Поддержка войны, увы, это «нормально»

Мнения5 февраля 2023

Хотя Дмитрий Медведев уверенно заявил, что ядерные державы не проигрывали обычные войны, любой, знакомый с историей знает, что это не так. США проиграли во Вьетнаме, Советский Союз – в Афганистане. С определенной натяжкой так же можно оценить и войну Франции против Алжира, которая закончилась сразу после того, как Франция провела первое испытание ядерного оружия. Безусловно, любые исторические аналогии имеют весьма ограниченное значение, и агрессия России против Украины по многим параметрам отличается от всех трёх указанных выше. Но с другой стороны, в каждом из этих случаев гораздо более мощная в экономическом и военном плане страна пыталась навязать желательную для неё  политическую систему более слабому оппоненту. И каждый раз более мощная страна терпела неудачу, в значительной мере из-за того, что ее общественное мнение переставало поддерживать войну.

Наиболее показательным является пример Франции, которая формально одержала военную победу, разгромив к середине 1960 г. армию повстанцев,  но, тем не менее, на состоявшемся в январе 1961 г. референдуме 75% французов высказались за предоставление независимости Алжиру. В апреле 1962 г. 91% французов одобрили на референдуме подписанные Эвианские соглашения, которые давали Алжиру независимость.

Многих наблюдателей удивляет высокий уровень поддержки войны, развязанной Кремлем против соседней страны, но история говорит, что в этом нет ничего странного. Внешняя политика редко попадает в перечень главных тем, на которые общество обращает внимание; большинство населения в любой стране считает международные отношения слишком далёкими, не влияющими на повседневную жизнь, и предпочитает явно или не явно делегировать правительству ответственность за принятие решений в этой сфере. Так, в 1959-1962 гг. две трети французов поддерживали решения и  действия генерала де Голля в отношении Алжира, независимо от того, как развивались военные события и какие заявления делал французский президент.

В августе 1965 г. 61% американцев (согласно опросу Гэллап) считали, что начало войны во Вьетнаме НЕ было ошибкой. С мая 1966 г. по октябрь 1967 г.  их доля составляла около 50%, и лишь с февраля 1968 г. (с уровня 42%) этот показатель стал неуклонно снижаться,  впрочем, так практически и не опустившись ниже отметки 30% в 1971-1975 гг. Даже в 1995 и 2000 г., когда такие опросы проводились в последний раз, 22% и 24% американцев соответственно не считали начало вьетнамской войны ошибкой. 

Хотя Австралия не является ядерной державой, её армия участвовала в войне во Вьетнаме, и практически доля поддерживавших войну не опускалась ниже 50%.

Когда в марте 2003 г. армия США начала войну в Ираке лишь четверть американцев считали это решение ошибочным. Только через два c половиной года их доля достигла половины, но всё равно не превысила 60% до конца войны. Последний опрос Гэллапа на эту тему, проведенный в августе 2019 года, через семь с половиной лет после окончания войны, показал, что мнения американцев разделились в соотношении 50%/45% в пользу тех, кто считал решение о начале войны ошибкой.

В конце января текущего года Левада-центр задал респондентам вопрос, максимально приближенный к тому, который задавала служба Гэллап, спрашивая жителей США об отношении к войне во Вьетнаме и Ираке: Насколько Вы согласны или не согласны с утверждением, что Россия совершила ошибку, начав СВО на Украине?  Четверть опрошенных заявили о том, что это была ошибка, две трети не согласились с этим мнением; каждый десятый не смог определиться с ответом на этот вопрос.

Наиболее высокая доля тех, кто считает начало войны ошибкой, зафиксирована в Москве (36%) и в ответах молодых россиян (18-24 года) (33%), но даже в столице и среди молодежи доля противников такой оценки намного выше (58% и 59% соответственно). Максимальная доля тех, кто считает решение о начале войны правильным, зафиксирована в ответах мужчин (73%), людей с более высоким жизненным уровнем («можем позволить себе товары длительного пользования») и жителей сельской местности (70% в обеих категориях).

Хотя 71% опрошенных в этом же опросе заявили о своей уверенности в победе России, я не склонен считать эту уверенность устойчивой. С одной стороны, три четверти респондентов плохо понимают цели войны и не готовы однозначно оценить достижения российской армии – 64% опрошенных считают, что какие-то цели достигнуты, а какие-то нет, а еще 11% не смогли определиться с ответом на этот вопрос

1. С другой стороны, 65% опрошенных согласились с тем, что Россия платит слишком высокую цену за эту войну, менее 30% не согласились с этим утверждением. 

Не будет удивительным узнать, что максимальная доля тех, кто посчитал цену войны слишком высокой, зафиксирована в ответах женщин (70%), жителей Москвы (70%) и респондентов с низким уровнем доходов («едва хватает на еду») (71%). Но совершенно неожиданным для меня стало то, что такого же мнения придерживается подавляющее большинство наиболее возрастных респондентов (55 лет и более) (те же 70%) –  те, кого принято относить к «ядерному электорату Путина»; те, у кого поддержка войны наиболее высока. А также то, что тезис о слишком высокой цене войны поддерживает уверенное большинство и среди тех, кто одобряет деятельность Путина как президента (61%-31%), и среди тех, кто считает, что страна идет в правильном направлении, (60% – 33%), и даже среди тех, кто не считает, что Россия совершила ошибку, начав войну (58% – 36%).

Максимальные доли тех, кто не согласен с утверждением о слишком высокой цене войны, зафиксированы в ответах мужчин (35%) и респондентов с более высоким уровнем жизни (37%); т.е. в тех группах, кто считает решение о начале войны правильным. Впрочем, и в той, и в другой группе их оппоненты, согласные с утверждением  о слишком высокой цене войны, находятся в большинстве (58% и 56% соответственно).

Главные выводы, которые можно сделать из полученных результатов: 

  • Нет ничего удивительного в том, что общий уровень поддержки войны россиянами находится на отметках выше 60%. На начальной стадии поддержка войн США во Вьетнаме и Ираке находилась на таких же уровнях.
  • Россияне не понимают целей войны и скептически оценивают успехи российской армии.
  • Осознание того, что Россия платит слишком высокую цену за войну в Украине, доминирует в общественном сознании, и следует ожидать того, что эта точка зрения будет  только усиливаться. 

PS Ничто, сказанное выше, нельзя воспринимать как оправдание позиции россиян, тем или иным образом поддерживающих войну. 

PPS Я хорошо знаком со всеми критическими оценками результатов социологических опросов в условиях жесткого авторитарного режима. Но, с одной стороны, социологические опросы (так же, как и данные Росстата) нечем заменить. С другой стороны, для понимания ситуации гораздо важнее видеть тренды (изменение показателя в динамике), нежели чем получить абсолютное значение показателя в одной точке. Поэтому я с нетерпением буду ждать результатов следующих опросов.

Оригинал