Купить мерч «Эха»:

Суть событий - 2021-12-17

17.12.2021
Суть событий - 2021-12-17 Скачать

О.Бычкова: 21

06 московское время. Это программа «Суть событий». В московской студии — Ольга Бычкова. А с сутью событий по Zoom с нами в прямом эфире «Эхо Москвы» и в прямой трансляции в YouTube на основном канале «Эхо Москвы» и в Яндекс.Дзене — Сергей Пархоменко. Привет!

С.Пархоменко

Привет-привет! Очень рад опять быть в эфире «Эхо Москвы». Надеюсь, что меня видно и слышно, хоть я и издалека здесь присутствую.

Традиционно напомню, что у вас есть всякие способы коммуникации со мной вне зависимости от физических расстояний, которые нас разделяют. Всегда есть мой Facebook, в котором я за некоторое время до программы выкладываю пост с просьбой предлагать мне сюжеты для обсуждений и вопросы. Мне это помогает правильно сформировать потом передачу.

Есть Telegram-канал «Пархомбюро», которым активно пользуюсь как каналом не прекращающегося разговора с читателями, слушателями и зрителями. Там работают комментарии. Так что я отлично вас читаю, слышу и вижу.

И, наконец, по понедельникам в 9 часов вечера, который происходит вот сейчас, в пятницу в прямом эфире «Эха Москвы», по понедельникам продолжается в 9 часов вечера на моем YouTube-канале в традиционном стриме под названием «Суть событий», дополнительное время. Я вас всех приглашаю к этим стримам присоединяться. Это неразрывная часть моей работы в эфире. Теперь уже не только в радиоэфире, но и в YouTube-эфире.

А ориентируясь на те вопросы, которые я получал, да, в общем, мне и самому это было более-менее понятно, и здесь слушатели только укрепили в этой уверенности. Я хочу начать программу с проектов этих двух удивительных

договоров о безопасности

во взаимоотношениях между США, Россией и блоком НАТО, которые были опубликованы на сайте МИДа сегодня. Я бы сказал, что они не проекты удивительные, а сама идея удивительная их опубликовать.

С одной стороны, понятно, что существует такая практика заявлений могучей с большим запасом, так называемой запросной позиции. Но есть простейшая народная мудрость, что если ты хочешь получить двугорбого верблюда, то надо попросить трехгорбого. А потом согласиться на то, что горбов у него будет немножко меньше, и как раз получишь то, что нужно.

Это очевидные вещи в спорах и торговле с безответственными людьми. Но это не совсем так во взаимоотношениями между государствами. Дело в том, что таких безумных выходок, как публикация проектов соглашений в одностороннем порядке еще до того, как начались какие бы то ни было переговоры по поводу этих соглашений и еще до того, как вообще стороны договорились о том, что они это будут обсуждать, что это будет каким-то предметом разговора между ними, — это вещь вполне себе новая и вполне невиданная, и вполне беспрецедентная.

С.Пархоменко: Россия постепенно выпадает из нормальных каналов международной коммуникации

Я это объясняю довольно печальными обстоятельствами — вот то, что российская дипломатия с позволения сказать, а на самом деле, конечно, никакая не дипломатия, а организация президента вынуждена прибегать к такого рода неконвенционным подходам. Я это объясняю тем, что Россия постепенно выпадает из нормальных каналов международной коммуникации. Это происходит достаточно давно. Это начало происходить, по существу, с началом второго президентского срока президента Путина, то есть в районе где-то 2008 года. Это резко ускорилось и обострилось после кризиса 12-го года, когда российский президент и администрация президента протащили, впрочем, без большого труда, без большого сопротивления, им легко было это сделать, законы, смысл которых заключался в том, чтобы отомстить международному сообществу. Мы помним с вами «закон Димы Яковлева», так называемый «закон подлецов», который, собственно, был ответом на «акт Магнитского».

Ну, и, наконец, после 14-го года, после украинского кризиса, после аннексии Крыма, после того, как Россия спровоцировала — и те люди, которые непосредственно этим занимались, совершенно этого не скрывают, а, наоборот, гордятся — войну на юго-востоке Украины и активно эту войну поддержала.

После этого Россия все больше и больше остается в международной дипломатической изоляции и нормальных способов переговоров, нормальных путей согласования позиций или хотя заявления своей позиции у России остается все меньше и меньше, и не осталось уже совсем. И это привело и к выпадению из разных крупных и престижных международных клубов, таких, как «большая двадцатка», «большая восьмерка», которая давно уже превратилась обратно в «семерку».

Это превратилось в ситуацию, где российская делегация в европейских организациях представлена людьми, с которыми людям там стыдно разговаривать. Они не могут относиться к тем, кто приезжает из России и представляется там депутатами Государственной думы, — к ним не могут относиться как к полноценным депутатам, потому что все прекрасно понимают, что эти люди никогда не выигрывали никаких выборов. А по существу получили своим мандаты путем обмана и жульничества, путем массовых фальсификаций. И это все знают и понимают, и учитывают при разговоре с этими людьми. И, таким образом, этот канал оказывается тоже дискриминированным.

И в результате создается ситуация, в которой российская дипломатия оказывается пешкой, которой жертвуют в этой партии. Потому что давайте представим себе, что заявлены как бы от имени российских дипломатов — это же не зря на сайте МИДа опубликованы два проекта этих соглашений — документы, которые абсолютно неисполнимы и которые совершенно очевидно, не могут быть согласованы, не могут быть приняты. Сейчас мы поговорим, почему они не могут быть приняты в таком виде. А дальше, когда из них что-нибудь получится, если предположить, что получится (возможно, конечно, вариант, что просто никто не станет это обсуждать и это останется простой декларации в воздух, на который не ответит даже эхо в международных отношениях)…

О.Бычкова

Долгое эхо друг друга.

С.Пархоменко

Долгое эхо друг друга», несомненно. Так вот, может быть, конечно, случиться и так, что не будет никакого ответа и на этом эти инициативы закончатся. Но если этого не произойдет, если за этим последует какое-то обсуждение и, может быть, принятие, в конце концов, каких-то документов, которые, конечно, совершенно не будут похожи на эти первоначальные проекты, то возникнет вопрос, а что это за такая дипломатия и какова ей цена? А что это, интересно, за такие дипломаты, которые до такой степени — одно из двух — либо так безответственно выступили вначале, чтобы им потом пришлось отказываться от своей позиции; либо до такой степени неудачно провели переговоры, что от их позиции ничего не осталось. И в одной и в другой ситуации они выглядят совершеннейшими дураками.

И вот тот неприятный внешний вид, который имеет министр иностранных дел Российской Федерации Лавров, в прошлом мужчина довольно импозантный и, не побоюсь этого слова, обаятельный и привлекательный, вот это его вечная мина обманутого Кисы Воробьянинова, которого только что пнули в ляжку под столом, и он в ответ на это надул щеки и сказал: «Я полагаю, торг здесь неуместен», ровно в полном соответствии с тем, как это выглядело в тексте романа «12 стульев» незабвенном. Очень советую почитать тем, кто хотел бы понять, как себя чувствует в этой шкуре министр Лавров. Я думаю, что этот роман будет наиболее точно описывать его состояние. И это вытянутое лицо, которое он имеет, абсолютно не случайно он вынужден носить все последние месяцы.

Так вот такого никогда не бывало. Никто никогда не публиковал, таким образом, до начала разговора какие бы то ни было проекты соглашений. Была совершенно другая практика, о которой напоминают мне специалисты, те, кто много-много лет, а, может быть, даже десятилетий следят за этим переговорным процессом между Советским Союзом, а потом Российской Федерацией и США, НАТО и другими «нашими уважаемыми партнерами». Так вот была другая практика — практика так называемых мирных инициатив. Но это немножко другая история. Как любят говорить наши друзья, это совсем другое, потому что мирная инициатива — это какое-то ограничение, какое-то предложение, касающееся самого себя.

Ну, вот, например, Советский Союз в какой-то момент устами товарища Хрущева или товарища Брежнева или еще какого-нибудь товарища говорит: «Мы принимаем на себя мирную инициативу. Мы объявляем мораторий на ядерное испытание. Мы, конечно, его прервем тогда, когда вы, подлые собак, начнете испытывать свое ядерное оружие, но пока мы в одностороннем порядке накладываем на себя вот это ограничение». Или: «Мы в одностороннем порядке обязуемся соблюдать такой-то международный акт, хотя формально не обязаны. Мы к нему не присоединялись, его не ратифицировали и так далее, но мы в порядке мирной инициативы с этим соглашаемся. Мы в виде мирной инициативы обязуемся не использовать такие-то типы вооружений во время разного рода военных действий, не содействовать их распространению, не продавать их нашим союзникам и так далее».

С.Пархоменко: Российская дипломатия оказывается пешкой, которой жертвуют в этой партии

Такое бывало. Речь всегда идет себе. «Мы предлагаем вам поступить так же хорошо, как поступили мы». Ничего подобного мы не видим в эти двух проектах.

И здесь я вам хотел бы всей душой посоветовать, если вы хоть сколько-то интересуетесь российской политикой, хоть сколько-то пытаетесь понять, что содержится в головах у людей, которые сегодня управляют Россией, я вам очень советую два этих документа, опубликованных на сайте МИДа прочесть внимательно.

Там есть масса совершенно поразительных вещей, которые показывают, до какой степени они вросли в своё собственное вранье.

Хорошо, О’кей, понятно, что это лицемерие. Понятно, что люди ничего этого, в действительности не думают, понятно, что люди на самом деле понимают… Но они, что называется, берут эти слова в рот. Они пишут это на бумаге. Они предлагают это в некотором документе, к которому предполагается, что противная сторона будет относиться серьезно, что люди будут читать его и думать, что из этого можно принять, а что нет, с чем из этого можно согласиться, а с чем нет, что из этого начнется какая-то торговля.

Первое, на что я обращаю внимание. В каждом международном договоре, в том числе, о безопасности, разоружении и так далее, обязательно есть вступительная часть, есть преамбула. В этой преамбуле чаще всего нет ничего интересного. Это некоторое количество таких стандартных ритуальных формулировок, отсылка ко всяким основополагающим документам, ко всяким базовым принципам. Это заявление о том, чтобы все было хорошо. Мы выступаем за все хорошее, против всего плохого. И мы убеждены, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Вот что обычно представляют из себя эти преамбулы. Их обычно, когда анализируют разные проекты договоров, как-то проскальзывают по диагонали глазами и читают с того момента, где начинаются, собственно, статьи.

В данном случае не надо этого делать, потому что в этой преамбуле мы обнаруживаем совершенно поразительные вещи. Вообще, преамбула всегда устроена из нескольких абзацев, которые начинаются деепричастными оборотами: «Руководствуясь тем-то и тем-то… Признавая то-то и то-то… Веря в то и сё… Убеждаясь в этом и том…» и так далее. Так это устроено и здесь.

Так вот Российская Федерация в проекте того договора, «напоминая о недопустимости в их взаимных — то есть Российской Федерации и в данном случае в США — (я цитирую соглашение, предложение договора между Российской Федерацией и США о гарантиях безопасность) — в их взаимных как в целом в международных отношениях применения силы или угрозы силы».

Это сейчас кто это сказал? Это сказала страна, которая не только применяет угрозу силой просто в настоящую секунду, собирая свои войска на границе соседнего суверенного государства и вымогая, таким образом, возможность разговора с лидером противоположной стороны в этих самых переговорах. Это говорит страна, которая организовала военные действия в двух крупных районах соседнего государства и снабжает там разнообразных бандюганов тем, всем только может успеть их снабдить.

Вот мы только что видели

гомерическое решение Ростовского районного суда

, который как ни в чем не бывало, сообщил о том, что происходит многотонное, ежедвухнедельное снабжение продовольствием Российской армии, которая находится там, на той стороне. Правда, после этого они страшно испугались и говорят: «Нет-нет, мы не это имели в виду, это не российская армия, это чужая армия, которую мы снабжаем».

И даже Песков в момент акта своего обычного традиционного вранья по этому поводу не нашел ничего лучшего, как сказать: «Ну, да-да, мы же понимаем, это гуманитарная помощь, которую мы туда отправляем. Это все знают». Ну да, все знают про эти так называемые белые караваны, конвои, которые туда отправляются из выкрашенных белой краской грузовиков, которые везут и везут… Куда везут? Везут в армию, ведут этим самым сепаратистам, которые воюют с законным правительством Украины.

Так вот страна, которая это все организовала, спровоцировала эту войну, которая поддерживает эту войну. Которая поддерживает эту войну, которая снабжает людей, которые там воюют, которая понимает, что эта война не продлится ни одного дня без этой поддержки, — эта страна, как ни в чем ни бывало говорит о недопустимость в международных отношениях применение силы и угрозы силой.

Хорошо. О’кей. Это демагогия. Она выглядит смехотворно в этом контексте, она явно преувеличенная, она несоразмерная, она бессовестная.

Поехали дальше. Обнаруживаем вещи поважнее, чем эта, опять в этой самой преамбуле: «Исходя из неукоснительного соблюдения принципа невмешательства во внутренние дела — дальше внимание! — включая отказ от поддержки организаций, групп и отдельных лиц, выступающих на неконституционную смену власти».

Это сейчас кто это сказал? Это сказали люди, которые организовали в прошлом году тотальное разрушение Конституции Российской Федерации. Это сказали люди, которые методом, который прямо описан в этой Конституции был как незаконный, тем не менее, провели 200 поправок к этой Конституции одним куском, одним законом и еще подперли это имитацией референдума, который проходил никто в точности не знает, сколько дней, никто не знает в точности, в каких местах, никто не знает, с каким количеством людей, которые в нем участвовали, по какому принципу это было подсчитано. Абсолютно балаганная была история с этим голосованием. Это что, по-вашему, не является неконституционной сменой власти?

У нас произошла в Российской Федерации неконституционная смена власти. У нас была одна республика, а стала другая. Знаете, это только французы любят считать, какая у них там по счету республика. Вот они считают, что у них сейчас Пятая республика. А у нас, если не считает всего революционного, что было прежде, была первая республика после 17-го года, я даже не считаю февральскую республику. Вторая республика была у нас со Сталинской Конституцией и продержалась она до 1991 года. Третья республика у нас была, когда после 91-го года вступила в силу российская Конституция. Следующая республика — после 93-го года, когда предыдущая Конституция была разрушена сотнями поправок, принятых тогдашним Верховным советом РСФСР и съездом народных депутатов во главе с Хасбулатовым и Руцким и прочей, я бы сказал, политической дрянью.

А вот теперь Конституция 93-го года разрушена, отменена, на ее месте водружена другая методом, который не был предусмотрен внутри этой Конституции. Что это такое? Это, собственно, неконституционная смена власти, которая произошла. И такой крышечкой на этом чайнике является решение о том, что все предыдущие сроки президента Путина и так называемого президента Медведева не считаются. Это разве не признаки смены власти? Это смена власти. Теперь власть у нас другая. Она начинается с начала, с нуля, — заявили люди, сидящие в Кремле.

С.Пархоменко: Никто никогда не публиковал до начала разговора какие бы то ни было проекты соглашений

Дальше в этой преамбуле к этому договору: «…А также исходя из недопустимости любых действий, имеющих целью изменение политического строя или социального строя одной из договаривающихся сторон». Это условие для заключения этого договора, которое Российская Федерация, точнее администрация президента Путина предлагает США для заключения этого договора.

Мы с вами согласимся заключать этот договор при условии, что вы откажетесь от любых действий, имеющих целью изменение политического или социального строя в одной из договаривающихся стороны, то есть у нас или у вас.

Это что означает? Мы с вами подпишем этот договор, если вы не будете поддерживать Навального. Они это в договор о безопасности включат, в договор, который, казалось бы, касается ракет, подводных лодок, стратегических бомбардировщиков и прочих железяк. У них там Навальный в этом договоре прямо торчит.

Представьте себе, что обсуждается договор ОСВ-1, который в свое время был подписан еще Брежневым, и в преамбуле к этому договору написано: «А еще вы, суки, не будете требовать, чтобы евреи ехали в Израиль. Собственно, почему? А какое это имеет отношение. «И Щаранского не будете поддерживать и не будете требовать, чтобы мы выпустили Сахарова из города Горького. Не будете». Это прямо написано в преамбуле к такому договору. Можете себе представить?

Теперь можете представить, потому что вы это видите своими глазами в преамбуле к этому договору. Предполагается, что условием этого договора является отказ от любых действий, имеющих целью изменения политического или социального строя в России. Ну да, оппозиция любой страны и Россия, тем более, имеет своей целью изменение политического и социального строя в данной стране. Любая оппозиция не хочет и российская тоже, чтобы вместо выборов было вот такое назначение депутатов в Кремле; чтобы губернаторы были удаляемы со своих постов просто как обычные чиновники простым решением, простой волей кремлевского начальства; чтобы социальные программы строились по такому остаточному принципу; чтобы не существовало никакой последовательной государственной политики для защиты населения от эпидемии на протяжении последних двух лет — вот это все черты нынешнего политического и социального строя. Оппозиция требует, чтобы он был измене.

Тут, кстати, нет слова «свержение», «удаление», «растоптание», «разнесение», «расстреляние» или еще чего-нибудь. Тут написано: «имеющих целью изменение. Я бы, например, очень хотел изменить политический и социальный строй в России, наблюдая за ним. Мне много в нем не нравится, мне много кажется несправедливым. Я, например, отношусь очень серьезно к тому, что в России нет независимого суда. Я в этом месте хотел бы изменить политический и социальный строй в России, чтобы суд был.

Вот предлагается Соединенным Штатам объявить о том, им моя позиция не нравится и только тогда подписывать этот договор.

О.Бычкова

Давайте сделаем небольшую паузу. Это программа «Суть событий» Через несколько минут после кратких новостей и рекламы Сергей Пархоменко вернется в этот эфир.

НОВОСТИ

О.Бычкова: 21

33 московское время. Мы продолжаем программу «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Итак, ты говорил о проекте договора с НАТО.

С.Пархоменко

Я говорил о проекте двух договоров: договоров с США и договора с НАТО, которые предложила российская администрация устами своего Министерства иностранных дел. Совершенно очевидно, что Министерство иностранных дел в этой ситуации играет сугубо служебную, я бы сказал, марионеточную роль, будет отдуваться потом за то, что эти соглашения в итоге совершенно не имеют того вида, который имеют изначально, если от них вообще что-то останется.

Мы говорили с вами пока только по преамбуле к одному из этих договоров, которая содержит нечто поразительное внутри себя и показывает, какие странные вещи происходят в головах у людей, которые составляли этот текст.

Если мы перейдем к самому тексту, к основным статьям этих договоров, к тому, что они предлагают на самом деле, мы увидим вполне поразительные вещи. В проекте договора с США, этого развернутого ультиматума, который Россия США предлагает. В частности, предлагается следующая статья:

«США принимают обязательства исключить дальнейшее расширения организации Североатлантического договора в восточном направлении, отказаться от приема в альянс государств, ранее входивших в Союз Советских Социалистических Республик».

Как говорил один литературный персонаж: «Это какой-то позор!». Как можно в одной фразе сложить эти две совершенно не складываемые вещи? Как вы себе представляете, чтобы США приняли обязательства, чтобы НАТО чего-то делало или не делало? Как это выглядит?

Я поинтересовался опять же у людей, которые многие десятилетия следят за этими переговорными процессами, — когда-нибудь такое было? Исходила ли какая-нибудь страна из того, что существуют США, которые могут сами единолично решить, что НАТО что-то будет или что-то не будет?

Я хотел бы вам напомнить, что в НАТО входит, помимо США, Франция, Италия, Великобритания, Испания, Турция, Канада и много больших и славных стран, но входят и совсем небольшие страны такие, как Болгария, как Словакия, Хорватия, как Албания, Эстония, Латвия, Литва и все остальные. И, что любопытно, они равны внутри НАТО. Что любопытно, решения в НАТО принимаются консенсусом. То есть любая Албания и любая Болгария, а также Португалия, Греция и кто угодно еще имеют право настаивать на своей позиции, имеют право заблокировать какое угодно решение. США тоже могут заблокировать какое угодно решение. Но никогда внутри Атлантического союза отношения не строились таким образом, что существуют США, которые сидят за рулем этого автомобиля, а все остальные едут где-то в кузове.

Это демонстрация совершенно безумного на самом деле представления президента Путина и людей, которые его консультируют, о том, как устроен мир; о том, что существует только одна страна, обладающая некоторой субъектностью, и все остальные какие-то при ней тараканы; и что на самом деле можно разговаривать только с хозяином, а все остальные не имеют значения.

С.Пархоменко: Мы с вами подпишем этот договор, если вы не будете поддерживать Навального

Сколько раз вы уже прокалывались на этом, сколько раз выяснялось, что это не так устроено. И вот это религиозное представление о том, что у всего есть централизованный начальник, везде есть вертикаль, эта вертикаль построена из денег, — сколько раз уже вас приводила к политическому краху за это время, когда выяснялось, что вообще-то в мире, сколько бы вам не объясняла противоположное госпожа Захарова и сколько бы вам не бубнил про это Лавров, в мире существует суверенитет разных стран, существуют их права, существует уважение, существует ООН, в которой все равны. Много всякого существует в мире такого, что опрокидывает вашу теорию о том, что у всех есть хозяин. Нет хозяина в этой ситуации.

И требовать от США, чтобы они на бумаге письменно приняли на себя обязательства, что НАТО что-то сделает или чего-то не сделает — О’кей, торгуйтесь об этом подпольно, шепчите это под столом, пытайтесь что-нибудь наинтриговать по этому поводу. Это всегда было предметом каких-то взаимных компромиссов, какой-то взаимной хитрости и коварства, несомненно. Но это совершенно безумная оскорбительная позиция.

Очень любопытная история в этих договорах обоих касается бесконечного навязчивого упоминания 97-го года, много-много раз. «Российская Федерация и все участники, являющиеся по состоянию на 27 мая 97-го год, — пишут в этом проекте российские начальники — государствами, членами организации Североатлантического договора…» соответственно делают то или не делают это.

Я уже не говорю о том, что это создает ситуацию, в которой члены НАТО делятся на два сорта: на первый сорт и второй, на начальников и подчиненных, на хозяев и гостей, на те, кто был тут до 97-го года и не был тут до 97-го года. А что, собственно, это за 97-й год-то такой? Откуда он взялся?

А взялся он из Парижа. Он взялся из 27 мая 1997 года, когда был подписан «основополагающий акт, — это официальное название этого документа, — о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и организацией Североатлантического договора или основополагающий акт «Россия — НАТО».

И вот, собственно, смысл этого ультиматума, который выставляет администрация президента посредством Министерства иностранных, дел заключается в том, чтобы вернуться к состоянию 97-го года. Но только ничего страшнее, чем возвращение к состоянию 1997 года для сегодняшней России нет. Потому что по состоянию на 97-й год Россия и НАТО заявляли о том, что они не рассматривают друг друга как противников. Вы можете себе представить это в контексте этих договоров, которые предлагаются сегодня, вообще в контексте всей внешней политики Российской Федерации на сегодня и всей пропагандистской риторики Путина на сегодня? Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противника.

Через фразу в заявлениях как Путина, так и мидовских людей, разного рода чиновников администрации, депутатов вот этот вот есть: «Они из стран НАТО. Вот эти враги, эти подлые злодеи, эти подлые дряни, которые нам вечно вредят, они из стран НАТО». И этим все сказано.

Ситуация 97-го года еще заключается в том, что создается Совет «Россия — НАТО», который принимает совместные решения по разным оперативным проблемам и вырабатывают тактику дальнейшего углубления сотрудничества.

97-й год еще — это то, что Россия и НАТО сотрудничают в области обеспечения безопасности всякого разного. Там большее перечисление, где они сотрудничают. Например, в области обеспечения безопасности воздушного движения. Это просто первое, что бросилось мне в глаза.

Что?! Вы хотите вернуться к 97-м году с совместным обеспечением безопасности воздушного движения после того, что произошло с самолетом Ryanair, который летел из Греции, члена НАТО в Литву, члена НАТО через Беларусь (не члена НАТО)? И вы знаете, что с ним произошло.

Вы хотите поговорить о сотрудничестве в области обеспечения безопасности воздушного движения после «Боинга» МН17?

Россия участвует в программе «Партнерство во имя мира», то есть обменивается с НАТО информацией по военным доктринам, бюджетам и военным стратегиям — вот что такое 97-й год. Вот что такое договор, подписанный 97-м году. Вы представляете себе, что Россия обменивается информацией по доктринам, бюджетам и военным стратегиям? Да она от нас с вами скрывает свой военный бюджет. Мы недавно совсем все это обсуждали, что принимался очередной бюджет Российской Федерации на очередной период, и в нем колоссальная доля этого бюджета оказалась секретной. От кого секретной? Не от НАТО, от нас. От вас и от меня. Вот что такое возвращение к 97-м году.

Это совершенно поразительной наглости текст.

И тут я бы хотел перейти к следующей теме, связанной непосредственно с этой, потому что, конечно, чрезвычайно интересна реакция, которая на этот текст будет.

С.Пархоменко: Я, например, отношусь очень серьезно к тому, что в России нет независимого суда

И здесь я бы сказал, что чрезвычайно уместно, чрезвычайно своевременно и чрезвычайно, я бы сказал, в жилу случилось награждение Алексея Навального премия Сахарова в Европейском парламенте, и

речь его дочери

, основной мыслью которой был протест против этого, так понимаемого прагматизма, который позволяет агрессору оставаться агрессором, который позволяет палачу быть палачом, позволяет провокатору быть и дальше провокатором.

Я говорю о Лукашенко, который гонит людей на колючую проволоку и на вооруженные пограничные силы со своей территории и не позволяет им вернуться, а предварительно привозит туда этих людей.

Я говорю о Российской Федерации, которая отправляет убийц в разные страны мира. И сегодня мы можем считать это судебно доказанным. О этом, если успеем, поговорим чуть позже. Вот в ответ на это всё, следуют прагматичные решения. Прагматичность этих решений заключается в том, что мировые политики зажмуриваются и затыкают уши.

Вот об этом говорила дочь Алексея Навального Дарья Навальная. Говорила, я бы сказал, исключительно хорошо, исключительно сильно в риторическом плане. К сожалению — я даже вынужден отдельно обратить на это ваше внимание — уровень перевода ее выступления был совершенно катастрофическим. И я настоятельно рекомендую всем, кто хоть в какой- то мере может воспринимать на слух английскую речь, послушать оригинал ее речи по-английски. Если не можете, прочтите русский текст. Потому что русский текст был хотя бы выправлен. Он хотя был приведен в порядок. Потому что то, что происходило там, во время самого ее выступления, — это нечто совершенно постыдное. Я поражен, что в европейских организациях, которые не испытывают недостатка в своем финансировании, такого уровня аппарат, переводчики.

Ну, и на этом фоне, конечно, история про опечатку в имени Алексея Навального и в слове «коррупция», которое ключевое для его награждения, это вещи, конечно легко объяснимые. Но сама речь была надо сказать, блистательна и в риторическом плане и содержательно блистательная, и политически очень хороша, потому что она была очень вовремя.

И ровно сейчас появление этих двух документов, которые, несомненно, будут переведены на все европейские языки и прочтены всеми министерствами иностранных дел и всеми офисами премьер-министров, всеми комитетами по иностранным делам всех парламентов, — вот сейчас произойдет тест на прагматизм. Потому что вещи, которые там говорятся, совершенно невыносимы. Отсылка к 97-му году при отсутствии любых обязательств, которые авторы этих документов готовы взять на себя, обязательств вернуться-таки к 97-му году, что касается их стороны, их обязанностей, вот эта история про неподдержку оппозиции, которая вносится в документ, — это абсолютно какая-то невиданная новость, когда требование неподдержки оппозиции вносится в договор о международной безопасности.

Есть же обратная сторона этого дела. А будете поддерживать оппозицию — не будет вам безопасности, будет вам угроза в ответ на поддержку тех, кто хотят изменить наш государственный и общественный строй, что является абсолютно законным, неотъемлемым правом любой оппозиции.

И, конечно, в этом ряду чрезвычайно вовремя пришедшейся… Ну, никто же не мог заранее знать об этих документах, которые появятся, поэтому мы исключаем здесь сговор, мы исключаем здесь намеренное подгадывание по времени. Потому что сначала произошли эти события, а потом, появились документы, которые мы обсуждаем. Ну, какие события? Приговор убийцам Зелимхана Хангошвили и людям, которые ему помогали, его обеспечивали, ему помогали, этому убийце, помогали обеспечить ему отход с места преступления. Вот этот самый Вадим Красиков, он же Вадим Соколов, который в свое время был вычислен Bellingcat. Вопрос же не только в том, что германская полиция успешно его поймала и успешно расследовала это дело, а германский суд хладнокровно вынес приговор и приговорил этого человека к пожизненному заключению. Речь идет об убийце чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили там в Берлине. Ну, вы знаете всю эту историю. В центре города, в одном из общедоступных парков среди бела дня.

Важно другое. Важно то, что новое правительство Германии, новый глава МИД, этот самый знаменитый Анналена Бербок, новый канцлер Олаф Шольц, которых бесконечно обвиняют, что они слишком мягки, слишком деликатны, слишком толерантны. Они толерантны во всем — в том, что касается ЛГБТ, что касается расовых обстоятельств, национальных. Они такие необыкновенно мягкие, нежные и слабят, что называется, не прерывая сна, как то знаменитее американское слабительное.

С.Пархоменко: Много всякого существует в мире такого, что опрокидывает вашу теорию о том, что у всех есть хозяин

Но эти люди заявляют формально, что «не позднее 2019 года, говорят они вслед за судом, государственные органы правительства Российской Федерации приняли решение ликвидировать Хангошвили, и убить жертву обвиняемому приказали российские власти», — это дословно заявление председателя суда по имени Олаф Арнольди. И эта позиция поддержана германским МИДом и офисом германского канцлера, в результате чего образовался этот скандал с высылкой российских дипломатов, которые, по всей видимости, были непосредственными участниками этого преступления, во всяком случае, на этапе подготовки или на этапе отхода. Мы не знаем этих подробностей. Но, как говорит тот же самый председатель суда, «это деяние было тщательно подготовлено помощниками, базировавшимися в Берлине.

Ну, и нам совершенно невозможно нам не вспомнить — это было бы странно и нелогично, — если бы мы заодно не вспомнили события совсем недавние. 19 октября, то есть меньше 2 месяцев тому назад под окнами российского посольства было обнаружено тело еще одного российского дипломата, который появился совсем в Берлине незадолго до этой истории с убийством Хангошвили. Он оказался сыном начальника Управления по защите конституционного строя ФСБ Алексея Жало, а самого его зовут Кирилл Жало. И существуют все основания, если читать, что пишут по этому поводу расследовательская группа Bellingcat и российские медиа, такие как The Insider, связывать все эти обстоятельства вместе.

Вот это и есть безопасность. Безопасность — это когда убийца не может ехать по парку в центре Берлина — вот это безопасность. И это в силах обеспечить государство. В отличие от того, что оно требует от США, которые должны обеспечить в единоличном своем качестве какие-то решения НАТО, которое куда-то не пойдет, чего-то не совершит, кого-то не примет, чего-то не развернет и так далее. Вот это роль государства, это обязанность современного европейского государства сделать так, чтобы его граждане не ездили на велосипеде с пистолетом по столицам других государств. А главное, не отправлять этих людей туда, не санкционировать это.

Конечно, в этой ситуации бесконечно вспоминают по принципу «а как насчет…?» А как насчет Моссада, который организовывал убийства или устранение разного рода террористов на чужих территориях? Во-первых, речь шла о действующих террористах, которые продолжают свою террористическую деятельность, чаще всего. И чаще всего это люди, которые играют активную роль в террористических организациях, которые весь мир считает террористическими, часто за исключением России. И продолжают работать в этих организациях и планировать и развивать их деятельность, и управлять их деятельностью с территории Ливана, Ирана и других близких к Израилю стран, откуда, собственно, на него направлена эта агрессия. Чаще всего о таких людях, которые продолжают быть активными террористами и в деятельности которых содержится непосредственно террористическая угроза в тот момент, когда принимается решение об их устранении.

Другие ситуации, когда речь идет о преступниках давних времен, скажем, принимавших участие в уничтожении евреев в годы Второй мировой войны и так далее, это делалось демонстративно, с предварительным заявлением, и это делалось с открытым признанием тогда, государством этой операции, управлением этой операции и с объяснением мотивов этой операции. Мы ничего этого не видим в данном случае.

Российское государство продолжает утверждать, что люди, которые пытались отравить Скрипалей в Великобритании, ездили смотреть на шпиль. Продолжает утверждать, что российские дипломаты и присланные туда убийцы на велосипеде осматривали… уж не знаю, что они там осматривали — Музей египетских древностей, очень хороший есть в Берлине, как известно, прямо исключительный.

Так что разница есть. И когда вы издевательском виде говорите: «Ну, это другое…», имейте в виду, что это, действительно, другое. Вообще это чаще всего так происходит, когда звучит этот аргумент «ну, это другое», так оно и оказывается. Это другое совсем. В мире существуют разные вещи, у них разная логика, у них разные мотивы, у них разные основания, у них разная стратегия. И в данном случае это тоже так.

Ну, и последний сюжет — это сюжет, мимо которого я тоже пройти не могу. Это сюжет — извинительное так называемое письмо выдающегося, мирового класса кинематографиста Александра Сокурова, имя человека которого известно на всех континентах и фильмы которого являются предметом всеобщего обожания. Разумеется, фильмы эти не делают из него политика. Разумеется, эти фильмы не создают оснований для того, чтобы мы прислушивались к нему, как к автору каких-то политических рецептов. Но эти фильмы делают из него мыслителя. Они делают из него человека, который понимает жизнь и понимает людей, мотивы людей, и страдания людей, и сомнения людей. И в этом своем качестве имеет право говорить об этом. Это человек, котором не нужно доказывать того, что он хорошо понимает, как устроены люди. Не как устроена политика, а как устроены люди.

С.Пархоменко: Будете поддерживать оппозицию — не будет вам безопасности

И в этом смысле обращение к нему президента Путина как к несмышленому какому-то болтуну, который лепит чего-то, чего не понимает, — а так ровно это выглядело на этом заседании так называемого Совета по так называемым правам того, что они называют человека… Очень много кавычек как-то в названии этой организации.

Это был нелепый ответ президента на, действительно, сбивчивую, действительно, очень эмоциональную, очень страстную и, я бы сказал, исполненную страдания речь Сокурова, который в этот момент продемонстрировал свое понимание людей, а не политики, человеческой натуры, а не политики, того, что российское начальство заведомо никогда не интересовало и не заинтересовало в этот раз тоже.

Я думаю, что это тоже тест. Вообще, у нас вся сегодняшняя передача получилось про тесты. Вот тест на прагматизм, ложно понимаемый. А теперь тест на, я бы сказал, ответственность. В той ситуации, когда государство сдает убийцам одного из главных своих мыслителей и хладнокровно смотрит, как он пишет жалкому карьеристу, совершенно ничтожному чиновничку, каковым сегодня является глава этого самого Совета по так называемым правам, человеку, у которого нет ни имени, ни фамилии, ни значения, ни позиции, ни веса, ничего. Он насекомое в этом политическом мире.

Так вот ему, этому насекомому он пишет униженное письма, в котором пишет: «Я дилетант, и, видимо, таким не место в столь уважаемое профессиональной среде, как Совет. Я думаю, в этом есть некая горькая ирония. Я думаю, в этом есть даже издевательство: «Да, мне не место в вашей помойке». Я тоже так думаю. Я думаю, что Сокурову не нужно быть в среде этих профессионалов, потому что очень специальная профессия, точно не такая, как у него. Таким профессионалом быть не нужно и среди этих профессионалов не нужно находиться.

Вот, собственно, этот тест… я ни одной секунды не верю в то, что сегодняшнее российское государство его исполнит, его выдержит, защищая профессионала мирового класса от профессионалов в этой ничтожной, тараканьей возне, — вот этот тест произойдет на наших глазах. И мы снова вынуждены будем убедиться в том, как мало сегодняшнее государство, в действительности стоит.

О.Бычкова

Это была программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Новости на «Эхе».


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024