Купить мерч «Эха»:

Суть событий - 2011-08-12

12.08.2011
Суть событий - 2011-08-12 Скачать

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 9 минут, почти 10 уже в Москве, это программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко, здравствуйте. Как обычно по пятницам обсуждаем с вами события недели. И при этом как всегда есть возможность воспользоваться системой SMS-сообщений +7 985 970-45-45. Вот я уже вижу, что сообщения кое-какие, адресованные мне, есть. Это значит, что тут все работает, мне желают удачного эфира, некто Дмитрий Валуев это делает. Спасибо, Дмитрий, я очень рад, что вы снова меня слушаете. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы» начнет работать через некоторое время. А кроме того, в нашем распоряжении сайт echo.msk.ru, на нем масса интересного и, в частности, с его помощь можно не только слушать, но и смотреть «Эхо Москвы», здесь работает в студии несколько камер и работает система «Кардиограмма эфира». С помощью специальных кнопок (ну, на сайте вы легко это найдете) можно голосовать один раз в минуту, давать этой машинке электрической понять, нравится вам или не нравится то, что вы слышали только что, и в зависимости от этого кардиограмма эфира, такая, кривая будет вычерчиваться и меняться. Вот, собственно, чем вы можете развлечь себя в течение ближайшего часа, пока идет наша программа.

Некоторое количество интересных вопросов я получил на сайте в течение последних суток. Вы знаете, что есть возможность эти вопросы задавать. За 24 часа до программы включается соответствующая страничка на нашем сайте и можно оставлять там вопросы. Довольно часто эти вопросы превращаются в такую, своеобразную дискуссию между слушателями и в такое, что-то вроде блогов в форме вопросов, которые там задаются. Но иногда эти вопросы, действительно, обращены ко мне, и вот в этой последней порции почему-то довольно много вопросов про Прохорова.

Знаете, я подождал бы по части оценок этого проекта. Я не могу сказать, что я во всех подробностях понимаю, что там происходит. Я знаю, что Михаил Прохоров – один из самых умных, действительно, эффективных в прямом смысле этого слова и изобретательных людей, опять-таки, в разных смыслах этого слова теперь уже, изобретательных людей в России. И деньги, которые он заработал за свою жизнь, вовсе не получил в наследство и вовсе не выиграл в лотерею, и вовсе не нашел кошелек в канаве, а, действительно, заработал за свою жизнь совершенно колоссальные деньги и добился совершенно колоссального влияния в российской экономике. На мой взгляд, это довольно сильное свидетельство того, что в голове его не огурцы. И я хочу обратить ваше внимание, что, несмотря на все наши бесчисленные насмешки, и наши, и ваши по поводу того, что происходит вокруг него в течение последних недель – нелепые плакаты, которые висят на улицах, действительно, довольно странного содержания и довольно странного дизайна, странную, какую-то местами смешную возню по поводу снятия этих плакатов или порчи этих плакатов... Их то какими-то тряпками в каких-то провинциальных городах завешивают, то срывают лоскутами, то они куда-то исчезают, то кто-то делает какие-то заявления по поводу того, что он причастен к этому или не причастен. В общем, много всякого такого странно происходит в течение последних недель. Но результатом этого, между прочим, явилось то, что сегодня каждая собака знает, кто такой Прохоров. А это было совершенно не так еще несколько недель тому назад. Вот, просто обратите на это внимание. Мы с вами как-то смотрим вблизи на всю эту ситуацию, и она у нас на глазах разбивается на множество каких-то маленьких и малосвязанных с собою кусочков. А вот так, на самом деле, по большому счету, с птичьего полета взгляните. И увидите, что первая задача, задача опознания Прохоровым, ну, если не решена (все-таки, мы не можем как-то отвечать за всю страну), то, во всяком случае, он к решению этой задачи продвинулся довольно существенно, и сегодня значительно больше людей знают, кто он такой, знают, чего он добивается, знают, во главе чего он находится. Ну а именно такая, между прочим, задача стояла перед ним в эти первые недели. Заметим это, как-то запомним и будем следить за этой ситуацией дальше.

Вторая группа вопросов, которых тоже очень много среди заданных мне, - это все, что связано с Лондоном. Я никогда в Лондоне продолжительное время не жил, последнее время бываю там 1-2 раза в год по разным делам, в частности, ежегодно бываю на Лондонской книжной ярмарке, она обычно происходит весной – это очень впечатляющее событие, 2-я по размеру в мире книжная ярмарка после Франкфуртской, там масса всяких любопытных бывает новинок, премьер, встреч и так далее, и, конечно, это повод еще раз окунуться в лондонскую атмосферу. Лондон – замечательный город, во всяком случае для приезжего он чрезвычайно увлекателен и привлекателен.

Но вот я смотрю на то, что пишут люди, которые там живут. Ну, например, чрезвычайно интересной показалась мне небольшая совершенно заметка, которую написал в своем блоге человек по имени Ян Ледер, он сегодня руководитель Русской службы Би-Би-Си. Ну, Би-Би-Си на русском языке не вещает в эфире больше на российскую территорию, но можно найти в интернете, в общем, при желании с работой этой радиостанции ознакомиться, а вообще Би-Би-Си – это колоссальная огромная медийная структура.

И, вот, Ян Ледер пишет вещь, которая сейчас стала уже таким, почти общим местом. Но он как-то достаточно ясно это выразил, мысль о том, что люди, которые устроили в Лондоне беспорядки, устроили их не в борьбе за какие-нибудь идеалы, и не в виде протеста за что-нибудь. Они, в общем, не за что особенно не борются – они потом придумывают всякие истории про то, что, вот, они там кому-то что-то показали, кому-то что-то доказали, кому-то устроили козью морду и кого-то напугали или еще что-нибудь такое. Они просто грабят. Причем, они грабят то, что их интересует.

Ледер очень интересно анализирует состояние лондонских витрин, такой приводит обзор. Вот, какие витрины сильно побиты, а какие остаются целыми? Например, он пишет, что как-то никого совершенно не интересуют книжные магазины и они стоят совершенно целенькие, и никто туда не лезет. А вот если речь идет там о каких-нибудь кроссовках или спортивной одежде, если речь идет о жратве и выпивке, или если речь идет о какой-нибудь электрической технике, музыкальной или о чем-нибудь, вот там ребята, конечно, поживились и повеселились.

Вообще, серьезные люди перестали говорить уже о том, что лондонские беспорядки имеют под собой какую-то там специальную мультикультуральную или какую-то там еще вот такого рода подоплеку, потому что, действительно, люди, которые устраивают погромы на протяжении последних нескольких дней в Лондоне, это не люди, так сказать, обиженные кем-нибудь как-нибудь по национальному признаку. Наоборот, есть масса сообщений оттуда, из Лондона о том, что разного рода национальные общины, в частности, индусы, пакистанцы организуют такие отряды самообороны и ведут себя в этой ситуации очень достойно, очень организованно, очень как-то слаженно, разумно. Было совершенно поразительное сообщение несколько дней тому назад о том, что в одном из лондонских районов община сикхов мобилизовалась и что они вышли на улицы демонстративно в национальных одеждах с мечами в руках. Ну, надо заметить, что мечи эти имеют сегодня, в общем, такой, сугубо декоративный вид, но, тем не менее, они как-то продемонстрировали свой боевой дух и какую-то свою боевую традицию и сплоченность.

Так вот, что касается разного рода национальных мотивов, то они выглядят, скорее, успешно, скорее, как-то благородно на всем этом фоне. А мелкое хулиганье, которое воспользовалось случаем для того, чтобы стащить лишнюю бутылку или лишнюю пару кроссовок, или какой-нибудь мобильный телефон, или еще что-нибудь вроде этого, оно, на самом деле, действительно, никакой национальной окраски не имеет.

И, вот, сегодня на этой неделе, скажем, очень много можно было видеть и слышать разного такого политиканского кривляния по этому поводу. Надо сказать, что некоторые из ораторов в этой самой студии приложили к этому руку, в частности, дня 2 тому назад писатель Проханов – я не могу, все-таки, этого не сказать, хотя это, может быть, и не в традициях радио «Эхо Москвы» - но он совершенно отвратительно паясничал здесь на эту тему. Это в последнее время сделалось его профессией, но, тем не менее, мне кажется, что, все-таки, есть, ну, какие-то пределы этому кривлянию и этому паясничанью, и паясничал ровно на эту тему, ровно по этому поводу, по поводу того, что, вот, это доказывает какой-то там фашизоидный характер каких-то там режимов и всякое такое прочее.

Но не только писатели и не только российские отставные политические деятели этим развлекались, но и достаточно серьезные люди, иногда даже и на международном уровне. Вот, например, известно, что ливийское руководство, то самое, которое сохраняет лояльность Муаммару Каддафи, обратилось к международной общественности с предложением им как-нибудь отстранить от власти британское руководство, потому что оно применяет силу против своих граждан. Это такое, политическое кривляние, конечно – вот они решили покривляться таким образом, что, дескать, «если вы говорите, что нам нельзя бомбить, то мы тогда вам отвечаем, что вам нельзя разгонять или, там, вам нельзя оберегать ваши бьющиеся витрины, вам нельзя тушить пожары, которые хулиганы устраивают на улицах вашей столицы. Как-то не применяйте насилие к вашим гражданам или разрешите нам применять насилие к нашим, а то разницы никакой».

И вот, между прочим, здесь тоже среди вопросов, которые мне задают, я вижу вопрос одного из слушателей, он подписывается Леон, дальше какая-то сложная латинская фамилия, инженер-сталинист из Челябинска. Интересно, как это он со сталинистским характером в Челябинске как-то уцелел на позиции инженера? Обычно у таких людей совсем мозги сносит, и до серьезного инженерного дела их не допускают. Так вот, инженер-сталинист из Челябинска спрашивает у меня: «В Англии – уроды, а в Ливии – повстанцы. Каким образом отличить одних от других?» Это ернический такой, кривлячий вопрос, который совершенно на ответ не рассчитан, это такой вопрос риторически-издевательский. А я считаю, что отвечать на него можно и нужно. Бывают такие риторические вопросы, которые, на самом деле, требуют ответа.

Так вот. Вы хотели, гражданин инженер-сталинист из Челябинска, узнать какая разница. Я вам отвечу какая разница. Ну, разниц несколько. Одна на таком, сугубо технологическом уровне, и я несколько раз слышал уже и в нашем эфире тоже слышал такие объяснения, что, все-таки, давайте не будем сравнивать, с одной стороны, танки и тяжелые армейские пулеметы, которые применяются в Ливии, а с другой стороны дубинки, водометы и полицейское заграждение, которые применяются в Лондоне – ну, есть, все-таки, некоторая разница.

Но есть даже и более серьезный аргумент, этот аргумент заключается в том, что то британское руководство, которое отдает приказы сегодня об усмирении лондонских беспорядков, оно законно, оно легитимно и легитимность его покоится на том, что его власть происходит от избирателя, от народа. любопытно, что дело происходит в Англии. Казалось бы, там королева вручает власть премьер-министру, точнее, так сказать, приглашает его, поручает ему формировать кабинет. И, вроде бы, она формально является источником высшей власти в Великобритании. Но, на самом деле, британская конституционная монархия интересна именно тем и эффективна именно тем, что в реальности власть эта происходит от избирателя. Там сложная избирательная система, не во всем совершенная, она достаточно часто подвергается критике, в последние годы все чаще и чаще речь идет о внесении в нее всяких структурных и организационных изменений. Некоторые из этих структурных и организационных изменений были осуществлены, когда-нибудь мы с вами поговорим об этом подробнее. Там происходит такая ползучая политическая реформа на протяжении уже многих-многих лет. Но тем не менее, речь в этой реформе идет о том, чтобы передача власти от народа политикам была более эффективной, чтобы она лучше гарантировала бы и от коррупции, и от злоупотреблений, которых, разумеется, в любой государственной машине немало, и в британской тоже немало – там было достаточное количество скандалов в последнее время. И интересно не только то, что находились люди, которые злоупотребляли там государственной властью, но и тем, что общество очень резко на это реагировало и очень безжалостно их наказывало. Хочу вам напомнить, например, про скандал, несколько лет тому назад он произошел, когда было обнаружено, что значительное число британских депутатов расходует выделяемые им бюджетные деньги на всякие благородные, например, представительские или исследовательские, или организационные нужды, расходует их на всякие смехотворные цели. Там кто-то на эти деньги путешествовал, кто-то просто предавался пьянству и чревоугодию, кто-то покупал какие-то смешные декоративные предметы к себе в сад, какие-то домики для птичек я помню там фигурировали и всякое такое прочее.

В общем, британское общество серьезно занято усовершенствованием системы власти своей, оно не идеально, оно, действительно, может быть, сегодня обладает не самым лучшим, не самым сильным и не самым эффективным своим правительством за последние годы и десятилетия. Но тем не менее, мы можем с вами не сомневаться, что то правительство, которое существует сегодня в Великобритании, - это то правительство, которого захотели британские граждане, оно происходит от них, оно – прямой держатель этой народной воли. И оно немедленно исчезнет в ту минуту, когда эта воля куда-нибудь денется. Вот мы можем с вами не сомневаться, что в тот момент, когда британский избиратель захочет избавиться от этого правительства, через посредство своих депутатов, через посредство парламента, через посредство системы контроля и давления на власть со стороны избирателей, в этот момент британский избиратель сможет это осуществить. И именно в этом право британских властей сегодня осуществлять то насилие (назовем это так, назовем это насилием) над хулиганствующим элементом, над вот этими самыми бандами, которые пытаются оккупировать целый город. Вот, поэтому власть имеет на это право, она опирается на эту волю. И, надо сказать, делает это довольно эффективно, раздаются сведения оттуда, доносятся из Великобритании о том, что буквально в круглосуточном режиме суды низшей инстанции рассматривают там вот эти дела, и так или иначе определяют вину участников этих беспорядков, и немедленно назначают им наказания, иногда достаточно серьезные, иногда даже в виде лишения свободы на недели и месяцы. Ну, там каких-то огромных сроков пока нет, но, я думаю, что провести несколько месяцев в тюрьме после того как человек поучаствовал в разграблении магазина, это будет очень полезно для того или иного молодого человека, который в результате этого разграбления разжился там каким-нибудь плазменным телевизором или я не знаю чем еще, бутылкой виски или теннисной ракеткой, или еще что там ему приглянулось в этой витрине.

Вот. Так что разница такая. А у Каддафи этого права нет. На самом деле, Каддафи – узурпатор власти, он на протяжении многих десятилетий пребывает на том месте, на котором пребывает он. И система, построенная им, предназначена ровно для противоположного – она предназначена для того, чтобы по возможности никогда не лишить его этой власти. Поэтому он теряет право осуществлять свое давление на народ от имени этого самого народа. Нету у него этого «от имени». А у британских властей, на самом деле, есть.

Есть еще один очень интересный сюжет, может быть, мы продолжим его обсуждать после перерыва, это вот что. Британские официальные лица заявили в течение последних нескольких дней не раз о том, что они попытаются взять под контроль или, во всяком случае, получить какой-то доступ к контролю над социальными сетями в интернете, использование которых, как они считают, сыграло довольно существенную роль в организации этих беспорядков. Прежде всего, речь идет о FaceBook, речь идет о твиттере и речь идет об очень своеобразной сети, о такой распределенной сети владельцев аппаратов BlackBerry. В России это не очень распространенный прибор, не очень много их используется здесь нашими согражданами. Ну, в общем, для тех, кто не знает, скажу, что это такой вид мобильного телефона, довольно сложного такого, я бы сказал, коммуникатора, который чрезвычайно удобен именно для отправки сообщений. Им часто пользуются люди в служебных целях, если их работа связана с получением в больших количествах всяких посланий, всякой электронной почты и необходимостью все время оставаться на связи со своим офисом, все время переписываться и так далее. Вот у, скажем, бизнесменов или людей, которые связаны с финансовым рынком, эти BlackBerry довольно часто бывают в ходу. Много их и в Великобритании – совсем не у одних только финансистов, а и у студентов, у всяких школьников, молодых людей и так далее, потому что позволяют очень дешево и очень эффективно обмениваться чем-то вроде смсок. При этом люди, которые владеют этими BlackBerry, они представляют из себя, как бы, распределенную сеть, они все время находятся на связи друг с другом, как будто бы минуя центр, нет никакого единого сервера, сквозь который проходят эти сообщения. И сообщения эти зашифрованы, причем зашифрованы таким хитрым образом, что будто бы сам разработчик этой системы не способен эти коды взломать. Вот, британское правительство, точнее, представители британского правительства стали заявлять в последние дни, что они попытаются получить доступ к этим сетям для того, чтобы попробовать пресечь использование их для организации дальнейших беспорядков. На этой драматической ноте давайте я сделаю паузу, 3-4 минуты на новости, а потом мы вернемся к этому разговору.

НОВОСТИ

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. У нас с вами есть возможность общаться по телефону. Будет, во всяком случае, такая возможность через несколько минут по номеру 363-36-59. Есть еще номер для SMS-сообщений +7 985 970-45-45 – пожалуйста, присылайте. Сообщений довольно много.

Мы говорили с вами о том перед перерывом, что британские власти недвусмысленно высказываются о том, что они хотят попытаться получить контроль или, во всяком случае, какой-то доступ к крупным социальным сетям в интернете, прежде всего к FaceBook и твиттеру, а также к системе распределенного обмена сообщениями через аппараты BlackBerry для того, чтобы пресечь использование этих сетей для организации дальнейших массовых беспорядков. Действительно, это чрезвычайно удобно: один человек бросает клич, многие его читают. Известно, что именно эти сети сыграли большую роль в организации всей вот этой вот волны арабских революций в Северной Африке на протяжении последних нескольких месяцев. Теперь это пришло и в Великобританию.

Как стоит к этому относиться. Ну, я бы сказал, спокойно и с недоверием. Прежде всего, ни о каком контроле речь не идет. На самом деле, не очень понятно, каким образом можно контролировать доступ, запретить кому-то доступ или что-то вроде этого. В Великобритании при покупке мобильного телефона как и во многих других странах мира человек должен сообщить о себе реальные сведения. Ну, чаще всего, в Британии от него требуют номер банковского счета. А понятно, что по номеру банковского счета можно восстановить и настоящую фамилию, и место жительства, и паспорт, и все остальное. Но доступ к интернету не контролируется – всякий человек сегодня может через тысячу разных способов войти в сеть, там под там или иным псевдонимом общаться как угодно и с кем угодно. И, на самом деле, системы вот этого интернет-общения – они устроены ровно так же, как, скажем, почта или обычный телефон.

Ну, давайте мы представим себе, что власти сообщили бы, что они хотят ограничить доступ тех или иных элементов к почтовым сообщениям, вот, к обычной переписке. Что, они письма, что ли, запретят посылать? Или запретят получать? Или вообще как это все будет выглядеть?

Вообще, интернет, в сущности, это не что иное, как система пересылки информации, он сам по себе ни в чем не виноват – виноват тот, кто эту информацию туда с одного конца закладывает, а в некоторых случаях тот, кто с другого конца эту информацию получает. Люди виноваты, а не система. И пытаться бороться с этой системой, пытаться бороться со средством связи, с почтой или с телефоном, с телеграфом, с интернетом – это довольно странно, это все равно как, в принципе, запретить продажу ножниц. Потому что при желании ножницы можно зажать в кулаке и кого-нибудь ткнуть ими, там не знаю, в глаз или в живот, нанести кому-нибудь ущерб. Ну, давайте пускай ножниц в продаже не будет.

Так вот я думаю, что именно потому, что дело происходит в стране, где власть происходит из рук народа и где существует чрезвычайно эффективная и чрезвычайно жестко и слаженно работающая судебная система, мы можем с вами понимать, что борьба с сетью, борьба со средством связи невозможна в принципе, а борьба с пользователями этой сети, борьба с теми, кто является клиентами этих средств связи, контролируется законом. И мы можем не сомневаться, что суды здесь будут так же резко отстаивать права граждан, как и в той ситуации, когда они встают, так сказать, на стражу порядка, наказывая тех, кто только что бузил на улицах.

Вот вам пожалуйста, в том же самом сообщении, которое я вам цитировал по поводу вот этого вот намерения министра внутренних дел Терезы Мэй (так ее зовут) каким-то образом получить доступ к FaceBook, твиттеру и вот этой самой сети BlackBerry, для этого она встретилась с представителями компаний FaceBook, твиттер и компании Research In Motion (это, собственно, та самая компания, которая занимается организацией связи через BlackBerry). Так вот, там же есть вот такой, например, интересный факт. «Кроме того, крупнейшие вещатели, Би-Би-Си и SkyNews обязаны предоставить полиции неопубликованные материалы о беспорядках. В среду представитель Би-Би-Си заявил, что это является ударом по независимой редакционной политике».

Не сомневаюсь, что будет процесс. Если кто-то будет на этом настаивать, будет процесс между Би-Би-Си или другими вещательными корпорациями и представителями правительства. И будет открытый спор по поводу того, кто что кому должен предоставлять и кто к чему должен получить доступ. И без участия суда это решено не будет.

Вот так, собственно, эти механизмы, с одной стороны, поддерживают свою эффективность, с другой стороны, борются с теми, кто эту неэффективность, все-таки, в ряде случаев проявляет. Известно, что лондонская полиция не лучшим образом сработала в первые дни этих беспорядков. И сегодня речь идет о том, кто за это будет отвечать. Опять-таки, у нас с вами нет никаких оснований сомневаться, что ответственный будет найден. Вопрос же, ведь, не в том, что где-то появляется ленивый или трусливый полицейский, а вопрос в том, как общество и как, собственно, те самые граждане, на деньги которых существует эта полиция, реагирует на этот факт и каким образом они наказывают тех, кто допустил появление в строю этого ленивого, трусливого или неумелого, неэффективного полицейского. Вот, на самом деле, чем отличаются одни страны от других. А балбес или трус может образоваться где угодно, где угодно может оказаться, что в эти, так сказать, ряды попал человек непрофессиональный или просто недобросовестный.

Вот по поводу лондонских беспорядков мне кажется, что это будет очень важным тестом на состоятельность британской демократии, не побоюсь этого слова, британской государственной машины, британской административной системы. Я думаю, что мы в ближайшее время увидим с вами немало, так сказать, политических жертв этого, немало политиков, которые останутся без места или которые останутся с разрушенными карьерами, будут этой системой наказаны. Давайте следить. Кстати, именно интернет сегодня предоставляет массу очень интересных возможностей для этого. Есть немало наших соотечественников, которые живут в Лондоне, многие из них охотно об этом пишут, ведут блоги и так далее. Вот, в частности, я могу рекомендовать вам блог одного своего хорошего знакомого, молодого человека, который прожил несколько лет в Лондоне в последнее время. Этот блог называется «London and all», то есть «Лондон и все» (так переведем это с английского языка) или «Лондон и все такое» - мне кажется, что это ближе. Londonandall.com. Посмотрите, почитайте – там висит после большого перерыва очень любопытная и, на мой взгляд, очень трогательная статья о том, что Лондон всегда был городом крайне неспокойным, городом бунтующим, бузующим и, в конце концов, то, что происходит сейчас в Лондоне, это продолжение многовековой его судьбы и какой-то такой печати, которая на нем стоит, что в свое время было замечательно описано прекрасным писателем Акройдом, написавшим знаменитую книгу «Биография Лондона». Ее, кстати, можно и сегодня найти в российских магазинах, очень вам рекомендую.

Вот. Ну и последний сюжет, без которого я, конечно, не могу обойтись в этой программе, это история с Фанагорией. Мне это особенно интересно как главному редактору журнала «Вокруг света». Дело в том, на беду, что раскопки в Фанагории на Таманском полуострове, действительно, очень интересные, это, действительно, очень знаменитый научно-исторический объект, действительно, много-много лет идут там исследования, есть целый музей, в котором постепенно собираются те находки, которые там делаются, есть целые поколения советских, а потом российских археологов и историков, которые проводили там очень много времени. Там, действительно, проделан огромный труд и это очень интересный объект, и журнал «Вокруг света» в ближайшее время собирается написать подробно об этом. И мне, конечно, очень обидно, что это благородное дело и этот знаменитый объект сделался жертвой грубых фальсификаций, сделался частью вот такой довольно бездарной предвыборной пропаганды, которая чрезвычайно, конечно, его дискредитирует. И я думаю, что ученые, которые работают там, они имеют основания очень сильно беспокоиться о своей научной репутации теперь, потому что они вольно или невольно (надеюсь, что невольно) оказались участниками вот этого фарса, который был устроен там людьми, которые взяли на себя разработку предвыборной стратегии премьер-министра Путина. Даже не стратегии, а такой, я бы сказал, мелкой тактики, такого мелкого дребезга.

Вообще, в последние несколько дней мы с вами стали свидетелями того, как люди бездарные и безграмотные почему-то получают колоссальное влияние, все большее влияние. Ну, почему-то – вы понимаете, что это я здесь иронизирую, мы с вами хорошо понимаем почему. Потому что происходит такой, неестественный отбор в этих кругах и, так сказать, лояльность, подобострастие начинают цениться гораздо больше, чем профессионализм и чем простой интеллект, и чем профессиональная какая-то состоятельность и ответственность. Так вот, такие люди очень, я бы сказал, малограмотные, грубые и циничные получают чрезвычайно большое влияние в высоких российских политических кругах.

Мы видели с вами, как они нанесли жесточайший удар по политической репутации Валентины Матвиенко. Обратите внимание, что на протяжении последних дней довольно часто звучат, ну, буквально такие увещевания от самых разных людей. Ну, вот, в частности, Алексей Венедиктов здесь в этой самой студии говорил об этом, да и я говорил об этом на прошлой неделе, о том, что, конечно, Матвиенко должна как-то найти в себе силы выйти из-под контроля этих балбесов, которые толкнули ее на абсолютно постыдную комбинацию с выборами в этой Красненькой Речке. Ну, Валентина Ивановна не вняла, так сказать, этим мольбам и захотела свою репутацию погубить окончательно. Ну, мы будем наблюдать за тем, как она эту свою репутацию губит – я нисколько не сомневаюсь в бесславном завершении этого процесса.

Вот, другая такая история – это история с фальсификацией, которая была устроена с участием премьер-министра Путина. Я берусь утверждать, что те амфоры, с которыми Путин был сфотографирован и эти фотографии появились в российской прессе, они являются в данном случае предметом фальсификации, они не являются свежей археологической находкой – это совершенно очевидно просто по тому, как они выглядят. Либо они не лежали на морском дне на протяжении долгого времени, а были извлечены откуда-нибудь из музея в лучшем случае, а, может быть, просто сделаны, фальсифицированы. Либо они были туда подложены в совсем недавнее время, и подложены специально для того, чтобы премьер-министр Путин их нашел. Вот это мое утверждение, я его как-то совершенно не боюсь и оно совершенно очевидно для всякого, кто на эту фотографию посмотрит. Абсолютно понятно, что никаких такого рода находок естественным образом сделать невозможно, и найти вот такой предмет и объявить его подлинной амфорой, пролежавшей несколько тысяч лет, больше тысячи лет пролежавшей под водой, вот, в том виде, в котором держит премьер-министр Путин эти предметы перед объективом своих фотографов, невозможно.

Вопрос. Почему Путин на это согласился? Ну, мы можем там по-разному оценивать его политические устремления, его идеалы, его мотивы и всякое такое, но считать его слабоумным у нас нет никаких оснований, он – взрослый человек, у него есть глаза и он видит, что то, что ему предлагают, это фальсификация, это фарс. Тем не менее, он на это соглашается.

Я думаю, что объяснение этому сугубо политическое. Это вот такая маленькая социология работы Владимира Владимировича Путина, он так представляет себе своего избирателя, он полагает, что он работает для дебилов. И это он так считает, я подчеркиваю это. Вот, достаточно часто люди, которые издевательски отзываются о, например, моих каких-то ценностях, которых я придерживаюсь, о ценностях свободы, либерализма, о ценностях человеколюбия и так далее, они почему-то любят говорить о том, что «вот, вы нас всех считаете быдлом, вы как-то нас называете быдлом». Вы знаете, я никогда никого не считал быдлом и не называл быдлом, и никто из моих друзей и людей, которые думают так же, как и я о современной российской политике, просто не употребляют таких слов – я никогда этого не слышал. Я эти слова слышу только в устах тех, кто таким образом пытается, как бы, смоделировать нашу позицию, кто нас таким образом пытается передразнивать. Нас – это, вот, ну, скажем, меня и тех людей, которые примерно так, как я относятся к разного рода либеральным ценностям и к тому хорошему, и к тому плохому, что есть в сегодняшней России и в сегодняшних российских гражданах.

А вот что касается позиции премьер-министра Путина, я теперь могу утверждать достаточно твердо: он крайне низко оценивает своего избирателя, его интеллектуальные способности, его способность просто сосредоточиться, соединить вместе какие-то факты, оценить увиденное. Он рассчитывает в своей политической жизни на людей, я бы сказал, политически дебильных. Вот я повторяю это слово: мне кажется, оно наиболее точно отражает его позицию. Потому что только этим я могу объяснить его согласие добровольное. Ведь, заставить его не могли, обманом его затащить туда не могли – это была довольно длинная история, она планировалась заранее, его облачили в этот гидрокостюм, сначала отвезли на место этого нырка, потом он там нырял, потом он там выныривал, потом он на лодке плыл обратно, потом он демонстрировал эти амфоры и так далее. Это не делается спонтанно, это не история с, там не знаю, каким-то вопросом из толпы, на который он так или иначе отвечает удачно или неудачно. Это даже не история с добыванием зубами из миски с кефиром монетки. Но, во всяком случае, это какой-то короткий, такой, спонтанный акт.

Нет, это человек про это думал, человек ознакомился с предложенным ему планом действий, человек на это согласился. Почему? Он презирает и смеется над теми, кто в дальнейшем должен будет высказать ему свою поддержку.

Лично мне это кажется свидетельством, я бы сказал, глубокой политической безнравственности и тех, кто разрабатывает такого рода вещи. Я как-то не вижу ничего смешного в этом. Хотя, я совершенно согласен с теми аналогиями, которые были, и, прежде всего, с аналогией, с фильмом «Бриллиантовая рука», где, если помните, Семену Семеновичу Горбункову кто-то там нанизывал каких-то карпов или, я уж не помню, кого там нанизывали под водою. И разные прочие еще есть анекдоты со всякими подложенными историями, надувными бревнами и всяким таким прочим.

Так вот... Это, конечно, все смешно, это смешно звучит, но я не хотел бы над этим смеяться, мне кажется, что это серьезно. Мне кажется, что история о том, что политика – это грязное и бессовестное дело... Ну, во-первых, я никогда не был с этим согласен, потому что политики бывают и не грязные, и не бессовестные, и совершенно не нужно свои собственные грехи сваливать и распространять на других. Но в любом случае грязь и бессовестность должны иметь свои пределы. А люди, которые придумывают такого рода публичные фальсификации и хладнокровно их реализуют, на мой взгляд, что называется, страх забыли и всякое чувство меры утратили. Мне жаль, что российский политический процесс превращается таким образом в грязный фарс.

Ну вот. Это программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. Я думаю, что, все-таки, мы должны с вами воспользоваться сегодня телефоном. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Наша радиостанция является объектом постоянных атак со стороны группы наемных хулиганов – вы про это помните, да? – которые появляются время от времени в нашем эфире с грязными ругательствами. Ну, ничего, мы как-то с вами мужественно это переносим. Что же у нас происходит с телефонами? Вот, вечно я, что называется, путаюсь здесь. Центр сообщений... Где же он? А может мне кто-нибудь помочь и вытащить телефонную программу наружу? Я почему-то ее не вижу. Не вижу – кто-то мне ее тут позакрывал. Может быть, мои предшественники на этом стуле. Ну-ка, ну-ка, ну-ка? Нет. О, вот она! Я вижу этот чудесный значок с колокольчиком. Спасибо большое.

363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы», времени у нас с вами не так много, но немножко есть. Давайте попробуем снять... Ну, какую трубку? Так, почему-то сбежал. Только я нацелился на хорошего радиослушателя, первый раз дозвонившегося до нашего эфира, как он куда-то подевался. Ну, вот, давайте попробую, например, такой. Да, я слушаю вас, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Лариса, я из Твери.

С.ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте, Лариса.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня очень удивляет, почему Прохоров – умный мужчина? Что в нем умного? Он получил по залоговому аукциону НорильскНикель.

С.ПАРХОМЕНКО: А вы получили?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот, видите? Ему удалось, а вам нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну...

С.ПАРХОМЕНКО: Кроме того, вы знаете, я сильно сомневаюсь, что если бы кто-то из нас с вами, например, я или, например, вы каким-нибудь чудом выиграл бы в лотерею Норильский Никель, он смог бы извлечь из него то, что извлек из него Прохоров.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я думаю, с помощью иностранных менеджеров.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, вы знаете, этих иностранных менеджеров надо где-то найти и надо их привести. Давайте мы, все-таки, не будем так уж, как-то с плеча по этому поводу судить. Мне кажется, что человек, который руководит такого объема предприятиями... Вы были когда-нибудь в Норильске?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я в Норильске не была, но у меня информация из «Новой газеты», что там совершенно рабочим не платят.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, вы знаете, возможно, что там рабочим не платят, но только это огромный, совершенно чудовищного размера комплекс, это вообще гигантский экономический организм. Я не говорю о том, что им руководят эффективно, я не говорю о том, что им руководят справедливо, я не говорю о том, что там поддерживается идеальный порядок или что-нибудь такое. Возможно, там все плохо. Но только Прохоров умудрился извлечь из этого колоссальную выгоду.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну и чего извлекать?

С.ПАРХОМЕНКО: На мой взгляд, это свидетельство того, что он соображает, что у него внутри головы мозги. Он эти мозги тем или иным образом (я не очень пока понимаю, каким) собирается применить в политике. Я всего-навсего рекомендую вам последить за этим еще для того, чтобы убедиться, как будет это развиваться.

СЛУШАТЕЛЬ: Не хочется. Я его не уважаю, не хочу о нем слушать.

С.ПАРХОМЕНКО: Что, простите? Я не расслышал. Что вы сказали?

СЛУШАТЕЛЬ: Я его не уважаю и не хочу...

С.ПАРХОМЕНКО: Это ваше право. Я говорю, ведь, не о уважении, а я говорю, скорее, о любопытстве, я говорю о том, что это некоторое интересное и новое явление в российской политике, которое развивается на наших глазах, которое развивается довольно стремительно. Признак этой стремительности – то, что еще вчера мы не стали бы с вами о нем говорить. А сегодня, вот, вы добрались до эфира и почему-то говорите именно на эту тему, а не на какую другую. По-моему, в этом есть какой-то признак.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. В этом моя ошибка.

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо. Спасибо большое. Давайте подождем. Я думаю, что у нас еще будет с вами повод поговорить на эту тему. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Вот, например, еще один звонок. Да, я слушаю вас, алло? Нет, не получилось – человек бросил трубку. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Ну, вот, например. Да, я слушаю вас, алло. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это «Эхо Москвы»?

С.ПАРХОМЕНКО: «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор, Санкт-Петербург.

С.ПАРХОМЕНКО: Здрасьте, Виктор.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотелось бы напомнить еще одну аналогию – это к вопросу об амфорах.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, ага?

СЛУШАТЕЛЬ: Напомнило про Вольку, который достал амфору. Только хотелось бы сказать Владимиру Владимировичу, что это не Хоттабыч.

С.ПАРХОМЕНКО: А. Ну да, конечно, про эти кувшинчики тоже много народу говорило. Но если вы видели то, что держал в руках Владимир Владимирович Путин, там никакой Хоттабыч не усидит, потому что это были, в сущности, только горлышки от этих сосудов, зато очень тщательно вычищенные, да? Ну, это, на самом деле, было забавно, что люди, которые это придумали, ну, видимо, для того, чтобы начальник как-нибудь не испачкал пальчиков, ну, может быть, не поцарапался, не поранился, они нашли необходимым очень тщательно отдраить эти черепки – на них не было никаких следов ни песка, никаких ни ракушек, ни водорослей, ничего. Они имели идеальный музейный вид, они были укреплены... Ну, если это были какие-то старые вещи, то, видимо, укреплены. Я не исключаю, что это просто муляж, сделанный совсем недавно, поэтому можно вот так вот двумя пальцами держать за ручку. Попробовали бы мы с вами подержать что-нибудь подобное.

СЛУШАТЕЛЬ: Не дай бог поцарапал бы пальцы.

С.ПАРХОМЕНКО: Да-да, вот именно. Спасибо большое. Это была программа «Суть событий». Собственно, наше время кончилось. Я думаю, что основные, любопытные, может быть, не самые важные, но, во всяком случае, какие-то яркие и любопытные события этой недели мы с вами осмотрели. Надеюсь, что эти выходные порадуют нас хорошей осенней погодой. Лето, к сожалению, у нас тут почти кончается, похоже. Это была программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. До будущей пятницы, всего хорошего, до свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024