Купить мерч «Эха»:

Говорим по-русски. Передача-игра - 2011-08-07

07.08.2011
Говорим по-русски. Передача-игра - 2011-08-07 Скачать

М. КОРОЛЁВА - 12 часов 8 минут в Москве, и мы смотрим в глаза друг другу, Марина Королева…

О. СЕВЕРСКАЯ - Смотрим, смотрим. Смотрим еще в глаза Сетевизору.

М. КОРОЛЁВА - Ты представься, давай. Ольга Северская.

О. СЕВЕРСКАЯ - Здравствуйте, здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА - В глаза Сетевизору тоже смотрим. Напомним, что это такое устройство. Наши партнеры – Сетевизоры транслируют все, что происходит в студии, все наши передвижения на стульях…

О. СЕВЕРСКАЯ - И все наши переговоры за кадром.

М. КОРОЛЁВА - И все наши переговоры за кадром. Все это вы можете услышать и посмотреть на сайте

www.echo.msk.ru

. Ну а, кроме того, у нас есть и более традиционные средства связи, к которым вы давно привыкли. Это для ваших смс-вопросов +79859704545 и, конечно, вам понадобится сегодня, о, я уверена, еще как понадобится, телефон прямого эфира – 3633659. Да. У нас Альманах в конце программы. Как всегда Альманах «Говорим по-русски», мы с Олей там на два голоса вам все рассказываем.

О. СЕВЕРСКАЯ - Да, мы вас приглашаем в Эльдорадо, посетить эту страну и заодно  узнать, как возникло ее название и, так сказать, что это за страна такая, познакомиться поближе с эпикурейцами, эпикурейским образом жизни. И это, кстати, не то, что вы думали, мы вам об этом обязательно напомним, обратившись к истории этого слова. И еще чувство юмора вам тоже понадобится, потому что про юмор мы тоже будем говорить.

М. КОРОЛЁВА - Но это будет примерно в 12:50, после этого времени. До этого – исключительно разговор вместе с вами, через все наши средства связи. Задавайте вопросы. Кстати, это тоже можно делать уже прямо сейчас. Ну, что? Да, разыграем книгу Татьяны Устиновой – это последнее, о чем мы сейчас предупредим. Это тоже у нас во второй половине часа.

О. СЕВЕРСКАЯ - Это роман «Всегда говори всегда», очень популярный был телесериал, который, в общем, и до сих пор показывают по нашему телевидению. И многие люди смотрят, и есть еще «Всегда говори всегда-2», и еще продолжение. Но вот роман «Всегда говори всегда» Татьяны Устиновой без соавторов будет сегодня у нас в розыгрыше. А, кстати, почему мы взяли книгу Татьяны Устиновой в эту программу – потому что у нее есть как раз очень хорошее чувство языка. Я вот до сих пор помню пассаж из романа «Правило королевы», где вот это вот… ты знаешь, вот эти вот уменьшительные суффиксы: «Позвольте вашу шубочку»… «А вот что вы там еще закажете?» и вот такие вот... Она всегда очень ловит, вот этот вот вирус, который уже начал проникать в нашу речь, и его очень хорошо выводит на страницы. И здесь тоже такие будут штучки.

М. КОРОЛЁВА - И, заметь, никогда у Татьяны Устиновой на страницах книг ты не найдешь нецензурной лексики. - А это то, о чем мы сегодня собираемся говорить.

О. СЕВЕРСКАЯ - Да.

М. КОРОЛЁВА - Давайте, я расскажу небольшую предысторию. Вот смотрите, в блоге ректора Дальневосточного университета сейчас идет бурная переписка  с преподавателями и сотрудниками о новом уставе этого заведения. Дело в том, что там происходят грандиозные изменения в этом вузе, три вуза объединяются в одно целое. И, более того, в 2012 году, вы знаете, строится мост к острову Русский. И вот туда, на остров Русский, в новый кампус, переедет университет, Дальневосточный университет. Ну, и сейчас обсуждается устав, там и в руководстве изменения, и много всего другого. И среди прочего появилось предложение от одной из преподавателей запретить нецензурную лексику на всей территории университета. В блоге у себя ректор отреагировал на это следующим образом. Там есть Елена Сергеевна, преподаватель, которая вот это предложение внесла. Он пишет: «Елена Сергеевна, абсолютно согласен с вашим предложением, экономико-правовой департамент проработает данный вопрос». Я только должна сказать, что фрагменты этой переписки мы получили тоже от преподавателя университета, от Ларисы Евгеньевны Кирилловой, кандидата филологических наук, доцента Института массовых коммуникаций этого самого университета. И, кстати, она член Гильдии лингвистов-экспертов. Так вот, Лариса Евгеньевна, мы с ней переписывались в последние дни бурно, она, к сожалению, не смогла к нам выйти в прямой эфир… Так вот, она уверена, что со стороны преподавателя современно русского языка, Елены Сергеевны, это предложение – запретить нецензурную лексику на территории университета – было абсолютно всерьез. Но вот, пока не знает она, со стороны ректора – это скорее шутка, или скорее тоже, серьезная реакция? Во всяком случае, вот сама Лариса Евгеньевна, она считает, что это что-то вроде анекдота. Не верит она, что такое может произойти. Но я вот посмотрела, что происходит в других вузах страны в связи с этим, и я не исключаю, что такой запрет кое-где уже есть. По некоторым слухам, например, в МГУ есть что-то похожее, но я не нашла.

О. СЕВЕРСКАЯ - Почему? Только не по слухам, а по некоторым сведениям.

М. КОРОЛЁВА - По некоторым сведениям, скажем, да, которые мне пока подтвердить не удалось. Вроде как есть там какое-то… что-то вроде запрета на нецензурную лексику. А вот в Казанском государственном архитектурно-строительном университете действительно мат запрещен. Там вообще есть такой документ о соблюдении порядка в корпусах этого самого государственного архитектурно-строительного университета. Там есть несколько моментов, там дресс-код, запрет на порчу имущества и вызывающее поведение. Так вот, среди составляющих вызывающего поведения есть не только громкие разговоры и шум в коридорах, но и мат. То есть, кое-где запрет уже введен. И мы решили сегодня спросить вас – стоит ли запретить нецензурную лексику на территории, ну, как мне кажется, Оль, не только высших учебных заведений, но можно вообще говорить… вообще – учебных заведений.

О. СЕВЕРСКАЯ - Средних учебных заведений, детских садов, да. Вообще странно, что об этом приходится еще говорить, потому что мат-то запрещен административным кодексом в общественных местах, коими и являются все эти образовательные учреждения. Но мне кажется, что вообще такой вот дополнительный толчок, что ли, к запрещению, или дополнительный запрет – он был бы очень нелишним. Потому что действительно, простите, нецензурная лексика – она становится такой нормой нашей бытовой жизни, и юное поколение, взрослея, овладевая, в том числе, и речью, и какими-то риторическими приемами, оно его воспринимает просто как нормальный фон. Они даже вот как-то не замечают, что это ненормальные слова.

М. КОРОЛЁВА - Абсолютно правильно, в том-то и дело. Вот почему, как мне кажется, этот запрет нужно проговорить, опять таки. То есть его нужно просто прописать словами. Да, ты совершенно права, есть административное наказание, по-моему, это штрафуется, либо 15 суток ареста.

О. СЕВЕРСКАЯ - 15 суток общественных работ.

М. КОРОЛЁВА - Да. Но, тем не менее, кто и когда в последний раз это делал? Я вот по новостям помню, что, например, за мат штрафовали в Белоруссии в последнее время во время акции протеста оппозиции. Вот это там была очень такая мера, которая применялась широко. Что касается нас, то я вот тебе могу опять-таки процитировать фрагмент из этой же самой переписки в блоге Дальневосточного ректора, ректора Дальневосточного университета, там реакции на предложение разные, ну и, в первую очередь, просто сомнение в том, что это норма, даже если ее и введут, будет исполняться. Вот одна студентка просто искренне возмутилась. Она пишет: «Мне придется отчислиться в первую же неделю после введения запрета на нецензурную брань, вместе с 27 однокурсниками из 30, из которых 1 страдает афазией». Вот, пожалуйста. Это говорит о том, что есть группа – 30 человек, и в этой группе нет ни одного нематерящегося студента. Просто они даже не верят в то, что они смогут учиться дальше, если такой запрет действительно будет введен.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, может, им и не надо учиться? Может, сначала на курсы переподготовки по русскому языку, а потом уже учиться?

М. КОРОЛЁВА - В общем, мы сегодня решили спросить вас, и у нас есть основной вопрос – вот этот самый, который мы уже здесь произнесли: «Стоит ли запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений?» И, кроме того, у нас есть просто просьба, такая, специальная. Если в ваших вузах, там, где вы учитесь, или в вузах, где вы преподаете, например, или, может быть, в школах, в средних учебных заведениях, в колледжах и так далее – если такой запрет уже действует, если он введен вашим внутренним уставом – напишите нам, пожалуйста…

О. СЕВЕРСКАЯ - О таком положительном опыте.

М. КОРОЛЁВА - … в каком вузе, в каком учебном заведении, может быть, для кого-то он отрицательный, я не знаю…

О. СЕВЕРСКАЯ - Мы надеемся, что таких людей нет.

М. КОРОЛЁВА - Итак, +79859704545 – это для ваших смс-ок. Ну и, кроме того, есть, как вы помните, телефон прямого эфира – 3633659. И если вы готовы прямо сейчас ответить на наш вопрос – то мы вас слушаем. Готовы? Есть у нас звоночек, да? «Эхо Москвы», здравствуйте.

О. СЕВЕРСКАЯ - Алло.

М. КОРОЛЁВА - «Эхо Москвы», слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день. Светлана, Саратов. Абсолютно с вами согласна…

М. КОРОЛЁВА - Сейчас, секундочку, мы просто очень плохо вас слышим. Если можно – погромче.

СЛУШАТЕЛЬ - Абсолютно с вами согласна, обязательно нужно ввести запрет. И более того – наказывать рублем. Мне кажется, это самый действенный способ наказания. Деньги – это как бы, реальный такой, ощутимый убыток, и, пожалуй, он может воздействовать.

М. КОРОЛЁВА - Светлана, сейчас мы попросим нашего режиссера там немножко музычку увести, чтобы мы лучше вас слышали, в том числе и в эфире. Светлана, а как вам кажется, это выполнимо? Ну вот, представьте себе – этот запрет будет введен. Мне кажется, что нужно сразу мобилизовать всех преподавателей, да еще и охранников дополнительно, на то чтобы они ходили, слушали, вели всех куда там… в учебную часть, или вызывали милицию – я не представляю себе, как это может быть чисто практически, что ли. Светлана, вы еще с нами? Нет, нет, увы.

О. СЕВЕРСКАЯ - Вот, Оксана как раз нам пишет на смс-ленту: «Запретить-то можно, но я не уверена, что это будет соблюдаться, потому что действительно не очень понятно, как соблюдать эти правила». Наверное, тоже надо прописывать.

М. КОРОЛЁВА - Ну вот, представь себе. Если это сплошной фон, как ты говоришь, сплошной привычный фон… А это так и есть, потому что, я не знаю как ты, а если я прохожу мимо стайки, скажем, студенток, а я живу недалеко от вуза, и они просто идут так вот к метро, целыми стайками – они не ругаются матом…

О. СЕВЕРСКАЯ - Они на нем разговаривают.

М. КОРОЛЁВА - Они на нем разговаривают, правильно, то, о чем мы с тобой не раз говорили. Не замечая.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, то же самое – у меня рядом 2 школы, и вот, соответственно, мимо моего дома тоже идут стайки, и они точно так же разговаривают.

М. КОРОЛЁВА - Мне-то именно поэтому кажется, что вот прежние административные правила, которые просто прописаны в административном кодексе – они уже не работают, потому что они слишком далеко от них. Вот если это будет прописано во внутреннем уставе, и если внимание обратят на то, что есть такие слова.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ты подаешь документы, поступаешь, подписываешься.

М. КОРОЛЁВА - И соблюдаешь.

О. СЕВЕРСКАЯ - Да, тебя знакомят под подпись, соответственно.

М. КОРОЛЁВА - Другое дело, что ты можешь спросить – ачто это такое? Какие слова входят в этот список? Потому что тогда их нужно как-то списком запрещать, мы об этом тоже не раз говорили.

О. СЕВЕРСКАЯ - Представляешь, там список такой есть – для самого секретного пользования, гриф такой.

М. КОРОЛЁВА - Да, то есть, это строго по одному, в комнате, подписывать… В темной комнате, с закрытыми окнами.

О. СЕВЕРСКАЯ - В темной они не прочтут.

М. КОРОЛЁВА - Хорошо, 3633659 – телефон прямого эфира. Стоит ли запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений? «Эхо Москвы», мы вас слушаем, здравствуйте. «Эхо Москвы», здравствуйте, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте, меня зовут Сергей Николаевич, я из Санкт-Петербурга.

М. КОРОЛЁВА - Да, Сергей Николаевич, какое-нибудь отношение имеете сейчас к учебным заведениям, кстати?

СЛУШАТЕЛЬ - Ну, в сию секунду нет, но периодически я преподаю.

М. КОРОЛЁВА - Так, ну, что думаете, как ответите на наш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ - Вот, я пока звонил, вы всё раньше меня ответили. Молодежь сейчас действительно разговаривает на этом языке. Дело даже не только в мате, а сам язык, говорят на каком-то слэнге.

М. КОРОЛЁВА - Ну, слэнг, допустим, мы с вами запретить не можем, у нас нет просто таких… да и не должно быть.

СЛУШАТЕЛЬ - Это часть слэнга уже, того языка, на котором они говорят. И я думаю, что не столько запрещать надо употребление каких-то определенных слов и выражений, а просто как-то побуждать, я другого слова не знаю, побуждать к применению нормального литературного русского языка в разговорах, ну хотя бы с преподавателями. Они это не умеют.

М. КОРОЛЁВА - Знаете, Сергей Николаевич, мне это напоминает слова нашего президента Медведева о принуждении к миру. Это такое «принуждение к нормальному говорению». Ну а как вы себе это представляете?

СЛУШАТЕЛЬ - Я не «принуждение» употребил слово, а «побуждение».

О. СЕВЕРСКАЯ - Побуждение.

СЛУШАТЕЛЬ - Чтобы было им интереснее, и выгоднее, я не знаю, как сказать сейчас, говорить на нормальном языке.

М. КОРОЛЁВА - Сергей Николаевич. Попробуйте у нас в эфире хотя бы один мотив… приведите мне хотя бы один мотив, который вы бы сказали, произнесли молодому человеку. Вот побудите его. Вот как вы его побудите? Ну, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ - Вот. Не знаю... Ха-ха-ха..

М. КОРОЛЁВА - Вот, я тоже не знаю.

СЛУШАТЕЛЬ - Круто говорить правильно по-русски, это здорово, это правильно. А на вашем слэнге говорить – ну, наверное, это для подонков.

М. КОРОЛЁВА - Так он вам и поверил, Сергей Николаевич.

СЛУШАТЕЛЬ - Но верят же, верят.

М. КОРОЛЁВА - Он посмотрит вам в глаза...

СЛУШАТЕЛЬ - Но есть положительный опыт, между прочим. И люди, которые говорили на ужасном слэнге, но стараются, видно, что стараются говорить на нормальном языке. Но это же зависит еще от преподавателей, на самом деле. Если им наплевать на это дело – ну, говорят они матом, и говорят, дети. А если не наплевать, то можно, можно, поверьте мне, можно. Не заставить, но как-то дать понять детям, что говорить на хорошем языке русском – это им надо. Надо уметь.

М. КОРОЛЁВА - Да можно, Сергей Николаевич.

СЛУШАТЕЛЬ - Можно не знать математику, можно не знать физику какую-нибудь, но если ты не знаешь русский язык – тебе только вагоны разгружать остается.

М. КОРОЛЁВА - Да, спасибо.

О. СЕВЕРСКАЯ - Печально. Вот, у нас на нашу смс... Спасибо, Сергей Николаевич... На нашу смс-ленту приходят такие подтверждения. Например, «Уфимский государственный авиационный университет запретил в своем уставе мат на своей территории, но толку мало» - пишет нам Алексей. «Этический кодекс МГУ, одобренный Ученым советом МГУ 31 августа 2009 года, предписывает учащимся не использовать нецензурной лексики» - пишет нам Николай.

М. КОРОЛЁВА - Я бы только хотела, знаете, что узнать. Вот он предписывает не использовать нецензурной лексики, а что за этим следует? То есть, есть ли какие-то санкции за неисполнение вот этого самого пункта Этического кодекса? Потому что Этический кодекс – это ведь нечто такое необязательное, это предписывающее, но не требующее, правильно?

О. СЕВЕРСКАЯ - Да, Николай, если вы вдруг знаете, то скажите, пожалуйста... А, вот нам пишет, между прочим, Елена, мама выпускника филфака. «Лет 10 назад была на Дне открытых дверей на филфаке МГУ. То, что было написано на столах и, извините, в туалетах, тянуло на многомиллионный штраф». Вот, интересно, действительно, предусмотрен какой-то штраф, или какие-то общественные работы, я не знаю, например, на трех коллоквиумах подряд делать основной доклад?.. Ну, я не знаю, что еще можно придумать. С другой стороны, вот, например, про побуждение к овладению русским языком в его полном объеме. Вот, употребил слово – пожалуйста, подбери к нему быстро 10 синонимов. Замени его приличными словами.

М. КОРОЛЁВА - Боюсь, Оля, что все время преподавателя, которое...

О. СЕВЕРСКАЯ - На это и уйдет.

М. КОРОЛЁВА - На это и уйдет, да. Никакого учебного плана просто не будет. Он растворится в нитях. Так, давайте мы сейчас прямо проголосуем. Итак, вопрос у нас следующий: Стоит ли запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений? Имеются в виду как высшие учебные заведения, так и средние. Да вплоть до детских садов, на самом деле. Если вы считаете, что стоит запретить, вот полный запрет ввести – телефон для вас 6600664. Если вы считаете, что делать этого не стоит – для вас другой телефон – 6600665.

ГОЛОСОВАНИЕ

М. КОРОЛЁВА - Итак, еще раз повторю. Стоит ли запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений? Если вы считаете, что да, стоит – 6600664. Если у вас другое мнение, вы считаете, что делать этого не стоит, ну или думаете, что это невозможно, тогда для вас второй телефон – 6600665. Ну что, прямой телефонный звоночек? 3633659, пока у нас голосование идет, давайте. «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы», слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день. Меня зовут Денис, я работаю в Московском метрополитене. Вот, хотел поделиться соображениями своими.

М. КОРОЛЁВА - Ну, не то чтобы учебное заведение, конечно, Денис, но все равно, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ - Да, да. Нет, вы знаете, вот, к сожалению, на сегодняшний день приходится сталкиваться с таким срезом языка, понимаете, ну вот, короче синонимический ряд мне кажется, просто у людей проблемы. Я не знаю, вот есть печатное слово, там Дима Муратов, ну действительно грамотные люди, понимаете?. Не знаю, что-то надо делать, спасибо.

М. КОРОЛЁВА - Ну, это такое высказывание было, Денис.

О. СЕВЕРСКАЯ - Крик души.

М. КОРОЛЁВА - Не то чтобы даже ответ – крик души, да. Но не знаю, какое отношение Метрополитен имеет к учебным заведениям, но скорее – те, кто учится в этих учебных заведениях, потом ездят и в метро тоже, и вот Денис все это слушает. Хорошо, давайте еще звоночек, 3633659, «Эхо Москвы», мы вас слушаем. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Да.

М. КОРОЛЁВА - Добрый день, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Меня зовут Людмила.

М. КОРОЛЁВА - Да, Людмила.

СЛУШАТЕЛЬ - Я живу в Подмосковье.

М. КОРОЛЁВА - Да. Какое-нибудь отношение к учебным заведениям сейчас имеете?

СЛУШАТЕЛЬ - Ну, я вообще учитель по образованию.

М. КОРОЛЁВА - Так, прекрасно. А в школе работали?

СЛУШАТЕЛЬ - Но в школе я работала очень мало.

М. КОРОЛЁВА - Жаль.

СЛУШАТЕЛЬ - Но я хочу сказать, прежде чем запрещать в учебных заведениях, и, так сказать, на их территории, не нужно ли, прежде всего, запретить все это дело на телевидении?

М. КОРОЛЁВА - А в каком смысле вы имеете в виду? Вы слышите там мат?

СЛУШАТЕЛЬ - Ну, конечно. Конечно. Вот тут программа Малахова была. Ну, положим, его «запикивают». Вот, программа Малахова. И там певица Ирина Отиева. Ну, там, в общем-то, звучит такое словечко, а молодец, что смотрят дети. У них критического, так сказать, отношения, в действительности еще нет. Ну, певица известная, и вот такие вот слова, да? Вот, и... Так что вот так вот.

М. КОРОЛЁВА - Понятно, спасибо. Ну, у меня сложное отношение, я не знаю, как у тебя, Оля. У меня сложное отношение к «запикиванию». Я понимаю, что, с одной стороны, вроде бы хорошо, что эти слова, вроде бы, не проходят к нам напрямую. С другой стороны совершенно понятно, что за этим стоит. Поэтому не знаю, какова польза этого «запикивания».

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну да, в принципе, такие программы как «Пусть говорят» - они же не идут в прямом эфире. Это когда прямой эфир – это очень трудно контролировать речь человека, который находится в студии. Но это же идет в записи – поди и вырежи эту реплику вообще.

М. КОРОЛЁВА - Но если там был такой гость, что придется вырезать всего гостя вместе с его репликами?

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну и Бог с ним, с этим гостем.

М. КОРОЛЁВА - Ну, мне тоже так кажется. Да, но здесь-то, в университетах, там никакого «запикивания»-то быть не может. Там, увы, все это идет открытым текстом, прямым эфиром и круглые сутки.

О. СЕВЕРСКАЯ - Вот, нам пишут, уже несколько смс-ок прошло, поэтому я без авторства указываю, что на парах-то этого не слышно, это слышно в коридорах. Вот, что с этим делать? Потому что на парах они себя берут в руки, студенты, и не выражаются.

М. КОРОЛЁВА - Нет, понятно, что это происходит в коридорах. Но мы же, когда задаем наш вопрос про территорию, мы говорим про территорию учебных заведений. Вот, территория свободна от нецензурной лексики. Потому что, ну, простите, мне-то кажется, и всегда казалось, что это сродни просто мусору. Вот, точно так же, как мы убираем, мы приглашаем уборщиц в учебные заведения, которые убирают коридоры по вечерам. Вот, точно так же, мне кажется, уставом это можно было бы – убирать нецензурную лексику. А может быть, и нет.

О. СЕВЕРСКАЯ - Мария из Санкт-Петербурга пишет нам: «В моем Университете государственной противопожарной службы МЧС России мата нет. А все потому, что курсанты заняты делом и дисциплинированы». Насколько я понимаю, там нет и такого запрета в уставе внутреннем. Просто вот не выражаются, и все. Делом заняты.

М. КОРОЛЁВА - Ну вот, смотри. Елена тоже пишет – это по поводу побуждений или там принуждения. «Я на работе предложила за употребление слова «блин» кидать 10 рублей в общественную копилку. Сначала засмеялись, потом задумались, а «блины» исчезли». Молодец, Елена, очень хорошо. Ну что, успеем еще звоночек? Давай. 3633659, и не забудьте – голосование тоже идет. Слушаем вас, «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы», слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте, меня зовут Сергей, я живу в Ярославле.

М. КОРОЛЁВА - Да. Учитесь или преподаете?

СЛУШАТЕЛЬ - Я учусь, студент. Вот. Хотел бы сказать, что вводить запреты на уже запрещенное смысла нет. У нас запрещены на дорогах превышение скорости, и прочее, прочее. Тем не менее, ежедневно выписывается огромное количество штрафов. Это должно быть в воспитании человека. Естественно, никого не ограничишь от матерных слов.

М. КОРОЛЁВА - Сергей, это неправда. Это неправда. Точно так же, как говорили – «ну, никто не будет пристегиваться в машинах». Я всегда этот пример привожу. «Никто не будет этого делать». Как только ввели штраф 500 рублей – я не вижу ни одного непристегнутого водителя. 

О. СЕВЕРСКАЯ - А ты знаешь, сколько составляет аналогичный штраф в Греции? 300 евро за непристегнутый ремень.

М. КОРОЛЁВА - Совершенно верно. Поэтому все говорили, что надо воспитывать, вот эти люди, вот воспитание, что убеждать, что это правильно... Пожалуйста вам – ввели штраф – все отлично.

О. СЕВЕРСКАЯ - Всё зависит от суммы штрафа.

М. КОРОЛЁВА - Введите штраф – не будут материться. Или нет? Сергей?

СЛУШАТЕЛЬ - Да, да, да.

М. КОРОЛЁВА - Что да? Или нет?

СЛУШАТЕЛЬ - Я считаю, что все равно – запретами это никак не ограничить. Были сухие законы – все равно от алкоголя тоже никуда не деться. Это должно быть в воспитании человека.

М. КОРОЛЁВА - Но этого, Сергей, может стать меньше. И нам бы тогда, может быть, с вами стало лучше. Спасибо, Сергей.

О. СЕВЕРСКАЯ - Можно смс-очку в заключение?

М. КОРОЛЁВА - Давай.

О. СЕВЕРСКАЯ - Сергей из Санкт-Петербурга пишет: «Учусь в Техникуме железнодорожного транспорта. У нас за мат дают выговор. По набору трех выговоров – отчисление. Но все равно все матерятся, так как вычислить, кто именно сказал трудно, так как студенты по одному не ходят».

М. КОРОЛЁВА - Нет, ну я согласна. Определенные трудности при выполнении этого запрета, конечно, будет. Но с чего-то надо начинать, послушайте? Значит, голосование я пока не останавливаю. Напомню еще раз, что вы можете проголосовать, хотя, в принципе, уже всё понятно. Но после новостей я объявлю результат, сейчас только напомню. Если стоит запретить нецензурную лексику в учебных заведениях – 6600664. Если не стоит этого делать – 6600665. Через несколько минут встречаемся.

НОВОСТИ

М. КОРОЛЁВА - 12:35 в Москве, Марина Королева, Ольга Северская. Мы продолжаем. Собственно, про Сетевизор вы уже слышали. Не забывайте, что вы можете смотреть все, что происходит в этой студии, на нашем сайте:

www.echo.msk.ru

. Да, для связи, напомним, Оль, да? +79859704545 – это для ваших смс-ок. И вопросы тоже можете присылать, уже не только реплики. Кроме того, телефон прямого эфира вам пригодится, но уже для игр, для того чтобы выиграть книжки – 3633659. Заканчивая эту тему, мы говорили с вами о том, стоит ли запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений, давайте я вам сначала скажу, как вы проголосовали, дорогие мои. Итак, 89% считает, что да, надо запретить нецензурную лексику на территории учебных заведений. Браво. Но 11% считают, что этого делать не надо. Ну, я думаю, что среди этих 11% большинство тех, кто просто не верит в выполнимость того, что это возможно.

О. СЕВЕРСКАЯ - Я думаю, что да.

М. КОРОЛЁВА - Но, кроме того, здесь очень много, очень много смс-ок пришло. Вот, в частности, например, написал Дмитрий из Екатеринбурга: «Нужно сделать Россию свободной территорией от мата». Дмитрий, как я вместе с вами!!! Если бы вы знали! Но боюсь, что мы с вами, Дмитрий, будем тогда просто высланы за пределы территории России, потому что это, Дмитрий, невозможно. Мы с вами будем первыми, кого лишат гражданства, потому что по нынешней конституции это невозможно. Ну, вот так вот... В смысле, не без мата невозможно, а лишать гражданства невозможно. Ну что, и еще я бы хотела, Оль, в конце процитировать ту самую Ларису Евгеньевну Кириллову из Дальневосточного университета, от которой мы, собственно, получили эту тему, эти материалы. Вот она пишет: «Одна из глубинных причин – в типе речевых отношений между людьми. У нас в общении преобладает вертикальная модель. Пресловутая вертикаль управления неспроста родилась, это именно модель подавления собеседника. И этот тип отношений оказывается насаждаемым с самого детства. Для того, чтобы заставить слушаться, подчиняться, нужны более примитивные речевые средства, в том числе брать. А чтобы заставить слушать – речевые средства, можно сказать, должны быть тонкими, основанными на понимании другого. Поэтому причин разгула мата в молодежной среде множество. Один из способствующих факторов – образцы речевого поведения успешных лидеров, не дремлют в сознании людей. «Мочить», «обрезать», «подвешивать», «прислать доктора», «понуждать к миру» и тому подобное». Вот так.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, премьер уже раскаялся по поводу одного крепкого выражения.

М. КОРОЛЁВА - По поводу «мочить в сортире»?

О. СЕВЕРСКАЯ - Да.

М. КОРОЛЁВА - Ну, я должна сказать, что среди смс-ок, которые нам сегодня пришли, как раз многие нам об этом писали. О том, что до тех пор, пока наши лидеры будут насаждать именно такой стиль поведения – нам и от мата долго не удастся избавиться. Хорошо, с этим мы на сегодня заканчиваем, переходим к нашим веселым развлечениям.

О. СЕВЕРСКАЯ - Сначала аттракцион невиданной щедрости, потому что мы знаем, что нас слушает достаточно много лингвистов, людей, которые изучают язык профессионально, и вот именно для них издательство Азбуковник предлагает такой вот просто подарок. Напишите нам на смс, Мариш, ты напомнишь еще раз номер?

М. КОРОЛЁВА - +79859704545.

О. СЕВЕРСКАЯ - Если вам нужна такая книга, ее авторы Юрий Николаевич Караулов, которого, наверное, представлять не надо, он доктор филологических наук, член-корреспондент РАН, директор Научного центра русского языка Московского государственного лингвистического университета, ведущий сотрудник Института русского языка РАН. И он основатель ведущей научной школы «Русская языковая личность». Вот его соавтор – Юрий Николаевич Филиппович, который очень известный компьютерный лингвист.

М. КОРОЛЁВА - А книжка-то называется как?

О. СЕВЕРСКАЯ - Книжка называется «Лингвокультурное сознание русской языковой личности». Ну вот, страшно звучит только слово «лингвокультурное», но на самом деле...

М. КОРОЛЁВА - Я тебе скажу, что это и преподавателям школьным пригодится.

О. СЕВЕРСКАЯ - ...Это очень интересная, специальная книга о том, можно дать себе труд вообще-то войти в систему терминов, написана она таким, «не птичьим» языком, о том, как мы осваиваем что-то, как мы что-то узнаем, познаем, и потом вот это отражается в нашем языке, в нашем индивидуальном словаре. В общем, книга действительно очень интересная и полезная.

М. КОРОЛЁВА - Короче, Оля, мы эту книгу просто отдаем.

О. СЕВЕРСКАЯ - Просто отдаем, да.

М. КОРОЛЁВА - Если вы нам сейчас пришлете ваш телефон +79859704545, отдадим книгу Юрия Караулова и...

О. СЕВЕРСКАЯ - И Юрия Филипповича «Лингвокультурное сознание русской языковой личности». У нас есть 6 экземпляров, они могут быть ваши. Пишите.

М. КОРОЛЁВА - Ну а Татьяну Устинову будем разыгрывать.

О. СЕВЕРСКАЯ - Да.

М. КОРОЛЁВА - Придется побороться.

О. СЕВЕРСКАЯ - Придется побороться, потому что Татьяна Устинова – это чтение и для языковедов, и для людей других специальностей, и просто для людей, которые интересуются такими легкими, хорошими, замечательными и умными романами, скажу я.

М. КОРОЛЁВА - И вам нужно просто позвонить нам сюда по телефону 3633659, а мы первый вопрос.

О. СЕВЕРСКАЯ - А мы – первый вопрос задаем. Кстати, вопрос от вас был. В каком произведении русской классики впервые появилась «дама, приятная во всех отношениях»? Мы решили не отвечать на него сами, а дать вам варианты.

М. КОРОЛЁВА - Подожди, а может быть, не надо?

О. СЕВЕРСКАЯ - А может быть, и не надо.

М. КОРОЛЁВА - Давайте без вариантов?

О. СЕВЕРСКАЯ - Давайте без вариантов.

М. КОРОЛЁВА - «Дама, приятная во всех отношениях» - в каком произведении русской классики она появилась впервые? 3633659. Мы вас слушаем, «Эхо Москвы». Ох.

О. СЕВЕРСКАЯ - Алло.

М. КОРОЛЁВА - Подальше от приемника, пожалуйста. «Эхо Москвы», слушаем вас. Нет, не получается.

О. СЕВЕРСКАЯ - Не получается.

М. КОРОЛЁВА - Другой звоночек. 3633659, я опять разговариваю с приемником, а не хотелось бы.

О. СЕВЕРСКАЯ - Хотелось бы с человеком. Отойдите, пожалуйста, подальше.

М. КОРОЛЁВА - Как хочется себя слушать.

О. СЕВЕРСКАЯ - У меня такое впечатление, что приемник звонит сам.

М. КОРОЛЁВА - А, может быть. Вполне, вполне может быть. Такие приемники, я думаю, уже есть.

О. СЕВЕРСКАЯ - Компьютерные.

М. КОРОЛЁВА - Да. 3633659, мы слушаем вас, «Эхо Москвы», здравствуйте.

О. СЕВЕРСКАЯ - Никто не хочет книгу Устиновой?

СЛУШАТЕЛЬ - Алло.

М. КОРОЛЁВА - Да, да. Вы хотите книгу Устиновой?

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день. Может быть, это «Мертвые души»?

М. КОРОЛЁВА - Ну, конечно.

О. СЕВЕРСКАЯ - Правильно. Действительно.

М. КОРОЛЁВА - Даже не может быть, а точно.

О. СЕВЕРСКАЯ - Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Татьяна.

О. СЕВЕРСКАЯ - Татьяна абсолютно правильно говорит, что в «Мертвых душах» Гоголя появилась «дама, приятная во всех отношениях», но не одна. Там была еще и просто «приятная дама», и вот там было написано: «Чтобы не приняли за личность, будем называть эту даму, как она называлась почти единогласно в городе N, и именно – дамой, приятною во всех отношениях. Это название она приобрела законным образом, ибо точно ничего не пожелала, чтобы сделаться любезной в последней степени. Другая дама, то есть приехавшая к ней, не имела такой многосторонности в характере, и потому будем называть ее просто приятною дамою» - писал Гоголь в «Мертвых душах».

М. КОРОЛЁВА - Хорошо. И на этом с первым вопросом мы разобрались, и теперь у нас вопрос второй. Можно задам?

О. СЕВЕРСКАЯ - Задавай, конечно.

М. КОРОЛЁВА - А вы пока набирайте номер телефона 3633659. Вся человеческая мудрость заключается в двух словах, говорил Александр Дюма-отец. Что это за слова? Как ты думаешь, давать варианты?

О. СЕВЕРСКАЯ - Давать, конечно.

М. КОРОЛЁВА - Боюсь, что придется. Итак, два слова, в которых заключена вся человеческая мудрость: «ждать и надеяться», «любить и верить», «говорить и молчать». Вот, последнее – это прямо для радио. Мы слушаем вас, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА - Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Татьяна.

М. КОРОЛЁВА - Татьяна, ну что, какие два слова вы выбираете?

СЛУШАТЕЛЬ - Давайте «говорить и молчать».

О. СЕВЕРСКАЯ - Нет.

М. КОРОЛЁВА - Татьяна, нет, нет, нет.

О. СЕВЕРСКАЯ - Итак. Вся человеческая мудрость заключается в двух словах, каких именно? «Ждать и надеяться», «любить и верить». Попробуйте договорить за Александра Дюма-отца.

М. КОРОЛЁВА - Давайте, 3633659, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Любить и верить.

М. КОРОЛЁВА - Что, что, что?

СЛУШАТЕЛЬ - Любить и верить.

М. КОРОЛЁВА - Мы даже не спрашиваем, как вас зовут, потому что это неправильно.

СЛУШАТЕЛЬ - Ну, теперь мы ждем только правильного ответа, кто слушал нас внимательно. 3633659, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА - Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Владимир.

М. КОРОЛЁВА - Да, Владимир.

СЛУШАТЕЛЬ – значит, «ждать и надеяться».

О. СЕВЕРСКАЯ - Правильно, Владимир, спасибо, что вы нас слушаете внимательно, и Татьяна Устинова...

М. КОРОЛЁВА - Что вы ждали и надеялись, и получили свою Татьяну Устинову. Вполне, получите еще.

О. СЕВЕРСКАЯ - «Всегда говори всегда» - ваш роман.

М. КОРОЛЁВА - Ну что, третий вопрос?

О. СЕВЕРСКАЯ - Третий вопрос задаем. «Корабль дураков» – он вошел в историю литературы, так называется роман Себастьяна Бранта, в историю живописи, благодаря картине Иеронима Босха, и в историю кинематографа, благодаря знаменитому фильму Стэнли Крамера. А кто впервые в XV веке отправился в плаванье на таком корабле? Отчаянные мореплаватели, новички в морском деле, умалишенные в прямом смысле этого слова?

М. КОРОЛЁВА - Итак, «корабль дураков» - он весь ваш. Давайте, 3633659, «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ - Алло. Здравствуйте.

О. СЕВЕРСКАЯ - Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Это Дмитрий, Нижний Новгород. Только вы знаете, поскольку я слушаю в Интернете, не слышал вопрос, честно говоря.

М. КОРОЛЁВА - Нет, нет, Дмитрий. У нас так не полагается. Нет, нет. Извините, Дмитрий. Нет, увы. Следующий звонок, 3633659, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день.

М. КОРОЛЁВА - Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Могу я попросить не книги Устиновой, а книгу Караулова и ...

М. КОРОЛЁВА - Да, конечно, можете. Если ответите на вопрос. Ну, впрочем, книгу Караулова вы получите и так. Но уж на вопрос ответьте.

О. СЕВЕРСКАЯ - Попробуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Книгу по лингвистике.

М. КОРОЛЁВА - Да.

СЛУШАТЕЛЬ - А как – записаться или что надо сделать?

М. КОРОЛЁВА - Подождите, надо ответить на наш вопрос.

О. СЕВЕРСКАЯ - Кто первым плавал на «корабле дураков» в XV веке - отчаянные мореплаватели, новички в морском деле или умалишенные в прямом смысле этого слова?

СЛУШАТЕЛЬ - Да, но вы сказали, что книгу я получаю так?

М. КОРОЛЁВА – Ну, если хотите – произносите его в прямом эфире. Нам нужно было, чтобы вы прислали его по смс.

СЛУШАТЕЛЬ - По смс, да?

М. КОРОЛЁВА - Ну, смотрите, мы зафиксировали ваш телефон, вот сейчас это наш звукорежиссер сделал. Все.

О. СЕВЕРСКАЯ - Да.

М. КОРОЛЁВА - То есть, на вопрос вы отвечать не хотите? Спасибо большое.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, и не надо.

СЛУШАТЕЛЬ - Я не знаю ответа. Спасибо большое.

М. КОРОЛЁВА - Давайте. Хорошо, 3633659, и мы слушаем вас сейчас. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА - Да, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ - Николай Колесников.

М. КОРОЛЁВА - Ну, Николай Колесников, здравствуйте. Ну, что у нас с «кораблем дураков», кто на нем плавал?

СЛУШАТЕЛЬ - Ну, кто на нем плавал?

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, вот кто на нем плавал?

СЛУШАТЕЛЬ - Дураки. Ха-ха-ха.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ну, дураки – понятно. Но дураки могут быть и отчаянные мореплаватели, которые ни на что не обращают внимания, и...

СЛУШАТЕЛЬ - Отчаянные мореплаватели.

О. СЕВЕРСКАЯ - Неправильный ответ.

М. КОРОЛЁВА - Нет, нет, нет, Николай. Хоть вы и Колесников Николай, но все равно не вышло. 3633659, еще слушаем вас. «Эхо Москвы». «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы».

О. СЕВЕРСКАЯ - «Эхо Москвы» задает вам вопрос про корабль дураков. Кто на нем плавал?

М. КОРОЛЁВА - У нас последняя попытка.

СЛУШАТЕЛЬ - Да.

М. КОРОЛЁВА - Да, здравствуйте. Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ - Борис.

М. КОРОЛЁВА - Да, Борис.

СЛУШАТЕЛЬ - Может быть, умалишенные?

О. СЕВЕРСКАЯ - Вы правы, Борис.

М. КОРОЛЁВА - Браво.

О. СЕВЕРСКАЯ - Действительно, была такая абсолютно, на мой взгляд, чудовищная практика в XV веке, когда умалишенных собирали и отправляли в такое плавание на отдельном корабле, чтобы они не были опасны для общества, ну и сами больше психику свою не травмировали. Так они плавали, плавали. Спасибо, Борис. Мариш, я думаю, что мы на этом останавливаем сегодняшнюю игру.

М. КОРОЛЁВА - С розыгрышами мы остановились. Тут приходят, кстати...

О. СЕВЕРСКАЯ - Масса.

М. КОРОЛЁВА - ...многочисленные пожелания книги Караулова. Мы сразу скажем, что мы выберем первых... сколько?

О. СЕВЕРСКАЯ - Первых 6 человек у нас есть.

М. КОРОЛЁВА - Первых 6 человек,

О. СЕВЕРСКАЯ - И включая человека, который прозвонился в эфир, для того чтобы ее получить, а остальных адресуем... вам перезвонят после эфира наши референты, а мы адресуем всех в Институт русского языка, там можно эту книгу и купить, и, я просто боюсь это озвучить, но кажется, и получить в подарок тоже.

М. КОРОЛЁВА - Я надеюсь, что по сходной цене. Помнишь, мы с тобой про сходную цену рассказывали?

О. СЕВЕРСКАЯ - По очень сходной цене.

М. КОРОЛЁВА - Давай, мы ответим на некоторые вопросы, которые у нас пришли еще в прошлой программе и в позапрошлой.

О. СЕВЕРСКАЯ - Вот это я с удовольствием сделаю.

М. КОРОЛЁВА - Ну вот, я хотела бы ответить на один вопрос, который касался слова, как раз слова «словцо». Вот как тебе – мне написали, что какое-то странное выражение: «польза и вред крепких словец», что какая-то странная форма «словец». Как тебе, кстати, «словец»?

О. СЕВЕРСКАЯ – «Словец»? Не очень.

М. КОРОЛЁВА - Кого и чего «словец». Вот, мне тоже не очень. Но, Оля, я заглянула в словарь, и не в один словарь, а во все имеющиеся. Есть такая форма, просто она очень редко употребляется, мы к ней не привыкли. Итак, единственное число – «словцо». Кого, чего? – «словца», соответственно, родительный падеж. Множественное число, они – «словца», но нет кого, чего? – «словец». «Словец словцам» – да, есть такая форма, вот.

О. СЕВЕРСКАЯ - Тирамису. Ты любишь тирамису?

М. КОРОЛЁВА - Обожаю.

О. СЕВЕРСКАЯ - Обожаешь. Вот, тирамису – это очень любимый десерт, и все пристают обычно к итальянским официантам, на родине тирамису, что бы это значило? Нет, правильно говорить – «тирамису», потому что именно из трех итальянских слов «tira mi su», что буквально переводится как «подними меня наверх», «унеси меня в небо», вот и состоит это название.

М. КОРОЛЁВА - То-то я думаю – как ни попробую его, просто прекрасно!

О. СЕВЕРСКАЯ - Прямо так – блаженство наступает.

М. КОРОЛЁВА – Такое вот именно тирамису.

О. СЕВЕРСКАЯ - Вот, по одной из версий, так называется блюдо именно из-за своей калорийности. Вот это, мне кажется версия какая-то странная...

М. КОРОЛЁВА - Все, забыли про тирамису. Забыли.

О. СЕВЕРСКАЯ - ... потому что тяжелое оно – это ужасно. Если готовить с мас-карпоне, то там 70% жирности, просто страшное дело, еще сахара добавьте – это кошмар.

М. КОРОЛЁВА - Никогда больше, все.

О. СЕВЕРСКАЯ - Есть низкокалорийные рецепты, их можно найти в Интернете.

М. КОРОЛЁВА - Это в другой программе.

О. СЕВЕРСКАЯ - Но мы не об этом. Не об этом. Мы не об этом, мы о тех версиях, которые тоже можно найти в Интернете. Вот мне кажется, что эта «высококалорийная» версия – она какая-то странная. Правда? Потому что всё тяжелое – оно как-то тебя наоборот к земле. А тут вот – «подними меня». Ну, может быть, это какой-то вопль отчаяния, вот – я наелся, а ты меня – раз, и на небо. Есть другие версии, потому что некоторые утверждают, что этот перевод нужно понимать как «подними мне настроение». И вот считается, что тирамису впервые приготовили в конце XVII века в Сиене в честь великого герцога Козимо III Медичи. И кондитеры Сиены, которые были известны очень своим мастерством, хотели приготовить что-то очень особенное для герцога, который любил очень сладкое. И тогда этот десерт назывался совершенно не так, он назывался «zuppa del duca» – «герцогский суп». И позднее этот рецепт попал во Флоренцию, оттуда – в Венецию, где его и приняли. Говорят, что его ужасно любили куртизанки, которые обнаружили, что «суп герцога» не только поднимает настроение, не только услаждает вкус, но и, извините, обладает... ну, в общем, он афродизиак, скажем там, по-научному. Дальше я продолжать не буду... догадайтесь сами. «Взбодри меня».

М. КОРОЛЁВА - Да, не надо дальше. Все, хватит, хватит нам этих тирамису. Ну, как-то так, как-то, ты знаешь, невольно все равно мы от еды никуда не уходим, потому что здесь был вопрос от Артура: «Много абрикос или много абрикосов?»

О. СЕВЕРСКАЯ - Отлично.

М. КОРОЛЁВА - Значит, Артур, «абрикосов»! Никаких «абрикос». Кого, чего? – абрикосов, апельсинов, бананов, помидоров, но яблок, груш, слив. То есть, получается, ну так, в основном, что если у нас мужской род на единственное число, то там у нас будет с окончанием «ов», а если нет – то нулевое окончание. И еще, кстати, по поводу множественного и единственного числа. Я увидела тут такое словосочетание – «свадебный доспех». Доспех.

О. СЕВЕРСКАЯ - Как интересно.

М. КОРОЛЁВА - Ну вот, ты опять удивилась, ты опять удивилась. А ничего удивительного, ничего.

О. СЕВЕРСКАЯ - Нет, то, что «доспех» - меня и не удивляет. Мне интересно, что такое – «свадебный доспех».

М. КОРОЛЁВА - Интересно. Потому что, вообще-то, «доспехи», как правило, в словаре дают множественное число. В старину это – боевое снаряжение, вооружение воина. Или же – тяжелое снаряжение, принадлежность какого-то костюма. Я думаю, что свадебные доспехи можно употреблять скорее в ироническом ключе. Еще раз скажу – большинство словарей дает только множественное число слова «доспехи». Единственное число есть, оно обозначено, но оно малоупотребительно. Оль, завершая программу, а мы ее, наверное, уже завершаем, я хочу процитировать смс-ку от Оксаны. Это я возвращаюсь к нашей сегодняшней основной теме разговора – нецензурная лексика. Оксана пишет: «В свое время в одной психологической группе, которую я посещала, сказали, что ругаться можно любым словом, главное – интонация. И постановили ругаться словом «зайчик». Всех это развеселило, но факт – ругательства заменились этим словом».

О. СЕВЕРСКАЯ - Зайчиками.

М. КОРОЛЁВА - Вот так, зайчик ты мой.

О. СЕВЕРСКАЯ - Отлично.

М. КОРОЛЁВА - Ну что, программа «Говорим по-русски», я Марина Королева.

О. СЕВЕРСКАЯ - Ольга Северская тоже была с вами, встретимся с вами через неделю в том же составе.

М. КОРОЛЁВА - Счастливо!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024