«Ключевые события»: Крашенинников и Асланян. Парад с одним Т-34, Пригожина колбасит, Соблазнение Грузии

Фёдор Крашенинников
Фёдор Крашенинниковполитолог, публицист
Сергей Асланян
Сергей Асланянжурналист

Я не знаю, как должно радовать украинцев, на дома которых падают ракеты, ощущение того, что этих ракет недостаточно. Меньше, чем что, этих ракет? По версии людей, которые говорят: хорошо, что украли ракет меньше — меньше, чем что? Когда ракета убивает людей, они должны радоваться, а то было бы две ракеты?..

«Ключевые события»: Крашенинников, Асланян 12.05.23 Скачать

Подписаться на Alexandr Plushev

Поддержать канал Alexandr Plushev

А.ПЛЮЩЕВ: Всегда немножко переживаю за то, как мы войдем, будет ли нормально слышно. Потому что именно на «Ключевых событиях» такое бывает, что микрофон бабахает.

Рад всех приветствовать. 1.5 тысячи людей уже смотрит. Это здорово. Присоединяйтесь, расшаривайте трансляцию. Обязательно, пожалуйста, если вы не подписаны, подписывайтесь на канал.

Я должен не то чтобы извиниться, но по семейным обстоятельствам, знаете, отъезжал, поэтому много передач выходило без меня, но надеюсь, вы и с другими ведущими — например, Дмитрий Колезев в прошлый раз, а Татьяна Фельгенгауэр в позапрошлый раз вела «Ключевые события» — вы с ними получили истинное наслаждение, заодно и от меня отдохнули.

В ближайшее время придется меня терпеть, никуда уезжать не собираюсь. Сегодня впереди у нас «Ключевые события» с блистательными нашими экспертами Федором Крашенинниковым и Сергеем Асланяном. Добрый день!

С.АСЛАНЯН: Привет, соратники!

А.ПЛЮЩЕВ: Привет-привет! Я вижу, как в комментариях люди говорят — сразу вспоминаю кота Матроскина: «Я думал, коты только на деревьях петь умеют», когда пишут: «Я думал, Асланян только в автомобилях разбирается». Асланян знает много гитик во всем.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Еще и в военных автомобилях.

А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня, кстати, коснемся техники. Я как раз хотел, чтобы сегодня Сережа пришел, потому что сегодня про парад будем говорить.

Кстати, какое именно событие вы считаете ключевым на этой неделе, Сергей?

С.АСЛАНЯН: Тут по этапам, во-первых. О многогранности Асланяна. Люди регулярно отказывают друг другу в каких бы то ни было еще талантах…

А.ПЛЮЩЕВ: Приучил, приучил…

С.АСЛАНЯН: Да дело даже не мне, дело в консерватизме. Все-таки вся русская культура построена на черном и белом: либо рай, либо ад. Поэтому, если вдруг в человеке обнаруживается еще что-то, то, как было у Михаила Веллера: «А кто вам разрешил писать?» С какой стати  ты еще и писатель. А почему ты не только автослесарь, почему у тебя есть позиция или точка зрения, а, может быть, даже знание по другим вопросам — чего бы вдруг?

Из ключевых событий. В принципе, у всех на слуху и на виду что-то очень резонансное. А, мне кажется, что в мелочах видна более страшная картина. Потому что медузовское сообщение вчера про парня, которого в метро взяли за чтение книги, а книгу судья приговорил к уничтожению.

Это событие чрезвычайное на мой взгляд.

А.ПЛЮЩЕВ: Там интересная книга, можно о ней отдельно поговорить.

С.АСЛАНЯН: Вот я с такими книгами езжу в метро каждый день. И на обложке моих книг, которые я читаю…

А.ПЛЮЩЕВ: В Вильнюсе метро нашел!

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Знаменитое Вильнюсское метро.

С.АСЛАНЯН: Есть еще фантомные боли в присутствии своем на предыдущей страницы своей собственной биографии. Но я по сию пору предпочитаю бумажные книги и в основном мемуаристику, лейтенантскую и рядовую прозу. Она дает гораздо более точное представление о том, как именно выглядит наша история в преломлении конкретных судеб, и на обложке тех книг, которые я читаю, там тоже всегда совершенно что-нибудь невероятное. А эта невероятность, она непредсказуема, потому что мы свое прошлое не выучили до конца и не знаем, за что нас посадят.

Но когда в метро человек читает книгу, какое действие он совершил? Он читал. После чего он получает 15 суток, книга уничтожается решением судьи. Судья решает: «Вот этой книге, изданной официально в России, место в костре». И уголовный кодекс 22-го года, которые все ошибочно называют кодексом 27-го года, там как раз была статья «аналогия». Когда ты не совершил действия, не совершил проступка, но твои действия, не зная — ты даже не подозревал, к чему они приведут, — тем не менее, у тебя не было умысла в их совершении, но последствия таковы, что мы тебя расстреляем.

Высшая мера наказания по Уголовному кодексу 22-го года это считалось само собой. Это высшая степень социальной защиты.

И вот возврат как раз мы видим на примере того, что человек в метро читал книгу — это деяние наказуемое, за это книга сжигается. Пока только не читатель, а книга.

А.ПЛЮЩЕВ: 5 суток ареста.

С.АСЛАНЯН: 15 ему дали.

А.ПЛЮЩЕВ: Суд приговорил к 5 суткам ареста за пропаганду нацизма.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А книжка-то как называлась?

С.АСЛАНЯН: Мемуары офицера СС.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас я тебе расскажу. Книжка «Воспоминания офицера СС» Петера Ноймана «Черный марш». Кстати, до сих пор ведутся споры, подлинные это мемуары или мистификация. Потому что этого Петера Ноймана никто никогда не видел. И есть подозрение, что это довольно известный французский писатель под  этим псевдонимом издал книгу. Может быть, вообще кто-то другой. Может быть, был этот Нойман, может быть, не было. Это довольно известная история. Она официально издавалась в России. Она до сих пор есть на «ЛитРесе». Можно спокойно почитать, если не боитесь получить 5 суток.

Но  просто видел такой комментарий, только не по этому поводу, но это не так важно: «Боже, каждый день убивают тысячу украинцев, а они говорят о том, что система совсем охренела. И теперь 5 суток ареста за чтение книги».

С.АСЛАНЯН: При советской власти был фильм, где в очереди за хлебом по карточкам стояли люди, и один из них, парень с толстыми линзами — это черно-белый советский фильм про войну — читал книгу. И очередь его клевала: «Как ты смеешь? Тут война — а ты книжки читаешь!» Потом была бомбежка, он был сильно контужен и ослеп. И следующий эпизод — как он слепой мечется и не все готовы ему помогать, потому что тут война, ты что себе позволяешь — книжки читаешь, умный?

И дальше подставляй сюда, под тот сценарий, который в 70-е был реализован в кинематографе, абсолютно любой вывод.

А.ПЛЮЩЕВ: Ключевое событие от Федора Крашенинникова.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я хочу сказать, что русская культура все-таки это и Достоевский, который как раз специализировался на описании средних явлений человеческой психики. И там всё было не так однозначно, как сейчас можно говорить.

Все-таки я хочу сказать, что это, действительно, вопиющий факт. И меня давно уже расширение термина «пропаганда» удивляет. По мне так пропаганда каких-то идей — фашистских, нацистских, коммунистических — это когда ты встаешь в центре вагона и говоришь: «Люди, я хочу вам сказать, что единственно верное учение на земле это такое учение, которое учит тому-то. Вступайте в наши ряды, присоединяйтесь к нашему движению!». Это называется пропаганда идей. Ну, логично. Ты призываешь людей вокруг, объясняешь им какие-то идеи, и они должны как бы в них вступить.

А когда ты показываешь обложку книги, они как бы что?..  Меня всегда это удивляет. Еще когда свастика, помнишь, с исторический фотографий… Это как в мультфильме: увидел свастику — у тебя глаза сразу в кучу — и ты стал нацистом. То есть увидел обложку книжки «Мемуары офицера СС» и проникся идеями нацизма после этого. Что, так плохо о людях думают — обложку показал и все? Выходит так. Это расширение термина пропаганда началось давно, но если посмотреть на эти дела, то там так и получается. Ты что-то делаешь, показываешь фотографию — и ты уже кого-то распропагандировал. Покажите хоть одного, распропагандированного обложкой книги в метро, просто ради интереса.

С.АСЛАНЯН: К разговору о том, что такое пропаганда. Открываем Википедию: «Распространение взглядов, фактов, аргументов, часто слухов, искаженной информации или заведомо ложных сведений с целью формирования нужного общественного мнения и манипулирования общественным сознанием».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я противник того, что в Википедии…

С.АСЛАНЯН: А я хотел поддержать точку зрения.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я согласен, но пропаганда не имеет негативного. Главный смысл пропаганды и в хорошем и в плохом смысле — это целенаправленное формирование убеждений. Ты не можешь сидя, читая книжку, кого-нибудь сформировать. Ты должен выступать с проповедью и трясти этой книжкой…

А.ПЛЮЩЕВ: Короче, это действие активное, а не пассивное.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А у нас людей судят за активные действия…

А.ПЛЮЩЕВ: К событиям.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я как раз хочу сказать, что меня всю неделю удивляла вся эта история с Шендеровичем. Во-первых, вчера тут у нас его кетчупом полили в нашем тихом, милом городе, причем вовсе не литовцы, как некоторые поспешили написать, что Литва…

А.ПЛЮЩЕВ: И не украинцы.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: И не украинцы. …Что Литва встретила Шендеровича как-то не так. Не Литва встретила Шендеровича и не украинцы встретили Шендеровича, а какие-то наши поехавшие сограждане. И, кстати, помимо того, что он угодил в базу «Миротворец» в Украине, но значительную часть хейта, как сейчас говорят по поводу Шендеровича, раздувают, к сожалению, наши сограждане, как часто бывает. Как говорил один русский политик XVIII века по фамилии Волынский: «Мы русские едим друг друга и тем уже сыты бываем».

И здесь меня, конечно, эта траектория, когда  всем известный своими взглядами, вполне себе однозначный  Виктор Шендерович вдруг в глазах каких-то людей вдруг оказался чуть ли не какими-то великорусским шовинистом и носителем каким-то империализма…

А.ПЛЮЩЕВ: Перед ним  Альбац была, надо сказать.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я поражаюсь, что Альбац, Шендерович… Прямо полнятся ряды пантеона русских националистов в глазах каких-то других людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Имперцев. Националистов-то вряд ли, а вот имперцев — да.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Меня это, честно сказать, поражает. Потому что ладно бы в эту базу попадали раз за разом люди, которые заслуживают это своим безобразным поведением, бог с ними. Хотя тоже сомнительно. Там давно уже были разные люди. Но то, что Виктор Шендерович оказался в этом ряду, я удивлен, если честно. Для меня Виктор Шендерович — это не то что… просто я воспринимал его как человека вполне определенного фланга, со вполне ясными позициями, которым много десятилетий, скажем так. И я не готов смириться с идеей, что сейчас надо плохо относиться к Виктору Анатольевичу.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай с этого уже и откроем обсуждение. Еще и событие свежее, и есть информационный повод, о чем поговорить.

А как вы полагаете, откуда ноги здесь растут? Потому что мы видим некоторую целенаправленную кампанию. Компания эта была против «Дождя». Не так важно, как она возникает, важно, как она поддерживается, продолжается и кто ее поддерживает. Эта кампания была против Альбац. Это кампания против Шендеровича. Ну, и в разной степени против других. Просто, три, наверное, самые яркие. Может быть, я что-то забыл.

Но здесь прослеживается какая-то фигня. Кто за этим может стоять: Кремль, какие-то люди, которым все равно, каких, условно, с какими россиянами воевать? Есть ли вообще у этого движения какой-то центр, как вы полагаете?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я считаю, что центр у него есть. Другое дело, что этот центр решает свои задачи. То есть вообще, особенно после того, как Рада приняла известное постановление о рашизме — все граждане России одинаково виноваты, — спорить нечего, он там и находится. Понятно, что там идет война, эмоции через край. И тут вопрос не к Раде совершенно и не к Украине и украинцам. Вопрос в том, какие-то люди, наши с вами сограждане восприняли это как нечто обязательное для себя и кинулись претворять решение Верховной рады Украины в жизнь доступными им способами, а именно травя своих же сограждан, которые под рукой. Потому что воевать с кем-то на фронтах — туда и не берут и не пускают, и не хочется. А подойти к соседу и нагадить под дверью — это в некоторых кругах все еще распространенная форма политической борьбы. Или кетчупом облить.

Ну, и, конечно, я не удивлюсь, если потом вскроется, что значительную часть все сетевой травли от имени и в интересах как бы этого центра производили люди вполне другой ориентации.

А.ПЛЮЩЕВ: Политической, естественно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да. Потому что все эти тролли, они, конечно, должны быть в этом заинтересованы. Это же прекрасно. Ты как берешь и чужими руками… С одной стороны, ты демонстрируешь правильность тезиса господина Путина о русофобии  — вот извольте. Вы не верили? А вот, извольте.

С другой стороны, ты вышибаешь и ставишь в дурацкое положение фигуры, которые тебе и так не очень приятны. Там Альбац и Шендерович и многие другие. Они объявлены уже кем угодно в России — иностранным агентом. А тут такой хороший способ нагадить им, причем как бы под чужим флагом. Поэтому, я думаю, тут сходятся три силы. Причем, если какая-то часть украинского политикума, она: «Просто вы все одинаковые и бог с вами, не до вас сейчас», то есть при этом люди, которые очень активно рассусоливают, потому что считают это своим фронтом. Они считают, что хейтя сограждан, они, таким  образом, воюют на каких-то там фронтах.

С.АСЛАНЯН: КГБ при советской власти всегда находил тех, чьими руками можно было решить любой вопрос. Когда нужно было Кароля Войтылу убить — он известен всему миру как Иоанн Павел II, римский папа, — то для этого нужно было выстроить комбинацию. На международной арене КГБ обычно работал через болгар. Болгары, если надо, выходили на турок, а потом находился Али Агджа, который осуществлял всё, что нужно было уж точно не Турции и совершенно не нужно было никакой Болгарии.  

Но этот сценарий прекрасно совершенно был разработан в Москве. А найти тупых упорных исполнителей под любую задачу — это не проблема.

А.ПЛЮЩЕВ: Полезные идиоты всегда хорошо получались.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Пример хороший, потому что Агджа, конечно, был турецкий националист и очевидно, не очень широких взглядов человек, которому объяснили, что убийство римского папы — это сейчас то, что нужно для дела турецкого национализма. А на кого он на самом деле играл, он, возможно, действительно искренне и не догадывался.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут бы хорошо, конечно, перекинуть мостик к событиям в Турции в преддверии выборов. Но мы, я думаю, обсудим это в следующей программе.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я хочу только сказать, что надо, конечно, следить за послезавтрашними выборами в Турции, потому что, так или иначе, Турция играет большую роль, честно, в нашей жизни. Я, например, в последние разы видел близких своих в Турции. И многие тоже так. И что будет дальше с Турцией? Пойдет ли Турция в сторону  Европы, станет ли еще ближе к Европе и западному миру с соответствующими проблемами. Или там начнутся беспорядки.

К сожалению, третий сценарий, он самый печальный. Потому что если Эрдоган проиграет, но власть отдавать не захочет, к сожалению, можем наблюдать еще один очаг нестабильности, который, кстати, отвлечет на себя очень много внимания от войны. Поэтому я всех призываю внимательно следить за  тем, как будет развиваться ситуация в турции.

А.ПЛЮЩЕВ: Обязательно. И будем отражать в наших программах. Я думаю, что в понедельник 15 мая в Breakfast Show будет много посвящено выборам в Турции, который пройдут 14-го числа.

Вообще, уникальный сегодня выпуск, потому что мы в эфире 17 минут и еще не обсудили ни одной темы, которые я подготовил.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Начинаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Это хорошо, потому что есть свежие… Я обожаю, когда эксперты принимают деятельное участие в программе, а не просто рефлексируют, реагируют на какие-то вопросы.

Поставьте, пожалуйста, лайки нашим деятельным экспертам. Подписывайтесь на канал Федора. У Сергея просто нет канала, он работает на «Ходорковский LIFE», можете на них подписаться. Ссылка в описании. Я часто заглядываю на стримы, которые ведет Федор.

Из того, что я приготовил. Смотрите, как у нас на самом деле кажется, что ничего вроде не происходит. С другой стороны, событие, которое в иные времена — несколько недель назад или несколько месяцев назад — стало бы главным обсуждаемым и мы бы сейчас полпрограммы этому посвятили, — вот если бы мы забыли сейчас про это событие, вообще никто не обратил бы внимания. Подрыв Прилепина. Ну, правда. Уже становится будничным совершенно после Татарского, после Дарьи Дугиной. Вот если завтра… каково, я думаю, будет Соловьеву или Симоньян, если завтра что-нибудь, не дай бог (или дай бог, как вы сами скажете) случится с кем-нибудь из них, так вообще мимо пройдут, никто не заметит. Ежедневная прямо практика стала.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А что же удивительного? Идет война. И, как пелось в одной военной песне «Отряд не заметил потери бойца и «Яблочко» песню допел до конца». Если ты работаешь военным пропагандистом, скачешь между окопами и телестудиями в Москве, то, конечно, тебя могут в какой-то момент и подстрелить. И никто не будет тебя оплакивать вечно, потому что любое оплакивание, оно на данной стадии войны, как ее видит Путин, оно неуместно. Они же никогда не останавливаются на погибших. Даже говоря про Вторую мировую войну, они стараются избегать темы, что там погибло более 20 миллионов граждан Советского Союза. Почему? Ну, фраза «Можем повторить» и «там погибло 27 миллионов», они как-то плохо стыкуются между собой. Повторить 27 миллионов жертв, наверное, никто не хочет.

А.ПЛЮЩЕВ: 27 — это по скромным подсчетам, консервативным.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Поэтому они закрывают тему жертв даже и на этой  войне. Ну, погиб и погиб, господи! Сгинул и сгинул. Подорвали и подорвали.

Я всегда настаиваю, что это, конечно, не какие-то спецоперации ФСБ, а именно диверсионные. Потому что если бы это была спецоперация, из нее пытались бы сделать какую-то  кампанию. Нам бы чего-то долго пытались рассказать по мотивам этой истории. А вот если это прощелк российских спецслужб и это диверсия, то, конечно, им невыгодно. Так же, кстати, как и атака дронов на Кремль. Ну, прилетели и прилетели, чего такого-то? Давайте не будем про это говорить.

И про то, что у нас в Петербурге кого-то взорвали в центре, быстренько замолчим эту тему. Про то, что в глубине России, оказывается, на бомбе подорвался, в общем-то, и политик (он же бы в партии…). Ну, в центре России кто-то заложил бомбы, они взорвались. Ой, зачем про это говорить? Что интересного, действительно, что в центре России, оказывается, бомбы закладывают?

А.ПЛЮЩЕВ: Противотанковые мины.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Кто-то их притащил туда, закопал, взорвал.

А.ПЛЮЩЕВ: Асланян сейчас выступит. Не просто РГД-5 подбросить.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Причем, обратите внимание, что мы не знаем, что это за люди, которых показывают — они это, не они. Из той же версии, которую они сами транслируют, следует именно то, что они раз за разом пропускают удар. Вы честно признаетесь: «Да, поймали украинского диверсанта». Серьезно?

А.ПЛЮЩЕВ: Причем действовала украинская сеть, резидентура как там правильно называть, диверсионная группа давно. Он же говорит: «Меня завербовали черт знает, когда…». Если это правда…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А что удивительного? Потому что, извините, ловить людей, которые ВКонтакте что-то пишут, легко и непринужденно. Для этого таланта не надо. А вот настоящая контрразведывательная работа, она требует.

Меня поразил факт, что у нацистов был на самом деле агент в Москве, не самый высокопоставленный, но какой-то политработник у них там вроде был, который довольно долго поставлял им информацию. И это удивительно, потому что после стольких волн репрессий, после стольких расстрелянных за шпионаж в пользу всех разведок мира у немецкой разведки таки был шпион в Москве. То есть вот тысячи людей полегли на полигоны за то, что они были немецкие шпионы, не будучи ими, а настоящий немецкий шпион каким-то образом сидел и снабжал вермахт информацией до 44-го что ли, года.

А.ПЛЮЩЕВ: Ему гораздо легче скрыться в таком количестве…

С.АСЛАНЯН: Как всегда, удивляет…

А.ПЛЮЩЕВ: Я видел у тебя специальный комментарий, как мины даже расставляли…

С.АСЛАНЯН: Выбор цели удивляет. С точки зрения людей, живущих в России, не интересующихся политикой, это кто такие, чтобы так заморачиваться? Вот кто такой Захар Прилепин, чтобы изобретать такую спецоперацию, кого-то вербовать, минировать, подрывать?

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас это пока самая крупная величина из всех.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Пропагандист. А Татарский украинский гражданин и коллаборационист. Украинцы всегда взрывают коллаборационистов.

С.АСЛАНЯН: И вот это разница позиций. Потому что для нас был Татарский, не было Татарского… Про него узнали только в тот момент, когда ему оторвало башку. Захар Прилепин — считать его писателем в голову не приходит. Был какой-то попрыгунчик, который где-то появлялся, что-то очень активное…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Его либеральная наша же публика облизывала.

С.АСЛАНЯН: И тельняшка у него рваная и штопаная, потому что на груди он ее много раз рвал. То есть для нас это не такая цель, чтобы столько усилий она стоила. А с точки зрения украинцев совершенно по-другому. Они очень внимательно отнеслись к словам Прилепина, когда он рассказывал, как был замкомандира батальона, и его батальон кровавым путем своим в историю вошел, вписал такие страницы, что при дальнейшем изучении, как обещал сам Захар Прилепин, страшно будет, но станет понятно, что это именно его работа, его ребят. А уже за одно за это достаточно провести, кстати, не теракт, а контртеррористическую операцию, если быть точным в терминологии.

А вообще, в принципе, удивительна сама по себе ситуация, потому что Захар Прилепин ехал среди необитаемых территорий, 80 километров от Нижнего Новгорода, поселок Пионерский — это одна улица, 40 домов и практически никого на ПМЖ. Туда на лето съезжаются грибники и рыбаки. Высадить там дочку посреди пустого безмолвия в чаще леса — это означает, что она у него как минимум Красная шапочка, потому что дальше ей к волку. Там нету, куда бы ее можно было определить.

И нет сценария, при котором ты заезжаешь в деревню покушать. В этой деревне ты можешь только, если корову поймаешь, сам ее подоишь, — вот тогда ты покушал. Если там есть, конечно, корова. Или каких-нибудь шишек набрал и грибов. Это не та точка на карте, в которой что-то есть. Там нет дорог, туда невозможно проехать на моноприводе — только на внедорожнике. Там нет связи. Поэтому подрыв невозможен по телефону, по GSM. Подрыв боеприпаса должен был состояться оператором по радиоканалу. Потому что сверхзадача суперпрофессиональной диверсионной группы: нужно отследить клиента, определить его дальнейшее направление, четко по таймингу добежать, установить, отбежать и затаиться.

Современные противотанковые мины (это была не противотанковая мины), они требуют высочайшего профессионализма. Если мины времен Второй мировой войны, они требовали крестьянской выносливости: ты грузил на себя несколько блинов, каждый из которых весил, в принципе, как гиря, — несешь и просто их кладешь, и это считается достаточной установкой, — современные мины, у которых, например, современные взрыватель, работающий на металл, если у тебя в кармане лежит какой-нибудь ножик, то ты, скорей всего, первый и подорвешься.

То есть для того, чтобы поставить противотанковую мину, тем более, в таком тайминге, ты должен быть экстрасапером. Пойманный обладатель украинской прописки явно таковым не является. Другое дело, что когда тебя допрашивают, ты можешь, в принципе и папой римским оказаться, если им очень надо. Поэтому все, что сказал этот пленный, взяты в лесу в 40 километрах на другом полюсе болота, абсолютно не имеет смысла, что он говорил.

Итого: все современные противотанковые мины построены по принципу, в том числе, кумулятивной составляющей,  и всё, что подорвалось на противотанковой мине, обязательно горит. Потому что танк нужно разнести в клочья. Если бы была противотанковая мина, там была только воронка. А местные, которых там нет, а местные ходили бы и спрашивали: «А вы не обратили внимания, тут что-то ехало или это с неба прилетело? Это тунгусский метеорит был?» Там бы обломки если бы кто-то и нашел, то как раз на дистанции 40 километров, где ходил этот несчастный украинский крестьянин.

Поэтому самодельное взрывное устройство без поражающих элементов, очень профессионально изготовленное, имеющее канал для подрыва было с невероятной скоростью поставлено в нужном месте и взорвано в тот момент, когда машина Прилепина…

А.ПЛЮЩЕВ: На что ты намекаешь, скажи прямо?

С.АСЛАНЯН: Грибник — не диверсант. Поймали первого попавшегося.

А.ПЛЮЩЕВ: Это, в общем, и так понятно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Он, кстати говоря, мог быть не главным членом группы, а единственным, кого не поймали.

А.ПЛЮЩЕВ: Или он вообще подсадной.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Всякое может быть.

А.ПЛЮЩЕВ: Там просто по тексту, который произносит, больно  складно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Тексты всем дают. Это любой военнопленный произносит тот текст, который ему подает стоящий рядом политрук — российским, украинским, каким угодно.

С.АСЛАНЯН: Помните, до этого, когда ФСБ открывало схроны с оружием исламистов, они среди закопанных боеприпасов всегда находили Коран.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Который нельзя закапывать.

С.АСЛАНЯН: С точки зрения мусульманина это абсолютная дичь. А с точки зрения майора ФСБ это доказательство. Поэтому мужик, которого поймали в лесу, он скажет, все, что угодно. Но подрыв был осуществлен профессионалами. Эти профессионалы имеют очень высокую квалификацию, армейскую подготовку и самое главное, они великолепно ориентируются на местности.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, это несложно как раз таки.

С.АСЛАНЯН: Там глухо. Там заповедник.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Сергей, давай все-таки честно, ты  думаешь, что это ФСБк вместо того, чтобы шлепнуть на линии фронта Прилепина и сказать…  Мне интересно…

А.ПЛЮЩЕВ: Я понял, что Сергей говорит, что это Украина диверсионная группа высокой квалификации.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Тут я не сомневаюсь, абсолютно. Я согласен.

С.АСЛАНЯН: Это очень профессиональные украинцы, которые отслеживали негодяя Прилепина, потому что уже давно было пора заставить его, наконец, все-таки чуть-чуть остановиться в своем кровавом пути по Украине. И сделали это не патриоты, которые сказали: «Мы сейчас либо грибы ищем, либо Прилепина, да хоть что-нибудь нам попадется». Это были  люди, которые специально с этой целью приехали, очень долго его отслеживали, определили место, выбрали максимальное удаление от каких-то бы то ни было источников помощи, случайностей. И там, где один на один с действительностью оказался Прилепин, там произошел этот подрыв.

Дальше произошло чудо: необитаемая деревня оказалась населенная ментами, которые через 30 минут по горячим следам… Слушайте, в этой деревне никто не живет. Откуда у вас целая дивизия внутренних войск.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Сергей, все-таки, концы с концами не сходятся. Или они там ждали украинскую диверсионную группу? Откуда они там взялись? Или уж не такая необитаемая эта деревня.

С.АСЛАНЯН: А не было там никого.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Откуда же помощь тогда?

С.АСЛАНЯН: Не было никакой помощи. Поймали на дистанции 40 километров через полчаса после подрыва.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Про этого парня все понятно, что они его поймали.

С.АСЛАНЯН: Нет, поймали первого попавшегося, а на месте никого не было. туда добираться было нужно пешком. Потому что вся журналистика местная, которая поехала в эту деревню, никто не доехал, потому что все застряли. Не было там никого.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Тут один вопрос. Он, конечно, случайный, но с украинским паспортом. Как у нас долго очень на Урале, когда церковь отказывалась признать останки Романовых, несмотря на то, что они на 99% родственники британской королевской семьи и совпадает всё — но вдруг нет? Конечно, на Урале же у нас каждый второй родственники британской королевской семьи и так далее.

Можно очень долго стоять и на этой позиции…

А.ПЛЮЩЕВ: Я к Крашенинникову теперь должен обращаться «Ваше высочество».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, я нет, конечно, не каждый второй…

А.ПЛЮЩЕВ: А, ты первый просто.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я из другой половины. Я просто к тому, что бог с ним… Что мы вообще обсуждаем?

С.АСЛАНЯН: У него украинский паспорт — это Коран закопанный. То же самое. Он идеально подходит.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: У него мог быть и украинский паспорт, он мог бы быть даже членом этой группы. Только это ничего не меняет. Понятно, что один человек это сделать не мог. Там шла целая операция, как, собственно, и с Татарским. Я так понимаю, что подрыв    Дарьи Дугиной — это был, конечно, первый блин комом. Потому что там все было пущено на самотек. Никто не отследил, кто садится в джип. Понятно, что никому эта Дарья Дугина была не нужна. Дугин — это какая-никакая фигура, а Дарья Дугина вообще не фигура.

Тогда стали действовать аккуратней. И с Татарским, там уже абсолютно четко выследили и сделали так, что именно он а не какой-нибудь случайный человек, которому он дал подержать этот бюст, разнесло в клочья. Ну, и вот здесь с Прилепиным.

Кстати, насчет «кровавых похождений», зная немножко Прилепина, мне кажется, что он должен сейчас лежать в больнице и думать: «Зачем я так много врал? Зачем я рассказывал про свои героические кровавые похождения по Украине, если меня просто привозили, фотографировали — и увозили обратно».

Не потому, что я его оправдываю. Всё с ним понятно. Но, мне кажется, что он балабол, прежде всего, и пропагандист. И я думаю, что эта серия приключений с пропагандистами, она, конечно, должна очень нервировать, причем не Соловьева с Киселевым, их-то охраняют по первой категории как госслужащих, там всё нормально, а вот эту всякую шелупонь мелкую, которые каналы ведут, пиарятся, встречаются со своими поклонниками, вот им я думаю, стало как-то очень неловко от этого всего. И когда то-то бюсты всем разослал, там же такая паника была. Потому что а кто же их будет… каждому по эфэсбэшнику, что ли, выдадут? Не выдадут, конечно. И плакать, как правильно сказали — ну, взорвался и взорвался. Помянут и всё.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда начинаешь обсуждать, и когда Сергей рассказывает интересные  детали, анализирует их… Тема-то большая.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Необъятная.

А.ПЛЮЩЕВ: А мы ее сейчас можем задвинуть совершенно спокойно, и никто не заметит.

Зато вряд ли мы можем задвинуть тему… Она не то чтобы на этой неделе началась. Она продолжается уже много недель подряд, просто на этой неделе еще возникла некоторая эскалация. Это то, что я обозвал двумя словами: «Пригожина колбасит». Его выступление — то мы выходим из Бахмута, то приходим в Бахмут…. Он рассказал, как бригада целая там погибла…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Бежала.

А.ПЛЮЩЕВ: Бежала, да, разгромлена была Минобороны. В общем, там что ни день, то новые заявления и новые подробности.

Многие предположили, что он собирается в президенты. А некоторые говорят, что он, таким  образом, от смерти защищается буквально. Потому что могут же и пришить.

Как вы видите сейчас Евгения Пригожина, что за всем этим стоит?

С.АСЛАНЯН: Помнишь те времена, когда мы не знали, кто такой Евгений Пригожин. Он прятался. Он ни в коем случае не появлялся на людях. И любое упоминание о нем, было покрыто тайной…

А.ПЛЮЩЕВ: Он в суд подавал обычно за это…

С.АСЛАНЯН: Кто такой Пригожин? А теперь он вылез на авансцену, теперь от по софитами. Теперь мы рассматриваем его, ломаем голову: «Во-первых, зачем тебе это надо? Во-вторых, что за этим стоит?» И третий вопрос: «А вообще-то ты кто?

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно. Ты кто по жизни?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: На самом деле для путинской системы это выползание на сцену — это обычно не от хорошей жизни. Помните, Черкесов статью писал про чекистский крюк? То есть они обычно это делают, когда карьерка  заканчивается.

А.ПЛЮЩЕВ: Ролдугин был такой, тоже вылез.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да, были разные люди, которые писали разные статьи или пытались привлечь к себе ненужное внимание в тот момент, когда их карьера заканчивалась. Или они понимали… Помнишь, когда Якунин спас себя, поев рябчика. Потому что для них публичность в путинской политике — это не политика. Кто будет президентом, решает не популярность, а мнение действующего президента. Поэтому, конечно, не будет президентом, он не приемник. Это чудовищно слышать от каких-то западных журналистов часто. Бывает, что до них доходят какие-то волны. Что Пригожин какой-то очень влиятельный человек. На самом деле он никакой не влиятельный человек — командир штрафбата. Причем, судя по всему, стремительно уменьшающегося штрафбата. Новых ему вербовать не особо дают. И его эта беготня вдоль фронта и крики… У меня есть две противоположные теории по этому  поводу.

Первая из них — что, действительно, ему приходит карачун, и он понимает, что если он сейчас замолчит, то его, под ручки раскланиваясь, уведут с авансцены за кулисы, и больше мы никогда его не увидим. Не обязательно, что он умрет. Просто он куда-то денется. Как помните, крымские герои 14-го года — где они? Где казак Мамай, где мэр Севастополя Чалый? Куда они все делись? Куда-то делись, что-то с ними произошло. Жизнь как-то по-другому пошла.

А вторая позиция — она, кстати, частично сопрягается, — что он используется как клоун. Он отрабатывает в рамках дезинформации, пытается дезинформировать украинские войска,  рассказывая, что конкретно в этом месте так всё плохо, ужас просто. Вот прямо идите сюда, у нас тут разваливается фронт. То есть он буквально бегает и приглашает украинцев нанести удар вот туда.

И, естественно, это больше всего похоже на какую-то топорную попытку заманить в ловушку. Потому что если тебя так настойчиво приглашают вот сюда, что даже целая бригада… Ощущение, что там ловушка. Это второе мое мнение, что его роль довольно жалкая в этом смысле. То есть тебе говорят: «А ты будешь бегать вдоль фронта и орать: «Все пропало! У нас тут никого нету!» Давай бегай, кричи. Что-то плохо кричишь. Еще побегай. И он как Петрушка и кричит.

И то и другое предполагает, что дела у него не очень. Потому что представить себе, чтобы Герасимов бегал и этой роли и истерил в кадр, рассказывал, что конкретно в этой части фронта полный развал — ну, наверное, нет. А вот он для этой роли хорошо подходит и, кстати, даже Ахмат Кадыров не  хочет сниматься в таких дешевых комедиях, а вот Пригожин готов. И это говорит о том, что он уж точно не VIP-персона. Потому что VIP-персона в Российской Федерации такими вещами не  занимается. Медведев только пишет в Телеграме…

А.ПЛЮЩЕВ: Он тоже уже не VIP.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Именно потому, что он не VIP-персона.

А.ПЛЮЩЕВ: Он такой, кабинетный, а этот полевой. В принципе, похоже.

С.АСЛАНЯН: Но Пригожин вознесен общественным мнением на уровень обсуждения, а по факту он был гауляйтером Африки, и у него задача была держать под собой определенные регионы, выгоняя оттуда всех остальных конкурентах на приисках. Потому ему сказали: «Вот тебе еще одно поручение. Сейчас ты у нас будешь на фронте». Потом будет еще следующее поручение, и его путь пойдет куда-то вдаль. Мы его не увидим и не услышим. Перед ним ставят конкретные задачи. Сейчас у него задача публичности. Он кричит, орет. И я полностью согласен, если  кто-то кричит, что фронт разваливается, это, скорей всего не правда, а приманка.

Потом он уедет обратно в Африку, потому что очень нужно все-таки добычу алмазов там организовывать так, как это надо в России. Правительство считает, что твое место там.

Вот просто не хватает действующих лиц. Нужно иногда с запасной полки кого-то достать…

А.ПЛЮЩЕВ: Кадровый голод.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Маленькая скамейка. Это может быть. Мы же ничего не знаем, мы же гадаем. Мне кажется, что золотое время Пригожина было именно там, в Африке.

С.АСЛАНЯН: Во всех смыслах золотое.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Во всех смыслах. Помните, когда приезжал ливийский маршал Хафтар, и он присутствовал на переговорах? Вот это значит, что ты влиятельный человек. Ты вершишь политику в масштабах континента.

А потом он подписался, очевидно, взять Бахмут или показать Путину, как надо воевать, утереть нос этим генералам. И тут оказалось, что показать-то он ничего не может. И, мне кажется, что он сам себе в этом смысле испортил карьеру. И, возможно, ни в какую Африку он больше не вернется, потому что, как говорилось в одной книжке, у нас есть все основания полагать, что справлю с вашими обязанностями и без вас. ЧВК «Вагнер» может командовать какой-нибудь другой человек, которого на это дело назначат.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут в чем новое качество этой недели, в том, что прозвучало слово «дедушка», которое все восприняли…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Мы восприняли, наша сторона.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы восприняли в адрес Путина. Ну, слушай, наша не наша… Я думаю, что «дедушка» — ну кто еще?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Папа. Для них он папа. Дедушка он для нас.

А.ПЛЮЩЕВ: Или начальника. Ну, кто еще дедушка? Ну не Шойгу же.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Герасимов, Шойгу.

А.ПЛЮЩЕВ: Их бы он назвал по фамилии, вот в чем дело.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я сошлюсь на нашего с тобой знакомого Сергея Пархоменко, с которым эту тему обсуждали. И мы с ним сошлись как раз по поводу этой темы, что всё хорошо, кроме одного — эту цитату активно воспроизводили и ссылку на нее давали ТАСС и другие федеральные медиа. Зная, как там все заорганизовано и какой там уровень цензуры, поверить, что это было про Путина, и это сознательно куда-то уходило — типа все понимают, что это про Путина и сейчас ТАСС и прочие будут… Вот развал там может быть какой угодно, где угодно, только не по ведомству пропаганды. Вот по ведомству цензуры всегда все чётенько. И, кстати, не только в России. Ее проще всего контролировать.

Если Пригожин якобы обозвал Путина, то совершенно непонятно, чего все начали эту цитату почему-то крутить.  Моя версия такая, что это в наших кругах, условно, оппозиционно-эмигрантских «дедушка» — это официально Путин. В их кругах, в их информационном пузыре, для людей, которые смотрят на мир глазами того же Пригожина, «дедушка» — это может быть какой-то совсем другой человек или точно не Путин. Какой же он дедушка? Это же вечно молодой, непобедимый супермужчина, альфа-самец.

Именно то, что в официозных медиа эта цитата Пригожина воспроизводилась, заставляет меня — и многие коллеги в этом смысле со мной согласны — ставить под сомнение, что это был Путин.

А.ПЛЮЩЕВ: О’кей. Тут у нас было еще одно важное событие ожидаемое, предсказуемое. Впрочем, некоторые думали, что оно не состоится. Я говорю о параде в Москве. И он  делится на несколько составляющих, этот парад.

Во-первых, туда совершенно неожиданно съехались лидеры среднеазиатских государств. Также еще Пашинян из Армении и, конечно, полуживой или полудохлый, как говорят некоторые, Александр Лукашенко. Вот с этой свитой Владимир Путин и принимал этот парад. И это произошло спустя несколько дней после того, как купол Кремля подвергся атаке дронов неизвестных, в результате которой Владимир Путин не пострадал, хотя странно было бы, если он пострадал в результате.

И у некоторых людей зародился вопрос, а не связаны ли эти события — эта атака и приезд внезапный этих лидеров? Что думаете по этому поводу?

С.АСЛАНЯН: Парад имеет право на существование только в одном случае: если он грандиозный. И вот сейчас Россия должна была показать… Он должен был состояться таким!.. Там должны были ехать макеты «Армат» в натуральную величину, там должны были ехать Т-90 нескончаемые, до горизонта. Там должна быть явлена миру…

А.ПЛЮЩЕВ: Лететь истребители 5-го поколения.

С.АСЛАНЯН: И 6-го тоже. Там должны были лететь дроны толпами. Уж если ты проводишь не жалкую пародию, а хвастаешься перед всем миром неиссякаемостью ресурсов, мощью армии, ее современностью. Никто не знает на самом деле, что происходит там, на фронте. Страна смотрит по «Первому каналу», Им говорят, что Бахмут взяли. А завтра: Бахмут взяли, послезавтра: Бахмут взяли. Кстати, нет, БахмУт взяли, а потом еще БАхмут взяли. И Киев…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А потом Артемовск почти взяли.

С.АСЛАНЯН: Никто не анализирует это. А парад нужен только для одного человека и для пресс-атташе, который присутствует. Если у тебя парад, то это должно звенеть, переливаться и производить впечатление. А когда у тебя на разогреве выступают два дрона и тут же выясняется, что, наверное, все-таки памперс уже переполнился, опасно появляться… Хорошо, переночевал не под куполом этого дворца, на коврике у Ленина в Мавзолее, поэтому чудом остался жив, и, наверное, действительно, уже есть оправдания, позволяющие не проводить этот парад — такая обстановка. Какая обстановка? Победа за победой! Подумаешь, дроны какие-то летели. Они были наши, российские тренировочные, они сбились с курса. Нет, ребята, это не ваши были дроны.

И вот, сопоставляя все эти попытки отвести внимание, предложить какой-то альтернативный  сценарий, озадачиться алиби, в последний момент, выкрутив руки и взяв в качестве заложников, как в «Норд-осте», живым щитом прикрывшись президентами, которые почему-то прибежали. Среди них Николо Пашинян, вызывающий нечто среднее между недоумением и жалостью. Ты-то здесь как оказался? Тебя Россия предала, о тебя вытерли ноги, тебя пережевали и выплюнули. Ты, в принципе, получил по лицу обрывками договора, которым должны были прикрыть твою страну в момент агрессии и этого не произошло. И после этого ты в Кремле в качестве живого щита, чтобы дрон прилетел, в том числе, в тебя или не прилетел вообще?

И этот единственный танк. Парад, вошедший в историю как «Парад одного танка», да и тот сделанный не в Советском Союзе, потому что это импортная версия. Это танк, сделанный в соцлагере, это танк Варшавского договора. Потом он долго служил где-то вдали, в Лаосе. Судя по башне, по некоторым моментам сварки, по кузову, по корпусу это был, скорей всего, чешского производства танк, который потом был в Юго-восточной Азии. Вот несколько лет назад была выкуплена целая партия Т-34. Там, кстати, два запасных стояло на заднем дворе Красной площади.

И этот Шойгу карикатурный, который всегда пытается быть православным в створе Спасской башни (очень странное место для того, чтобы креститься), стоя…

А.ПЛЮЩЕВ: Там стоит икона.

С.АСЛАНЯН: Во-первых, там висит икона. Во-вторых, прямо перед ним храм Василия Блаженного. И, наверное, он на крест, как полагается любому православному: одному кресту покрестился, второму, третьему, четвертому, пятому, шестому,  седьмому, восьмому, девятому, десятому… Погодине, сейчас я тут быстренько все обряды совершу…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, это уж мы…

С.АСЛАНЯН: Игра в православие, она в исполнении Шойгу выглядит так же плохо, как любая игра в их исполнении.

А.ПЛЮЩЕВ: Он это уже не первый год делает.

С.АСЛАНЯН: Он делает это всегда. Есть моменты, которые даже на этом параде всегда как нелепость присутствуют и вызывают недоумение и считаются теперь уже нормой. Потому что фраза на слух: «На Красную площадь выходит Т-34, а за ним колонна «Тигров», она по сию пору меня коробит. Потому что нужно все-таки быть егэшником, чтобы назвать бронеавтомобиль Российской армии «Тигром», зная, что он будет ходить по Красной площади.

А.ПЛЮЩЕВ: Все-таки не доверяешь ты мне, Сережа. Я же сказал, что позже об этом поговорим, но ты решил, что все равно сейчас. вдруг я забуду.

С.АСЛАНЯН: Увидел микрофон и взялся.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто хотел вернуться к теме телохранительства…

С.АСЛАНЯН: Единственная функция.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я бы поспорил с этим. Как раз насчет реплик по поводу Пашиняна. Пашинян — заложник своей ситуации, ему некуда деваться. Встать в героическую позу…

С.АСЛАНЯН: У него выборы в Турции на днях.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да. И прямо сказать, непонятно… В его положении стоять с героическим лицом и всех отрицать, ему геополитика не позволяет, к сожалению. Есть некоторые государства на земле, которым очень сильно не повезло.

С.АСЛАНЯН: С соседями.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Есть, например, кому повезло, например, Люксембургу или Лихтенштейну. Вот им очень повезло. Поэтому они такие маленькие, их никто не обижает все равно. А в других частях земли такие государство не могли бы существовать, потому что их давно бы уже обидели соседи.

Вот Армения, у нее такая печальная история. Я думаю, что Пашиняну сейчас, как никогда, нужно какое-то посредничество России, потому что, как я понимаю, речь все-таки идет о признании Карабаха азербайджанским постепенно и завершении этого всего кошмара многолетнего. Это будет тяжелейшее… Худшее еще предстоит и Армении и армянскому народу, и Пашиняну. Но, похоже, что это неизбежно, потому что противостоять в военном смысле Турции и Азербайджану Армения сама не может, а Россия этого делать не будет, и тоже логично понятно, почему. Потому что из-за Армении, Карабаха воевать с Турцией в 21-м веке, особенно на фоне войны в Украине  как-то точно нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Особенно после. Даже не в том смысле, что она закончилась. Она не закончилась. А после года войны в Украине, которая абсолютно разрушительная и разорительна была для Российской армии.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Учитывая тонкие отношение с Турцией и роль Турции в этом всем, конечно, нет.

С.АСЛАНЯН: Вы абсолютно логичны. Но представьте себе, что прошло три года. На разогреве была Турция и Азербайджан как главные враги и русскоговорящее население Армении нуждается в танковой поддержке…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да какое там русскоговорящее население?

С.АСЛАНЯН: И Россия назначает войну, с кем хочет по своему усмотрению.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Сергей, там нет русскоговорящего населения, очень мало.

С.АСЛАНЯН: Какая разница, какая будет причина? Захотелось повоевать с Украиной — нашли повод. Захочется повоевать — Россия не нуждается в оправдании. Прийти на помощь великому армянскому народу и Сергея Асланяну — да запросто.

А.ПЛЮЩЕВ: Повод-то, понятно, можно найти, другое дело — возможности.

С.АСЛАНЯН: А с украинской воевать смысл есть?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: С Украиной воевать смысл есть: Захватить Украину. А смысла захватывать Армению нет. Она как буферная зона и государство, через которое идет импорт, гораздо полезнее, чем оккупированное.

А.ПЛЮЩЕВ: И так вполне себе…  И с Украиной ничего подобного не было бы, если бы там был Янукович, условно говоря.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Конечно. Никакой бы войны не было, и никто не собирался. Она всех устраивала. Я в этом смысле прагматично смотрю на все. Я вижу, что в Москву приехали главы государств, у которых не так много выбора, которые зависят  от Путина, как Лукашенко, полностью, которым нужен Путин как противовес кому-то. И тут это второй блок государств, потому что и Армении Россия нужна как противовес кому-то, нравится это не нравится… То есть тут даже вопрос не в Путине. Любая Россия всегда для Армении оставалась естественным союзником просто потому, что вокруг были государства, которые отрицали вообще право армянского на существование, назовем это так, мягко.

То же самое касается и Центральной Азии. Надо не забывать, что помимо России там есть еще одно большое государство на границе, которое, кстати говоря, отрицает право на существование некоторых мусульманских народов, как таковых. Вот просто отрицает. Называется Китайская Народная Республика. Это очень большое, очень сильное государство, которое очень активно пытается влиять на этот регион.

И у них нет других вариантов, как избежать полного поглощения, как бегать между струйками и прижиматься еще к России. Потому что к Евросоюзу Таджикистану, Кыргызстану и Туркменистану прижиматься очень сложно. Во-первых, он далеко, во-вторых, он не спешит с ними обниматься. Как и США.

У них просто нет выбора. Вот бывает такое, что встать и занять гордую антироссийскую позицию, чтобы им один раз поаплодировали вяло Владимир Владимирович Киеве, это так себе повод занять такую позицию. А вот экономика, интересы… Ну, Токаев вообще должен быть благодарен Путину, потому что благодаря только Путину он взял власть. И он благодарный человек.

А.ПЛЮЩЕВ: Но и экономика сейчас у всех у них растет благодаря тому, что Путин начал войну.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Более того, я думаю, это был смотр людей — и, кстати, поговорим еще о Грузии, я уже высказывался…

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно. Впереди у нас.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Путин формирует пул государств, которым выгодно иметь с ним дело. Хотите денег — приезжайте, будут деньги, будет серый импорт, будут через вас деньги идти. А хотите стоят гордо, задрав нос в стороне, ну, ждите, когда вам грантик какой-нибудь Евросоюза после Украины, на 29-м месте до вас очередь дойдет. Вот его предложение.

А.ПЛЮЩЕВ: Реалполитик в буквальном смысле этого слова.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Этим всем государствам выгодно иметь дело сейчас с Путиным, быть буферными государствами. А, с другой стороны, они никакого предложения, кроме как кричать лозунги и встать в очередь за всеми государствами мира,  ничего за это не получив, они не имеют.

И как раз Грузия — это показатель того, как сейчас может на фоне всего влиять на ситуацию в буферных соседних государствах. Вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: И давайте тогда про Грузию поговорим. Поскольку прямо даже несколько сенсационно прозвучало. Вообще, мы привыкли от Путина ожидать каких-то запретов, разрывов отношений, введения визовых режимов, что на внешнем контуре, что внутри. Каких-то репрессий, войн, и всего прочего. И тут — бам! — как гром среди ясного неба — отмена визового режима. А ему больше 20 лет. Я просто напомню…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Серьезно? Там много лет.

А.ПЛЮЩЕВ: 2001, если мне не изменяет память, год. А знаешь, почему?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Просто забыл.

А.ПЛЮЩЕВ: Чеченская война, вторая чеченская война. Отказ грузи от введения российских войск в Панкисское ущелье. Панкисское ущелье, поскольку там живут этнические чеченцы в Грузии, в том числе, которое использовалась как база — по версии российской стороны — для подпитки боевиков.

Соответственно, 20 лет никого не парил визовый режим. Грузия, надо сказать, в 13-м, что ли году (напомните), она отменила как раз визы для России. При Саакашвили. И, соответственно, россияне и сейчас могут ездить без виз. Я сам видел эти пункты, они вокруг российского посольства в Тбилиси находятся: «Помогаем гражданам Грузии с визами в Россию». Там еще не так просто ее получить. И есть при этом, соответственно, коммерсанты какие-то.

Теперь вдруг — бац! — не будет виз никаких. И авиасообщение, чего тоже давно не было. Правда, пока говорят о российских авиакомпаниях.

И мы видим что Евросоюз — вот ровно подтверждение слов, которые ты говорил — а что может предложить Евросоюз? Они как бы говорят: «Ой, слушайте, вы же кандидаты в кандидаты на вступление в Евросоюз. Вы должны соблюдать санкции. Вы, пожалуйста, соблюдайте».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: «А что нам за это?» — спрашивают грузинские власти. Они говорят: «А мы вам флажок дадим вот дадим со звездочкой, можете на стало поставить и гордиться».

А.ПЛЮЩЕВ: Но, с другой стороны, и ЕС можно понять, потому что Грузия и близко не подходит к тем стандартам, которые они задают, чтобы быть кандидатами. Они говорят: «А почему мы должны Грузию брать просто потому, что они хорошие? Нет, ребята, мы не должны их брать, потому что они  хорошие. Вот у нас есть стандарты — выполняйте».

А тут стоит Путин, который говорит: «Не надо ничего выполнять. Никаких стандартов вообще».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, там сложная же ситуация в Грузии. Мы же понимаете, что там есть, во-первых, там есть Иванишвили, который очень давно, очень аккуратно разворачивает Грузию в сторону России. И они правлят. Когда нам говорят, что президент Зурабишвили, у которого нет никаких полномочий, есть какие-то возмущенные оппозиционеры. Конечно, есть, но надо понимать, что в Грузии, как и в других странах живут разные люди. И вот эта «Грузинская мечта» опирается на какую-то значительную часть граждан Грузии, которым, очевидно, их личный интерес и близкие понятные цели гораздо важнее любой геополитики. И, я думаю, мы все были в Грузии, Саша даже недавно, если ты беседовал с местными людьми, они тебе говорят все: «Туристы пусть приезжают. Жалко, что мало туристов. Пусть будем много туристов».

Вот релоканты — это такое, они цены… А вот туристы пусть приезжают. А зачем это нужно Путину. Во-первых, серая зона. Во-первых, втащить Грузию в эту сумеречную зону. Плюс один. Во-вторых, пробить дырку в этом заборе, который вокруг России строят. Вот вы нас пытаетесь окружить, а мы, пожалуйста, открытая миру страна. Вот Грузия, пожалуйста… Хотите с вами тоже так будет. Давайте прекращайте тут ерундой заниматься. То есть он решил показать и внутри России тоже. Понятно, люди устают от этого всего. Он говорит: «Смотрите, как хорошо, можно в Грузию ездить, шашлыки есть, вино пить. Вообще зашибись» И поедут. Я слышал турфирмы в России вполне радостно…

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас рынок небольшой.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Выбор небольшой. Сейчас еще неизвестно, что еще с Турцией будет.

А.ПЛЮЩЕВ: И по деньгам опять же приемлемо.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Если сейчас в Турции начнется заваруха, в Грузии будет просто золотой год.

Поэтому когда мы рассуждаем, почему разные страны по-разному себя ведут, не должны забывать, что в этих странах могут быть свои, очень небольшие, но очень важные для них интересы. И к нашему, особенно к сожалению тех наших друзей и сограждан, которые пытаются в Грузии пережить трудное время, может так получится, что Грузии покажется выгодней, может быть, не сильно дружить, не демонстративно, но как-то немножко дружить с Россией, быть посредником, быть серой зоной. А эти все смутьяны, буяны, оппозиционеры, как-то… Мы же и так знаем, что их периодически не пускают, там что-то происходит иногда. Ну, вот чуть-чуть подкрутить — и они оттуда сами уедут. Зачем они там нужны?

И будет всё хорошо. туристы, приезжайте. Бизнесмены для серого импорта — приезжайте. Хотите просто жить в Грузии, если вы какие-нибудь айтишники и вообще люди без политического бэкграунда. Очень хорошо.

С.АСЛАНЯН: Растерялись все совершенно невероятно. Просто — бац — и взорвалось. Ни никто не знает, что делать: ни грузины не знают, что делать, ни Европа не знает, что делать. Все ходят в растерянности…

А.ПЛЮЩЕВ: Всех переиграл.

С.АСЛАНЯН: А давайте мы не подпишем, а давайте мы выступим… а мы не знаем, что делать.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А что делать реально? Я тоже постоянно про это говорю. Слушайте, когда мы говорим: Россия изолирована полностью. Да ладно! Серьезно? Страна, у которая огромная граница с Китаем, еще и со всей Центральной Азией, изолирована полностью. От кого она изолирована? Может быть, от Литвы? Да, где мы находимся, безусловно.

А.ПЛЮЩЕВ: Беларуси, причем.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Беларуси, прежде всего, с которой Литва построила еще до всего, спасибо Лукашенко. А вот изолирована Россия от Китая, от Юго-восточной Азии, от Ирана, от этих государство? Да нет, не изолирована. А через них можно протащить всё что угодно.

Давайте честно, через Китай можно стада слонов во всех смыслах слова втаскивать в Россию и говорить, да нет, мы соблюдаем санкции, ничего не нарушаем. Ты поди проверь, что там происходит. Можно даже со спутников наблюдать, говорить: «Ну, вы же делаете». А китайский представитель будет смотреть честными глазами и говорить: «Это все наговоры проклятых американских империалистов, которые сеют раздор, смуту и вообще, почему вы держите Тайвань, как они обычно делают».

Война идет полтора года, и наступают эти тяжелые моменты. Многие страны, которые прямо не задействованы в этом конфликте, готовы были терпеть, ждать. В прошлом году все эти государства не приехали. В прошлом году никто не знал, как долго все это затянется, и было ощущение, что все кончится и Путин проиграет (или выиграет), и мы подумаем куда ехать. Может, в Киев надо будет ехать, на парад победы, к Зеленскому.

Прошло полтора года, война продолжается. Путин не рухнул, экономика России не рухнула. Ну, и вот тут подтянулись просители. Можно каждую страну подробно разбирать. Там у Мирзиёева свои проблемы. В Туркмении какая-то суперсложная, в Киргизии какая-то своя атмосфера. В Казахстане совершенно своя атмосфера. Там у каждого есть, зачем съездить в Москву, как это ни прискорбно звучит для нас. Потому что, если честно, с точки зрения морального осуждения Путина мы хотели бы, чтобы этого не было. Но, увы…

И это и хотел продемонстрировать. Вот ты говоришь, растерялись. Этого он и хотел. Ему не жалко. Пусть Грузия получит что-то. Зато посмотреть приятно, как на раскоряку встали все европейские дипломаты, например. Как в Грузии стало неприятно, сидящим там оппозиционерам, неловко, они немножко поежились все. Мы-то думали, что мы уезжаем в почти натовскую страну, которая буквально вот-вот на пороге… А оказалось, что…

А.ПЛЮЩЕВ: Там и внутри Грузии в этом смысле оппозиция, которая как бы антипутинская, она, разумеется, осуждает войну в Украине  и все такое, на словах-то и нынешнее правительство тоже осуждает. Но на деле, конечно, наверное, нынешние власти Грузии все-таки ближе, скорее пропутинские, нежели анти. И как внутри изменилась ситуация. Потому что выступать против возобновления авиасообщения…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Глупо.

А.ПЛЮЩЕВ: А люди-то спросят, ну правда, санкции санкциями, позиция позицией, но самолеты лучше, когда летают, чем не летают.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: И грузинская диаспора в России.

А.ПЛЮЩЕВ: И грузины, которые связаны с Россией. И так далее. Отмена виз. Ну, правда, как это оценить, кроме как хорошо?

И, конечно, внесение такой смуты в этом плане, Владимир Путин, как будто он закладывал специально 20 лет назад эту закладочку.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Они посмотрели, где можно запрудку какую-то ненужную убрать, посмотреть, кого еще можно…

А.ПЛЮЩЕВ: Как потечет.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Они же периодически отменяют визы с какими-то далекими странами, до которых фиг еще долетишь. А тут Грузия рядом. Кто, то, очевидно пришел и сказал… А, может быть, из Грузии Иванишвили передали: «А, может быть, пора уже? Нам удобно, вам удобно, вам хорошо, нам хорошо».

Но, все-таки, мне кажется, что это налаживание еще одного прямого сообщения с внешним миром. Хороший канал пророется и будет работать. И через него потекут и туда и сюда и деньги, и серый импорт, и люди.

А.ПЛЮЩЕВ: И опять же демонстрация другим странам, возможным сателлитам, что хорошо себя ведете — пожалуйста, вот вам то, сё, пятое-десятое, туристы, самолеты, вливания, отсутствие виз и прочее.

Была еще одна история на этой  неделе, которая вызвала немало споров. Я вообще, честно говоря, всегда поражаюсь, когда такие споры возникают. Это Польша. С Польшей много историй было на этой неделе, но самая дискуссионная, она, как мне кажется, самая безобидная на самом деле. На скандале скорее на словах. Калининград переименовали там в Крулевец.

А.ПЛЮЩЕВ: Читатели же напоминают, что подмосковный Калининград — это Королев. И тут Крулевец — это Королев, прикинь.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Очевидно, у Калинина есть какая-то мистическая связь с королями. Он же тоже был конституционный монарх по-своему. Человек, который исполнял обязанности главы государства, таковым не являясь.

А.ПЛЮЩЕВ: И я видел, что даже Ксения Собчак чего-то там обсуждает, как они могли… еще что-то…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Можно я скажу на эту тему, потому что я интересуюсь этим вопросом. И меня всегда удивляет эта восточноевропейская и постсоветская зацикленность на то, что как называть. Например, если вы летите из Берлина в Вильнюс, в тот момент, пока табло по-немецки, вы летите в Вильно. Потому что по-немецки Вильнюс называется Вильно. У меня стоял  немецкий сайт погоды. Еще некоторые города в Литве имеют немецкие называния: Лентварис — Ланверау, Тракай — Тракен. Клайпеду, правда, Мемелем не называют, потому что это очень проблемная зона.

А.ПЛЮЩЕВ: Видишь, все равно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Но если вы летите из Германии в Венецию, вы летите в Венидиг. У чехов вообще пол-Германии называются чешскими названиями, и это немцев абсолютно не интересует. Какая разница, что чехи называют Мюнхен — Мнихов, например. Это их личное дело.

А.ПЛЮЩЕВ: Это не восточноевропейское. Вспомни, как совсем недавно в Евросоюзе бодались Греция и том, что мы сейчас называем республика Северная Македония. Именно из-за этого  названия.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Но там, заметь, не в смысле, что… Да, потому что это новое государство, а не из-за того, что какой-то объект на территории Македонии получил бы… У них там стоит памятник Александру Македонскому, и все называется в честь Александра Македонского, что ужасно бесит греков. Потому что они считают, что Македония не имеет никакого отношения к Александру Македонскому. А македонцы считают, что уж они-то имеют. Тем не менее, это не значит, что ты может приказывать им переименовать какой-то город, потому что вам так не нравится. На своих картах можно как угодно, что угодно называть. Главное, что есть какое-нибудь международное. Вот, например, Турция недавно переименовалась. Она сказала, что она на всей языках должна называться Türkiye, а не Turkey, потому что по-английски это еще и индейка.

Персия переименовалась в Иран в 30-х годах. Они всем официально разослали документ, в котором сказали: «Называйте нас Иран».

А.ПЛЮЩЕВ: Самая известная и во много забавная, без обид, история с государством, которое в моем советском детстве называлось очень романтично Берег Слоновой Кости. Кто сейчас помнит Берег Слоновой Кости?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: На всех языках называется Кот-д’Ивуар, потому что они так всех попросили. Свазиленд недавно переименовался в Эсватини, потому что все не дочитывали до конца длинное слово, начинающееся на Сва и читали Switzerland, и они сказали, что они теперь Эсватини.

А.ПЛЮЩЕВ: А в Швейцарии сказали: «Нам одной Швеции достаточно».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да. А в Австралии — Австрии. Нет, я хочу сказать, что в исторических зонах, где разные народы жили параллельно, у всех городов есть много разных названий. И из этого выдувать какую-то большую проблему довольно странно.

Даже здесь, когда мы летим из Вильнюса куда-то, мы летим в Берлин — в Berlynas, в  Paryžius. И даже Ригу по-литовски пишут не так, как пишут Ригу по-латышски. И что, это кого-то обижает? Вот нам говорят, что по-русски писать Таллинн. А в литовском языке это невозможно, потому что не бывает удвоенных согласных. Называется Talinas. И ничего, никто не обижается. Ну, потому что по-литовской грамматики Talinas. Разница в том, что мы пишем кириллицей в России, и тут возникает вопрос интерпретации кириллицы.

И тут как хотят поляки называть Калининград — это их абсолютно польское дело. Внутри Польши на картах хоть Иван-павловторовск его называют, то абсолютно не имеет ни к чему… Если смотреть на карту Европы немецкую, то вы там тоже обнаружите много интересных названий, которые вам покажутся странными. И всем рекомендую почитать про чешские названия немецких городов, это очень смешно для нас.

А.ПЛЮЩЕВ: В чате хорошо отмечают, что удивляются этому переименованию или обсуждают его ровно те, кто называет Бахмут Артемовском. Такая же история.

С.АСЛАНЯН: Если бы поляки не придавали этому никакой огласки, а тихо и спокойно просто выяснилось, что у них на картах теперь написано так.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Интересно было бы.

С.АСЛАНЯН: Когда Москвы переименовали Москвабад, тоже никто не заметил. Но есть люди, которые считают, что этот город называется Москвабад. Ну и что?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Просто никто не обращает… Потому что реально на немецких картах и Львов — Лемберг и ничего. И Кейптаун — Kapstadt. Так и называется, что теперь делать. Так и живут с этим.

А.ПЛЮЩЕВ: Это понятно. Кстати, и русская традиция произнесения различных имен очень сильно может исказить.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Париж, например. Это явно польское заимствование. Потому что во французском названии там после «и» нет ничего.

А.ПЛЮЩЕВ: Там любую столицу, которую не возьми, любой город практически, все имеет русское произношение. И мы так и произносим.

Тут же политика вмешивается. И мы все уже говорим «в Украине». И Беларусь.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Зачем мы должны говорить по-другому если нас белорусы просят так говорить. Им приятно, а мне не сложно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, а тут могут сказать: «А мы их просим говорить Калининград, а они — Крулевец».

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, как мы их просим… Если они будут ехать в Калининград, боюсь, что они все равно приедут в Калининград. Они могут ехать в Крулевец, куда угодно могут ехать. Но на границе Российской Федерации они увидят указатели, где будет написано, что это Калининград.

Поэтому все эти игры переименования всего мира на своем языке, они очень увлекательны, но, как в старом анекдоте: «Когда меня нет в городе, пусть меня хоть бьют».

В этом смысле я исхожу из того, что это все обратная сторона затяжной войны. И начиная от этих переименований, заканчивая поливанием кетчупом ни в чем не повинных людей. Хочется хоть чего-нибудь достичь, хоть как-нибудь, что-нибудь сделать на фоне того, что ситуация, во всяком случае, пока внешне не развивается. Плюс в Польше выборы скоро. Надо не забывать, что там у власти находится тоже специфическая партия с очень специфическими воззрениями на окружающий мир, поэтому перед выборами становиться в героические позы и поражать Московию, переименовывая на ее территории каким-то образам — это, конечно, предвыборный ход.

Ну, дай бог. Мы с вами сейчас живем в стране, где все называется по-своему. Черногория называется Juodkalnija. Никто же не переживает по этому поводу.

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь, конечно, потрясающе, что очень много слов не обязательно топонимов, которые имеют абсолютно уникальное  звучание. Виды спорта очень часто называются… То есть ты привык, что баскетбол, он везде баскетбол.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я говорю, по странам и городам абсолютно точно, что по-литовски многие страны называются неожиданным образом. Франция называется   Prancūzija.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне больше нравится, как называется Польша, она называется Lenkija. Очень здорово звучит. Но я еще не все знаю названия.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Тебя еще ждут чудные открытия.

А.ПЛЮЩЕВ: На моем канале Татьяна Фельгенгауэр делает цикл интервью «Кто такой?» И мы их перенесли. Мы в четверг обычно выпускали, а теперь перенесли на понедельник. И в этот понедельник уже вышло интервью с Сергеем Пархоменко. Если не смотрели, обязательно посмотрите.

И мы продолжаем «Ключевые события». И еще одно не то чтобы событие, это дискуссия скорее. Очередная дискуссия вокруг ФБК. Видит бог, не я ее инициировал. Но, мне кажется, что она кажется и в отрыве от ФБК интересной.

ФБК выпустил на этой неделе очередное расследование не очень большое про ВПК, про воротил ВПК, которые наживаются на производстве ракет. И деньги эти свои проматывают… вкладывают, аккумулируют, недвижимость покупают. Недвижимость купить — это не промотать. Как говорила моя бабушка, это ж вещь! Инвестируют в ту самую Европу, которая, казалось бы, должна подгонять их под санкции.

И разгорелась довольно неожиданная дискуссия, потому что к самим по себе расследованиям мало у кого есть вопросы, только вопросы по Венедиктову там возникали. Но возникли вопросы. Все почему-то цитируют Максима Каца. Кстати, Максим Кац будет в стриме сегодня вечером в 22 часа. Я запланировал обсуждение этой темы. Я обратил внимание на нашего с тобой коллегу, на Ивана Преображенского, который написал: «А чего вообще борются с коррупцией в ВПК? Чем большее ее будет, тем меньше будет произведено ракет, чем больше денег упрут, тем меньше их будет вложено в это производство, тем лучше будет Украине». Нешуточно как-то начали обсуждать…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Это украинская, кстати, такая тема, что зачем бороться с коррупцией? Пусть они все разворуют и ничего не будет. 

А.ПЛЮЩЕВ: С определенным видом коррупции я, может быть, даже готов согласиться и, может быть, так работает. Но когда ты осваиваешь госзаказы, мне казалось, работает это совсем не так.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Про это написали, в общем, и экономист Сонин и ряд других экономистов. Кстати, когда Максим Кац написал, очевидно желая понравиться украинской аудитории: «Я рад, что украли…». Вообще человек, который пишет: «Я рад, что украли», должен серьезно задуматься, место ли ему в политике. Это как-то странновато, потому что работает, как писал, собственно, собственно, Сонин в ответе мне и Кацу, по-другому. Это не значит, что не будет ракет, что они все раскрадут. В чем-то все и дело, что ты сначала приходишь к Путину с большой программой производства ракет на чертовый миллиард, которой бы иначе просто не было. Ты хочешь украсть на ракетах, и ты запускаешь свою программу производства  и производишь ракеты, но еще и себе крадешь. Вот, в чем разница.

Ведь формула коррупции в путинской России давно известна: Чтобы украсть 100 миллионов, надо еще 500 миллионов потратить на что-то ненужное. И в этом смысле раздувание этого ВПК, которое привело к войне, это и есть следствие коррупции. Я не знаю, как должно радовать украинцев, на дома которых падают ракеты, ощущение того, что этих ракет недостаточно. Меньше, чем что, этих ракет? Вот по версии людей, которые говорят, что хорошо, что украли ракет меньше — меньше, чем что? Когда конкретно ракета падает на дом и убивает людей, они должны радоваться, а то было бы две ракеты?

Как кто-то правильно сказал: «Хорошо Крымский мост самый дорогой. А что, если бы не крали, то было бы 14 мостов Крымских или две «Арены» и сколько их там понастроили. Коррупция так не работает. В итоге и мост стоит и «Арена» стоит. И ракета летит. И не факт, что ракет произвели меньше, чем хотели бы. Просто к такой войне никто не готовился. Но на какую-то короткую войну он произвели достаточно ракет, которые произвели достаточно разрушений.

Поэтому люди, которые рассуждают, что чем больше коррупции, тем больше вреда, они просто сами себя обманывают. Не было бы коррупции — этой войны бы не было. И путинского режима не было. Путин бесконечно продляет свой режим, чтобы бесконечно воровать и войну устраивает, чтобы война все списала, в том числе, и коррупцию бесконечную.

А вот эта радость и восторг от того, что пусть воруют — нам от этого будет лучше. Вам от этого лучше не станет. Как в анекдоте про алкоголика: «Ты будешь меньше пить?» — «Нет, это вы будете меньше есть».

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно. Не первый раз эту аналогию слышу. 

Сережа, что ты думаешь?

С.АСЛАНЯН: В том-то и дело, что в коррупционном государстве любое действие, любой процесс коррупционен. Но это в любом случае не делает его недееспособным, это государство. И на примере военного заказа мы видим, что, может быть, эти ракеты криво летят, но они остаются ракетами, к сожалению.

А.ПЛЮЩЕВ: У меня, собственно, одна цитата удачная, я ее поэтому все время цитирую, что нас спасут коррупция и непрофессионализм. Но к этому случаю это не относится. Я это говорил про IT-сферу и государственное управление в этой сфере. И пока на самом деле работает. Коррупция и непрофессионализм там неплохо работают.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Потому что они ничего не понимают в IT эти ребята, их можно обманывать.

А.ПЛЮЩЕВ: Потихонечку все равно. То есть количество побеждает качество. Количество попыток и количество денег вбуханных, раздутого аппарата… Все равно работает. Блокировки действуют и так далее.

Нет, я не об этом. Я считаю на самом деле, что в определенных сферах коррупция сейчас, действительно, полезна, например, коррупция непосредственно в армии. Когда люди продают налево снаряды или что-нибудь еще в этом духе, разворовывают бензин, керосин и так далее, что еще можно своровать в армии…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Можно своровать всё. Вопрос в том, останавливает ли это войну?

А.ПЛЮЩЕВ: Не останавливает, безусловно, тут вопроса нет, но на состоянии сказывается. Помнишь, были эти истории, что обуть, одеть не во что, что тушенки нет, еще чего-то нет. Конечно, это сказывается на боеспособности Российской армии негативно. Это помогает Украине,  безусловно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: При этом обратите внимание, что Путин, по сути, легализовал эту коррупцию и сделал ее тем самым способом сохранять лояльность элит. То есть он им говорит: «Хорошо, вы украли всю тушенку. Я вас не посажу. Я вам ввалю еще кучу денег, но вы уж привезите тушенку». И они привезут. Просто по цене в 10 раз дороже, и ракета та самая дороже.

А.ПЛЮЩЕВ: Это та самая капуста. Помнишь, знаменитая капуста, которую для Росгвардии покупали, то, что ФБК… Блестящее расследование.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Втридорога. Капуста же у них была? Жрали же они ее. Какая тебе разница почем она куплена. Ты солдат, тебе дали тушенку, ты ее съел и пошел убивать. Почем эта тушенка обошлась Российской Федерации? Оттого, что на ней еще и генералы нажились, тебе от этого ни жарко, ни холодно.

А.ПЛЮЩЕВ: А люди, которые на этом стоят, «смотрящие», они будут всегда лояльны Путину и войну будут поддерживать, разумеется, потому что это золотое дно для них абсолютно.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Им надо производить ракеты. Если война закончится, зачем же тогда ракеты нужны? А у них сейчас это золотое дно. Они их производят по коррупционной  цене и с каждой ракеты просто снимают шапку на будущие машины и виллы.

Я понимаю эмоционально, что Максим кидается на всё, что делает, назло бабушке готов уши отморозить — это у него такой авторский прием. Дай бог, каждый имеет право…

А.ПЛЮЩЕВ: Кивнул в сторону Асланяна.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Нет, я кивнул в сторону тебя, который будет сидеть с Максимом, в сторону воображаемого Максима Евгеньевича, дай бог ему здоровья.

А в целом я не понял всей этой истории. Речь идет не о том, что это прямо сейчас происходит. Кстати говоря, это, по сути, ремейк их же ролика 5-летней давности. Еще 5 лет назад уже эта семейка воровала деньги на ракетах, когда еще никакой войны не было. И вот они производили эти ракеты, воровали на них, и сейчас. И у этогл ролика есть еще одна… я, может быть, его по-другому бы смонтировал, но он как раз хорошо зайдет в тех кругах — кругах «рассерженных патриотов». Потому что там это воспринимается именно так. «Как? Выходит, что вы деньги воровали?»

А.ПЛЮЩЕВ: Измена!

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Измена! Ракет-то, оказывается, мало. Так и хорошо, пусть они там, внутри себя переживают, что у нас солдатики, которым они по всей России собирают на бронежилеты, сами себе покупают, а этот генеральский зять не знает, куда «Ламборджини» ставить, в какой гараж. У него, видите ли, слишком много машин.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас нам справедливо с тобой намекают, что мы как-то про присутствие Сергея Асланяна подзабыли. Я надеюсь, Сергей выступит сейчас.

С.АСЛАНЯН: Я слушатель прямого эфира. Мне всегда приятно с умными людьми… Когда вокруг тебя разговаривают компетентные лица, лучше помолчать.

А.ПЛЮЩЕВ: Да ладно, расскажешь тоже…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: А вот коллекция автомобилей не впечатлила ли она тебя? Человек, который скупает автомобили сериями просто как одежду модных домов.

С.АСЛАНЯН: Автомобили, в конце концов, они у всех одинаковые. Любого, кого ни возьми, у них будет «Феррари», «Ламборджини»,  «Бентли». В том отношении они без фантазий. А если, например,  высоких тиражей, колоссальных денег и геополитической структуры государства под названием коррупция спуститься к линии фронта, то, конечно, когда солдат, которого заставляют воевать, не обут, не одет и не вооружен — это тоже прямое следствие коррупции. Это то, что можно так уж и быть, простить Кацу за его восклицание. Потому как, посмотрев на этих мобилизованных, видно, что это пока еще не армия. Ну, что было там — кирзовые сапоги и вперед!

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, сейчас полегче стало, мне кажется, Китай здесь на помощь пришел.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я думаю, что они исправили эту ситуацию. И то, что пишут те, кто, действительно, видят ситуацию, даже и с другой стороны, — да, они возмущаются, но в целом им удалось преломить ситуацию. Почему? Потому что они решают ее заливанием денег. Ну, хорошо, пусть сапоги стоят в 10 раз дороже, не жалко. Вот ничего не жалко. Просто люди в России будут меньше есть, не будет больниц, а сапоги втридорога мы купим.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, что то, на чем мы просчитались, говоря о том, что никто не пойдет на войну, никто не пойдет добровольцем. Пошли просто тупо за деньги. И денег этих оказалось очень много.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: И они их не обманывают. Были какие-то считанные истории. Именно потому они и попали в паблик, потому что их было мало. Если бы это был вал историй…

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, было не так мало, особенно поначалу, но потом, видимо, как-то разобрались. Платить надо, да.

Раз уж мы про ФБК начали, тут Bild нас вернул к разговору, собственно, о самом ФБК. Они поговорили с Борисом Зиминым, известным филантропом, который раньше финансировал ФБК, а теперь говорит, что сильно сократит э то финансирование. И это произошло просто еще на фоне того самого берлинского слета, где ФБК не участвовал, а Борис Зимин участвовал.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да, он там был.

А.ПЛЮЩЕВ: И я как раз хотел спросить, что ты, Федор, думаешь по этому поводу. Все-таки ФБК — одна из ведущих политических сил  нынешних российских.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, он же сказал, и они подтвердили со своей стороны, что он им еще год назад сказал, что будет сокращать их финансирование, потому что считает, что он и так много вложил, а теперь давайте дальше.

То есть выглядит это не как то, что он хотел им навредить, он подтверждает, что была некая договоренность, что он обещал финансировать до какого-то… а потом сказал заранее, что будут меньше финансировать. И они подтвердили, что так и было. То, что он их немножко, очень нежно критиковал, это очевидно. И я думаю, что это обратная сторона происходящего, что Борис, действительно, бывает на всех этих мероприятиях — был в Потсдаме, мы с тобой тоже были. Я думаю, своими глазами видел, что, оказывается, люди могут собраться в узком кругу и выяснить отношения, прямо в лицо выговаривая сегодня это. Это полезный опыт. Можно в узком кругу задать вопрос профессионально. Это была профессиональная тусовка медийщиков. И, я думаю, что он не очень понимает, почему политики не могут собраться и друг другу, наконец, в лицо сказать, что друг про друга думают.

Не знаю. Я с ним не знаком. Я думаю, что он ездит и присутствует на разных мероприятиях, на него, конечно, какое-то производит впечатление. Но  не думаю, что он был единственный крупный спонсор. То есть пока других таких заявлений нет. Поэтому, скорей всего, это часть какого-то естественного процесса, который происходит. Другое дело, что при совпадении по времени с другими процессами это, конечно, можно интерпретировать и каким-то негативным образом.

Но в целом это политический процесс. И хорошо, что это делается гласно. Он же не куда-то слил. Он просто рассказал честно.

А.ПЛЮЩЕВ: В кои-то веки Сергей хочет к нам присоединиться.

С.АСЛАНЯН: С точки зрения стороннего наблюдателя это сводится к попытке разобраться, кто хороший, кто плохой. Вот ФБК хороший? А Зимин после этого хороший? А, наверное, он после этого стал хуже?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Да хороший Зимин.

С.АСЛАНЯН: И как это взвесить?

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Он же много лет помогал. И он и его покойный отец. Они и не скрывали этого. Это одни из первых, по-моему, людей, которые заявили, что они помогают. И потом в Россию, конечно, они больше уже не заезжали.

С.АСЛАНЯН: Они внесли очень серьезный вклад. Интервью с самим Зиминым, которое было на Bild, прекрасно, потому что он очень подробно, на протяжении очень длительного времени огромным количеством слов не сказал ничего. В этой связи он был великолепен. Он с поднятым забралом 30 минут говорил, не сказав ни слова…

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Ну, потому что он не хочет…

С.АСЛАНЯН: В этом отношении он был великолепен. И после этого нельзя опять судить четко: вот ты плохой, а ты хороший. Остается просто эту ситуацию принять как таковую. И каждая из этих сторон имеет право на свою оценку и на данное действие. Зимин не является отцом-основателем, чтобы кормить это детище. Сколько мог, столько помогал. Обстоятельства изменились. Мы никогда не знаем, что за этим стояло. Может быть, у него деньги кончились, мы не знаем. И не спросим, и не получим ответа.

ФБК в состоянии жить дальше без конкретного спонсора, который был титульным? Скорей всего, да. Трудно от этого будет? Будет. Расследования после этого прекратятся? Ни в коем случае.

А.ПЛЮЩЕВ: И еще одна дискуссия вокруг ФБК, которая и к предыдущей имеет отношение и к этой. А, собственно, нужны ли сейчас расследования о коррупции? Если нужны, то зачем, какой в этом смысл? Некоторые даже спрашивают, собственно, в чем результативность ФБК? Уменьшилась ли коррупция в результате действий фонда?

С.АСЛАНЯН: Это как следствие. А когда идет война, следователь должен быть в тылу? Конечно должен быть. Потому что продолжаются все те же процессы, все занимаются своими делами. ФБК замечательно, что они есть, это очень устойчивая структура, с которой что бы ни происходило, как бы не теряла своего руководителя, оказавшегося в застенке, но, тем не менее, не прекращает работу. Она совмещает удивительное количество функций, являясь и политической силой и расследовательским бюро и блистательным примером журналистики и очень влиятельной структурой, которой государству не хватает. В России в нынешней конфигурации очень хорошо, что была такая, вытесненная за пределы, тем не менее, структура, которая занималась расстановкой точек над «и». Своевременно ли? Да всегда, в любое время. Нет обстоятельств, которые исключали бы необходимость знать, что происходит в твоей стране, потому что есть какие-то более весомые процессы. Вот там война, поэтому ладно, украли 3 копейки — не будем обращать внимания. Ничего подобного. Лечить насморк нужно даже во время эпидемии ковида.

А.ПЛЮЩЕВ: Но лечишь ли ты? Потому что на самом деле никого не сажают по результатам… наоборот…

С.АСЛАНЯН: Ставишь диагноз — это не значит, что ты приводишь приговор в исполнение.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Это правда. Я согласен с Сергеем. Я хочу сказать, что, во-первых, это звучит так, как будто началась война, а они взяли и создали ФБК. Ой, как несвоевременно. Но ведь они создали его давно. То есть это не то, что все создали антивоенное движение, а они пошли и создали ФБК. Тут, конечно, все бы сказали, что вы как-то не в ту сторону, тут война началась, а вы решили…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это бренд.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Он давно существует, и цель его была… он так и назывался борьба с коррупцией, потому что предполагалось, что мы будем государству показывать коррупционеров: Вот смотрите, они коррупционеры — делайте что-нибудь. Понятно, что политическая цель этого фонда была — постоянно ставить в неудобное положение путинское государство и доказывать, что это банда жуликов. Они это делали и они это делают. Почему надо переставать это делать?  Более того в военное время…

Кстати, Гиркин ретвитил для своей аудитории их расследования — почему? потому что на фоне, мягко говоря, не очень удачной войны у многих даже сторонников режима или даже лоялистов возникает вопрос, а почему, допустим, их дети гибнут, а дети этой всей элиты не гибнут, например. Хотя бы просто по статистическому какому-нибудь… кто-нибудь из деток этой многочисленной российской элиты…

С.АСЛАНЯН: Песков.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Нет, погиб. Не просто оказался на фронте и попозировал. Просто чисто статистически. Там какие-то депутатские сыновья, сенаторские. Ну, кто-то же мог там оказаться как-нибудь под Бахмутом? Нет, не мог. Там только крестьянские дети, как обычно гибнут и урки, которых из тюрем выгнали. Опять же неизвестно, сколько их там добровольно вообще вербуют. Подозреваю, что у них не так много вариантов там, учитывая, что там творится в тюрьмах и как там с ними обращаются.

Но сам факт, что сейчас эти разоблачения могли бы выйти на другую аудиторию, которая сейчас как раз начинает искать ответ на вопрос «А чего так все сейчас странно-то? Где наша «непобедимая и легендарная»? Куда все дели?» И тут им говорят: «Как, куда дели? Вот, посмотрите, куда. Украли всё». И вот эта версия, что меньше ракет, она как раз туда должна зайти. Да, это дурацкая версия, но именно в такой форме она идеальная для потребления этой публикой, чтобы они бегали, друг другу трясли: «В Англии кирпичом ружья не чистят, а у нас чистят». В этом смысл.

Поэтому то, что они не прекращают свою деятельность, это правильно, и было бы странно по случаю войны прекратить. Другое дело, что они породили моду на расследования и, действительно, образовалось множество расследовательских команд. Это четко видно, то теперь это стало важной отраслью…

А.ПЛЮЩЕВ: Трендом.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Трендом. Хорошо. Они пытаются вести политическую деятельность под брендом «команды Навального», понимая, что ФБК не описывает все, чем они занимаются. Просто по привычке их всех так называют.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, удобно. Бренд.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: ФБК — это одно из подразделений, которое занимается именно этим. Другие подразделения занимаются другим.

Я совершенно согласен с тем, что началась  война и давайте теперь, действительно, распустим, не будем ничего обсуждать, кроме того, что война. Но речь идет о правящей верхушке. Мы должны не забывать о том, что эту войну ведут жулики, которые сидят у власти, чтобы покрыть свое воровство и сидят у власти, чтобы дальше воровать. И войну эту они устроили, к сожалению, ровно поэтому, чтобы воровать еще больше, и никто и не остановил.

А.ПЛЮЩЕВ: Я бы еще здесь добавил про то, что делает ФБК и вся команда Навального в смысле пользы от этой деятельности. Она еще, конечно, и прямо практическая, потому что они буквально показывают… Если некоторые спрашивают: «Ну, никого не сажают, никого не наказывают, никак это не влияет» — это внутри России не влияет. Но что мы делаем, если не можем выиграть суды в России? Мы идем во внешние органы, в частности, в ЕСПЧ, именно поэтому ЕСПЧ сейчас и отрубила Российская Федерация, выйдя из Совета Европы, чтобы вы не могли добиваться своих прав. Значит, они идут и просят применить санкции к тем, кто является коррумпированными чиновниками, в том числе, виновными в разжигании войны, — они идут в европейские или американские органы и пытаются добиться санкций. Прямое следствие, как, мне кажется, прямая польза всего этого дела. И надеюсь, что хотя бы частично им это удастся.

Ф.КРАШЕНИННИКОВ: Я тут только одно скажу. А что добилось антивоенное движение? Тоже ничего. Война же не остановилось. Что же теперь, давайте распустим антивоенное движение и скажем: «Зачем заниматься борьбой за мир вне Российской Федерации». И чего? Нет, не бесполезно. Надо заниматься.

А.ПЛЮЩЕВ: Бонус от Асланяна. Хочется, чтобы порадовал нас Сергей. Не знаю,  насколько ты погружен и интересуешься, но, может быть, ты нам скажешь что-нибудь, что  Великобритания передала Украине  ракеты дальнего радиуса действия. Много  говорили про дальнобойную всю эту историю. И все не передавали, не передавали, и вроде бы эти штуки у украинцев есть.

С.АСЛАНЯН: Да, было не положено такие игрушки давать украинцам, поэтому постоянно по рукам, по рукам… Они говорили: «Дайте нам». И вот теперь под обязательство, что ни в коем случае не прилетит это на Кремль, получите.

Особенность это ракеты в том, что у  нее заявленная дальность 250 километров, а летит на самом деле 560. А 560 — это уже прямо вот туда.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди. 560 — это каким образом?

С.АСЛАНЯН: Это ее ТТД, она летит на 560 километров. Высота у нее 30-40 метров, это крылатая ракета, то есть это самолет с боезапасом.

А.ПЛЮЩЕВ: Объясни мне как автомобилист автомобилисту. У нас бывает заявленный расход топлива, который никогда нельзя выполнить в реальных условиях, как ты знаешь. А у тебя получается, что заявленная дальность ракеты в два раза меньше, чем реальная. Разве так может быть?

С.АСЛАНЯН: Ограничитель-то может быть любой. Как у тебя,  наверное, на автомобиле. Сейчас компания «Вольво» заявила, что «Вольво» не имеет смеет на планете Земля…

А.ПЛЮЩЕВ: При определенной доработке…

С.АСЛАНЯН: Нет, то же самое, как «Хаймерсы». У них совершенно одинакова ракета. Но в этой стоит чип, в которой зашита программа на 80 километров, а в этом на 120.

А.ПЛЮЩЕВ: Так вроде бы больше 80 и не было, судя по тому…

С.АСЛАНЯН: Они существуют.

А.ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду, не применялись.

С.АСЛАНЯН: Не дали, но они есть. И эта британская ракета, она по своим возможностям летит на 560 километров. Летит она очень низко. Когда она подлетает к цели, она уходит вверх и бьет сверху отвесно вниз.

А.ПЛЮЩЕВ: Как «Кинжал», кстати, который сбили вроде бы из «Пэтриота».

С.АСЛАНЯН: Так же ведет себя и «Джавелин», который бьет в крышу. Ракета делает это, чтобы определить, это та цель или нет, сверить, отправить телеграмму, что да, я нашла, прилетела и взорвалась.

И эта ракета воздушного базирования. Она крепится к самолету. У себя на родите (она франко-британская), она крепится либо к «Миражу», либо к «СААБу». Вот сейчас она здесь будет к кому прикреплена? Их нужно установить — на что?

А.ПЛЮЩЕВ: Пока только МиГи. А-а, ты намекаешь на то, что самолеты дают.

С.АСЛАНЯН: Ну F-16 же дают уже.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока только обсуждают.

С.АСЛАНЯН: Летчиков-то учат.

А.ПЛЮЩЕВ: Летчиков учат, это правда.

С.АСЛАНЯН: Новый термин «октябрята», потому что в октябре прошлого года открылся ленд-лиз прошлого года, и в бюджете уже  были заложены деньги на обучение украинских летчиков на F-16. И вот теперь, когда эти ракеты поставлены их будут мастерить к МиГам и Су или они придут вместе с носителем? Это тоже пока не имеет никакого ответа. Но сама по себе подобная ракета, подобное оружие, оно делает досягаемым Крымский мост, весь Крым. И 250 километров вдаль, зато, с другой стороны, твой самолет поднялся повыше, ударил — она улетает очень далеко. Теперь у Украины, получается, есть оружие возмездия. Есть, чем ответить за всё.

И мы-то здесь в мирной ситуации, мы на самом деле не знаем, какая ярость кипит в сердцах украинцев. Им есть, за что отомстить.

А.ПЛЮЩЕВ: Я правильно понимаю, что ты намекаешь, что,  несмотря на какие-то договоренности, будут возможны удары по территории России в границах 91-го года?

С.АСЛАНЯН: Они неизбежны. Это будет в обязательном порядке. Так получилось, что в момент маневра, на разворот уходили, произошло нештатное срабатывание…

А.ПЛЮЩЕВ: Так можно раз, два… Так нельзя коврово бомбить.

С.АСЛАНЯН: Когда тебе отдали в игрушки, а ты половину сломал, все равно невозможно отследить, при каких обстоятельствах это произошло. Это война, и никакой англичанин от лица премьер-министра не будет сидеть и считать по ведомости, что и как.

А.ПЛЮЩЕВ: И опять же этих ракет должно быть много.

С.АСЛАНЯН: Они очень дорогие, их много. Это очень эффективное оружие, перехватить их крайне тяжело. Со скоростью у них все в порядке. Притом, что эта ракета не самая современная. То есть это не какой-то гиперзвуковой «Кинжал», которым пугали, а потом выяснилось, что зря пугали. Нет, эта ракета показала себя за последние 20 лет на многих театрах военных действий как очень эффективное оружие. Не зря совершенно англичане дали. Это не попытка прилично выглядеть на фоне международной помощи, которая мямлит и мямлит. Это как раз из серии: «Ребята, вот вам классная штука. Воспользуйтесь, пожалуйста, по назначению». И украинцы воспользуются.

А.ПЛЮЩЕВ: Обнадеживающий бонус от Асланяна. На этом позвольте и закончить сегодняшние «Ключевые события». Благодарю Федора Крашенинникова, основательного и блистательного. Сергея Асланяна, порадовавшего нас не только бонусом, но и другими оценками того, что происходит.

Хочу поблагодарить всех, кто смотрел. Поставьте, пожалуйста, лайки, подпишитесь на канал. Сегодня вечером в 22 часа жду вас на стриме. Сегодня соведущим будет блогер и политик Максим Кац.

Спасибо, пока!