Купить мерч «Эха»:

1. Липовые больничные; 2. Однозадачность оппозиции - Дмитрий Гудков - Вечерний канал - 2012-08-20

20.08.2012
1. Липовые больничные; 2. Однозадачность оппозиции - Дмитрий Гудков - Вечерний канал - 2012-08-20 Скачать

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Вечерний канал, вечерний эфир, вечерний «Разворот» - называйте, как хотите. Татьяна Фельгенгауэр у микрофона, Ирина Воробьева все еще в отпуске. Будем говорить с вами по телефону. О темах, которые обсудим. Тема первая – спасибо газете «Московская правда» и Владимиру Варфоломееву, который сегодня в «Утреннем развороте» решил не брать ее для обсуждения: «Любой каприз за ваши деньги – липа угрожает нашей безопасности». Речь идет о больничных листах и медкнижках. Рекламные объявления на уличных столбах, возле остановок общественного транспорта, на стендах у жилых домов пестрят от предложений быстро и недорого, за день или час, без потери времени и сил приобрести медицинскую книжку или больничный. Если обращаться к статистике «Московской правды», то по данным специалистов, из 10 медицинских книжек у работников, которые должны их иметь по роду своей деятельности, 8 оказываются поддельными.

Действительно, весь город увешан подобными объявлениями, и давайте честно – кто из вас не покупал больничный? Правда, я пару раз болела на выходных, один раз оформляла больничный в поликлинике – это сложная, довольно длительная процедура и противная. И я понимаю людей, которые не хотят ее проходить и делают себе больничный за деньги. Я их не поддерживаю, но этот процесс не самый приятный. Как вы считаете, насколько это вредно, плохо, осуждаете, или не осуждаете? Поговорим.

Евгений из Пензы: «Нет Воробьевой и все плохо, нет жизни» - Евгений, потерпите, скоро Ира вернется и жизнь наладится.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Ольга из Саратова. Медкнижки действительно покупают, потому что оформить ее просто так очень сложно – много времени, много мороки. Но сейчас стало немножко построже. Я медик.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Замечательно. К вам приходят за получением медкнижки – как это все происходит?

СЛУШАТЕЛЬ: Я врач, ко мне за медицинской книжкой не приходят, а больничные листы просят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И деньги предлагают?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вы строго говорите «нет»?

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас очень много мороки – люди как просят, так и «сдают», грубо говоря, очень много всяких неприятностей вокруг, мы это все слышим. Если честно, сейчас люди стали брать меньше больничные листы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наверное, вы можете отметить какую-то тенденцию – ужесточается контроль над процессом выдачи больничных и медкнижек?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, сейчас ужесточается, сейчас труднее. Время более беспокойное и немножечко стали контролировать все-таки.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, вы приветствуете ужесточение?

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что медкнижки нужны более или менее достоверные, сейчас много людей разных и всяких – общепит, пионерские лагеря. И лично меня интересует, кто мне готовит в санаториях, профилакториях, на отдыхе. А больничные листы – с ними очень много мороки. Выписка больничных листов сейчас очень сложная, подход к описанию, ведению карточек, документации очень сложный.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Проще постараться поболеть дома в выходные, или попросить отгул?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Попросить отгул. Вот я сама врач, я в жизни не пойду оформлять больничный лист, если только пластом буду лежать. Это так насидишься в очереди, и будешь бегать сдавать анализы – провались они пропадом.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: печально. Спасибо большое, за ваше авторитетное мнение. Помню по себе, как получала больничный - с тех пор не болею, проще поработать, дожить до выходного и отлежаться, чем болеть с этими очередями. Владимир: «Я никогда не покупал больничный – не надо обобщать». Я не обобщаю, но очень многие обращаются к подобным услугам. Артур из Москвы: «Я - врач. Покупщиков больничных я проверяю через поликлинику, штамп которой стоит на больничном. И если поддельный – увольняю человека без сожаления». Артур, напишите, насколько стали строже правила и контроль. «Из-за этого я не хожу в бассейн» - Евгений из Пензы. Габриель: «Ни разу в жизни не покупал больничный, хотя в нашей поликлинике было не так дорого» - что, там висели объявления, сколько стоит? «Надо всех беспощадно штрафовать, но не более того, - для поправки бюджета». «Спрос рождает предложение – очень удобный теневой сервис, как и многие другие – техосмотр, налоги и прочее» - Сергей Алексеев из Томска.

Елена: «Приятель только что поболел в Анталии две недели - 6 тысяч рублей». Удобно. Не дают отпуск, пошел, купил больничный. И с чистой совестью - ребята, простите, заболел, - и никого не интересует, что болеет на берегу моря.

СЛУШАТЕЛЬ: Ангелина, Москва. Я тоже медик, и мне5 каждый год приходится продлевать свою медкнижку. Хочу сказать, что ничего проще этого нет – существуют компании. Которые моментально берут анализы, присылают готовую книжку прямо на работу - нет никаких проблем. Надо просто компанию найти хорошую.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это дорого?

СЛУШАТЕЛЬ: 750 рублей я плачу ежегодно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А больничными что?

СЛУШАТЕЛЬ: Если найти хорошего участкового врача, который, глядя в мои глаза, все прекрасно понимает, когда я ее вызываю домой, я бы покупала. Потому что просто так, по жизненной усталости, у нас больничных не дают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это правда.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда я очень сильно устала, раза два в год, я вызываю врача, делаю квадратные глаза, она говорит: я все поняла. И три дня мне обеспечены, может, даже больше.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здорово, что у вас такой участковый врач. Давайте проголосуем, как вы относитесь к покупке больничных? – «не видите ничего плохого» в том, чтобы купить больничный: 660-06-64. «нет, никогда этого не сделаете» - 660-06-65. Голосуйте, вспоминайте очередь в поликлинике.

Посмотрим, что нам пишут. А Эндрю: «У нас многие покупают больничные листы, чтобы продлить сессию, если не успевают сдать вовремя». Габриель: «Купленный больничный - отвратительно, много раз делал радиотелефонистам, когда штатные наглые и очевидно покупали, а уж санкнижки. с учетом нынешнего контингента работников общепита – просто ужасно. Белка: «Не покупала больничный лист, но официально оформление его по всем правилам – головная боль. Беру отпуск за свой счет, если болею». Надеюсь, у вас крепкое здоровье, Белка. «Покупная медкнижка – очень плохо. Представьте, вы нанимаете няню своему малышу, а у нее левая медкнижка – надеюсь, что процедура получения будет проще со временем и покупать ее смысла не будет». «Несколько раз получала больничный лист в районной поликлинике быстро и без проблем. Но справку в бассейн регулярно покупаю» - Мария из Москвы. «В жизни не покупал. Увольнять немедленно, беспощадно, а то развели тут «совок», и слушатели делятся – не стыдно?» - капслок от отчаяния использует наш слушатель. Михаил: «Я – врач, оформлял свою медкнижку около месяца, так до конца и не оформил. Заплатил 2 тысячи в медцентре, и все в порядке». Ната спрашивает, сколько стоит – не знаю, не приценивалась. Тарас: «О чем вы говорите? Для индивидуального предпринимателя болезнь – потеря прибыли. Мы здоровы, как кабан». Слушаем телефон.

СЛУШАТЕЛЬ: Яков, Питер, я работаю шеф-поваром.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И медкнижка ваш лучший друг.

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен. И по поводу покупных книжек хочу сказать, что у работодателей есть такая функция - вызвать СЭС на точку в ресторан, ионии сделают все честно. Это за деньги, потому что сам работодатель заинтересован в своем честном имидже.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А на вашей работе какой процент настоящих медкнижек?

СЛУШАТЕЛЬ: Все настоящие, мы следим за состоянием здоровья ребят при приеме на работу – чтобы они мне предоставляли их, я могу отличить фальшивую медкнижку от нефальшивой.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, для вас это принципиальный вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Потому что мы кормим людей и то, что говорят люди, что в общепите сейчас полный хаос, думаю, это бред.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если говорить про больничные?

СЛУШАТЕЛЬ: Скажу честно – любому работнику общепита невыгодно болеть, потому что это его деньги, и больничные не покупаются. Я даже работал со сломанными руками и ногами – нога в гипсе, и я так перемещался по кухне.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нога в гипсе грустно, но не так страшно, как грипп.

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен – берешь 3-4 выходных дня, садишься полностью на антибиотики, и твой коллектив прикрывает тебя.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, лишь бы не связываться с оформлением больничного?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, потому что это наши деньги

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Участковые врачи получают нищенские зарплаты, так же, как врачи Скорой помощи» - Алексей. Печально. А как это связано с получением фальшивых больничных? Не очень понимаю. Подведем результаты голосования. Аудитория радиостанции «Эхо Москвы» самая честная: 44% говорят, что не видят ничего плохого в том, чтобы купить больничный. 56% говорят, что они этого делать не будут – либо оформят официально, либо не будут оформлять вообще. Вот такой расклад. Спасибо за честное голосование.

Меняем тему и свяжемся с депутатом Госдумы Дмитрием Гудковым, известным оппозиционером, поговорим про озадаченность оппозиции. Дмитрий, добрый вечер. Наблюдая достаточно долгое время за протестными акциями, у меня сложилось впечатление, что гражданские активисты и лидеры оппозиционные в какой-то период времени могут заниматься только одной проблемой. Сначала все занимались «честными выборами» - это была повестка дня. До этого все ходили за Химкинский лес, походили и перестали. Потом что-то поменялось, все занимались Крымском, потом проблескивали «узники Болотной», но тоже не очень активно, потом все начали заниматься пс, - то есть, заниматься всем сразу не получается, а есть только такие ярки точки, и сегодня мы «все за пс», а что с узниками Болотной, наверное, не так интересно. Насколько мое впечатление обманчиво или справедливо?

Д.ГУДКОВ: Конечно, обманчиво. Например, «узниками Болотной» лично я занимаюсь с самого начала, и даже сейчас, например, помогаю Денису Луценко, арестованному по 6-му мая – я нашел морских пехотинцев, которые его поддерживают, связываюсь с адвокатами. Помог эту историю его незаконного ареста и задержания, по крайней мере, вытащить в СМИ. Сейчас мы готовим запросы, я занимаюсь общественным телевидением, создаю.

Просто когда происходит какое-то яркое событие – например, Мадонна приехала поддержать пс, и естественно, все внимание приковано к этому событию. И уже вся наша подготовка – судебной реформы, подготовка к выборам, наши депутатские запросы по Химкинскому лесу выпадают из этой повестки, все просто забывают. На самом деле мы продолжаем в нашем режиме, обычном, рабочем, заниматься всеми текущими вопросами. Я сам журналист. Выпускник журфака - я же не буду каждый день писать про Химкинский лес, кто бы ни делал какие-либо яркие заявления.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, все-таки отчасти я права – в лозунгах может жить только одна тема?

Д.ГУДКОВ: Нет, просто журналисты не могут на одно и то же событие реагировать каждый день.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте вспомним последние митинги или последние акции – что-то я не припомню ничего про Химкинский лес или фамилию Бекетов. Да чего уж про Химкинский лес – когда в последний раз говорили про Ходорковского на акциях?

Д.ГУДКОВ: А вы знаете, что Илья Пономарев и Данила Линделе буквально недавно встречались с Ходорковским? А вы знаете, что он помогает, и мы вместе сейчас делаем программу «Левого альянса», готовим судебную, конституционную реформу?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Про встречу я знаю. То есть, это в текущем рабочем режиме?

Д.ГУДКОВ: Да. Вот текучка неинтересна журналистам, неинтересна зрителям и слушателям - к сожалению, так мир устроен, все реагируют на какие-то яркие события. Вспомните - 2-4 года назад митинг в 500 человек вызывал интерес у очень многих журналистов. Сегодня митинг в 500 человек вообще никому неинтересен.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: К хорошему быстро все привыкли.

Д.ГУДКОВ: Не знаю, хорошее это или нехорошее – слишком много происходит событий ярких, неожиданных, очень много репрессий в последнее время. И конечно, дело пс, к сожалению, затмило дело – в информационном плане - дело арестованных по 6 маю. Но это не значит, что мы не продолжаем этим заниматься, это не значит, что мы не помогаем людям, не обеспечиваем их адвокатами, не пишем депутатские запросы. Мы это все делаем. Просто это не попадает в таком количестве в СМИ, Просто когда происходит какое-то яркое событие, то про все остальные у нас забывают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Делаем небольшую паузу для новостей, чтобы услышать, что плохие журналисты выбрали из всего того хорошего, что вы делаете. Через три минуты продолжим.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжаем программу. Дмитрий Гудков, депутат Госдумы, у меня на прямой телефонной связи. Значит, проблема скорее в том, что в информационном пространстве может существовать самая яркая тема, а остальные неизбежно уходят в тень?

Д.ГУДКОВ: Конечно. Смотрите, - у нас в последнее время, к сожалению, очень много таких поводов, резонансны - пс, 6-е мая, репрессии, обыски. И понятно, что никто не будет освещать проблемы экологов, которые занимаются борьбой с разливом нефти под Новосибирском – я этим сейчас занимаюсь. Никто не будет освещать работу – мы помогаем тем же экологам, жене Чириковой – мы ездили в Нижний Новгород, там тоже есть проблема с затоплением, загрязнением Оки. Мы этим занимаемся, но это не очень интересно сейчас для журналистов, когда происходит такие события, как приезд Мадонны или Маккартни поддерживать пс, или им кто-то пишет письма. Но это не значит, что мы только этим занимаемся, к сожалению, только это попадает в открытый эфир.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это вопрос масштаба ньюсмейкера.

Д.ГУДКОВ: Может быть, да, наверное, Дмитрий Гудков не такой крупный ньюсмейкер.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда вы устраивали «итальянскую забастовку в Госдуме, это очень мощно освещалось.

Д.ГУДКОВ: Я понимаю. Но мы не можем «итальянскую забастовку» устраивать каждый день, потому что помимо «итальянской забастовки» есть очень много серьезной работы. Сегодня, например, я порядка 10 депутатских запросов отправил по темам, которые совсем маленькие: кого-то выгнали из квартиры – женщину выгнали сегодня из квартиры, есть ситуации, связанные с проблемами ЖКХ. Есть текущая работа, которой мы занимаемся. У нас есть свои планы. Конечно, мы зависим от информационных поводов, но при этом вся основная работа - я занимаюсь Общественным телевидением. Мы подготовили концепцию, договариваемся с журналистами, я договорился с рядом предпринимателей, которые будут финансировать пилотный проект. Но эта работа невидна, а видны какие-то яркие всплески. Но это всегда так было, наверное, это законы жанра.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Использование уличных акций для того, чтобы напомнить о какой-то проблеме, насколько нужны?

Д.ГУДКОВ: У нас есть серьезная проблема, она связана с тем, что в стране не проводится реформа. У нас нет конституционной, судебной реформы, у нас сегодня фальсифицируются выборы, нет никакой борьбы с коррупцией, безусловно, сейчас протестное движение делает все для того, чтобы заставить власть пойти на эти реформы. Поэтому мы проводим митинги, пишем депутатские запросы, проводим «Марши миллионов», ездим автопробегами по всей стране - там и Пономарев, и Удальцов, я, женя Чирикова – масса работы, работает сайт «РосПил» Алексея Навального. Эта текущая работа никогда не заканчивается. Но как мы можем сравниться по информационному поводу, по яркости с делом пс? Когда совершенно средневековая какая-то инквизиция происходит в нашей стране, в 21 веке, - за мелкое хулиганство дают два года тюрьмы девушкам, при том, что коррупционеров у нас награждают, дают условные сроки. Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда к Навальному и Ксении Собчак пришли с обыском – это все активно обсуждалось.

Д.ГУДКОВ: Мне очень часто в «Твиттере» пишут: что вы только на митинги ходите? Да не ходим мы только на митинги, просто мы не можем не ходить на митинги в этих условиях. О митингах чаще пишут. Но другая работа у нас не заканчивается, у каждого из нас – у Пономарева. Геннадия Гудкова, - постоянные идут обращения людей. Ситуация в Тамбове. Рязани, когда нарушаются права граждан – недавно одного из оппозиционеров там избили милиционеры, я сделал депутатский запрос, прорабатывал вопрос наказания этих сотрудников полиции с прокуратурой, мне даже удалось это сделать. Но об этом не будут писать федеральные СМИ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А лично для вас какая работа важнее?

Д.ГУДКОВ: Лично для меня? – я не так себе представлял свою парламентскую работу. Я очень хотел заниматься законодательством, я пришел в Комитет по конституционному законодательству к Плигину, хотел работать над изменением конституции, над возвращением выборов губернаторов, мэров, подготовил кучу поправок. Готовил поправки в закон о выборах губернаторов - из них ничего не прошло, все блокируется. И остается единственный выход требовать перемен – выходить, и параллельно законодательной работе, участвовать в протестных акциях.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Грустная история депутата Дмитрия Гудкова.

Д.ГУДКОВ: Я подготовил массу поправок, написал об этом в своем блоге. Ну, три-четыре газеты об этом написали. А когда идешь на митинг, понятно, что тебя замечают – даже если ты не особо хочешь там светиться, приходишь просто как гражданин на этот митинг. Но понятно, что на депутатов и политиков сразу обращают внимание.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, я вас видела вчера на Новом Арбате около стелы, к вам было не пробиться.

Д.ГУДКОВ: Да ладно. Я был и в Химкинском лесу, и на митинге вчера, но это не значит, что это единственный формат. Я понимаю, что надо поддержать Чирикову, понимаю, что нельзя не пойти на митинг, когда происходят такие репрессии. Но при этом масса законодательной работы – она не стоит, она делается. Просто для того, чтобы законы принимались, к сожалению, нужно нажать 226 кнопок. А по некоторым законам и 301 – когда законы конституционные. Но это невозможно сделать, когда большинство у «Единой России», причем полученное на нечестных выборах. Мне сложно объяснять людям, почему они нас видят только на митингах. Сложно. Сказать, что мы то или это сделали.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мое субъективное ощущение, но, по-моему, вам реже стали кричать «Отдай мандат».

Д.ГУДКОВ: Мне вообще никогда не кричали.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вашим коллегам по фракции.

Д.ГУДКОВ: Думаю, что за эти полгода, даже чуть больше, думаю, мы все-таки доказали, что мы на стороне граждан, которые выходят сегодня на митинги, и стараемся по возможности помочь. Не всегда получается, сами стали жертвами этих репрессий всех. Ну ничего, держимся. Думаю, вместе у нас обязательно все получится. Руки мы не опускаем, мы все равно придем на «Марш миллионов», несмотря на то давление, которое оказывают на нас. И я могу сказать, что я вижу, что люди это поддерживают. Я был вчера на митинге, около Белого Дома – люди действительно реагируют уже по-другому, чем это было 10, 5 декабря 2011 года.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мне кажется, что люди стали грустнее – я тоже вчера была на митинге.

Д.ГУДКОВ: Ничего страшного. Было бы наивным полагать, что после 3-4 крупных митингов власть вдруг поднимет руки, скажет «мы сдаемся, чего изволите?» - такого не будет. Людей надо просвещать, объяснять, - особенно в регионах многие не понимают, для чего нам нужна демократия, для чего нам нужны честные выборы, думаю, что рано или поздно все равно перемены будут в нашей стране, потому что думаю, что очень многие люди понимают, что надо строить правовое государство, нужно делать независимую судебную систему, менять конституцию, ограничивать власть чиновников, президента, может быть, даже парламентскую республику нам нужно уже рассматривать как форму правления государства. Думаю, что многие люди начинают это понимать. Думаю, что через два года – конечно, мы пройдем этот сложный путь репрессий, но рано или поздно все равно мы добьемся того, что Россия станет свободной – это главный лозунг. Мы добьемся перемен, проведем реформы и страна будет совершенно другой через несколько лет – я в это верю, иначе, наверное. Было бы сложно всем этим заниматься, потому что давление очень сильное оказывается, конечно, на нашу семью. Об этом я не буду говорить в подробностях, но это действительно непросто.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо Дмитрию Гудкову, который, несмотря на грустную тему разговора, смог закончить на оптимистичной ноте это интервью - спасибо огромное. Это был Дмитрий Гудков, депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия».

Интересный момент, и мне любопытно узнать ваше мнение – для оппозиционного деятеля, на ваш взгляд, - потому что он работает на потенциального избирателя, что важнее – работа и выступления на митинге, либо текучка, когда он занимается не самыми большими проблемами, а старается помочь точечно и адресно. Итак, с одной стороны массовые митинги, где много журналистов и «индекс цитируемости» резко вырастает. С другой стороны – решение конкретных проблем людей, которые обращаются за помощь, что для потенциального избирателя важнее? Если важнее, чтобы оппозиционеры громко заявляли о себе на митингах - 660-06-64, если вы считаете, что важнее для оппозиционера заниматься текущими проблемами, адресной помощь - 660-06-65. А пока поговорим по телефону.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай из Москвы. Я бы на месте оппозиции…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: На само интересном месте вы пропали из эфира. Извините. Посмотрим на результаты голосования: 48% позвонивших говорят, что, по их мнению, мнению потенциального избирателя, для оппозиционера важнее выступать на митинге, а 52% говорят, что важнее заниматься адресными проблемами, текущими. То есть, Дмитрий Гудков скорее прав в своей работе.

«Все важнее. Должен быть идеальный баланс, обе крайности неприемлемы» - Габриель. «Политик должен заниматься политикой, а для текучки и мелочевки есть аппарат помощников» - Сергей из Томска. Ну, не у каждого оппозиционера есть аппарат помощников, некоторым надо все делать своими руками.

Меняем тему. Мы давно с вами не говорили про Владимира Путина. Почему мы всю прошлую неделю говорили про пс и немножко про Джулиана Ассанжа? Давайте восстановим справедливость. Кто президент РФ? - Владимир Путин. И это значит, что необходимо поговорить и про него. В руках у меня опрос «Левада Центра», стандартный, выборка 1600 человек от 18 лет и старше, 130 населенных пунктов, 45 регионов страны. Хорошая выборка. Каждый второй россиянин считает, что Путин незаменим. Вместе с тем доверие к нему падает.

Несколько цифр. «Какими словами вы могли бы обозначить свое отношение Путину?» - «не могу сказать о нем ничего плохого» - 31%, «симпатия» - 20% и «нейтральное, безразличное» - 21%. Вместе с тем: Как вы думаете, почему многие люди доверяют Путину? Респонденты: «люди надеются, что Путин в дальнейшем сможет справиться с проблемами страны» - 41%, «люди не видят никого другого, на кого они могли бы положиться» - 35%. И на вопрос: вы согласны или не согласны с мнением, что Путин в качестве лидера страны в настоящее время незаменим? «совершенно согласен» - 31%, «скорее согласен» - 24%. То есть, 55% людей, которые с этим согласны.

Поговорим о том, насколько незаменим сейчас Путин, потому что мы все знаем знаменитую фразу: «Если не Путин, то кот», реально посмотрим на вещи, согласимся или не согласимся с аналитиками «Левада Центра», которые почитали, что каждый второй россиянин считает Путина незаменимым.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай. Я считаю Владимира Владимировича очень честным человеком, я могу подтвердить – он честно сказал, что наши миротворцы в Грузии готовили комбатантов южноосетинских – кто бы мог признаться, вот так расколоться?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А о незаменимости? Насколько сейчас Путин незаменим?

СЛУШАТЕЛЬ: Все говорят, что он в экономике не разбирается, а он доктор экономических наук, по-моему, - ну, может, кандидат. У него в 2003 г. огромная диссертация была защищена, потом даже американцы ее списывали – помните, был скандал?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А о незаменимости? Вы не отвечаете на вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно незаменим - во всех вопросах. Он настолько крепкий, сильный человек. Он говорил, что любой бы человек давно сошел бы с ума на первом сроке, АОН до сих пор не сошел. Значит, он незаменимы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Значит, нам с вами повезло.

СЛУШАТЕЛЬ: Повезло. И хотел бы заметить – смотрите, он настолько честный человек – помните, когда к нам приезжали с Ближнего Востока делегация, и у них был скандал с их президентом, то он честно сказал, что у нас в правительстве все завидуют этому президенту Моше Кацаву и его силе, мощи, напористости.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, Николай, но вы в своем сарказме уже становитесь не смешным. Слушаем следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Евгений.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Является ли Путин в качестве лидера страны незаменимым?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, это не так. Мне вообще удивительным показался опрос «Левада Центра». Такое впечатление, что он просто по заказу сделан.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну, почему? 45 регионов страны. Я ни секундочки не сомневаюсь, что расклад там именно такой.

СЛУШАТЕЛЬ: По этому раскладу получается, что все-таки у Путина преимущественно поддержка в стране. А мне кажется, что все наоборот, что преимущественно его мало кто поддерживает. И его имиджмейкеры – наверняка там целый аппарат людей работает, который говорит Путину, на кого ориентироваться. И, к сожалению, Путин пытается обращаться к аудитории, которую можно назвать… «быдлом».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это нехорошее слово. Не надо так людей называть.

СЛУШАТЕЛЬ: Но есть же часть людей, которых можно так назвать? И кто-то решил, что почему-то Путин должен апеллировать к ним. Но думаю, что все-таки большая часть нашей страны не является представителями этой части населения. И отсюда я не представляю, как такие результаты могли появиться – вот что мне удивительно. Я сейчас услышал эти цифры, и они мне показались абсолютно нереальными. Во всяком случае, не для Москвы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот это важная оговорка. Да, в Москве, как известно, голосуют совсем по-другому. Смотрим, что нам пишут, - только пишите, пожалуйста, цензурно, потому что нет никакого желания читать все, что вы пишите. Ярослав из петербурга: «Незаменимых людей не бывает – доказано бизнесом. Путин не исключение, а скорее подтверждение. Замена назрела». «А какой он, Путин? Его видели эти опрошенные проценты? Уверен, что видели – все мы с замиранием сердца смотрим каждый год прямую линию общения Путина с народом» - Евгений пишет.

Георгий: «Мне Путин безразличен, но, к сожалению, нет яркой личности, которую можно противопоставить Путину». То есть, при том , что он вам безразличен, вы называете его незаменимым. «Если не Путин, то кто?» Алекс: «Незаменим он только для силовиков». Федор спрашивает, не стыдно ли мне пиарить Путина. Вот уж не подумала бы я, что Путин нуждается в моем пиаре - вы как та певица, которая говорит, что Мадонна пиарится. Оптяь: «Если не Путин, то кто?» - опять спрашивают. И просят назвать. Но я тут выслушиваю ваше мнение. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Юрий, город Рыбинск, Ярославская область. Кроме шуток – конечно, незаменимых людей нет, я считаю, что в данный исторический момент реально даже и рядом никто не стоял, из оппозиции тем более.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, не настало время, чтобы Путин уходил - просто заменить не на кого.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, срок пройдет, и все, пора ему уходить, конечно – будет уже просто неприлично больше. Но думаю, что вряд ли за три года вырастет политик, хотя бы даже приближающийся по масштабу к его личности.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, что коротко и по делу. «Незаменима только свобода» - пишет некто. «Путина будут помнить. А вас кто вспомнит?» - Денис из Омска. Надеюсь, что меня никто не вспомнит, и вы, Денис, в первую очередь забудете обо мне, а также номер, куда вы пришли это сообщение.

Спасибо большое, что вы были со мной этот ас. Это было здорово. В следующий понедельник мы тут будем с Ириной Воробьевой.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024