Купить мерч «Эха»:

Иноагенты – это как призраки ночи. Иногда они возвращаются

Мнения28 января 2024

Официальный представитель ЕС назвал пятницу «днем репрессий» в России, поскольку именно по пятницам в России объявляют о новых обнаруженных иноагентах. В этом что-то есть, хотя, как по мне, в России сегодня все дни недели на одно лицо – у них семь пятниц на неделе.

Я всегда считал, что в Кремле сидят люди смышленные, по крайней мере – хваткие и шустрые. И именно поэтому, пока либерально-демократическая общественность раскачивалась, переливая из пустого в порожнее тему люстраций, практичные ребята из “Дома с зубцами” ничтоже сумняшеся воплотили ее в жизнь. Ну просто взяли все передовые наработки либеральных мыслителей о люстрации и завернули идею в другую сторону. А так все на своих местах: и концепт, и алгоритм, и железная воля бюрократии, помноженная на живое творчество масс. Вы хотели узнать, как может выглядеть люстрация на самом деле? – Знакомьтесь, перед вами приключения иноагентов в России – еще не посаженных, но уже пораженных в правах.

Я в некотором смысле “люстрант” в третьем поколении. Четырнадцатилетний подросток Павел Пастухов, купеческий сын, радостно примчавшийся домой с сообщением об отчислении из Первой Ярославской гимназии за принадлежность к “недружественному классу” – мой родной дед. Прадед был средним землевладельцем, как сказали бы сегодня – инноватором, пописывал в журналах статейки о кооперации и заседал в Ярославской думе. В отличие от других родственников, благоразумно покинувших Россию последними пароходами, он задержался на Родине и, как теперь я случайно выяснил, даже писал Калинину длинные письма-поучения о том, как большевики сгубили своей политикой русскую деревню (я так понимаю, хотел раскрыть ему глаза). Мне трудно с высоты сегодняшнего дня сказать, на что он рассчитывал, но пережил он эти письма ровно на год, а его потомки проделали замечательное путешествие вниз на социальном лифте, якобы ведущем вверх, став достойными представителями класса-гегемона. Впрочем, в четвертом поколении все вернулось на круги своя. Однако кое-какие уроки истории все-таки оказались впрок, и когда ее колесо зашло на второй круг, я не стал уже задерживаться, чтобы досмотреть фильм до конца. А “письма Калинину” можно писать и из Лондона. Но зато смысл происходящего мне понятен чуть больше, чем другим – помогает генетическая память.

Сегодняшняя практика “поражения в правах” через внедрение в жизнь института иноагентства вторична как по отношению к либеральным теоретическим экспромтам конца XX века, так и по отношению к политической практике большевизма его начала. Я не уверен, что в момент внедрения идеи в жизнь в Кремле отчетливо сами понимали ее глубинный смысл. Но сегодня он там очевиден, и последовательность предпринимаемых правительством мер показывает, что люди там знают, что делают. Это политика открытой люстрации, то есть ограничения в политических и гражданских правах враждебного и социально чуждого класса. На сегодняшний день таковым является культурный класс «русских европейцев», активных представителей которого теперь поодиночке выдергивают на эшафот. Каждую неделю по пятницам его остатки замирают в ожидании и, затаив дыхание, наблюдают, как вращается барабан «Спортлото гражданской казни».

Что любопытно, таким образом история обкатывает-таки модель будущих открытых люстраций против представителей путинского клана. Я бы на их месте не усердствовал: чем больше они наработают, тем сильнее им аукнется. Иноагенты – это как призраки ночи. Иногда они возвращаются. Пусть даже и в четвертом поколении.

Оригинал