Купить мерч «Эха»:

Сиеста в России - Александр Добровинский, Мирослава Дума, Юрате Гураускайте - Zoom - 2010-07-14

14.07.2010
Сиеста в России - Александр Добровинский, Мирослава Дума, Юрате Гураускайте - Zoom - 2010-07-14 Скачать

Т. РОДНЯНСКАЯ - 0 часов 9 минут в Москве. Сегодня среда, и наконец-то после долгих летних каникул, программа Zoom возвращается в эфир радиостанции Эхо Москвы. За это это время я успела попутешествовать, набраться много новых интересных тем для нашего с вами обсуждения, с вами неизменно я, Таня Роднянская. Ира не смогла пропустить скидки в Италии, поэтому она сегодня отсутствует, но я обещаю вам увлекательнейший разговор. Сегодня со мной в студии: Мирослава Дума, обозреватель моды и учредитель культурно-благотворительного фонда «Планета мира», добрый вечер.

М. ДУМА - Здравствуйте.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Юрате Гураускайте со сложной фамилией, главный редактор журнала “In style”, добрый вечер.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Доброй ночи.

Т. РОДНЯНСКАЯ - И Александр Добровинский, адвокат. Добрый вечер.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Здравствуйте.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Мы говорим сегодня на самую актуальную тему – аномальная жара. Аномальная жара сейчас не только в Москве, но и во многих городах Российской Федерации. Как спасаться от жары в городе, что носить в такую погоду, чтобы не только не получить перегрева, но и выглядеть свежо и модно, куда уехать отдыхать – об этом и многом другом мы сегодня говорим такой замечательной компанией. А начнём мы, пожалуй, с недавнего предложения Геннадия Онищенко. Итак, Геннадий Онищенко предложил ввести гибкий график работы и увеличить большой обеденный перерыв, то есть сделать сиесту. Он сам так её и назвал. Так и звучат наша сегодняшняя тема – «Сиеста в России». Итак, как, по вашему мнению, возможно это в России - сиеста?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Я за.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Я тоже.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Мира?

М. ДУМА - Так, естественно, не будем выбиваться из компании.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну «за» –то все. Но думаете, что, действительно, это возможно, большой перерыв обеденный?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Можно объединить с борьбой с демографическими проблемами в стране. Ну, например, в обязательном порядке заставить заниматься сиестой на работе парой. Знаете, любовь не знает границ, и поэтому сексом можно и в жару, и в холод, и заодно мы будем плодиться, хорошая идея.

М. ДУМА - Мне кажется, в жару не работает у человека ни голова, ни…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Слушайте, вам не повезло. Работает, работает, я вас уверяю. Ну а как же на пляже?

М. ДУМА - Мы как на пляже? Ну не знаю. Мы как раз-таки... Нам рожать в октябре, дай Бог. Если 9 месяцев назад, то это как раз январь, поэтому…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А какая была холодная стужа в январе, и ничего.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Я согласна, я согласна, чтоб, мне кажется, сиеста, сколько, четыре часа?

Т. РОДНЯНСКАЯ - Три-четыре часа.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - За эти четыре часа можно перевернуть мир и работу поднять, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Юрате, тогда конкретный вопрос: в вашей редакции, редакции вашего журнала, есть ли такой долгий отдых для сотрудников?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Честно, по моим наблюдениям, они всегда куда-то уползают в районе часа, и потом ты их не можешь собрать и думаешь, когда дед-лайны, сентябрьский номер, буквально это происходит на глазах в эти дни, потому что понятно, что мозг не так соображает, как в обычные 25 градусов, и мы немножко расплываемся мозгами, скорость наша меньше, нужно как-то отвлечься, вдохновиться, водички попить, мороженого поесть опять же таки. Кто как развлекается, и самое дневное время немножко выброшено, это правда. Вот утром рабочее состояние и ближе к вечеру. А учитывая, что наша страна работает вообще по 12 часов, что адвокаты, что журналисты, даже гламурных изданий, всё равно самый удар вечером.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Я понимаю, что у всех у вас троих нестандартный график, да?

М. ДУМА - Ненормированный.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Мне кажется, в нашей стране у кого нестандартный?

Т. РОДНЯНСКАЯ - Не с 9 до 6.

М. ДУМА – Нет, он есть как раз.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, да, у почтальонов, а у нас нет.

М. ДУМА - Ну почему, в каком-нибудь банке, наверное, в компании нефтяной.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Да, но у вас троих, я сейчас говорю про вас троих, у вас у всех ненормированный график.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Поэтому мы за, вы же понимаете почему.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Вы нас и пригласили.

М. ДУМА - Я, например, знаю один, есть такой у нас издательский дом, он не только у нас, вообще, в мире, один из самых авторитетных. В общем, есть у нас.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Неужели Сергей Родионов?

М. ДУМА - Нет. И там записывают, там стоит такая вот машина, которая записывает чётко фамилии, кто во сколько пришёл, кто во сколько ушёл. При том, что, на самом деле, журналист – это такая, конечно, профессия, которую категорически нельзя контролировать. Муза может придти ночью, может придти днём. Наверное, действительно, в такую жару, работать и писать вообще невозможно.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Главное кондиционер. Я просто знаю, о каком в издательском доме идёт речь.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - У меня была знакомая муза. Действительно, приходила ночью.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А муза может и не придти вообще.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А может и вообще не придти.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну, а если серьёзно, существуют ли какие-то ограничения обязанностей у работников, когда такая аномальная жара. Какое-то существует законодательство?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Благодаря вам выяснилось сегодня две вещи. Во-первых, этот вопрос вы мне задали до передачи, я совершенно не знал, как на него ответить, поэтому я позвонил одному из адвокатов, который в эту жару сидит, честно, он сидит на работе, можете себе представить? Выяснилось две вещи.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А он, наверное, днём не работал, у него сиеста была

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет, он работал, я сегодня целый день его видел. Так как зарплат у нас нету, поэтому люди трудятся на совесть. Я выяснил две вещи: что в 12 часов, во-первых, он работает, за что честь ему и хвала. Во-вторых, я выяснил, когда у нас надо людей отпускать. Оказалось, что на рабочем месте температура должна быть 24 градуса, ну плюс минус пару градусов можно накинуть. А если температура на рабочем месте становится 31 градус, то все могут благополучно собрать вещички, подойти в офис к боссу и сказать – пошёл ты… в холодное помещение и благополучно уйти, но я правда не знаю, у кого и когда это происходит, такое не встречал никогда, но, действительно, такое есть.

Т. РОДНЯНСКАЯ - То есть, дорогие радиослушатели, вы сейчас поняли, да, что вы можете вооружаться термометрами, завтра пойдёте к себе на работу в офис и следите: как только зашкаливает температура, показываете термометр вашему боссу и говорите – до свидания.

А. ДОБРОВИНКИЙ - И он вам говорит «до свидания». Вот и поговорили удачно.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Юрате, а у вас в издательстве действительно ли могут быть какие-то послабления для работников? Может быть такое – свыше 35 градусов – можно не издавать новый номер журнала.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Невозможно, у нас же бизнес у всех. Каждая страница стоит денег, реклама… Поэтому никто против этого не пойдет и поэтому всё должно быть вовремя, поэтому будем работать по ночам.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Но всё равно, когда только работать.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Да, ну… какое послабление… в глянце работа, принцип работы таков: не успел – твоя проблема, ты должен сдать, у тебя есть дедлайн. Хочешь – по ночам, хочешь – по утрам. Просто ещё проблема журналистов всех, что они очень трудно просыпаются с утра, поэтому их тоже в 9-10 утра ждать не имеет смысла…

М. ДУМА - В основном, они даже ночью все-таки пишут.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Это не адвокаты. Мне кажется, адвокаты – это такие солдаты. . Во сколько скажут – во столько и встал.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Ну они солдаты видимого фронта, но дело же заключается в том, что мы связаны, конечно, с судами, но никогда ничего не успеваешь, особенно если офис загружен.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Вы тоже не успеваете?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, никогда ничего не успеваешь, и вот пример тому, что мой коллега Серёжа Гришанов, который у меня работает сейчас, сидит и готовится к завтрашнему суду, это, в общем, здорово, потому что люди любят работать в жару.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - А может быть, у вашего коллеги уже была сиеста?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Действительно, я не видел секретаршу. Ни его, ни секретарши днём не видел часа три, а потом появилось мороженое, да. Вы знаете, я по-своему веду борьбу, вот уже несколько дней подряд выдаю деньги – покупают мороженое, правда, я их сам и съедаю в больших количествах тоже.

Т. РОДНЯНСКАЯ - И у вас стоит холодильник?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, ну, естественно, у нас стоит холодильник, и мы лечимся мороженым, очень вкусно, кстати.

Т. РОДНЯНСКАЯ - То есть, каждый сотрудник, ему плохо, ему жарко, он подходит к этому холодильнику и охлаждается.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, да, да. Совершенно верно, да. А вообще, самая прохладная комната – знаете какая? Самая прохладная комната – та, в которой стоят вот эти штуки… серверная. Там в обязательном порядке должна быть низкая температура, и туда по очереди всё заглядывают, потому что там точно так хорошо. Действительно, кондиционер вовсю фигачит. И там очень здорово.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Кстати, сиеста – это замечательно. Но куда деваться 3-4, а может быть и 5 часов, допустим если дума её приняла. Ну допустим, пофантазируем так замечательно. Но далеко не в каждых офисах есть комната отдыха с диванами или, на худой конец, раскладушками. У нас в редакции нет, например, такой комнаты отдыха. У нас есть гостевая, но там только для гостей.

М. ДУМА - Ну у вас, слава Богу, кондиционеры есть.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Кондиционеры есть. У вас есть какая-нибудь комната отдыха или у вас есть какая-нибудь комната отдыха?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Ну, у нас просто нет других. Одни комнаты отдыха. Нет, нет, конечно, есть комната такая, которую мы называем маленькая переговорная или есть ещё там ожидания всякие, где стоят диванчики, но я, конечно, плохо себе представляю, что весь коллектив там разделся, прилёг.

М. ДУМА - Но как раз вы предлагали, что мы демографически… это мы во время эфира обсуждали? Поднимать демографическую ситуацию. Вот, как раз…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Приходит клиент и говорит – знаете, у меня проблема, а ему говорят - а у нас сиеста.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это как в рекламе, помните: «а у нас сиеста». Юрате, а у вас есть комната отдыха.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Нет, никакой. Только рабочие места исключительно, но это счастье, кто работает рядом. Ну я понимаю – вот Испания, там эта возможна сиеста, какие-то совсем южные латиноамериканские страны. Ты понимаешь, что там всё в пределах, вышел из дома, с работы завернул за угол, попил мохито, вернулся на работу.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - У нас только махито…

Т. РОДНЯНСКАЯ - И загремел.

М. ДУМА - У нас тяжело, действительно, куда-то выйти в кафе.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Особенно на Рублёвку попробуй проехать.

М. ДУМА - К сожалению, не у всех есть такая возможность…

Т. РОДНЯНСКАЯ – И есть офисы,которые находятся на окраинах, а не в центре города. Ну, кстати, с другой стороны, если вспомнить ту же Испанию.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Хороший бизнес, кстати - развивать центры отдыха в разных локальных регионах.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Я вам скажу такую вещь. Много-много лет назад меня занесло в одну африканскую страну недели на две. Там, какая-то Берег Коровьей Кости, я не помню, как она называлась. Сейчас её называют Кот-д’Ивуар, а вообще Берег Слоновой Кости всю жизнь называли… пересобачили имя. И там рабочий день – пришлось там работать – рабочий день начинался в 6 утра. Уже люди приходили на работу, офисы работали вовсю. И к 12 часам, к часу все расходились. Потом исчезал весь такой центр маленький европейский, и потом собирались поиграть в теннис, по-моему, где в 10 или в 11 вечера на освещённых кортах. Вот так была устроена жизнь, потому что нереально было жарко.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Мне кажется, это не очень удобно. Но вот, кстати, если вспомнить ту же Испанию: тебе нужно пойти в какой-нибудь магазин – не работает, в ресторан – не работает, даже аптеку сложно найти, ту, которая работает, в эту сиесту. Вымирают все.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Потом есть даже такое, кодовые слова и понимание, специальные слова испанские mañana-mañana, у них поэтому всё завтра-завтра, а не сегодня, точно так же в Африке, я была в Кении, правильно они в 6 утра начинают, с 12 вымирают до 6-7 вечера, поэтому у них ключевые слова «поли-поли», это значит “slowly-slowly”, «медленно-медленно». Вот поэтому весь бизнес ровно так и строится.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - На самом деле вы правы про Испанию, но там меньше всё-таки становится. Я только что из Испании, я там был неделю назад в Памплоне.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - То есть они так уже в международный ритм…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Знаете, Памплона – это городок, где бегают быки по улицам, Хемингуэй написал «Фиесту» там свою и так далее. И мы с друзьями смотрели на это дело. В первый день, когда начался праздник, площадь типа по размеру Никитские Ворота, в 12 часов стояло тысяч 25, вы представляете, на площади, которая величиной с Никитские Ворота, стояло тысяч 25 набитые люди в ожидании того, что объявят праздник, они завяжут красные косынки на белом. И сверху люди их поливали – все пьяные были – потому что это традиция – напиться, и сверху их поливали холодной водой из ближайших домов. Потом праздник продолжался, где-то в 2-3 часа вся поляна и все газоны были застелены спящими людьми, которые благополучно…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Перешли в сиесту.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, перешли в сиесту.

Т. РОДНЯНСКАЯ - И они сказали – а у нас сиеста.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, да, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Хорошо, следующий тогда вопрос из-за этой аномальной жары. Очень важный вопрос - дресс-код: послабляете ли вы в своих компаниях, ну, Миру, к сожалению, не могу спросить, потому что она не работает в конкретной компании, она скорее Freelance, я правильно говорю?

М. ДУМА - Угу.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Послабляете ли вы в своих компании дресс-код, и был ли он у вас жесткий, потому что в некоторых компаниях он действительно жёсткий: нельзя ходить в рубашках с коротким рукавом, женщинам нельзя ходить в колготках, нельзя ходить в туфлях с открытым носом.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Не в колготках, наверное.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А я сказала что?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - В колготках.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну вы меня поняли, я оговорилась. Нельзя ходить без колготок, нельзя ходить в туфлях с открытым носом. Есть ли у вас такие правила жёсткие и если они есть, то исчезли ли они сейчас в такую жару?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - В мире моды нет таких, конечно, правил. Всё-таки мир моды – он близок к миру потребления, поэтому все немножко ориентируются на природные условия, либо модные условия, либо сезон, тенденции, здесь, скорее, задача стоит так: как сделать комфортно, при этом гламурным. Все не любят это слово, но тем не менее.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Оно уже было произнесено.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Оно было произнесено, да. Чтобы всё-таки это выглядело элегантным, заменим его, и как-то производило впечатление, что люди работают в глянцевой редакции. Да, модной редакции. Это сложно, это не так всё просто..

Т. РОДНЯНСКАЯ - У вас, наоборот, дресс-код, чтобы быть модным.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну вот да, чтоб быть модным, но ты, естественно, можешь поступать в зависимости от того, как ты считаешь нужным, и от ситуации. Если такая жара, понятно, никто не заставит одеть на тебя полностью костюм чёрного цвета, вечного модного цвета в мире моде, да? Поэтому люди фантазируют, но важно, чтобы общее направление, тенденции соблюдались.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Александр, а у вас всё-таки серьёзное юридическое бюро.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - У нас серьёзное юридическое бюро, это правда, поэтому…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - И девушки.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - И девушки серьёзные у нас все работают, поэтому всем разрешено ходить в эту жару, как хотят, потому что настолько к нам серьёзно относятся, что, я думаю, что в эту жару нас клиенты простят, если мы будем одеты фривольно и мне надо было подать пример, я его подал, я хожу без бабочки традиционной, в которой я хожу обычно, я иногда завязываю шейный платок, но я хожу совсем в другом виде, нежели чем обычно. И разрешил всем….

Т. РОДНЯНСКАЯ - Все могут наблюдать это на Web-трансляции.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - И разрешил так же всем одеваться, пока не спадёт жара, конечно, это нормально, и я думаю, что все клиенты, которые к нам ходят, это поймут. Ну, ещё всякие там фривольности тоже разрешат.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Но в любые другие дни у вас строгий дресс-код?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Ну, вы знаете какое дело, конечно, потому что надо уважать человека, который к тебе пришёл, и, по крайней мере, строго выглядеть, когда ты сидишь напротив него, потому что он пришёл доверить тебе самое сокровенное, я не имею в виду, что он принес тебе деньги, а…

М. ДУМА - Я думаю, и это вы имели в виду.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Пришёл к тебе рассказать о своих болячках и всё такое, когда приходит человек и приносит нам досье и говорит, что ему нужен адвокат, и ты листаешь это досье и говоришь - тебе адвокат не нужен, тебе нужно чудо, то он должен это услышать и как-то довериться и переварить.

Т. РОДНЯНСКАЯ - И ты должен при этом выглядеть прилично.

М. ДУМА - Чтобы человек мог доверять.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Хотя то, как сейчас выглядит Москва – это очень смешно. Такое ощущение, что центр города превратился в какой-то пляж. Все в шортах…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Это правда, а мне нравится жутко.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну ещё бы вам не нравилось.

М. ДУМА - Ощущение курорта, вы знаете. На самом деле, резюмируя, мне кажется, вот извините, прошлый наш разговор по поводу сиесты: если мы пришли к выводу о том, что некуда спрятаться в эти 3-4 часа, то, может быть, тогда просто стоит рассмотреть – это вот, к Онищенко, например, вопрос о том, чтобы заканчивался раньше рабочий день. Может быть, люди… наоборот, чтоб начинался позже, может быть, чтобы люди, вот, как вы рассказывали, чтобы работали позже, когда, например, жара уже спала. Потому что действительно, я знаю по многим людям, что негде… некуда деваться, негде спрятаться и если, например, в компании ещё есть, стоит кондиционер, то есть нормальная погода, температура, то хотя бы чувствуешь человеком там, ты выходишь на пределы офиса компании - и ты оказываешься где, либо в кафе, если у кого есть на это возможность, либо в парке, чего у нас тоже, к сожалению, согласитесь, нету. То есть в принципе, некуда, негде спрятаться и некуда себя подать, правда?

Т. РОДНЯНСКАЯ - У меня встречное предложение.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Извините, я вот каждому работнику у нас подарил отдельно взятый кондиционер, каждому.

М. ДУМА - Отдельно взятый – это как?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Это пропеллер?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет, называется веер.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Бумажный веер.

М. ДУМА - Ручной.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Александр сидел и складывал гофрированную бумажку.

М. ДУМА - Кстати, что сейчас было в Париже на показах, сейчас была, прошла неделя Кутюр в Париже, и я да вот, смотрю, у меня зрение не очень хорошее, и вы знаете так, расплывчато такие веры, по всему, все ряды, которые передо мной сидели, причём не веерами, а пригласительными. Жара.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну на московском фестивале, закрытии, когда была дикая жара, я удивилась, что очень много русских звёзд с удовольствием…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Обмахиваются веерами бумажными.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Правда, все они были очень похожи на Кармен, но тем не менее

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А Карл Лагерфельд… первый…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Карл Лагерфельд просто… папа.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Душка.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Родоначальник. Итак, мы делаем вывод, что у нас тренд создался, да?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Новый тренд, это веер. И если такая жара будет держаться, то в следующем году нужно открывать магазин.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Хотите - я буду на вас дуть?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Давайте сделаем небольшой перерыв и послушаем комментарий Елены Малышевой, ведущей программы «Здоровье» на Первом канале, профессора, доктора медицинских наук. Она даст нам несколько советов, как избежать перегрева в невыносимую жару.

Е. МАЛЫШЕВА - В жару самое опасное, что есть – это потеря огромного количества жидкости. Прежде всего, жидкость теряется с потом. Кроме того, жидкость теряется при учащенном дыхании, а в жару мы неосознанно можем дышать немного чаще. Потеря жидкости приводит к тому, что кровь сгущается, жидкая часть уменьшается, кровь становится гуще и главная угроза, которая существует в этот период – это, конечно, угроза для людей старше 40-50 лет, получить инфаркт миокарда или инсульт, тяжелейшие заболевания, смертельно опасные. Но если понимать вот этот механизм главный, потерю жидкости во время жары, совершенно понятно, что делать: первое - нужно восстанавливать потерянные объёмы жидкости. Каждый день человек должен выпивать не менее двух литров простой воды, не чай, не кофе, простая негазированная вода. Не менее двух литров. Это первое. Это самое главное и второе, конечно - это тот период, когда нужно пользоваться кондиционерами, везде, на работе, дома, в машине – везде, потому что кондиционер предотвратит потение, а значит, предотвратит потерю влаги, жидкости, а значит, предотвратит те угрозы, которые в такую жару неизменно возникают. Вот вкратце, основной механизм, совершенно ясно как поступать – перенести все тренировки в помещение, которое кондиционируется, потому что на такой жаре тренировки не могут быть длительными, они не могут быть длительными, опять же, потому что это будет слишком тяжело. Тем более, тренируясь, люди потеют, но это касается только спортсменов элиты, больше не тренируются каждый день, а спортсмены элиты могут позволить себе хорошо кондиционируемый спортивный зал. Точно так же бегать, точно так же ходить. Жара продлится недолго, поэтому на спортивной форме это не скажется.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Итак, Елена Малышева нам сейчас рассказала, что нужно пить только воду, никакой ни чай, ни кофе, ни горячие напитки, ну, естественно, никакого мороженого, однако в то же время Геннадий О Онищенко наоборот рекомендует пить чай. Как вы думаете – кому верить: Онищенко говорит «чай». Малышева говорит – воду.

М. ДУМА - Я лично на себе пробовала - мне больше помогает вода.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Просто вода, что вы предпочитаете?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Мне кажется, днём воду, а ночью, может быть, холодный чай.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Да. Александр.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А что, чай – это не вода?

Т. РОДНЯНСКАЯ - Чай – он горячий, вообще-то.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Здесь всё-таки я как-то верю больше среднеазиатам, которые чай в жару пьют и прекрасно себя чувствуют.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Зелёный.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Зелёный, да. Поэтому…

Т. РОДНЯНСКАЯ - То есть поверим Онищенко?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Поверим Онищенко, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Геннадий Григорьевич, мы верим вам, пьём чай, спасаемся чаем. Следующий вопрос у меня, Мир, как ты считаешь: что нам нужно носить в такую жару, чтобы не только избежать перегрева, но и выглядеть модно, свежо, актуально?

М. ДУМА - Ну, в первую очередь, я считаю, что нужно избежать оголений.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Оголений в прямом смысле?

М. ДУМА - Да, ну то есть, не чересчур короткое, с декольте можно…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Не спешить.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Очень зря.

М. ДУМА - Не спешить. На самом деле, то, что никогда не выходит из моды, Юрате, наверное, со мной согласится, это лён, это тот же хлопок.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Такой очень лёгкий.

М. ДУМА - Это очень лёгкий, это натуральные просто ткани, и желательно белого цвета, то, что не притягивает к себе ещё больше температуры, Солнца, и на самом деле это белые сарафаны, это белые какие-то… даже, например, хлопковые белые рубашки, у которых закатывают, знаете так, сильно рукава, правда? Они могут даже быть с рукавами три четверти, главное чтобы не обтягивать, потому что когда обтягивают – это катастрофа.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - В этом сезоне длинные сарафаны – это …

М. ДУМА - Это самое, да.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Вот посмотрите на улицах, сколько прекрасных девушек. И наша ведущая не исключение, по-моему.

М. ДУМА - Не исключение.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Вся в трендах.

М. ДУМА - Поэтому мой личный такой…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Совет?

М. ДУМА - Да, совет. Я во всём, везде вижу микробы, и 158 раз в день мою руки и поэтому когда я вижу девушку в короткой юбке, мне кажется – Боже, бедная, если она ещё и без колгот, мне кажется, как она может сесть в какой-нибудь общественный транспорт или на ту же лавочку, там столько микробов, поэтому, ну вот честно, да, даже с точки зрения той же гигиены и вообще всего прочего, потому что скопление бактерий, микробов сейчас особенно в такую погоду, температуру развито, советую всем носить всё-таки в пол, это очень удобно, садишься куда хочешь и ничего не прилипает, ещё и главное – всё прилично, всё закрыто, нету оголённостей, при этом действительно ты ещё и выглядешь стильно, правда?

Т. РОДНЯНСКАЯ - Юрате, есть что добавить?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну, Мира абсолютно всё правильно сказала. Единственное, что может быть прекрасные гаремные брюки… вообще, всё должно быть широкое, распашонистое.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А как насчёт головных уборов?

М. ДУМА - Какие-нибудь туники, кстати говоря, шёлковые могут быть. Туники, главное чтобы это не было обтягивающее и желательно, чтоб это всё-таки было 100 % натуральная ткань, материал.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Максимально лёгкий. Просто лён не всегда бывает очень лёгким. Какой-нибудь батист, то, что в нашем понимании.

М. ДУМА - Да, да, да. Самое лучшее – хлопок либо шёлк.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - У меня вопрос сразу к вам: а как вы относитесь к нудистам?

М. ДУМА - Вот, честно, очень отрицательно.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - В городе – нет, а вообще?

М. ДУМА - Отрицательно, я считаю, потому что я считаю, что не нужно эпатировать. Знаете, вот сейчас недавно присутствовала на пляже одной прекрасной страны и там лежала семья, на этом пляже: мама, папа и двое мальчиков, мальчику одному 4, старшему 7. Мама лежала топлесс.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А папа лежал низлесс.

М. ДУМА - Ну в общем, притом, что мы это не были на нудистском пляже, это был обычный общественный приличный пляж. Но я считаю, что она вызывала некий дискомфорт, во-первых, у других людей, у меня, у беременной девушки, да. Так ещё, у этих маленьких мальчиков, мне кажется, что, я считаю, знаете как называется – мой дом – моя крепость. Зашёл к себе домой – раздевайся, извините, хоть до гола, ходи, как хочешь.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - А потом к психоаналитику. Всей семьёй.

М. ДУМА - Наверное, да. Но всё-таки я считаю, что не нужно эпатировать.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Мы против нудизма?

М. ДУМА - Мы против нудизма, да.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Вообще-то аульный какой-то взгляд.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Давайте мы не будем сбиваться с нашей темы. Сейчас Александр надел на себя свою шляпу, в которой он пришёл.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Весь в трендах, весь в модных вещах.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Ну вот я такой, вы меня ещё голым не видели.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Давайте сейчас остановимся поподробнее на головных уборах. Печёт Солнце, жара. Головные уборы у нас сейчас какие актуальны?

М. ДУМА - Вот, то, что вы видите на…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - И девушки, и юноши могут…

М. ДУМА - Да, универсальная шляпа Федора.

М. ДУМА - Универсальная шляпа-федора, на самом деле, причём, когда Александр зашёл, я сразу оценила, ну на самом деле, у меня такая же шляпа.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это очень элегантно, согласитесь, на мужчине видеть шляпу.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Это правда, это элегантно. Я считаю, что это очень сексуально, кстати, тоже.

М. ДУМА - В Европе очень часто носят шляпы, именно вот эти вот федоры, это сейчас вот…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Да, и в Америке очень много носят шляпы.

М. ДУМА - И сегодня…

А. ДОБРОВИНКИЙ - Шляпы вернулись.

М. ДУМА - Шляпы вернулись, да, и сегодня, кстати, этим летом уже вошли в моду такие французские шляпки маленькие, то есть это такая же шляпа классическая федора, сейчас носят, знаете такие, ну это французская, наверное, Юрате?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Да, да.

М. ДУМА - Когда они вот такие коротенькие плюс ещё вот как носят эти, гондольеры в Венеции, да? Такие прям совсем…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Типа канотье, только больше поля.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Они, правда, от жары не спасают, но…

М. ДУМА - Но они хотя бы прикрывают макушку и можно избежать удара.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Я был в Японии, там очень модные шляпы и полно шляпных магазинов, и девочки носят всякие шляпки симпатичные. Там своеобразная японская мода.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Японская публика – она сама по себе, абсолютно сама по себе.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, она отдельно, она сама по себе. А мне очень понравилось.

М. ДУМА - Азия, вообще, сегодня, даже, например, все молодые американские дизайнеры, они все азиаты, согласитесь, да?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Да, да, да.

М. ДУМА- Все, Гэрек Лэмф, Филипп Лим, Такун – они все азиаты. Поэтому Азия в смысле моды, они сегодня впереди.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Я буквально недавно была, поскольку были эти летние каникулы, была на Гавайях, на Гавайях очень много японцев, ну очень много.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Недалеко.

Т. РОДНЯНСКАЯ - У них есть прямые рейсы, и они тоже ходят все в шляпах поголовно, в самых разнообразных.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Извините, потом приятно посмотреть, что ты бомбил в своё время, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Сначала бомбили, а потом отдыхаем.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Проблема в том, что шляпу надо уметь носить, это надо не стесняться, должен быть внутренний настрой в человеке. К сожалению, не у всех это есть.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Но всё-таки я призываю вас, дорогие радиослушатели, покупайте шляпы самые разные, пытайтесь, пробуйте, экспериментируйте.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ – Будьте смелее.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Будьте смелее. Давайте перейдём к нашему голосованию, которое я хочу объявить для наших радиослушателей, и вопрос для голосования будет такой: изменила ли аномально жаркая погода ваш график работы? Если да, график стал свободнее – ваш номер 6600664. Нет, никаких изменений нет, вкалываем как обычно – 6600665. Я повторю ещё раз вопрос: итак, изменила ли аномально жаркая погода ваш график работы? Да – 6600664. Нет никаких изменений – 6600665. Итак, а конкретно вас-то коснулась как-нибудь жаркая погода. Вы уже были в отпусках, были ли какие-нибудь короткие дни рабочие?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Таких глобально коротких дней не было и отпуск всё ещё впереди, поскольку у нас свой бизнес, своя цикличность, сентябрьский номер, октябрьский и так далее, но я бы сказала, что встаёшь значительно раньше, это правда, то есть если раньше в 8 утра мне было самое то, то сейчас ты не можешь дотерпеть, и в 7, не знаю, даже полседьмого ты вскакиваешь как солдат.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А ложишься?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - А ложишься как обычно.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Зависит с кем, конечно.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ – После чего.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А у вас, Александр? Есть какие-то изменения в графике, конкретно у вас.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Я вообще не люблю отпуск… летние отпуска я не люблю, потому что я считаю, что в Москве очень забавно летом.

М. ДУМА - Вот, кстати говоря, поддерживаю очень. Когда в августе все уезжает, просто шикарно, нет пробок, свободно.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - И потом дача, московская дача, она совершенно замечательная. Вообще Подмосковье просто летом… когда такая погода… когда комары и дождь – просто противно.

М. ДУМА - Потом когда в сентябре возвращаются, вы в сентябре уезжаете.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Вот, вспомните как я, например, я смеялся над своими родителями, которые говорили, когда я был совсем малышатиной - бархатный сезон, бархатный сезон. Я думаю – что, никого нет на пляже, какой-то ужас.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Неинтересно, играть не с кем.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Играть не с кем. Они говорят – нет, нет, нет, мы уйдём в отпуск, в конце сентября, поедем в Сочи, и только когда стал взрослым, согласны со мной?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Да, абсолютно.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Когда стал взрослым, я оценил, что они-то были правы. А теперь мне то же самое говорят мои дети, но, возвращаясь к вашему вопросу, конечно, немного всё пересобачилось: встаю, действительно, раньше, намного, но и почему-то ложусь позже, не знаю, почему.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - И главное, что высыпаешься.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Активность прибавилась. Мира, а у тебя как?

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ – Солнце - это всё-таки энергия.

М. ДУМА - Ты знаешь, я согласна, я стала просыпаться раньше, но я вообще сейчас нахожусь на таком этапе жизни, когда всё не как у людей, поэтому и энергия расходуется за двоих, поэтому я нестандартный случай.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Для тех, кто не знает, я на всякий случай поясню, просто Мира сейчас на 6 с половиной месяце беременности

М. ДУМА – Седьмом.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Скоро будет прибавление

М. ДУМА - В семействе, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Поэтому у тебя не всё как у людей.

М. ДУМА - Поэтому да, но, к счастью, на самом деле, честно я считаю, что безумно тяжело работать, и голова не соображает, а только если я нахожусь в каком-то охлаждённом помещении, тогда я могу…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Как например, в нашей студии.

М. ДУМА - Вот в например как ваша студия, можно здесь хотя бы о чём-то приблизительно поговорить.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Я вынес массу беременностей в своей жизни. Я хочу вам сказать, что у вас замечательный период. Вы будете вспоминать потом каждый день.

М. ДУМА - Прекраснейший. Честно, вот сейчас, на данном этапе, я уже хочу четверых детей. Там посмотрим, как процесс пойдёт дальше.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Следующую передачу мы сделаем как-раз об этом.

М. ДУМА - Нет, до этого я боялась одного. Всю жизнь думала – Боже, что это такое это состояние, поправиться, это всё страшно, а сейчас это всё так прекрасно, под сердцем.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Следующую тему мы сделаем как раз обязательно. эту. А я останавливаю голосование и хочу объявить результаты. Сказали «да» всего лишь 21 % голосовавших и сказали «нет, нет никаких изменений в графике работы в связи с аномальной жарко погодой» 79 % голосовавших. Всё равно большинство вкалывает, как я уже выразилась, ну что ж поделать, приходится.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Прекрасная страна. Где же это светлое будущее.

Т. РОДНЯНСКАЯ - В любом случае, все мы любим работать, и я надеюсь, у кого есть любимая работа, а не те, кто ходит исподтишка. Я напоминаю, что вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», в эфире программа «Zoom». У нас сегодня в гостях Мирослава Дума, обозреватель моды, учредитель культурно-благотворительного фонда «Планета мира», Юрате Гураускайте, главный редактор журнала “In style” и Александр Добровинский, адвокат.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Несравненный.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Несравненный, забыла добавить. Меня зовут Таня Роднянская. Ваш телефон для сообщений: +79859704545 begin_of_the_skype_highlighting +79859704545 end_of_the_skype_highlighting. Вы нас, я надеюсь, не только слушаете, но и смотрите на сайтах rutube, на сайтах echo.msk.ru, так что обязательно слушайте, смотрите и мы ждём ваших вопросов и комментариев, которых уже очень много. Вот, например, пишут, сколько градусов сейчас в разных городах, сколько в Кузбассе, сколько в Екатеринбурге, но я предлагаю нам послушать сейчас следующий комментарий,и это будет комментарий профессионала, как раз о погоде, это будет Алексей Ляхов, директор гидрометеобюро по Москве и Московской области, он расскажет, чего же нам ожидать от нашей погоды.

А. ЛЯХОВ - Производятся ведь разные измерения, в том числе, измеряется, например, температура подстилающих поверхностей, температура асфальта на дорогах. Вот сейчас, в эти дни, почва покрытая травой, она нагревается до температур порядка 50-55 градусов. Если говорить про асфальт, то там ещё выше, там всё зависит от цвета, качества, теплофизических свойств, так что там температура может быть и 60, и выше, так что проблема для автомобилистов, потому что горячая дорога, если пробка, если сверху жгёт и снизу греет, и двигатели не выдерживают, и не все машины с кондиционерами. Сегодняшний прогноз показывает, что существенных изменений в ближайшие дни, на выходные не предвидится, и температура воздуха за 30 в московском регионе в дневном время и до 35, даже до 37 градусов, по территории Московского региона, Московской области. В Москве чуть-чуть может быть прохладней, потому что у нас в последние дни вышло самое жаркое, самое горячее место – это, конечно, восток, юго-восток Московской области, это связано тоже с географией, с почвой, с особенностями рельефа, но вот там, в районе Шаторы, в тех областях, там очень высокие температуры. Собственно говоря. разнообразия очень мало в прогнозе – 31-36, 32-37, 30-35. И это, опять же, всё в тени, поэтому нужно именно в виду, что на солнце совсем всё по-другому, дожди, ну вот у нас в июле было, по сути дела, два дня, ну очень мало, да и дожди носят они локальный очень характер, небольшие по площади, 10, 20, 30 квадратных километров прошёл дождик. Плошадь Московской области – 46 тысяч квадратных километров. Поэтому какие-то такие отдельные дожди или дневные тучки, когда появляются и выпадает дождь, это не меняет ситуации принципиально. Явление это уникальное, это аномальная погода, не норма. Связано это с тем, что над Европой, включая европейскую часть России, установился обширный антициклон, он простирается, условно говоря, от Урала и до Атлантики и в зоне вот этих очень медленных малых смещений воздуха при высоком давлении и малооблачной ситуации идёт прогрев интенсивный воздуха, отсюда вот высокие такие температуры. Ночи стали теплее, и вот сочетание, когда ночью температура +20, и днём 30 и выше, это то, что мы имеем как раз сейчас, но вот когда температура в течении суток мало очень колеблется, оно сохраняется, и это говорит об аномальности погоды. Глобальное потепление имеет место, доказали, обосновали. В ближайшие дни жаркая сухая погода в Москве и Московской области высокий уровень ультрафиолетовой радиации. Солнечные дни и длинные очень дни сейчас, так что и температура высокая, и нужно беречься от Солнца.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Нам сказал Алексей Ляхов, что, естественно, нужно беречься от Солнца, потому что в ближайшее время погода не собирается отступать, будет и 35 , и 36, и 37, а, возможно даже, и выше. Ну ничего, выдержим, ведь со всеми советами, которые мы сегодня пытаемся использовать, вот получаем сообщение о радиослушателей. Аня пишет: «Господи, кто же разрешит на официальной работе изменить график?». Вот как раз за это и пытается бороться Геннадий Григорьевич Онищенко. «В кабинете 30 градусов, в операционных 35 градусов, кондиционеров нет, рабочий день – 8 часов. Даже если нет пациентов. Анна, медсестра». Представляете, как тяжело работать? Ну, естественно, принимать пациентов всё равно придётся, поэтому график в больнице точно не сократят. Но, может быть, хотя бы какую-нибудь сменщицу вам найти.

М. ДУМА - Ужасно жалко, я уже говорила об этом, стареньких людей пожилых, особенно в домах престарелых, где, вообще, естественно, нет никакого вентилирования, представляете, да, какая там стоит температура. Вот за этих людей прям сердце болит, на самом деле.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - В операционной 30 градусов, а как потеет тот, которого оперируют?

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну врачу всегда приходится вытирать лоб, как они это промакивают.

М. ДУМА - Ну они-то хотя бы в белых халатах ходят, а мы, опять же, обсуждали…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Священников.

М. ДУМА - Священнослужителей. Да, они ходят в длинных рясах, причём у них конкретно плотная ткань, причём у них под рясой…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Одежда.

М. ДУМА - Униформа, да, одежда.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Вот буквально двумя или тремя часами раньше у нас были священнослужители в эфире.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет, а ещё а судьи в этих самых, которые ходят в мантиях зимних таких, с начёсом.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Но судьи надевают их, только заходя в зал суда.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А вы знаете, там сидишь иногда целый день.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А в суде есть кондиционер?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Иногда есть, иногда нет. Не везде.

М. ДУМА - То есть завтрашним, которым вам предстоит?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Завтра в Пресне, так что, думаю, что завтра там есть. А вот послезавтра в Солнцево, там, я думаю, тяжело будет.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Итак, предлагаю перейти к самому интересному, к самому приятному разговору. Допустим, сиеста у нас есть. Итак, где же нам отдыхать. Какие, на ваш взгляд, есть приемлемые, самое главное, хочу узнать сначала про приемлемые, не очень дорогие места, где мы можем отдохнуть и скрыться от этой жары. В Москве есть ли такое место или в ближайшем подмосковье?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Всех участников разговора я могу пригласить к себе домой, конечно. В Москве…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Мне кажется, веранды, вот эти. Сейчас просто парад веранд.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Веранды зарабатывают деньги.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну они всегда, уже не первый год зарабатывают деньги. Проезжаю по Москве – с какой скоростью люди спешат быстрее построить веранды, потому что июль уже на исходе. Ты понимаешь, что можно сделать хит-парад веранд и в тотализатор сыграть.

Т. РОДНЯНСКАЯ - При том что сейчас люди особенно много и питательного не заказывают, в основном, только пьют. Соответственно, сидят и прохлаждаются.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Но, как известно, как раз напитки – это самое прибыльное дело, потому что себестоимость одного напитки с алкоголем или без, она настолько минимальна по сравнению с той суммой, за которую тебе его продают.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - У нас по тем или иным причинам не существует, не существовало, а может быть, и было когда-то убита, такая система кафе, которая существует в Италии и во Франции, ну наверное от климатических условий, ну не было никогда, У нас никогда не было кафе на каждом углу. И у нас никогда не было столиков, очаровательных, которые стоят на улице, и где все сидят, пьют чашку кофе, кока-колу и так далее. А люди путешествуют, мне кажется, и это нравится, потому что это всем нравится посидеть в кафе Домаго или, там, во Florian в Париже на бульваре Сен-Жермен, совершенно очаровательно, незабываемо. Люди путешествуют, им это нравится. Это переносят эти положительные эмоции на наши веранды, которые, в общем, далеки от всех…

М. ДУМА - На самом деле, на этих верандах, можно даже, представить, что ты находишься где-нибудь на курорте, загорать, и как-то так проще всё становится.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Есть ли смысл уезжать сейчас нам в Европу, если там такая же жара? Может быть, есть какие-то зоны отдыха, где можно скрыться от такой жары в Подмосковье? Сейчас к выходным обещают 37 градусов. В выходные большинство людей, которые имеют обычный нормированный график, не работают. Куда посоветуете им уехать? Где скрыться от жары?

М. ДУМА - Нужно, безусловно, ближе к воде. Потому что всегда, там где вода, проще переносится жара. Есть очень хорошее место под Москвой. Называется Завидово.

Т. РОРДНЯНСКАЯ - Завидово это довольно далеко от Москвы, это где Клин.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Особенно с учётом этого моста, каких-то там историй.

М. ДУМА - Знаете, часа 2, наверное, 2 с половиной от Москвы. Это нормально, но там есть очень хороший пансионат, мне рассказывали мои друзья, опять же там всё на воде, там переносится, плюс там очень хорошие леса, там хорошая природа, там же живут разнообразные животные, там можно в лес выйти, погулять, увидеть…

Т. РОДНЯНСКАЯ - И пострелять…

М. ДУМА - Косулю. Нет, стрелять там как раз не разрешается. Поэтому там, мне кажется, как раз очень здорово. К сожалению, что, за что мне всегда обидно, в Москве, что у нас нету достойных, на мой взгляд, может я просто про них не знаю, парков. То есть, например, если я…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Ну если только Ленинские горы, наверное.

Т. РОДНЯНСКАЯ - У меня встречное предложение. Давайте разобьём в центре Москвы парк как Central Park в Нью-Йорке.

М. ДУМА - Ой, это нам нужно отдать половину территории. Вы знаете, что центральный парк – он по площади равен площади Монако? То есть он…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нью-Йоркский?

М. ДУМА - Да, да, да, да. Я вот прямо смотрела… Он огромный. И, на самом деле, я удивляюсь, насколько смогли люди в таком мегаполисе сохранить в самом центре Нью-Йорка, где очень дорогая недвижимость, и вообще, да, в принципе, они строят ввысь, потому что они пытаются да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Места уже мало.

М. ДУМА - Приезжают, места мало. Как они смогли сохранить в самом центре города такой оазис, куда ты заходишь – там тебе и…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Фонтаны.

М. ДУМА - И фонтанчики, и бегают белочки, уточки.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Не обижайте Москву. У нас тоже кое-что есть. У нас есть….

Т. РОДНЯНСКАЯ - К сожалению, такого оазиса в центре города, у нас нет.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Смотрите, у нас есть Нескучный Сад.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Это правда, там есть импровизированные площадки, где люди танцуют.

М. ДУМА - Да, правда?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да, очаровательное место. Вы знаете, люди не знают свой город. Я сам недавно туда попал. Никогда не знал. Очень симпатично. У нас есть замечательное место, которое почему-то мало кто знает, совершенно дивное. Называется Екатерининский сад. Это недалеко от Ренессанса Пента…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это Парк Культуры?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это Набережная?

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Нет. Это олимпийский проспект

Т.. РОДНЯНСКАЯ – Я перепутала. Прошу прощения.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Вот туда, Пента, вот туда. Это дивное место, вот там озеро какое-то есть небольшое, очень симпатичное. У нас есть, конечно, такой немножко замызганный, но исторический Александровский сад.

М. ДУМА - Хорошо, а публика там приличная?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - В Александровском саду… вы знаете, я там не был лет 40. Но так проезжаю иногда, вижу, что он есть ещё до сих пор.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ – Особенно на фонтанах.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Да. Но Нескучный сад – совершенно замечательное место и Екатерининский – два дивных этих самых. А вообще, мне кажется, в Подмосковье…

М. ДУМА - В Царицыно можно, там красиво очень. Там так облагорожено на сегодняшний день. Вы знаете, я просто имела удовольствие однажды побывать в парке московском, к сожалению, я вот не знаю, на самом деле, задалась вопросом, как можно отсеивать…

Т. РОДНЯНСКАЯ - Публику.

М. ДУМА - Некоторое количество, да, публику. Ну, к сожалению, там страшно и опасно выйти погулять с ребёнком. Потому что там тусуется молодежь, такая причём не совсем интеллигентная, приличная.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Это где?

М. ДУМА - Ну, во-первых, это каждый день на Патриарших Прудах, это самый-самый центр. Я просто недавно оттуда, я там жила 4 года, и, к сожалению, там очень, безумно красиво. Для меня Патриарших – самый красивый район, это такая маленькая Европа в Москве. Но либо молодёжь в кожаных куртках с длинными волосами с пивом и с гитарами, с такими агрессивными песнями, либо, ну извините, да, уж если мы про это говорим, стоят общественные туалеты, от которых ужасно – а уж тем более в жару – пахнет. То есть честно, я вот если проходила мимо пару раз, сколько жила, то я пробегала мимо, потому что… чтобы не нарваться какой-нибудь комплимент, потому что, действительно, ни бабушек с детьми, ни детей в колясках, потому что это именно опасно.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Сходите в Нескучный сад.

Т. РОДНЯНСКАЯ - К сожалению, никакого фейс-контроля в парках у нас…

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Как же, это общественное, конечно.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это общественное место и в парк заходит тот, кто хочет.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Можно покататься на лодке ещё. Есть чудное место причал.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Да, кстати. Можно покататься на лодке.

М. ДУМА - Круизы, говорят, хорошие..

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Круизы, стало модно.

М. ДУМА - Причем недорогие. И вроде бы как на воде вы проводите… Кажется, даже есть недельный круиз по…

Т. РОДНЯНСКАЯ - По городам России?

М. ДУМА - Да.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - По Москве.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - По Москве. Недельный круиз по Москве - это интересно.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Дорогие радиослушатели, те, кто живут не в Москве, но и москвичи тоже, напишите, как вы отдыхаете на территории России, какие у вас есть варианты. Андрей спрашивает: «Какие спиртные напитки рекомендует Александр в жаркое время?». Какие спиртные напитки?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Вы знаете, надо смотреть на…

Т. РОДНЯНСКАЯ - На Андрея надо смотреть?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет, я не большой питвун, но из исторической справки, думаю, что джин-тоник – совершенно замечательная вещь в жару, со льдом.

Т. РОДНЯНСКАЯ - А как насчёт мохито?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Мохито – хорошо, но у меня есть свой рецепт, вывезенный из Италии давным-давно. В Италии это называется «шикоретто». Это совершенно дивная штука, это потрясающе, всем советую. Значит, они берут кофе с молоком, добавляют туда каплю аморетто. Всё это закладывают в шейкер, и долго трясут в шейкере, потом выливают в такое, знаете, можно бокал из-под шампанского, но не длинный, а конусообразный, и там получается такая дивная пенка. Это холодный кофе с молоком и чуть аморетто – совершенно великолепная штука. Возьмите шейкеры и вообще…

М. ДУМА - Может, какие-то энергетические напитки типа Red Bull-а, хотя это, я знаю, очень неполезно.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Это вредно.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Вообще, говорят, в жару лучше без алкоголя обходиться, это правда.

Т. РОДНЯНСКАЯ - «Везёт Москвичам. А у нас в Тульской области до 30 не дотягивает». Ну может, быть, если кому-то….

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Видите, кому-то нравится.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну, мне, кстати, тоже нравится.

М. ДУМА - Нравится, пока сами не попробуют, я вам точно говорю

Т. РОДНЯНСКАЯ - Вопрос, скорее всего к вам, Александр: «Интересно, сколько градусов в наших тюрьмах и судебном аквариуме у Ходорковского?».

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Кошмар. Вы знаете, это серьёзная проблема, потому что у меня есть клиент, который сидит в Перми, и температура… у них нет градусника, чтобы измерить, но приблизительно температура достигает до 43-44 градусов в камере.

М. ДУМА - А разрешается какой-нибудь напольный кондиционер или вентилятор?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Нет, ничего не разрешается.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Кондиционеры в тюрьмах – это только в кино, наверное.

М. ДУМА - Если это ваш клиент, то, может быть, какие-то…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Есть тюрьмы, в которых не разрешают даже холодильник. Это очень тяжело. У нас система в ужасном состоянии, и никак не могут разрешить частные тюрьмы. Одна из самых больных тем в нашей стране – о ней можем говорить часами, но это ужасно.

Т. РОДНЯНСКАЯ - К сожалению, вот такой вот…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Давайте на другой ноте закончим.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Да, на такой ноте не хотим заканчивать.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Сейчас придём домой, разденемся, примем холодный душ…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Шикоретто.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Шикоретто, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Итак, у всех есть кондиционеры, у всех замечательно всё, все пьют…

А. ДОБРОВИНСКИЙ - А вы знаете, извините, я хотел сказать одну вещь. Ещё говорят – не знаю, это правда или нет – что в жару надо принимать горячий душ, потому что ты выходишь…

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Почему горячий?

М. ДУМА - Это из серии горячего чая.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Ты выходишь, и тебе легко становится.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Ну, может быть, скорее, комнатная температура?

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Не знаю, так говорят, я принимаю холодный.

Т. РОДНЯНСКАЯ - У кого-то сейчас в Москве вообще горячей воды нет. У нас же есть плановые отключения.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Им повезло, хочу сказать.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Мы сегодня говорили в программе Zoom о сиесте в России – возможно ли это. Вообще, что это было: предложение Онищенко – популизм или это действительно вынужденная мера? С нами были Мирослава Дума, обозреватель моды, учредитель культурно-благотворительного фонда «Планета мира», Юрате Гураускайте, главный редактор журнала «In style», Александр Добровинский, адвокат.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Любимый.

М. ДУМА - Непревзойдённый.

А. ДОБРОВИНСКИЙ - Непревзойдённый.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Самый лучший адвокат. А ещё модный, элегантный, самая замечательный, я- Таня Роднянская.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Остроумная.

Т. РОДНЯНСКАЯ - Слушайте нас обязательно через неделю, у нас будет опять новая интересная тема. Спасибо вам, что пришли, что выбрались в такую жару. У нас была студия с кондиционером, поэтому было всё замечательно. Спасибо, до свидания.

Ю. ГУРАУСКАЙТЕ - Пока-пока.

М. ДУМА - До свидания.