Купить мерч «Эха»:

О штурме аэропорта в Дагестане и проблеме грани

Алексей Макаркин
Алексей Макаркинзаместитель директора «Центра политических технологий»
Мнения30 октября 2023

В любом обществе существует грань между допустимым и неприемлемым. В данном случае она оказалась нарушена.

Должна быть возможность для выплеска эмоций в публичном пространстве. Не на кухнях, где эти эмоции только усиливаются и дополняются новыми фобиями – а в цивилизованном формате, на разрешенных массовых мероприятиях. При этом цивилизованный формат отрабатывается тщательно – так, чтобы митинг, собравшийся по эмоциональному поводу, не перерос в погром. Но отработанные механизмы ненасильственной реализации свободы слова и собраний представляют собой важную ценность современного общества.

В то же время должна быть нулевая терпимость к ксенофобии, к языку вражды, от кого бы это ни исходило. Ключевой момент здесь – не кто говорит, а что сказано. Если ксенофобская риторика исходит от убежденного патриота или сторонника традиционной морали и нравственности, она должна пресекаться столь же жестко, как и в любых других случаях. Политическая дискуссия – это не академический семинар, там возможны и резкие выражения. Но ксенофобия не может быть допущена, так как угрожает здоровью общества и стабильности государства.

Есть тема безнаказанности. По сообщениям СМИ, воскресному походу на аэропорт в Махачкале предшествовал субботний «заход» в гостиницу в Хасавюрте, где его участникам позволили убедиться в отсутствии евреев – что само по себе не соответствует никаким правовым нормам. Также не поступало никакой информации о наказании его участников. В современном мире информация распространяется стремительно, так что представление о безнаказанности могло подстегнуть участников беспорядков. Теперь собираются наказывать, но уже постфактум.

И последнее. Толерантность должна поощряться, а культ насилия рассматриваться как угроза для общества. Это кажется банальным, но если посмотреть дискуссии в Рунете, то ситуация сейчас выглядит противоположной. Критикуемые многими за неэффективность программы воспитания толерантности стали работать, представления о вреде насилия и ксенофобии постепенно укореняются среди молодых россиян. Но тут же последовали обвинения в том, что молодежь у нас неправильная, слишком вестернизированная и непатриотичная (в Рунете приходится читать даже про «потерянное поколение», которое не воспитали в правильной советской школе). И что надо учить ее быть суровой и непримиримой. Но проблема в том, что никто не знает, когда и против кого обернется эта непримиримость.

Оригинал