Купить мерч «Эха»:

Суть событий - 2013-11-15

15.11.2013
Суть событий - 2013-11-15 Скачать

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 12 минут в Москве. Вот люблю такие цифры: 2-1, 1-2. Что-то в этом есть такое мистическое. Да. 21:12 в Москве, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Добрый вечер. Как обычно, в нашем с вами распоряжении номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45. Мы будем разговаривать о событиях недели, а вы, пожалуйста, мне подсказывайте с помощью ваших смсок, о чем, на ваш взгляд, следовало бы еще поговорить. Есть еще номер прямого эфира, многоканальный телефон (495) 363-36-59, 363-36-59. В прошлый раз я совершил рискованный эксперимент и принял несколько телефонных звонков – получилось, по-моему, отлично. Если время позволит, и в этот раз это сделаем. Есть еще сайт www.echo.msk.ru – заходите, там множество всяких прекрасных возможностей. Там есть кардиограмма прямого эфира: раз в минуту можете высказываться за или против того, что вы слышите. Там тоже есть возможность отправлять сообщения сюда ко мне, на экран в студию прямого эфира. Там можно смотреть видеотрансляцию. Там, наконец, можно просто слушать радио, если вы находитесь далеко от Москвы и от других городов России, где можно нормальным способом услышать наш эфир. Ну вот.

Неделя была неплохая, неплохая, я бы сказал, с точки зрения любого человека, которому предстоит в пятницу ее анализировать, потому что есть что поанализировать. Было некоторое количество достаточно ярких событий. Не все они были полны смысла, не все они были по-настоящему как-то перспективны и содержательны, некоторые из них были пустые, как барабан, но зато довольно живописные. Вот я потратил сегодня некоторое время на то, чтобы напрямую ознакомиться с… я вот все думаю, как бы правильно это назвать? Формально это называется законодательной инициативой, но это, конечно, не она, потому что эта вещь не является собственно законодательной, она не рассчитана на то, что этот законопроект будет когда-нибудь кем-нибудь принят.

Ну, вот я познакомился с рекламной акцией одного депутата Государственной Думы, представителя одной довольно бурной фракции. Это была инициатива, посвященная запрету хождения доллара в Российской Федерации. Я прочел этот законопроект, прочел сопровождавший его документ. И вообще одно из немногих, за что следовало бы похвалить, - это я сейчас совершенно серьезно говорю, - нынешнюю Государственную Думу и ее аппарат – это то, как устроено информирование интересующихся, ну, серьезно интересующихся ее работами с помощью сайта. Там действительно очень аккуратно все это выложено, и в доступности для всех желающих, всегда можно посмотреть и тексты законопроектов, и посмотреть, на каком они находятся этапе, кто как голосовал, кто что выдвигал, кто что предлагал, кто какими сопровождал это поправками или пояснительными записками. Хорошо это устроено, без дураков, серьезно. И я очень рекомендую тем, кто действительно интересуется политикой, протоптать туда дорожку, на сайт Государственной Думы, и смотреть это.

Ну, вот я посмотрел на этот самый законопроект о запрете хождения доллара. Ну, это, конечно, такая рекламная акция этой партии и этого депутата. Потому что, слава богу, этот законопроект составлен таким образом, что он совершенно не рассчитан на то, что кто-нибудь когда-нибудь будет его всерьез обсуждать и кто-нибудь когда-нибудь будет всерьез думать о его принятии. Ну, если только задача не заключается в том, чтобы разрушить легальную экономику в России и заменить ее экономикой криминальной. Потому что понятно, что тот взлет черного финансового рынка и невероятного количества разнообразных финансовых махинаций, который этот законопроект открывает и которому он, собственно, активно бы способствовал, если бы вдруг, не дай бог, дело дошло до его принятия – это просто трудно себе вообразить.

Потому что мировые валюты, они не подчиняются человеческой воле, они не появляются и не исчезают по мановению какого-нибудь депутата, и они не путешествуют по миру так, как кому-то хочется. Они живут своей мировой жизнью, и люди пользуются ими, потому что это те мощные инструменты, которые доказали эту самую свою мощь. И можно себе представить, что если завтра вдруг какому-нибудь идиоту придет в голову запретить хождение долларов на территории какой-нибудь страны, где эти доллары до сих пор ходили, не любой иностранной валюты… такое бывает, бывают такие режимы, которые категорически запрещают хождение, ну, на некоторых этапах своего существования, категорически запрещают хождение иностранных валют на своей территории – ни к чему хорошему обычно это не приводит. Это такая тяжелая полицейская тоталитарная мера. Ну, вот приблизительно так это было в Советском Союзе. Если вы помните, была уголовная статья не только за, там, какие-то криминальные операции с валютой, но и просто за факт нахождения валюты у вас в руках или в кармане можно было сесть в тюрьму. Было такое понятие «валютчик», то есть, человек, который имеет дело с иностранными валютами.

Так вот, бывает, что запрещено хождение любой иностранной валюты, но какой-то одной – нет, потому что вода дырочку найдет, что называется, и все равно люди к этой валюте обратятся, все равно они ее раздобудут. Другое дело, что раздобудут ее сугубо криминальным путем, начнется черный обменный рынок, начнется черный рынок ввоза и вывоза этой валюты, будет открыта целая большая система оказания услуг населению по сокрытию этой валюты, или перевозу этой валюты через границу, или хранения ее за рубежом и возврата, при необходимости, ее обратно и так далее. Ну, в общем, это колоссальный трафик, посильнее, может быть, трафика наркотиков или еще какого-нибудь криминального рынка.

И вот, собственно, человек, который предлагает эту рекламную акцию, который таким способом хочет напомнить нам о себе и о существовании своей партии – это, собственно, человек, о котором мы должны знать, что он, ну, вот не просто ради красного словца не пожалеет отца, он страны родной не пожалеет и разрушит ее до основания, если встанет вопрос о том, что он таким способом может ненадолго в политическом смысле прославиться.

Примерно та же история с запретом абортов. Тут уже удивительное дело, это не какой-то думский балбес, такой специально, собственно, существующий там для клоунады и смеха, а это дама, которая имеет репутацию серьезного депутата, ну, правда, теперь уже, действительно, такую довольно скандальную, почти ведьминскую репутацию, она в последнее время много наворотила всякого ужасного. Я говорю о госпоже Мизулиной. Теперь вот она предлагает, в сущности, ввести запрет абортов в стране. Ну, поразительно, что люди, дожившие до этих лет и дослужившиеся до этих чинов, совсем-совсем ничего не читают и совсем-совсем не в курсе того, что происходило в окружающем их мире на протяжении последних десятилетий, как человечество постепенно двигалось в направлении того, что право на аборт является, несмотря на всю трагичность, собственно, этого права и несмотря на то, что каждый конкретный этот аборт – это всегда беда, беда и в жизни этой конкретной женщины, и в жизни ее семьи, и в жизни всех, кому она дорога… Это всегда травма, во всех смыслах этого слова, и не только в физическом смысле, это всегда очень большой риск, это всегда тяжелое психологическое испытание. Но, тем не менее, это одно из важнейших завоеваний цивилизации, право женщины определять свою собственную судьбу, право на выбор.

Вот, собственно, те общественные движения, которые за рубежом занимались на протяжении многих лет отстаиванием этого демократического права, они, собственно, и говорили о том, что их цель – это обеспечить женщине право выбора, возможность управлять своей собственной жизнью, возможность осознанно совершать поступки, важнейшие для ее судьбы. Потому что если это право попытаться у женщины отобрать, она возьмет его все равно, но она возьмет его еще более опасным и для своего здоровья, и для своей психики путем. Риск, несомненно, вырастет. И во всех тех странах, где аборты запрещены до сих пор или были запрещены на много лет, это был фактор очень тяжелого риска для здоровья огромного количества женщин, которые все равно вынуждены были прибегать к этому, делать это в условиях полуподпольных или совсем подпольных, которые не могут в этой ситуации рассчитывать на квалифицированную помощь, которые вынуждены обращаться к разного рода шарлатанам и к разного рода мошенникам, которые на самом деле не обладают ни достаточной подготовкой, ни достаточными условиями для проведения этой, ну, хоть и не очень сложной, но, в общем, достаточно ответственной операции.

Так что, снова это история о том, как легальное загоняют в тень, загоняют в подполье, загоняют в криминал. И делают это из соображений дешевой политической пропаганды, строят на этом свою собственную карьеру, строят на этом свою собственную популярность среди малообразованных и малопонимающих, что к чему, кругов избирателей. Ну, вот это вопрос о ценностях политика, это вопрос о том, насколько тот или иной человек, который играет в политику – а это, конечно, не серьезная работа, а игра, игра в свою собственную популярность, свой собственный рейтинг – насколько этот человек готов пожертвовать нашими с вами реальными интересами, для того чтобы приобрести несколько дополнительных пунктов в этой таблице. То же самое можно сказать вот об этом странном типе, имени которого мне даже не хочется называть, который предлагает нам всем перейти на подпольные валютные махинации, и вот этой вот удивительной женщине по имени Елена Мизулина, которая предлагает нам всем обречь наших с вами знакомых женщин, наших дочерей, жен, сестер на дополнительный риск и на необходимость в некоторых ситуациях пойти против закона и лишиться защиты государства и сочувствия общества.

Это было два важных сюжета, потому что они продемонстрировали нам, ну, степень, я бы сказал, циничности российской политики. Люди после этого остаются в этой профессии удивительным образом. Ведь главное, что происходит, а, точнее, чего не происходит – не происходит остракизма. Их, что называется, не выкидывают в окно (в переносном смысле, разумеется). Их не удаляют из политического процесса как людей, доказавших свою бессовестность, бессмысленность и никчемность. Нет, они остаются и продолжают дальше, продолжают каким-то образом определять нашу с вами жизнь.

Было одно событие, точнее, не событие, а такой процесс длящийся, который мне показался достаточно важным. На этой неделе оживилась дискуссия в политической прессе о приближающихся выборах в Московскую городскую Думу. Ну, не только дискуссия оживилась, но и сам процесс оживился. Мне пришлось на протяжении нескольких дней несколько раз принимать участие в разного рода обсуждениях, переговорах, консультациях, каких-то таких толковищах на эту тему. Потому что, ну, постепенно конфигурация становится понятна, постепенно все больше людей начинают верить в то, что выборы состоятся все-таки в ранее назначенные сроки, то есть осенью. Сам я по-прежнему считаю, что существует достаточно высокий риск, что они будут перенесены на более раннее время, скорее всего на весну. Хотя, конечно, я понимаю, что с каждой проходящей неделей вероятность этого снижается, потому что все-таки нужны всякие подготовительные мероприятия, всякие принятые законы. Впрочем, наша власть много раз доказывала, что если ей очень надо, то она может, минуя все и всяческие правила, все процедуры и все сроки, просто таким насильственным искусственным путем протащить более или менее любую инициативу. Так что, если надо, и за две недели это все организуют. Но это будет уже несколько сложнее.

Тем не менее, большое количество людей, большое количество участников, прямых или косвенных участников этого процесса, говорят: нет-нет, это все будет происходить осенью. Нет-нет, - говорят они, - скорее всего, выборы в Московскую городскую Думу пройдут исключительно по мажоритарному принципу, то есть по одномандатным округам, а фактор партий будет сведен совсем на нет, либо совсем до нуля, либо до какой-то очень небольшой доли депутатских мандатов, которые будут распределяться по партийным спискам. По существу, партии будут иметь значение только в том смысле, что регистрация от какой-то партии – это одна из возможностей выдвинуть свою кандидатуру. Вторая, напомню, обычно, как всегда существующая возможность – это просто собрать довольно большое количество подписей.

Ну, практика показывает, что этот метод является для кандидата чрезвычайно рискованным, потому что избирательные наши… органы избирательной власти, Центризбирком и региональные избирательные комиссии, они, конечно, наловчились абсолютно произвольно снимать кандидатов, придираясь к тем или иным критериям вот в подписях. Ну, всегда можно найти какие-то ошибки, всегда можно найти какой-то брак. А если нет, так можно их туда засунуть, эти ошибки, можно их имитировать. А если лень их имитировать, то можно просто написать, что они есть – и иди потом доказывай через суд. Суд через некоторое время, может быть, даже и согласится с тобой, но будет уже поздно, выборы уже давно пройдут, или избирательная кампания давно уже наберет ход, и, в общем, ты в любом случае останешься ни с чем. Так что, конечно, серьезные кандидаты будут стараться идти по спискам тех или иных партий. И идет, конечно, в Москве сегодня довольно много консультаций на эту тему.

Вокруг Алексея Навального группируется некоторое количество будущих кандидатов под, так сказать, список Навального. По всей видимости, Навальному не удастся зарегистрировать свою партию, и этот список пойдет через имеющиеся возможности у давно уже зарегистрированной партии «РПР-ПАРНАС». Оттуда тоже добавятся несколько человек к этому списку. Еще один важный игрок – это, несомненно, Прохоров. Ну, мы не знаем в точности, как всегда с Прохоровым, чем дело кончится, и донесет ли он эту свою возможность до выборов. Мы помним, что на выборах мэра совершенно внезапно и на достаточно уже позднем этапе подготовки к избирательной кампании вдруг оказалось, что никакого Прохорова на этих выборах не будет и никакого представителя его не будет. Так что, тут тоже есть всегда такой риск, что Прохоров в какой-то момент по тем или иным причинам, под тем или иным давлением вдруг передумает в этом участвовать. По пока, тем не менее, идет довольно активная, насколько я понимаю, подготовка в его партии «Гражданская платформа». Ну, есть традиционные партии, называющие себя оппозиционными: есть компартия, есть «Яблоко», есть еще какое-то количество более или менее значительных партийных образований, которые хотят попытаться тоже сформировать здесь свой список.

Но я, когда начал говорить о той дискуссии, которая разгорелась, я имел в виду несколько текстов, которые появились в разных изданиях на протяжении последних дней, имели довольно большой резонанс, довольно большой успех, и это были размышления о том, стоит ли вообще обращать внимание на эти выборы, стоит ли вообще считать их каким-то важным событием, стоит ли, грубо говоря, в это играть. Ну, были реплики, некоторые из них, такие совсем пустые и глупые. Там, какая-то девочка написала, что вот раньше у меня была толстая попа, а теперь у меня тонкая талия. Вот, видите, мне же удалось с этим справиться. Ну, вот пускай оппозиция тоже справится со своими проблемами. Раньше у меня было мало красивых платьиц, а теперь у меня есть много красивых платьиц. А же смогла – и вы тоже смогите. Ну, это вот отдельная какая-то совсем специальная такая девочковая журналистика, мы сейчас не про это. А про что – давайте поговорим через 3-4 минуты, после новостей, в программе «Суть событий», во второй ее половине, со мною, Сергеем Пархоменко. А сейчас новости.

НОВОСТИ

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко. У нас с вами есть номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45, сайт www.echo.msk.ru. Заходите, там есть кардиограмма прямого эфира, там есть трансляция из прямого эфира, там есть возможность отправлять сюда ко мне сообщения и возможность слушать радио. И потом, после программы, будет еще возможность комментировать все то, что вы здесь услышали.

Мы говорили с вами о развернувшейся дискуссии о предстоящих выборах в Мосгордуму. Я, впрочем, здесь вернусь чуть-чуть назад, потому что я во время этих новостей читал смски, которые в большом количестве здесь мне наприходили. Многие меня поправляют зачем-то, что будто бы та инициатива насчет абортов, о которой я говорил, касалась не совсем запрета абортов, а только запрета государственного финансирования абортов, что вот, дескать, если хочешь, то плати бабки сам.

Вы знаете, это, собственно, оно и есть, это просто такая немножко стыдливая, немножко прикрытая форма этого самого запрета. Ну, во-первых, это просто первый шаг, а дальше эта инициатива будет развиваться все дальше и дальше, мы с вами не успеем оглянуться, как запрет окажется полным. Но и на этом первоначальном этапе попытка загнать вот в подполье, лишить возможности сделать в цивилизованных условиях, решить эту проблему для огромного количества наших с вами соотечественниц, для огромного количества семей российских – это, собственно, и есть в значительной мере запрет. Понятно, что люди будут идти на этот шаг все равно, но они будут искать каких-то обходных путей. Тут же появятся люди, которые скажут, что у нас дешевле, а у нас еще дешевле, а у нас вообще совсем с большой скидкой, в кредит и почти бесплатно, приходите к нам, но только за результат мы особенно не отвечаем. А государство в этой ситуации умывает руки и отказывается контролировать каким-то образом эту ситуацию. Это же не наша услуга, это же не государственное здравоохранение, это здравоохранение какое-то там. Вот, пожалуйста, сами хотели – сами заплатили, сами и разбирайтесь. Так что, знаете, это просто лицемерие, не более того, смысл-то этой инициативы и этой акции мы с вами хорошо понимаем.

Да, так вот, возвращаемся к дискуссии о выборах в Московскую городскую Думу. Было несколько текстов достаточно содержательных о том, что вот, может быть, не стоит вообще обращать на это внимание. Потому что, ну, что такое эта Московская городская Дума, ну, что в точности она решает? Ну, это марионеточный орган… Это чистая правда, он до сих пор был абсолютно марионеточным, и, собственно, депутаты эти работали исключительно на собственное обогащение, более или менее ни на что больше. Ну, и все равно понятно, что нас обманут, и понятно, что нас задавят, и, может быть, как-нибудь, Христом богом удастся протащить туда, не знаю, Митрохина и депутата Каца. И вот, собственно, и весь результат, а нам с вами предлагают несколько месяцев не спать, не есть, на ушах стоять и обсуждать это все как вопрос жизни и смерти. Ну, вот к этому сводилось большинство здесь аргументов.

Что я хотел бы ответить этим авторам? Их было несколько, написавших более или менее вот в таком направлении, под таким углом зрения об этих выборах. Знаете, есть одно очень простое, но важное обстоятельство: никакие выборы не являются последними и никакие выборы не являются окончательными. Может быть, вам показалось, что я сейчас какую-то банальность сказал, но, между тем, это глубокая мысль, до которой человечество додумывалось на протяжении многих столетий.

Любые выборы являются частью важного большого процесса, и это, собственно, процесс мобилизации людей, процесс воспитания в людях ответственности за свое собственное будущее и за политическое и общественное положение в их стране. Никакие выборы, даже если они кажутся совершенно душераздирающе жизненными и ответственными, и вот, что вот сейчас, именно в эту минуту, вот все решится… Даже в тех ситуациях, когда после лидера «Солидарности» Валенсы приходит к власти коммунист Квасьневский в Польше, или когда после Саакашвили, который хотел сделать с Грузией что-то вот такое, приходит к власти, ну, не сам, а, так сказать, приводит к власти свою группировку Иванишвили, который хочет сделать с Грузией что-то прямо противоположное, или когда в Америке меняются республиканцы на демократов, а демократы на республиканцев, или когда во Франции меняются социалисты на какую-нибудь из правых партий, или на альянс правых, а потом наоборот – ни в одном из этих случаев речь не идет о жизни и смерти. Но во всех этих случаях речь идет о том, что люди, население, народ, в конце концов, определил свою судьбу, изложил какую-то основу для следующих таких определений и сделал какие-то выводы из предыдущих таких определений. Это поток, это река, которая несет свои исторические воды. И останавливать ее – вот это на самом деле преступление. В какой-то момент объяснять, что... и как-то заражать людей вокруг тем, что это не имеет к нам никакого отношения, и это ничего не решает в нашей жизни, и пусть кто-то другой сделает это без нас – вот это на самом деле самый безответственный и самый, я бы сказал, бессовестный способ общения со своими собственными читателями и с людьми страны, судьба которой нас все-таки беспокоит.

Штука заключается в том, что выборы – это язык, выборы – это способ разговора, на котором говорят политики между собой, на котором люди говорят друг с другом. Одни люди, заинтересованные в своем будущем и в сегодняшнем дне своего народа и своей страны, с другими людьми, заинтересованными в этом же самом будущем и в этом же самом настоящем. Важнейшие дискуссии происходят во время выборов. Важнейший выбор, выбор направления, выбор правильного и попытка отделить это правильное от неправильного делается именно во время выборов. Знаете, это видно и в мелочах, и в чем-то крупном.

Ну, не знаю, давайте самый возьмем недавний наш пример. Вот история с Координационным советом, о котором все вспоминают, Координационным советом российской оппозиции, о котором все вспоминают с таким ужасным раздражением, а я на самом деле склонен по-прежнему считать это достаточно важным и полезным опытом. Не зря же мы с вами много раз говорили о том, что самым интересным элементом в жизни этого Координационного совета были выборы его. В этот момент определились важнейшие позиции, в этот момент определились важнейшие действующие группы и действующие лица, именно в этот момент произошло то выяснение отношений, которое, собственно, и было самым содержательным в жизни этого органа. Так это небольшая модель, это маленькая такая, почти игрушечная, в масштабах страны, вещичка. А бывают вещи и побольше и посерьезнее.

Сколько важного и серьезного мы услышали во время недавних выборов мэра Москвы, сколько мы не услышали во время президентских выборов последнего времени. Помните фальсифицированные и, по существу, профанированные выборы президента, прошедшие под лозунгом «План Путина»? План Путина, которого никто никогда не видел. Или выборы 2008-го года, которых, по существу, не происходило и на которых разные партии выдвинули какие-то более или менее подставные декоративные фигуры: кто шофера своего выставил, кто какое-то там третье лицо в своей партии. Потому что всем было совершенно очевидно, что никаких выборов не происходит.

Вот был такой «Комитет 2008», - тоже вспоминают его без особенного сочувствия, а по мне, так это была чрезвычайно важная инициатива, – который очень заранее стал говорить о том, что выборы 2008-го года должны быть выборами, и нам важнее всего сделать так, чтобы они были действительно конкурентными, чтобы на них действительно были представлены разные точки зрения, чтобы на них произошла какая-то содержательная дискуссия и содержательная борьба. Люди не услышали этого призыва. Он оказался преждевременным, он оказался направленным в пустоту, и аудитория вокруг него не собралась, вокруг этих призывов. Вот и не было этих выборов, и река исторического развития в этот момент затормозила, в этот момент остановилась.

Мне кажется, что люди, которые задумываются о российском будущем, которые задумываются о том, что случится с Россией завтра, они должны понимать, что выборы в Московскую городскую Думу – это, конечно, небольшой эпизод, это, конечно, такая в мировом масштабе не самая значительная политическая кампания. Но чрезвычайно важная для России, потому что именно в этот момент происходит мобилизация людей, мобилизация идей, мобилизация разного рода сил. И вопрос, собственно, заключается в том, больше или меньше стало в результате этой кампании вокруг нас людей, которые реально заинтересованы своей собственной судьбой и готовы определять ее, готовы участвовать в важнейшем гражданском общественном движении за свое собственное будущее. Станет их больше в итоге этих выборов или меньше в итоге этих выборов? Давайте посмотрим, как это стало с выборами мэра Москвы. Вы как думаете, выросло количество таких людей или сократилось? По-моему, вопрос совершенно очевиден: огромное количество людей оказались разбужены, огромное количество людей получили некоторый очень важный удар и пережили то, чего с ними никогда не было в жизни, пережили в какой-то момент вдруг острое и ясное открытие, понимание того, что рядом с ними происходят события, в которых они до сих пор участия не принимали, а обязаны были принимать.

Вот в этом роль выборов в Московскую городскую Думу, чем бы они ни кончились. Ну, не говоря уже о том, что это тот, между прочим, случай, когда есть реальная возможность, сколько бы ни говорили о том, что все кончится двумя какими-то ничего не решающими депутатами, которые чудом туда протиснутся... нет, есть на самом деле, несомненно, есть возможность использовать тот опыт, который был накоплен в последнее время: и опыт наблюдения за выборами, и опыт давления на избирательные комиссии, с тем чтобы они не смели искажать результаты и воровать наши голоса. Существует реальная возможность провести в этот орган крупнейшего города страны, города, в котором, между прочим, там, более или менее, 10% населения страны живет… так вот, провести в этот орган значительное количество людей, которые потом изменят его изнутри и, действительно, из абсолютно декоративного, бессмысленного, марионеточного такого чаепития превратят это в реальный политический инструмент, который сможет влиять на жизнь людей, живущих в этом городе.

Ну, что, в оставшиеся несколько минут традиционная диссернетовская страница. Конечно, не могу я без этого обойтись и не сказать, что наше сообщество совершило достаточно важный для нас поступок. Мы опубликовали большой материал, связанный с Министерством науки и образования. Это первый результат большой тотальной проверки… чуть не сказал «на вшивость», чуть не сказал «на подлость», чуть не сказал «на лживость». Ну, скажем так: проверки на порядочность людей, которые работают в этом ведомстве, которые руководят всей, я бы сказал, интеллектуальной сферой российской государственной власти, которые руководят наукой и образованием. К сожалению, не все эту проверку выдержали. Вот первые 6 имен людей, которые фальсифицировали свои диссертации – все это довольно большие начальники, среди них есть даже один заместитель министра – были опубликованы.

Мы, конечно, эту работу будем продолжать. И вообще, обратите внимание, что «Диссернет» намерен несколько больше внимания уделить не только политикам, не только разного рода государственным начальникам, хотя их по-прежнему останется очень много в наших исследованиях, но и вот этой самой интеллектуальной сфере. Нам предстоит большая публикация о ректорах, мы накопили колоссальный материал на эту тему, материал о том, что, собственно, происходит за душой у ректоров государственных университетов в России. Скажу вам сразу, что результат совершенно чудовищный. И в этой сфере – а эта сфера, казалось бы, профессиональных ученых, профессиональных воспитателей, профессиональных учителей в самом, казалось бы, высоком смысле слова – нравы там, конечно, совершенно чудовищные. Нам предстоит об этом писать тоже.

Ну, вот пока мы занялись Министерством. Не скрою, что важным таким толчком, важным дополнительным аргументом для нас, чтобы заниматься этим, стала та, ну, не назову ее иначе, как абстракционистская… обструкционистская позиция, которую заняло Министерство в отношении работы самого сообщества «Диссернет». Они, несомненно, эту работу бойкотируют и саботируют. Мы получаем на огромное количество формальных апелляционных жалоб и заявлений, которые мы подаем в тех случаях, когда не истекли еще сроки давности относительно тех актов интеллектуального воровства, которые мы обнаруживаем, мы отправляем очень много таких документов и получаем все более и более абсурдные ответы, абсолютно внаглую.

Есть там один специалист на эту тему, его зовут Сергей Владимирович Игнатьев, он глава Департамента аттестации научных и научно-педагогических работников в Министерстве. То есть, вот, собственно, тот самый начальник, который и поставлен на то, чтобы вот контролировать эту сферу деятельности Министерства. Ну, он, конечно, претендент на мировой рекорд по степени идиотизма своих ответов. Важную заявку на этот рекорд он сделал, собственно, сегодня. Мы получили поразительный совершенно ответ. Вот некоторое время тому назад, отправив две разные апелляционные жалобы на двух разных людей, мы получили сегодня один ответ на них обе. Там было сказано, что поскольку вы направили две жалобы на двух разных людей, принять их к рассмотрению представляется невозможным. Что означает этот ответ, и что имел в виду этот чиновник, и как вообще он смеет включать эту дурочку – вот это тот вопрос, который мы к нему обращаем.

Мы, несомненно, будем продолжать эту увлекательнейшую переписку, и мы, конечно, его выволочем на яркое освещенное место и покажем вам всем. Но пока я должен констатировать, что у нас началась такая довольно неприятная фаза взаимоотношений с Министерством, которое боится нашей работы и которое совершенно намеренно эту работу саботирует. И я отсюда из эфира обращаюсь к министру образования и науки господину Ливанову с призывом призвать к порядку его подчиненных и как-то потребовать от них, чтобы они выполняли свои профессиональные обязанности и отвечали по существу на те запросы, которые они от нас получают. Тем более что там некоторое время тому назад образовалась еще и пресс-служба, во главе которой человек, чрезвычайно известный в журналистских кругах, дама по имени Анна Усачева. Она известна тем, что она была довольно долго пресс-секретарем Московского городского суда. И вот она со всем тем профессиональным багажом, можете себе представить, который она там накопила, теперь явилась в Министерство образования и науки, и теперь она вот в стиле ответов Мосгорсуда нам, собственно, отвечает на какие-то наши запросы и заявления.

Проблема заключается в том, что это даже не суд, в том смысле, что здесь даже нет нескольких инстанций, последовательно находящихся одна над другой, и здесь не очень понятно, как апеллировать на заведомо абсурдный, заведомо идиотский ответ чиновника. Собственно, где следующая инстанция, в которую следовало бы на него пожаловаться? Мы эту проблему, несомненно, решим. С нами работают достаточно квалифицированные юристы, и они нам предложат, я думаю, решение. В конце концов, мы можем попробовать обратиться и в суд, и в правоохранительные органы. Надежды тут, конечно, особенно никакой, но давление мы разовьем достаточно большое. Кроме того, мы этих людей просто будем позорить. Я думаю, что они понимают, что эта вольница для них всегда продолжаться не будет, и рано или поздно репутация врунов, она по ним, собственно, и ударит.

Вот то, что я хотел в этот раз рассказать о «Диссернете». У меня спрашивают, я очень благодарен даже за сами эти вопросы, несколько человек здесь прислали мне разного рода технические вопросы о том, как «Диссернету» можно помочь и можно ли пожертвовать в его пользу какие-то деньги, можно ли сделать это из-за границы, не признают ли «Диссернет» иностранным агентом. Ну, на это я могу сказать, что захотят – признают иностранным агентом в любом случае, будете вы направлять деньги из-за границы или не будете направлять деньги из-за границы. Ну, правда, это будет сделать все-таки достаточно сложно, поскольку «Диссернет» точно не ведет никакой политической деятельности и, более того, даже не является никакой зарегистрированной организацией, а это просто сообщество отдельных людей. Просто вот такая сеть, которая работает, и нет у нее никакой юридической сущности, которую можно было бы как-нибудь уязвить или которую можно было бы как-нибудь отобрать.

Кстати, я думаю, что в ближайшее время заработает проект поддержки «Диссернета», проект, так сказать, сбора людей, которые сочувствуют этой работе, на довольно известном портале, который называется Planeta.ru – если вы не знаете, очень рекомендую вам посмотреть, что это такое. Это такой достаточно интересный и развитый инструмент таких вот коллективных проектов коллективной помощи разного рода важным и полезным делам. Он в последнее время прославился тем, что именно там собирают своих друзей-единомышленников замечательные Виктор Шендерович и Владимир Мирзоев, которые собираются устроить очень интересную постановку. Мирзоев собирается ставить пьесу Шендеровича «Петрушка», и вот они там собирают необходимые для этого деньги и призывают людей им помочь. Очень советую туда заглянуть и посмотреть. Это прекрасный проект, и мне кажется, что его ждет большое художественное будущее, это будет чрезвычайно интересно. Ну, вот, «Диссернет» тоже будет там же через некоторое время, и я надеюсь, что мы с вами, собственно, там встретимся.

Ну, что? Осталось буквально 5 минут, я бы принял, может быть, пару звонков на номер 363-36-59, 363-36-59. Вот я надеваю наушники, и сейчас попробуем, ну, один-другой звоночек, может быть, успеем принять.

363-36-59, впереди код 495 – это телефон прямого эфира «Эхо Москвы», многоканальный телефон, по которому любой из вас может попробовать сюда дозвониться. Ну, вот, например, например, например… пару звонков я вижу, но что-то не вижу пока возможности снять эту трубку. Что-то у нас, кажется, барахлит эта линия. Ну-ка, еще раз попробуем. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эхо Москвы». Да, что-то такое… Ну, слушайте, осталось уже буквально пара минут. Ну, нет, что-то такое у меня здесь все-таки не функционирует. Видите, собственно, кнопкой «снять трубку»… так, «отсоединиться от сервера», «соединиться с сервером», попробуем как-то все это перезагрузить заново. Не знаю, уж останется сколько-нибудь времени… Нет, ну, ладно, бог с ним! На самом деле времени осталось совсем мало, так что, ничего здесь мы уже с вами не успеем сделать.

«Какой будет результат, - спрашивает у меня один из наших слушателей из Петербурга, - если проверить на плагиат школьные или вузовские рефераты?» Результаты будут, конечно, ужасные. Я думаю, что огромное их большинство, может быть, 95% окажутся списанными. Но если вам, Виталий, эта идея, эта ситуация кажется неправильной, то вы должны понимать, что, собственно, эту систему нужно начинать разрушать с какой-нибудь точки. Ну, вот начали разрушать ее с точки диссертационной, самой очевидной, самой, я бы сказал, такой формализованной, где самые писаные правила, и где самый большой наносится ущерб репутациям этих самых воров и мошенников. А там, глядишь, вся эта активность разовьется и протечет куда-нибудь вниз. Знаете, я очень люблю поговорку о том, что нет ничего проще, чем съесть слона. Нужно просто отрезать от него по кусочку и есть – и так до тех пор, пока слон не кончится. Ну, вот мы свой кусочек тоже, собственно, отсюда и отрезаем.

Очень одобряют нас по части нашей предстоящей истории с ректорами университетов. Действительно, люди, которые вблизи смотрят на нашу вузовскую систему, они видят, конечно, что огромное количество разнообразного жулья сделало там свою карьеру. Потому что это ведь еще и денежная работа, вот это вот администрирование. Быть вузовским преподавателем – это часто подвижничество, особенно где-то далеко от Москвы, где-то в региональном вузе. На этом, что называется, не построишь палат каменных. А вот быть администратором – это бизнес, потому что можно торговать и дипломами, по существу, фальшивыми, можно торговать и вот учеными степенями, что мы хорошо видим, можно торговать и местами. Много чем можно там торговать. И, конечно, эта деятельность привлекает очень большое количество разнообразных жуликов.

«Какие будут результаты, если проверить наши дипломы о высшем образовании?» Ну, смотря чьи это дипломы. Знаете, бывают разные школы, и у них бывает разная репутация. Я думаю, что пара вузов в России все-таки есть, чьи дипломы чего-то стоят. Но немало на самом деле и шарашкиных контор.

Ну, ладно, время мое истекло на этом. Это была программа «Суть событий». Мы встретимся с вами через неделю. Счастливых вам выходных. Я Сергей Пархоменко, всего хорошего, до свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024