Купить мерч «Эха»:

Умер прокурор Нюрнбергского процесса, призывавший арестовать Путина

Мнения9 апреля 2023

Бен Ференц, бывший прокурор Нюрнбергского процесса, умер в возрасте 103 лет. 

Armin Weigel/Pool Photo via AP

Процесс по делу об айнзацгруппах («США против Отто Олендорфа») проходил в Нюрнберге с 29 сентября 1947 года по 10 апреля 1948 года. Это был один из двенадцати судебных процессов за военные преступления и преступления против человечности и – первый в истории случай, когда обвиняемые в массовых убийствах были привлечены к ответственности за военные преступления.

Бена Ференца назначили главным обвинителем «крупнейшего процесса по делу об убийстве в истории». Все 24 подсудимых были осуждены, а 14 приговорены к смертной казни. Ему  было 27 лет, и это было его первое (и последнее) уголовное дело.

Айнзацгруппы – специальные карательные отряды СС и СД, которые с 1941 по 1943 год уничтожили более миллиона евреев, несколько десятков тысяч партизан, цыган, пациентов психиатрических клиник, а также лиц, заподозренных в антинемецкой деятельности. 

По оценкам Ференца, в айнзацгруппах служило порядка трех тысяч человек. А физических мест на скамье подсудимых куда меньше. «Нюрнбергский трибунал не мог судить более 24 обвиняемых в одном и том же процессе. Историки могут не верить в это, но это правда. На самом деле было бы некрасиво, если бы убийцы – все или некоторые из них – сидели на полу во время суда» – пишет Ференц в своих воспоминаниях.

Отто Олендорф, группенфюрер СС, начальник одной из айнзацгрупп и главный обвиняемый по этому делу, утверждал, что «даже если Гитлер ошибался в своем убеждении, что большевики, евреи, цыгане и другие представляют смертельную угрозу для Германии, «исполнительные меры» айнзатцгрупп были оправданы как упреждающая самооборона». Поэтому Олендорф, признанный убийцей около 90 000 невинных людей, считал, что он должен быть оправдан. «Рассуждения Олендорфа поразили меня как рецепт мировой катастрофы», – вспоминал об этом Ференц. 

Нацистский главарь был не единственным, кто до последнего не считал, что его действия были страшными преступлениями против человечности и заслуживают самого строгого наказания. 

«Я хорошо помню, как адвокат одного из подсудимых пришел ко мне в кабинет с просьбой прекратить дело против его клиента из-за болезни. Когда я спросил, что беспокоит его клиента, он ответил: болезнь Паркинсона. Я заявил, что, если бы я убил столько людей, сколько убил он, меня бы тоже трясло. Он дышит? Если это так, я собираюсь предъявить обвинение сукиному сыну».

После Нюрнберга Ференц занимался возвращением имущества, захваченного нацистами, его владельцам или их наследникам. Правительство Германии в конечном итоге согласилось выплатить компенсацию жертвам Холокоста по всему миру. Символично, что первый такой документ в 1952 году был подписан ручкой Ференца: канцлер Западной Германии Конрад Аденауэр обнаружил, что в его ручке закончились чернила – и одолжил ее у юриста.

Ференц много сделал для создания Международного уголовного суда, и в возрасте 91 года был приглашен для выступления с заключением по его самому первому делу — судебному преследованию конголезского полевого командира Томаса Лубанги Дьило.

Победил ли зло Бен Ференц? Из 24 его подсудимых на Нюрнбергском процессе десять человек получили тюремные сроки, четырнадцать – смертный приговор. Один из подсудимых покончил с собой, не дожидаясь оглашения. Один умер через полгода после суда. Из четырнадцати приговоренных к смертной казни десятерых в силу разных обстоятельств помиловали. 

Ференц вспоминал фотографию из немецкой газеты о поминальной службе, на которой большая толпа провожает Отто Олендорфа – того самого главного обвиняемого на одном из Нюрнбергских процессов – нацистским приветствием в качестве заключительной дани уважения. Томас Лубанга Дьило отсидел свой срок и вышел на свободу. 

Но работа Ференца открыла новую страницу международного права, к которой не раз пришлось обращаться юристам и после него. 

«”Обвиняемые на скамье подсудимых были жестокими палачами, вписавшими самую черную страницу в историю человечества. Смерть была инструментом в их руках, а жизнь – игрушкой. Если этих людей оправдают, то закон потерял свое значение, и человек должен жить в страхе”. 

Я и представить себе не мог, что эти слова, произнесенные в здании Нюрнбергского суда в сентябре 1947 года, спустя полвека вновь прозвучат по всему миру, – писал Ференц. – Их процитировал профессор Антонио Кассезе, председатель новых специальных трибуналов ООН по преступлениям в Югославии и Руанде, в сентябре 1997 года… Слова, которые я произнес 27-летним молодым человеком, не были унесены ветром».

К опыту Нюрнберга постоянно обращаются юристы, которые уже сейчас задумываются о последствиях российского вторжения в Украину и о том, как привлечь виновных к ответственности. Размышлял об этом и сам Ференц. В интервью изданию Mirror в марте 2022 года он заявил: преступления, которые сейчас совершаются против Украины Россией – это позор для человеческого общества, виновные должны быть привлечены к ответственности за агрессию, преступления против человечности и убийства… «Все, что нам нужно, это решимость сделать это, они живут не на Луне. Я хочу видеть Путина за решеткой, это возможно», – сказал он. 

Бен Ференц был большим маленьким человеком. Он однажды, смеясь, сознался, что, будучи ростом 152 сантиметра, вынужден был подкладывать книги себе под ноги, чтобы выступать на Нюрнбергском процессе. Без всякого преувеличения, с его смертью ушла целая эпоха.

Оригинал



Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024