Купить мерч «Эха»:

Картина Василия Пукирева "Неравный брак" - Людмила Полозова - Собрание Третьяковки - 2006-05-21

21.05.2006

21 мая 2006 года

14:08–15:00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Людмила Полозова, старший научный сотрудник Третьяковской галереи.

Эфир ведут – Ксения Ларина и Ксения Басилашвили.

К. ЛАРИНА – Здравствуй, Ксения.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Добрый день.

К. ЛАРИНА – Ксения.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Ксения.

К. ЛАРИНА – Сегодня у нас в гостях Людмила Полозова, ст. научный сотрудник Третьяковской галереи, здравствуйте, Людмила.

Л. ПОЛОЗОВА – Здравствуйте, дорогие друзья.

К. ЛАРИНА – Мы сегодня будем говорить о грустной картине, это грустная картина, я хочу прочитать телеграмму, которая пришла к нам из Оренбурга на наш Интернет-сайт. В юности я вырезала фотографию, а, я вырезала фотографию этой картины из какого-то журнала и повесила над своей кроватью. Не снимала ее в течение нескольких лет, часто на нее смотрела и каждый раз находила что-то новое в картине, поражала реалистичность изображенного и тонко обрисованные детали. Хотелось бы узнать, реальный ли сюжет из жизни изобразил художник или это собирательный образ? Собственно говоря, это есть начало нашей программы, ответ на этот вопрос, уважаемая Татьяна, прозвучит сразу после нашего «Случая в музее».

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, и «Случай в музее» представит долги годы главный хранитель Третьяковской галереи, а ныне заместитель генерального директора Людмила Ромашкова, она напомнит, как в свое время…

Л. ПОЛОЗОВА – Лидия.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Лидия, простите, Лидия Ромашкова, она напомнит, как в свое время музей закрывался на реконструкцию и как вывозились произведения в депозитарий, в хранилище временное.

ЗАСТАВКА

Л. РОМАШКОВА – «Иван Грозный» Антокольского, все его, вероятно, знают, мрамор, больше 750 кг, он не выезжал в эвакуацию, его просто заложили мешками с песком в зале, и он так там у нас и жил, пока не кончилась война. Мы когда стали его вытаскивать, оказалось, нельзя вытащить, потому что он будто бы вгрызся в пол. Тогда мы стали разбирать паркет, и оказалось три слоя паркета, т.е. паркет циклевали, он изнашивался, сверху клали следующий, их было три слоя. А затем была метлахская плитка, т.е. та плитка, такая оранжевая, коричневая, такая, когда раньше была у Павла Михайловича. Когда мы ее откопали, раскапывали целую дорогу, чтобы его вывезти. Все собрались, все тихонечко ее толкали вперед, вытащили. Вытащили, подвели к центральным дверям, а дальше-то надо краном поднимать ее и везти в депозитарий, хоть это и близко, но как? Заказали кран, машину, и вышли мы на улицу, это была зима. Машина приехала, подъехала к центральному входу, вышел крановщик, надо ее залямить, его подвесили, но еще не поднимали. И я подошла к нему и говорю - вы знаете, вы неправильно лямки сделали, у него сзади трон, он повалится назад. Он сказал - ты что такая пигалица меня учить будешь, я все сам знаю, я правильно все сделал. Я отошла. И когда он начал его поднимать, то он стал заваливаться назад. И тут мы, четыре женщины, бросились его ловить, о чем мы думали, что это 750 кг, что бы от нас вообще осталось. Этот белый весь кричал там, в это время его опустил.

ЗАСТАВКА

К. ЛАРИНА – Приблизительно такая же жанровая зарисовка сегодня в центре нашего внимания, это картина Пукирева или Пукирева, как правильно?

Л. ПОЛОЗОВА – Пукирева.

К. ЛАРИНА – Пукирев все-таки, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А чем объясняется?

Л. ПОЛОЗОВА – Объясним так, потому что, собственно, корень - пукирь или пузырь, значит, Пузырев, в других каких-то разговорных, наверное, каких-то этих, то Пукирев, будем стараться говорить Пукирев.

К. ЛАРИНА – Хорошо.

Л. ПОЛОЗОВА – Потому что я сама часто его называю Пукирев, по привычке.

К. ЛАРИНА – Хорошо, пусть будет Пукирев, но картина называется «Неравный брак», это ее единственное название?

Л. ПОЛОЗОВА – Да, ее единственное название.

К. ЛАРИНА – На самом деле, когда я сказала, что это грустная картина, она грустная, может быть, была в то время, когда художник Пукирев ее писал.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А сейчас?

К. ЛАРИНА – Потому что сегодня о таком неравном браке мечтает подавляющее большинство юных девушек из разных городов России уж точно.

К. БАСИЛАШВИЛИ – И не только.

К. ЛАРИНА – И не только, да.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, вы знаете, вы напрасно так считаете, что раньше только считали неравный брак несчастьем для невесты. На самом деле, раньше говорили о таких браках - прекрасная партия.

К. ЛАРИНА – Т.е. ей повезло?

Л. ПОЛОЗОВА – Ей очень повезло, называлось, так вот, потому что считалось, что девочка, вышедшая из-под власти уже отца, она должна войти под власть мужа. А если такой старичок, которого мы с вами видим на картине «Неравный брак», умрет, то что будет? Она будет совершенно свободна в выборе своей следующей любви. И поэтому когда сейчас предлагаю нашей молодежи себе представить такую ситуацию, то те, которые постарше, они очень даже, даже так корыстно смотрят на такого старичка, и просто они ясно, спокойно отвечают - но ведь он же скоро умрет. Тогда начинаю злорадствовать и говорить - а если он не умрет, а если он вам всю жизнь испортит, посмотрите, здесь на картине еще изображено две старушки, они так незаметны совершенно, мистическими фигурами изображены, что я их, собственно, сама не обращала на них внимание долгие годы, пока дети меня не стали спрашивать, а что здесь делают эти старушки. У них тоже такие же венчальные уборы на голове, т.е. венцы из флер-д-оранжа. Мне пришлось внимательно всмотреться, и правда, и думаю, что же это такое, выходит, старичок уж на третьей женится. А для церкви и для, вообще для нас считается, что троеженец - это вообще-то уже, конечно, порицанию самого, для него и для общества тоже, которое допускает такие браки. Представьте себе, он же умудрился двух отправить, правильно?

К. ЛАРИНА – На тот свет.

Л. ПОЛОЗОВА – Отправил на тот свет, а если и эта будет жертвой тоже? Неслучайно Стасов, который очень горячо принял эту картину в свое время, много, хорошо писал, и если уж вы мне позволите, я просто, что называется, прочту с листа. Продажа и покупка невесты - это ли еще не сцена, которую всякие видит собственными глазами чуть ни каждый день. Каких истерзаний натерпелась бедная жертва и какая героическая решимость перед приказаниями грозного папаши или тетеньки, повелительницы, может быть, самой царицы Нужды, вы понимаете? Ведь за этим еще скрывается и другая история, той девушки, которая не может найти себе в жизни другой более роли, потому что раньше женская роль в обществе только так - или ты гаснешь тихо в доме отца, или ты идешь тогда замуж. И именно так, как решат твои родители.

К. ЛАРИНА – Но бывали же счастливые исключения?

Л. ПОЛОЗОВА – Конечно, были счастливые исключения, но мы-то с вами жалостную историю…

К. БАСИЛАШВИЛИ – Но для Пукирева это социальная, обличительная такая, плакатная вещь или в чем-то личная?

Л. ПОЛОЗОВА – Выстраданная.

К. ЛАРИНА – Там реальная история.

Л. ПОЛОЗОВА – Конечно, выстраданная.

К. ЛАРИНА – Давайте вернемся к вопросу, который пришел к нам из Оренбурга, реальный ли это сюжет. Давайте немножко про это расскажем.

Л. ПОЛОЗОВА – Давайте об этом-то как раз и поговорим, почему все-таки Стасов мне очень был нужен, потому что все-таки он вышел на такую тему, которая очень беспокоила общество. Вы знаете, даже церковь в 60-м году, в феврале, уже был издан закон, когда запрещалась большая разница, понимаете, между женихом и невестой, очень большая разница не поощрялась.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Это сколько?

К. ЛАРИНА – Оговаривалось, сколько нельзя?

Л. ПОЛОЗОВА – Я не помню уже, не оговаривалась, но большая разница, она уже, в общем-то, становилась недопустимой. А мы здесь мы с вами увидели на картине очень большую разницу, потому что жених и невеста - как дедушка с внучкой. И как даже потом в ее положении звать его, папаша или дедуля, так представьте себе.

К. ЛАРИНА – Подождите, это все вы мне рассказываете картины из прошлой жизни, Людмила, я таких видела, дедушку и внучку.

Л. ПОЛОЗОВА – Это мы так привыкли.

К. ЛАРИНА – Она его не зовет дедушка, она зовет его козлик, зайчик, Васечка, Андрюшенька.

Л. ПОЛОЗОВА – А теперь, Ксения, скажите мне честно, вы бы пошли за такую мумию?

К. ЛАРИНА – А если бы я влюбилась?

Л. ПОЛОЗОВА – А если бы не влюбились?

К. ЛАРИНА – Это другой вопрос.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Такой сзади красавец-художник стоит молодой.

Л. ПОЛОЗОВА – А и сейчас стоит опять вопрос выбора.

К. ЛАРИНА – Но вы таких не видели в жизни?

Л. ПОЛОЗОВА – Я бы не пошла даже сейчас в мои 58, я не захотела бы.

К. ЛАРИНА – А другие идут, а другие идут и счастливы. Так еще и рожают детей.

Л. ПОЛОЗОВА – Будем спорить с вами, от кого, будем спорить, от кого. Так вот, давайте с вами подумаем тогда вот о чем, почему же он так горячо, так красиво стал писать эту картину, потому что так просто, наверное, на каком-то холодном материале, наверное, так не решишь эту жанровую вещь. И я должна сказать, что когда ко мне приходят, все спрашивают, а это правда, что справа этот молодой - это и есть сам художник. И мне приходится сказать, что это, действительно, так. Раньше я считала, что это все-таки легенда. Но на наше счастье, на великое счастье, мы недавно купили один рисунок, который был сделан в 1907 г. Владимиром Суховым, который в Мазуринской богадельне обнаружил эту девушку, красивую, несчастную, которая позировала когда-то художнику.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Т.е. уже старушку?

Л. ПОЛОЗОВА – Старушкой. Ксения, я старушка? Она примерно моего возраста.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А, т.е. примерно понятно, да.

Л. ПОЛОЗОВА – Пусть постарше.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Уже взрослая.

Л. ПОЛОЗОВА – Я не считаю себя старушкой. Итак, с надписью, Владимир Сухов, портрет Прасковьи Матвеевны Варенцовой, 1907 год, надпись, Прасковья Матвеевна Варенцова, с которой 44 года назад художник Пукирев написал свою известную картину «Неравный брак». Госпожа Варенцова живет в Москве в Мазуринской богадельне. Что вы на это скажете? Значит, она была, и тут по-настоящему я стала думать, что все-таки это не легенда, а самая настоящая быль. И задумалась я о том, что, в общем-то, самое поразительное, когда он ее исполнял, в 1862 г., исполнял как-то очень быстро почему-то, горячо, жарко, сами себе представьте, он еще только год преподает в училище живописи, ваяния, зодчества, только год. А на следующий год вдруг почему-то начинает проситься за границу для обозрения живописных, вернее, галерей и живописных произведений, чего ради, и уезжает в самый что ни на есть учебный год, в октябре, и возвращается только в январе. Что с ним произошло?

К. ЛАРИНА – Он влюбился в Прасковью.

Л. ПОЛОЗОВА – Он влюбился в Прасковью.

К. ЛАРИНА – А ее выдали замуж за старика.

Л. ПОЛОЗОВА – А ее выдали, совершенно, да, совершенно верно, выдали замуж за старика. Какого, выясняем, Варенцова. Закончила она жизнь, еще раз повторяю, в Мазуринской богадельне.

К. ЛАРИНА – А что было между этими двумя периодами? Мы видим две картины, как ее жизнь сложилась?

Л. ПОЛОЗОВА – Вот ее жизнь, да, она пережила, видимо, своего старика. У Мазуриных было помещение для таких купчих, бывших купеческих жен, примерно на 50 человек, там на Котельнической набережной, собственно, закончилась ее, видимо, жизнь, этой женщины. А теперь давайте представим себе, а как тогда будет себя вести сам художник, допустим, его даже, стараясь спасти его душу, его друг забирает с собой за границу, уезжает с ним, холит и лелеет, пытается его отвлечь от этих горестных мыслей, правильно, все вроде бы логично. Теперь давайте, вот он возвращается, и он свою картину отдает на выставку в 1863 г., где получает звание очень высокое по тем временам, за бытовой жанр он получает профессора, слава, почет.

К. ЛАРИНА – Тут мы должны остановиться с вами.

Л. ПОЛОЗОВА – Видите, как - кульминация.

К. ЛАРИНА – Да, на этой кульминации остановимся для того, чтобы прямиком отправиться в нашу рубрику «Путь в галерею».

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, и хранитель картины Галина Долинчук как раз представит историю того, как картина пришла в Третьяковку.

ЗАСТАВКА

Г. ДОЛИНЧУК – Картина Пукирева «Неравный брак» впервые была показана на академической выставке 1863 г. в Санкт-Петербурге. Сначала она была приобретена известным московским коллекционером Александром Борисовским, он был другом художника Пукирева и дважды финансировал их совместные поездки по Европе. В коллекцию Третьяковской галереи картина «Неравный брак» поступила в 1871 г., Павел Михайлович Третьяков купил ее у Борисовского, он покупал у Борисовского и другие картины. Третьяков заплатил Борисовскому 1 500 руб., по тем временам это достаточно высокая цена. Картина имеет уникальную резную золоченую раму из цельного дерева, которую сделал друг Пукирева Гребенский. В благодарность за такой роскошный подарок Пукирев изобразил одного из персонажей картины с портретными чертами Гребенского. Павлу Михайловичу Третьякову так понравилась эта рама, что впоследствии он стал заказывать Гребенскому рамы и для других своих картин.

ЗАСТАВКА

К. ЛАРИНА – И тут самое время нам предложить нашим слушателям подумать и ответить на вопрос, за ответ на который вы получаете приз, да, Ксюша?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, мы сейчас с вами поиграем на пейджер, 725 66 33, вот у нас какой вопрос к вам, и победители получат билеты в Третьяковскую галерею на все выставки, о них подробно я в конце программы в рубрике специальной расскажу. Итак, вопрос, один из героев картины «Неравный брак» был владельцем лавки с москательным товаром. Так вот, чем он торговал, что такое москательный товар, какие товары, предметы называли москательными?

К. ЛАРИНА – Давайте на пейджер, боритесь, пожалуйста, упорно, поскольку, действительно, вас ждут билеты в Третьяковскую галерею.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А там масса выставок, масса.

К. ЛАРИНА – Да, у нас потом будет еще розыгрыш по телефону.

К. БАСИЛАШВИЛИ – У нас будет розыгрыш по телефону.

К. ЛАРИНА – Отдельный вопрос, да, очень важного приза.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Мы уникальную книгу там разыграем, но о ней, наверное, позже я расскажу, когда вопрос задам.

К. ЛАРИНА – Хорошо, давайте пойдем дальше, мы узнали, как попала картина в Третьяковку.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, и прозвучала фамилия Гребельников, да, фамилия друга?

Л. ПОЛОЗОВА – Гребенский.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Гребенский, простите.

Л. ПОЛОЗОВА – Гребенский, да, действительно, он изображен на этой картине, его можете даже, Ксении, посмотреть, вот он, пожалуйста, выглядывает.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Ага.

Л. ПОЛОЗОВА – Смотрите, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Т.е. все реальные лица?

Л. ПОЛОЗОВА – А рядом, да, а рядом с Пукиревым, можете, нет-нет, с другого края, вот он, а рядом с Пукиревым его друг Шмельков, преподаватель училища. Таким образом, сейчас, чтобы не терять времени, мне хочется все-таки немножко рассказать о самом художнике, как сложилась его жизнь.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Вообще откуда он, он же ведь из простых совсем, из крестьян?

Л. ПОЛОЗОВА – Да-да.

К. ЛАРИНА – Очень красивый мужчина, между прочим.

Л. ПОЛОЗОВА – Очень красивый, вы знаете.

К. ЛАРИНА – А как он смотрит-то не на невесту, а на жениха.

Л. ПОЛОЗОВА – Нет, если вы внимательно посмотрите, то, конечно, он все-таки старается, наверное, взглядами, наверное, обласкать свою невесту.

К. ЛАРИНА – Нет, а мне кажется, что он с ненавистью смотрит на этого старика.

Л. ПОЛОЗОВА – Вот, видите как, о, как с ненавистью.

К. ЛАРИНА – Такой красивый профиль.

Л. ПОЛОЗОВА – Однако же не вызвал на дуэль, однако же не застрелил и не удавил. Вот мы с вами подумаем все-таки, а как сложилась его жизнь, потому что некоторые исследователи говорят, что он никогда не женился, другие говорят, что он был женат на какой-то малограмотной женщине. Представляете, как так вот, грустно слышать такие вещи. Я, действительно, нашла одну записку художника Неврева Павлу Михайловичу Третьякову, где он называет ее, эту женщину, которая непонятно, в каком была она, так сказать, звании, он ее называет госпожа Пукирева. Значит, у него был не венчанный брак. Я стала за ней охотиться, охотилась-охотилась и нашла. Кто же главная героиня этой, вообще всей этой истории. Это оказалась мессианка Софья Петровна Терехова, она была младше его на 13 лет. И для меня практически это настоящая драма, то, что сейчас еще буду рассказывать о драме его друга, точно такой же, я мужчин не очень как-то сильно жалею в этой истории, но мне больше всего жалко именно Софью Терехову. Вы представьте себе в то время, что такое не венчанный брак, это значит - нет колечка на пальчике, это значит - нужно всегда как-то очень робко себя вести, а тем более она приняла на себя очень скорбную ношу, потому что ей пришлось тянуть по жизни очень больного человека. Он очень стал сильно болеть, так сильно, что ему пришлось оставить преподавание. Сначала он распродавал свои какие-то, конечно, маленькую коллекцию, возможно, он ее создал, когда ездил за границу с Борисовским. А потом и просто вообще нужда навалилась на эту семью. А когда видели художника, все говорили о том, что он всегда был, всегда чисто одет, выглажен, понимаете, обласкан, это она его любила всю жизнь, это она ему не докучала, не говорила, что ей очень больно и ей очень тяжело, что он ее практически, получается, не любит. Вы понимаете, что получилось, значит, он ее не сумел полюбить, он связал с ней жизнь, но не полюбил. И когда я о ней думаю, то когда вижу ее в исповедальных ведомостях Божедомской церкви, когда она, наконец, решилась исповедаться, может быть, ее священник Сахаров даже еще и причастил, я, например, верующий человек, я не знаю, как можно жить без исповеди, без причастия, а ей пришлось так жить, так она его любила. И поэтому для меня она по-настоящему самая большая такая трагическая героиня.

К. ЛАРИНА – Трагическая фигура.

Л. ПОЛОЗОВА – Этой всей истории.

К. ЛАРИНА – О других историях мы с вами услышим в следующей части нашей программы, поскольку сейчас мы с вами слушаем выпуск новостей.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – И я хочу сейчас послушать вместе с вами рубрику «Любимая картина», поскольку мы опрашиваем наших гостей, которые рассказывают о своих впечатлениях от Третьяковки, и сейчас мы услышим писателя и поэта Григория Остера, насколько я понимаю.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да-да.

К. ЛАРИНА – Давайте, тут как раз у нас уже победители, судя по всему, появились, да, отлично, и через пару минут мы скажем, кто у нас выиграл билеты в Третьяковку, и зададим следующий вопрос.

ЗАСТАВКА

Г. ОСТЕР – Последние 27 лет я хожу в Третьяковку вместе с детьми и вместе с женой для того, чтобы детям показать, что там есть такое замечательное. И среди огромного количества интересных картин, перед которыми дети останавливались и мы им рассказывали, что были такие художники, были такие художники, однажды попалась картина, называется она «Альтист», написал сейчас Дмитрий Жилинский, это художник современный. Мне повезло, я недавно с ним познакомился, был чрезвычайно удивлен, что эта самая картина «Альтист», ее написал человек живой, современник. А картина замечательная, вроде в советские времена сделанная, но при этом в ней ничего такого пафосного, советского, ничего нет. А в ней есть жизнь, просто настоящая живая жизнь, греет душу.

ЗАСТАВКА

К. ЛАРИНА – А мы возвращаемся к картине Пукирева «Неравный брак». Я хочу сказать, что наши слушатели прекрасно знают, что такое москательный товар, это лакокрасочные материалы, технические масла.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, не зря красками торговал его друг, естественно.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИГРЫ

К. ЛАРИНА – Давай мы сразу следующий вопрос зададим, Ксюша.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, хорошо, итак, следующий вопрос, у нас на кону большое очень издание. Но сначала вопрос. Павел Третьяков, как известно, не хотел приобретать для своей галереи картину Николая Ге «Что есть истина», ее не принимала церковь и общественность. Однако, в конце концов, он все же купил ее благодаря настойчивым просьбам одного знаменитого человека, друга художника Ге. Назовите, пожалуйста, этого человека.

К. ЛАРИНА – И вы прекрасно знаете ответ на этот вопрос, если внимательно слушаете все программы из цикла «Собрание Третьяковки».

К. БАСИЛАШВИЛИ – А теперь издание, которое я хочу вам представить, оно буквально несколько дней назад только вышло.

К. ЛАРИНА – Из печати.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Из печати. Это уникальное юбилейное издание «Павел и Сергей Третьяковы - жизнь, коллекция, музей». Это совместный проект Третьяковской галереи и издательства «Махаон». Что уникального в этой книге, там не только 900, более 900 репродукций, она открывается переизданием каталога художественных произведений городской галереи Павла и Сергея Третьяковых, 1898 г. Кроме того, этот раритет знакомит с летописью жизни, и там есть неизвестные ранее материалы и переписка Третьякова с родными. И кроме того, обращает еще внимание, конечно, полиграфия этого издания, шелковый переплет, тиснение, вот такой уникальный подарок. Наверное, повторю вопрос, Павел Третьяков не хотел приобретать для своей галереи картину Николая Ге «Что есть истина», ее не принимала церковь, но, в конце концов, он все же купил ее благодаря настойчивым просьбам одного знаменитого человека, он был другом художника Ге, назовите, пожалуйста, этого человека.

К. ЛАРИНА – Только на пейджер не называйте, не надо мучить операторов пейджинговых компаний. Пожалуйста, дождитесь нашего сигнала, по телефону 783-90-25 или 783-90-26 вы сможете дать правильный ответ и получить в подарок это уникальное.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Фолиант.

К. ЛАРИНА – Этот фолиант, это уникальное издание. А мы продолжаем наш рассказ о персонажах картины Василия Пукирева «Неравный брак».

К. БАСИЛАШВИЛИ – Смотри, сколько здесь у меня.

К. ЛАРИНА – Людмила Полозова у нас в гостях. Я так понимаю, что Людмила достаточно большую часть жизни посвятила изучению именно этой картины.

Л. ПОЛОЗОВА – Нет, мне помогали очень много.

К. ЛАРИНА – По всем персонажам прошлись.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Портреты всех персонажей, история каждого.

К. ЛАРИНА – Давайте пойдем дальше.

Л. ПОЛОЗОВА – Вы знаете, Ксенички, я вам скажу, что передо мной прошло, знаете, сколько первопроходцев? Я просто собрала то, что когда-то было потихонечку набрано ими. И поэтому мне сейчас просто радостно собирать, эти концы связывать, немножко что-то добавлять самой.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Людмила, я знаю, что был эскиз к картине, картине «Неравный брак».

Л. ПОЛОЗОВА – Который находится в Третьяковской галерее.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, который находится тоже в Третьяковке. Там вместо художника, этого красавца, который стоит за невестой.

Л. ПОЛОЗОВА – Сейчас покажем.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Стоит совершенно другой человек. Кто это? Жалко, что наши слушатели не видят.

К. ЛАРИНА – Я смотрю, я смотрю и вижу, да, и кто же это?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Абсолютно другое лицо.

Л. ПОЛОЗОВА – Совершенно другое лицо.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Тоже красавец, правда.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, красавец, еще красивее, чем сам художник, о котором говорили, что он как Дубровский красив, скажем, а это уже Сергей Михайлович Варенцов, друг его, который был его младше только на год. Из купеческой семьи, обладал большими талантами, по всей видимости, в 50-е гг. даже немножко поучился в училище. И видимо, там они и встретились, два таких молодых, два таких красивых. И неслучайно вам показала просто портрет, который к нам, к сожалению, не попал в Третьяковскую галерею, в 50-е гг. предлагался.

К. ЛАРИНА – Роскошный красавец, прямо такой Демон.

Л. ПОЛОЗОВА – Предлагался и все-таки не купили, годы были не те, а теперь он где-то в одном из частных собраний. Жаль. Может быть, когда-нибудь он так опять к нам вернется.

К. ЛАРИНА – Т.е. следы его пока утеряны?

Л. ПОЛОЗОВА – Пока утеряны, да. И оказывается, что эта картина «Неравный брак» писалась-то вовсе не о самом художнике, а для начала она писалась по следам драмы этого молодого человека.

К. ЛАРИНА – Это был его друг, да?

Л. ПОЛОЗОВА – Да, его друг, ему было тогда сколько, скажем, если в 33-м г. он родился, в 60-м году случилась с ним такая же история, точно такая же, значит, ему было 27 лет. Он был свободен тогда от опеки родителей, потому что его отец, крутой, как мы скажем сейчас, человек, уже умер, он был свободен в выборе своего счастья. Был он влюблен в Софью Николаевну Рыбникову, тоже девушку из купеческого сословия, в дочь богородского купца. И видимо, надеялся на это счастье, вы представляете, с такой внешностью сейчас, например, мужчина всегда может себе построить такое счастье. Но предпочли родители выдать не за этого красавца, а выдали за Андрея Александрович Корзинкина, очень прошу запомнить именно эту фамилию, Андрей Александрович Корзинкин. И я считаю, что это был очень удачный выбор, она согласилась с ним, он не был так красив, он не был знаменит.

К. ЛАРИНА – Это он изображен на картине в образе старика?

Л. ПОЛОЗОВА – Нет-нет-нет, он был всего лишь на 13 лет, опять 13 лет, те же самые, на 13 лет всего только был старше своей девушки, дал, видимо, ей счастье, я так полагаю, потому что он был, конечно, и богат, но очень с хорошим характером человек. В первый же год, через год она родила Леночку, на следующий год она родила Сашеньку, через 5 лет Сонечку. И что самое замечательное для меня в этом чудесном браке, я считаю, что это хороший брак, потому что Лена когда выросла, она пошла учиться, опять же, в то же самое училище живописи и была ученицей Поленова. Потом, естественно, стала художницей, затем вышла замуж за (НЕРАЗБОРЧИВО), опять же, представляете, как потянулась ниточка хорошего, доброго, счастливого, наконец, в нашей такой грустной истории. А Саша когда вырос, он стал, в конечном счете, дружен с Павлом Михайловичем Третьяковым.

К. ЛАРИНА – А красавец Варенцов?

Л. ПОЛОЗОВА – А красавец Варенцов погоревал, видимо, очень сильно убивался, можете себе представить, что ему выпало на его долю, всегда красота что такое, крест, правильно, кресту полагается ноша. Значит, такой красоте полагалась ему не только поплакать в одиночестве, но еще и попозориться, потому что семья заставила его быть шафером на свадьбе собственной невесты.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Так вот почему он сзади.

Л. ПОЛОЗОВА – Вот почему, заставила.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Реальный сюжет.

К. ЛАРИНА – Смирить эту гордыню, да?

Л. ПОЛОЗОВА – Не знаю, я стала…

К. ЛАРИНА – Это такое унижение.

Л. ПОЛОЗОВА – Унижение, я бы не пошла ни за что, пусть бы меня застрелили, но, тем не менее, он согласился. Я стала думать, а почему, выяснилось, в конечном счете, что Андрей Александрович Корзинкин был очень близок к этой семье, его старшая сестра Анна была замужем за старшим братом Сергея, вот в чем дело. Вы представляете, что такое деньги, что такое купеческий клан, и там должно быть все тихо, шито-крыто, и все должно, если и творится, как у Островского, мы же вспоминаем, да?

К. ЛАРИНА – Да.

Л. ПОЛОЗОВА – Как у Островского, все должно быть там где-то, за этими тесовыми заборами.

К. ЛАРИНА – Лишь бы никто не узнал ничего.

Л. ПОЛОЗОВА – Лишь бы никто ничего не узнал.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А в Москве-то знали эти истории?

Л. ПОЛОЗОВА – Она хранилась, она хранилась, тоже все это было так спрятано, это все выплеснулось практически в 47-м году только, в 47-м, потому что было опубликовано журналом «Огонек», что минский художественный музей приобрел картину-повторение «Неравный брак», вы понимаете, 75-го года как раз, 1875 г., художник повторил ее. И это стало всплывать, наконец, понимаете, заработала память, живая память москвичей.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А когда выставили эту картину уже на выставке, окончательный вариант, ведь узнавали прототипов, наверное?

Л. ПОЛОЗОВА – Конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Вот что, да?

Л. ПОЛОЗОВА – Но говорили-то о чем, о страданиях художника, вы понимаете, вот в чем загвоздка.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А, все ясно.

Л. ПОЛОЗОВА – А то, что произошло там, я могу себе представить, картина пишется, там главное занимает, кто главный герой, Сергей Михайлович Варенцов, а не художник. Наконец, эту картину увидел Сергей. Он устроил такой…

К. ЛАРИНА – Он увидел?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да.

Л. ПОЛОЗОВА – Устроил скандал.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А это записки сохранились, да?

Л. ПОЛОЗОВА – Потребовал…

К. БАСИЛАШВИЛИ – Дневники?

Л. ПОЛОЗОВА – Такова память, я вам говорю.

К. ЛАРИНА – Расскажите.

Л. ПОЛОЗОВА – Тогда он заставил просто-напросто, чтобы, я не знаю, что делал художник, одним словом, переработал портрет.

К. ЛАРИНА – А, понятно.

Л. ПОЛОЗОВА – Посмотрите, он переработал портрет, но почему же он все-таки дал этому портрету свои черты? Я уже теперь понимаю так, и почему он уезжает за границу.

К. ЛАРИНА – Что у него была похожая ситуация.

Л. ПОЛОЗОВА – В то время, когда ему нужно преподавать, вот уже, он ничего уже не боится, это может быть только, наверное, тихое отчаяние молодого человека, глубоко полюбившего.

К. ЛАРИНА – Т.е., в принципе, знакомая история по сегодняшним дням, но только, может быть, не с картинами сегодня это связано, а с художественными фильмами.

Л. ПОЛОЗОВА – Да.

К. ЛАРИНА – Мы знаем такие истории, когда дети известных людей устраивали чуть ли ни такие судебные уже разборки по поводу киновоплощения своих близких на экране, да, что это, мол, неправда, это не то, вообще как вы могли столь интимную историю выставить на всеобщее обозрение. По сути, те же претензии, правда?

Л. ПОЛОЗОВА – Те же претензии, да, конечно.

К. ЛАРИНА – И они что, расстались, больше не стали, не были близкими друзьями?

Л. ПОЛОЗОВА – Почему же, они дружили, он даже выполнял заказы этой семьи, я не об этом хочу сказать.

К. ЛАРИНА – Про Варенцова дальше расскажите, дальше что?

Л. ПОЛОЗОВА – Про кого?

К. ЛАРИНА – Про Варенцова.

Л. ПОЛОЗОВА – Про Варенцова, про Сергея?

К. ЛАРИНА – Да.

Л. ПОЛОЗОВА – Представьте себе, крест был настолько тяжек.

К. ЛАРИНА – Дай мне еще портрет, мне так понравился, такой молодой человек, красавец просто, да.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Мне Пукирев больше нравится.

К. ЛАРИНА – Нет, а мне Варенцов нравится.

Л. ПОЛОЗОВА – Ну вот, видите, как хорошо.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Пукирев мужественный, а этот какой-то…

К. ЛАРИНА – Нет, я люблю таких.

Л. ПОЛОЗОВА – Самое поразительное, видимо, он все-таки устроил скандал тогда, когда намеревался уже жениться. Видимо, пострадал-пострадал, все слезы передал художнику, который замыслил, стал писать эту картину.

К. ЛАРИНА – А когда все стало хорошо?

Л. ПОЛОЗОВА – Когда стало получше уже, тогда-то, конечно, он, наверное, и сказал - не хочу быть в этой картине. Ну что же, мы с вами поняли, что в этой картине зашифрованы две такие страдальческие судьбы, художника и его друга.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А главный-то, главный?

Л. ПОЛОЗОВА – Этот старик?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Поработитель Кощей, да, кто это?

Л. ПОЛОЗОВА – Кощей Бессмертный, а он, действительно, бессмертный, уже двух пережил, третью запросто.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Кто это? Это реальный персонаж?

Л. ПОЛОЗОВА – А этого третьего, как я понимаю, он его, что называется, сложил. Кости, если можно так сказать, как пишет Стасов, он пишет, что живая мумия, значит, живая мумия собрана из черт, которые он взял из парадного портрета Полторацкого, это предводитель дворянского собрания Тверской губернии, это, так сказать, общий образ такой, со звездой, чинуша и т.д., вот парадный посмертный портрет он писал в 61-м году. А уже лицо само, для меня это загадка, потому что у нас в галерее существует этюд, на котором на обороте написано, что это портрет, написанный с князя Цицианова, понимаете, князь Цицианов. Я подняла все материалы, какие только можно было, и поняла, что этим лицом может быть только Павел Иванович Цицианов, тогда из князей, из мужчин, был только он один в Москве, потому что все современники писали о нем именно как о живой личности. Поэтому тоже боялись произносить какие-либо слова.

К. ЛАРИНА – Но он что, был такой, отрицательный персонаж?

Л. ПОЛОЗОВА – Почему отрицательный? У него жена была еще младше.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А, так все-таки.

Л. ПОЛОЗОВА – Австриячка, извините, пожалуйста, он ее вывез, да, извините, из Вены. Это уже другая опять история, но у меня нижайшая просто просьба нашим слушателям, мне хотелось бы увидеть или портрет, или фотографию этого человека, потому что где бы я ни обращалась к этому портрету, я всегда буду ставить вопрос, Павел Иванович Цицианов, Павел Иванович - вопрос.

К. ЛАРИНА – Цицианов?

Л. ПОЛОЗОВА – Цицианов. Т.е. это грузинских кровей, вы сами понимаете, это красавец опять мужчина, наверное, в молодости необыкновенной, наверное, тоже красоты. Или же он его даже, может, и не писал с натуры, но был настолько пленен этой выразительной внешностью, что ему захотелось, что называется, украсть это и ввести это в портрет. Но так он собрался понемножку.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А знаки отличия у него, эти ордена, кто он?

Л. ПОЛОЗОВА – Это Станислава, да, Станислава, да, т.е. такое высокое чиновное лицо. Но теперь давайте все-таки сведем начало и конец. Вспомнили, кто позировал художнику? Современники говорили, его невеста, девушка, в которую он был влюблен.

К. ЛАРИНА – Прасковья Варенцова.

Л. ПОЛОЗОВА – Прасковья Варенцова. Опять Варенцова, за какого Варенцова?

К. ЛАРИНА – Одни однофамилицы?

Л. ПОЛОЗОВА – Не могу понять, не могу понять, за какого такого Варенцова выдали замуж это несчастное дитя.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Так, может, за друга?

Л. ПОЛОЗОВА – Понимаете, получилась потрясающая просто какая-то такая история, достойная, наверное, Шекспира, русского Шекспира.

К. ЛАРИНА – Роман, драму написать.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, русского Шекспира - Островского.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А место, где заключался брак, известно? Здесь же церковь какая-то, вы тоже, может быть, нашли?

Л. ПОЛОЗОВА – Сергей, когда венчалась его невеста не с ним, ясное дело, а с Андреем Александровичем Корзинкиным, там свадьба состоялась на Кулишках, в Трехсвятительской церкви, сейчас это Греческое подворье.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Это Китай-город?

Л. ПОЛОЗОВА – Переулок называется, да, Трехсвятительский переулок, там эта маленькая церковь, где находится Греческое подворье. Там заключался этот брак, потому что это была его приходская церковь. А сама молва говорит, москвичи говорят, что, в принципе, он такую вот видел в церкви, которая находилась рядом с ним, потому что в то время он жил на Лубянке, 28, недалеко находилась, в Печатниках, Успенская, храм, Успенская церковь. Вы если ее помните немножко, такая беленькая, красивая, на углу находится, я туда тоже ходила, там ничего не осталось, все снесли, интерьер полностью, конечно, при советской власти был полностью уничтожен. И мне пришлось как-то, каким-то образом немножко как-то сориентироваться на экстерьер, какие-то детали экстерьера вроде бы как будто и говорят о том, что на столпах, вообще-то такие же, в принципе, декоративные какие-то такие мотивы есть. Значит, это было где-то рядом.

К. ЛАРИНА – И все-таки вы нашли ответ на этот вопрос, эту тайну раскрыли, связь этих двух имен? Модель Варенцова и один из героев драмы Варенцов?

Л. ПОЛОЗОВА – Нет еще.

К. ЛАРИНА – Нет?

Л. ПОЛОЗОВА – И вы знаете, наверное, не буду, а почему должна все это я искать? Теперь заинтригованное человечество, почему бы ему не потрудиться во благо? Я готова просто, знаете, наверное, каждому надевать лавровый венец на голову, лишь бы только…

К. ЛАРИНА – Объявить, да, объявить открытый конкурс.

Л. ПОЛОЗОВА – Приносили какие-то сведения.

К. БАСИЛАШВИЛИ – У меня еще вопрос.

Л. ПОЛОЗОВА – Потому что мне в свое время очень много помогали мои друзья.

К. ЛАРИНА – Давайте мы телефонный звонок примем.

К. БАСИЛАШВИЛИ – А, да.

К. ЛАРИНА – Нам нужно такую роскошную книгу разыграть.

ИГРА СО СЛУШАТЕЛЯМИ

К. ЛАРИНА – Ну что мы успеем еще?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Мне бы хотелось о художнике, как о художнике, все хорошим художником был Пукирев? Эта картина хороша исключительно историей или это хорошее произведение искусства?

К. ЛАРИНА – Это одна картина, вообще художник одной картины, можно его так назвать?

Л. ПОЛОЗОВА – Вы знаете, можно назвать, это его блестящая картина стала просто славой русского искусства.

К. ЛАРИНА – Потому что она очень многослойная.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, она очень многослойная, это мы сейчас так углубились просто в эту историю именно семейства, семей Варенцова, самого Пукирева, как у него складывалась жизнь. Кстати, я хочу показать, я думаю, что это и есть Соня Терехова, его жена не венченная.

К. ЛАРИНА – Сейчас покажут тоже, Ксюша.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, так вот…

К. ЛАРИНА – А дети у них были?

Л. ПОЛОЗОВА – Нет.

К. ЛАРИНА – И у него нет никакого потомства вообще?

Л. ПОЛОЗОВА – Нет, обратите внимание, и у Сергея Варенцова. Он умер вообще на 41-м году.

К. ЛАРИНА – Этот вот?

Л. ПОЛОЗОВА – Да, этот, нате.

К. ЛАРИНА – В 40 лет?

Л. ПОЛОЗОВА – Смотрите еще раз.

К. ЛАРИНА – Я уже его, тут на него смотрю, глаз не оторвать.

Л. ПОЛОЗОВА – Да.

К. ЛАРИНА – А почему, что случилось?

Л. ПОЛОЗОВА – Не знаю.

К. ЛАРИНА – Неизвестно?

Л. ПОЛОЗОВА – Опять-таки, все к нашим слушателям, пусть разгребают историю, пусть ищут, почему. Таким образом, мне хотелось бы все-таки вернуться немножко, конечно же, к самой биографии художника. Он родился в 32-м году, в селе Лужники Каширского уезда Тульской губернии. А умер 1 июня 1890 г., т.е. он мне был ровесником. И представляете, его так сломила жизнь, потому что после такой славы, после такого почета, успеха, могу себе представить, как переживали тогда все москвичи, представляете себе, перед академией, так вот, если решается вопрос, кому дать профессорское звание. И тут за бытовую картину, правда, большого размера, хорошо, смело написанную, дается, присуждается, конечно, звание профессора достаточно молодому человеку. Это взлет, конечно, для самой Москвы. Москва его очень любила. Она его очень жалела, и поэтому, наверное, так строго хранила эту тайну, чтобы просто не было, может быть, каких-то этих, анекдотических каких-то разговоров о его несчастной судьбе. Он довольно быстро как-то продвигался в жизни самой, потому что, как вы поняли, что хорошенькие, симпатичные мужчины всегда всем нравятся. Еще тем более, что ему бог дал такой дар, он стал художником. Сначала первые свои какие-то навыки он получил иконописцем в Могилеве, а затем был записан (НЕРАЗБОРЧИВО) от Мысина-Пушкина в училище. И там пробивался, как уже мог, наверное, свои картинки продавал, на что же еще он мог рассчитывать жить, в 60-м г. он, наконец, получает звание, очень высокое, академика, за этюд так называемый «Девушка». Опять-таки, обращаюсь к нашим слушателям, вдруг они ее найдут, потому что тут у меня была одна зацепка, но, кажется, это не та картина.

К. ЛАРИНА – Т.е. ее нет тоже?

Л. ПОЛОЗОВА – Этот этюд, он еще и существует под названием не только «Девушка», а еще существует как «Татьяна», по мотивам романа Пушкина «Татьяна Ларина».

К. ЛАРИНА – «Евгений Онегин»?

Л. ПОЛОЗОВА – «Евгения Онегина», да. И мы должны сказать, что следом уже, в 63 году он получает звание профессора, а после этого начинаются неудачи. И мне очень было важно понять, а почему неудачи, он пишет небольшие картины, которые уже вровень, ни одна из них не поднимается. Конечно, приобретает Павел Михайлович Третьяков его картины, посмотрите здесь, это «Прием приданого по росписи».

К. ЛАРИНА – Там «Коровушка» какая-то еще, я помню.

Л. ПОЛОЗОВА – Эта «Коровушка», это была, я ее не люблю, эту «Коровушку по траву». Это очень хорошая, еще написанная им, еще тогда, когда он учился.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Т.е. он хороший портретист.

Л. ПОЛОЗОВА – Он очень хороший портретист, в нем складывался, и такая незадача, его друзья не поддерживали совершенно, когда он чувствовал, что не может подняться на такую высоту, видимо, какая-то психологическая травма все-таки была. Они не только не поддерживали, а Перов, уже я говорю, а Перов и вообще с ним, видимо, говорил так, что художник надолго замыкался в себя.

К. ЛАРИНА – Т.е. как с неудачником, да?

Л. ПОЛОЗОВА – Да, и не писал вообще. Это были уже большие такие промежутки в творчестве. И тогда он стал болеть.

К. ЛАРИНА – Людмила, к сожалению, наше время истекло.

Л. ПОЛОЗОВА – Да, я понимаю.

К. ЛАРИНА – Но я просто потрясена, из одной картины столько судеб мы сегодня достали благодаря вам, огромное вам спасибо.

Л. ПОЛОЗОВА – Моим друзьям, которые помогали.

К. ЛАРИНА – Огромное вам спасибо, этого человека я теперь никогда не забуду, Варенцова, красавца и демона. А сейчас мы должны все-таки немножечко рассказать о торжествах, посвященных юбилею Третьяковки, которые уже начинаются, да, Ксюша?

К. БАСИЛАШВИЛИ – Да, там основные выставки.

К. ЛАРИНА – Давайте мы об этом скажем и еще раз поблагодарим нашу гостью, Людмилу Полозову, ст. научного сотрудника Третьяковской галереи, спасибо вам.

Л. ПОЛОЗОВА – А я надеюсь, что мой вопрос все-таки где-то остался.

К. ЛАРИНА – Да, если что, нам пишите и звоните по поводу князя.

Л. ПОЛОЗОВА – Спасибо вам большое.

К. ЛАРИНА – Цицианов, да, пожалуйста.

Л. ПОЛОЗОВА – Павла Ивановича.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024