Купить мерч «Эха»:

Суть событий - 2010-07-23

23.07.2010
Суть событий - 2010-07-23 Скачать

А. ВЕНЕДИКТОВ: 21-04 в Москве. Всем добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Сергей Пархоменко находится в отпуске, поэтому я буду с вами, буду вам надоедать сегодня до 22 часов, когда с тем же самым заходом меня сменят Матвей Ганапольский и Сергей Бунтман в программе «Перехват». Идет видеотрансляция с нашего сайта по доброй, старой традиции, можете заходить и смотреть, можете заходить и смотреть с RuTube.

Вы можете присылать свои смс-сообщения на номер +7-985-970-4545. Не забывайте подписываться. Конечно, я буду сегодня общаться с вами в интерактивном режиме через смс. А там, чем черт не шутит, может быть, жара на меня так повлияет, что я телефоны буду принимать. Но исключительно после новостей. Потому что есть несколько тем, о которых хотелось бы вам рассказать.

Первая тема, которая меня заинтересовала на этой неделе, это тема так называемых электоральных рейтингов нашего тандема, Путина и Медведева. Дело в том, что наши коллеги, партнеры, друзья с SuperJob по заказу разных структур делали разные опросы. Они делали этот опрос в том числе и по заказу «Российской газеты». Я попросил их сделать опрос, как я его вижу, по такому французскому лекалу, как его делают во Франции очень часто, это опрос, который звучит так. Если бы выборы были в следующее воскресенье, за кого бы вы проголосовали? И дальше закрытый список, список один и тот же, только в одном варианте у меня Владимир Путин, а в другом – Дмитрий Медведев. Они у меня не пересекаются. Коллеги с SuperJob сделали мне такой опрос, 1800 респондентов, экономически активное население России было опрошено 22 июля 2010 года. Два опроса – опрос, где список и Дмитрий Медведев, опрос, где список и Владимир Путин.

Объясню, как я составил список. Я взял людей, которые традиционно участвуют в выборах президента – Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов, Григорий Явлинский, а для либерального правого толка я колебался между Михаилом Касьяновым и Борисом Немцовым, все-таки взял Бориса Немцова, как человека, который сейчас более активно выступает. Думаю, что в данном случае это не имеет сегодня никакого значения. Добавил Сергея Миронова, Эдуарда Лимонова. А также другой вариант, за другого, не названного – «Я не пойду на выборы» и «Еще не решил(а)». Вот два таких опроса. В одном, повторяю, Дмитрий Медведев, в другом – Владимир Путин. Опросы были даны в алфавитном порядке. Поэтому давайте мы с ними разберемся. Кто хочет, берите карандаши, потому что эти опросы пока нигде не опубликованы, вы первые, кто слышит «Эхо Москвы», теперь их знаете.

Мы считаем на «Эхе», что опросы SuperJob – это репрезентативные опросы, мы ими пользуемся очень активно. Это не голосование по телефону, не голосование на сайте «Эхо Москвы». Это репрезентативные опросы. Поэтому на сегодняшний день я вам даю цифры. Мне кажется, что в моем понимании они коррелируются со многими вещами. Если вы уже взяли бумагу, то давайте. В алфавитном порядке. Владимир Жириновский в том и в другом опросе набирает 12% респондентов, за него в следующее воскресенье из всех (не из тех, кто решил идти на выборы, а из всех) готовы проголосовать 12%. Геннадий Зюганов – 4% и там, и там. Эдуард Лимонов – 2% и там, и там. Сергей Миронов – 2% и там, и там. Борис Немцов – 2% и там, и там. Григорий Явлинский – 2% и там, и там. И вот теперь другой вариант. В случае Владимира Путина – 9%. В случае Дмитрия Медведева – 13%. Я не пойду на выборы – и там, и там четверть, 25-26%. Еще не решил(а) – 11%.

Теперь два наших главных героя. В этой ситуации, когда Путин против всех вышесказанных, он набирает 31% от всех опрошенных, Дмитрий Медведев набирает 26% от всех опрошенных. Но есть закавыка, я вам сейчас скажу какая. Запомнили, Путин – 31% и список остальных, Медведев – 26% и такой же список остальных. Но есть закавыка. Дело в том, что люди, которые говорили другой вариант – в одном случае 9%, в другом 13%, – две трети говорили, что в случае Медведева, они за Путина, а в случае Путина они за Медведева. Поэтому я плюсую еще две трети этих опрошенных, и у нас получается, что за Владимира Путина в такой конфигурации (вот эти люди плюс Владимир Путин) 37%, а Дмитрий Медведев набирает 34% (в такой же конфигурации, т.е. Путин без Медведева, Медведев без Путина). Это от всех, кто отвечал.

Теперь если мы берем явку, мы считаем эти 25%, делим пополам, те, кто еще не решил, получаем явку порядка 67-68%, как и в прошлый раз, то получаем, что Владимир Путин, если бы были выборы, если бы он шел в рамке других кандидатов без Медведева, естественно, он бы набрал 55% в первом туре, а Дмитрий Медведев – 52%. Разница невелика, как видите. Первый тур.

И это еще раз доказывает тот тезис, который я пытаюсь объяснить очень часто и своим коллегам, и своим друзьям, которые не согласны со мной, и вам, которые тоже со мной не согласны очень часто, что Путин и Медведев – это одна политическая команда, обладающая приблизительно одинаковым электоральным запасом. У Путина чуть больше, на 8%, на 10% относительно, 55% и 52%. Это, мне кажется, принципиально важная история.

Поэтому все разговоры, кто будет – Путин или Медведев, мне кажется, они сегодня бессмысленны. На мой взгляд, во-первых, вопрос еще не решен, и он будет решен максимально близко к президентским выборам. Второе – нам сказали правду, этот взгляд, кто будет от партии власти, будет решен между двумя-тремя, четырьмя, пятью людьми. И третье – электоральный ресурс ныне, при наличии такой структуры государства, такой структуры экономики, такой структуры средств массовой информации, заключается в том, что кандидат от правящей партии, даже если это будет третий человек (ну, назовем его Сердюков), он получит те же вокруг 50%. Мне кажется, это самое главное. Если выборы будут проходить в таком же формате, как они проходили до сих пор. Это первая тема, о которой я хотел сказать.

Я напомню, что это программа «Суть событий», про работу «Эхо Москвы» на этой программе мы говорить не будем. Я напомню, что будет программа «Без посредников» в воскресенье, после 18 часов. Пожалуйста, всё, что касается работы радиостанции, всё туда. Вот первая история по выборам.

Конечно, я не знаю многих входящих. Наверное, не учитываю что-то в раскладах. Но на сегодняшний день мне представляется, что лидер партии власти пока по-прежнему Путин Владимир Владимирович. И я не вижу пока никаких оснований, кроме одного, для того чтобы он не пошел на выборы в 12-м году. При этом я вполне легко допускаю, что и Дмитрий Анатольевич пойдет на выборы, а Владимир Владимирович не пойдет на выборы. Один из них пойдет. Поэтому эти обсуждения, они такие забавные, может быть, некоторым, но, мне кажется, они правильные. Это первая тема.

Теперь пошли дальше. Теперь ваши вопросы из Интернета, пока вы смс мне кидаете. Меня спрашивает переводчик из Дортмунда Тамара спрашивает: «Прокомментируйте, пожалуйста, такое запоздалое заявление Сутягина. С чем, на ваш взгляд, это связано?» Я не знаю, но я думаю, что сначала адвокаты Сутягина – я напомню вам, что Сутягин находится в Великобритании, – они отслеживали внимательно реакцию разных общественных организаций, разных известных людей, неизвестных людей на то, как будет комментироваться история с Сутягиным. После того, как возник этот комментарий, и возникло это заявление Сутягина, которое вы могли прочитать на нашем сайте в том числе.

По Сутягину я уже высказывался. Безусловно, я не считаю его шпионом. Более того, я напомню, что присяжным не был так поставлен вопрос. Там была хитрая история. А самое главное, что по определению шпионажа нужно было передавать секретные сведения или гостайну. Никаких секретных сведений, никакой гостайны Сутягин не передавал, и это есть в материале суда. Вот и всё. Другое дело, что там всякие тонкости. Понимая, что ты работаешь в «серой зоне»… И так далее. Но мне кажется, что это как раз тот вопрос, о котором Юлия Латынина – я имею в виду про «серую зону» – готова говорить больше. Я к этому не готов. Но в любом случае любой из нас общается с людьми – и даже может не знать этого, а может знать, – которые являются носителями гостайны.

Я думаю, что сегодняшняя история с «Сапсаном», которая ничего, кроме нервного смеха, вызвать у меня не может… Безусловно, я буду разговаривать по этому поводу с Якуниным. Мне кажется, что «Сапсан» – режимный объект и его нельзя фотографировать, это нечто новенькое в нашей истории. Т.е. это нечто старенькое в нашей истории, когда на вокзалах нельзя было ходить с фотоаппаратами иностранцам, не иностранцам, нужно было получать разрешение.

Во всяком случае, это неприятная тенденция, которая хорошо коррелирует с законом о ФСБ. По-моему, президент его еще не подписал. Но могу еще раз повторить, что этот закон, на мой взгляд, написан вне юридических терминов. Он, может быть, в юридических терминах, но он не юридический. Там есть вещи, которые нуждаются в доработке. Я надеюсь, что он будет поправлен.

Пошли дальше. «Уважаемый г-н Венедиктов, – спрашивает коллега из Хельсинки, – как вы думаете, будет ли принимать участие в будущих выборах президента Белоруссии сам белорусский народ, или ему помогут друзья из России? Спасибо». Да пожалуйста. Следующим президентом Белоруссии, думаю, станет Александр Лукашенко. Я по этому поводу уже говорил. И вопрос помощи друзей из России… А как вы думаете, вот этот фильм про батьку, он помогает Лукашенко для выборов в Белоруссии или, наоборот, его компрометирует в Белоруссии, с учетом того, что он в Белоруссии не был показан. Поэтому мне представляется, дорогие друзья, что без нас выберут там Лукашенко Александра Григорьевича, что означает продолжение застоя в Белоруссии.

При этом я хотел бы сказать, что если оппозиция будет допущена к выборам, а также к средствам массовой информации, то возникнет некий баланс. Возможно, возникнет некий баланс. Тогда, может быть, страна будет развиваться и модернизироваться (извините меня за это слово). К сожалению, при такой структуре власти, которая сейчас в Белоруссии – я знаю, что Лукашенко это знает, – страна, безусловно, будет медленно сползать уже не в застой, а просто отставать от соседей слева и справа, сильно отставать.

Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Венедиктов. +7-985-970-4545. Давайте мы посмотрим, что мне здесь пишут. Мне здесь пишут много ерунды, просят сделать такие передачи, сякие передачи. «Как вам интервью Затлерса Первому белорусскому каналу?» А что такое Затлерс мог сказать? Затлерс скоро будет в Москве. Думаю, что он даст интервью и у нас какому-нибудь Первому каналу. Надеюсь, что он даст интервью и «Эху Москвы». Собственно говоря, вот приезжает президент другой страны в вашу страну. Или журналист вашей страны запрашивает интервью. Как мы ездили, запрашивали. Как Михаил Гусман едет, запрашивает.

В чем проблема? Есть какие-то ограничения? Вы считаете, что, условно говоря, российский Первый канал не должен показывать интервью Чавеса, потому что обидится Обама? Или не должен показывать интервью Обамы, потому что обидится Чавес. Да пошли они, и те, и другие в этом смысле. Есть информационная политика. Если вы думаете, что интервью Чавеса Первому каналу, для того чтобы вставить Обаме, тогда у вас такое параноидальное сознание. Это бывает, но это проходит, это лечится. Ну интервью Затлерса, хорошо. У нас сейчас с Латвией всё налажено. Замечательно.

Андрей из Екатеринбурга спрашивает: «Как будут развиваться события с так называемой информационной войне с Лукашенко?» Да никак не будут развиваться. Я вообще считаю, что то, что там делает телевидение Лукашенко, это яйца выеденного не стоит. А мы это тоже не видим. Они не видят то, а мы не видим это. Они сидят и кукиш через стенки кажут. И пусть себе кажут.

Далее. Мне сюда стали астрологические прогнозы присылать. Всё, ребята, это жара. Я понимаю, жарко. Но вот астрологические прогнозы – это куда-нибудь в другое место. Давайте смотреть в Интернете, раз на смс ничего толкового не идет. «Прокомментируйте совместные военные учения Украины и НАТО», – пишет менеджер из Донецка. А что комментировать? Совершенно очевидно, что президент Янукович не является наместником Малороссии, Владимира Путина или Дмитрия Медведева. Я так не считаю.

Президент Янукович очень хитрый, выросший за годы, проведенные в оппозиции (вот зачем оппозиция нужна), выросший политик. Очень хитрый. Безусловно, никакой ставки президента Януковича на одну сторону нет. Конечно, приоритет – Россия. Конечно, приоритет донецкой группы, он в том числе и с Россией. Но при этом не будет Янукович отказываться – и он это говорил – от пути на Евросоюз, не будет президент Янукович отказываться от взаимодействия с НАТО. Эти взаимодействия, они приносят технологии.

Военные действия, военные учения России с НАТО, Украины с НАТО, они обогащают в том числе и наше умение бороться с терроризмом, бороться с пиратами, участвовать в спасательных операциях. Я думаю, что и натовцы получают от этого кое-что. Мы знакомимся с их техникой и с их системой командования, они знакомятся с нашей техникой и нашей системой командования. Работают замечательно с двух сторон шпионы, настоящие, зарабатывают на свой кусок хлеба с сыром, с маслом, со всем другим. Поэтому я думаю, что так и будет продолжаться. Янукович будет делать всё, для того чтобы Украина находилась между Россией и Европой. Украина, как написал президент Кучма, не Россия. И это факт. И будет это так. Про Украину чуть подробнее еще послезавтра поговорим.

Спрашивает врач с Кубани: «Ваше мнение по инициативе Горбачева о создании Гражданского форума. Александр». Я отношусь к этому скептически. По-моему, вы это поняли во время интервью. Я сказал и Горбачеву Михаилу Сергеевичу, естественно, сказал Муратову и Лебедеву, что мы будем освещать попытки создания такого Гражданского форума, конечно, будем о нем рассказывать. Но я вам скажу, почему я отношусь скептически.

Потому что подобные вещи, которые мы в истории видели (я имею в виду польские «круглые столы», испанские «круглые столы», чешские), они включали в себя в том числе представительства и правящей элиты. Потому что если между собой разговаривать, то можно и сейчас. Вот эти «круглые столы», когда коммунисты садились с антикоммунистами, а тюремщики с теми, кого они сажали – это я про Польшу – три года, пять лет назад, именно это позволило без гражданской войны, создав вот этот гражданский форум, вывести Польшу значительно безболезненнее, чем другие страны, после коммунистического режима, или Испанию после франкистской диктатуры.

Поэтому если этот Гражданский форум соберет оппозицию – не обязательно политическую, это пусть они решают – или полу-оппозицию и людей, которые представляют суверенную демократию, по этому поводу они будут разговаривать, мне кажется, что это возможно. Если же это будет разговор между собой... Как говорит Дима, лидеры общественного мнения. Ну, можно попробовать.

Я не вижу никаких причин, чтобы не пробовать. Но я не вижу также никаких причин, чтобы что-то получилось. Общество в России сейчас чрезвычайно структурировано политически. Есть правящая партия, есть ее сателлиты, есть оппозиция парламентская, есть внепарламентская оппозиция. И между ними очень мало общего. Я думаю, что Гражданский форум, если это идея, то идею готов обсуждать. Если это уже какое-то решение, хорошо бы с ним познакомиться. Потому что пока не понятно, кто в нем будет.

Дальше. «Чего ждать в Кабардино-Балкарской республике? У меня там родственники. Серж из града Петра». Следите за Кавказом. Восток – дело тонкое, как мне тут пишут. Мы должны понимать, что Кавказ – это немножко другая Россия. Это Россия, на мой взгляд, но это немножко другая Россия и по структуре общества, и по структуре экономики, и по структуре власти. К сожалению, надо отметить, что силовое сопротивление власти (силовое – я имею в виду террористическое, и повторяю – к сожалению), оно нарастает. Причем, естественно, не только в Чечне, даже, может быть, не столько в Чечне.

Это связано, на мой взгляд, во-первых, с тем, что не решаются главные задачи, которые должны решаться. Прежде всего это переговорная позиция. Почему эти люди взрывают? Что они хотели показать? Что они могут? А чего вы хотите? Сепаратисты обычно выступают с требованиями – отделить, выпустить из тюрьмы, разменять… Эти же ничего не требуют. Заметьте, у нас давно террористы вообще ничего не требуют. Мы не знаем их целей. Мы знаем, что заявляет Удугов. Но насколько Удугов может представлять это движение, тоже большой вопрос.

Вот эти террористы, которые взрывают в московском метро, можно проследить каждого, почему он или она это сделали, найти личные причины. Но ведь системно чего они добиваются? Слова типа «ослабление Российской Федерации», «запугать» не работают. Ослабление для чего? Запугать для чего? Это не объяснение. Может быть, это главная проблема, потому что и мы, может быть, и власти, может быть, и правоохранительные органы не понимают, ради чего они это делают. Какова цель этих терактов? Когда мы говорим – корсиканские сепаратисты, или террористический баскская организация ЭТА, или ирландцы (хотя с Ирландской республиканской армией ничего такого давно не было)… Что происходит?

И вот Кабардино-Балкария. Кто эти люди? Вот нам говорят – мы уже знаем кто. А кто эти люди? Это сепаратисты? Это люди, которые строят конкурентную ГЭС… Понятно, в данном случае я упрощаю. Или мстят за что-то? Эти люди кто? Мы должны понимать их мотивацию. А просто сказать, что они уроды и ублюдки… Можно сказать, что они уроды и ублюдки, тем более что это правда, потому что эти люди убили, пытались взорвать электростанцию. Но это ничего не объясняет. Мы с вами расстанемся на некоторое время, а после новостей и рекламы продолжим.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это программа «Суть событий». Пока Сергей Пархоменко в отпуске, я его заменяю. Я напомню вам средства связи. Во-первых, у нас работает видеотрансляция на сайте, +7-985-970-4545 – это для смс. Мне тут пишут, что я много акаю. Не нравится, не слушайте, экайте себе на здоровье, найдите хорошо говорящих. Я сейчас включу телефон, 363-36-59. Я только напомню вам, что о радиостанции в этот момент мы не разговариваем, потому что передача «Без посредников» будет в воскресенье. Мы здесь с вами говорим о политике. Это прямой эфир. Телефон прямого эфира 363-36-59, это московский номер телефона.

Меня почему-то спрашивают про визы между Россией и Евросоюзом, Андрей спрашивает. Андрей, на самом деле это гораздо более сложная проблема, чем ее представляет, скажем, президент РФ. Дело в том, что вопрос о визах требует максимальных гарантий, чтобы через территорию российского государства не попадали туда соответствующие люди. Таких гарантий мы с открытыми границами со среднеазиатскими республиками представить не можем. Такое простое объяснений.

По политике. 363-36-59. Сейчас я перезагружу. Видимо, тоже жара действует. Системка давно не нагревалась. Давайте поговорим по телефону, если кому охота, несмотря на эту самую жару. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ1: Добрый день. Меня зовут Александр. Я хотел уточнить такой вопрос, Алексей. Со скандалом, который был в Америке по шпионским делам. Михаилу Ефимовичу 1 сентября исполняется 60 лет. Как вы думаете, какая будет его дальнейшая судьба.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Первое – если по Фрадкову идет разговор, не знаю, какая будет его судьба, естественно, потому что такие вещи мы с вами узнаем сейчас случайно. Но мне представляется, что им довольны, как он разрулил этот шпионский скандал. Известно, что эта сеть была раскрыта в результате утечки, ухода на Запад человека, агента. Это не Сергей Третьяков, который скончался в те же самые дни. Это известно. Как я понимаю, впрямую сам Фрадков за это ответственность не несет, тем более что их, действительно, начали пасти достаточно давно, со второго года точно, когда Михаил Ефимович Фрадков еще даже не был премьер-министром. А вот то, что именно он и его коллега из ЦРУ разрулили так этот скандал, я думаю, что в глазах наших руководителей, он заслуживает ордена. В глазах наших руководителей.

Но при этом, вы правы, можно воспользоваться 60-летием и сказать, что Михаил Ефимович хорошо послужил стране, теперь отдохни. Но как вы понимаете, это решение будут принимать два человека, и мы их с вами знаем, это будет президент и премьер-министр. Решение они будут принимать по совокупности. Зная нелюбовь Путина менять кадры… Тем более впрямую ошибки Фрадкова, как я понимаю, здесь не было. Более того, один из людей утек через Кипр, и это, конечно, победа службы внешней разведки в их понимании, один из разведчиков – Метсос. Я думаю, что за это он точно уволен не будет. А будет ли он отправлен на пенсию, кто ж знает.

363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ2: Добрый день. Меня зовут Алексей, я из Петербурга. Скажите, пожалуйста, я могу с таким вопросом обратиться к Венедиктову…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так вы же у меня в эфире. Мы же с вами разговариваем в течение 32 секунд.

СЛУШАТЕЛЬ2: Извините, пожалуйста. Алексей, у меня вопрос такой. В связи с участившимися в судьбе нашей страны терактами не может ли наше государство выкупать информацию о готовящихся преступлениях у всех желающих продать ее, у всех, кто ею обладает, не обязательно спецагенты? Человек узнавший, которому предложили участвовать в какой-то операции, он получает от государства солидное вознаграждение за сообщение этой информации и таким образом предотвращает теракт.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял, Алексей. Наверное, может. Но здесь же история такая, что будут немедленно плодить ложную информацию, и люди на этом будут зарабатывать, так же, как выкупают оружие (как вы знаете, когда сдают оружие, за это платят деньги), так же как США объявляют о том, что тот, кто сообщит о местонахождении Бен-Ладена, получит миллион долларов, не помню сколько, или 10 миллионов долларов.

Конечно, государство может это делать, но здесь нужна конкретная информация – про Доку Умарова, например. Кадыров обещал же за информацию деньги. Поэтому такой инструмент есть в арсенале спецслужб. Я думаю, что и наши спецслужбы тоже этими вещами занимаются. Я не знаю. Вот, скажем, мы слышим, когда политики объявляют или бизнесмены объявляют, это мы с вами знаем. Спецслужбы, видимо, действуют как-то иначе. Но в любом случае, мне кажется, что важнее все-таки заниматься даже не профилактикой терактов, а все-таки понять, от чего они происходят.

Я вам уже говорил, что после взрыва в метро главные редактора по кругу встречались с разными людьми, мы сами просили нас принять, в том числе с директором ФСБ, с политическим руководством страны. Еще раз обращаю ваше внимание – эти теракты в метро. Даже если поверить в то, что это Умаров, то, что он заявил, это ничего не объясняет. Зачем? Они же не идиоты. Уже давно никого не пугает.

Хорошо, мы все испугались, перестали ездить в метро. Что произошло дальше? Это метро плохо, а Умарову-то что с этого? Он что, акционер метро, что ли, или конкурентной компании? Поэтому говорить о том, что они совершают теракты из любви к искусству, как мне тут пишут… Себя люди взрывают, конечно, из любви к искусству. Наверное, есть и такие люди, но их очень мало. А террористическая угроза велика.

Вы посмотрите статистику – даже официальную, то, что там опять же говорит Бортников или полпред Устинов, – она растет. В чем проблема? Надо же искать вот эту историю. Где было принято неправильное решение? Где решение надо корректировать? Где нужно вводить новые способы борьбы, новые способы получения информации (в чем я с вами совершенно согласен)?

Я вам могу сказать, что об этом обо всем мы говорим с людьми, я имею в виду людей, принимающих решение. Уверяю вас, что у них ровно такое же отношение, как и у вас, – любыми способами уменьшить количество терактов, любыми способами остановить террористическую волну. А теперь вопрос – как? И здесь, мне кажется, что как раз эти законы, которые приняты, закон об экстремизме, закон о ФСБ, они мешают обществу это обсуждать.

Вы посмотрите, вот письмо генерала милиции в отставке Овчинского в МК по поводу борьбы с терроризмом. Я не профессионал, я не знаю, прав генерал Овчинский, не прав генерал Овчинский. Но он поднял тему. Ноль реакции. А он все-таки профессионал. Ноль реакции, никто не обсуждает. Знаете почему? Потому что за экстремизм могут привлечь. Вот так же, как газете «Ведомости» вынесено официальное предупреждение Роскомнадзором за статью Майи Кучерской, грубо говоря, про то, откуда взялись эти женщины. Кто же про это будет писать теперь? Кто про это будет говорить? Второе предупреждение – минус лицензия. Никто не будет говорить. Значит, эта проблема уходит внутрь. Значит, это решение принимают люди, которые считают, что они знают как. Но пока результаты вот такие, какие есть.

И вот видим с вами, что уже президент начинает говорить экстремистские вещи. Он сказал, что еще один взрыв – и будут уволены руководители правоохранительных органов. А причем здесь они? Мы знаем, что вот эту ГЭС охраняли два милиционера, причем по коммерческому договору. Смешно? Да, смешно. Вневедомственная охрана заключила договор. Мы знаем, что почему-то эта история переквалифицирована с теракта на диверсию. Т.е. это скорее уже не политическая история. А какая история за этим стоит? Мы не знаем.

Поэтому история террористической угрозы, вот Америка ее обсуждает, она критикует своего президента. Она критиковала Буша за то, как он пытался эту террористическую угрозу подавить в Афганистане, она критикует свои спецслужбы. И мы видим, как буквально на этой неделе огромная статья в «Вашингтон Пост» о том, как неэффективно работают спецслужбы, а теракты продолжаются, причем не в Америке, но против американских солдат. А у нас это экстремизм, у нас это немедленно под статью. И это большая ошибка власти, на мой взгляд. Я об этом говорил и публично, и непублично разным людям. Пока я в меньшинстве.

363-36-59 – это телефон прямого эфира. Я надену наушники, плоховато мне слышно ваши телефонные звонки. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ3: Здравствуйте. Владимир, Челябинск. Я сейчас слушаю дискуссию по терактам. По-моему, наши спецслужбы, когда в Кремль привезут бомбу, крикнут «Аллах Акбар» и прочее, тогда они зашевелятся. По-моему, никто не работает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: По результатам можно бы так подумать, Владимир из Челябинска. На самом деле не совсем так и совсем не так. Я знаю людей, которые в командировках были довольно долго, в том чисел внедренные в настоящие террористические организации, которые реально предотвращали теракты – и слава богу, что мы об этом даже не узнаем, – в том числе и в столице. Я просто физически знаю этих людей, меня с ними знакомили. Люди, которые там занимались, и спецслужбы, безусловно. Спецслужбы работают.

Понятно, что одними спецслужбами здесь не обойдешься. Понятно, что нужно активно вербовать местное население тех регионов, откуда являются выходцами террористы. Не говорить о том, что они пришли только из-за границы, из Грузии, или из Арабских Эмиратов, или из Иордании, хотя это тоже, наверное, имеет место быть, но это не подавляющая история. Надо понимать, почему население их поддерживает, кроме того, что оно бывает запугано, часть населения, конечно. Надо понимать, почему молодые ребята, 15-16 лет девчонки, уходят туда, приносят себя в жертву совершенно зря – не будет никакого рая.

Я с вами не согласен. Я знаю людей из спецслужб, которые не вернулись оттуда, не возвращались с заданий. Реально есть случаи многих предотвращений терактов, но они, правда, не здесь, они на юге России, мы про них, может быть, мало говорим – и напрасно мы про них мало говорим, – но это есть. И конечно, надо переориентировать спецслужбы с борьбы с инакомыслящими на борьбу с террористами. Безусловно, отвлечение разных ресурсов…

Казалось бы, что милиция, ОМОН могут сделать? Патрулировать надо. Может быть, лучше и больше патрулировать. Может быть, лучше и больше заниматься теми гнездами, откуда потом приходят эти люди, не только в Москву, на юге в первую очередь. И здесь просто вопрос распределения сил. Мне кажется, что работа спецслужб могла быть гораздо более эффективной, если бы они занимались, прежде всего, своим прямым назначением.

Кстати, опять возвращаюсь к статье генерала Овчинского о реформе МВД, о том, как был ликвидирован в реформе МВД Департамент охраны режимных объектов (я об этом не знал, узнал из этой статьи). После этого мы имеем взрыв на режимном объекте. Конечно, можно сказать, что это совпадение, но можно сказать, что это и не совпадение. Может быть, режимные объекты требуют особой охраны? Давайте про это поговорим.

Кстати, статья в МК про батальон «Север». Валера меня спрашивает, что я думаю об этом. Во-первых, я знаю, как такие статьи готовятся, очень внимательно, очень аккуратно, всё проверяется до мельчайших подробностей. Слушайте, есть возбуждение уголовного дела. Естественно, что у меня возник вопрос. Я позвонил главному редактору МК Павлу Гусеву. А Павел Гусев – чтобы вы знали – очень осторожный человек. Это расследование. И это важное расследование «Московского комсомольца». Я думаю, что, скорее всего, в «Московском комсомольце» написана правда.

Я знаю другие случаи. Мы знаем эти случаи, когда есть соперничество, и чеченские вооруженные соединения, они знают только одного верховного главнокомандующего, они знают Рамзана Кадырова. Они не знают ни министра обороны, ни министра внутренних дел России. Это правда. Это абсолютная правда. Даже если мы не знаем историю столкновения с батальоном «Север»… Вы меня спросили, могло это быть или не могло это быть. Скорее могло. А поскольку коллеги провели целое расследование, то я бы сказал следующим образом – оно было. Я так думаю. Это мое мнение.

363-36-59 – это телефон прямого эфира. Сейчас уши надену. Здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ4: Добрый вечер. Марина из Москвы. Я хотела узнать, Алексей, что вы думаете по поводу задержания в Америке российского летчика Константина Ярошенко, и как может развиваться ситуация.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Марина. Мы сейчас занимаемся этой историей. У Российской Федерации была одна претензия к американцам – почему вы в соответствии с консульскими конвенциями не предупредили нас о задержании российского гражданина? Не важно, в третьей стране, в данном случае в Либерии, или в самой Америке. По консульской конвенции, вы обязаны были в течение трех дней нас уведомить. Извинение было странное. Из Госдепа факс в российское посольство как бы должен был уйти, но дежурный отправил его в другое посольство, не в российское. Не те кнопки на факсе нажали. И это ушло. И с этим американцы извинились. И в этом смысле инцидент исчерпан. Потому что он сейчас имеет консульский доступ и так далее.

Теперь конкретно про историю. История очень мутная, пока до конца не понятная. Но понятно следующее. Была грандиозная операция, очень длинная, многоходовая либерийских и американских спецслужб. Почему американских? Потому что тот груз наркотиков, который направлялся или должен был направиться из Либерии, он должен был уйти в США (по-моему, Лос-Анджелес или Нью-Йорк, я не помню). Самое главное, что эта операция была настолько сложной, что в качестве посредника под прикрытием эти люди, которые вели переговоры, они затребовали сына президента Либерии. Сына президента Либерии. И он участвовал, якобы обеспечивающий крышу для наркодельцов сын президента Либерии. Понимаете уровень операции.

Конечно, история мутная. Во-первых, надо ждать. Вот как мы дождались обвинительного заключения по нашим разведчикам. Надо посмотреть, что предъявляется. Как только предъявление обвинения, если оно будет открытое… Там же не только наш летчик. Там два француза, если мне не изменяет память. Там целая группа. Но я вам могу сказать, что переброска наркотиков в Россию, в том числе и летчиками, она существует. Неоднократно здесь, у нас выступал Виктор Иванов и говорил об угрозе.

Поэтому теперь, когда к нашему гражданину – даже если он в этом участвовал или не участвовал – имеет доступ консул, мы должны разбираться, участвовал ли он в этой длинной наркоистории. И разбираться должны не только американцы, но и мы с помощью нашего консула. Пока, я повторяю, Марина, история чрезвычайно мутная, и не всё здесь так просто, что захватили нашего невинного летчика, не понятно как, и почему-то именно его, да еще двух французов и так далее, и так далее. Давайте все-таки будем надеяться, что он не виноват. А коли виноват, пусть отвечает. Спасибо, не надо нам привозить наркотики, у нас они, к сожалению, есть здесь. Потому что сейчас синтетические наркотики, которые делаются на территории, в том числе в России, их количество начинает преобладать над наркотиками естественными. Поэтому спасибо, не надо.

Сейчас 21-55, давайте еще один телефонный звонок я приму. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ5: Здравствуйте, Алексей. Это Андрей из Москвы. У меня такой вопрос. В свете того, что вы говорили в начале передачи о рейтингах персоналий по поводу возможных выборов, и в свете того, что говорил Владимир Милов в передаче «Особое мнение» давеча, как вы считаете, может быть, гражданам имеет смысл ориентироваться на какие-то добровольные политические образования, как, например, общество «синих ведерок» или общество защитников Химкинского леса, когда мы приближаемся к 2012 году?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял. Спасибо. Первое – я считаю, что любые такие объединения (назовем их по интересам, хотя это, конечно, другие), они абсолютно необходимы, это действительно гражданские объединения, и мы о них рассказывали и будем рассказывать. В них выступают люди с разными политическими позициями, но объединенные гражданской позицией. Я считаю, что это очень важно. Граждане могут ориентироваться на что угодно.

Второе – это совершенно не исключает участия в разного рода выборах – парламентских, местных, президентских. Почему гражданин, который участвует в защите Химкинского леса… Кстати, вот эта женщина (забыл ее фамилию), которая организовывает Химкинский лес, она, как я понимаю, чуть было не стала мэром, она была вторая, ее чуть было не избрали мэром этого города или района (я сейчас не помню). Т.е. она участвует активно и в политической жизни. И это правильно. Именно из таких движений вырастают сначала параполитические, а потом просто политические силы.

Что касается 12-го года. Послушайте, 12-м годом у большинства из нас, я надеюсь, жизнь не заканчивается. Жизнь, она вообще длинная, и нельзя жить от выборов до выборов. Почему, собственно, я в свое время не то что не вступал в «Комитет-2008», мои журналисты не вступали… Я вообще был против этой идеи на стадии обсуждения. Потому что это ставило точку – восьмой год. Ну хорошо, а что будет в восемь с половиной? И сразу все – депресняк, ничего не получилось. Сейчас в 11-м, 12-м году что-нибудь не получится – а-а, ничего не случилось. Послушайте, так жить нельзя, действительно, от точки к точке.

Мне кажется, что политически активные граждане, которые объединяются в разные подобные организации, в какой-то момент они объединятся и в политическую партию и заставят себя зарегистрировать, если те партии, которые существуют ныне, их не устроят. Или придут в эту партию, совершат в ней переворот, массово в нее вступят, изберут других людей, и уже в зарегистрированной партии пойдут на выборы. И с ними уже мало что можно будет сделать.

В конечном итоге можно, конечно, ограничиться теорией малых дел, «синими ведерками». Это тоже можно, и здесь нет ничего позорного, но мне кажется, что этого недостаточно, для того чтобы жизнь пройти, это вам не поле перейти. Поэтому, с моей точки зрения, это дело каждого гражданина. Вы знаете, что на «Эхе Москвы» журналисты ограничены в своих гражданских правах, мы не имеем права быть членами политических партий. У меня спросили, можем ли мы носить синие ведерки на голове. Да, только не на работе.

Мне кажется, что вопрос надо ставить шире. Граждане отличаются от портянок, как говорит Матвей, как раз активной гражданской позицией, а портянки принимают то, что есть. Если у них президент Путин – значит, Путин. Если президент Лимонов, то они будут лизать Лимонова. Если президент Явлинский, они будут лизать Явлинского, рассказывать, какой замечательный Григорий Алексеевич. А если будет президент Немцов, они про него будут так же говорить.

Может быть, слово «портянка» обидное, но, на мой взгляд, это хороший образ бесхребетности. Ну, давайте называть их губками, например. А вот граждане, их интересует их собственная страна, жизнь их собственной семьи, их собственная жизнь, и у них есть к этой жизни интерес. Они вступают хоть в общество чистых тарелок, хоть в новую политическую партию, хоть к Милову, хоть не к Милову. И за сим я с вами прощаюсь, оставляю вас в жарких объятиях Матвея Ганапольского и Сергея Бунтмана.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024