Купить мерч «Эха»:

Шопоголизм. Как не стать банкротом в новогодние праздники? - Аннет Орлова, Мария Денякина - Zoom - 2009-12-23

23.12.2009
Шопоголизм. Как не стать банкротом в новогодние праздники? - Аннет Орлова, Мария Денякина - Zoom - 2009-12-23 Скачать

Т. РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы», программа Zoom. С вами я, Таня Роднянская, и моя коллега Ира Баблоян.

И. БАБЛОЯН: Добрый вечер. Я хочу вам сказать, что сегодня мы будем говорить о такой вещи, как покупки. Тема наша звучит так: «Шопоголизм. Как не стать банкротом в новогодние праздники». А наши сегодняшние гости – это Анетта Орлова, психолог, и Мария Денякина, телеведущая.

А. ОРЛОВА: Добрый вечер.

М. ДЕНЯКИНА: Здравствуйте.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я напомню радиослушателям, что у нас идет веб-трансляция. Вы можете наблюдать на сайте «Эхо Москвы» и на сайте RuTube одновременно наших красавиц и умниц. Заходите, смотрите, задавайте, пожалуйста, свои вопросы, присылайте сообщения на номер +7-985-970-4545. Нас также ожидает интерактивное голосование со слушателями. Итак, начнем.

И. БАБЛОЯН: Я просто незамедлительно хочу спросить вас. А вы шопоголик?

М. ДЕНЯКИНА: Среагировала я эмоционально вперед… Я думаю, что это большой плюс любому начинающему или уже являющемуся шопоголиком человеку – признать, что он шопоголик хотя бы на 50%. Потому что, когда ты, например, алкоголик, ты не сразу признаешься, идешь в какие-то группы, участвуешь в каких-то разговорных практиках – я сразу начинаю сравнивать со страшными пороками, – в наркомании трудно признаться сразу. Я думаю, что я шопоголик на честные 55%, который отдает себе отчет, что да, я шопоголик, который понимает, почему это происходит и не скрывает от себя.

И. БАБЛОЯН: Анетта.

А. ОРЛОВА: Трудно сказать. Иногда, проходя мимо книжного магазина, если я в него зашла, я превращаюсь сразу же в шопоголика. Но это исключительно в книжном магазине. Если говорить в среднестатистическом взгляде на собственную жизнь, наверное, нет. Я не могу сказать, что я люблю ходить по магазинам, люблю что-то приобретать. Может быть, и хотелось быть немножечко более шопоголиком, чем сейчас, но нет. Думаю, процентов на 20-25 только.

И. БАБЛОЯН: Я хочу вас как психолога спросить. Шопоголики – это диагноз?

А. ОРЛОВА: Смотря с какой стороны на это всё посмотреть. Потому что люди, которые много любят покупать, это еще не факт, что это шопоголики. А вот если это невротическая зависимость – и такая есть, это шопингомания, – то есть такой аналог, заболевание, которое уже идет как психическое, это ониомания. Действительно, это уже отклонение от нормы. Когда человек, приходя в магазин, тратит в 2-3 раза больше, нежели он может себе позволить потратить за неделю. И если он потратил свой месячный бюджет за два похода, вот уже не норма.

И. БАБЛОЯН: И тратит чаще всего на ерунду.

А. ОРЛОВА: На любые вещи, да. Чаще всего это совершенно не функциональные траты.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А где вот эта грань между болезнью и нормой?

А. ОРЛОВА: Всегда нужно соблюдать некий баланс. И эту норму, эту грань, это гармоничное положение человека, наверное, каждый для себя сам определяет. Как уже правильно Маша сказала, если человек ощущает, что он, может быть, что-то делает не так, если у него соблюдается критика к своим поступкам, то это уже не тяжелая форма. Конечно же, реакция окружающих, реакция семьи, их настроение по поводу походов в магазин – это и есть ваш критерий. Если они все стонут, когда вы идете туда, значит, что-то не так.

И. БАБЛОЯН: Смотришь, например, какую-нибудь анкету голливудских звезд, и у них написано: хобби – лыжи, теннис, еще что-нибудь, и шопинг. Т.е. это нормально. Если человек признает, что это его хобби, это нормально.

А. ОРЛОВА: Шопинг и шопингомания – это совершенно разные вещи. Шопинг несет в себе очень много функций. Я думаю, мы об этом поговорим сегодня.

И. БАБЛОЯН: Просто он же в хобби не напишет, что «я шопоголик». Он напишет «шопинг».

А. ОРЛОВА: Шопинг – это прекрасное время релаксации для любой женщины. Я думаю, что каждая из нас, и вы тоже, с удовольствием можете пойти в магазин и что-то приобрести, когда хочется развеяться или с подружкой погулять. Это абсолютная норма.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Давайте послушаем Ксению Чилингарову, журналиста и публициста, которая признается нам в том, что она настоящий шопоголик.

КСЕНИЯ ЧИЛИНГАРОВА: Я чистый шопоголик. У меня не просто страсть, у меня, наверное, мания. Я очень люблю ходить по магазинам, очень люблю покупать. Мне кажется, настоящий шопоголик – это тот, который даже в продуктовом магазине умудряется застрять на несколько часов, что со мной часто происходит. Конечно, как девочка, я больше тяготею к одежде, причем даже не к обуви и сумкам, а именно к платьям. К платьям, к аксессуарам. Вот это моя настоящая страсть. Я, конечно, стараюсь себя ограничивать и сдерживать порывы, потому что, была бы моя воля, я купила бы всё. Но, как говорит моя мама, «Ксения, всё купить невозможно, остановить». И тут, как в рулетке, главное – вовремя остановиться. Действительно, бывало, что я спускала все деньги до последнего. Но, конечно, я стараюсь себя ограничивать.

Когда я иду в магазин, у меня в голове есть идея того, что мне нужно купить. Например, я иду за маленьким черненьким платьицем. В результате я ухожу из магазина с сумкой, джинсами, кофтой и без черного платья. Мне кажется, что люди, которые придумывают эти скидки, спецпредложения, они ориентируются на таких, как я. Потому что, конечно, когда я вижу «50% скидка», мне кажется – о боже мой, надо брать срочно, срочно хватать, потом уже не будет. Когда я прихожу домой, я еще в эйфории шопинга совершенного, я всё это развешиваю, меряю. А потом могу ни разу не надеть, забыть про эту вещь, потом вспомнить и пожалеть, что я ее вообще купила.

Самая сумасшедшая покупка, пожалуй, валенки, которые я ни разу не надела. Не знаю, зачем я их купила. В тот момент я решила, что валенки мне необходимы. Я постоянно борюсь с собой, постоянно себе говорю, что всё, Ксения, перестань ходить по магазинам, перестань покупать, это всё тебе не нужно, у тебя всё есть. Но я лично получаю удовольствие от походов по магазину, просто от рассматривания каких-то красивых вещей, от атмосферы, которая царит в магазине, от приятных людей, которые тебе улыбаются. Потому что у всех почему-то в магазинах хорошее настроение, не понятно почему. Наверное, в этом дело.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ксения сейчас призналась откровенно, что она шопоголик и получает огромное удовольствие просто от походов в магазин. Некоторые считают, что шопоголизм присущ только женщинам. У нас даже есть такой вопрос.

И. БАБЛОЯН: Илья из Саратова нам написал.

Т. РОДНЯНСКАЯ: «Шопоголизм присущ только женщинам или нет?» И следующее сообщение нам приходит: «Хоть я и мужик, но страшный шопоголик. В основном трачу деньги на спортивные принадлежности, трико, ковры, поскольку занимаюсь борьбой».

И. БАБЛОЯН: Так что, Илья, на ваш вопрос, мне кажется, мы ответили.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Скажите, пожалуйста, ведь мужчины тоже шопоголики?

А. ОРЛОВА: Вообще никакого отношения к половому признаку эта проблема не имеет. По сути дела, мужчины страдают бОльшими зависимостями и склонны обретать эти зависимости даже больше, чем женщины. Шопоголиков достаточно много, но у мужчин это идет с гранью коллекционирования или собирательства. Вот насколько наша Ксения сказала, что ей важны аксессуары, платья… И понятно, для женщины эксклюзивность ее внешности, ее нарядов – это всегда на первом месте. Поэтому мы всегда стремимся больше времени проводить в покупках внешних атрибутов. А мужчины, они по интересам. Он может потратить столько денег на снасти, на крючки для рыбалки и на диски, на которых будут какие-то редкие песни, которые по сумме минут он не сможет прослушать в ближайшие 30 лет… И таких случаев много, это можно по опыту сказать. Но я бы сказала, что мужчины все-таки более осмысленные шопоголики, нежели женщины.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Маша, есть у вас знакомые мужчины, друзья, которые шопоголики?

М. ДЕНЯКИНА: Мне кажется, что каждый человек в какой-то мере шопоголик. Потому что шопоголизм, в моем понимании, это не проблема, а способ уйти от проблем. Очень часто, особенно в нашем климате, просыпаешься, пасмурно, поругался с близким человеком, чувствуешь себя одиноко. И вот идешь такой грустный, думаешь: «Где же меня ждут?» А меня ждут в красивом магазине, там тепло, там куча комплиментов. Или, наоборот, общение на контрасте и на взрыве. И человек чувствует себя не брошенным, нужным, чувствует себя занятым. Поэтому, мне кажется, в определенные дни это присуще каждому.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как раз то, о чем говорила Ксения.

М. ДЕНЯКИНА: Одна из составляющих душевного равновесия – это поход в магазин. Мне кажется, это всегда такая линия в течение жизни: плохие дни, плохая погода, плохое настроение, неудача…

И. БАБЛОЯН: Мне кажется, мужчины как-то проще относятся. Они приходят в магазин, у них есть свитер, они покупают себе похожий свитер. Они вряд ли без денег пойдут в магазин.

А. ОРЛОВА: У мужчин просто мужские игрушки и мужские предпочтения. Сейчас культура потребления в целом такова, что наша реклама, СМИ, вообще всё общество информационное, индустриальное, оно построено на том, чтобы увеличивать количество наших покупок. Естественно, что все мы – и мужчины, и женщины – в какой-то степени жертвы рекламы, жертвы разных акций, которые проводят огромное количество компаний, извините, жертвы мерчендайзинга, это не ругательное слово, это целая наука, как продать больше в магазины, жертвы кредитов и безналичных денег. Поэтому, в принципе, все этим страдают. Но опять же, пойти, для того чтобы нормализовать свое настроение, эмоциональный баланс, один раз в месяц и потратить энную сумму денег для вреда для бюджета – это просто шопинг, но не шопингомания.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Давайте поговорим о таком страшном слове мерчендайзинг. Раньше в магазинах продавщицы выкладывали товар как угодно, не задумываясь абсолютно. А сейчас есть люди, которые называются мерчендайзеры – если хотите, это даже наука мерчендайзинг, – они выкладывают таким образом продукты, чтобы мы больше покупали, не задумываясь. Давайте послушаем комментарий Андрея Глухова, который нам расскажет о том, как они действуют. Он начальник управления категорийного мерчендайзинга сети «Перекресток».

АНДРЕЙ ГЛУХОВ: Говоря о секретах мерчендайзинга, большинство людей подразумевает то, что компании облапошивают покупателей, т.е. делают акцент в своей деятельности на то, чтобы, придя в магазин, покупатель как можно больше опустошил свой кошелек или, придя в магазин за жвачкой, оставил там кучу денег. Это имеет место быть, но в долгосрочной стратегической перспективе, а это тупиковая ветвь. В данном случае следует использовать понятие не секреты мерчендайзинга, а методы и способы мерчендайзинга, помогающие покупателям максимально быстро, максимально эффективно, с максимальным удобством совершать покупки и проводить время в магазине. Это методы, которые позволяют легко и непринужденно ориентироваться в торговом зале. И здесь целью ставится создание максимально удобного, логически понятного пространства для покупателя, под названием «торговый зал». Навигация, использование оформления в торговом зале, здесь, сочетая четкие, ясные, простые шрифты, цветовые гаммы, магазин помогает покупателю в любое время определить, где он находится в торговом зале. В организации выкладки товаров методы создания акцентов, как то рекламное оформление товаров-новинок, это разнообразные промактивности.

Компания создает какие-то акценты на определенных группах товаров, организовывает праздники, какие-то сезонные акции, распродажи. Как пример можно привести какие-то активности касательно Нового года, праздников 23 февраля, 8 Марта, 1 сентября. В данном случае магазины организуют специальные промзоны в торговом зале, используя специализированный ассортимент, специализированное оформление, специализированную выкладку. И эти методы позволяют создать определенное настроение у покупателей, чувство праздника и заботы о них.

В магазинах создаются специализированные промзоны с использованием новогоднего ассортимента, новогодних коллекций, новогодних украшений, новогодних елок, подарочных наборов для детей. Т.е. создается новогоднее настроение, позволяя покупателю совершать покупки и получать удовлетворение. Мировая практика продажи мелкоштучного товара, пользующегося очень высоким спросом, показывает, что покупатель обычно принимает решение о покупке такого товара именно в конце своего посещения магазина, и наиболее логичным местом для размещения этого товара в торговом зале являются кассовые зоны.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас нам Андрей Глухов рассказал способы мерчендайзинга. Анетта прямо рвалась к микрофону, она хотела что-то сказать.

А. ОРЛОВА: Да. Я когда-то начинала свой психологический путь с изучения психология рекламы, психологии имиджа. Так вот Андрей, он озвучил абсолютные правила и каноны мерчендайзинга, но это так называемый белый мерчендайзинг, как белая бухгалтерия. И, действительно, была такая фраза у него сказана, что шрифты должны быть крупными, ясными, мы помогаем и определенный категорийный товар выкладываем определенным образом. И у меня возникает вопрос: а что за категорийный товар? И каким это определенным образом? Существуют правила в магазинах. Во-первых, Новый год – это большие опасности: всё, что залежалось везде – кстати говоря, не про этот магазин, о котором озвучивали, а в принципе, я говорю про огромные супермаркеты, где огромное количество запасов, они сейчас всё это выкладывают на самые передние полки. А там еще будут такие хорошие стрелочки показаны, как к выходу пройти. А выход и вход находятся в одном месте, только человеку, чтобы зайти и выйти, надо пройти весь магазин и собрать всевозможные резки сыра, выдавливатели яиц и всё остальное. И вот такая огромная тележка абсолютно ненужного товара. Я бы сказала, что есть определенные правила. Ходовой товар располагается в два уровня: если человек сидит – на уровне глаз, стоит – на уровне глаз. Так вот надо очень аккуратно следить за тем, что стоит рядом с этим товаром. Потому что обычно мерчендайзеры знают, что рядом с этим суперходовым товаром, который берут все и вся, надо ставить то, что залежалось. И всё то, что около касс набросано большими горами, и там есть скидочки, будьте очень аккуратны. И действительно, это работает: набираешь столько того, что не нужно…

М. ДЕНЯКИНА: Интересно, а как удержаться, психологически себя поддержать? Рука потянулась – ударить себя, не бери яйцерезку…

Т. РОДНЯНСКАЯ: А какие способы? Как удержаться от этого соблазна и не купить лишнее?

А. ОРЛОВА: Во-первых, если вы склонны к такому соблазну – а все мы немножечко склонны, – в такие моменты, когда вы чувствуете, что политика крупных сетей, крупных супермаркетов будет агрессивная, потому что за эти десять дней мы порой скупаем больше, чем за весь год…

М. ДЕНЯКИНА: Вообще за период скидок покупки на 50 с чем-то, на 60% вырастают, гораздо выше в эти периоды скидок новогодние, нежели чем в течение всего года.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И как же все-таки удержаться от этого соблазна, чтобы не купить лишнее?

А. ОРЛОВА: Всё зависит от той стадии. Как один из вариантов – это люди, страдающие, чувствующие, что они могут затягиваться в этот процесс, они себя блокируют. Во-первых, берут тормоз рядом с собой, т.е. это член семьи.

М. ДЕНЯКИНА: Бабушка.

А. ОРЛОВА: Да, бабушка, муж, который ходит и постоянно одергивает. Во-вторых, они не берут больше наличных денег. Но сейчас же хитрецы стали все, сейчас же дают кредитные карты. Ты приходишь в крупную сеть, и тебе там виртуально 50 тысяч на счету. Если ты уж очень разойдешься, ты можешь оттуда деньги брать. Вот такие карты с собой не брать. Всякого рода пластиковые карты – тоже, это опасно. И не оформлять кредиты. Точно составлять список того, что нужно. В итоге, если человек страдает серьезной формой, он всё равно купит лишнего, но меньше.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вы правы. Сейчас, в канун Нового года, существуют распродажи, специальные предложения, и всем нам нужно купить подарки. Давайте послушаем уличный опрос, который мы сделали. Мы услышим совершенно разные мнения, как экономить или не экономить в Новый год.

КОРРЕСПОНДЕНТ: В московских магазинах ажиотаж, и выстраиваются километровые очереди в кассы. В канун Нового года все спешат купить подарки для близких. Кого-то искушают сумасшедшие скидки и спецпредложения, вследствие чего они покупают лишнее. Мы спросили мнение столичных покупателей, как им удается не переборщить с тратами в предпраздничные дни. Василий Иванович, занимается ресторанным бизнесом, яркий пример мужского шопоголизма.

ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ: Я люблю ходить в магазины.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Мадина, студентка медвуза, считает, что шопоголизм нужно лечить, и предлагает свои рецепты.

МАДИНА: Выбирать правильные подарки, чтобы были не очень дорогие, но правильные, т.е. нужные вещи. Такое заболевание же бывает на самом деле. Есть психологические тренинги, если уж совсем плохо.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Валентина, временно безработная, старается не увлекаться шопингом, но на Новый год траты неизбежны.

ВАЛЕНТИНА: Стараюсь не покупать. Конечно, не всегда получается. Подарки, подарки... Они всегда привлекают. Как не потратить? Просто заранее себе поставить цель, что тебе нужно купить, и уже следовать этому.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Валентина, пенсионерка, покупает всё заранее, чтобы не попасть под праздничный ажиотаж.

ВАЛЕНТИНА: Заранее сходить в «Ашан», накупить всех продуктов, и нормально всё будет, уложитесь в нужную сумму. Мы заранее купили, уже лежат подарки.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Лиза, студентка. Шопоголизм не про нее.

ЛИЗА: Я к деньгам очень серьезно отношусь.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Аля, студентка. Ей траты в канун Нового года обходятся в круглую сумму.

АЛЯ: Я думаю, от 5 до 10 тысяч, если в общей купе со всеми.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Петр, предприниматель, не жалеет денег на покупки.

ПЕТР: Смотря какие покупки. Примерно 10-30 тысяч. Не думаю, что больше, чем обычно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас мы послушали разнообразные мнения. Маша, хочу спросить у вас. Есть какие-то способы лично у вас, как не потратить лишнее и не сделать необдуманных покупок?

М. ДЕНЯКИНА: Прежде чем ответить на вопрос, я хотела сказать, что заметила, что все женщины, которые говорили про свои траты и про то, как они стараются не потратить лишнего, они всё время хохотали, смеялись и как-то всё это скрывали за какой-то самоиронией. Потому что, мне кажется, что даже пенсионерка Валентина… «Я заранее, ха-ха-ха, купила, стараюсь не пойти…» Мне кажется, женщин это преследует больше. Трудно не пойти. Каждая женщина подвержена тому, чтобы накупить, особенно в преддверие Нового года, больше, чем нужно. Что делаю я в свою очередь? Я бы, конечно, постаралась…

Т. РОДНЯНСКАЯ: И опять вот он смех.

М. ДЕНЯКИНА: Да. Я бы постаралась по совету психолога взять ограниченную сумму. Для меня сумма всегда ограничена. Она у меня ограничивается той суммой, какая у меня есть. Я ее не урезаю, я просто трачу всё, что есть, особенно в преддверие Нового года. Далее я, конечно, пытаюсь наметить, что купить.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Написать какие-то списки.

М. ДЕНЯКИНА: Или в голове себе отметить. Иметь всякие мессенджеры, использовать айфон, телефон и так далее и целенаправленно пойти купить подарки близким, друзьям. Но часто бывает, что дальше идут другие витрины, и там уже что-то блестящее, красивое. Поэтому, чтобы хоть как-то добавить интеллектуальности походу, надо срочно поворачивать в книжный магазин, я считаю.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Книг никогда не бывает много.

М. ДЕНЯКИНА: Книги, фильмы. И лучший подарок и себе, и друзьям.

И. БАБЛОЯН: Для этого еще надо большую квартиру, чтобы всё туда уместить. А Лена нам прислала сообщение: «Теряю рассудок в магазинах ниток, тканей, а к остальным магазинам равнодушна». Я хотела напомнить телефон, по которому вы можете присылать смс: +7-985-970-4545. Вы можете присылать, к чему у вас страсть, к каким покупкам, мы это озвучим в эфире. А пока, может быть, проголосуем?

М. ДЕНЯКИНА: У нас было какое-то очень хорошее сообщение от мужчины…

И. БАБЛОЯН: Это мы прочитаем обязательно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я предлагаю голосование для наших радиослушателей. И вопрос для голосования будет такой. Замечали ли вы за собой непреодолимую тягу к покупкам? Если да, то вы звоните 660-0664. Если нет, то ваш номер 660-0665.

ПОВТОР ВОПРОСА ГОЛОСОВАНИЯ

Т. РОДНЯНСКАЯ: А мы пока обсудим с нашими гостями. Есть ли у вас непреодолимая тяга к покупкам?

М. ДЕНЯКИНА: Еще могу добавить, что у меня бывают ситуации, когда я просто могу придти, у меня есть свободное время, немного или чуть больше, чем немного, я иду по магазину и сама с собой… Иногда это, действительно, на фоне того, что какие-то внутренние переживания. Что-то померяешь, что-то отложишь. Может быть, ничего не купишь, но, в принципе, это имеет положительный эффект успокоительного порядка. Я бы хотела спросить Анетту. Потому что у меня был накануне нашей встречи разговор с другим психологом, и мне сказали, что, в принципе, проблема шопоголизма, она имеет глубинные корни, она связана с нарушением симбиоза, т.е. связана с нарушением общения ребенка с мамой, с отсутствием тепла с самых юных лет, даже месяцев, когда ребенка мало ласкали, мало уделяли внимания.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Действительно ли это так?

А. ОРЛОВА: У каждой профессии есть своя деформация. Патологоанатом, он, сами понимаете, очень равнодушно относится к смерти, актеры очень переживают за свою внешность, а психологи все корни всегда ищут в глубинном детстве, в недостатке внимания со стороны матери. Действительно, есть некоторая связь, но далеко не всегда. Сценарии из детства очень часто… Но иногда это бывают просто генетически переданные черты характера. Например, жадность. Человек всю свою жизнь боится какого-то наказания и стремится к поощрению, так же он боится потерять то, что он имеет в виде предметов, в виде отношений, материальных средств и пытается что-то накопить и что-то получить. Это заложено в инстинкте нашем. В детстве мама, например, ничего не могла себе позволить купить, а папа жадничал – и вот девочка растет, смотрит и видит: боже мой, а моя мама, она такая красивая, ей так хочется одеваться, но у нее нет возможности. Такой ребенок дает себе слово: «Я вырасту и любой ценой у меня всё будет». Вырастает девушка. Основная цель – либо самой заработать, либо найти человека, который будет ее содержать, и при этом для нее это самый главный фактор – его материальная состоятельность. Она выходит замуж, встречает человека, со своими пирогами, со своими проблемами. Терпеть приходится многое. И вот она компенсирует всё то, что она терпит с ним, именно этими набегами на магазины и перетаскиванием всего самого дорогого с полок в отместку папе, в отместку этому человеку. Это как один из вариантов. А вариантом может быть множество.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как раз если говорить о детях. Нам прислал сообщений Алексей Баженов, работник детсада: «Мои дети – ужасные шопоголики, покупают всякую дребедень. Ума не приложу, как их отучить. Посоветуйте». Можно ли еще в детском возрасте как-то помочь им?

А. ОРЛОВА: Всегда нужно сохранять баланс, брать и давать. Иногда родители, которые очень увлечены своим карьерным ростом – некоторые, которые сидят в эфире в это время, как я, а малышка дома спит, – что они делают? У них не хватает эмоциональных сил и времени, для того чтобы уделить ребенку столько времени, сколько положено, и такой товарищ благополучно начинает компенсировать. Каким образом он может компенсировать? Самый удобный, самый простой способ для родителей компенсировать – это, проходя мимо детского магазина, вцепиться в какую-то вещь (желательно, чтобы она побольше стоила, чтобы совесть была чиста), принести ребенку. Что в итоге получается? У ребенка фиксируется хорошее отношение родителей, и вообще этот мир только для того, чтобы что-то брать. Это первая история. А вторая история – извините, мерчендайзинг, перчендайзинг и берчендайзинг. Идешь с ребенком за руку, кругом всё красивое, яркое. Конечно, он тянется. Это нормально.

М. ДЕНЯКИНА: Мне кажется, тут еще такой момент. Слушатель же спрашивает, как объяснить ребенку и как не приучить его к таким покупкам. Мне кажется, ребенка надо спросить: «А почему ты хочешь? Как ты думаешь, почему ты хочешь сейчас это, это и это?» Допустим, если сразу запретить…

А. ОРЛОВА: Запрещать нельзя.

М. ДЕНЯКИНА: Надо сказать: «Да, я вижу, ты сейчас переживаешь, ты сейчас расстраиваться будешь и, может быть, заплачешь». Т.е. не давать блокировать эмоции.

И. БАБЛОЯН: Существует Интернет. Я могу сказать, что, согласно прошлогоднему отчету некоммерческой организации Childwise, 70% совершают покупки в Интернете.

М. ДЕНЯКИНА: Латентные шопоголики.

И. БАБЛОЯН: Это не латентные уже, 70%.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это еще хуже диагноз?

А. ОРЛОВА: Перед вами сидит такой шопоголик. Про книжный магазин.

М. ДЕНЯКИНА: «Дикая орхидея»…

А. ОРЛОВА: Белье мне надо потрогать, а книги я знаю по авторам, по специфике. У меня прекрасная психотерапевтическая релаксация в ночное время, если вдруг мне не хочется спать – это залезть в очень известный, крупный интернет-магазин и там совершать покупки: в корзину товары – а потом мне приносят в один день три заказа, совершенные в разное время, на крупную сумму.

М. ДЕНЯКИНА: А еще этот вариант, когда зашел на eBay и, помимо того, что ты можешь купить, ты можешь еще посоревноваться, у тебя аукцион-история…

И. БАБЛОЯН: Адреналин.

М. ДЕНЯКИНА: И вот как раз в этот момент твоя низкая самооценка, допустим, раз – и повысилась, я выиграл, я смог, я добился, это мой приз. Вот опять одна из причин шопоголизма.

И. БАБЛОЯН: Мне кажется, даже то, что в стране кризис, не останавливает людей, повернутых на покупках, удержаться. Мне кажется, они еще больше впадают в депрессию от невозможности купить что-то.

А. ОРЛОВА: Если человек шопингоманией, набегами компенсирует собственную недостаточность, собственные комплексы, то, бесспорно, как только у него снижается некоторая сумма наличности, он действительно впадает в тяжелое депрессивное состояние. Потому что, кроме того, как тратить деньги, он больше ничего не может. У него, в принципе, другой ценности нет. И у него нет ценности, и в нем нет другой ценности. Для него, конечно, это крах, если он не может приобрести какую-то брендовую вещь или машину последней модели. Если человек адекватный, он для себя понимает, что, допустим, в чем-то он себя ограничивает, но для него интересы просто перемещаются в другую сферу, и он не страдает, не переживает. В любом случае каждому из нас хочется покупать, и это нормально, мы все смотрим, мы все хотим красивых вещей. И это заложено в нашем характере. Я думаю, не надо с этим бороться. Если до абсурда доводить, то, конечно, тут уже нужны другие действия.

М. ДЕНЯКИНА: Мне кажется, стопроцентной адекватности быть не может. Просто кто-то шопоголизмом занимается, кто-то пойдет…

И. БАБЛОЯН: Кто-то шопингом.

М. ДЕНЯКИНА: Кто-то шопингом, а кто-то пойдет и будет отыгрывать в совершенно других, тоже частично негативных…

И. БАБЛОЯН: Перед эфиром мы с нашей ведущей Олей Бычковой обсуждали эту тему и пришли к выводу, что если даже мы не страдаем манией покупки, то не зайти в магазин мы точно не можем

А. ОРЛОВА: Я бы тут поспорила. Я скорее не зайду, для меня это тяжкий труд. Но если я уже в него зашла…

И. БАБЛОЯН: …то я уже точно что-то куплю.

А. ОРЛОВА: Я, во-первых, раньше вообще не могла бороться, извините, с агрессивным маркетингом продавцов, которые впиваются в любого человека, который заходит, и просто некуда деться. И я поняла, что это американский маркетинг. Книжка даже была такая написана – «Нет, я просто стоЮ». Это крик покупателя, который просто хочет посмотреть, но его заставляют купить. Вот это тоже, наверное, чрезмерно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я написала блог на сайте, уже по традиции, я каждый раз пишу блог на сайт на определенную тему. И в этот раз были комментарии, что шопингоманией страдают только те, у кого есть много денег. «Я бы никогда в жизни не подумал, что есть шопингоманы в какой-нибудь Смоленской области, Рязанской области».

М. ДЕНЯКИНА: В Рязанской области тоже много денег у некоторых.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Есть ли такая особенность для шопоголиков, что для этого нужно иметь много денег? Или совершенно это не имеет значения?

А. ОРЛОВА: Мне кажется, Маша на этот вопрос уже ответила. Люди, которые страдают шопингоманией, они просто потратят ровно столько, сколько у них есть. Если у человека отсутствует критика по поводу объема своих покупок, если он не может рассчитать элементарно бюджет, если он тратит больше денег и во вред своей семье – есть персонажи, которые могут до 90% зарплаты потратить за один день, за один поход в магазин, – вот это шопингомания. А как она выражается, в чем выражается – это уже склонность личности. И такая личность может не страдать шопингоманией, но она может страдать любовной зависимостью, или сексуальной зависимостью…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Алкогольной или наркоманией.

И. БАБЛОЯН: Т.е. абсолютно не имеет значения, сколько денег у человека. Он всё равно может их потратить до копейки.

М. ДЕНЯКИНА: Валентина, которая давала интервью ранее, она же сказала, что любит зайти в магазин ниток, иголок…

И. БАБЛОЯН: Нам прислали вопрос, мне безумно понравился. Александр из Москвы: «Что делать? Я ненавижу покупки».

А. ОРЛОВА: Хороший человек.

И. БАБЛОЯН: Повезло вам, Александр.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Экономит.

А. ОРЛОВА: Нет, не экономит. Просто для мужчины это тяжкий труд. Во-первых, не любит скопления народа. По сути, скорее человек достаточно закрытого типа, для него это вымученное простаивание в этих местах… Может быть, не очень любит контактировать. А может быть, много заставляли ходить за покупками в свое время. Не нравится человеку.

М. ДЕНЯКИНА: Ненавижу… Тоже вымещение злости какой-то. Это же тоже крайность, другая крайность. Есть шопоголики, а есть люди, ненавидящие шопинг.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Давайте поговорим о тех людях, которые все-таки могут себя сдержать, и послушаем комментарий Вероники Куцылло, заместителя главного редактора журнала «Коммерсантъ-Власть». Она расскажет, какими способами она сдерживает себя.

ВЕРОНИКА КУЦЫЛЛО: Меня каждый Новый год приводит в ужас. Потому что есть довольно много людей, которым, я считаю, я должна что-то подарить, что-то придумать. Это очень трудно. Для того чтобы не потратить на это все свои деньги… Потому что я понимаю, что, если я приду в магазин и начну смотреть: может, это, а может, это… Я иногда не могу сразу представить, что же для человека нужно, что интереснее, какую вещь ему подарить. Я сажусь дома и составляю список. Я думаю о людях, я представляю их и думаю, какая вещь может им подойти или принести наибольшую радость. И когда у меня есть этот список, он очень помогает мне в покупках. Я покупаю то, что написано, и всё время себе говорю: «Ничего другого не покупай». Очень помогает.

Многочисленные спецпредложения меня не завлекают, они меня обычно пугают. Может быть, в силу природной недоверчивости, журналистской какой-то, я всё время думаю, что здесь какой-то подвох. Может быть, эти три штучки хуже вместе, чем одна, но по нормальной цене, по обычной. Я не покупаю так.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вероника рассказала, что все-таки она сдерживается. Я вам признаюсь честно, что, когда пыталась найти комментаторов для нашей программы, все были шопоголиками. Еле-еле я нашла анти-шопоголика, если можно так выразиться. Я извиняюсь жутко, но мы совершенно забыли про результаты голосования. Сейчас мы их озвучим. Не знаю, печально это или не печально, но 80% наших слушателей признались, что они все-таки тяготеют к лишним покупкам, и всего лишь 20%...

М. ДЕНЯКИНА: Утаили правду.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Возможно, именно так. 20% сказали, что они не делают лишние покупки.

И. БАБЛОЯН: Я могу сказать, что со мной бывает такая странная вещь, что я захожу в магазин, у меня есть даже определенный магазин – я не буду его называть, – в котором я могу купить что-нибудь, только потому что они так бесподобно запаковывают. Это что-то невозможное. Два бантика, десять коробочек, всё такое красивое, что невозможно удержаться.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас канун праздников, Нового года, Рождества, все вынуждены покупать подарки. Я говорю «вынуждены», потому что, может быть, кто-то не хочет этого делать. Когда я готовилась к эфиру, я увидела такую информацию, что даже телерейтинги падают в канун Нового года, потому что все покупают подарки, все стоят в пробках, в магазины ходят и всё свое свободное время проводят именно в шопинге.

А. ОРЛОВА: Получается, что для крупных компаний двойная выгода: мало того, что они много продают, так они еще и мало рекламы тратят в это время, если рейтинг упал.

И. БАБЛОЯН: Я могу сказать, что исследования Nielsen показали, что в ближайшие 12 месяцев очень сильно возрастут покупки. Потому что люди считают, что они, несмотря на кризис, могут себе позволить всё что угодно. А это на самом деле очень много, потому что в прошлом году это было всего лишь 19%, а в этом году 31%.

А. ОРЛОВА: Уже возросло или возрастет?

И. БАБЛОЯН: Возрастет в ближайшие 12 месяцев.

М. ДЕНЯКИНА: Один очень уважаемый мною человек сказал мне, что на все странности есть один ответ. Вас спрашивают: «Почему вы это делаете?» А ты пространно отвечаешь: «На нервной почве».

И. БАБЛОЯН: Когда у меня плохое настроение, я, наоборот, не пойду в магазин.

А. ОРЛОВА: Во-первых, уже год люди себя ограничивают в достаточно большой степени, потому что кризис. А любое состояние не может быть вечным. Поэтому как вкусы меняются со временем, так и отношение к вещам. До этого всё покупали, покупали. Теперь год не позволяли, пришлось ужаться, потуже поясок затянуть, как говорят. А сейчас всё, устали – и давай доставать деньги из чулка или еще откуда-то. Я думаю, что действительно так, возрастут покупки.

И. БАБЛОЯН: Но можно же вылечить людей как-нибудь.

А. ОРЛОВА: Я думаю, что всё, что делает наше общество, не направлено на лечение именно этого. С утра до вечера специалисты – психотехнологи, рекламисты, маркетологи, мерчендайзеры – работают над тем, чтобы покупать всё больше и больше. Америка навязала культуру потребления. Всё больше и больше производится, и это куда-то надо девать. Поэтому, естественно, что мы выполняем программы крупных компаний, и не только крупных.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, об Америке. Я читала, что в Америке сейчас гораздо больше шопоголиков, чем у нас. У нас по сравнению с Америкой в десятки раз меньше шопоголиков. Как вы думаете, почему?

М. ДЕНЯКИНА: Надо знать, кто это посчитал? В процентном отношении это везде равное количество людей на каждую страну. Там, мне кажется, всё раньше началось. Хочется верить, что в нашей стране больше людей думающих – просто так вот на контрасте, так было бы приятнее, и так, по-моему, и выглядит, если рассматривать Техас и Канзас, опираясь на бывших президентов США… Не знаю, мне трудно судить.

И. БАБЛОЯН: Я могу сказать, что у американцев средняя задолженность по кредитным картам за последние 10 лет достигла 157%.

М. ДЕНЯКИНА: Причины кризиса, они всем ясны.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Насчет того, когда это началось, я читала, что это началось еще в 18 веке. И если вы помните произведение Эмиля Золя «Дамское счастье», это как раз произведение о шопоголиках.

А. ОРЛОВА: Может быть, мне скажут, что я негативно говорю об американцах, но я считаю, что это суррогатная культура во многом, очень много там искусственного и не одухотворенного. А это значит, что все слабости человеческие там будут размножаться с геометрической прогрессией. И больных не только шопоголизмом там много. Там очень много депрессивных, суицидальных состояний. А еще больше всяких агрессивных проявлений, учитывая, что уровень жизни у них лучше. А дело в том, что у них человек социально одинок настолько… Даже больше, чем у нас. И вот эта их вечная улыбка «а теперь я улыбаюсь круглый год», она же ничего не несет. Когда американец встречает американца, он говорит: «Привет. Как дела?» – и абсолютно не слушает, что ему отвечают в ответ, он уже где-то там, на следующей остановке своей жизни. Шопингомания во многом компенсирует и одиночество человека, во многом помогает ощутить себя принадлежащим к определенному кругу, к определенному классу. И сервис весь построен на этом. Поэтому я считаю, что это абсолютно объективно, что американцы больше нас зависимы.

М. ДЕНЯКИНА: И хотят сбежать от действительности.

И. БАБЛОЯН: Мы всё говорим про американцев. Я вам сейчас прочитаю очень печальную заметку. «В Англии погибла престарелая женщина, страдающая страстью к покупкам. Тело пенсионерки-шопоголика было обнаружено под горой нераспакованных товаров, которыми был буквально завален ее дом».

М. ДЕНЯКИНА: Может быть, не худшая смерть.

А. ОРЛОВА: Хоть не как некоторые актрисы, которые умирали от того, что не было ничего покушать.

И. БАБЛОЯН: Мне перед эфиром рассказывали историю про то, как в Америке, не знаю, по-моему, в магазине была распродажа, магазин работал круглосуточно, и человек оттого, что проводил там сутки, умер от голода.

А. ОРЛОВА: Это уже психическая зависимость.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Шопоголизм даже убивает людей.

М. ДЕНЯКИНА: Изменение реальности, поиск нового дома…

И. БАБЛОЯН: Действительно ли существует четыре типа шопоголиков?

А. ОРЛОВА: Типов шопоголиков очень много, разные степени этого шопоголизма. Первый, самый основной тип, – это поглощатели нового товара, т.е. они жертвы моды, которые следят за тем, что новенького появляется, и постоянно должны приобретать. В силу того, что новые товары появляются постоянно, они перманентно, как белка в колесе, находятся в этом авторалли «Париж – Даккар» и покупают всё что можно. Есть люди, которые просто ходят по магазинам и, в принципе, обязательно должны что-то носить в руках, что-то приносить домой. И для них это некое собирательство – Маша как раз говорила об этом до эфира. Т.е. они не только покупают, они собирают всё, что есть, и ни с чем не могут расстаться. Есть тяжелая форма шопингомания – интернет-шопингомания, люди, которые скупают всё по Интернету, и потом, когда им приходят счета, они чувствуют, что они неплатежеспособны. Там доходит до судебных приставов и так далее. Это люди, которые тратят не только свой бюджет, а своей семьи, такие злостные шопоголики. И, конечно, когда это невротическое, даже психическое отклонение: человек, у которого даже сто рублей в кармане, он должен их потратить. Это серьезные нарушения депрессивного характера. Здесь уже нужна помощь даже не психолога, а психиатра. Таким людям прописывают антидепрессанты. Но по факту все лечения бывают не очень эффективны.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У нас существует общество анонимных алкоголиков. А существует ли общество анонимных шопоголиков?

А. ОРЛОВА: Я думаю, что у нас общество неанонимных шопоголиков существует. Потому что пока еще мы не поняли всей опасности. И если алкоголизм, наркомания, азартные игры осуждаются, вроде бы шопингомания, рьяный шопинг, он, по сути дела, не настолько агрессивно влияет на окружающую среду, на круг общения, на социальное поведение человека, поэтому никто не придает этому значения, пока это не выйдет за грань. А еще ведь чем отчужденнее люди в семье – ведь основные проблемы идут из семьи, – чем больше недостаток любви, эмоциональной связи, тем больше компенсируется…

М. ДЕНЯКИНА: Мы, получается, вернулись к тому, что глубинная причина – вот она: отсутствие общения с мамой, недостаток общения с папой, одиночество, непонимание, какие-то свои подавленные эмоции. Тут не поплакал: у тебя началась истерика, а тебе сказали «не плачь, перестань». Не дают выражать свои проявления – и дальше эти отыгрывания идут у нас по жизни.

И. БАБЛОЯН: Когда я готовилась к эфиру, я просто в поисковой стране в Интернете забила: «Я шопоголик?» Вылезла куча тестов. Можно определить?

А. ОРЛОВА: Да, можно определить. Скажем так: можно определить невротическую шопингоманию. Я на эту тему статью писала даже. У меня в этой статье было несколько пунктов основных, что бросается в глаза. Если ты выходишь из дома и при этом тратишь больше денег, чем у тебя в кошельке, т.е. ты тратишь безналичные деньги, кредитные деньги, на которые ты не рассчитывал. Либо деньги у тебя в кошельке, но ты превышаешь уровень возможных трат в 2-3 раза. Это не норма. Дальше. Как только у тебя портится настроение, первое, что человек думает, – что нужно пойти в магазин и что-то купить. Это тоже не очень хороший симптом. Из одного симптома нельзя сложить, что вот это проблема шопингомании. Если это часто повторяющаяся ситуация, если подруга тебе в магазине не подруга, она тебе не нужна, она тебя отвлекает от покупок…

И. БАБЛОЯН: Иногда посоветует что-нибудь нехорошее. Нам прислали сообщение: «Такой вывод об Америке могут делать люди, никогда не бывавшие здесь. Роман, Чикаго».

А. ОРЛОВА: Могу сказать, что я в Америке не только была, я участвовала в научных конференциях, и не только в научных, и даже выиграла американскую грин-карту. Поэтому, извините, Роман, Чикаго, могу судить, и это лично мое мнение. Я рада, что вы по-другому считаете.

М. ДЕНЯКИНА: И сто процентов населения американского не объединяются под этим…

А. ОРЛОВА: Естественно. Мы говорим о тех проблемах, которые есть там. Там очень много плюсов. Будучи этой зимой в Майами, видели очень много улыбающихся и счастливых лиц. Но, по сути дела, это далеко не всё, что мы видим. Потому что то, что мы видим на улице, это еще не вся Америка.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Делаем вывод, что признаться в том, что ты шопоголик, не стыдно, в отличие от алкоголика, наркомана…

М. ДЕНЯКИНА: Смотрели фильм «Шопоголик»? Помните, там было анонимное общество девушек-шопоголиков, которые собрались, и они действительно признаются: да, я шопоголик, сегодня я купила десятую пару сапог…

И. БАБЛОЯН: Они делают это гордо.

М. ДЕНЯКИНА: И когда доходит очередь до пятой девушки в кругу обсуждения, она говорит: «А я сегодня видела, что в таком-то магазине такие-то платья отдают пять по цене одного». Она опускает глаза, а потом поднимает их и видит, что ее подруг по несчастью просто нет. И она сама себе говорит: «Какая же я глупая, я сейчас опоздаю и не возьму эти платья». Одно дело – ты признаешься, что ты шопоголик, пусть на 50, пусть на 60%, другое дело – что ты не признаешь. Мне кажется, если ты в контакте с собой и согласен, что да, у меня есть такая проблема, это уже хорошо, потому что ты себя хоть как-то чувствуешь. Самое страшное, когда ты блокируешь все свои внутренние ощущения и просто прямиком идешь в магазин и не отслеживаешь, почему ты это делаешь. Обращайте внимание, дорогие радиослушатели, на ваши внутренние переживания.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Заметьте, как много фильмов и книг уже посвящены этому явлению. За это берутся очень активно.

И. БАБЛОЯН: Только что во Франции был даже конкурс объявлен на шопоголика.

М. ДЕНЯКИНА: Самый активный шопоголик?

И. БАБЛОЯН: Да.

А. ОРЛОВА: Или самый счастливый шопоголик.

И. БАБЛОЯН: Самый счастливый шопоголик.

А. ОРЛОВА: Т.е. шопоголик, который счастлив от своего шопоголизма.

И. БАБЛОЯН: «У меня было сто рублей. Я потратила их на кукурузу. Мне нужен психиатр».

А. ОРЛОВА: А, может быть, спонсор.

М. ДЕНЯКИНА: Может быть, витамин, который есть только в кукурузе. Поэтому нормально, ешьте.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Действительно, если вернуться к тому, сколько произведений этому посвящено, ведь целая серия книг так и называется – «Шопоголик», по которым был снят фильм «Шопоголик». Тот же Эмиль Золя, который давным-давно написал «Дамское счастье». И я уверена, что это еще не предел. Почему это явление сейчас так принято изучать?

А. ОРЛОВА: Потому что психология сейчас стала вообще очень модной профессией. Может быть, автоматизировалось общество, уже не надо столько копать, хочется что-то изучать, и люди изучают всё, что вокруг них происходит. Самопознание, самокопание. Мне кажется, что мы уже скоро обгоним дедушку Фрейда.

М. ДЕНЯКИНА: Это же здорово.

А. ОРЛОВА: Я тоже так считаю.

И. БАБЛОЯН: Валерий Вольнов пишет: «Очень люблю покупать помповые ружья. Трачу на них очень много денег, так как я «отличник МВД России».

М. ДЕНЯКИНА: Разрешение есть, Валерий?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Если он отличник МВД России, думаю, что у него есть.

А. ОРЛОВА: Валерий уже озвучил интересную тему. Кстати, у Романа Трахтенберга была передача на эту тему: «Коллекционирование. И как можно по предметам коллекционирования составить портрет человека». Так вот в данном случае это не шопингомания, а это коллекционирование. Даже разные национальности, разные народы коллекционируют разные вещи, в зависимости от культуры, истории, темперамента. Мужчина, который коллекционирует эти помповые ружья, для него ценность то, что он отличник МВД. Это мужественность, владение оружием, у него это хорошо получается. Это рамки коллекционирования, но ни в коем случае не шопингомании. Если он не тратит на это оружие годовой бюджет, то почему бы и нет.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А где грань между шопингоманией и коллекционированием?

А. ОРЛОВА: Шопингомания – это скупка всего, чего можно, в больших количествах, чем может себе позволить бюджет, когда человек просто от самой покупки получает постоянно удовольствие, у него вырабатывается в этот момент гормон эстроген, он входит в трансовое состояние и постоянно находится в этом пограничном состоянии.

М. ДЕНЯКИНА: Не цель приобрести, а цель успокоиться.

А. ОРЛОВА: А у коллекционера цель – владеть каким-то особым предметом, особой категорией предметов. Мы сразу же вспоминаем категорийный менеджмент, про который была фраза. Кстати говоря, от культуры очень многое зависит. Помните, любят коллекционировать крышечки от «Кока-колы». Что это такое? Шопингомания? Точно не шопингомания.

М. ДЕНЯКИНА: Почему?

А. ОРЛОВА: Американцы, в силу того, что вообще для них очень важен спорт, спортивная культура и синема-культура, т.е. голливудская, они безумно любят коллекционировать разные значки спортивные и открыточки известных актеров и спортсменов. Это их культура коллекционирования. Англичане любят дорогую мебель, предметы искусства…

М. ДЕНЯКИНА: И «Роллс-ройс».

Т. РОДНЯНСКАЯ: Смотря у кого сколько финансов.

А. ОРЛОВА: Россияне очень любят коллекционировать оружие, потому что это ассоциируется с мужественностью, предметы искусства тоже у нас в культуре.

М. ДЕНЯКИНА: Восточные люди тоже любят оружие.

А. ОРЛОВА: Восточные люди очень любят оружие, да.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но ведь на коллекционирование тоже тратится много денег, как и на шопоголизм.

А. ОРЛОВА: Да. Но здесь большое значение имеет мотив. Шопоголик, шопингоман, он хаотично, в виде броуновского движения покупает то, что ему нравится. Эти вещи могут быть не распакованы, могут быть быстренько использованы и забыты, он в них может не нуждаться. А коллекционирование – это целенаправленное приобретение ценных для человека предметов. Но иногда это коллекционирование может быть с шопингоманией связано. И тогда он коллекционирует какие-нибудь безделушки, которые, в принципе, никакая не коллекция.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или скупает десятый раз такую же. Давайте сделаем вывод, что все-таки лучше быть коллекционером, чем шопингоманом, шопоголиком. Хотя, я думаю, если в пределах разумного, ничего страшного. К сожалению, время нашей передачи подходит к концу. С нами были Анетта Орлова – психолог, Мария Денякина – телеведущая, я, Таня Роднянская, и Ирина Баблоян. Спасибо большое. До свидания.