Купить мерч «Эха»:

По-женски, по-мужски: действительно ли мы говорим по-разному - Татьяна Базжина - Говорим по-русски. Передача-игра - 2011-03-06

06.03.2011
По-женски, по-мужски: действительно ли мы говорим по-разному - Татьяна Базжина - Говорим по-русски. Передача-игра - 2011-03-06 Скачать

К. ЛАРИНА: Почему-то начала тайком рассказывать мне все свои планы Ольга Северская. Расскажи всем!

О. СЕВЕРСКАЯ: Здравствуйте! Сейчас расскажу. Можно я начну с «Альманаха»?

К. ЛАРИНА: Давай!

О. СЕВЕРСКАЯ: Чтобы наши слушатели сидели и ждали с напряжением «Альманах», где мы расскажем все о названии Красной площади, башен Кремля и о самом Кремле. Вот этим слова сегодня у нас в эфире. А мы будем еще говорить и о мужском, женском.

К. ЛАРИНА: Накануне праздника.

О. СЕВЕРСКАЯ: Накануне праздника. А также и о том, как вообще мужское и женское отражается в нашем языке. Там действительно очень интересные наблюдения. Поделится ими с нами Татьяна Базжина, доцент института лингвистики РГГУ, член международной ассоциации психолингвистов. Здрвствуйте, Татьяна Вадимовна!

К. ЛАРИНА: Здравствуйте, Таня.

Т. БАЗЖИНА: Здравствуйте!

О. СЕВЕРСКАЯ: Когда я эту идею вообще забросила в эфир, потому что на разных сайтах, в частности на сайте Women.ru, появилась статья о том, что есть трудности в коммуникации, есть трудности в особенностях перевода с мужского на женское, что вообще такие статьи появляются, Таня, мрачно хихикнув, сказала: сезонное обострение.

Т. БАЗЖИНА: Но это действительно сезонное обострение перед праздником, который в основном празднуется в одной отдельно взятой стране. Вопросы мужского и женского как-то начинают будоражить умы журналистов.

К. ЛАРИНА: И мужчин, и женщин.

Т. БАЗЖИНА: Именно женщин, боюсь что, потому что они начинают публиковать свои лингвистические изыскания. Подчас они очень интересны. На одном из мужских сайтов был опубликован квазисловарь (я словарем его назвать не могу). Ситуация такая: мужчины, достаточно известные, называют слова, которые, на их взгляд, должны быть в лексиконе каждого русского мужчины.

О. СЕВЕРСКАЯ: И толкование дают.

Т. БАЗЖИНА: Дают толкование. И там у этих слов возникает рейтинг. И вот когда ты смотришь на эти рейтинги, максимальный имеет слово «цинизм».

К. ЛАРИНА: Это у мужчин?

Т. БАЗЖИНА: Да. 464 единицы рейтинг.

К. ЛАРИНА: Самое популярное.

Т. БАЗЖИНА: На втором месте слово «эгоизм».

К. ЛАРИНА: Обычно это женское слово в адрес мужчин.

Т. БАЗЖИНА: А потом – «гантель». Причем одна. Меня интересует, как они ею пользуются.

К. ЛАРИНА: Какие примитивные существа. Оль, скажи!

О. СЕВЕРСКАЯ: не совсем примитивные.

К. ЛАРИНА: Гантель, эгоизм, цинизм.

Т. БАЗЖИНА: Прекрасное слово «самочувствие».

К. ЛАРИНА: О да!

Т. БАЗЖИНА: 309 читателей. «Макароны» - 143 единицы. «Пельмени» - 5 единиц рейтинга. Зато «декаданс» - 0.

К. ЛАРИНА: Вот!

Т. БАЗЖИНА: Что означает этот рейтинг? Наверное, то, что мужчины ценят цинизм и эгоизм.

К. ЛАРИНА: Они цинки, эгоисты, обожают макароны, очень прислушиваются к собственному самочувствию. Какой декаданс, о чем вы говорите?!

О. СЕВЕРСКАЯ: Макароны 143, а пельмени -5, потому что макароны – это паста, это по-итальянски, это изысканно.

Т. БАЗЖИНА: Ну а женские сайты рекомендуют модели коммуникации с мужчинами. То, что ходит в блогах, на мой вкус существенно более занятно. Фразы замечательные, перевод с женского на русский. Там есть изысканные вещи. Например, если дама пишет «очень люблю котят, особенно щенят» - это означает, что она будет хорошо относится к детям.

К. ЛАРИНА: Это такой тест психологический?

Т. БАЗЖИНА: Я думаю, что даже не психологический, а психиатрический. Скорее, к таким специалистам стоит обращаться. Есть замечательные фразы: оделась, причесалась, умылась – и пошла украшать собою мир.

К. ЛАРИНА: Молодец! Замечательно!

Т. БАЗЖИНА: Вот есть такие фразы-мантры или фразы-аффирмации.

К. ЛАРИНА: А набор слов популярных есть?

Т. БАЗЖИНА: Нет, у женщин набора слов нет.

К. ЛАРИНА: Я же тебе говорю, Оля, что мы тонкие существа, тонкие натуры, сложно устроенные организмы.

О. СЕВЕРСКАЯ: С другой стороны, у нас просто полушария так устроены, что женщины произносит 7 тысяч слов за день, примерно, если я не ошибаюсь, согласно сведениям, приведенным на разных сайтах, а мужчины всего 4.

К. ЛАРИНА: вот про полушария. Можно я прочту сразу телеграмму, девочки. Нам пишет, видимо, мужчина, из Самары: по-разному говорят женщины и мужчины, не понимают друг друга; часть мозга, 20-30%, которая отвечает за образное мышление, у женщин в десятки раз меньше, поэтому женщины имеют другую систему ценностей, чем мужчины. Вот так вот!

Т. БАЗЖИНА: Но это действительно чисто мужская логика, поэтому по поводу полушарий, межполушарной симметрии разговоры идут бесконечно. Разговоры по поводу того, что мужчины левополушарные, а женщины правополушарные… Для этого есть одна из лучших, на мой вкус статей, по поводу межполушарной симметрии. Это статья Татьяны Владимировны Черниговской, одного из лучших специалистов по нейролингвистики. Она говорит о том, что мозг активно исследуется полтора века. В результате полутора веков исследований стало понятно, что мы знаем практически послотово структуру мозга, например, но совершенно не понимаем, как он работает. На самом деле строгая концепция межполушарной симметрии уже не мейнстрим научных исследований. Да, конечно, есть локализация, есть правое и левое полушария, но как писал в начале ХХ века замечательный американский врач Джексон: господь создал человеку два полушария, видно он обоими и пользуется. А по поводу того, что набор слов у мужчин 3 тысяч, а у женщин -7, то если их скоррелировать с теми исследованиями, которые проводит группа Осиновского из Санкт-Петербурга, у них получается, то современный молодой человек обходится 300 словами. На мой взгляд, это порядковое различие. И как на него реагировать, с ходу и не скажешь.

О. СЕВЕРСКАЯ: Хорошо, то, что мы можем сказать с ходу: мужчины и женщины действительно говорят по-разному. В частности, такое издание, как «Большой город», проводило эксперимент, предъявляя разные тексты неопознанные лингвистам, языковедам, которые должны были сказать, кто написал, мужчина или женщина, вольный пересказ сказки про Красную Шапочку. Надо сказать, что Татьяна угадала, конечно, не угадала, а научно обосновала свой выбор, 8 текстов из 10. Это очень хороший процент. И то в отношении двух, не угаданных точно, Татьяна говорит (и я должна с ней согласиться, потому что читала все эти вещи), что они были стилизованы. Как это делается? По каким признакам это можно определить?

Т. БАЗЖИНА: На самом деле, разговоры про мужское и женское авторство текста, с одной стороны, носят научный характер, с другой стороны все-таки то, что происходило в БГ давайте назовем шуткой. Конечно же, это такое развлечение для читателей, для самих ученых. Как Честертон говорил, что ученым иногда надо постоять на голове или устроить себе интеллектуальные каникулы. Вот это примерно такие интеллектуальные каникулы. Когда мы говорим о гендере в языке, надо очень четко понимать, что мы должны различать человека и гендерную роль, которую он себе присваивает. Часто бывает так, что человек мужского пола, а гендерная роль у него женская. И наоборот.

К. ЛАРИНА: Кстати, наверное в литературе можно увидеть эту разницу, да?

Т. БАЗЖИНА: Можно. И более того, когда мы обсуждали сегодняшнюю программу, что есть текст некоторого известного автора-детективщика…

О. СЕВЕРСКАЯ: Так сразу и назовем. Это Александра Маринина, которая в своей серии «Игорь Дорошин» про участкового-полицейского пишет от его имени, от имени мужчины. Я как раз его и послала Татьяне, потому что, с моей точки зрения, я читаю и, как Станиславский, не верю.

К. ЛАРИНА: Женский текст.

О. СЕВЕРСКАЯ: И при этом получается ужасно неловко. Это женский текст.

Т. БАЗЖИНА: Давайте скажем так: это текст, написанный женщиной. Это то, что называется, немужская ментальность. Потому что мужчины крайне редко замечают то, что называется мелкой пластикой детали. Они воспринимают мир целостно. Женщины готовы отмечать отдельные, конкретные аспекты ситуации. Мужчина к этому не склонен. Между прочим, когда начался этот бум в лингвистике гендерных исследований, а это 70-80 гг, так называемая феминистская лингвистика. Понятно, что это такая политкорректность в языке. Появляется масса книжек по поводу того, что женщины не понимают мужчин, а мужчины – женщин. Европейские языки вообще гендерно ориентированы. Они шовинистски относятся к женщинам. Проводились различные анализы женских и мужских текстов. И было установлено, что женщины существенно больше используют прилагательных. Они существенно больше дают чувственно-оценочных характеристик предметов, которые их окружают. А скорее всего это связано не с языковым восприятием, а с гендерным восприятием ситуации. Что до гендера в русском языке, то у нас есть рецидивы. Это наши любимые слова «оба», «обе», «трое». Почему-то мы так обеспокоены гендерным состоянием, кто что пишет и говорит, и совершенно не задумываемся, когда говорим «у них обоих», имея в виду двух девушек. Мы говорим: «у него трое дочерей».

К. ЛАРИНА: Почему, мы говорим «у них обеих».

Т. БАЗЖИНА: Нормально говорить «у них обеих», но это наиболее частотная ошибка.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, что эта ошибка в общем ряду других ошибок. Или вы думаете, что это что-то такое специфическое?

Т. БАЗЖИНА: Я не имею в виду журналистские ошибки. Здесь то, что называется стилистическими требованиями к изданиям, радиостанциям. Я говорю об ошибках массовых носителях языка, которые языком пользуются. Вот мы эту двойственность «две, оба, обе, обеих, обоих» не выдерживаем. А «трое дочерей»…

К. ЛАРИНА: Правильно – три дочери, три женщины и трое мужчин.

Т. БАЗЖИНА: Да. Это соответственно сочетается только с существительными мужского рода. Но это достаточно частотная ошибка в языке. То есть мы практические носители язык, мы этого ограничения не улавливаем. Поэтому для русского языка говорить о гендерности… Хотя нет, была такая замечательная работа Кронгауза, его соавтором выступала Мария Бурас, «Любить по-русски». Как раз это было критикой гендерной лингвистики. Они говорили о том, что глаголы, обозначающие половой акт, в русском языке явно ориентированы на мужчин, что, на мой вкус, вполне естественно. Женщина обычно выступает объектом, а никак не субъектом грамматическим и т.д.

К. ЛАРИНА: А в других языках по-другому?

Т. БАЗЖИНА: Они обсуждали только русский язык.

К. ЛАРИНА: Нет, в принципе?

Т. БАЗЖИНА: В принципе, бывает разного типа.

К. ЛАРИНА: Подождите, а вот такое понятие, как литературная мистификация? Там все-таки можно было угадать? Женщина пишет под мужским псевдонимом и издает. У нас в истории русской литературы таких примеров было много.

Т. БАЗЖИНА: Конечно.

К. ЛАРИНА: Можно отличить женское письмо от мужского? Обычно писательницы, вот ты говорила про Маринину, очень обижаются, когда говорят: женская литература, мужская литература. Но тем не менее это всегда присутствует как характеристика, как ни крути. Когда мы хотим похвалить писателя женщину, мы говорим: она пишет по-мужски. То же самое, когда мы говорим про пианистку: у нее мужской стиль игры – значит, такой хороший, мощный.

Т. БАЗЖИНА: Знаете, как бы мы ни старались и не стремились к тому, что женщины и мужчины равны, у нас все-таки ориентированная на мужскую ментальность.

К. ЛАРИНА: Мы живем в мужском мире, это правда.

Т. БАЗЖИНА: Вы знаете, у меня такое впечатление, что мир становится как мода. Вот есть стиль унисекс: свитер, кроссовки, а дальше непонятно, мужчина или женщина. Вот мне кажется, что борьба за равноправие привела к тому, что мы живем в таком мире, не асексуальном, а такого равноправия.

К. ЛАРИНА: Согласна! Посмотрите на политический спектр. У нас там вообще женщин нет в политике.

Т. БАЗЖИНА: Ну, у нас женщины есть в политике.

К. ЛАРИНА: Но это точечно.

Т. БАЗЖИНА: Я бы не сказала.

К. ЛАРИНА: Ну, скажите! Не руководящие посты, а именно в политике, как личности, политические лидеры.

Т. БАЗЖИНА: У нас в политической сфере лидеров реальных не так много. Делают попытки наводнить правительство женщинами. Как говорил один из экс-премьеров, я ничего не имею против женщин, они мне даже нравятся. Понимаете, Ксения, это крайний пример. На руководящих постах, во главе компаний женщин существенно меньше, чем мужчин. Международные компании принимают решение, чтоб там был некоторый процент женщин в руководстве, не меньше 33%, 35%. Можно ли это сделать такими планами? Не уверена в этом. Более того, если смотреть на спектр стран, то посмотрите, как изменился мир в сторону женского руководства.

К. ЛАРИНА: Там у них с этим как раз все нормально.

Т. БАЗЖИНА: Там как раз есть явные лидеры женщины, которые в состоянии представлять страну и политический интерес.

К. ЛАРИНА: Всерьез представить невозможно, чтобы у нас президентом была женщина. Я не знаю, сколько еще должно пройти времени, чтобы всерьез такая возможность рассматривалась. Может быть, и никогда.

Т. БАЗЖИНА: Вы знаете, я должна сказать, как мне представляется. У не историк совсем, но имею представления из истории России. Там правили женщины.

К. ЛАРИНА: Были императрицы, прекрасные! Я говорю про сегодня, сейчас.

Т. БАЗЖИНА: Здесь и сейчас. Сфера политическая – не совсем сфера моих интересов. Мне кажется, что политическое поле, которые представлено сейчас, не является собственно политическим полем.

К. ЛАРИНА: Другая ментальность. Это невозможно по определению сегодня.

Т. БАЗЖИНА: Вы знаете, Ксения, есть другая сфера, например, где засилье женщин. Это российская школа.

К. ЛАРИНА: Или радио «Эхо Москвы».

Т. БАЗЖИНА: Нет, нет! Я бы так не сказала. Здесь много мужских голосов.

К. ЛАРИНА: Да-да! Школа – абсолютно.

Т. БАЗЖИНА: Понимаете, да? Есть другая сфера, где иной вопрос: как туда завлечь мужчин.

О. СЕВЕРСКАЯ: Зарплатами.

Т. БАЗЖИНА: Вроде бы говорят, что зарплатами. Но не только с зарплатами проблема, на самом деле. Удержать одними зарплатами невозможно. Должен быть обязательно, что называется, социальный бонус. Социальный бонус – это уважение. А как будет развиваться политическая сфера и придут ли туда женщины – покажет время.

О. СЕВЕРСКАЯ: Кстати, в завершение вот этой политической темы, чтобы перед новостями вернуться к русскому языку, я изучала одно из интервью Ирины Хакмады, где она сказала такую интересную вещь: нам действительно не хватает женщин в политике, потому что женщины мыслят конкретно, подробно, а мужчинам всегда нужна какая-то абстрактная матрица, некая схема, которую они потом непонятно чем будут наполнять. Вот это мне кажется как раз про ментальность. Мы же действительно любим подробности, частности, во все вникаем, хозяйственные такие очень. Может быть, такой камертон к следующему, цитата из нашего руководителя: мы дошли от интердевочки до бизнес-леди, и это хорошо.

К. ЛАРИНА: Это кто сказал?

О. СЕВЕРСКАЯ: Угадай!

К. ЛАРИНА: Новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Говорим по-русски и по-женски, добавила бы я в контексте сегодняшнего разговора. Поскольку у нас сегодня в гостях Татьяна Базжина, доцент института лингвистики РГГУ, член международной ассоциации психолингвистов. А давайте мы уже загадалки сделаем.

О. СЕВЕРСКАЯ: Да, загадалки. Сначала про призы, потому что издательство «Молодая гвардия» и Майя Пешкова представляют княжну Тараканову глазами Игоря Курокина из серии ЖЗЛ. И тоже из серии ЖЗЛ биография Ренуара может стать вашей, если вы угадаете, кто написал текст, который мы вам сейчас предъявим: мужчина или женщина. «Вот какая удивительная вещь - по случаю кризиса сплошь и рядом наблюдаю ситуации, когда муж-кормилец остается без работы, очень денежной, но какой-то несколько птичьей, и единственным источником дохода в семье остается жена... И тащат наши Наташи и Даши своих Петь и Вась, обычно заодно с детьми. Такая вот арифметика».

К. ЛАРИНА: Итак, кто писал. Автор нам менее интересен, нам важно знать, мужчина он или женщина. Пожалуйста, 363-36-59. Итак, кто готов? Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Наверное, женщина.

К. ЛАРИНА: К сожалению, вы не попали. Поэтому, наверное, кто-то сейчас точно ответит. У нас нет третьего варианта ответа. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это мужчина!

К. ЛАРИНА: Мужчина. Скажите, вы сейчас угадали методом исключения, или по каким-то признакам решили такой ответ дать?

СЛУШАТЕЛЬ: Думала, что говорит вроде женщина, но пишет мужчина.

О. СЕВЕРСКАЯ: То есть мужчина о женских проблемах?

К. ЛАРИНА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Светлана.

К. ЛАРИНА: Светлана, скажите, по вашим ощущениям, женские и мужские языки отличаются?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно!

К. ЛАРИНА: А чем? Как это можно сформулировать?

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, мужчины более резкие. Я уже не говорю о тех словах, которые они часто употребляют. А женщины более выдержанные.

К. ЛАРИНА: Более гибкие.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, более гибкие.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Спасибо большое. Мы вас записали в победители.

О. СЕВЕРСКАЯ: А почему можно догадаться, что этот текст мужской?

Т. БАЗЖИНА: Маркер, конечно, совсем простой: наши Наташи и Даши. Маркер принадлежности. Но здесь есть и еще более интересный маркер. Основным доходом в семье остается жена. Она может быть добытчиком, но она не будет источником дохода.

О. СЕВЕРСКАЯ: Для себя самой, если она о себе говорит.

Т. БАЗЖИНА: Потому что источник… Она может стать кормильцем в семье. Вообще русский язык очень интересно устроен с точки зрения того, как мы относимся к кормильцам. Кормилец – тот, кто зарабатывает деньги и обеспечивает семью. Но мы не можем сказать: у меня жена кормилица. То есть можем, но при вполне определенной ситуации, когда эта женщина вскармливает грудью чужого ребенка. У нас такой гендерно повернутый мир.

К. ЛАРИНА: Опять буду с вами спорить. Я слышала определение именно в этом смысле: кормилица семьи. Конечно, в ироничном ключе это было сказано.

Т. БАЗЖИНА: Нет, муж-кормилец – абсолютно не ирония. Это мы сейчас воспринимаем как иронию, потому что боролись за равноправие, как могли. Смотрите, есть ряд слов, которые можно обсуждать. Мы говорим: секретарь, редактор, кассир. А скажите пожалуйста, вот стриптиз-клуб, там работает стриптизерша/ка? То есть стриптизерша, все нормально. Госпожа министерша. А теперь давайте попробуем сделать из этого профессию мужского рода: стриптизер.

К. ЛАРИНА: Тоже такие есть.

О. СЕВЕРСКАЯ: Очень уважительно звучит.

Т. БАЗЖИНА: Уважительно, да. А с экономкой?

К. ЛАРИНА: Модель – слово универсальное. Мужчина-модель и женщина-модель.

Т. БАЗЖИНА: Там мир такой. Служители подиума они такие.

К. ЛАРИНА: Профессор. Профессорши нет.

Т. БАЗЖИНА: А вот эконом? Понятно, что это специалист в области экономики.

К. ЛАРИНА: Губернаторши тоже нет. Мы живем в мужском мире. Мы опять получили подтверждение.

О. СЕВЕРСКАЯ: Я хочу к кормильцам вернуться. Русский язык, по-моему, единственный из продвинутых европейских, где есть словосочетание «кормить мужа». Звонит тебе кто-нибудь, а ты говоришь: я сейчас не могу, я мужа кормлю. Кормят зверей и детей, то есть только тех, кто не может себя сам прокормить. Во французском, например, есть выражение «дать поесть». Так что мы живем в женском мире, что касается кормильцев. А у нас есть второй текст.

К. ЛАРИНА: Мужчина, если во время ужина звонят, говорит: подожди, я тебе перезвоню, мы ужинаем. А женщина говорит: я кормлю.

Т. БАЗЖИНА: Мужчина скажет не «мы ужинаем», а «я ужинаю».

О. СЕВЕРСКАЯ: Да, точно.

К. ЛАРИНА: Тоже хорошее наблюдение по поводу эгоизма, того самого популярного слова, которое они так любят.

Т. БАЗЖИНА: Я ем пельмени и макароны.

О. СЕВЕРСКАЯ: Ну что, будем второй текст объявлять.

К. ЛАРИНА: «Граждане! С фронта продолжают приходить вести о массовых увольнениях. Но также прошел слух, что мужчины наши российские в связи с этим снова на диванах окапываются. Как в начале девяностых, когда с НИИ всяких их поувольняли, и они в честь этого лет пять лежали по домам емельюшками и страдали. Или врут все злые языки? Что там происходит, поведайте». Кто писал, мужчина или женщина, спрашиваем мы вас. А вы звоните по телефону 363-36-59. Тут обмануть, как мне кажется, невозможно. вся стилистика указывает. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я одного не понимаю. В какой свершается все миг, что женщины во всем мудрее, а гениальнее мужик. Все дело неужели в силе? И в силе мышц или ума? Так видно изначально заложила природа-матушка сама. И женщине рожать велела, а мужику ее боготворить. Ее эмоции и мудрость в его чтоб пенье превратить.

К. ЛАРИНА: Браво! Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Все равно.

К. ЛАРИНА: Ой, как жалко! Марина, запиши все равно телефон. Человек не из Москвы.

О. СЕВЕРСКАЯ: Тем более поощрим!

К. ЛАРИНА: Стихотворение написала наша слушательница. Все-таки молодчина!

Т. БАЗЖИНА: Ваша слушательница, что называется, продемонстрировала типичную модель женского поведения. Абсолютно алогичного. Даже не речевого поведения. А именно поведения. То, к чему женщина привыкла. Она звонит в эфир, для нее это акт гражданского мужества. Она читает некоторый текст. А потом, когда ей задают вопрос, как ее зовут, говорит: а, все равно. Это реакция русской женщины на комплимент. Вы сегодня прекрасно выглядите. – Да что вы!

К. ЛАРИНА: Да ладно!

Т. БАЗЖИНА: Какое на вас платье! – Да что вы, ему уже лет 15. Это стандартные фразы.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, это такой советский вариант женщины.

Т. БАЗЖИНА: Вообще советского нет уже 20 лет.

К. ЛАРИНА: Но это же гены!

Т. БАЗЖИНА: Да, это как-то передается. Правда, сейчас уже немного управляется. Когда началось это все в гендерной лингвистике, были такие работы про гендерно-лингвистические работы. В одной из таких работ были всякие ассоциации по поводу мужчин и женщин. Вот это очень интересный момент. Мужчины в представлении русских женщин, сильные и красивые. А вот фактор ума на некотором расстоянии. А женщина в русской культуре наделяется трудолюбием, терпением, добротой, красотой, любовью, умением хозяйствовать. Ей отводятся такие качества, как верность, отзывчивость, способность к сочувствию и эмоциональную теплоту. И после этого мы говорим, что, может быть, русский язык и мужской, зато культура – женская.

К. ЛАРИНА: Как у Жванецкого выражение: из жен нужно выбирать веселых, из веселых – умных. Вот вам, пожалуйста, две главные характеристики.

Т. БАЗЖИНА: Кстати, рецепт счастья.

О. СЕВЕРСКАЯ: Но можно все-таки об авторе. Мы же должны книги разыграть.

К. ЛАРИНА: Да, монолог наш!

О. СЕВЕРСКАЯ: «Граждане! С фронта продолжают приходить вести о массовых увольнениях. Но также прошел слух, что мужчины наши российские в связи с этим снова на диванах окапываются. Как в начале девяностых, когда с НИИ всяких их поувольняли, и они в честь этого лет пять лежали по домам емельюшками и страдали. Или врут все злые языки? Что там происходит, поведайте».

К. ЛАРИНА: Скажите, кто это написал! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Мне кажется, что это женщина написала.

К. ЛАРИНА: А вот по каким признакам вы это определили?

СЛУШАТЕЛЬ: Что по диванам лежат.

К. ЛАРИНА: Да! Я тоже так определила. Я сразу поняла, что этот текст, который мы прочитали, явно женский. Про емельюшек, про на диванах окапываются. Я думаю, что это знакомо каждой женщине.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, к сожалению.

К. ЛАРИНА: К сожалению, да.

О. СЕВЕРСКАЯ: Спасибо вам большое! Вы получаете книги про княжну Тараканову и Ренуара. Насчет красоты. Как женщины и мужчины эту красоту наводят. Это ж интересно рассказать.

Т. БАЗЖИНА: В языке отражается стереотип поведения. Вот «Петя прихорашивается у зеркала» достаточно странная фраза.

К. ЛАРИНА: Да. Сегодня очевидная, к сожалению.

Т. БАЗЖИНА: Вот Маша прихорашивается – нормально. А Петя – странно.

К. ЛАРИНА: Я вам больше, Таня, скажу. Для меня это лакмусовая бумажка. Мужчина, который проходит мимо витрин или зеркала и украдкой туда смотрится, для меня не мужчина. Вот я вам клянусь. Одно дело, когда человек подходит к зеркалу, действительно смотрит на себя, причесался или поправил галстук. Это нормально. А когда он просто идет по улице и есть отражение рядом и он на него посматривает, как женщина, это неестественно.

Т. БАЗЖИНА: Как мы себя ведем, заходим в лифт? Я думаю, что все одинаково. Любого возраста. Это уже непроизвольно. Я очень редко вижу, когда мужчина заходит и смотрит на свое отражение.

Т. БАЗЖИНА: Один водитель другому говорит. Представляешь, останавливаюсь сегодня около светофора, сидит в соседнем ряду фея и красит глаза. Я так удивился, что у меня даже бритва из рук выпала. Но вот по поводу прихорашиваться хочется ответить такой литературной цитатой из Довлатова. «Просыпаемся мы с братом у его знакомой, состояние омерзительное; смотрю, брат ванной умывается. Я к нему подхожу и говорю: хорошо себя чувствуешь? – Плохо. – Но ты же прихорашиваешься? – Я не прихорашиваюсь, я (нрзб)». А если говорить совсем серьезно, то по поводу русского общения лучше всех сказал Чехов в «Ариадне». И вот это все время нужно держать в голове. Когда встречаются немцы и англичане, они говорят о хозяйстве, о доходах и о личных проблемах. А когда встречаются русские, они говорят о высоком или о женщинах.

К. ЛАРИНА: Таня, что вы не любите в мужчинах?

Т. БАЗЖИНА: Я очень их люблю.

К. ЛАРИНА: Что вы в них не любите? Я говорю про бытовые привычки. Что в них вас раздражает. Вот я сказала про зеркало: когда смотрят на себя украдкой, я не люблю. А вы что не любите?

О. СЕВЕРСКАЯ: Пока Таня думает, я скажу. Я ненавижу зеппиинг: когда берется пульт от телевизора и щелкается по каналам. Когда мы с мужем сидим в таком положении, я говорю: давай посмотрим фильм. Он, радостно: давай. И дальше начинается вот эта стрельба по каналам. А женский ум сразу включается на этот дурацкий рекламный ролик. Поэтому у меня совершено крыша едет, потому что я внимательно смотрю один кусок, другой.

Т. БАЗЖИНА: По-моему, это прекрасная тренировка для человека. Я не могу сказать, что существуют какие-то бытовые вещи, которые меня раздражают.

К. ЛАРИНА: Вот героиня фильма «Москва слезам не верит» не любила нечищеные ботинки.

Т. БАЗЖИНА: Понимаете, Ксения, это примерно то же само, как умение пользоваться ножом и вилкой, утираться не скатертью, а салфеткой.

К. ЛАРИНА: Это общекультурные вещи. Я вот, например, не люблю, когда мужчина на улице ест мороженое. Я не выношу этого. Мне кажется, это детям позволено и женщинам. А мужчина, который идет по улице и есть мороженое, - это странно. Еще не люблю, когда мужчины любят йогурты и едят их маленькой ложечкой.

Т. БАЗЖИНА: Это скорее не к психолингвистам, а психиатрам. (СМЕЮТСЯ) Я считаю, что люди ведут себя так, как им удобно, пока это не выходит за рамки социокультурных требований. Вообще я поняла, что могу сказать. Мне не нравится, когда мужчина двухметрового роста, а в руках у него чихуахуа или йоркширский терьер, и он кричит: уберите собаку, когда идет женщина с крупной собакой. Вот эта конфигурация вызывает у меня некоторое изумление.

К. ЛАРИНА: Ну что, мы должны уже заканчивать, а я еще один вопрос вам не задала от нашего слушателя. Есть ли статистика о гендерном различии уровня грамотности.

Т. БАЗЖИНА: Вы знаете, как ни парадоксально, такая статистика есть в анализе письменной речи мужчин. Вот там на второй позиции мужчины допускают большую грамматическую погрешность. На самом деле, с этим очень аккуратно надо обращаться, потому что есть абсолютно грамотные мужчины. И разговоры о том, кто более грамотный, а кто менее, надо вести очень-очень аккуратно.

К. ЛАРИНА: Значит, это у нас будет сериал. Мы обязательно еще Таню позовем в гости. Продолжим наши замечательные темы. Поздравим с праздником друг друга. Татьяна Базжина, доцент института лингвистики РГГУ, член международной ассоциации психолингвистов. Это была программа «Говорим по-русски». Это были Ольга Севрская и Ксения Ларина. До свидания.

О. СЕВЕРСКАЯ: До свидания!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024