Купить мерч «Эха»:

Иран и Пакистан обменялись ударами

Алексей Макаркин
Алексей Макаркинзаместитель директора «Центра политических технологий»
Мнения18 января 2024

16 января иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) ударил по штабам суннитской группировки «Джейш аль-Адль», действующий на границе с Ираном среди ираноязычного народа белуджей, живущего в обеих странах. В ответ пакистанские войска 18 января ударили по позициям «Армии освобождения Белуджистана» и «Белуджистанского освободительного фронта», находящихся на территории Ирана и действующих против Пакистана.

Временно исполняющий обязанности премьер-министра Пакистана Анваар-уль-Хак Какар (выходец из Северного Белуджистана, но не белудж, а пуштун и противник белуджского национализма) прервал свое участие в Давосском форуме и вылетел на родину. Это сигнал серьезности ситуации, но пока драматизировать ее не стоит.

В Иране 3 января произошли взрывы на городском кладбище Кермана во время церемонии, посвященной четырехлетию со дня гибели генерала Касема Сулеймани. За день до взрывов в результате удара израильского беспилотника в Ливане был убит заместитель лидера ХАМАСа Салех аль-Арури, за неделю до этого израильский авиаудар убил иранского генерала Сайеда Рази Мусави в Сирии. В этой ситуации Иран демонстративно отвечает. Вечером 15 января был нанесен удар по курдскому городу Эрбилю в Ираке – в результате убит крупный предприниматель Пешрав Дизайи, который, как утверждают, сотрудничал с Израилем (в Иране в связи с этим заявили, что целью удара была «штаб-квартира Моссада», каковой в Эрбиле быть не может). А затем последовал удар КСИР по пакистанской территории.

В свою очередь, в Пакистане 8 февраля ожидаются выборы, от участия в которых отстранена самая популярная политическая сила страны – партия «Движение за справедливость», основанная и возглавляемая бывшим премьером Имран Ханом, смещенным со своего поста в 2022 году. Сам Имран Хан, в прошлом знаменитый игрок в крикет, находится под арестом, а кандидатам из числа его сторонников, которые выдвигаются в качестве независимых, запрещено использовать в бюллетенях не только название партии, но и хорошо известный избирателям символ – крикетную биту. Сторонники Имран Хана обещают опубликовать в интернете «рекомендательный» список для голосования, но вопрос, дойдет ли он до малограмотной части избирателей, которые привыкли к партийным символам в бюллетенях.

В этих условиях из общенациональных партий в кампании остались Пакистанская мусульманская лига (Н) (ПМЛ-Н) и Пакистанская народная партия (ПНП), входящие в состав нынешней правительственной коалиции, опирающейся на поддержку военного командования. Лидеру ПМЛ-Н Навазу Шарифу, прошлой осенью вернувшемуся из эмиграции, суд вернул политические права, которых он был лишен после осуждения за коррупцию. ПНП возглавляет Билавал Зардари Бхутто, сын погибшего премьера Беназир Бхутто. Если Имран Хан подчеркивал свое критичное отношение к США и ориентацию на Китай, то нынешняя коалиция, не порывая исторически сложившихся и выгодных для Пакистана (в условиях противостояния с Индией) связей с Китаем, выстроила отношения и с американцами.

Так что Иран демонстрирует, что способен к силовым действиям в условиях, когда он воздерживается от прямой поддержки как суннитскому ХАМАСу, так и зейдитам-хуситам из Йемена, по которым наносит удары американо-британская коалиция. Пакистан, отвечая Ирану, в свою очередь отстаивает свой престиж, что особенно важно перед выборами. Пока что конфронтация находится в управляемом режиме, носит локальный характер и связана для обеих сторон с вопросами престижа.

Оригинал