Купить мерч «Эха»:

Лариса Дьякова - Говорим по-русски. Передача-игра - 2013-04-14

14.04.2013
Лариса Дьякова - Говорим по-русски. Передача-игра - 2013-04-14 Скачать

К. ЛАРИНА: Доброе утро. Добрый день. Продолжается работа радиостанции «Эхо Москвы» В студии Ксения Ларина, Марина Королёва, Ольга Северская и Светлана Ростовцева. Через несколько минут начнем программу «Говорим по-русски». Я посмотрела на расписание сегодняшнего эфира, тот отрезок, который я веду, и поняла, что у нас сегодня тематический эфир – мы говорим о нравах сегодня, о нравах и нравственности.

М. КОРОЛЁВА: Это захватывающая тема.

К. ЛАРИНА: Сегодня в программе «Говорим по-русски» мы коснемся темы, которой не можем не коснуться, - ситуация, которая сложилась в Воронеже вокруг преподавателя русского языка, исследователя русского языка, профессора Стернина. Мы об этом поговорим, поскольку сегодня это уже тенденция, однако. Неприятная вещь, особенно после истории с Диной Рубиной. Звенья одной цепи.

ИНФОРМАЦИЯ О ДАЛЬНЕЙШЕЙ ПРОГРАММЕ

К. ЛАРИНА: Давайте уже начинать.

М. КОРОЛЁВА: Давайте начнем. Я предлагаю без долгих предисловий, поскольку у нас уже несколько минут Лариса Дьякова из Воронежа на прямой телефонной связи. Кое-что наши слушатели слышали в наших новостях. Некоторые подробности вы найдете на сайте «Эхо Москвы». Итак, есть в Воронеже профессор Иосиф Абрамович Стернин, человек, которого в Воронеже, без преувеличения, знает каждый или почти каждый. Основатель службы русского языка, профессор Воронежского университета, заведующий кафедрой стилистики и общего языкознания Воронежского университета, сам выпускник этого университета. Человек, который сделал для популяризации русского языка в Воронеже и Воронежской области столько, сколько мы здесь в Москве не сделали.

О. СЕВЕРСКАЯ: Очень известный специалист по культуре речи, очень уважаемый в научном сообществе специалист.

М. КОРОЛЁВА: И вот появились листовки казаков. Лариса Дьякова, наша коллега, она и журналист, и кандидат филологических наук, и преподаватель кафедра телевизионной и радиожурналистики Воронежского университета, ведущая программы «Территория слова» на воронежском радио, сейчас она у нас на прямой телефонной связи. Лариса, здравствуйте.

Л. ДЬЯКОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: У меня к вам сразу уточнение. Конечно, там не только казаки в качестве активных защитников и поборников русского языка и русской культуры выступают.

Л. ДЬЯКОВА: Да, не только казаки.

К. ЛАРИНА: Махровым цветом у вас расцвела какая-то черносотенная бесконечная история. И Русская палата, и какое-то воинство Минина и Пожарского. Я вчера смотрела, я была в ужасе. И это только в одном Воронеже.

Л. ДЬЯКОВА: И экологи, которые тоже озабочены проблемами языкознания. Все озаботились.

М. КОРОЛЁВА: И объектом стал на данный момент Иосиф Абрамович Стернин. С чего собственно история началась?

Л. ДЬЯКОВА: История началась в конце марта. Я увидела на сайте одного из воронежских СМИ заметку. Чтобы долго не говорить, я просто процитирую: «Профессор Стернин, по мнению членов Русской палаты, активно загрязняет русский язык и мораль общества в целом».

К. ЛАРИНА: Это та самая Русская палата, которая в начале этого года появилась, зарегистрировалась.

Л. ДЬЯКОВА: Ничего я о ней не знаю.

М. КОРОЛЁВА: Т.е. никто из уважаемых людей города в эту Русскую палату не вошел.

К. ЛАРИНА: Откуда ты знаешь?

М. КОРОЛЁВА: Я не знаю, я спрашиваю местного жителя.

К. ЛАРИНА: Сегодня уважаемые люди города – это очень относительная вещь. Лариса не даст соврать.

Л. ДЬЯКОВА: Да. Одни на слуху, всячески поддерживаются, поощряются, а народ любит других, част это не совпадает.

М. КОРОЛЁВА: Итак, появилось это заявление Русской палаты. Дальше.

Л. ДЬЯКОВА: Буквально через несколько дней ректору ВГУ Ендовицкому приходит письмо от казаков, офицеров и экологов, в котором народ (народ, принадлежащий к этим организациям) - это опять цитата – «просит оградить жителей Воронежа и области от неблаговидных деяний и некомпетентных высказываний «специалиста» (в кавычках)…»

М. КОРОЛЁВА: Специалиста – в кавычках?

Л. ДЬЯКОВА: Да. «Позорящего звание профессора столь уважаемого государственного вуза». Может быть, мы об этом письме ничего бы и не узнали, его получил ректор, они как-то обговорили с профессором, обсудили его - насколько мне известно, Иосиф Абрамович писал какое-то объяснение, – но на фоне проходящих в эти дни выборов декана филологического факультета вдруг это письмо появляется резко, неожиданно в виде листовок в разных корпусах университета, ходит по рукам, люди его передают друг другу. Т.е. это именно листовки. Такие подпольные методы.

М. КОРОЛЁВА: И листовка сейчас перед вами.

Л. ДЬЯКОВА: Да. Я только что вам ее цитировала.

О. СЕВЕРСКАЯ: Лариса, вопрос от меня и от слушателей. Пока, кроме общих слов, ничего не звучит: засоряет, деяния порочащие. Кто-нибудь приводит пример. Потому что слушатели спрашивают, а что такого конкретно он сделал, за что его так ненавидят.

Л. ДЬЯКОВА: Очень хороший вопрос. У меня он тоже возник. Ему ставят в вину, что он всё время выступал за легализацию мата. Но я знаю Стернина много лет, я знаю, что он всю жизнь борется как раз с нецензурной бранью, он борется за культуру речи. Я подтверждаю это, что никогда в жизни он не выступал нигде за легализацию мата. Где они это видели, читали, слышали?

М. КОРОЛЁВА: Очевидно, он когда-нибудь мог сказать, что мат – это часть русского языка, так же как мы здесь говорим.

Л. ДЬЯКОВА: Как любой филолог считает, правда же?

М. КОРОЛЁВА: Конечно.

Л. ДЬЯКОВА: Более того, принцип Стернина, он часто цитирует фразу «выйди в поле – там твоя воля»: если тебе хочется ругаться матом, выйди в поле и ругайся там сам с собой, чтобы тебя люди не слышали. Он никогда в жизни не выступал за легализацию мата.

К. ЛАРИНА: Самое главное, чтобы люди понимали, что профессор Стернин не занимался исследованием ненормативной лексики, у него другие задачи в жизни.

М. КОРОЛЁВА: Нет, не занимался.

К. ЛАРИНА: Лариса, а какова реакция педагогического, профессорского сообщества в университете?

Л. ДЬЯКОВА: Вероятно, вокруг меня все-таки люди, которые представляют команду Стернина, и я вижу неравнодушие, сочувствие, поддержку Иосифу Абрамовичу. Более того, FaceBook вчера просто взорвался. Я вижу в основном положительные комментарии. Все сочувствуют этой ситуации, все на стороне профессора. Очень мало негативных комментариев. Но, наверное, существует и какое-то другое мнение. Я не могу за всех говорить. Лично я переживаю.

К. ЛАРИНА: Лариса, вы у себя в FaceBook'е написали, что «меня пока не трогают, поскольку мне с отчеством повезло больше, чем Иосифу Абрамовичу», говорите вы с иронией. Но, тем не менее, вы там говорите о том, что сейчас только на это смотрят. Значит ли это, что атмосфера в городе, она предполагает такие сюжеты?

Л. ДЬЯКОВА: Больше 10 лет мы ведем со Стерниным программу «Территория слова» о русском языке, все эти годы я слышу упреки в свой адрес – почему ты ведешь с человеком, который носит такую фамилию и имя? Я вам это говорю откровенно, как есть. Меня многие упрекают по этому поводу, многое ко мне по этому поводу летит.

М. КОРОЛЁВА: Вы имеете в виду слушателей, которые звонят или пишут вам?

Л. ДЬЯКОВА: Не слушатели, скорее коллеги, коллеги Стернина. Бывает и слушатели. У нас есть один активный слушатель, который упорно все эти 10 лет эту мысль проводит.

М. КОРОЛЁВА: Т.е. справочник Розенталя им явно не подошел бы в качестве учебного пособия.

Л. ДЬЯКОВА: Однозначно. Меня упрекают: ты все-таки русский человек – как ты могла? Я просто даже боюсь эту тему развивать. Вы сами понимаете, она опасная.

М. КОРОЛЁВА: Почему она опасная? Мне кажется, нужно просто признать, что это такой обычный, ежедневный…

О. СЕВЕРСКАЯ: Бытовой антисемитизм.

М. КОРОЛЁВА: Да. Давайте называть это своими именами.

К. ЛАРИНА: Он уже какой-то не бытовой.

Л. ДЬЯКОВА: Я переживаю. Поскольку я ученица Иосифа Абрамовича, я буду его защищать, я не дам его в обиду. И таких людей очень много.

К. ЛАРИНА: Как вам кажется, Лариса, руководство университета должно каким-то образом отреагировать на эту историю? Может быть, сделать заявление? Я уж не знаю, обращаться в правоохранительные органы – сегодня это бессмысленное занятие, но как-то вслух о своей позиции, может быть, стоит, именно с помощью сообщества?

Л. ДЬЯКОВА: Безусловно. Я жду такой реакции со стороны ректората. Пока ее не последовало. Но я надеюсь. Может быть, какие-то мысли существуют у людей, как-то они выскажут эти мысли. Очень надеюсь.

К. ЛАРИНА: Еще вопрос. А как администрация края, города реагирует на деятельность таких охранительных организаций, типа «Русская палата», «Народное ополчение Минина и Пожарского», «Отдельный собор», «Русский смысл» - это я всё читаю на воронежском сайте и вижу, что там невероятное количество таких движений и сообществ.

Л. ДЬЯКОВА: Мне кажется, тут надо не о Воронеже говорить, а вообще о ситуации в стране. Наверное, сегодня действует принцип разделяй и властвуй, поэтому все организации хороши для власти. Очень удобно управлять людьми, когда они разделены по каким-то признакам. Их просто стравливают порой. И этих казаков, их просто использовали какие-то люди. Просто так они не могли бы это письмо, эту листовку сочинить, я уверена в этом.

М. КОРОЛЁВА: И еще вопрос, Лариса. Ксения спрашивала про преподавательское сообщество, а я про студентов. Мне вчера в Твиттере один из воронежских студентов написал: «Да это же наш профессор». Я ему пишу: «А что же вы молчите?» Как вам кажется, ваше студенческое сообщество способно отреагировать на такие вещи, встать на защиту своего преподавателя?

Л. ДЬЯКОВА: Студенты уже начали реагировать. Как раз студенты – это благодатная почва. Они все влюблены в Стернина. Стернин – прекрасный преподаватель, оратор блестящий.

М. КОРОЛЁВА: Очень харизматичный.

Л. ДЬЯКОВА: Очень. Он невероятно обаятельный человек. Его называют воронежским Карнеги. Как раз студенты очень любят, уважают профессора. Уже началась реакция. Вообще, у меня телефон уже раскалился. Очень многие звонят, и все в шоке пребывают. Сегодня позвонила одна из студенток Иосифа Абрамовича, она сказала: «Я знаю, что человек, который больше всего вкладывают душу во что-то, его больнее всего и ранят». Вот так она оценила эту ситуацию. Многие именно так рассуждают.

К. ЛАРИНА: Лариса, я хожу здесь по вашим воронежским сайтам. И вот опять к вопросу Марины. Она задала вопрос с надеждой, что всякие уважаемые люди города не входят в состав «Русской палаты». Мне тут как раз один из воронежских сайтов сообщает: «Председательские посты «Русской палаты» доверены таким именитым общественным деятелям нашего края, как Андрей Дорош, Александр Мосолов, Евгений Мазепин, публицист Святослав Иванов, журналист Алина Волкова и др.». Вы что-нибудь знаете про этих людей, Лариса?

Л. ДЬЯКОВА: Одного-единственного знаю – кстати, с ним дружу – Святослав Иванов. Культурный человек, высокообразованный. Я уверена, никогда бы он не поддержал деяния тех людей, с которыми он объединился в эту палату. Вообще, интересно узнать его мнение, я ему сегодня обязательно позвоню и спрошу.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

Л. ДЬЯКОВА: А вот те, кого вы перечислили, я с ними не знакома, ничего о них не слышала.

М. КОРОЛЁВА: Да и слава богу, Лариса.

Л. ДЬЯКОВА: Можно я закончу словами, которыми мы заканчиваем наши передачи, в том числе и завтра мы выйдем в эфир и окончим ее словами: «Доброго вам слова».

О. СЕВЕРСКАЯ: И вам, Лариса, доброго.

К. ЛАРИНА: И слова поддержки Иосифу Абрамовичу от нас от всех.

М. КОРОЛЁВА: Привет ему от нас.

Л. ДЬЯКОВА: Спасибо.

О. СЕВЕРСКАЯ: Кстати, для тех, кто говорит про фамилию Стернин. Есть такое русское слово – стерня, которое означает сжатая полоса, абсолютно русское слово.

К. ЛАРИНА: Давайте проголосуем.

М. КОРОЛЁВА: Я только напомню, что это была Лариса Дьякова, наша коллега из Воронежского университета, журналист, филолог. А говорим мы Стернина Иосифа Абрамовича. 1200 научных работ, 30 монографий, основатель воронежской службы русского языка, бесплатной службы русского языка, работает там бесплатно все эти годы сам, телефонная служба. Дальнейшие регалии я не буду перечислять. Давай про вопрос.

К. ЛАРИНА: Вопрос простой. Это не первый случай, просто он очень громкий и совсем уж позорный. Ты говоришь о бытовом антисемитизме. Мне представляется, что это уже гораздо более опасная вещь.

М. КОРОЛЁВА: Не произноси слово «государственный». Я надеюсь, что этого не будет.

К. ЛАРИНА: Это ближе к государственному. Если бы государство не попустительствовало таким вещам, если бы оно не взирало на это молча, они бы не проявлялись. Эти люди, мы знаем это по истории, они активизируются, когда понимают, что их время настало. А время и атмосферу определяет, конечно, власть. Чего мы тут будем стесняться?

М. КОРОЛЁВА: Мы тоже определяем атмосферу.

К. ЛАРИНА: Мы же говорим не только об антисемитизме, я просто обращаю внимание наших слушателей и моих коллег. Дело в том, что русский язык преподают в школах не только евреи, но еще, бывает, и грузины, и татары, и азербайджанцы, и армяне.

О. СЕВЕРСКАЯ: Учебник, по которому мы учились, авторы: Бархударов, Крючков. Бархударов – армянин. Рубен Иванович Аванесов, который орфоэпист на все века, с которым сверяются до сих пор, он тоже армянин.

К. ЛАРИНА: Сейчас померяем температуру у нашей аудитории. Имеет ли для вас значение национальность преподавателя русского языка?

О. СЕВЕРСКАЯ: Хороший вопрос.

М. КОРОЛЁВА: Итак, вопрос простой. Имеет ли для вас значение национальность преподавателя русского языка? Если для вас это имеет значение, позвоните нам по номеру (495) 660-06-64. Если это не имеет для вас никакого значения в преподавании русского языка - (495) 660-06-65. Как раз несколько минут вы будете голосовать, а у нас будут новости на «Эхе».

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: У нас температура нормальная по аптеке? Напомню вопрос. Имеет ли для вас значение национальность преподавателя русского языка?

М. КОРОЛЁВА: Все-таки для 13% этот фактор имеет значение. Я считаю, что даже это много.

О. СЕВЕРСКАЯ: Много.

М. КОРОЛЁВА: Но все-таки подавляющее большинство тех, кто нам позвонили, 87% считают, что это вообще не то, на что стоит обращать внимание.

К. ЛАРИНА: А в Сетевизоре 91% людей, которые нас в этот момент смотрят и которые проголосовали, нажали кнопочку «нет», 9% сказали «да». Спасибо большое за активность. Вы знаете, что голосование остается висеть в сети, поэтому посмотрим потом, как Интернет будет голосовать, мне даже интересно.

М. КОРОЛЁВА: И мы обязательно будем за этой историей следить.

К. ЛАРИНА: Позорище!

М. КОРОЛЁВА: Воронежский профессор Стернин – это один из таких людей, на которых еще держится, как-то держится изучение русского языка, вообще русский язык. Держитесь за профессора Стернина, дорогие воронежцы. Иначе с казаками останетесь.

К. ЛАРИНА: Меня больше всего расстраивает такое молчание, достаточно пассивное отношение к этому сюжету со стороны коллег. А уж то, что рассказывала Лариса, когда ей коллеги говорят – почему ты ведешь передачу про русский язык с таким человеком.

М. КОРОЛЁВА: Россия, 21 век. Вы где живете?

О. СЕВЕРСКАЯ: Кстати, Россия, 21 век. Мы абсолютно забыли про детей и их родителей.

К. ЛАРИНА: Мы как раз о детях и думаем прежде всего. Они должны понимать, где они живут. Бедные дети.

О. СЕВЕРСКАЯ: Я про тех детей, которые уже ответили на вопрос нашей «Открывашки». У страха глаза велики – у этой поговорки есть продолжение. Какое? Три на выбор: «да ничего не видят», «да ума нет», «да руки коротки». Тому, кто правильно ответит на этот вопрос по телефону, тому достанется Словарь грамматических трудностей русского языка с 5 по 11 класс.

М. КОРОЛЁВА: Ну, назови авторов.

О. СЕВЕРСКАЯ: С удовольствием. Инна Михайловна Гольберг, Станислав Викторович Иванов дают в своем словаре ответы на вопросы – и о множественном числе слова дно, и о биеннале, почему это может быть одного из трех родов, и как правильно езжай-поезжай и так далее. Издательство «АСТ-Пресс», «Словари 21 века».

К. ЛАРИНА: Заболтала ты вопрос, Оля, еще раз повтори, пожалуйста.

О. СЕВЕРСКАЯ: У страха глаза велики – у этой поговорки есть продолжение. Какое? «Да ничего не видят», «да ума нет», «да руки коротки».

К. ЛАРИНА: Телефон 8-495-363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте. Руки коротки.

О. СЕВЕРСКАЯ: К сожалению, не так.

СЛУШАТЕЛЬ2: Первый вариант.

О. СЕВЕРСКАЯ: У страза глаза велики, да ничего не видят. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ2: Ирина.

О. СЕВЕРСКАЯ: Молодец, Ирина.

К. ЛАРИНА: Я назову победителей, которые выиграли по смс в нашем конкурсе по «Открывашке». ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. У нас еще есть для вас информация. Зря что ли диктант писали.

М. КОРОЛЁВА: Коротко информируем вас о том, как написали «Тотальный диктант». Всё потом утонуло в последующих скандалах, связанных с этим «Тотальным диктантом», а о самих результатах мы не сообщили. Итак, писали его в 180 городах России, в 35 странах мира, в общей сложности написали его в этом году 32 тысячи человек. Напомню, что это акция абсолютно добровольная, к государству она никакого отношения не имеет. Чем закончилось? Не сделали ни одной ошибки 400 человек из 32 тысяч, т.е. это один с небольшим процент от числа участников. Так было и в прошлом году, и до этого – результаты не меняются, увы.

К. ЛАРИНА: Интересно, какими были самые сложные слова.

М. КОРОЛЁВА: Как ни странно, коммунизм, чересчур и наперсник. Если наперсник, действительно, слово, как здесь правильно в «МК» отмечают, которое не читающее поколение скорее всего не знает, поэтому вставляет в него букву «т».

О. СЕВЕРСКАЯ: Потому что «персты» еще как-то помнят, а перси уже точно никак.

М. КОРОЛЁВА: Но вот то, что «коммунизм» не знают…

К. ЛАРИНА: А со словом «чересчур» какая беда?

О. СЕВЕРСКАЯ: Черезчур.

К. ЛАРИНА: Да что ты?

М. КОРОЛЁВА: И пишут раздельно еще.

О. СЕВЕРСКАЯ: Изначально так и было – через чур.

К. ЛАРИНА: Даже коммунизм можно забыть, и бог с ним. Но чересчур? Я понимаю «причем». Для меня камень преткновения, который без конца меня мучает.

О. СЕВЕРСКАЯ: Ты не знаешь, как писать, слитно или раздельно.

К. ЛАРИНА: Когда мне надо написать в FaceBook'е выражение с упоминанием слова или слов «причем», я всегда думаю, что надо чем-то заменить.

М. КОРОЛЁВА: Еще здесь не упомянули про слово «экзистенциальный». Писали либо экзистенциональный, либо вообще никак не писали. Вот это слово вызвало проблемы. Я в прошлый раз говорила вам, что специально оговаривали в диктанте его организаторы, что, например, Муссолини – это имя собственное, надо писать с большой буквы. Это показывали на доске. И по поводу Интернета, что Интернет как существительное с большой буквы, а интернет-сообщество, например, с маленькой.

К. ЛАРИНА: Хорошая тема. Надо мне ее взять. Соберу-ка я «Родительское собрание» в следующий раз с учителями русского языка.

О. СЕВЕРСКАЯ: Там же есть еще продолжение – а не сделать ли нам фонетическое письмо, как в Белоруссии.

К. ЛАРИНА: Как слышится, так и пишется.

О. СЕВЕРСКАЯ: Виликий и магучий, да. Хорошее продолжение будет.

К. ЛАРИНА: Надо поиграть, что ли. А то людей замучили сегодня серьезными проблемами. Они хотят зрелищ, а не только хлеба.

М. КОРОЛЁВА: Игрищ.

О. СЕВЕРСКАЯ: И хороших книжек.

М. КОРОЛЁВА: И хороших, умных мыслей хороших русских писателей. Там, кстати, братья Стругацкие есть.

К. ЛАРИНА: А что у нас с книжками?

М. КОРОЛЁВА: У нас есть две книги из серии ЖЗЛ. Валерия Попова про Сергея Довлатова, так и называется – «Довлатов».

О. СЕВЕРСКАЯ: Хороший писатель о хорошем писателе.

М. КОРОЛЁВА: И Лидия Чуковская, тоже две книжки: «Памяти детства», «Мой отец Корней Чуковский», издательство «Время». Двум первым пойдет Довлатов, двум вторым пойдет Лидия Чуковская.

О. СЕВЕРСКАЯ: Василий Аксенов определял дружбу как умение вдвоем… Думать, молчать, говорить, двигаться вперед.

К. ЛАРИНА: 8-495-363-36-59 – телефон прямого эфира. Выбираем правильный ответ. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ3: Здравствуйте. Сергей меня зовут. Молчать.

О. СЕВЕРСКАЯ: Правильно. Действительно, Василий Аксенов говорил: «Дружба – это умение молчать вдвоем. Вопрос второй. Модный автор Виктор Пелевин заметил: «В наше время люди узнают о том, что думают…» По телевизору, по радио, из газет, из Твиттера.

СЛУШАТЕЛЬ4: Здравствуйте. Мне кажется, что по радио.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Нам очень приятно. Но нет. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ5: Здравствуйте. Из Твиттера.

О. СЕВЕРСКАЯ: Тоже ответ неправильный.

К. ЛАРИНА: Кто откуда звонит, тот то и говорит.

О. СЕВЕРСКАЯ: Выбирайте, пожалуйста между газетами и телевизором.

СЛУШАТЕЛЬ6: Здравствуйте. Татьяна. Давайте попробуем – по телевизору.

О. СЕВЕРСКАЯ: Правильно. С точки зрения Пелевина, в наше время люди узнают о том, что думают, по телевизору. Спасибо, Татьяна.

К. ЛАРИНА: Анатолий Рыбаков давал совет, как сохранить себя в трагических обстоятельствах. Жить как будто… это происходит с кем-то другим; это задача, требующая решения; вся жизнь еще впереди; ничего не произошло. Вот вам варианты. 8-495-363-36-59 – телефон прямого эфира. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ7: Здравствуйте. Это задача, требующая решения.

К. ЛАРИНА: К сожалению, не попали. Еще пробуем.

СЛУШАТЕЛЬ8: Здравствуйте. Меня зовут Екатерина, я из Москвы. Последний вариант - как будто ничего не произошло.

О. СЕВЕРСКАЯ: Совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Я бы сказала так: жить так, как будто это происходит с кем-то другим. Мне очень нравится. Это экзистенциальное решение.

М. КОРОЛЁВА: Это эскапистское решение, друг мой.

О. СЕВЕРСКАЯ: Отстранение от себя. Смотришь фильм про кого-то.

М. КОРОЛЁВА: Отдайте мне братьев Стругацких. Можно я прочитаю? Они говорили, что будущее – это тщательно обезвреженное… прошлое, настоящее или вечное.

СЛУШАТЕЛЬ9: Здравствуйте. Меня зовут Аня. Я думаю, что это прошлое.

К. ЛАРИНА: Аня, к сожалению, не попали.

СЛУШАТЕЛЬ10: Здравствуйте. Вот вы сказали: «Глаза велики, руки кОротки».

О. СЕВЕРСКАЯ: Да. Я так с детства выучила.

СЛУШАТЕЛЬ10: Почему так получается? Видимо, когда-то народ говорил «короткИ».

К. ЛАРИНА: Мы поняли, вернемся к этому. Хороший вопрос. Давайте все-таки со Стругацкими разберемся. Будущее – это тщательно обезвреженное… прошлое, настоящее или вечное. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ11: Здравствуйте. Я думаю, это вечное.

О. СЕВЕРСКАЯ: Что ж такое?!

СЛУШАТЕЛЬ12: Здравствуйте. Я думаю, это обезвреженное настоящее.

К. ЛАРИНА: Слава тебе, господи. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ12: Нина.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Ниночка. Ответ совершенно верный. Записали вас. Так вот кОротки-короткИ. Согласна, вопрос тут есть. Как правильно?

О. СЕВЕРСКАЯ: А тут нет вопроса, потому что есть два варианта.

К. ЛАРИНА: И то, и другое правильно?

О. СЕВЕРСКАЯ: Да.

К. ЛАРИНА: В обычной речи мы говорим – руки кОротки.

М. КОРОЛЁВА: Это устойчивое выражение.

К. ЛАРИНА: Мы же не говорим – руки короткИ добраться до меня. Потому что мы же говорим не об укороченных руках.

М. КОРОЛЁВА: Выражение «руки кОротки». В устойчивых выражениях бывает фиксированное ударение.

К. ЛАРИНА: Оно откуда взялось-то?

М. КОРОЛЁВА: Из одного из вариантов.

К. ЛАРИНА: А правильно и то, и другое, да?

М. КОРОЛЁВА: Надо проверить.

О. СЕВЕРСКАЯ: Я проверяла. Я уже открыла и смотрю. Дают нам два ударения словари русского языка, в том числе словари ударений: кОроток и корОток. Соответственно, руки кОротки или корОтки. Не было короткИ.

К. ЛАРИНА: Всегда «короткА».

М. КОРОЛЁВА: А жизнь короткА.

К. ЛАРИНА: И короткА у стула ножка.

М. КОРОЛЁВА: И спят облака.

К. ЛАРИНА: У нас и передача короткА.

М. КОРОЛЁВА: Я успею вас еще удивить.

К. ЛАРИНА: Еще?

М. КОРОЛЁВА: Кроме воронежских казаков, есть и другие удивления, они содержатся в словаре. Здесь был вопрос: «Есть поедом или как?» Девочки, я открыла словарь Шведовой – поедОм. Есть поедОм.

К. ЛАРИНА: А пОедом вообще нет? Один вариант?

М. КОРОЛЁВА: Один вариант. Это в толковом словаре Шведовой.

О. СЕВЕРСКАЯ: Я посмотрю другие словари.

М. КОРОЛЁВА: ПоедОм.

О. СЕВЕРСКАЯ: Я очень удивилась.

К. ЛАРИНА: Ну и поедОм тебе. Понятно? Какой кошмар. Чего только не бывает.

О. СЕВЕРСКАЯ: «Русское словесное ударение» дает «поедОм», а Большой толковый словарь под редакцией Сергея Кузнецова, который выпущен Институтом лингвистики РАН в Петербурге, говорит, что «есть пОедом».

К. ЛАРИНА: Это вам задание на следующее воскресенье. Разберитесь, пожалуйста, с этим, а то я буду вас есть и пОедом и поедОм.

М. КОРОЛЁВА: Хорошо.

О. СЕВЕРСКАЯ: А я даже спрошу у орфоэпистов.

М. КОРОЛЁВА: Всё. Счастливо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024