«Код доступа» с Юлией Латыниной: Херсонский отходняк

Юлия Латынина
Юлия Латынинапублицист, писатель

Если 30 тысяч отборных российских войск действительно достигнут Донбасса, если их наступление будет хоть немного успешным, главный бенефициар этого решения — «Вагнер»…

Код доступа12 ноября 2022

«Код доступа» с Юлией Латыниной: Херсонский отходняк. 12.11.2022

Подписаться на Yulia Latynina

Поддержать канал Latynina TV

Ю.ЛАТЫНИНА: Не знаю, знаете ли вы, но покойный диктатор Иди Амин, большой любитель людей в прямом, гастрономическом смысле слова был  королем Шотландии, с его  собственной точки зрения. Все было очень серьезно. Он был не только король Шотландии, он утверждал, что его предки правили Шотландией, потому что Стюарты   были чернокожие. Такое у него было представление об истории. Кроме этого Иди Амин — чтобы не спутать, я тут выписала его титулы, которыми он сам себя наделил — он был повелитель всех зверей на земле и рыб в море», а также он был «завоевателем Британской империи в Африке». Однажды он сказал: «Я считаю себя самым могущественным человеком на свете.

Главной приметой его шотландскости была любовь к волынкам, но даже Иди Амин не собирался сделать ошибки, которую совершил Путин, провозгласив себя тоже, правда не королем Шотландии, а «королем Херсона». Иди Амин так никогда и не собрался освободить Шотландию, хотя и планировал.  Даже была большая история, когда Иди Амин — напоминаю, что он полмиллиона человек убил, пока правил 9 лет — когда его не пускали на саммит Шотландии, он собирался явиться в Шотландию, причем с 250 человеками из своей личной стражи явочным порядком.

В этом смысле очень правильно, что Путина не пригласили на Бали, вернее, что он не поедет на Бали. Потому что представляете, он бы туда явился с парашютно-десантным полком, например, с теми самыми десантниками, которые только что отступали от Херсона, поливая друг друга автоматными очередями за место в лодках.  О том, что творилось в ночь, когда оставляли Херсон, мы обязательно дойдем. Я вам расскажу, это отдельная картинка из Босха.

И, соответственно, представляете, является Путин на Бали с этими десантниками, заставляет признать себя таки королем Херсона… Вообще, когда сумасшедший просто считает Наполеоном себя, это одно, но никто еще не выдумал процедур обращения с сумасшедшим, который считает себя Наполеоном, но при этом действительно обладает ядерной бомбой.

А что касается проблем России с тем, что она теперь не обладает Херсоном, хотя по Конституции обладает, — я настоятельно рекомендую ее решить следующим образом: переименовать поселок городского типа Матвеевское в Херсон и всякому, кто заявит, что Херсон российские войска оставили, впаивать клевету по соответствующей статье.

Итак, словом Путин «отхерсонился». Но есть для российских войск и хорошие новости. Нижегородский губернатор заявил, что «добился снижения цены на «Доширак» для мобилизованных в поселке Мулино».

Салюта по случае «Херсонского отходняка» в отличие от «Харьковского драпа» не было, но с оставлением Херсона произошло чудо: нацисты, наркоманы и бандеровская хунта вдруг превратились на «крермлинспике» в «уважаемых украинских партнеров».

Обратите внимание на всенародное ликование тех украинцев, которые дождались освобождения Херсона, и обратите внимание, чем это отличается от российских пропагандистских видео, которые снимались тоже, как какая-то бабушка подходила с красным флагом. Всегда эта бабушка снималась крупным планом, даже когда она была настоящая или их было даже несколько. Их было не очень много, или она была одна. Здесь мы увидели кадры ликующей площади.

Это Юлия Латынина, «Код доступа». Подписывайтесь на наш канал, не забывайте делиться ссылками на наш эфир, ставить лайки. Потому что чем больше вы подписываетесь во время эфира, тем  лучше, считает YouTube, этот эфир и тем больше он его раздает.

Предметом нашего разговора будет три больших тейка.

Первое. Как-то все упустили главное. Главное заключается в том, что Путин грозился применить ядерное оружие, если враг покусится на землю РФ. Это называлось: экзистенциональная угроза российскому государству. И, собственно, вся забавная комбинация с аннексией четырех украинских областей, она на том и строилась, что вот сейчас эти коварные негодяи на Западе увидят, что теперь это российская земля, особенно президент Байден увидит это, перепугается и с перепачканными штанами побежит к Зеленскому и скажет: «Ни в коем случае не развивай наступление, потому что теперь Путин применит ядерное оружие!». Собственно, это была его такая гениальная разводка вроде той  же гибридной газовой войны, провалившейся, которую он затеял с Западом, и она абсолютно провалилась. Потому что с Херсона бегут — ну, и где его ядерное оружие?

Вот Михаил Подоляк, который у нас был вчера, конечно, прав, что это перелом в том, как Запад смотрит на Россию. То есть давно было видно, что это медленно тонущий корабль, как называют путинскую Россию китайцы.

Но я обращу ваше внимание на историю, которая случилась под шумок Херсона, на которую мало кто обратил внимание. Те самые иранские ракеты помните? Сказали, что сейчас приедут иранские ракеты и будут стрелять по украинской энергосистеме, поскольку, как мы знаем, у Путина самого высокотехнологические ракеты кончились (вторая армия мира, привет!) Так вот не приедут, судя по всему, иранские ракеты.

Иран — Иран! — решил под шумок слинять от этого позора. С кем там Путин разговаривал  в день, когда сдали Херсон? С президентом Центральноафриканской республики. Так вот я боюсь, что скоро президент Центральноафриканской республики не будет отвечать на звонки Путина.

И еще одна важная вещь. Это еще только сдача Херсона, это только освобождение Херсона украинскими войсками. А не забудем, что в Херсоне в первые недели российской оккупации люди выходили на митинги с украинскими флагами, а потом перестали выходить, потому что на Пути с митинга их хватали специально обученные этому люди, их кидали в тюрьмы, их убивали там, их мучили там. На них писали доносы, в том числе, их соседи. Это тоже отдельная глава, которую придется описывать. Это как в советское время: Сталин-то Сталин, но кто написал 4 миллиона доносов?

И вот когда эти тюрьмы вскроются, это будет даже не Буча. Потому что Буча — это было то, что делали военные в тех же самых целях террора, который должен был принудить население к покорности. Но то, что происходило в Херсоне, который Путин быстро хотел сделать российской территорией, тот размах чисток нам только предстоит узнать. И когда эти чистки, эти детали будут обнародованы, то вслед за этим последует новая волна международной реакции, какая была после Бучи.

Итак, первый тейк — это про ядерное оружие. Вторая вещь, которую я хочу сказать — что, конечно, оставление Херсона с точки зрения того, как это было исполнено, это была блестящая военная операция. Меня, конечно, с души воротит это говорить, я бы с удовольствием что-нибудь другое рассказала о генерале Суровикине, мяснике Алеппо, человеке, который давил танками митингующих в 91-м году. Но из песни слова не выкинешь. Это действительно крайне профессионально проведенное отступление. Более того, как мы чуть позже будем говорить, что, несмотря на ту смятку, которая творилась в последние дни, на эту стрельбу за лодки, на эти трупы, которые, наверное, еще долго будут вылавливать из Днепра и, наверняка еще даже не выловят, потому что люди там в тазах переплывали — те люди, которые остались в арьергарде и поняли, после слов Шойгу, что надо спасаться едва ли не вплавь. Так вот, несмотря на все это — несмотря на российских солдат, которые переодевались в гражданское (сейчас в Херсоне находят пакеты с завернутой российской формой и ловят российских «мобиков», десантников в гражданском и еще много будут ловить), и о том, что должны были делать эти десантники, мы еще отдельно поговорим, — но даже эту панику, даже эту неспособность «мобиков», как я постараюсь показать, скорей всего, Суровикин принимал во внимание. То есть это уникальный случай, когда для хорошей организации отхода опирались даже на слабости собственной армии и опирались, конечно, на главные особенности Украинской армии, которая, напомню, не наступает, как на ступала классическая армия во Второй мировой войне с помощью бронетехники под прикрытием самолетов, потому что самолетов F-16 Украине  не поставили, танков у Украины нет. Она бережет при этом свою живую силу, перемалывает окопы, которые находятся впереди, артиллерийским огнем. И если просто эти окопы бросить или просто посадить туда «мобиков» и все остальное отвести, Украинская армия будет беречь людей, поспешать медленно. И действительно, мы видим, что она дала — и совершенно правильно сделала, потому что сделать иначе — возможно, попасть в ловушку…

У Российской армии отход был организован великолепно. И 30 тысяч отборных десантников, лучшая и наиболее дееспособная часть российских войск с абсолютным большинством неповрежденной техники, действительно, отступили из Херсона. Это было единственное разумное с военной точки рения, хотя и наносило по Путину политический удар.

И третья вещь, о которой мы будем говорить, — это куда она придет. Потому что, согласитесь, разумно предположить, что эти 30 тысяч отборных частей будут переброшены на Донбасс, их попытаются перебросить на Донбасс. Политические дивиденды с этого попытается снять Пригожин. Мы знаем, что между Пригожиным и Суровикным есть союз. И вот если эти люди начнут там наступать и наступление будет успешным, то главным его бенефициаром, конечно, станет именно Пригожин. А вот после этого триумвират Пригожин, Кадыров и Суровикин сможет диктовать свою волю  кому угодно, включая Путина.  Это не мои слова. Это слова военного эксперта Олега Жданова, полковника запаса, бывшего сотрудника Генштаба ВСУ.

То есть это будет третья вещь, которую мы будем обсуждать, что абсолютно логичный, единственно верный возможный шаг — уход с правого берега Днепра. Потому что более важные последствия, чем просто отступление может стать расстановка фигур для того, чтобы «херсонский отходняк» превратился в отходную для Путина.

Эти три тейка мы будем разбирать. То, как ватники угорают и что там изменится у них в головах, мы разбирать не будем, потому что, это не имеет никакого значения, что там у Z-секты рвет пуканы, потому что даже когда российские солдаты уйдут из Крыма, не стоит надеяться, что члены секты «Свидетели Путина», которая, кстати, очень малочисленны, что они что-нибудь поймут, потому что любая вера абсолютно непробиваемая. Это касается не только веры в Путина или каких-нибудь растафарианцев, которые верили, что эфиопский император Хайле Селассие является новым Христом. Так вот те члены секты «Свидетелей Путина», которые считают, что Путин является новым Христом, их также ничего не переубедит, потому что секта обладает бесконечной способностью реинтерпретировать реальность в соответствии со своими представлениями о прекрасном и психологическими желаниями. Другое дело, что в связи с тем, что происходит в реальности, членов секты становится все меньше и меньше.

Но обо всем по порядку. Итак, положение Российских войск под Херсоном было совершенно безнадежно уже несколько месяцев. И безнадежность эта началась с того момента — мы это обсуждали в четверг с Романом Свитаном, — когда у Украины появились «Хаймерсы», когда они стали выносить Антоновский мост. Около 100 ударов нанесли «Хаймерсы» по Антоновскому мосту. И мы помним, что они так и не смогли Антоновский мост полностью обрушить. Также они долбили дамбу возле Новой Каховки. После этого появились у Украины HARM, напомню, это противорадиолокационные ракеты «воздух-земля», очень старенькие бабушки, которые идеально приспособленные для того, чтобы поражать дедушек под названием С-300. ПВО современнее у России нет, потому что С-400 — это всего лишь хорошо покрашенная С-300. Эти «ХАРМы», подвешенные под брюхо обыкновенных советских МиГов (никто не думал, что ХРАМ можно подвесить под МиГ, но украинцы это сделали). Они, соответственно, вынесли все ПВО на левом берегу Днепра и обеспечили украинской авиации господство в воздухе. А после того как взорвались Саки и Новофедоровка в Крыму, после того, как грузовик повредил Керченский мост, разом уполовинив поставки снарядов и горючего в Крым, оттуда, соответственно, на правый берег Днепра, то положение стало совсем безнадежным.

И фишка заключалась только в том, что, судя по всему, не удавалось убедить Путина. Потому что с точки зрения Путина Херсон — священная часть России. Вот его просто рвало, плющило и колбасило. И в данном случае вам факт пребывания российских войск на правом берегу Днепра, более того, лучших российских войск, десантников, которые были вынуждены наступать на Одессу, Николаев и уже, конечно, не могли наступать. И несколько раз после этого они все равно пытались наступать, они долбили Снегиревку, ничего не получалось.

Соответственно, положение было безнадежным давно. Путин политически упирался рогами, потому что везде в этой кампании военная неизбежность регулярно приносилась в жертву политической и пиару.

Второе, о чем я хочу сказать. И еще раз повторяю… Просто меня плющит и корежит и я пытаюсь наступить на горло собственной песне и лихорадочно скребу свои пушистые волосья, шо бы такое сказать плохого об этой операции по отходу. В том числе и потому, что российские пропагандисты будут доказывать, что это великолепная операция по отходу, а как-то соглашаться с российскими пропагандистами, знаете, это просто… Если Маргарита Симоньян говорит о том, что дважды два — четыре, как-то обидно с ней будет соглашаться.

Тем не менее, что я имею в виду. Первое: на самом деле основной отход Российской армии совершился не сейчас, не в последние 2-3 дня, ни после того, как Шойгу сказал, он совершался в  течение двух недель после того, как генерал Суровикин сказал про «тяжелое решение».

Совершался он так. Грузилась на понтон какая-нибудь «саушка» (тяжелая техника). Совершался он под предлогом эвакуации гражданского населения. Действительно, было эвакуировано 50-60 тысяч человек — так их оценивает Роман Свитан. В основном это были «ждуны», в основном это были коллаборнаты. В этом смысле в Херсоне было большое количество людей, которые коллаборировали с Россией, считая, что она здесь навсегда, как это было написано на плакатах, которые писали те самые доносы, которые подсказывали, кого хватать, кто-то хотел отжать бизнес… Как там в «Мастере и Маргарите»: жилищный вопрос их испортил.

Соответственно, тяжелая техника — это самое тяжелое, что вывозится при отступлении. Это, действительно, требует большого количества времени. Представьте себе ту же самую «саушку» с фронта. Ее надо погрузить на какую-то мобильную платформу, потом довезти до понтона, потом погрузить на понтон, потом переправляется через реку, грузится на другую мобильную платформу. И вот это все, прикрытое со всех сторон гражданскими машинами, плыло через Днепр. ВСУ, конечно, это видели, но как стрелять в гражданские машины? На них же не написано, коллаборанты или не коллаборанты. Это было совершенно психологически невозможно, и это было главное.

Плюс выводились десантники, а заводились «мобики». Почему десантники? На самом деле десантники — это те части, которые в любой момент могут… они очень высокомобильные. Что такое десантник? Его подняли — через 45 секунд он с автоматом и в берцах, еще через час он где-нибудь в грузовике готовится уже десантироваться. Или даже с парашютом. Соответственно, десантников на самом деле отвести несложно, но самые лучшие части выводились. На их место заводились «мобики», они заводились в первые линии обороны, они заводились в окопы.

И я только что говорила, об особенности наступления украинский войск. Не имея танков, не имея F-16, не имея нормального способа вести наступления и крайне трепетно относясь к сбережению своих собственных жизней, что является абсолютно правильным, что является основой украинской военной доктрины в противовес тому, что делает Российская армия. Соответственно, Украина не наступает теми самыми цепями после огневого вала, которыми было принято наступать в Первую и Вторую мировые войны, а методически артиллерия уничтожает первую линию, а потом смотрит, в этой первой линии кто-нибудь остался или нет. Если убежали или все уничтожены, то занимается линия обороны и начинается всё сначала.

Соответственно, тот человек, который планировал отход, это был генерал Суровикин, он хорошо понимал, что даже очень некачественные войска или мобилизованные самим своим присутствием, просто фактом наличия в окопах  будут задерживать украинские войска, будут задерживать их наступление.

В аналогичных случаях в романе «Троецарствие» великий полководец… когда он увидел, что у него войска пришли к городу, а ему нечем этот город оборонять, расставил к городским стенам соломенные чучела и эти соломенные чучела сыграли свою роль: «Там стоят боеспособные части — будем отходить». Эти «мобики» играли роль соломенных чучел.

Далее мы обсуждали… Это очень интересная история, она настолько интересная и настолько многогранная, что я, пожалуй, не поручусь, что я вам ее сейчас рассказываю правильно. Вы скажете: Может быть, Латынина — у нее воображение писательницы — она придумала.

Будем еще разбираться. Но смотрите, история про людей, более того, про «мобиков», которые переодевались в гражданское, которые оставались в Херсоне, чтобы устроить в Херсоне городские бои. Что на сегодня я вижу, в ней правда, а что нет?

Во-первых, в Херсоне сейчас уже отловили несколько десятков человек как мобилизованных, так и профессиональных десантников, которые, действительно, были переодеты в гражданское. Значительная часть, видимо, это просто люди, которые таким способом планировали сдаться в плен. То есть представьте себе мобилизованного, который видит, что его используют как пушечное мясо, которые понимает, что украинские войска наступают, что Херсон вот-вот освободят. А чего делать? А очень просто: бросить свою форму в мусорный ящик, перед этим заскочить в какой-то частный дом, с помощью автомата забрать толстовку из этого частного дома, переодеться и, столько, прикинуться гражданским. И после этого сдаться в плен. Возможно, такие люди были и даже, скорей всего.

Но, судя по всему, была еще какая-то часть мобилизованных, про которых планировалось сделать следующее, по крайней мере, формально. Все, наверное, видели видео, на которых оставшиеся в Херсоне жители встречают радостно украинские войска, и это потрясающая, рвущая душу картинка. Судя, по всему, было задумано следующее. А представляете, сейчас в Херсоне вместо этих радостных толп навстречу украинским войска загремят очереди, и российская пропаганда скажет: «Это отчаявшиеся жители Херсона обороняют свой город от ВСУ». Судя по всему, так это задумывалось.

Вы скажете: Ну зачем же для этого использовать «мобиков»? Для этого гораздо лучше использовать профессиональных десантников. А вот тут у меня есть идея, которая заключается в том, что помните, что было со Сталиным в 41-м году? Он тоже так использовал очень неквалифицированных людей, которых называли партизанами, диверсантами, их тренировали буквально два-три дня, как, например, тренировали товарищей Зои Космодемьянской, потом забрасывали в тыл врага со словами: «Вы все тут сожгите». Ообычно им практически ничего не давали кроме пары коктейлей  Молотова. Точно так же, как ничего не дали отряду Зои Космодемьянской. И эти люди на самом деле тут же что делали? Правильно: шли и сдавались. Вот практически из всех товарищей Зои Космодемьянской большинство сдались. Это просто она была повернутая на всю голову — она побежала жечь крестьянские избы.

Это я к чему? Что, естественно, люди, которых, таким  образом, оставляли в Херсоне, они что, дураки этим заниматься, если их бросили? Естественно, они свои коктейли Молотова или свои автоматы кинули в первый попавшийся мусорный бак — они уже в гражданке. Кто-то из них пытался переправляться на тот же самый левый берег, кто-то немедленно сдавался, кто-то из них, наверное, до сих пор бегает по Херсону и пытается как-то от чего-то уйти.

Но у меня есть сильное подозрение, что генерал Суровикин или те, кто планировали отход, понимали, что ровно этим и кончится. А какая их была главная задача в этой ситуации? Правильно. Уже одним фактом того, что такая операция планируется и одним фактом того, что слухи о ней доносятся до украинских частей, это означало, что ВСУ будет наступать медленно, опасаясь ловушек, естественно, опасаясь минные полей. Минные поля были. Как я сказала, там ротация частей происходила в большом порядке, потому что сначала одна часть снималась, кто-то ей прикрывал отход, потом другая часть снималась, ей опять прикрывали отход. И вот сам факт этой истории, что есть в Херсоне какие-то люди, которые переодеты в гражданское, которое будут стрелять, если ВСУ задут в город вне  зависимости от того, будут эти люди стрелять или нет, они выполнили свою задачу, потому что они замедлили отход.

А самую вишенку  я приберегла на потом. Итак, выведена вся тяжелая техника еще до того, как объявлено, что Россия уходит из Херсона. Выведены практически все десантники. Остались вот эти одноразовые «мобики». В этот момент Шойгу говорит, что Россия покидает Херсона. И что происходит с «мобиками»? Правильно: они начинают заниматься самовывозом. «Мобики» покидают окопы и направляются на левый берег самовывозом. И вот ровно это мы наблюдали в две последние ночи, когда там была дикая  давка на Антоновском мосту. По Антоновскому мосту таки били «Хаймерсы». Когда была дикая давка на Новой Каховке. По ней тоже били «Хаймерсы». Там была стрельба за лодки. Там люди только что чуть ли не в цирюльных тазах  переправлялись через реку. Причем значительная честь тех, кто стрелял, это были как раз десантники, которые, видимо, скорей всего, стреляли в «мобиков». Возможно, это были те самые люди, которые там были оставлены в Херсоне. Это были люди, которые не успевали убежать и переодевались в гражданскую одежду. Это были попадания…

Очень много у меня тут слов, что это был договорняк — почему их не разбили, когда они бежали? Во-первых, по ним наносили удары. И я напоминаю слова Юрия Бутусова, который в четверг сказал очень просто: «Они не наносили удары артиллерией по переправам по той простой причине, что артиллерия украинская до тех пор не в это время не доставала до этих переправ. Доставали только «Хаймерсы». Я напоминаю, что 100 ударов «Хаймесами» за все это время, эти месяцы по Антоновскому мосту привели его в негодность. По нему нельзя было переправлять тяжелую тенику, но люди спокойно по нему бежали и спокойно бежали по понтонам под этим мостом. То есть сколько ты не стреляй «Хаймерсом», особенно если переправа происходит ночью… Я где-то видела удивительную карту. Это сигналы мобильников в последнюю ночь Херсона, когда там были российские войска. Эти сигналы выглядят так: они заполняют все кварталы, они заполняют Антоновский мост, и они заполняют всю реку, весь Днепр наверх и вниз. То есть эти люди переправлялись на лодках, соответственно, их мобильники подавали сигнал. И в такой ситуации, конечно, накрыть их абсолютно невозможно. А сами ВСУ хотя они все время наступали, хотя они нещадно наседали и нещадно перемалывали отступающие части,  они берегли своих солдат, и не могли делать иначе.

Соответственно, из всего этого я делаю умозаключение. С точки зрения особенностей ВСУ и особенностей Российской армии, особенности психологии «мобиков», особенностей психологии десантников, эта операция отступления была организована великолепно. Вот как «харьковский драм» войдет в учебники истории, так, я думаю, эта операция Суровикина, действительно, достойна войти в учебник истории, если, конечно, я не сильно наворачиваю. Но мне кажется, что  особенность российских «мобиков», что после того, как Шойгу сказал,они побежали сами. Их не надо было эвакуировать. Кто спасся, тот спасся. Мне Олег Жданов говорил, что столько в Днепре плавает, там еще много чего будут вылавливать.

Это было организовано или дезорганизовано абсолютно великолепно. И если говорить о том, почему ВСУ не отрезали российские войска в Херсоне — потому что у них не было танков и F-16. Вот это вопрос к американцам, которые снабжают Украину достаточным количеством оружия, чтобы наносить поражение России (не просто, чтобы защищаться) и которые приняли — я, наверное, буду об этом говорить в другом стриме, который посвящен тому, сколько и какого оружия американцы поставляют, —  стратегическое решение покончить с режимом Путина. Но, судя по всему, считают, что если режим Путина варить на медленном огне в течение нескольких лет, то это гораздо будет смертельней для режима, чем быстрое поражение в течение нескольких месяцев. А что при этом помрет много украинцев — ну, США, видимо, не очень волнует.

Да, еще замечательная история про мосты, точнее, мостики, которые были взорваны утром 9 ноября в тылу российских войск. То есть не между российскими и украинскими войсками, а, наоборот, российские войска отступают, но при этом в тылу у них взрываются мосты. И что это значит, это совершенно замечательно объяснял здесь Алексей Арестович, что поскольку речь идет в основном за исключением Дарьевского моста через Ингулец, где тоже есть понтонная переправа рядом, о разных оросительных канавках, которые в это время годы пусты, которые очень затрудняют наступление ВСУ в отличие от возможного наступления на Мелитополь, о котором мы поговорим позже, там никаких оросительных каналов нет, там степь голая, там наступай в свое удовольствие… Так вот это означает, что если артиллерия пристрелялась по мосту или мостику украинская, то, соответственно, когда этого мостика нету и российские войска, у которых тяжелая техника выведена, она была до этого выведена, люди, которые оставались — «мобики» или десантники, они просто по этой оросительной канавке легко перебегают пешком.

Соответственно, это была еще одна запятая, то есть это предотвращало, возможно, бойню артиллерией ВСУ. Еще раз снимаю шляпу.

Вот даже Бутусов говорил нам, что да, это лучшие российские войска, и, действительно, отход прикрыт был хорошо.

Тут мне пишут насчет «договорняка». Еще самое главное, мне кажется, что надо понимать, что тут нет предмета для договора. Вот Путин меняет что на что? Он явно хотел договориться, он явно хотел продать свой отход из Херсона в обмен на перемирие, которое позволило бы ему передохнуть до весны, после этого собрать армию, после этого на кону мочало — начинай с начала — начать наступать, может быть, даже из Беларуси. Но, как мы видим, никто с ним договариваться не стал. Поэтому он не едет на Бали.

И да, обратите внимание, что генерал Суровикин, который доказал, что он может не только бомбить Алеппо, не только использовал слабость противника, а именно отсутствие танков и F-16, он использовал слабость собственных войск. Вот это круто. Особенно если учесть, что, возможно, он использовал как раз репутацию России как абсолютно непредсказуемого и нецивилизованного военного противника, который способен устроить что угодно — взорвать ГЭС, которая все-таки, как я понимаю, не взорвана. Там взорван просто мостик над ГЭС; или утопить город в крови, устроить любые ловушки, — и это тоже замедляло и делало осторожными украинские войска.

Теперь, собственно, что будет дальше? Наверное, для Украины, поскольку у нее тоже высвобождается гигантское количество войск, самое важное — это попытаться рассечь надвое те войска, отсечь войска, которые находятся на Донбассе от тех войск, которые находятся  на левом берегу Днепра. То есть это или наступление по ровной степи на Мелитополь или даже наступление на Волноваху и даже на Мариуполь. То есть в любом случае это наступление к берегу Азовского моря, которое отрежет эти войска от снабжения со стороны Донбасса. И не забудем, что после того, как украинские войска выходят к Новой Каховке, то «Хаймерсы» начинают просто достигать Перекопский перешеек. Они просто физически достигают, там нормальное расстояние. 

Возникает вопрос: Что самое выгодное делать российским войскам? Самый главный вопрос: Куда пойдут все эти части, которые организованно отступили с техникой и оружием? Еще раз повторяю: первая часть отхода была организованная, а вот то, что творилось в последние две ночи с людьми, которых уже заведомо списали, но, во-первых, это были в основном мобилизованные, то есть арьергард всегда в основном списывают, как сказал мне Олег Жданов, и в данном случае были списаны самые непрофессиональные российские части. Это не так важно.

Главный вариант России — конечно, на Донбасс, под Бахмут. Плюс 30 тысяч русских войск — это не шутка. К тому же я напоминаю, что на правом берегу господствовала украинская авиация, а под Бахмутом господствует российское ПВО, как напоминал нам здесь Роман Свитан. И если войска доберутся, будут переброшены на Донбасс, посмотрим, насколько они боеспособны, насколько они сохранили боевое слаживание. Если в течение нескольких дней они сумеют переброситься, то, соответственно, понятна цель их наступления на Донбассе — Бахмут, Славянск, Краматорск, и та самая система водоснабжения Донбасса возле Славянска, которая с самой весны — мы здесь проговаривали это — являлась главной целью российского наступления на Донбассе, потому что без нее Донбасс необитаем. Стратегической возможности удерживать его нет.

Кто является главным бенефициаром такого наступления по мнению Олега Жданова? Конечно, Евгений Пригожин. Его его «Вагнер» бьется  под Бахмутом. Бьется он так, что вся огневая мощь российской армии сосредоточена под Бахмутом. Российская армия имеет там преимущество в технике 1:7. Правда, неточность российской артиллерии снижает это преимущество раз в 5-6, но все равно, что такое 1 к 7? Это значит, что контрбатарейную борьбу вести практически нельзя, потому что приходит какая-нибудь украинская «саушка», и вот она одна, а российских орудий 7. Ну, попробуй тут проведи контрбатарейную борьбу с российскими орудиями — тебя самого загонят в угол.

Соответственно, атаки следуют 6-10 раз в день, иногда каждые два часа. И Политические сливки от этого собирает Пригожин. Уже сейчас можно сказать, что во всяких Z-каналах вся российская армия отступает, а Вагнер бьется как лев и даже наступает. Хотя повторяю, это очень сильно напоминает историю с советскими колхозами. Помните, когда российские приусадебные хозяйства давали 90% картофеля, который собирался в стране, но при этом эти 90% картофеля были обеспечены очень часто ворованным колхозным трактором, который все это вспахал, ворованным колхозным удобрением, ворованным колхозным гербицидом и так далее. А картофель был частным. Вот у «Вагнера» тоже: картофель частный, а огневой вал — государственный.

И, соответственно, уже из этого мы видим, что есть союз между Пригожиным и Суровикиным. И если генерал Суровикин и Пригожин убедили Путина отступать от Херсона, принять военное, а не политическое решение, то они являются главными бенефициарами второй части этого решения, если оно удастся. Потому что если 30 тысяч отборных российских войск действительно достигнут Донбасса, если их наступление будет хоть немного успешным, главный бенефициар этого решения — «Вагнер» с далеко идущими внутриполитическими последствиями.

Но, разумеется, для этого нужны две вещи. Первая: чтобы ВСУ не нанесли войскам существенных потерь при дальнейшем отходе на левом берегу. Потому что если ВСУ переправится на левый берег, в общем, там российские войска не успели отрыть окопы.  И там гладкая степь, по которой наступать одно удовольствие до самого Крыма.

Я даже рассматривала в качестве возможной цели ВСУ просто тупо наступление на Крым. Потому что технически это вполне реально. И даже если «Хамйерсы» на Донбасс поедут вслед за десантниками, то это тоже может внести свои коррективы. Что называется, человек предполагает, а ВСУ располагает.

Еще несколько вещей, о которых я хочу сказать. Тут меня спрашивают, когда будет стрим про сатану, когда будет стрим про блокаду Ленинграда. Про блокаду Ленинграда мы постараемся сделать на следующей неделе. Стрим про сатану будет чуть позже.

Я также хочу сказать, что если у нас не изменятся никакие планы, то в понедельник у нас будет очень интересный гость, это будет знаменитый, известнейший российский китаист Александр Габуев. И мы с ним поговорим о том, что является для многих моих слушателей терра-инкогнито, и что играет важнейшую роль в мире — понятно, мы поговорим о современном Китае и не только о Си Цзиньпине, а вообще о том, как Китай обрел такую невиданную экономическую мощь и что будет делать Си Цзиньпин сейчас.

Если все это хотите услышать, подписывайтесь на наш канал.

Вернемся уже к стратегическим последствиям. Мы только что разобрали, что может быть с точки зрения наступления. Мы разобрали, что может быть внутри России — усиление группировки Суровикина — Пригожина. Слушайте, ну даже если тут Латынина сидит и, давясь словами, хвалит Суровикина, представляете, какой вой поднимут Z-каналы и как они из этого отступления сделают просто героический акт. Анабазис. Помните у Ксенофонта анабазис: 10 тысяч человек прошли до моря, спаслись после поражения через Персию. Ну, вот они сделают такой анабазис через Днепр.

И стратегические последствия. Я всегда, к сожалению, это говорила, что по мере того, как режим будет терпеть военные поражения, он будет становиться всё более диктаторским. Вы скажете, куда же более диктаторским? Но я отвечу: очень просто, посмотрите, что творилось в Херсоне.

В Херсоне у людей проверяли телефоны, в Херсоне людей забирали на подвалы. В Херсоне людям уже не промывали мозги, а просто простреливали мозги. И даже посмотрите на Беларусь. Вы как-то забыли в последнее время. Мы все время обсуждали, Россию, Украину, мы обсуждали тактику хронического террора, который Путин применяет в Украине, чтобы убедить жителей оккупированных территорий, что они россияне, даже если они не хотят в этом убеждаться. И в долгосрочной перспективе, если такую тактику осуществлять веками… Конечно,  нация — это такое понятие достаточно мягкое, границы национальностей меняются. Об этом мы сейчас не будем…То есть Путин осуществлял в Украине  террор, это был его способ управления. Это то, к чему он готовился, причем готовился значительно лучше, чем к армейской операции, потому что мы теперь знаем, что в Буче это были не просто десантники, которые допрашивали и убивали тех людей, которые теоретически, казалось бы, могли быть партизанами. Мы знаем, что они ходили со списками от двора ко двору. Эти списки были составлены на основании показаний тех же агентов, соседей  и так далее, мы можем только догадываться. И убивали тех, кто, с их точки зрения, был патриотом Украины.

И очень глупо предполагать, что всё это творилось в Украине  и не будет твориться в России. Вот тех людей, которых Путин натаскал на человечину, они никуда не делись, они вернутся в Россию. 

И я хочу обратить ваше внимание на то, что творится сейчас в Беларуси. Мы очень мало об том говорим. А между тем в Беларуси менты на улицах проверяют у людей мобильники и сморят: подписан на Телеграм-канал Nexta — сразу 8 лет. Менты заходят в квартиры в наиболее неблагополучных с политической точки зрения районов Минска. А я напоминаю, что в Минске, в котором без малого 2 миллиона жителей — 450 тысяч человек вышли на улицы. Вот в наиболее неблагополучных, то есть антилукашенковских районах просто ходят по домам, стучаться из квартиры в квартиру: «Покажите ваш телефон». Если у вас на телефоне чего-то не то оказалось, если у вас на компьютере что-то не то оказалось, то, соответственно, происходит почти то же самое, что происходит с жителями Херсона, у которых тоже чего-то не то на телефоне оказалось, с точки зрения «скрепоохранитиелей».

Камеры, которые были на всех улицах Минска, которые запечатлели лица участников протестов, профессиональные белорусские замечательные айтишники разрабатывали софты по опознаванию человеческих лиц для этих камер. Продавали все белорусскому государству. Сейчас во всех магазина, во всех аэропортах, в разных точках стоит этот софт, определяет, что ты был на митинге — этого человек хватают. Хорошо, если дело ограничится беседой.

Вы спросите, кто это делает? Потому что речь идет о том, чтобы побить, как-то внушить, что-то сделать с четвертью населения Минска. Очень интересный момент: это же делают не соседи в Минске. Это делают именно менты, которых натаскали на человечину. Это очень сильно отличается от того механизма террора, который был в Китае при Мао, когда при Мао террор осуществлялся снизу, точно так же, как он сейчас осуществляется в секторе Газа, когда все соседи в деревне, все односельчане, они набрасывались на кого-нибудь, кто с их точки зрения был антикоммунистом, и они  изобличали его перед начальством. Они сами чуть ли не камнями его побивали. Они устраивали сами ему судилище, потому что в деревне нечего было есть, и если они не изобличали этого человека, то им просто не давали еды. И староста деревни бил его палкой.

Вот у Мао был очень небольшой по сравнению с населением Китая аппарат насилия, а мы видим у Лукашенко огромный аппарат насилия. Это такая внутренняя оккупация всей страны, которая, конечно, не продлится ни секунды после того, как падет Путин.

Это я к тому, что Путин готовится к тому же в России. И те 350 тысяч росгвардейцев, которые есть и все остальное — ФСО, ВСБ, МВД и так далее — те люди, которых натренировали человечину в Украине, они вернутся в Россию, и Россия будет превращаться сначала в Беларусь, потом в Северную Корею.

В среду мы говорили Алексеем Арестовичем. Помимо того, что Украина явно является частью западной цивилизации, и, собственно, вся эта война произошла из-за того, что Путин решил вернуться  в каменный век, и это автоматически отделило Украины от России, потому что Украина идет на Запад, а путинская Россия идет даже не на Восток, она идет в средневековье. Она идет не географически, она идет темпорально не в том направлении. И помимо того, что сама Украина становится Евросоюзом, не забываем, что есть еще такая страна, как Польша, которая фантастически много сделала для Украины, которая приняла 4 миллиона украинских беженцев, которая первая начала поставляь Украине  оружие еще в тот момент, когда никто ничего Украине  не поставлял, и вообще американские генералы и эксперты военные писали, что сейчас Киев падет за три дня.

Польша была проводником Украины во всем международных организациях. Польша тем украинцам, которые приехали в Польшу дала права, которые практически приравнивают их к гражданам Польши, если не считать право на голосование. Простые поляки кормили украинцев и проявляли не просто чудеса гостеприимства, а относились к ним так, как к родным братьям. То есть перед нами переворот, который возвращает геополитическую ситуацию в Восточной Европе к тому времени, которое существовало до середины XVII века, до восстания Богдана Хмельницкого. Потому что в свое время именно то, с кем будет Украина, решало вопрос, кто будет господствовать в этой части Восточной Европы: Польша или Московия. И когда после восстания Богдана Хмельницкого Украина примкнула к Московии и когда Московия стала европейским государством при Петре Первом, то тогда, собственно, и началась Российская империя, которая не была бы возможна без Украины. А звезда Польши закатилась, в конце концов, она была расчленена и тоже частично поглощена Россией.

Сейчас благодаря Путину, мы видим обратный процесс. Это, конечно, не будет новая Речь Посполитая, это, конечно, не будет новое Великое княжество Литовское. Потому что, естественно, эти страны сохранят свой суверенитет, но это будет некая конфедерация восточно-европейская, отдельно занимающееся свое место в Евросоюзе, очень сильное место. Потому что, если представить, что Украину принимают в Евросоюз, а Польша, несомненно, будет на этом настаивать, то Украина вместе с Польшей, они просто значить больше или, по крайней мере, столько же, сколько Германия.

Если к этому прибавить еще страны Балтии, ту же самую Литву — вспоминаем Великое княжество Литовское — и Беларусь. Вы еще не забыли про Беларусь, мой милый? То мы будем иметь совершенно новую геополитическую ситуацию на карте мира, в которой Россия не просто потерпит страшное геополитическое поражение, в которой Россия просто с удивлением обнаружит, что из страны, с которой считалась вся Европа, причем неважно, кто во главе этой России — Путин, Пригожин, Мишустин, Собянин, Кириенко — она превращается в страну, которая является придатком Китая, которой, соответственно, враждебна та часть Восточной Европы, которая обращена к ней и которая простирается, как при Ярославе Мудром, от Балтийского моря до Черного моря.

И это очень интересная новая Европа, которая не совсем похожа на старую, которая гораздо более, во-первых, пассионарна. Я не хочу плохого сказать про французов и немцев, но что-то мне подсказывает, что если бы Российская армия оказалась во Франции или Германии, то сопротивление французов и немцев было бы гораздо менее ожесточенным. Это будет новая Восточная Европа, которая будет не разделять очень многое из того, чем живет сейчас пресыщенная, сытая, богатая Западная Европа, которая будет гораздо более консервативна. Я напоминаю, что в Польше правит партия «Право и справедливость», которая очень правая партия, которая запрещает аборты. Кстати, не случайно в этом смысле она помешана на рождаемости, на увеличении количества поляков, на увеличении значения Польши. Соответственно, все, что касается ГЛБТ, глобального потепления, расизма, сексизма для этой новой Европы, гораздо более пассионарной и гораздо более витальной… скажем так, они будут на это смотреть со словами: «Ребята, нам бы ваши игрушки, нам бы ваши проблемы. У вас жемчуг мелкий, а у нас суп несоленый». И эта новая Европа будет, к сожалению, для меня, очень долго для любой России и долго с недоверием будет относиться к любой Россией. Даже если в России произойдет переворот, даже если в России произойдет демократическая революция, понадобиться, по крайней мере, десятилетие, чтобы залечить раны.

И у этой новой Европы будет еще одна важная особенность: она будет проамериканской. Вот точно так же, как Израиль — это главный союзник Америки на Ближнем Востоке посреди моря достаточно враждебного, то эта Новая Европа, она будет очень многим обязана Америке. И вот тот отвратительный антиамериканизм, который в Европе начался с 30-х годов, на самом деле с конца 20-х, который в значительной степени был взращен советскими агентами типа Вилли Мюнценберга, который был взращен на пропагандистских приемах, как процесс Сакко и Ванцетти и так далее. У нас есть, кстати, об этом отдельное видео. И антиамериканизм приводит к тому, что сейчас там 44% немцев в ответ на вопрос отвечают, что они согласны, что Путин в этой войне борется с мировой закулисой… Слушайте, у вас какие претензии к россиянам, когда 44% немцев без всяких соловьевых, без всяких симоньян, без всякого официального телевидения, без всяких промытых мозгов отвечают вот это? И это будет стратегическая история.

И третье, что я хочу сказать, что, судя по тому, что я вижу, как развивается эта война, США приняли стратегическое решение об уничтожении Путина и его строя. Как я уже сказала, они не будут воплощать это решение быстро. Они считают, что лягушка, если ее бросить в кипящее молоко, может выпрыгнуть, а если молоко подогревать медленно, она непременно сварится. Судя по характеру поставок вооружений, американцы считают, что лягушка должна вариться медленно. Но опять  же, судя по характеру поставок вооружений, американцы решили лягушку сварить. В том числе, потому, что Путин — это очень легкий способ преподать урок, например, Китаю. Путин хотел уничтожить, как он говорил, однополярный мир, в котором США решают всё. Путин хотел сделать мир, где все будут решать вооруженные силы. Он только забыл, что он этой вооруженной силой не обладает. Ею обладают, действительно, могущественные диктаторы типа того же Эрдогана или Си Цзиньпина. И поскольку у Эрдогана будут проблемы в экономике, он может подобно Путину попытаться компенсировать это различными вооруженными демаршами, захватом того же Тайваня. И, конечно, США будет очень приятно на примере Путина объяснить Си Цзиньпину и в меньшей степени Эрдогану, почему этого делать нельзя.

Последняя вещь, которую я хотела сказать. Помимо всего прочего это наступление, это освобождение Херсона — это заявка Украины на новые виды оружия. Потому что мы знаем, что после каждого украинского успеха, который они достигли собственными руками, им обычно дают новые виды оружия. Уже вроде давно украинцы просят ATACMS, вроде бы ATACMS им не дают, но им дают ракету, которая называется ER GMLRS. Эта ракета летает, по-моему, то ли на 160 километров, то ли на 160 миль, что как вы понимаете большая разница, извините, что я не помню.  Можете мне написать, что правильно.

Единственное, о чем мы не поговорили, — это о том, что произойдет в умах ватников оттого, что Херсон освобожден. Я, кстати, напоминаю, что я в эфире с Подоляком у нас был чат и в чате писали: «Сыктывкар с вами. Питер с вами, Москва с вами, Ульяновск с вами», то есть десятки людей из российских городов поздравляли Херсон с освобождением. В Питере кто-то даже чуть не на улицах писал. Так что значительная часть россиян по данным социолога Алексея Миняйло — это около 35 миллионов человек — в этой ситуации с Украиной. Они праздную так или иначе, освобождение Херсона. И другие россияне, которые либо являются пассивными, потому что у них выученная беспомощность… Смешно спрашивать жителей Херсона: «А почему вы вышли встречать украинские войска с флагами? А где вы были до этого? Почему вы не выходили несколько месяцев на демонстрации?» Потому что каждый, кто вышел на демонстрацию, оказывался в подвале.

По тем же причинам смешно спрашивать, почему не выходят россияне — 35 миллионов — на улицы. Потому что если не в подвале, то где-то рядом они окажутся. Если не рядом, где Навальный, но где-то в нехорошем месте. Их будут щемить, и они на это не решаются.

Так вот огромное количество россиян, он, наоборот, являются заложниками выученной беспомощности. Им объяснили, что ничего хорошего не бывает, если участвовать в политической деятельности. Они говорят: «Моя хата с краю, мне лишь бы детей воспитать, огород вырастить». Соответственно, этим людям совершенно наплевать на Херсон. И есть сравнительно небольшое количество сравнительно членов секты «Свидетели Путина», что совсем не напоминает тоталитарное государство, в котором, действительно, все мозги были промыты сверху донизу, что совсем мне напоминает, например, ситуацию в Секторе Газа. А Путин мечтает превратить Россию в такой большой сектор Газа, где каждый сосед стучит на другого соседа, и где совершенно просто невозможно физически выражать и испытывать даже внутри души симпатию к государству Израиль, потому что даже если внутри души испытываешь и дашь глазами как-то понять, что ты не считаешь, что Израиль должен быть стерт с лица земли, то тебе просто оторвут голову. Причем оторвет голову не какая-то специально выделенная полиция, а твои же собственные соседи и забьют тебя копытами.

Так вот ситуация в России ничуть не напоминает ситуацию внутри сектора Газа, и секта «Свидетелей Путина», поскольку это люди, которым по тем или иным психологическим причинам необходимо веровать в то, во что они веруют. Точно так же христианам по психологическим причинам, когда их вождя распяли, необходимо веровать, что он не умер, а вернется с войском ангелов на облаках и что у них будет вечная жизнь и что в этой вечной жизни все будет хорошо,  — точно так же этим людям, если это искренне верующие, низовые верующие, если это не пропагандисты, как Антон Красовский, который вряд ли во что-то верит, то у них есть потребность в психологической компенсации. Они понимают, что у них разваленный сортир, что у них нищенская пенсия, что им ничего не светит, но «зато у нас великая держава, зато мы всем показали, что Россия великая, зато у нас есть невидимые ангелы атомные «Сатана», «Авангард» и «Посейдон», которые летают по небу или плавают в глубоком море, появятся в час страшного суда и будут сражаться на нашей сторону, а если что-нибудь такое случится, то мы попадем в рай, а они просто сдохнут», как сказал Путин.

И с этими людьми, у которых главное это не то, что они видят собственными глазами, а то, что они хотят психологически себе компенсировать, — ничего с ними не случится. Они придумают себе какую-то новую мульку, они расскажут себе, что отступление от Херсона было удачнейшим стратегическим маневром. Напоминаю, я не говорила о том, что отступление из Херсона — это удачный стратегический маневр. Я говорила, что это была вынужденная вещь. Но это тотальное стратегическое поражения Российской армии. С точки зрения практического отхода было проделано, действительно, блестяще. Это было лучшее из всех худших вариантов.

Они чего-нибудь себе придумают, и даже если с Путиным чего-нибудь случится, они еще в ближайшие сто лет будут думать, что он воскреснет и явится с войском ангелов на облаках. Но их будет становиться все меньше.

Это была Юлия Латынина  «Латынина ТВ». Нас смотрит около 26 тысяч человек. Спасибо всем, кто был с нами.

Здесь мне пишут, что «ER GMLRS бьет на 160 километров, не путайте с ATACMS» Я не путаю. ATACMS  бьет на 300 километров, но сам GMLRS бьет на 92 километра, а вот ER GMLRS, который, видимо, дают Украине  после Херсона, бьет на 160 километров, как мне пишут.

Не знаю, будет ли у нас завтра стрим, но, может быть, попробуем. До свидания!