Купить мерч «Эха»:

«Особое мнение» Максима Шевченко

Арсений Веснин
Арсений ВеснинЖурналист
Максим Шевченко
Максим Шевченкополитик и журналист

Верните нас в Африку, говорит Пригожин, там мы зарабатываем большие деньги, там мы понятно что делаем. Это не наша работа, говорит он – то, чем мы занимаемся в Бахмуте…

«Особое мнение» Максима Шевченко. 04.05.2023 Скачать

Подписаться на «Ищем выход»

Поддержать канал «Ищем выход» 

А.ВЕСНИН: 11.02 в Петербурге, всем добрый день, меня зовут Арсений Веснин, это YouTube-канал «Ищем выход», YouTube-канал журналистов «Эха Москвы» в Петербурге, также это метавселенная «Эха», поэтому привет всем и в Петербурге, и в России, и за границей, всем, кто нас слушает, кто нас смотрит в приложении, на ютьюбе, сразу напомню, друзья, что лайки очень важны, потому что они позволяют отгонять разных троллей, которые пытаются закидать жалобами наш канал, чтобы его депрессовали и не показывали, поэтому ваши лайки – это наши обереги, ставьте их, пожалуйста. В эфире программа «Особое мнение», и сегодня у нас в гостях журналист и политик Максим Шевченко. Максим Леонардович, я вас приветствую.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте, я очень рад вас видеть. 

А.ВЕСНИН: Ну, конечно же, главный вопрос, как вы считаете, вот это видео атаки беспилотников на Кремль – что это такое? То есть, это Украина смогла добраться до сердца Москвы, это Путин сам что-то инсценировал, это какие-нибудь соратники Стрелкова? Версий масса сейчас выдвинута.

М.ШЕВЧЕНКО: Соратники Стрелкова – это смешно. Соратники Стрелкова в интернете только-только освоились, а вы хотите, чтобы они что-то такое. Нет, это смешно, соратники Стрелкова – это Федеральная служба безопасности, чтобы вы понимали. И никаких других соратников у него нет, именно потому Стрелков может безнаказанно оскорблять министра обороны, начальника Генштаба, президента, потому что он является штатным просто, он говорил про себя, что он в запасе офицер ФСБ – в общем, Стрелков – это Федеральная служба безопасности, а никакой не самостоятельный разгневанный патриот, хотя я при этом не исключаю, что он всё-таки разгневанный патриот тоже, наверное. 

А.ВЕСНИН: Ну всё-таки вот…

М.ШЕВЧЕНКО: Честно говоря, рассуждать об этом, находясь с Москве, достаточно опасно, скажу вам откровенно, но я просто, у меня родился один вопрос. То есть, само по себе, на мой взгляд, это событие не имеет большого значения, потому что мне непонятно, неужели надо было беспилотниками по Кремлю пулять для того, чтобы какие-то красные линии перейдены были уже достаточно давно? Я полагаю, что не имеет значения, как ни странно, кто их запустил. Могли украинцы, могли какие-то сочувствующие украинцам, могли те, кто хотел разжигания и перехода войны на новый уровень, хотя мне трудно представить, что внутри страны оказались такие энтузиасты, которые, во-первых, такими беспилотниками обзавелись боевого типа со взрывчаткой, и без какого-то согласования с кем-то и контроля со стороны кого-то могли запустить. Тут у нас арестовывают террористические организации каждый день, понимаете. То украинские, то игиловские, то ещё какие. Просто толпы террористов арестовываются, а в итоге получается, что в итоге кто-то запускает ещё боевые беспилотники со взрывчаткой по Кремлю. У меня вопрос другой, они прилетели со стороны Собора Василия Блаженного, судя по видео, которое вот ТВЦ распространило, я бы так сказал, мягко, Украина находится с другой стороны Кремля. Киевское шоссе или Калужское шоссе – это, собственно, Ленинский проспект, Минское – это на Минск направление, это Кутузовский проспект, Профсоюзная, это направление туда – а прилетели они, судя по видео, которые распространили государственные каналы и какие-то противоестественные блогеры, со стороны рязанской и Владимирской области. То есть, со стороны Покровки, со стороны Замоскворечья. Там не видно, как они пролетают. Но видно, что мимо Собора Василия Блаженного…

А.ВЕСНИН: О чём это может говорить?

М.ШЕВЧЕНКО: Если они прилетели с Украины, тогда они кружили над Москвой. Тогда какого хрена в Москве расположено такое количество «Панцирей» и всяких других систем безопасности? Получается. Что вот я живу в центре Москвы, и какая-то. значит, хрень со взрывчаткой кружит надо мной вот так, понимаете, над моими детьми, над моей семьёй, и потом выбирают направление, с какого атаковать Кремль. Если они прилетели с Украины, он должен был вот так прилететь, облететь либо Москву, то есть, сделать лишние, Москва по диаметру 54 километра, чтобы вы понимали, он подлетает, допустим, летит он, просто логика простая, никакой пропаганды, он, допустим, запущен из Украины, он должен лететь тогда по Киевскому шоссе, ну хорошо, по Симферопольскому – ну хорошо, по Симферопольскому нет, это в Крым у нас уводит. По Киевскому шоссе должен лететь. Ладно, по Симферопольскому, там если ехать, Курск, Орёл, там Харьков может быть – может быть, оттуда. Но всё равно, всё равно должен вот так вот прилететь, или облететь вот так вот на 180 градусов, чтобы зайти с другой стороны, либо по крайней мере на 80 градусов вот так облететь.

А.ВЕСНИН: Ну нащупывали слабые точки, находили упавшие беспилотники – и вот нащупали.

М.ШЕВЧЕНКО: Вот такие только размышления остаются, понимаете, что они кружили тут, кружили в центре Москвы, над зданием ФСБ, над зданиями Государственной думы, администрации президента, Генерального штаба кружили – над всеми стратегическими объектами Москвы, если это с Украины прилетело, несмотря на все эти «Панцири» и системы подавления, могут кружить два беспилотника со взрывчаткой, выбирая направление удара. И потом атаковать с такой стороны, которая противоположна Украине. Вторая версия, что они прилетели не с Украины, а вот с этого направление, с которого они атаковали – потому что для подобного типа беспилотников самое эффективное – в принципе двигаться по прямой, тогда это получается Владимирская и Рязанская область.

А.ВЕСНИН: Ну группа диверсантов.

М.ШЕВЧЕНКО: Максимум Тульская. В любом случае, переход СВО в ситуацию войны и войны на какой-то другой уровень, хотя уже куда дальше после всего, что мы видим – взрывы в Павлограде, бои в Бахмуте, обстрелы, которые непрерывно происходят везде и всюду… Мне просто непонятно, к чему это добавляет, что?

А.ВЕСНИН: Символическое какое-то.

М.ШЕВЧЕНКО: Символически в очередной раз оскорбительна позиция Володина и всех этих депутатов. Видите ли, если по Путину целятся, то это прямо всё – красная линия. А если целятся по Белгороду, по Курску, по Орлу, если гибнут граждане России – то это типа как-то наплевать, не имеет никакого значения. Ну ладно, мы знаем, что они относятся к гражданам как просто к расходному материалу, сегодня на них деньги заработали, завтра провели оптимизацию здравоохранения, послезавтра ещё что-нибудь такое…

А.ВЕСНИН: Максим Леонардович, всё-таки…

М.ШЕВЧЕНКО: На самом деле, картинка красивая, вопросы чистой логистики я им задал, всё-таки они ответа не имеют, почему они…

А.ВЕСНИН: Уголовное дело возбудили, расследование.

М.ШЕВЧЕНКО: Хрень это. Это если против нас с вами будет уголовное дело, оно будет, как говорится, до конца идти – а тут как возбудили, так и, как говорится, расслабились. Ведь эта траектория – достаточно крупные объекты на видео, не в ГУМе купленные эти квадрокоптеры, с крыльями эта фигня летит, наверное на радарах можно отследить, откуда они прилетели. Потому что это кому-то не хочется делать. А почему это не хочется делать? Потому что всё в России является борьбой разных спецслужб и группировок. Всё является борьбой. И если даже это прилетело с Украины, они будут сейчас заниматься не тем, чтобы даже войну объявить Украине или даже обезопасить президента, а будут сейчас выяснять, кого из них назначить виновным в том, что они прилетели. Министерство обороны, ФСБ, ФСО, МВД или кого-то ещё. Вот чем они будут заниматься, поверьте.

А.ВЕСНИН: Друзья, а пока спецслужбы будут заниматься перекладыванием ответственности, я хочу вас попросить поддержать наш канал, потому что существует он только благодаря вашей поддержке, только благодаря ей мы можем искать вместе выход и слушать разные мнения. Спасибо, что вы нас ещё поддерживаете. Если хотите ещё поддержать, прямо на картинке на YouTube есть QR-коды, есть номер телефонов для переводов на Сбербанк, на банк Авангард. Не надо больших сумм, 20-30-40 рублей – это нам очень большая поддержка Ещё раз вам скажу спасибо. 

Максим Леонардович, почитав ленту фейсбука и твиттера, это, конечно, такой избирательный источник информации, но всё-таки посмотрел, что есть две преобладающих версии произошедшего. Самая преобладающая – что это операция под чужим флагом так называемая, что это провокация со стороны российских спецслужб, чтобы не проводить парад 9 мая или объяснить, почему Путин не будет в нём участвовать, или чтобы оправдать какие-то ужасные зверства или какие-то странные ракеты, которые полетят – не странные, странные это Путин как раз. Не знаю, если честно, у меня вызывают вопросы…

М.ШЕВЧЕНКО: Это версия каких-то интернет-кроликов, то есть, чтобы порадовать…

А.ВЕСНИН: Ну там Сергей Пархоменко, Виктор Шендерович об этом пишут.

М.ШЕВЧЕНКО: Чтобы не провести парад, надо Кремль взорвать, что ли, атаковать Кремль? 

А.ВЕСНИН: Собственно, хотел вас попросить прокомментировать.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, это всё ерунда, разумеется, потому что ни для каких ракет, ни для каких ударов по Банковой улице, никаких атак беспилотников на Кремль было не надо. В марте 24 года прекрасненько ракеты летели по всем городам Украины, куда хотели, туда прилетали, понимаете? Зеленского Кремлю атаковать и убивать не выгодно, несмотря ни на какие риторические заявления.

А.ВЕСНИН: Почему?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, ну если у них совсем никаких мозгов нет, тогда им кажется, что это выгодно, потому что Зеленский, на самом деле, является невоенным лидером, он является политическим символом. Мёртвый Зеленский. Погибший от российской ракеты, становится иконой для всего Запада и консолидирует всю эту коалицию, понимаете? Живой Зеленский – с ним можно ссориться, у него есть там враги, противники. Вот Трамп, допустим, не любит Зеленского, потому что Зеленского любит там Байден, и Хантер Байден работал с ним. Ещё в Европе разные люди не любят живого Зеленского, поверьте, даже те, кто выражает солидарность Украине. Но убитый российской ракетой Зеленский – это, безусловно, святой, которого нельзя уже никому на Западе не любить, и который станет абсолютным таким тотальным мучеником. Поэтому Кремлю чисто рационально с точки зрения ведения войны попадание ракеты в Зеленского консолидирует всю западную коалицию, которая сейчас колеблется, сомневается, потому что большие расходы денежные, контрнаступления нет там и так далее. Плюс к этому, если Владимир Зеленский, в принципе ,штатный гражданский человек, волей судьбы встал во главе этого всего – уйдёт, то на его место придут уже реальные националисты, реальные, которые не из «95 квартала», а которые вышли из закалённого бандеровского, необандеровского дискурса, который вполне как бы в Украине есть, который вполне, в отличие от парня из Кривого рога, который волей-неволей возглавил вот это как бы националистическое, потому что Владимир Зеленский никаким националистом, конечно, никогда не был, до 22 года мы ничего не слышали про его радикальный национализм и так далее. Еврейский парень из Кривого рога, весёлый, выиграл выборы, всегда был русскоязычным, подчёркивал своё еврейское происхождение, у него даже репризы были с еврейской мамой там и всё такое прочее. Ну а в Украине есть очень серьёзные хлопцы, которые «москаляку на гиляку» и всё такое прочее. Вот они придут к власти, и они уже, как говорится, по-другому будут действовать, для них война будет тотальной, что тоже Кремлю не очень, на самом деле, выгодно. Сейчас война идёт как бы, как это ни странно звучит, в стиле некого марлезонского балета. В Бахмуте, бессмысленном, даже Пригожин говорит, что это бессмысленная точка на карте, не имеет ни малейшего стратегического значения. Пригожин нам рассказывает: за Бахмутом Часов Яр, за ним Краматорск, допустим, даже одержали эпическую победу в Бахмуте и вышли на его окраины, преодолев все эти улицы Чайковского, Левандовского, Леванецкого и так далее. Но дальше такой же Бахмут только в 20 километрах, дальше ещё Краматорск – ещё более крупный Бахмут, понимаете, где так же, понимаете, за каждый дом, за каждую улицу? Поэтому стороны договорились привлекать внимание мира к этим страшным боям в Бахмуте, где воюют мы даже не знаем кто, потому что Вагнер – мы не понимаем, что воюет с украинской стороны, это страшное мясо, кого-то гонят, а украинцы то же самое рассказывают про россиян – мясо, гонят и так далее. То есть. Пропаганда, некое такое сужение растра, привлечение внимания, на фоне этого зерновые сделки идут, газ в Украину по-прежнему идёт в прежнем объёме, палладий по-прежнему поставляется в Европу. Титан, без которого Аэробусы собираться не будут, поставляется. Уран поставляется в увеличенном количестве, уран поставляется в США, ну вот не уран, а ядерное топливо. Как будто бы всё это существует в нескольких измерениях – в одном танки, бомбы, страшная война и реально гибнут десятки тысяч людей в ужасных муках, страшные бомбовые удары, ракетные – это в одной плоскости. Во второй плоскости – политическое. Всё, нет никакого перемирия, красные линии перейдены, говорили с обеих сторон. А в третьем измерении бабки делают на этой войне, деньги, огромные бабки –причём люди, которые присутствуют в России, в Украине, в Европе, в США, в Израиле, в Китае, в Турции, везде. Бабки, огромное количество денег зарабатывается на этой трагедии, на этом страдании. Поэтому зачем убивать Зеленского в этой ситуации? Зеленский – это нужная очень фигура в этом глобальном спектакле. Он совершенно не является точкой и центром сопротивления Украины, потому что Зеленский, как это ни страшно звучит, легко заменяем на гораздо более радикальную и менее удобную фигуру для России. Поэтому я не верю в то ,что хотели бы уже стрельнули, давно бы уже стрельнули, и для этого атаки по Кремлю были бы не нужны.

А.ВЕСНИН: Это такая немножко логика как с Навальным , хотели бы убить – убили бы, как говорил Владимир Путин. 

М.ШЕВЧЕНКО: А я согласен с Путиным, хотели бы убить, убили бы, и уж точно не отправляли бы в Германию, а положили бы в ближайший госпиталь, которых в России хватает, хороших, только в Германии хорошие госпитали что ли? В России есть клиника на Рублёвке, где день пребывания стоит несколько тысяч евро. Там вполне помогли бы Навальному, думаете, там бы не помогли? Там лучше всё, чем в госпитале в Германии, где его лечили. То, что его отправили в Германию за границу, туда, как говорится – это часть какой-то спецоперации. Сейчас, в 21 году, неужели вы будете придерживаться версии, что Путин боялся какого-то общественного мнения? Испугался давления западных лидеров и отправил Навального в Германию? Это смешная версия, просто смешная, даже рассматривать не будем.  Хотели бы убить – убили бы. Никто не собирается никого убивать, поверьте, кроме несчастных людей, которые там живут, кроме солдат, наёмников, контрактников, которые там потоками на линии фронта.

А.ВЕСНИН: Как вы думаете, после этого символического удара по Кремлю, согласитесь, картинка символическая – что-то изменится в ходе боевых действий, в политике России, чего стоит ждать? 

М.ШЕВЧЕНКО: Это может только привести к объявлению войны, что СВО перейдёт в войну, в России будет объявлено военное положение, это значит, что будут особые меры въезда-выезда из страны, особые меры информационной политики, будет закрыт YouTube, например, совершенно запросто, во время войны, или иные информационные ресурсы, которые не подчиняются, не контролируются воюющей стороной, Кремлём, то бишь. Я не думаю, что на линии фронта это что-то изменит.

А.ВЕСНИН: А вот это объявление войны вероятно?

М.ШЕВЧЕНКО: Объявление войны и военного положения внутри страны, безусловно, приведёт к тому, что те гайки ,которые ещё не закручены, закрутят, а то, что ещё не сделано и имеет хоть какие-то правовые ситуации в ситуации мира, таковой иметь не будет. Допустим, могут отобрать имущество у тех, кто будет объявлен неблагонадёжными гражданами. 

А.ВЕСНИН: Как думаете, насколько это вероятно?

М.ШЕВЧЕНКО: Я рассматриваю все действия российского режима с точки зрения только коммерческого интереса этого режима, и все его политические славословия всегда утыкаются только в коммерческий интерес какого-то конкретного высокопоставленного лица или какой-то группы. Деньги и корысть являются основой политики везде, в России, не только в России, везде на постсоветском пространстве, но в России особенно. Поэтому объявление войны – это не про то, что там особенные военные действия начнутся на фронтах под Угледаром или под Бахмутом, это про то, что внутри России будет полная консервная банка. 

А.ВЕСНИН: Насколько вероятно, как вы считаете, это, сейчас? 

М.ШЕВЧЕНКО: 90%. 

А.ВЕСНИН: В ближайшее время?

М.ШЕВЧЕНКО: Судя по этим беспилотникам, сейчас они принимают решение, судя по тому, как депутаты загомонили «казус белли, казус белли», а казус белли – это повод к войне, ещё раз говорю, эта война коснётся не украинскую сторону, они коснутся тех российских граждан, которые очень вольготно живут и которые, по мнению политиков, слишком оборзели. Ездят, бизнесом занимаются там-сям. 

А.ВЕСНИН: Давайте предположим, что так произойдёт, внутри России что-то произойдёт, станет очевидно сложнее. Как вы думаете, к чему это может привести, это может привести к росту социальной напряжённости, к чему-то ещё? 

М.ШЕВЧЕНКО: Общество в России раздавлено. Социум – это общество, оно уничтожено и раздавлено практически, его нет. Общество – это не просто совокупность населения, общность – это население, которое объединено в разного рода самостоятельные горизонтальные какие-то связи по идеалам, по взглядам, по типу жизни, по действиям, религиозным взглядам, какие-то ещё, которые имеют волю и возможности высказывать себя, оппонировать государству. Необязательно всегда быть враждебным государству, но оппонировать. Говорить, допустим: «Государство, я хочу, чтобы ты сделало не так, а вот так». Но ничего этого нет, инструментов нет, медиа независимых в России нет, а закроют YouTube – и его вообще не будет, и вас не будет, и меня не будет. И «Живого гвоздя» не будет, потому что мы вещаем – только через VPN. Выборы, на которые никак не влияют люди практически, то есть, выборы происходят не у избирательных участков, а они происходят в кабинетах, где это распределяется. Поэтому социальный взрыв – концентрации рабочей силы нет, кто будет взрываться-то? Из России уехал миллион активных горожан примерно, которые составляли, в принципе, свободный электорат. Не могу сказать протестный, те айтишники, которые уехали, им было по фигу, кто там, Путин, Навальный, у них свои интересные темы – биткоины и так далее. Но так или иначе, они были независимым пространством, которые сейчас мнения не имеют, а завтра имеют. И это вот уехал миллион горожан, которые потенциально могут быть разгневанными. Концентрации рабочей силы нет, пролетариата нет в России. Крестьянства нет в России. Просто я не понимаю те социальные кластеры или классы, которые могли бы стать катализатором протеста. Даже если завтра всем отменят зарплаты и скажут: «Вы будете получать по сто рублей, а карточки раз в месяц, если мы захотим», – и то не будет социального протеста, поверьте.

А.ВЕСНИН: Неужели общество настолько не может самоорганизоваться?

М.ШЕВЧЕНКО: Раздавлено общество, раздавлено. 30 лет, 30 лет вот мы прошли от миллионной демонстрации 90 года, когда люди выходили на улицы Москвы, никто их не организовывал, разные организации, помню, я тогда жил на Арбате, по Садовому шла миллионная демонстрация – коммунисты, монархисты, демократы, все вместе с требованием как бы развития, с требованием от партноменклатуры какого-то сценария будущего и так далее, демократии, обновлённого социализма, я не знаю. Ну хрена лысого. С тех пор мы прошли до нынешнего времени, когда ничего нет, потому что что-то разбито, что-то уничтожено, полная власть номенклатуры, капитала и силовиков, и криминала в России. Полная власть, поэтому я никаких социальных, я ещё раз говорю, с точки зрения социологии я просто не вижу для них субъекта для социального протеста. У меня, помню, когда я был депутатом во Владимире и начался ковид, была такая ситуация. Собрали работниц обувной очень крупной фабрики, которая бренд, продавался, им сказали, мы вас без зарплаты отправляем по домам, это было в начале, на три месяца, это в апреле 20 года. Зарплаты не будет. Там женщины встали: «А как нам жить? – А мы не знаем, как вам жить, – сказали хозяева. – Идите по домам. Кто будет возражать, вообще будет уволен, и в будущем даже на работу не возьмут». И что они, восстали? Стачку объявили какую-то? Нет, ничего нету. Общество в России потерпело страшное историческое поражение, страшное. Когда-то, в конце 19, начале 20 века русское общество, российское, было передовым, самым активным в мире. С конца 19 века в этой войне общества с государством государство одержало победу, я считаю, сейчас, и сейчас мы видим, что оно может делать всё, что угодно, любые действия государства вызовут только бурчание по домам, по квартирам и комментарии в интернете. 

А.ВЕСНИН: Максим Леонардович, давайте мы на этой пессимистичной ноте прервёмся на полторы минуты, напомню, что это «Особое мнение», это YouTube-канал «Ищем выход», Максим Шевченко, журналист и политик у нас в гостях. Друзья, напомню про лайки как обереги от пригожинских или не пригожинских троллей, про поддержку нашего канала. Она очень важна и нужна, спасибо, что поддерживаете, через полторы минуты попробуем поговорить о том, какой же выход из всего этого у нас может быть. Перерыв. 

——-

А.ВЕСНИН: Возвращаемся в эфир YouTube-канала «Ищем выход», меня зовут Арсений Веснин, журналист и политик Максим Шевченко сегодня с нами в программе «Особое мнение». Максим Леонидович, вы такую пессимистичную картину нарисовали, диагноз констатировали. Всё-таки, если представить, что то, о чём вы говорите, в виде военного положения, в виде каких-то страшных штук, которые могут быть введены, что это всё случится – неужели государство в таком вот виде сможет долго просуществовать, или это всё-таки смертный приговор? Потому что, глядя со стороны исторически, глядя, как происходят вещи, когда вот уже объявляется военное положение, если это всё надолго, будто бы в современном мире государство не сможет долго протянуть. Как вы считаете?

М.ШЕВЧЕНКО: С чего вы это взяли? Как-то странно. Это государство, которое является государством классического типа, где есть там общество, условно говоря, и есть, собственно, государство как институт угнетения. Российское государство является корпорацией по сути, задача которой – обеспечивать контроль, добычу и какую-то работу на подвластной территории Российской федерации и окрестных земель, которые удастся ещё к себе присовокупить. Задача этой корпорации – поставлять ресурсы внешнему покупателю, и руководство этой корпорации ,которое является так называемым руководством государства в совокупности, оно озабочено собственной власть, оно эту задачу решает, контрактным исполнением обязательств перед своими партнёрами, как может, так и решает, и тем, чтобы не было никакого протеста снизу. Это они всё решили. Это корпорация под видом государства. Она может существовать бесконечно, чем дольше существует режим, тем, значит, как говорится, дольше это будет всё существовать, и это очевидно.

А.ВЕСНИН: То есть, Россия легко может стать Северной Кореей или Ираном?

М.ШЕВЧЕНКО: Не надо Северную Корею обижать. Северная Корея… Нет, Иран вообще свободное государство, не трогайте Иран. Можно всюду летать. Можете в Тегеране сесть на самолёт и полететь в Дубай или Лондон, например. Я в Иране разговаривал с одним евреем, в Исфахане, с Ицхаком, он в Израиль из Ирана трижды ездил к родственникам своим, и так далее. Я лечу из Исфахана в Тегеран, со мной летит американка рядом иранского происхождения, которая там работает, летает в Америку, в Иран. То есть, там Иран несмотря на миф, который про него создали – там у власти муллы, действительно, но там выбирается президент, там выборы. Каждые выборы – огромные акции протеста, беспорядки, пересчёт голосов. Ничего подобного в России нет. Северная Корея – тоже особый… Это тоже так или иначе государство, а не корпорация, где национальная идея коммунистическая, не знаю, как она называется, чучхе там. Там есть основы общества. Неправильно, тоталитарно построенное общество, понимаете? В России общества нет, в том и дело, что руководящая прослойка хочет, чтобы население вообще как бы исчезло, аннигилировало, оно ему не надо – потому что для модели, которую выбирает Российская федерация, нужны только менеджеры, которые контролируют процесс. А рабочую силу можно брать не из местного, не из коренного населения, а притаскивать сюда 9 миллионов, они притащили сюда, трудовых мигрантов из Средней Азии в Россию. Это не государство обычного типа, ещё раз, это вообще не государство, на мой взгляд. Это корпорация, имеющая признаки государства, а правящие элиты корпорации, топ-менеджмент, который по наследству хочет передавать своим детям, внукам, правнукам свои лидерские позиции. Собственно говоря, для обеспечения собственной власти, они могут потерять власть только в единственном случае, если они между собой перегрызутся и перессорятся. Снизу никакой угрозы для этой власти нет и быть не может. Они говорят про оппозицию, про что-то ещё, это всё выдумки. Они из мухи делают слона, и просто толпы силовиков таким образом оправдывают своё существование, свои зарплаты и свои бюджеты. Я считаю, что внутри в общественном пространстве России никакой угрозы этой власти не существует, а вот между ними Ковальчуки и силовики, грушники и фсбшники. Вот Пригожин грушник, за ним стоит ГРУ, военная разведка. Стрелков фсбшник, за ним ФСБ. Вот они переругиваются, считайте, это конфликт публичный ГРУ и ФСБ. Таких конфликтов мы много видим. Российская цементная система рухнуть может только от внутреннего раскола элиты. Как рухнула Российская империя. Она рухнула не от Ленина, не от Мартова, не от Савенкова, она рухнула даже не от голодных бунтов женщин в марте 17 года, она рухнула от того, что великий князь Николай Николаевич сошёлся в союзе с Гучковым и Родзянко, военным руководством Государственной думы, и они поссорились с Царским селом, и вот этот вот конфликт привёл к расколу и апатии всей этой государственной машины, которая тоже напоминала корпорацию по добыче сырья для мирового капиталистического пространства. 84% Российской империи, несмотря на все дворцы и Исаакиевские соборы, 84% принадлежало иностранному капиталу, как в Африке. Только разница в том, что это была не Африка, а ещё, как говорится, и элита входила в королевские дома Европы, Ганноверский дом правил Россией, Гольштейнский дом и так далее. И тут строили ещё по заказу Росси, Растрелли и Монферран разные красивые здания для них, понимаете? А так та же самая корпорация, и проблемы Российской империи, которые она не могла решить, как раз общество. Как только наверху появился надлом, в конфликт правящей элиты царского дома, сразу же в этот надлом пошло-пошло-пошло вот это самое общество, которое было в Российской империи.

А.ВЕСНИН: А у нас не пойдёт?

М.ШЕВЧЕНКО: Его нету, общества, они сделали выводы и уничтожили общество, услышьте, у нас больше нет ни мадам Кусковой, ни эсеров, ни Михайловского, ни Ленина, нету никого, нету. Разве что Шендерович и Пархоменко остались, но они сидят за границей в Израиле, понимаете? 

А.ВЕСНИН: Есть какая-то надежда?

М.ШЕВЧЕНКО: Общества нету, оно уничтожено. 150 лет борьбы правящей элиты с обществом привели к поражению общества и народа в России, оно уничтожено. Нету тех сил, которые составляли движение русской истории. Ни старообрядцев, ни купечества, ни свободного капитала, ни городского мещанства, ни разночинцев, ни политических партий, ни народников. Ни социалистов, ни монархистов – ничего этого нету, есть какие-то виртуальные петрушки, которые как бы ходят на совещания в администрацию президента и делают то, что им приказывают. Ничего этого нету, есть какие-то отдельные персонажи, понимаете, личности, лица, но это ни на что не влияет, поверьте. 

А.ВЕСНИН: Так есть какая-то надежда на лучшее у нас?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, надежды нет. Поражение в войне, я во-первых, не считаю, что это лучшее, это просто будет смена менеджмента, как бы структура останется та же самая, потому что структура российского государства сделана внешними силами, а не внутренними, они создавалась после поражения Советского союза и установления тут как бы администрации по контролю. Я считаю. Надежды нету. Знаете, когда надежды нет, именно и происходит нечто. Что меняет в корне ситуацию. Надежды нету – это же ключевая фраза из «Властелина колец», когда уже всё, Мордор поднялся, надежды нету, на самом деле – но происходит нечто, что мы не учитываем, что мы не знаем. Происходит что-то. Надежды нету, поэтому у меня никогда надежды нет. Я не держу никогда в душе никакой надежды. Тем радостнее я воспринимаю, когда что-то происходит, я говорю: «Спасибо, господи, ты сотворил чудо». Надежды нету, запомните это. Вообще в политике не бывает надежды, в политике бывает либо социология, либо политическая какая-то перспектива. Вот оппозиция, которая собралась в Европе, они не могут, на мой взгляд, прийти к власти иначе, как на танках НАТО. Если путинская Россия потерпит поражение, украинская армия и натовские войска вместе с ней придут в Россию, тогда придут те, кто сидел принимал решения на этом съезде. Ни в какой другой ситуации они не могут оказаться внутри страны и здесь на что-то повлиять. Поэтому какая надежда, на поражение в войне? Я не являюсь сторонником НАТО и не желаю победы западной коалиции. Я хочу, чтобы война прекратилась, я не являюсь сторонником путинского режима, но не являюсь и сторонником тех, с кем воюет путинский режим.

А.ВЕСНИН: Те, кто здесь сел в тюрьму – Навальный, Яшин, Кара-Мурза, у них есть какие-то шансы оказаться на свободе?

М.ШЕВЧЕНКО: Их обменивать будут не на персонажей. Есть неверное мнение, что их обменяют на Ассанжа. Кто такой Ассанж? Это просто символическая фигура для Кремля. Их обменяют на разморозку активов кремлёвской элиты. Их держат, мне кажется, пока ситуация, допустим, украинское наступление провалится, ситуация уйдёт в бесконечную кровавую такую кашу, которая будет портить настроение всей правящей верхушке в Европе, в Америке, Трамп там, может, к власти придёт, и тогда придёт время для переговоров и разговоров. И будут разговаривать и с Путиным, и с Володиным, и с теми, с кем сегодня говорят «только в Гаагу», и сядут за один стол, и будут руки им жать». Вы не рассчитывайте, что этого может не быть, это, скорее всего, будет. И тогда скажут – давайте мы обменяем в виде акта доброй воли, отпустим к вам туда Навального и Кара-Мурзу, а вы в ответ на это разморозите в Лондоне дворцы Абрамовича, я так условно. Не надо Абрамовичу бежать в суд на меня подавать. Там чего-то там такое разморозите такое, что заморозили, яхту Усманова и яхту Сечина, понимаете, вот яхты будут обменивать на Навального и Кара-Мурзу, а не Ассанжа и Ильича Рамиреса Санчеса. 

А.ВЕСНИН: Свежая новость, в Москве задержали режиссёра, участницу «седьмой студии» Евгению Беркович по обвинению в оправдании терроризма за её спектакль «Финист-ясный сокол». Сейчас проходят у неё обыски, находится там у неё бабушка во время обыска, Нина Семёновна, в общем, такие фиговые новости. Для режиссёров тоже пришло время. 

М.ШЕВЧЕНКО: А о чём спектакль? Ну да, пришло военное положение.

А.ВЕСНИН: Я не смотрел этот спектакль. 

М.ШЕВЧЕНКО: Ну видите, его никто не смотрел, а оперы и следователи смотрели.

А.ВЕСНИН: Про женщин, решивших виртуально выйти замуж за представителей радикального ислама и уехать к ним в Сирию. Постановка Жени Беркович. Даже не про Украину.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну вот вам ещё раз доказательство того, что я говорю, будут гайки ещё сильнее зажиматься, как бы поле деятельности для спецслужб, для политической контрразведки сокращается. Будут выдумывать, пойдут по школам, по детским садам, выискивать врагов народа, которые оправдывают их существование там в этих кабинетах следовательских. Где только их нет. Всё будет зажиматься, надежды нет.

А.ВЕСНИН: Ещё довольно любопытная часть. Ещё не спросил вас, все сейчас ждут контрнаступления Украины, каким-то образом оно должно начаться, что-то должно произойти, Евгений Пригожин уже сообщил, что оно по его ощущениям уже началось.

М.ШЕВЧЕНКО: Я вообще не живу в ощущении какого-то, вот вы говорите, все – давайте так: все кроме Максима Шевченко. Я не живу в ожидании наступления Украины, потому что я считаю, что это абсолютная фикция. Никакого контрнаступления Украины не будет, потому что не бывает контрнаступления, которое анонсируется как новая постановка балета в Большом театре на протяжении многих месяцев.

А.ВЕСНИН: Ну с Херсоном было примерно так.

М.ШЕВЧЕНКО: Я вас умоляю, нет, пожалуйста, нет, Херсон оставили из-за аммиаковой трубы. Там труба аммиачная идёт мимо Херсона, из-за этого оставили позиции выгодные, которые российская армия могла оборонять на правом берегу. Так же, как и Харьковскую область оставили из-за того, что по этой территории шли газовые трубы, газовые коммуникации в Европу шли через зону боёв. Поэтому оттуда и вывели войска. Я вот уверен, это моя версия. Пусть кто-то скажет: «Шевченко, ты не прав». Логически, вот XXI век. Контрнаступление, про которое нам уже всё рассказали, все, кому не лень, уже порассказывал, понимаете? Надо собрать группировку, там все эти Абрамсы, Челленджеры, Леопарды – это всё достаточно большие объекты, правда, это не мышь, не спичечный коробок. Предполагается, что у России есть космическая группировка – нам так рассказывают. Байконур, Капустин Яр. Есть спутники, которые должны – в советское время, я маленький был, мы все знали, мне говорила учительница в школе, что вот такие спутники – вы держите спичечный коробок в руке, а его видят с орбиты эти спутники. В 70е годы XX века это было, когда у нас ещё были лампы и полупроводники были ещё внове. сейчас 20е годы XXI века. Наверное, там должна быть какая-то космическая группировка российская, мимо которой мышь не проскочит. Поэтому у меня вопрос, как может внезапно начаться наступление при том. что Украина не имеет господства в воздухе, от слова совсем, господство в воздухе принадлежит России, безусловное превосходство, Украина подвергается ракетным обстрелам, павлоградский этот взрыв ужасный, все передвижения на украинской территории, по идее, должны быть под полным круглосуточным контролем  спутников российских, которые там должны висеть. Не знаю, чем там Рогозин занимался, по крайней мере, до того момента, пока он не получил осколком в задницу, ранение, ну, наверное, что-то, может, сделал. Даже если он обещал сделать сто спутников, а их там только десять, даже десять спутников всё это могут контролировать. Так что не понимаю, о каком наступлении, которое внезапно начнётся, речь может идти. Нельзя сконцентрировать такую группировку, которая была бы незаметной в современном мире. Это просто невозможно.

А.ВЕСНИН: Сейчас говорят, что есть группировки, их вроде видят, сконцентрированы.

М.ШЕВЧЕНКО: Предположим тогда, что и с российской стороны генералы не просто сидят в носу чешут и солдат дрочат на плацах, да, а что они там тоже чего-то концентрируют, я не знаю. Пушки, танки, не знаю, надолбы и так далее. 

А.ВЕСНИН: Ну строят, мы же видим это всё, нам об этом рассказывают.

М.ШЕВЧЕНКО: Ничего такого не вижу, я ни в какую военную тайну не лезу, меня это всё не интересует совершенно, потому что я считаю, что это всё огромный, страшный, жуткий кровавый спектакль. Это не может кончиться успехом, потому что если только не будет определённой санкции с российской стороны, как это было под Херсоном, под Харьковом, отступление. Украинцы сами говорили, мы заходили в сёла…

А.ВЕСНИН: Они были пустыми.

М.ШЕВЧЕНКО: видели хвост уходящей колонны российской армии. А им подставляли там разные подразделения ДНР под уничтожение, под удар, которые приносились в жертву фактически. Вот о чём речь, поэтому какое наступление? Чего я жду? Да ничего я не жду. Потом, это наступление может быть только в одном направлении, даже логически. Наступать в каком-то ином направлении кроме Крыма Украине нет ни малейшего смысла. Только на Крым, даже достаточно узкой линии фронта, Мелитополь, поезд шёл на Мелитополь, как в известной песне, так это должно быть. Если Украина не прорвётся в Крым или на предмостья Крыма, на Арабатскую стрелку, не знаю, на Чингарский пролив, залив, перешеек – то как бы бабки, которые дали Украине, потрачены напрасно. Ведь Украина воюет на чужие деньги чужим оружием. Кровь и мясо свои, а деньги и оружие нет. 

А.ВЕСНИН: То есть, всё-таки что-то должно произойти, какое-то контрнаступление, куда-то эти силы должны быть потрачены?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну как бы надо отчитываться Зеленскому и всем остальным. С их точки зрения грохнуть Зеленского, для тех, кто не хочет отчитываться – самый лучший вариант, потому что они ещё как бы в Москву позвонят: «Грохните Зеленского, чтобы мы не отчитывались», – сразу тогда внимание будет переключено туда. Таких наступлений просто не бывает в современном мире, не бывает таких наступлений. Когда американская группировка концентрировалась против Ирака, это делалось открыто, но у Ирака не было ничего, ни авиации, ни космических войск, ничего не было у Ирака, поэтому там это открыто концентрировалось. Сейчас невозможно собрать такое количество техники на таком участке фронта и так неожиданно пойти в наступление. Я не понимаю просто. Как это возможно, логика моя тут не работает. Поэтому я об этом вообще не думаю, меня это не интересует и не волнует. Я его не жду. А то. что даже Пригожин сказал. Что оно уже, кажется, началось – поймите, эта фраза издевательская. Если настоящее наступление начинается, то его ни с чем не перепутаешь, поверьте. Это на бойцов обрушивается шквал артиллерийского огня, шквал сотен стволов, наносятся удары концентрированные по штабам, коммуникациям, складам оружия, покрываются, тем более, у Украины есть такое оружие, на сотни километров в глубину покрываются все коммуникации, вы не можете выйти в ста километрах от линии фронта, встать спокойно более 5 человек – по вам могут нанести удар. Что значит «кажется, началось»? Евгений Викторович издевается просто над всеми нами.

А.ВЕСНИН: Евгений Викторович вообще много чего говорит в последнее время ,вы понимаете, с чем связана его активность. Чего он хочет добиться? Он говорит, что ЧВК Вагнера закончится.

М.ШЕВЧЕНКО: Вы человека не слышите. Он говорит, отпустите нас на вольные хлеба в Африку. Мы своё дело сделали, дальше, как говорится, вы работайте, мы протянули время, чтобы Министерство обороны могло каким-то образом худо-бедно преодолеть последствия сердюковской реформы и чего-то там переформатировать в российской армии. Понимаете? Теперь говорят, верните нас туда, где нам хорошо, где хорошие люди, добрые весёлые в Африке, где не надо идти на какие-то там бесконечные штурмы бессмысленные улиц и перекрёстков. Верните нас в Африку, говорит Пригожин, там мы зарабатываем большие деньги, там мы понятно что делаем, обеспечиваем интересы в китайской колонизации в Африке, потому что именно этим занимаются российские частные военные компании. Они обеспечивают интересы китайского национального бизнеса, а сами, как говорится, на подряде у китайцев, которые там не держат своих военных, не держат свои военные компании, помогают им входить постепенно в экономическое пространство Африки, где Китай является безусловным лидером. Вот что он хочет. Он говорит, кстати, адекватно, честный человек в этом вопросе. Нам кажется, что он выдумывает что-то, врёт – нет, он в ситуации с убийством в ЦАР, они много чего навыдумывали. А здесь они говорят как есть. Они говорят, мы предназначены для работы в зонах экономической экспансии, в глобальной мировой конкуренции, в Африке, например. Это не наша работа, говорит он, то, чем мы занимаемся в Бахмуте. Мы здесь свою работу завершили, пусть дальше работает Министерство обороны.

А.ВЕСНИН: Друзья, хотел бы напомнить, тут Максим Леонардович всё время говорит, что всё происходящее – это из-за денег. К сожалению, действительно, деньги нужны для многого. Если вы можете поддержать YouTube-канал «Ищем выход», мы тоже будем вам благодарны, спасибо, что вы тоже это делаете. 

М.ШЕВЧЕНКО: Я верю, что когда вы влюбляетесь, любимый человек влюбляется в вас не из-за денег, а из-за вашего ума и вашей красоты. И это, любовь, единственный луч света в этом тёмном царстве, на всё остальное забейте.

А.ВЕСНИН: Поэтому, друзья, поддержите, если можете, мы будем благодарны. Небольшие переводы очень помогают, здесь под видео всё написано, QR-коды есть. В общем, довольно просто всё сделать. 

Социологию вы сегодня упоминали, мне попался на глаза любопытный опрос ВЦИОМ. Процитирую: большинство россиян, 66%, выразили уверенность в том, что Советский союз смог бы одержать победу над фашистской Германией без помощи союзников, сообщает нам ВЦИОМ. Тема Победы сейчас муссируется особенно часто, особенно в преддверии 9 мая, ну и вообще в последние годы – главная национальная скрепа получается у нас победа в Великой Отечественной войне. Ощущение, что без союзников Советский союз мог бы победить – это правда или люди как-то забывают историю?

М.ШЕВЧЕНКО: Люди историю не знают. Просто товарищ Сталин считал по-другому. Он знал и говорил даже, и поднимал тост за союзников и что без помощи, конечно, особенно в 42 году, когда большая часть промышленности ещё на востоке не встала, а на западе была захвачена немцами – конечно, не мог бы победить, безусловно.

А.ВЕСНИН: Вообще увлечение российских властей историей победы в Великой Отечественной войне – как вы думаете, это вообще работает? Ну вообще вот этот вот тезис постоянный, «можем повторить», «на Берлин», мы победили одни весь западный мир – как сейчас говорит там губернатор Петербурга Беглов. Слышали, наверное. 

М.ШЕВЧЕНКО: Власть – понятие растяжимое. У вас президент цитирует Ивана Ильина, который совершенно не был сторонником Советского союза в этой войне с Германией, и Александра Солженицына, который в книге «В круге первом» и в «Архипелаге ГУЛАГ» о том, как они хотели, чтобы сбросили на Москву атомную бомбу. Это был любимый собеседник Владимира Владимировича Путина, Александр Исаевич Солженицын. Поэтому не смотрите, что для толпы, для ширпотреба поставляют. Я считаю, российская власть глубоко и эпически антисоветская, она ненавидит Советский союз, советскую власть и делает всё, чтобы уничтожить даже остатки позитивных явлений, которые тогда были, при социализме. Но, так как никаких других побед, никаких других достижений, кроме 45 года, которые одержаны были бы страной, когда народ и власть были едины. Не было, ну кроме какого-то, может быть, мифического 1812 года…

А.ВЕСНИН: Максим Леонардович, у нас закончилось время, к сожалению, мне говорят.

М.ШЕВЧЕНКО: До свидания. 

А.ВЕСНИН: Спасибо вам, Максим Шевченко, Арсений Веснин. Всем пока!



Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024