя интересует моя позиция по украинским выборам? Игнорировать и не ходить голосовать. Всё, это не выборы. Человек, если он имеет какое-то понимание ситуации, не должен участвовать в фейках, не разносить дерьмо. Там будут альтернативные кандидаты и так далее, и так далее. Это не выборы, поэтому не участвуй в подлости. Не надо участвовать в подлости, это не выборы.

И.БАБЛОЯН: Но твою фамилию всё равно напишут как участника в подлости. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но ты-то в ней не участвовала? Понимаешь, в чём дело? Это всё разговоры, нету никакой дискуссии. Дискуссию делают Марковы и разные кремлёвские политологи. Кстати, это же делает и Навальный, и все те, которые говорят, что есть некое специальное голосование. Какое специальное голосование, если они напишут, сколько им надо? Какое специальное голосование? Умное голосование, глупое голосование…Теперь оно только глупое. Я имею в виду не Навального, не идею Навального, человек может излагать всё, что угодно, но это знаешь, как тебе сказать, вот знаешь, как говорят: стучать в рельс.

Вот ты куда-то идёшь, съедаешь свой бутерброд, водичку по скидке, ставишь свой голос, Путин этим подтирается и пишет столько, сколько надо. Мы же знаем, что администрация поставила, если говорить о президентских выборах – 85% явка и 80% за Путина? Ну всё, сделали электронное голосование, всё будет как надо. Поэтому зачем тебе туда ходить? Зачем? Ты думаешь, что если ты что-то напишешь там, «нет Путину, нет войне» – что-то будет? Ничего не будет. Будет всенародное празднование захода сумасшедшего человека, который убивает свою собственную страну, на новый срок. Поэтому мой призыв – это даже не призыв, это совет. Люди, если у вас есть брезгливость, то вспомните знаменитую фразу профессора Преображенского: никогда не читайте советских газет. Никогда не участвуйте в том, что предлагает вам мафиозное бандитское государство, потому что это разводка. Хотите участвовать – с вашими диванными мечтами, что «если мы все проголосуем…». Вот если вы все проголосуете – утром вы узнаете, что вы все проголосовали за Путина.

И.БАБЛОЯН: Матвей Юрьевич, это же не первые выборы, и такое государство, и такая власть, управляющая своими выборами уже 20 лет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: При чём тут это, я же не хожу…

И.БАБЛОЯН: И все 20 лет не надо было ходить на эти выборы?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно не надо было, кто-то не понимает, что происходит 20 лет? 

М.КУРНИКОВ: А в Хабаровске выбрали Фургала, Ройзман побеждал. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну и что! У меня вопрос, где Фургал? 

И.БАБЛОЯН: В тюрьме.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ай-яй, не может быть!

М.КУРНИКОВ: Как ничего не делай?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не сказал «ничего не делай», я сказал: «Не участвуйте в мошеннических выборах». Много чего можно делать, только не участвовать в картёжной игре в картёжной игре с краплёными картами, где вы лошара, а перед вами сидят бандиты, которые вас разденут догола. Чего ты от меня хочешь?

М.КУРНИКОВ: Мыслей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что, нет мыслей?

М.КУРНИКОВ: Нет-нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Беден я сегодня мыслями?

И.БАБЛОЯН: Нет, Матвей Юрьевич, вы сегодня прекрасны, как всегда.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 20 лет я не хожу на выборы, начиная с времени Путина. И что бы изменилось, если бы я пошёл и проголосовал?

И.БАБЛОЯН: Мы уже не узнаем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы уже не узнаем, и поэтому…

М.КУРНИКОВ: Он поэтому и побеждал на выборах, потому что вы не голосовали, Матвей Юрьевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно, а теперь уже и не надо каруселей. И не надо военных. Потому что есть электронное голосование и вообще другие способы. Сейчас стало всё откровенно, ваши бюллетени выбрасываются в корзину, потом даётся людям, чтобы они там рисовали новые, если кто-то будет проверять, и ставится результат ,который нужен. Мы с вами видим, ну может быть, напишут немножко меньше, потому что явно на них падёт подозрение, что вот они сказали 80% поддержки – ну если будет 80, то это вообще палево. Значит. Они сделают там 78, ну всё. Война продолжается, люди гибнут, на граждан срут – зато мы великие. На Вашингтон.

И.БАБЛОЯН: Остаётся надеяться, что когда-нибудь всемогущий Запад возьмёт и поставит во главу Российской федерации этнического еврея, и всё изменится. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, в России это не будет, Россия – антисемитская страна.

И.БАБЛОЯН: Украина тоже была. Однако прошло лет 40. И всё изменилось. 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да, я понимаю, Украина – но это был государственный антисемитизм, а в Российской федерации он естественный. Это в силу исторических обстоятельств и так далее, и так далее. Ничего не хочу сказать, но я, например, считаю, что Российскую федерацию должен возглавлять русский, чтобы не было разговоров, что опять евреи убивают Россию. И не грузин, и никто, исключительно русский человек Иванов.

М.КУРНИКОВ: Матвей Ганапольский проповедует русский национализм в эфире.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Безусловно.

М.КУРНИКОВ: Спасибо большое, Матвей Юрьевич. Всем пока.