Купить мерч «Эха»:

Суть событий - 2015-06-26

26.06.2015
Суть событий - 2015-06-26 Скачать

С. Пархоменко

21 час и 9 минут, почти уже 10, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко, добрый вечер. Номер для смс-сообщений, как всегда – +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на нем все работает: кардиограмма прямого эфира работает, можно видеть трансляцию из студии прямого эфира, можно отправлять через специальный шлюз сообщения сюда ко мне на экран, можно просто слушать радио с интернета. Так что, привыкайте постепенно. Хотя, пока его можно слушать по радио, я предпочитаю по радио.

Да, сижу вот и смотрю на экран телевизора молчаливый перед собой, а там Euronews, и написано: «Греция. Напряжение нарастает». Ну да, действительно, напряжение нарастает. Совершенно не исключено, что мы с вами уже в самом начале следующего месяца будем видеть первую страну, которая выпала из зоны евро. Мне очень интересно будет это понаблюдать вблизи.

Я случайно оказался в Италии 1 января 1999 года и видел итальянцев, которые с изумлением рассматривают только что впервые появившиеся у них в руках новые бумажки и обсуждают, как будут с ними жить. Ну, вот теперь возможно, что мне предстоит своими глазами увидеть и первую страну, которая утратила евро.

С.ПАРХОМЕНКО: Примаков премьер-министр – это одна из высших точек чиновничьего искусства в российской политике

Кстати, скажу сразу, что я эту программу веду перед отпуском, и две или три программы следующих я пропущу – скорее всего, три. Попробую выйти из Греции, если что-нибудь получится там с телефоном, но опыт, к сожалению, не очень хороший, вечно мне не везет со связью. Так что, может, и все три. Ну, посмотрим. В крайнем случае, поработаю корреспондентом «Эха Москвы» с места падения евро.

Давайте вернемся тем временем к нашим событиям, их много. На этой неделе они, к сожалению, не очень носят позитивный характер, но, тем не менее, конечно, я не могу не начать с печального известия о смерти Евгения Максимовича Примакова, несомненно, одного из величайших российских политиков 20 и начала 21 века, это факт. Немного у нас великих политиков в нашей истории было, он, несомненно, один из них. Великолепный знаток сложнейшего в политическом отношении региона мира – Ближнего Востока и арабского мира. Мне доводилось бывать, скажем, в Сирии в 90-е годы или в Израиле и в 90-е, и позже в 2000-е. Каждый раз, когда в разговоре с российскими дипломатами, или какими-то специалистами, или тамошними политиками упоминался Примаков, видно было, что уважение к нему совершенно безграничное, и к нему относятся как к одному из лучших в мире знатоков этой сложной запутанной ситуации. Действительно, он это заслужил.

Выдающаяся, конечно, история с тем, как ему досталось Правительство России в очень сложный момент после 98-го года. Многие не согласны были с тем, что он делал, многие писали об этом очень критически, я, например, тоже писал об этом критически, это был момент, когда существовал журнал «Итоги», я был его главным редактором. И у нас были большие конфликты с примаковским правительством, тем более что целый ряд членов этого правительства, и в том числе сам Евгений Максимович, не очень легко переносили критику в прессе, и обижались, и возмущались, и требовали каких-то санкций и так далее.

Но это была большая и интересная политика, которую было интересно описывать, о которой было интересно спорить, в которой было много сложных, так сказать, с трудом выношенных решений, каких-то иногда парадоксальных идей, было много риска. В том числе, конечно, был риск, что Примакова вместе с его правительством снесет, так сказать, в какую-то в экономическом смысле реваншистскую сторону.

Но он тогда устоял, хотя, несомненно, было существенное давление на него в этот момент, и не начался ни пересмотр приватизации, ни какие-то репрессии против бизнеса, хотя многие этого опасались. И теперь, оглядываясь назад, можно сказать, что это правительство, в общем, с честью вывело Россию из тяжелого кризисного состояния, и заслуга Примакова здесь, несомненно, велика.

Что касается его дипломатических усилий, так сказать, дипломатической его школы, дипломатического стиля – ну, да, вот часто вспоминают этот резкий демарш с разворотом самолета над Атлантикой, вспоминают всякие его достаточно резкие и иногда довольно угрюмые такие заявления. И это был человек, который, так сказать, предпочитал не бросаться, что называется, с объятиями и с поцелуями на своих политических партнеров. И тоже было много критики, и говорили о том, что это советская школа, и говорили о том, что это вот новый Громыко, и говорили о том, что это новый «Мистер Нет» и всякое такое прочее.

Но опять – сегодня, оглядываясь назад, мы видим, что это был взвешенный сбалансированный курс, и что Примакову тогда удалось пройти между многими соблазнами, между многими, так сказать, силами сноса в одну или в другую сторону, и он удержал Россию на таком достаточно разумном центристском, если можно говорить это о дипломатическом курсе, положении. И это, между прочим, был период довольно интересного сближения с НАТО и всяких программ партнерства и всякое такое. И момент, когда удалось избежать конфронтации, прямой конфронтации.

С.ПАРХОМЕНКО: Знаете, чем это кончится? Учителя в провинции начнут скрывать своих талантливых учеников

И, конечно, невозможно себе представить, что в пору Примакова министра иностранных дел или Примакова премьер-министра Россия оказалась бы вот в таком положении презираемого всеми изгоя, в котором она оказалась сегодня, когда Россия сама себя загоняет в изоляцию, сама себя загоняет в положение такого государства-парии.

Россия докатилась до того, что в отношении ее используются самые ужасные на международной арене термины, такие, как «страна-агрессор» - об этом мы будем говорить чуть позже. И, конечно, невозможно себе представить, что российская дипломатия докатится вот до того убожества, до которого она докатилась под руководством нынешнего министра. И вот эта лавровская дипломатия, с оскорблениями, с истериками, с матом, с каким-то визжанием бесконечным, когда на словах речь идет о какой-то мировой державе, об уважении, обо все остальном, а на самом деле дипломатия, которая бесконечно срывается на ругань, срывается на оскорбления, срывается на какие-то истерические демарши.

То, что мы бесконечно видим, и в том, что говорят высокие чиновники МИДа сегодняшнего, прежде всего, управления информации, которое перешло уже на такой лексикон, который не только от дипломатов нельзя ждать, а вообще от чиновника какого-то ничтожного ранга невозможно слышать. Такой чиновник должен просто быть уволен в сию же минуту. Но, тем не менее, они это превратили в нормальный стиль общения с окружающим миром, вот эти бесконечные, так сказать, запрокидывания.

Невозможно себе представить Примакова, который что-нибудь подобное себе позволил бы или позволил бы своим подчиненным. И, конечно, мы должны констатировать, что от момента примаковского правительства и от момента примаковского МИДа это путь вниз, вниз, вниз, вниз, вниз. Это кривая, которая идет под горку.

И в некотором роде сейчас мы можем понять, что Примаков министр иностранных дел и Примаков премьер-министр – это одна из высших точек чиновничьего искусства в российской политике. Это удивительно признавать, но, тем не менее, это так, и мне приходилось, и тем изданиям, которыми я руководил, приходилось быть такой многолетней оппозицией Примакову и в самом конце 90-х годов, когда создавалась партия «Отечество – вся Россия», Примаков был одним из двух главных действующих лиц в ней вместе с Лужковым. Мне приходилось много писать об этом и анализировать, так сказать, их путь, и я это делал без всякого одобрения и без всякого сочувствия к тому, что они делали. Мне казалось, что это вещь такая достаточно консервативная и велика угроза отката российской политики назад.

Сегодня понятно, что это была одна из альтернатив, одна из развилок в истории России, и вот Примаков реально мог бы быть президентом России при определенном стечении обстоятельств, и некоторые люди были уверены, что это однажды случится.

Я вспоминаю страшную истерику, которую закатил мне однажды Олег Добродеев в студии НТВ после того, как я после выборов 99-го года позволили себе как-то критически отозваться о том результате, который получила партия «Отечество – вся Россия». И Добродеев на меня страшно кричал. Кричал: как ты смеешь тут у нас поднимать свой голос против человека, который будет президентом России? Потом, когда Примаков не стал президентом России, от этой собачьей преданности Добродеева ничего, в общем, не осталось, и он потом долго стеснялся, и скрывался, и опасался рассказывать о том, что он был таким ярким, и открытым, и бурным, а местами буйным сторонником Примакова, его лоббистом и, так сказать, проталкивателем его наверх во власть.

С.ПАРХОМЕНКО: Речь идет не о том, что вышлют обратно, а о том, что не отпустят, а повезут в Гаагу

Сейчас ему опасно об этом вспоминать, потому что как-то могут подумать, что он был против Владимира Владимировича Путина. А мне вот и не опасно, и не стыдно, и не противно. Я могу сказать, что тогда я был против, а сегодня я могу спокойно оценить этого человека, его вклад, его усилия. И мы можем быть уверены в одном: что вот с сегодняшнего дня, со дня смерти Евгения Максимовича Примакова, память о нем с каждым днем будет становиться только лучше. Немного есть людей, который нас окружают, которым уготована вот такая посмертная судьба. С каждым днем о нем будут говорить все больше хорошего, вспоминать его все с большим уважением и оценивать его вклад все лучше и лучше.

Политик может об этом только мечтать. Но Примаков это, несомненно, заслужил, и, несомненно, мы увидим и учебные заведения его имени, и исследовательские институты его имени, и мемориальные доски на самых разных домах в Москве, и, не знаю, самолет, наверное, будет летать по имени «Евгений Примаков» и так далее.

Так что, действительно это наш великий соотечественник, много сделавший для нас с вами, много усилий для этого приложивший, так, как он это понимал. Во всяком случае, это был человек, конечно, очень хитрый, очень скрытный, местами, так сказать, подверженный любви к такой какой-то тактической сложной полной интриги борьбе, но в основе этого было его убеждение в том, что хорошо для страны, для Советского Союза сначала, потом для России, что правильно, что важно, и он руководствовался этим.

И всегда можно было считать, что он поступает так, а не иначе, не потому, что кто-то его купил, кто-то его нанял, кто-то ему велел, кто-то его вовлек и так далее, а потому, что он так считает. Такие политики, несомненно, заслуживают уважения, и таких политиков немного, а в российской политике уж точно немного, просто какие-то считаные люди.

Кстати, много было разговоров о том в последние месяцы, что влияние Примакова, несмотря на внешнее его полное удаление от дел, несмотря на то, что известно, он чувствовал себя сообразно своему возрасту, и нелегко ему давалось каждое усилие, но много говорили о том, что влияние его на самом деле по-прежнему велико. И говорили о нем как об одном из немногочисленных конфидентов Путина, одном из немногочисленных людей, с которыми он советуется, консультируется и так далее.

И почему-то я думаю, что то страшное, что делает Путин на протяжении последнего года, было сделано вопреки тому, что рекомендовал ему Примаков. Я не верю ни одной секунды, вот на основе всего долгого, многолетнего своего опыта наблюдений за этим человеком, я не верю ни одной секунды, что он мог посоветовать ему выступить агрессором на Украине; что он мог посоветовать ему аннексировать Крым; что он мог посоветовать ему вести абсолютно самоубийственную международную политику, последовательно загоняя страну в положение изгоя; что он мог посоветовать ему скрывать убийц, которые организовали катастрофу малазийского Боинга; что он мог посоветовать ему поддерживать и живой силой, и боеприпасами, и деньгами, и такой, и сякой, всякой помощью бандитов в Восточной Украине; что он мог посоветовать ему эти совершенно самоубийственные так называемые антисанкции, а по существу, бессмысленное эмбарго, которому подвергнута российская экономика сегодня; что он мог посоветовать ему покрывать людей, которые названы экономическими преступниками во всем мире; что он мог посоветовать ему вести страну в направлении выхода из европейских институтов, выступать с оскорбительными заявлениями в отношении Европейского суда по правам человека и вообще провоцировать последовательный выход России из европейских институтов; что он мог посоветовать ему нечто, что привело Россию к изгнанию ее из Восьмерки, а я думаю, что в ближайшее время и из Двадцатки, и так далее.

Это делалось вопреки Примакову, я в этом совершенно убежден. И у меня нет никаких оснований полагать, что Путин мог получить от Примакова какой-то такой совет. И если верить тому, что Примаков сохранял свое влияние, это можно интерпретировать только одним образом: значит, Примаков уберег Путина и нас с вами, следовательно, от каких-то еще более ужасных вещей. Значит, он его остановил на пути к каким-то еще большим глупостям и подлостям. Вот в это я верю, вот это мне представляется вполне правдоподобным.

Вот что я хотел сказать по этому поводу, печальному для нас всех, но мне кажется, что это какой-то мой долг.

Начну тему, которая станет главной в следующей половине моей программы. Действительно на этой неделе произошло очень важное международное дипломатическое событие для России: Россия была формально признана страной-агрессором. Я имею в виду резолюцию, которая была вчера принята в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Я много уже начитался всяких безумных и бессмысленных заявлений о том, что это декоративный орган, который ничего не решает. Это орган, который формирует европейскую парламентскую политику. Это орган, в котором рождаются идеи, которые потом находят отражение в национальных политиках огромного большинства европейских стран, в законопроектах, которые они принимают, поведении их правительств и так далее.

Да, сам по себе этот орган носит, так сказать, такой политико-консультативный характер, но, тем не менее, совершенно очевидно, что там рождается европейская политика. Это такая точка ее роста, точка ее развития. И вот резолюция номер 2067 – я думаю, что эту цифру теперь надо как-то нам запоминать постепенно, это важная цифра в истории России.

С.ПАРХОМЕНКО: Судя по тому, что голландское правительство повело разговор о создании Международного трибунала, это серьезно

Вот в одном из пунктов говорится о том, что Россия является агрессором. В пункте втором говорится, там есть некая длинная фраза, и говорится: «с начала российской агрессии в Украине в начале 2014 года». А сама эта резолюция посвящена разного рода мерам, связанным с защитой лиц, пропавших без вести на украинском конфликте.

И вот Парламентская Ассамблея Совета Европы выражает сожаление по поводу решения президента Российской Федерации – это я цитирую – по поводу решения президента Российской Федерации о засекречивании информации о жертвах среди личного состава Вооруженных сил Российской Федерации, понесенных в специальных операциях в мирное время. Это речь идет о знаменитом указе президента, мы его некоторое время назад тут с вами подробно разбирали, где эта информация оказалась объявлена секретной. И, как видите, парламентская ассамблея совершенно спокойно, как о чем-то ясном, признанном и очевидном для нее говорит о том, что Российская Федерация участвует в этом украинском конфликте. И дальше большой пункт, пункт девятый этой резолюции, посвященный целиком России, Ассамблея также призывает власти Российской Федерации освободить всех заключенных, незаконно захваченных на территории Украины. Далее: провести эффективное расследование и судебное расследование лиц, причастных к похищениям, насильственным исчезновениям, пыткам и политически мотивированным убийствам украинских активистов и членов крымско-татарской общины.

Как видите, речь и о Восточной Украине, и о Крыме, и о роли России в ней. Дальше. Оказывать давление на сепаратистские группы, которые контролируют оккупированные территории в районах Донецка и Луганска для немедленного освобождения всех гражданских лиц, содержащихся под стражей на территории, находящейся под их контролем, и для обмена пленными. Создать национальный механизм для переговоров по вопросу о пленных и без вести пропавших лицах в ходе конфликта на Украине. Предоставить семьям пропавших без вести – вот это, послушайте, очень важный пункт, который принят Парламентской Ассамблеей – предоставить семьям (предлагается России) пропавших без вести российских солдат точную информацию о судьбе и местонахождении их пропавших родственников.

И последнее: немедленно предоставить доступ на территорию оккупированного Крыма – Парламентская Ассамблея Совета Европы признает Крым оккупированным – оккупированного Крыма международной комиссии по наблюдению прав человека.

Вот такой текст. Там есть большой пункт похожий, обращенный к Украине, поэтому все вопросы «а вот у них там на Украине зато негров вешают» - да, послушайте, Парламентская Ассамблея высказывается и в одну, и в другую сторону. Но, тем не менее, вот такой пункт о России есть, и о последствиях этого мы поговорим во второй половине программы «Суть событий» со мною, Сергеем Пархоменко. Новости.

НОВОСТИ

С. Пархоменко

21 час и 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко, еще раз добрый вечер. Номер для смс-сообщений – +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на котором работает множество всяких прекрасных возможностей.

Мы говорили с вами о резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы номер 2067, принятой вчера, в которой Россия впервые открыто и прямо названа государством-агрессором.

Я хотел бы напомнить об одной истории, о которой я говорил довольно подробно здесь в этом самом эфире ровно десять месяцев тому назад. Дело было в конце августа 2014 года, и тогда Россию назвала государством-агрессором совсем другая организация, на мой взгляд, не менее уважаемая, чем Парламентская Ассамблея Совета Европы – это международное общество «Мемориал».

Тогда, 29 августа 2014 года, правление международного общества «Мемориал» направило обращение к президенту Российской Федерации, оно было очень коротким, оно состояло из двух коротких абзацев. И вот я зачитаю его сейчас целиком. Звучало оно так: «Уважаемый господин президент, действия России против Украины подпадают под определение агрессии, данное в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года. В настоящее время дело дошло уже до прямого участия российских военнослужащих в боевых действиях на чужой территории против законной власти соседней страны. Мы требуем немедленно прекратить российскую агрессию против Украины. Правление международного общества «Мемориал».

Тогда многие отнеслись к этому как к выходке, как к такому какому-то демаршу. Одно из подразделений международного общества «Мемориал» незадолго до этого было названо иностранным агентом, и вот, дескать, «Мемориал», так сказать, отмахивается и выдает заведомо такую резкую, заведомо обидную для президента резолюцию.

С.ПАРХОМЕНКО: Зашла речь о создании Международного трибунала, связанного с уничтожением малазийского Боинга

Почему это произошло? Потому что эта самая резолюция 1974 года действительно описывает, что такое агрессия. И если мы присмотримся к тому, что проделывает Россия на Украине сегодня, мы увидим, что под многие элементы этого определения агрессии действия России, несомненно, подходят. Я зачту самые важные куски.

Вот, например, статья 3 из этой самой резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, заметьте. В данном случает речь уже не идет ни о каких-то европейских организациях, ни о каких парламентариях – это Генеральная Ассамблея ООН, высший орган международного сообщества, созданный усилиями этого самого международного сообщества и наделенный решениями международного сообщества чрезвычайно высокими полномочиями и высоким авторитетом.

Так вот, статья 3 этой резолюции называет агрессией любое из следующих действий, независимо от объявления войны с учетом и в соответствии с положениями предыдущей статьи этой резолюции, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии. Обратите внимание – вне зависимости от объявления войны. Россия не объявляла войну Украине, тем не менее, вне зависимости от этого, агрессией будет признано – говорит нам Генеральная Ассамблея ООН:

а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила (про Крым помните, ладно, пока я буду читать), являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы (помните, что говорил Путин про «вежливых человечков», про то, как он хвастался на эту тему?) любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее (про Крым помните? Получайте);

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства.

Езжайте сейчас в Ростовскую область, погуляйте там вдоль границы и поговорите с фермерами, которые расскажут вам, как на их полях стоят «Грады», которые стреляют с территории России на территорию Украины. Когда я был там в последний раз, мне рассказывали люди, которые присутствовали на встрече представителей ФСБ с фермерами, поля которых находятся недалеко от границы, где те их уговаривали молчать и говорили им: ну, да, что-то иногда выезжает на ваши посевы, что-то иногда их там давит, оставляет колеи, горелые пятна остаются – не обращайте внимания – война. Вот вам еще один пункт из этой резолюции. Дальше:

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства.

Помните про людей, которые сейчас содержатся и которых не признают военнослужащими Российской Федерации? Объясняют, что они в отпуск ушли или, там, уволились раньше времени. Вот они ровно этим были заняты. Они нападали на вооруженные силы другого государства.

Дальше самое интересное:

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд (про Стрелкова помните? Про Бородая помните?), вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Садитесь сейчас в самолет, который летит в тот же Ростов. Сядете в самолет – оглянитесь вокруг, и вы их увидите. Вы увидите этих молодых людей с рюкзачками, которые летят по своим делам в Ростов. А в аэропорту вы увидите людей, которые их встречают, или на вокзале их встречают. В Ростове весь город знает про квартиры, где их собирают, где их переодевают, где их инструктируют, где их готовят, где их грузят и увозят. Вот этих самых, тех, которые упомянуты в пункте «g» статьи 3 Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года: засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства – этим занята Россия сегодня. И деньги на это собираются у метро в Москве, и вы эти палатки видели. И людей, которые за ними стоят, видели. Ну, хорошо – половина этих денег разворовывается, но половина-то денег отправляется вот на это самое, на засылку государством или от имени государства вооруженных банд. Вот поэтому Россия названа агрессором.

Ну, и финал этой резолюции, который тоже хорошо бы вспомнить. Генеральная Ассамблея ООН сообщает: «Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии». Поэтому Путин может сколько угодно рассказывать про то, что «Крым наш», про то, что в нем кого-то крестили, и про то, что как-то всем очень хотелось. Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного не могут служить оправданием агрессии – сообщает Генеральная Ассамблея ООН Путину Владимиру Владимировичу и людям, которые формируют его политику вместе с ним.

«Агрессивная война является преступлением против международного мира, – говорит Генеральная Ассамблея ООН, – агрессия влечет за собой международную ответственность». Есть еще какие-нибудь вопросы? Про санкции, про персональные санкции, или про экономические санкции, про изгнание России из международных организаций и так далее. Агрессия влечет за собой международную ответственность – в 1974 году сообщила тогда еще юному Владимиру Владимировичу Путину Генеральная Ассамблея ООН.

Никакое территориальное приобретение, - сообщает она же, Генеральная Ассамблея ООН, никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученные в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными.

Не может быть, согласно Генеральной Ассамблеи ООН, признан законным Крым в составе России. Не нужно этого ждать. Можно огорчаться по этому поводу, но ждать этого не нужно. Рассчитывать на это не нужно. Для того чтобы признать Крым частью России нужно распустить ООН. Это немножко жирновато будет, у меня такое ощущение.

С.ПАРХОМЕНКО: Парламентская ассамблея говорит о том, что РФ участвует в украинском конфликте

Вот такое событие произошло на минувшей неделе. Это важное очень событие, стратегическое. Оно теперь будет висеть над Россией. Из него будет много разных других последствий. Одно из последствий, вы знаете, что напрямую зашла речь о создании Международного трибунала, связанного с наказанием виновных в уничтожении вот этого самого малазийского Боинга в июле прошлого года.

Приближается годовщина, ну, и счет пошел на недели и дни до момента обнародования официального заключения Международной следственной комиссии. Не осталось ничего уже из всяких глупых историй про самолет, который летал вокруг Боинга, что-то за ним гонялся и что-то запускал. Россия постепенно шаг за шагом уступает правду о том, что это была ракета, что это была ракета класса земля-воздух, что это была российская ракета, что она не могла быть запущена никем, кроме российских специалистов.

Экипаж этот известен. Вопрос только в том, живы они или нет. Но вот это все мы, я думаю, увидим в ближайшее время в формальном этом заключении. И, судя по тому, что голландское правительство заблаговременно повело разговор о создании Международного трибунала, это будет серьезно, потому что в Международном трибунале не судят случайных мимо прошедших призывников, которые там чего-то скромно курили в углу. Международный трибунал бывает для высших офицеров, для командования вооруженных сил и для политиков. Вот кого судят в Международном трибунале. Так что, дело принимает действительно серьезный оборот.

И оно, конечно, будет принимать и внутри России серьезный оборот, потому что люди, которым предстоит оказаться в этом Международном трибунале, понимают, что этот момент надо, во-первых, оттягивать, а во-вторых, каким-то образом как бы запираться, замыкаться внутри некоторого защищенного периметра.

Потому что, ну, да, можно, я не знаю, взять Лугового и сделать из него депутата Государственной Думы и сказать: он в домике. Но слишком много сейчас окажется офицеров, командиров и самых разных людей – советников, советчиков, всяких пиарщиков, всяких разнообразных представителей патриотического капитала и всякое такое прочее, которым потребуются сейчас места в составе Государственной Думы во фракции ЛДПР. Это как-то не хватит фракции ЛДПР, чтобы их всех усадить под эту крышу. Не говоря уже о руководителях такого ранга, которые несколько повыше Думы будут, им как-то неудобно в эту Думу спускаться, а нужно все-таки какой-то иммунитет. Ну, и, понятно, что о выездах предстоит забывать постепенно.

Вот на прошлой неделе, собственно, случилась прекрасная история с неназванным представителем Администрации президента, находящимся под персональными санкциями, который внезапно оказался в Болгарии. Ну, я читал некоторые размышления о том, что, по всей видимости, это Сурков – не знаю, Сурков это или не Сурков, не видел своими глазами. Ну, мог бы быть, наверное, Сурков, как и многие другие его товарищи, которые, прикидываясь больными, прикрываясь диагнозом, выезжают как бы по медицинской визе. Ну, видимо, придется как-то с этим постепенно расставаться. Поскольку теперь уже речь идет не о том, что вышлют обратно, а о том, что не отпустят, а повезут в Гаагу, или где там они устроят этот трибунал.

Хотя, скорее всего, отдельного трибунала не будет, а будет просто использован международный уголовный суд в Гааге так называемый. Ну, собственно, там он и находится. И вполне вероятно, что ровно он окажется тем местом, одним из дел которого окажется дело о Боинге МН-17, которого ждать осталось совсем недолго.

Последствия этого мы видим. Одно из последствий – это знаменитый школьный пылесос, теперь уже появился такой термин в российской политике. Вот раньше это называлось «бомбить Воронеж», что, вот для того чтобы отомстить и как-то защититься, мнимо защититься, психологически защититься, политически защититься от международных санкций – вот давайте мы на своих отыграемся. Теперь это называется «школьный пылесос».

Речь идет о заявлении Путина, в котором он говорил о том, что вот сетевые организации, как он выразился, шарят по школам в Российской Федерации много лет под видом поддержки талантливой молодежи. На самом деле как пылесосом высасывают просто и все. Уже прямо со школы абитуриентов берут, на гранты сажают и увозят.

Хорошая лексика, правда? На гранты сажают, как на героин. Он так себе это представляет? Для него гранты – это такая вот отрава.

А я бы хотел представить, как это теперь будет выглядеть далеко от Москвы. В Москве как-нибудь справятся. В Москве есть несколько хороших школ, в Москве есть множество прекрасных учителей, и прекрасность этих учителей заключается не только в том, что это люди, хорошо знающие свою профессию, новаторы в своем деле и люди преданные своему замечательному учительскому ремеслу и отдавшие ему всю жизнь. Но это еще люди независимые и смелые. Это люди, которые умеют постоять и за себя, и за своих учеников, и за свою школу, и за свою педагогическую профессию, и за свое педагогическое достоинство.

В Москве в этом смысле все будет хорошо. Не волнуйтесь. А вот далеко от Москвы я хорошо себе представляю эту беготню, которая начнется за редкими иностранцами, которые почему-то посещают школы, которые почему-то хотят... Я представляю себе какого-нибудь корреспондента какого-нибудь западного издания, который хочет что-нибудь поснимать, например, в школе, не знаю, в том же Воронеже, или в Орле, или в Казани, или в Омске, или в Перми, или еще где-нибудь. Хотел бы я посмотреть, как этих людей там будут гонять как зайцев от одной школы к другой. Хотел бы я посмотреть на учителя, который, например, оформляет участие - без участия учителя это невозможно - оформляет участие своего ученика в международной олимпиаде.

Вот это, между прочим, часть жизни любого одаренного школьника сегодня во всем мире. Участие в международном сообществе талантливых учеников, молодых вундеркиндов тех или иных видов наук. Существуют международные олимпиады по математике, по физике, по биологии, есть филологические такие олимпиады, есть исторические такие олимпиады. Чего только нет.

Давайте представим себе, как будет выглядеть участие российских школьников в этих олимпиадах, и что ждет учителей, которые будут поощрять своих учеников на участие в таких международных олимпиадах. А между прочим, это ключ к бесплатному образованию в лучших российских вузах и в лучших международных вузах. Вот это вот участие в международной олимпиаде по математике – между прочим, эти олимпиады систематически выигрывают российские школьники. Есть несколько выдающихся школ в области естественных наук, откуда снова и снова приходят люди, которые совершенно на мировом уровне в этом во всем выступают.

Так вот, как это будет выглядеть после истории с «на гранты сажают». Выяснится, что оформление таких документов – это и есть вот это вот «шарить по школам» и так далее? Потому что в школу приходит приглашение, приходят документы о том, как участвовать, как оформить, как послать заявку, как аккредитоваться на этой олимпиаде, как получить задание, как сдать правильно задание, как получить результат, как поехать и получить приз и так далее.

Это все – вот это «сажание на гранты» будет? Знаете, чем это кончится? Это кончится тем, что учителя в провинции начнут скрывать своих талантливых учеников. Они начнут их прятать, они начнут скрытым образом, тайным образом отправлять их документы на участие в этих олимпиадах и в этих конкурсах. Они будут скрывать свои попытки подать на разного рода международные стипендии и так далее, потому что это называется «сажать на гранты».

Вы думаете, что следствием этого путинского заявления будет развитие индустрии поддержки российских талантливых учеников, что ли? Мы вот им не дадим – сами будем. Мы будем русский Сорос, мы начнем этим заниматься, мы начнем им платить, мы начнем их возить, мы начнем снабжать их учебниками, мы начнем снабжать их доступом к международной научной литературе.

Вы помните недавно совсем историю о том, как благополучно закрылся доступ к огромному количеству международных академических журналов? Кто будет это делать? Вы думаете, последствия будут вот такие у этой речи Путина – что появится много желающих помочь российским школьникам?

Ни черта подобного. Последствия будут заключаться в полицейских мерах, принимающих абсолютно дикий характер, прежде всего в российской провинции. Я очень не завидую людям, которые попытаются помогать там каким-нибудь российским вундеркиндам и как-то продвигать их так, как они должны продвигаться.

Причем, мы как-то сосредоточились с вами на естественных науках. А это ведь касается самых разных областей. А музыка? Вот есть такой скрипач Вадик Репин. Помните, когда-то был? Теперь это Вадим Репин, замечательный взрослый умудренный опытом блистательный музыкант, концертирующий по всему миру. Когда-то был вундеркиндом из далекого провинциального российского города.

И таких немало. Вот таких мальчиков и девочек, которые, так сказать, маленькими ручками держат свои скрипочки или бегают своими пальчиками по клавишам фортепьяно. Это тоже вот эта самая талантливая молодежь, которую «сажают на гранты», которую, как пылесосом, высасывают?

Да, многие из них оказываются на международных конкурсах для начала. Путь в знаменитые исполнители идет через два необходимых элемента исполнительской карьеры: через учебу в авторитетных престижных музыкальных учебных заведениях и через конкурсы, через международные конкурсы, в которых нужно участвовать, на которые нужно ездить, на которые нужно покупать авиабилет. А для, скажем, скрипача, который везет с собой инструмент, нужен хороший инструмент и нужна страховка этого инструмента. Кто может это себе позволить в далеком провинциальном городе без того, чтобы его «посадили на грант» или еще на что-нибудь?

Человек, который произносит это все, говорит про этот пылесос, это человек, которому написали эту безмозглую бумажку, и он ее безмозгло зачитывает. И верит в это. И верит в то, что мир вот так устроен, что мир заключается в том, что детей «сажают на грант», как на героин, не понимая совершенно, как продвигается в современном мире, в интегрированном мире, в мире, где нет расстояний, в мире, где все связано информационными сетями, в мире, где все друг о друге знают или должны знать, в мире, где человек, о котором забыли или не узнали, потому что он живет далеко и некому выдать о нем информацию на поверхность: в международную сеть, в список участников международной олимпиады, международного исполнительского конкурса, я не знаю, международного шахматного соревнования – бог знает, что это может быть.

Человек, о котором не узнали – этого человека нет. Он просто не существует, он пропал, потерялся. Его не найдут никогда. А не найдут его никогда, потому что к нему придет мент и скажет: кто тут шарит по школам, кто тут сажает на грант? Еще и директора накажут школьного.

Вот такая вот история. Я думаю, что это одно из ужасных событий, которые произошли с нами в последнее время. И мне кажется, что это то, что мы напишем однажды все вместе с вами в обвинительном заключении этим людям, которые составляли эти бумаги и которые произносят эти слова.

Ну, вот, это была программа «Суть событий» перед некоторым перерывом. Ненадолго расстаемся – я уезжаю в отпуск, я уже говорил об этом вначале. Раза три, наверное, меня не будет, а потом мы встретимся, я надеюсь, снова. Счастливого всем лета и удачных всем выходных.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024