«Странная история взаимоотношений нравственности и насилия в эволюции человека»

Сергей Пархоменко
Сергей Пархоменкожурналист, политический обозреватель
Мнения12 марта 2023

Уже много недель я медленно, строчку за строчкой, главу за главой читаю книгу Ричарда Рэнгема «Парадокс добродетели. Странная история взаимоотношений нравственности и насилия в эволюции человека».

Взялся за неё почти случайно, услышав похвалу от Вари, которая издала Рэнгема по-русски, и с каждым днём этого чтения поражаюсь тому, как вовремя пришлась эта книга, и как много она объясняет в происходящем сегодня вокруг.

Это история о том, как человек — биологический вид Homo Sapiens — в ходе эволюции подверг сам себя одомашниванию. И как эта само-одомашненность оказалась одним из ключевых факторов, которые предопределили триумф именно этого вида млекопитающих над всем остальным животным миром, развившимся на Земле. Человеку пришлось сделать самого себя своим собственным домашним животным, чтобы воцариться над миром.

Но для того, чтобы воспитать в себе склонность к миру, любовь и сочувствие к ближнему, взаимопонимание и взаимопомощь, добросовестный порядок и благоразумную сдержанность, — человеку пришлось научиться проявлять в отношениях к самому себе и к своим ближним — насилие. Свирепое насилие, очень много насилия, изощрённую жестокость и привычную безжалостность.

Такое насилие и такую жестокость к себе подобным, какие не свойственны — в таких рутинных количествах, в таком повседневном применении, — никакому другому виду в живой природе. Разве что у некоторых редких видов — обезьян или иных хищников, живущих прайдами, сплоченными группами, — изредка встречаются отдельные случаи такого насилия. И тогда зоологи их с изумлением фиксируют и потом годами анализируют, пытаясь расшифровать причины и происхождение этой аномалии.

Человек — самое мирное существо на свете, развившее в себе невиданную, уникальную способность к кооперации и взаимопомощи, — но для этого ему пришлось воспитать в себе невиданную же жестокость и склонность к агрессии в отношении ближнего.

И Рэнгем очень подробно, не жалея бесконечных повторений и погружений в детали, не щадя времени и сил читателя, это объясняет.
Мне очень важно было прочесть это именно сейчас.

Впрочем, я ещё не дочитал. И я не спешу: я надеюсь, что книга кончится как раз тогда, когда я увижу своими глазами завершение одного из самых страшных экспериментов, поставленных представителями вида Homo Sapiens для подтверждения этой теории.

Оригинал