Купить мерч «Эха»:

Матвей Ганапольский: Деньги будут. Никто не хоронит Украину

Кусок эфира13 января 2024

Матвей Ганапольский в “Утреннем развороте”

М.КУРНИКОВ: Здравствуйте, Матвей Юрьевич!

И.БАБЛОЯН: Здравствуйте!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте! Сразу хочу предупредить, со мной надо нежно, потому что с 6 до 8 была воздушная тревога, русские обстреливали ракетами. Я сидел в коридоре в трех куртках, в двух штанах. Поэтому несколько помятый жизнью.

И.БАБЛОЯН: Матвей Юрьевич, а у вас есть наверняка более широкая информация. Потому что у нас в новостях говорится, что просто обстреливают, а что именно обстреливают, не говорится. О пострадавших тоже не говорится. Неизвестно пока.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, давайте уйдем от этой темы. Потому что официальных заявлений не было, а неофициально откуда я, сидя в коридоре в плохом настроении, могу знать? Ребята, ракеты были выпущены. Я в этих случаях говорю: Извините, я не справочное бюро, посмотрите интернет, там будет понятно. Какое имеет значение, куда они стреляют? Вот они стреляли. Пройдет несколько дней — они опять будут стрелять. Да и всё. Не вопрос, не тема сейчас мне думать о том, куда они попали, куда не попали.

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, если говорить о том, как развиваются отношения с разными странами, давайте начнем с турне Зеленского по разным европейским странам. Что вы увидели в этих поездках?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я увидел то, что надо ездить и напоминать о себе, напоминать о стране, тогда будет хорошо. Потому что в какую страну не приедешь, там либо выступишь, либо привлечешь внимание, либо тебе 200 миллионов евро дадут или что-то типа этого, либо что-то пообещают. Ну, вот Риши Сунак приезжал. Был очень хороший визит. И это очень важная была история, потому что это первая страна, с которой, наконец, подписан договор о взаимной поддержке на 10 лет. И до вступления в НАТО Украины, и это важно именно с Британией, потому что Британия, она законодатель. Прав был Миша Леонтьев — где он там, спился? Что с ним происходит…

И.БАБЛОЯН: Нефть пьет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нефть пьет и газом закусывает. Британия такой традиционный оппонент. Он говорил, что враг. Это было очень смешно. Много-много лет назад он, я не помню, вроде даже книжку написал о том, что вот есть у России традиционный враг, и этот враг — Британия. Он не написал, что у советской России. Вот просто. Вдумайтесь в это, чувак написал огромную книгу — я не помню, это книга была или что, — в которой рассказывал о том, что есть страна, которая хочет смерти России. Вот сидел, писал. Тогда еще «Эхо» было, мы здорово на этом оттоптались. И он говорил: «Британия извечный, традиционный враг России. Она делает всё, чтобы России не было». А вот оказалось, что сделать всё, чтобы соседней страны было — это вот сама Россия такое делает.

Вот интересно, Миша Леонтьев — сейчас его не слышно, — я таких людей называю «певцы войны». Вот когда Путин формировал в своей чудовищной голове эти планы нечеловеческие, которые сейчас его обуяли и он живет в мире этих фраз, которые он говорит, вот этой поездке на Чукотку, вот это безумие, в котором он живет, где он просто врет про эти яйца, что люди стали жить богаче, поэтому яиц нет. Когда он просто честно говорит — я себе представляю, что было с лидером…  наверное, только Ким Чен Ын может такое сказать, что не будет новых детских садов, на них нет денег. Представляете, лидер страны такое говорит. Я уж не молод, но я такого не слышал ни от кого. Вот он говорит, и эти женщины, которые там сидели, у которых, с одной стороны, забрали отцов, мужей и так далее, детей, они его не убили, представляете? Они говорят: «Вот ребеночка бы в детский сад». Он говорит: «Нет, на детские сады, на развитие детских садов у нас нет денег». И они так слушают его… А потом одна женщина говорит: «Такое было счастье увидеть Владимира Владимировича — это в Москве — и увидеть его конюшню». Конюшню увидеть Владимира Владимировича, лошадок его. Это такое счастье. И когда я это всё слышу, я понимаю: поделом.

И.БАБЛОЯН: Не знаю, ту ли я книгу нашла. Но если ту, то она называется «Большая игра. Британская империя против России и СССР».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какой год?

И.БАБЛОЯН: 2012 год. К частью, к нашей с вами радости всего две звездочки из 10 оценено.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понимаете, возникает вопрос, на который нет ответа. Вот зачем ты эту книгу написал? Я в 12-м году задавал этот же вопрос. Вот зачем ты написал эту книгу про то, что есть страна, которая, когда ты крепко нажрешься, могу честно сказать, тебе представляется, что она хочет смерти…  И обратите внимание, против России — ну, ладно. Там что-то такое — войны, царь, интересы, Первая мировая война… Ну, ладно.

М.КУРНИКОВ: Хотя я напомню, что они были в коалиции на одной стороне в первой мировой войне.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще раз: не имеет значения. Потом он написал — и СССР. То есть другими словами подразумевается, что было такое замечательное государство, которое называлось СССР и Британия была против него. А кто был за? Северная Корея, Венгрия, в которую в 56-м году танки вошли? Чехословакия в 68-м?

Я не знаю, как будут судить Путина, но на страшном суде — а в общем, жизнь, она справедлива — если он не сопьется окончательно на высокой должности в «Газпроме»…

М.КУРНИКОВ: В «Роснефти».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нефть одинакова, которую он пьет, и газ, которым закусывает. То ему воздастся, как и всем прочим певцам войны, людям, которые в безумную башку фараона подбрасывали мысль об извечных врагах, о том, что несчастная бедная России и равно несчастный бедный Советский Союз могли быть уничтожены, — эти люди преступники. Они должны провести какое-то наказание.

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, вы провели с Леонтьевым, не знаю сколько «Особых мнений», наверное, много. А вот вы скажите, на ваш взгляд, они в это верят или они это используют для того, чтобы оправдывать свои действия?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кто-то верит, для кого-то тема это. Например, Дугин, который вот… надо водить хороводы или последняя его чудесная залипуха, что депутаты Государственной думы должны ходить в этих кафтанах, в сапогах расписных и так далее. Он в это верит. Это вызывает всегда смех, но Дугин, он честный человек. Он считает, что с Западом…

И.БАБЛОЯН: Что прогресс не нужен?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не прогресс не нужен. Нужен русский прогресс. Он считает, что в силу разных обстоятельств — в силу лености русских, в силу исторических обстоятельств русские потеряли свое зерно. И он считает, как в театре есть такая теория одного из основоположника театра Вахтангова, «от внешнего к внутреннему». Вот есть атрибуты какие-то… Вот если какое-то племя африканское, они танцуют вокруг огня — вот это, пришедшее из глубин и так далее, — оно помогает сохранить зерно нации. Вот у них вот такое. Вот Дугин, он откровенен. А вот Леонтьев, такие, как Леонтьев, как Скабеева, такие, как Соловьев — это мнение за деньги.

Кто-то отходит на задний план, как Леонтьев. В общем, он человек умный, он понимает, что что-то пошло не так. Газ не того вкуса, а нефть не  того запаха или наоборот. А вот эти, которые последние я смотрел, не помню, кто там был ведущий, где стоял человек, который исступленно орал, что в украинских ресторанах в Киеве подают блюда из человечины. Посмотрите в интернете: «Вот они же до чего дошли: блюда из человечины». Ну, он, наверное, имел в виду, что из русских. То есть мертвечина, некрофильство. Ничего-ничего, потерпите. Если 140 миллионов русских смотрят…

И.БАБЛОЯН: Господи, это правда, вы нас не обманываете, они, действительно, у Скабеевой такое говорили.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, я не обманываю. Я вчера в своем стриме давал. И вот эти смотрят вот так 140 миллионов… То есть, получается, они не украинцев едят, получается, что то ли едят украинцы пленных, то ли мертвечину. Понимаете? И Путин-то тут причем? Это такое самовозгорающееся… Я детективный сериал смотрю C.S.I Лас-Вегас, очень хороший. И там все время, если пожар, ходят эти из криминалистической лаборатории и говорят: «Нам надо найти источник пожара». Они находят, потом задают второй вопрос: «Что было, из-за чего возник пожар — что было катализатором?»

И вот они, значит, катализатор. Или, например, другие. Я вчера тоже давал. Молодые ребята спрашивают: «Что сейчас делать с войной». Они говорят: «Ну, может быть, ее и не надо было начинать?»  Пауза. Думает, думает. Потом говорит: «Ну, если уже начали, ее надо довести до конца». Что ж тогда начинали? Надо довести. И он спокойно это говорит. Он не людоед, ничего, хороший парень. У него дома, наверное, аквариум есть, рыбки или кошечка. Ну, надо же уже ее довести до конца как-то, эту войну?

Понимаете, это глубинное, это от Миши Леонтьева, дегуманизация человеческого сознания, когда человек не понимает, что значит, довести войну до конца. Это убить сотни тысяч своими сотнями тысяч, которые тоже погибнут. И ты можешь тоже сгореть в этой топке. Это больные люди, больные все. Это отключение мозгов. Это Китай времена Мао Цзэдуна, времен Культурной революции, когда Мао Цзэдун подумал, что все голодают из-за того, что воробьи клюют зерно. И он сказал: «Воробьев надо уничтожить». И миллионы молодых китайцев поверили именно этому, потому что сказал их вождь. И пошли ловить и уничтожили практически всех воробьев. И тогда те насекомые, которых ловили воробьи, сожрали следующий  урожай.

А сколько людей погибло? А как били ногами профессоров китайских университетов. Лагеря. Это всё ждет Россию.

М.КУРНИКОВ: Вы упомянули многих из пропагандистов и я, честно говоря, для меня один из самых поразительных персонажей — это как раз Киселев, который работал в Украине. Работал не просто в Украине, а прямо вот есть знаменитая фотография, как он плов или какое-то блюда Порошенко подает в качестве повара. А потом он возвращается в Россию и становится вот этим чуть не главным или одним из главных певцов антиукраинскости вообще.  Когда вы видите, что люди потом это воспринимают за чистую монету, вы не разочаровываетесь в человечестве вообще?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, слушай, не надо так. Я не помню, кто-то написал, что Россия, к счастью, это только одна пятая часть суши. Есть другие страны нормальные. Кто-то из мудрецов сказал, что то, что ты ешь, тем ты и являешься. Экстраполируя на наш разговор, я бы сказал так: Что обсуждаем, таков и уровень дискуссии.

Послушай меня,  это грязь. Всё. Это дерьмо. И вспоминая о Киселеве Дмитрии, который возненавидел Украину, потому что у него забрали его прекрасный дом в Крыму с видом на море. Я уж не знаю, что с его умом произошло. Не в том дело. Все они продали душу дьяволу. Дьявол бывает в разных видах. В этот раз, в это столетие, в XXI веке уже был один дьявол. Земля пережила его, словами Проханова, что-то такое там… геенну огненную — что-то такое. Он провалился. Сейчас другой. Это испытание такое. Вы видите, что из-за этой войны мир полностью перестраивается. Поэтому это как вирус, и организм должен придумать противоядие. А вирус называется так: Страна, в которой есть ядерное оружие, сошла с ума. И вот мир должен придумать противоядие. И вот он этим и занимается сейчас. Да, это новая реальность, но что поделать. С Леонтьевым, с Соловьевым, с Киселевым, со Скабеевой и с тем придурком, который говорил про Киевские рестораны с человеческим мясом. Ну, и самое главное, со 140 миллионами или сколько их там зомби, которые слушают это про человеческое мясо, отдавая своих детей и мужей на мясо. Ну, что делать. Человек заболевает, планета заболевает.

И.БАБЛОЯН: От ковида не получилось прививать россиян, а вы говорите вот такое противоядие.

М.КУРНИКОВ: Вы сказали про Сунака, а я бы хотел вернуться в страны Балтии, насколько можно говорить, что страны Балтии — это самый стабильный союзник Украины?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так вот насколько хочешь, настолько и говори. Это страны, которые пострадали. 51 год они ждали независимости настоящей. Это крепко настоянный коньяк — 51 год. Поэтому они все прекрасно понимают, что они следующие в отличие от россиян, которые, стоя на улице, говорят: «Раз начали, надо довести до конца», и он не понимает, что он следующий.  Все эти люди понимают в странах Балтии, что они следующие.

И Польша. Ну, Польша, она большая, и она не очень понимает, что она тоже может быть следующая. Но руководство Польши понимают, поэтому они и Украину защищают, защищая себя, ненавидя тех, кто их топтал 51 год, презирая. Но они такие эти страны… там люди холодные, рассудочные. Сбросили с себя… Я вот тут вступил в собачье… поморщился, потом пришел домой и помыл подошву. Вот так и они. Они это знают, они тренированные. У них есть вакцина. У них есть массовый иммунитет. Они побежали, вступили в НАТО и держат нос по ветру. Все прекрасно понимают, что любая страна может сойти с ума. Но такая страна, как Россия, просто огромная — не ожидалось, что она сойдет с уме. Хотя то, что был Советский Союз и то, что почти 80 лет люди слушали вранье, жили воровством при закрытых границах, не знали ,что такое банан и мандаринки вешали на елку как украшение, говорит о том, что это такая, знаете, болезнь, которая хроническая, только она принимала разные формы. От нее надо защищаться. Потому что сегодня она такая, завтра — такая. Она может вдруг обрести форму медведевскую, когда какой-то, сошедший с ума пьяный кусок дерьма нажмет на кнопку, и будет ядерный взрыв. Да, но в нем же и погибнет эта пьяная морда. Но и другие погибнут

Поэтому новая реальность, живем в новой реальности. И конечно, страны Балтии, они понимают что тот, кто в середине, они первые по мордасам и получат.

М.КУРНИКОВ: Вы, может быть, видели заявление бывшего руководителя
ЦРУ, который сказал, что самая большая угроза над Молдовой и над какой-нибудь из стран Балтии.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, что, это открытие, что ли? Это еще я сказал до него. Это и ты говорил в своих передачах.

М.КУРНИКОВ: Но когда это говорит бывший директор ЦРУ, как будто бы…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, он же бывший, а мы с тобой настоящие. Он бывший, у него уже нет доступа до той информации, которая у него была, когда он работал. Поэтому он просто человек с гигантским опытом. И он понимает диспозицию. Но, поскольку это война открытая, о чем Баблоян прекрасно знает, глядя в телефон, то никакой разницы сейчас нет. Все всё знают кроме самых главных секретов. Где расположены базы оружия, где всё это, что делает войну странной и удивительной.

И вообще я  хочу тебе сказать, что у меня возникла такая мысль, что пора кому-то заняться вопросом из военных специалистов, что война зашла в тупик совсем не в том смысле в Украине,  в котором все думают. А она зашла в тупик из-за дронов. Количество дронов достигло еще не максимума, а уже воевать невозможно с обеих сторон. Потому что как только кто-то делает какое-то движение, над ним появляется два дрона. Один дрон сообщает общий план, а другой дрон прямо тебя убивает. И это напоминает какие-то фантастические фильмы. То есть все время небо жужжит. Одни дроны разведывательные, другие дроны камикадзе. У Российской Федерации на порядок больше дронов, и они просто охотятся за каждым украинским солдатом, прост охота такая.

У украинцев количество дронов все время возрастает. То есть в этих условиях — я вел подобную дискуссию вчера в моем эфире, был военный эксперт — он говорит: «Ну, придумают что-то еще». Да, придумают что-то еще, но война вошла в тупик из-за дронов. Да, правы украинцы, которые говорят, что из-за дронов и количества мин невиданного, с которыми надо что-то делать, а делать невозможно ни с одной, ни с другой стороны, потому что заминировано всё. Но как только ты высовываешь голову — ты сразу по башке получаешь дрон.

И.БАБЛОЯН: Но это не мешает Российской армии обстреливать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да. Ну и украинской тоже. Это такая странная война 21-го века.

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, мы  с вами до Нового Года говорили об этом, и видим, что бюджет американский по помощи так и не принят, он так и завязан на вопрос миграции. Насколько, на ваш взгляд, там есть какая-то развязка?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уже есть развязка и всё будет. Вот давай я скажу одним словом: будут деньги. Деньги утвердят. Они идут из разных источников. Не в такой, конечно, сумме, но давай не забывать, что 61 миллиард долларов, который должен пойти на Украину — это не наличные, которые просто даются Украине. Во-первых, 73% из этих денег все равно останутся в Америке. Потому что пойдут на военные заводы для Украины. Но суть не в этом. Суть в том, что свято место пусто не бывает. Другие страны дают. Если взять то оружие, которое дал Пакистан — спасибо большое Байдену, который сделал волшебную операцию, — Пакистан колоссальный производитель оружие, просто невероятный. О нем мало говорят, но он большой союзник США. А Южная Корея, военная промышленность которое практически работает на Украину. Короче говоря, и деньги будут, и то будет и это. Всё будет. Поэтому никто не хоронит Украину. Знаете, как эта поговорка: Никогда не бывает так, чтобы как-то не было. Вот Украина находится в таком положении.

Сложно? Да. Сложно по другим вещам — по бюджету по закону о мобилизации, который только на следующей неделе подадут. Есть такие внутренние… есть такое украинское слово «негоразды». Я сейчас поясню, что это такое. Украинский язык очень точный. Вот, например, в украинском языке, если ты меня спрашиваешь что-то, говоришь: «Можно, я возьму «Яблоко»?» Я могу сказать: «Так». Это — Да. Ты мне говоришь: «Я хочу сделать то-то и то-то» Я говорю: «Горазд». То есть делай хорошо. А если я говорю негоразды, то это существительное получается, неполучалки, если можно так сказать. Они разные. И это совершенно вам неинтересно, это внутренняя украинская жизнь. Но сейчас самое главное — война. Поэтому всё будет.

Поляки в советские времена… у них есть такая «Ешче Польска не сгинэла», то есть еще Польша не погибла. Но в советские времена любой поляк на это отвечал: «Але сгинэ» — но погибнет. Есть, соответственно, фраза «Ще не вмерла Украина». И не умрет. Никуда не денется.

Я только представляю себе невероятное падение… я даже не знаю, в какой оно форме будет — обрушение. Знаешь, как фильмах National Geographic показывают ледники, которые вдруг падают. Это, конечно, невероятная, страшная картина, такой шума, такой грохот круглосуточный, потому что ледник движется в море или океан, и теплая вода, она это делает. Я вот себе представляю обрушение России. Потому что к чертовой матери полетит вся вертикаль. причем обязательно появится какой-то Патрушев, который захочет эту вертикаль сохранить. Он будет говорить те же слова или какой-то Медведев, что-то такое появится. Но дело в том, что это не работает. Исчезает такое коллективное сумасшествие, и вдруг выдергивает какой-то ключик, я даже не знаю, как это сказать. И другой пытается это сделать, но ничего не получается. И вот эта страна, она обрушится. Я не знаю, в каком виде. Ну, конечно, никто себе вены резать не будет. Но вот сейчас вы видите, везде все заморожено или горячая вода льется, и люди все равно не находят слова Путину, кто он такой. И не видят связи между лопающимися трубами и Путиным. Это, конечно, магический человек. Это такой Сталин нашего времени.

Я вчера видел фотографию 65-й год, заседание сельсовета. Уже в космос полетели. Сидят бабы в платках, в сапогах, без паспортов, вы знаете, только в 67-м году стали выдавать им паспорта, с чертой оседлости — они не могли выезжать из своих колхозов и так далее. И это было нормально. Я бы автору фраза «Никогда не жили хорошо — нечего и начинать», я бы дал Нобелевскую премию по литературе, потому что она даже не только России касается, она касается всех таких стран эффекта массового помешательства. И, собственно, в каждой стране это есть. Потому что в каждой стране есть секты. Помните секта Аум Синрикё. Его же, по-моему, казнили. Молодые люди, они не знают. Но вот представьте себе: Япония, фирма «Сони», чудеса техники, портативные телевизоры — и вдруг сидит  дурно пахнущий, небритый японец в сари таком, не знаю, как это по-японски называется, который говорит, что надо чистить планету. И все говорят: «Да-да…». и они запускают зарин в метро.

Или, например, знаменитая история, когда я был совсем юный, когда в Америке, там была секта… А в Америке особое дело, в Америке люди могут выкупить участок земли и жить там, как они хотят. Короче говоря, стало понятно, что там было такое, что «Мы должны увидеть господа и пойти к нему». Пойти к нему — это принят массово яд. И стало это известно ФБР. И ФБР предложило им… И, в общем, они сделали штурм, но несколько сот человек… там прямо бочки стояли с разведенным цианистым калием. И вот матери поили детей, держали из за руку. Вот это же бывает? Вот это сейчас в России. То есть человеческом сознанию свойственно слабым людям — почему люди счи идут в кибуцы в Израиле? Потому что кибуц — это как армия, только хорошая. Ты работаешь, тебя защищают… Я немножко огрубляю, потому что нынешние кибуцы, вы понимаете, совсем другое. Но если ты идешь в кибуц, то за тебя думают, ты работаешь, ты счастлив, вокруг тебя люди, и ты не один.

Россия — это страна одиночек. Страна слабых людей. Это такое странное религиозное одурманивание. Вот эта фраза знаменитая: «До бога высоко, до царя далеко». И вот это знаменитое видео — вчера я показывал, — где бурят говорит: «Я обращаюсь к хозяину. Хозяин, я вот ранен был, а меня опять отправляют на фронт. А у меня вот ноги не держат. И я прошу царя разобраться в этом». Он серьезно, он не юморит. Несчастный какой-то бурят говорит: «Я обращаюсь к хозяину».

И.БАБЛОЯН: А хозяин кто, Путин?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, Ганапольский.  Как говорила Оля Журавлева, догадайся с трех раз, кто хозяин и кто царь. Великое достижение западного мира совсем не в телефоне Айфон. Телефон Айфон не могут сделать несвободные люди, они могут только в Китае его собирать.

Что такое свободный человек? Это полет мысли неограниченный и полет действия. Ну, вот пример: Илон Маск. Это же частная компания. Сначала он все это придумал, потом все это сделал. И суть не в том, что он стал самым богатым человеком в мире. Дело здесь не в этом. Он принял решение — и он это сделал.

Так вот западная цивилизация, она прекрасна на Айфонами, а она прекрасна тем, что она придумала такую систему сдержек  и противовесов, что не уничтожается человеческое достоинство и человеческое право на что-то, на что угодно. Сначала написали книжку под названием Конституция, после этого сделали все институты, которые Конституцию защищают. Вот почему, если Дональд Трамп, которые не признает Американскую Конституцию, станет президентом страны, то будут большие проблемы. Потому что перед нами будет опять массовое помешательство секты. Половина Америки станет сектой, причем сектой современной. Он не говорит о боге. Ог говорит о тельце. Это Путин, по сути. Но это американцев дело, пусть они делают, что хотят. Я просто хочу сказать, что эта война российско-украинская и все проблемы, которые с ней возникли, они показывают — ну это рассуждения должны быть уровня Мамардашвили — они показали общество, что можно держать в руках Айфон, но быть архаичным обществом, пронеся сквозь века, сквозь тысячелетия сознание… экстраполяцию… Что такое религия? Религия выполняет две вещи. Религия, во-первых, крайне необходима как институт примирения тебя со смертью. Вот почему абсолютно во всех народах самые невероятные ритуалы — это связанные с кончиной человека. То ли его сжигают и так далее… Но вот это такое примирение со смертью. Что такое рай? Вот я умру, но я туда попаду. И дальше выстроился институт ада. Но это уже произвольное.

Второе, что выполняет религия, — она структурирует желания, структурирует поведение, она помогает и сильному человеку, но в основном слабому человеку находить дорогу в жизни, какие-то ориентиры. Вот 10 заповедей, вот какие-то праздники религиозные и так далее. То есть в жизни нет справедливости, но человек экстраполирует это на что-то, что пусть даже во время жизни, оно не сработает, но сработает после твоей смерти.  Потому что там есть книга, в которой написано каждое твое действие, и действия того негодяя, который тебя гнобил всю оставшуюся жизнь. И вот эта архаика одновременно с Айфоном условным и с машиной «Теслой», с высадками на Луну, она живет в человеке. Поэтому человек довольно мало модифицировался. И это надо понимать. Ведь помощь Украине  была вначале была оказана маленькая и слабая, потому что они не думали, что так будет. Они не думали, что так может быть. А оно оказалось именно так. Огромная страна превратилась в зверей и во главе с главным убийцей пошла убивать и соседа и себя. И это продолжается уже два года. Поэтому предстоит еще, как говорил Леонид Ильич на своих съездах, большая работа. Путем самопознания общества, что она такое собой представляет и придумывание, изготовление, внедрение механизмов, чтобы такого больше не было.

М.КУРНИКОВ: Матвей Юрьевич, как вы видите дискуссию, и как вы отвечаете для себя на вопросы о мобилизации и о том, что выше: право человека сохранить себя, или право государства мобилизовать человека?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если вы помните, мы когда-то с Венедиктовым придумали передачу «Кейс». Это было наше изобретение. Чего-то мы сидели с Венедиктовым у него в кабинете и придумали эту передачу. У меня даже книжка вышла в свое время, где я собрал эти кейсы. И это замечательно, потому что эта передача и младший Бунтман, который собирал для этой передаче эти кейсы, показывает, что законность — это одно, а справедливость — это другое.

Поэтому в любом законе про мобилизацию, в любой мобилизации есть законность, которую определяет государство, но нет справедливости. Потому что превалирует доминанта сохранения жизни человека, забота о том, чтобы не погибнуть на войне. Если это нормальное общество. А Украина — это нормальное общество, где у людей семьи… Поэтому справедливости не будет, а будет что-то такое, что не устроит никого…

Знаешь, что она делает? Она срывает мобилизацию украинскую.

М.КУРНИКОВ: А, мне кажется, она просто не выдерживает вашей мощи интеллектуальной — не выдерживает техника.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какая техника? Упал телефон — это техника не выдерживает.

И.БАБЛОЯН: Штатив, лампа, всё упало.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отвечаю коротко. Не будет здесь справедливости. Посмотрим, какой закон они предложат. О нем можно говорить долго, либо никак. Там есть нюансы, есть предложения. В общем, это дело не 5 минут.

М.КУРНИКОВ: По-человечески как вы относитесь к тому, когда какие-то страны говорят: «Мы будем содействовать, чтобы возвращались те, кто подлежат мобилизации».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это все слова. Ты всегда говоришь правду, но сейчас ты говоришь неправду. Потому что ни одна не будет содействовать. Никто не будет содействовать. Это нарушение европейских правил. Хуситы, может быть, содействовали бы. Но украинцы просто туда не успели добежать. Никто не буде содействовать. И Зеленский говорит всякие разные фразы. Но сейчас он значительно смягчил свою позицию, потому что его нажал Залужный. Залужному нужны люди. Но справедливость в этом только одна. Люди, которые поехали туда, желательно, чтобы они помнили о стране и отчисляли часть своих доходов как некий налог Украине . Потому что за рубежом сейчас находится порядка от 7до 11 миллионов украинцев. Если даже в месяц сбрасываться по тысяче гривен… например, сбрасываться по 20 долларов.  от 7 до 12 миллионов  человек сбросятся по 20 долларов, представляешь, какие это деньжищи? Это институт, который я поддерживаю.  Ты уехал — не забывай о своей стране, получается, там люди за тебя умирают. Я нахожусь в Украине , я получаю зарплату. Мне воевать поздно. Уже дедушка, песок сыплется. Но я получаю зарплату, и с нее идут налоги, за которые живее Украина армия. Потому что деньги, которые присылает Запад, они только идут в бюджет — учителям и так далее. Они не должны идти на войну, такое правило.

Так что патриотизм — это штука разная, пластичная. И если ты любишь свою страну, то надо не только в вышиванке ходить по Берлину, но еще и помогать своей стране.

М.КУРНИКОВ: Спасибо, Матвей Юрьевич, что этим утром были на связи.

Не забывайте дорогие друзья, что сайты блокируют, VPN  сервисы блокируют. Непонятно, заблокируют ли YouTube, а если заблокируют, то когда. Самый надежный способ, судя по всему — это Телеграм-каналы типа «Эхо FM» или «Эхо. Новости». И вот на «Эхо FM» как раз закрепленным сообщением — это подписка на письма. Еженедельная рассылка, обязательно подписывайтесь. И будете получать, в том числе, письма…

И.БАБЛОЯН: Там новости или что это?

М.КУРНИКОВ: Там главные материалы собраны. Подпишитесь, посмотрите.  Пока!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Счастливо, ребята!