Купить мерч «Эха»:

Русский государственный или русский для всех - Говорим по-русски. Передача-игра - 2009-10-25

25.10.2009
Русский государственный или русский для всех - Говорим по-русски. Передача-игра - 2009-10-25 Скачать

К.ЛАРИНА: У нас все гости заболели.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да.

К.ЛАРИНА: Вот мы не заболели, тьфу, тьфу, тьфу, Господи.

О.СЕВЕРСКАЯ: (стучит) тьфу, тьфу, тьфу…Мы им желаем, конечно, как можно быстрее поправиться всем нашим гостям. И нашему другу Михаилу Викторовичу Горбоневскому, который вот сегодня, просто буквально утром, сказал, что свалился, 39, и поэтому даже по телефону не могу.

Ну, у нас есть sms-сообщения. Кстати, напомним номер:

+7 (985) 970-45-45. Я знаю, что Михаил Викторович любит с нами общаться с помощью вот этого средства связи.

К.ЛАРИНА: Сейчас не выдержит, обязательно что-нибудь пришлёт.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ничего, ничего.

К.ЛАРИНА: Значит, здесь Ольга Северская, здесь Ксения Ларина. Марина Королёва отдыхают.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, да, набираются сил.

К.ЛАРИНА: Давай про план доложим?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, давай доложим про план. У нас, как обычно, в конце «Альманах», где животрепещущие ответы на ваши вопросы.

Ответы на ваши вопросы тоже будут у нас во второй половине программы, их было много. Практически всё мы нашли, все ответы на ваши вопросы.

Домашнее задание было большое. И, кроме того, по названному уже номеру вы можете присылать и ещё другие, и мы постараемся тоже ответить на них.

Будут игры. Два вида у нас будет сегодня вопросов – мы будем вспоминать забытые слова и будем учиться считать. Потому что, конечно, склонение числительных – это один из наших бичей. Вот с числительными у нас просто совсем плохо, поэтому сразу, Ксюш, можно я в очередной раз отвечу на вопрос: как правильно, всё-таки в каком году мы живём? - В ДВЕ ТЫСЯЧИ ДЕВЯТОМ. Две тысячи девятом повторяйте, как Мантру. Никаких вот этих «Двухтысячных».

К.ЛАРИНА: А что, справили время, что ли?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, уже справили время. И у нас всё уже хорошо.

К.ЛАРИНА: А я думала, что время остановили вообще. (Хохочет).

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот вообще, кстати, «остановленного времени», потому что мы не будем, наверное, менять сегодня тему обсуждения в связи с катаклизмами.

К.ЛАРИНА: Конечно, нам народ поможет.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нам народ поможет.

Мы хотели такую очень простую тему заявить: «Русский язык государственный всё-таки, или русский язык для всех у нас в ходу?». Потому что такие странные вещи происходят…

К.ЛАРИНА: Кто только ни занимается русским языком? И тебе министерство этой самой, как её зовут? – культуры, и министерство науки и образования, министерство путей сообщения, министерство – чего там ещё бывает? Которое спонсирует нашу программу, как оно называется? Федеральное агентство по печати и информации. И депутаты Государственной Думы, и Совет Федерации.

Сергей Миронов – вообще тут у него, такие устрашающие методы он предложил: чуть ли не расстреливать за неправильную речь в эфире.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот здесь да, очень интересно.

К.ЛАРИНА: А депутаты вообще решили пойти простым путём: они просто берут отдельные слова, которые их раздражают, и вот так удобнее нам произносить вот так! И убирают.

Вот последняя новость. Давай, Оля, прочтём её. Новость, которая возмутила общественность.

О.СЕВЕРСКАЯ: Лучше всего, конечно, заголовок придумала «Комсомольская правда»: «Депутаты переименовали гору Олимп», - написали они.

Речь идёт о чём? Потому что Госдума действительно приняла Закон «О единообразии использования в законодательстве слов «паралимпийский» и сурдлимпийский».

Ну, честно надо сказать, пошли на поводу у Запада. И я знаю, что тоже, опять-таки, большой друг «Эха Москвы» Евгений Бунимович, депутат Московской Городской думы.

К.ЛАРИНА: Он уже не депутат Городской Думы. В прошлом.

О.СЕВЕРСКАЯ: В прошлом, да, известный, не только как замечательный учитель, не только как замечательный поэт, но и как депутат Московской Городской Думы, вот, он, как раз, пока ещё был депутатом, просто говорил: «Надо что-то делать, надо что-то делать! Но разве же можно так безграмотно всё это дело говорить?». И вот, пожалуйста, дорогой Евгений! Можно! Вот закрепили законодательно, ввели даже вот поправки в существующие законы, и, в частности, в «Закон о физической культуре и спорте в Российской Федерации», о «Пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу»…

К.ЛАРИНА: Почему туда они это внесли? Не понимаю.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, потому что это, видимо, там упоминается как-то.

К.ЛАРИНА: То есть, короче, что они сделали, ещё раз повторим.

О.СЕВЕРСКАЯ: Они выкинули букву «о».

О.СЕВЕРСКАЯ: Выкинули букву «о», и получился полный абсурд, потому что «параолимпийский» - это понятно, - это как бы почти олимпийский, около олимпийский, похожий на олимпийский. Ну, понятно, потому что это и есть олимпийские игры, есть действительно гора Олимп.

И «сурдоолимпийский» - вот так вот полностью нужно было бы писать: там две соединительные гласные, и плюс первое «о» от горы «Олимп».

Ещё можно было бы говорить о том, чтобы сделать из двух гласных одну. Потому что тогда было бы «сурд» - корень, и «олимпийский» - всё понятно – это для тех, кто плохо слышит. Вот как бы с дефектами слуха люди.

Но почему?! Но почему?! Ведь нет у нас Лимпа!

К.ЛАРИНА: Да, давайте ещё раз повторим. Значит, что получилось? Из «Параолимпийских игр» получились «паралимпийские» - без буквы «о», и «сурдоолимпийские» заменены: «сурдлимпийские».

Но здесь как раз комментарий Михаила Горбоневского, который я позволю себе процитировать: «Больше нет священной горы Олимп, а есть лишь Лимп», - возмущён Михаил Горбоневский.

А по моему мнению, одобрение Госдумой таких словесных монстров, как «паралимпийский» и «сурдлимпийский» - это беспрецедентное насилие над русской орфографией. Отрывать первые буквы от корневых слов не додумались ни комиссары при Ленине, ни цензоры при Сталине, ни чиновники при Хрущёве.

Наплевательское отношение к мнению специалистов-лингвистов позорно для политической организации, которая называет себя «Единой Россией». ЦК КПСС отдыхает!».

И добавляет Михаил Горбоневский, что председатель Орфографической комиссии Российской Академии Наук профессор Лопатин, которому я сообщил эту печальную новость, был просто шокирован подобным решением депутатов Нижней палаты Федерального Собрания Российской Федерации».

О.СЕВЕРСКАЯ: На самом деле, обращались к лингвистам, и все лингвисты, естественно, протестовали, объясняли, что по правилам русского языка, так вот в русском орфографическом словаре Российской Академии Наук, который как раз создан под редакцией Владимира Владимировича Лопатина, там, конечно, эти слова пишутся вот так, как мы произносим: «параолимпийский» и «сурдоолимпийский».

Проверка на «Gramote. RU» тоже, естественно, даёт эти два варианта. И Владимир Владимирович, насколько я знаю, не собирается отступать от буквы закона.

К.ЛАРИНА: И он останется один.

О.СЕВЕРСКАЯ: Он не останется один, потому что…

К.ЛАРИНА: Забаррикадируется – и всё!

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну хорошо, а если потом вот это новое издание словаря будет подано на утверждение? Кстати, а-пропо хочу сказать, что заседала 21 числа Комиссия межведомственная по русскому языку. Ни один словарь после этой бучи не был представлен, хотя точно знаю, что четыре издания проходили экспертизу на…

К.ЛАРИНА (перебивает): Ну погоди, Оль! Мы всё в одну кучу с тобой свалили.

Значит, получается, что, если они приняли это решение, приняли эти поправки, то следующее должно быть, как я понимаю, следующее деяние – эти слова, новые слова, которые утвердили депутаты Государственной Думы, должны быть помещены в словари для того, чтобы эта норма стала обязательной к воспроизведению.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот понимаешь, по идее – да. Но вместе с тем, то решение, которое приняли депутаты, почему я об этом упоминаю – об утверждении норм словарей, содержащих нормы языка? Почему? Вот, к сожалению, в том Орфографическом, который уже был утверждён, этих слов просто нет.

К.ЛАРИНА: Добавят!

О.СЕВЕРСКАЯ: Не про то! Про то, что это уже их решение депутатское противоречит Закону о русском языке как государственном, потому что то написание, которое они утвердили своим постановлением, оно противоречит нормам русского языка. Это какой-то сюр просто!

К.ЛАРИНА: Все задают вопрос: кто должен менять принципы написания? Депутаты, или орфографическая комиссия? Мне кажется, этот вопрос риторический, потому что, извини меня, оба вы хороши, это называется – и орфографическая комиссия в лице профессиональных лингвистов. Я сейчас никого конкретно не имею в виду – не знаю, но я вновь обращаюсь вот к тем славным словарям, о которых мы столько времени говорили, где допускаются на взгляд многих людей и экспертов в том числе, допускаются нормы произнесения достаточно такие простонародные, я имею в виду разговорные – дОговор, и прочие кофе – среднего рода.

О.СЕВЕРСКАЯ: Они все с пометами.

К.ЛАРИНА: С пометами или без помет – неважно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Важно!

К.ЛАРИНА: Не знаю. В словаре написано, поэтому, извини меня, кому здесь можно доверять? Не знаю. Мне кажется никому.

Я хочу здесь параллельно ещё одну новость зачитать, поскольку вот уже всуе упомянула имя председателя, спикера Совета Федерации Сергея Миронова, который предложил ввести цензуру в средствах массовой информации, цензуру на информацию, передаваемую средствами массовой информации, «морально-этическую», - подчёркивает Сергей Миронов: «Сегодня язык огрубел, статьи в периодике, и даже книги пестрят не просто опечатками, а грамматическими ошибками».

По словам Миронова, в данном случае речь идёт не о политической цензуре, а лишь о контроле за художественным и морально-этическим уровнем. «Таким образом, СМИ, - говорит Миронов, - должны стать маяками культуры».

По данным ВЦИОМ, которыми руководствовался господин Миронов, лишь 5% россиян говорят сегодня на правильном русском языке.

Более 60% употребляют ненормативную лексику, а 28% используют компьютерный язык, а ещё 20% говорят вообще на своём специфическом сленге.

О.СЕВЕРСКАЯ: Но об этом же, кстати, на том самом заседании Совета Федерации говорил один из основных докладчиков – профессор Аннушкин, который представляет Институт русского языка имени Пушкина. Он как раз именно говорил о том, что, если государство что-то и должно регулировать, то это только две сферы: это сферу бытового общения. Но это опять-таки пресловутый вопрос о сквернословии, которое вполне регулируется административным кодексом, если его применять в действие. И как раз именно о СМИ. Но он говорил не о цензуре, безусловно, Владимир Иванович Аннушкин, а о том, что да, действительно, вот насчёт

морально-этических норм, насчёт стиля речи, насчёт стиля мышления – это правда. То есть, там должна быть какая-то единая государственная информационная политика, которая должна

что-то…

К.ЛАРИНА: Ну, где ж это она здесь единая, когда тебе вот наш пример показывает, что все, кому не лень, занимаются нормами русского языка? – И Совет Федерации, и Государственная Дума. И эти самые министерства, которые мы с тобой перечисляли, и естественно, вот та самая Орфографическая комиссия, столь тобой уважаемая.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я не хочу просто сейчас опять возвращаться к этой дискуссии, должно или не должно быть в словарях отражение там

каких-то разговорных уровней.

К.ЛАРИНА: Не должно!

О.СЕВЕРСКАЯ: Справка маленькая: для того, чтобы вообще

какие-то…

Должно! Я говорю тебе как лингвист!

К.ЛАРИНА: А я тебе говорю как носитель. Не должно!

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот, кстати, об этом тоже говорил Аннушкин, потому что, это, конечно, преувеличение журналистское то, что сейчас происходит. Совершенно это всё.

Но для справки: все изменения в орфографии, в памятной вообще нам попытке, да, какие-то вполне логичные изменения внести, например, там, в частности, разобраться, наконец, с отглагольными прилагательными, с одним, двумя «н» и с соответствующими причастиями, потому что это действительно очень сложный вопрос, действительно очень трудно иногда решить, что перед тобой – отглагольное прилагательное или причастие. И, например, мы же говорим там «шутка», допустим, но почему-то мы пишем: «парашЮт» и «брошЮра», потому что именно в таком произношении было…

К.ЛАРИНА: Потому что так правильно!

О.СЕВЕРСКАЯ: Да! Но это сохранилось как бы написание, а произносим мы уже иначе. Потому что, когда заимствовалось слово, оно так и произносилось: «парашЮт», как во французском.

А теперь произносим так, а пишем иначе.

Ну хорошо, вот не отдали мы парашют, не отдали брошюру, прекрасно!

К.ЛАРИНА: Ну, подожди, в слове «солнце» мы тоже не произносим букву «л». Правда же?

О.СЕВЕРСКАЯ: Не говорим, да.

К.ЛАРИНА: И что? Давай теперь уберём букву «л» и напишем «соНЦЕ».

О.СЕВЕРСКАЯ: Так многие их уже убрали в sms-языке, и тоже говорят, что их надо убрать.

К.ЛАРИНА: Причём здесь sms-язык? SMC-языка вообше не существует.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты видишь, какие у нас жаркие споры по языку?

К.ЛАРИНА: Вижу.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я хотела дать только одну справку: вот то, что орфографическая комиссия предлагает изменить, должно быть утверждено, утверждено, правительством Российской Федерации. То есть. После этого только какие-то изменения в орфографии вступают в жизнь.

Вот у нас поэтому только Кодекс 56-го года, который был утверждён Советом Министров СССР. Вот он у нас до сих пор и действует.

А тут получается, что депутаты в обход вот этих вот всех законодательно определённых процедур…

К.ЛАРИНА: А они так решили.

О.СЕВЕРСКАЯ: Они вот так просто решили, и теперь мы будем так.

К.ЛАРИНА: Давай мы тогда подключим уже наших слушателей.

О.СЕВЕРСКАЯ: С удовольствием!

К.ЛАРИНА: Чтобы понять, кому, собственно, вы доверяете, дорогие россияне? Кому вы доверяете, да? - Совету Федерации, Государственной Госдуме, Правительству Российской Федерации, Орфографической комиссии? Экспертам-лингвистам, которые, кстати, тоже, ну хорошо, я не буду наезжать на лингвистов, скажу так, что там тоже не всё так однозначно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Спасибо!

К.ЛАРИНА: Правда? Там же нет такого единогласного, единодушного решения по поводу норм ударения и тому свидетельство – наш разговор, который мы проводили в рамках программы «Говорим по-русски» с участием как раз экспертов-лингвистов, которые прямо противоположного мнения придерживается каждый. Понимаешь?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, конечно, это язык меняется.

К.ЛАРИНА: Итак, вам слово, дорогие друзья! Кому вы доверяете? Кто должен утверждать нормы русского языка? Кто должен по своему усмотрению менять ударение, менять написание, изымать лишние буквы, как вот в данном случае со словами «паралимпийский», сурдлимпийский», да? Пожалуйста, давайте.

363-36-59 – телефон прямого эфира.

Алло! Здравствуйте!

Алло, говорите. Ну вот, взяли вот и трубку положили.

Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло, здравствуйте. Марина Николаевна, Москва.

К.ЛАРИНА: Да, Марина Николаевна.

МАРИНА НИКОЛАЕВНА: Вы знаете, конечно, здесь дело только за экспертами.

Но вот я хочу такой пример вам привести: вот сейчас у меня внучка, 5 лет, и я учу её словам. Сначала слоги: «ши», «шы». И вот она, я не могу её переубедить, когда она читает: «шило», она читает: «шИло», потому что мы учили слоги «шЫ» и «шИ». И она у меня сейчас читает. Я ей говорю: «Ну, ты же не говоришь «шИло», ты же говоришь «шЫло». Она этого пока не понимает.

К.ЛАРИНА: Но ведь ей же 5 лет!

МАРИНА НИКОЛАЕВНА: Какая разница? Ведь она же читает слоги.

О.СЕВЕРСКАЯ: Неважно, всё хорошо!

МАРИНА НИКОЛАЕВНА: Вы знаете, я бьюсь с ней. Она всё равно читает…

К.ЛАРИНА: Хорошо, спасибо. Давайте, всё-таки мы на тему, которую мы заявили. Давайте отдельно поговорим на тему, как обучать маленьких детей русскому языку.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ: А Вы могли бы до концов следующих. А как было раньше? Как раньше утверждалось?

Я вот знаю, что есть словарь Ожегова, то есть, как мне кажется, он не являлся ни членом Совета Федерации, ни депутатом Думы, и тому подобное. И, в общем-то, для меня этот словарь, в общем-то, является пока правильным.

К.ЛАРИНА: Вы знаете, как Вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Владимир зовут.

К.ЛАРИНА: Да, Владимир, сейчас попробуем. Может быть, Оля как профессионал на этот вопрос Вам ответит. Но я вот знаю, что споры по этому поводу они происходили очень часто в истории нашей страны.

Ведь давайте вспомним там Хрущёвское время, там всерьёз тоже как раз обсуждалась эта тема упрощения норм русского языка, и перейти на, как слышится, так и пишется. Типа «заец», и такое предлагали ввести.

ВЛАДИМИР: Ладно, хорошо. Если идти по такому пути - упрощённого, давайте тогда перейдём на sms-голосование. А ещё лучше – создадим чат, и в чате пользователями Интернета решим, как мы будем писать.

К.ЛАРИНА: Тоже хорошо.

ВЛАДИМИР: Я уверен, будет много юмористических всяких слов, новояз пополнится.

К.ЛАРИНА: Ну, а Вы, что предлагаете? Чтобы всё-таки была

какая-то централизация всего этого дела?

ВЛАДИМИР: Вы знаете, я считаю, это всё-таки удел профессионалов, но никак не членов Совета Федерации. Понятно, есть какие-то люди, которые являются профессионалами в своей профессиональной области, кроме подковёрных политических игр. Но уверяю Вас, они не являются для меня эталоном произношения.

То есть, все мы знаем, как нас перестроечное время дополнило новыми ударениями, и тому подобное.

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

ВЛАДИМИР: То есть, каждое время, каждый правитель всё равно славится своими там…

К.ЛАРИНА: То есть, нужно, я резюмирую Ваше выступление, как я понимаю, нужно всё-таки попросить настоятельно Владимира Владимировича Путина говорить «обеспЕчение», а не ставить вторую норму ударения в словарь для того, чтобы узаконить неправильное произнесение этого слова. Вот и всё. Правда же?

О.СЕВЕРСКАЯ: Я воздержусь.

К.ЛАРИНА: Ну, как? Ну вот, а почему так? Мы же не поменяли словарь под Горбачёва? Не написали там «углУбить» и «нАчать»? Правда же?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, я вот сейчас просто специально открою, посмотрю. Потому что дело в том, что есть второй вариант.

К.ЛАРИНА: Есть, конечно. Он сейчас появился.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, он не сейчас появился.

К.ЛАРИНА: Он появился сейчас!

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, он не сейчас появился.

К.ЛАРИНА: Давайте, ещё звонок, пока Оля ищет факты, аргументы и факты.

О.СЕВЕРСКАЯ: Сейчас открою.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Николай. Я вот хочу рассказать, что нужна какая-то процедура утверждения изменений. Я бы предложил ввести, может, на уровне ГОСТа, Государственного стандарта.

Вот выпущена книга «Справочник по правописанию». Так? Выпущена книга в 2006 году, это «Справочник правописания». Кем эти правила утверждены, - непонятно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вы имеете в виду «Правила орфографии и пунктуации»?

НИКОЛАЙ: Да, да, да.

О.СЕВЕРСКАЯ: Если Вы посмотрите, там гриф Российской Академии Наук, это полный академический справочник, который подготовлен Орфографической комиссией.

Там просто дело в том, что внесено очень мало изменений по сравнению с 56-м годом. Например, в частности, постановка большой буквы, которая была отменена советской властью вот обращение к Богу, в частности. Вот там какие-то есть вещи, такие более современные, которые просто современные реалии, скажем так, которые не были учтены правилами 56-го года, они ничем не отходят. То есть, там всё совершенно нормально. Это не утверждено.

По правилам, вот та же самая реформа 56-го года, там это действительно был 50-й год. Была заказана правительством работа Орфографической комиссии. Учёные работали, предлагали, что вот как бы можно реформы орфографии сделать таким путём. Там была бурная дискуссия в обществе, точно такая же, какая была в восьмидесятых годах, в конце восьмидесятых, когда решили отказаться от этого. То есть, Орфографическая комиссия опять-таки сделала свои разработки гораздо менее революционные. Дальше начался, прости меня, чёрный пиар. Я люблю братьев-журналистов. Но очень не люблю, когда они всё валят в одну кучу. Вот они там на самом деле действительно смешали предложения 56-го года и предложение, например, писать через дефис все слова с «пол», чтобы не задумываться, чем отличается «пол-апельсина» от

«пол-лимона» и «полмандарина». Они все пишутся по-разному.

К.ЛАРИНА: Оль, я думаю, что всё-таки, поскольку вот такая тема, я думаю, может быть, мы ещё продолжим минут пять после НОВОСТЕЙ, чтобы всё-таки ещё послушать несколько звонков.

Чтобы наши слушатели ответили на этот простой вопрос. На их взгляд, кто всё-таки должен утверждать нормы, менять нормы русского языка?

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо.

А поскольку у меня есть 20 секунд до НОВОСТЕЙ, я скажу насчёт обеспечЕния и обеспЕчения.

ОбеспечЕние в Орфоэпическом словаре 83-го года, было написано, что не рекомендуется обеспечЕние.

К.ЛАРИНА: Вот! Вот!

О.СЕВЕРСКАЯ: Но хочу я сказать, что в таком случае, если мы будем вот так идти, то тогда надо было сказать, что надо было обязать всех царей и правителей говорить исключительно «музЫка», и так передать и всем.

К.ЛАРИНА: Но ты не доводи до абсурда.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я не довожу. Я как раз тебе показываю, что очень много ударений поменялось: язык развивается.

К.ЛАРИНА: Не надо! Не надо! Претензии по части русского языка, уж кому-кому, претензий очень мало можно предъявить нашим руководителям, они говорят по-русски хорошо, и Дмитрий Анатольевич, и Владимир Владимирович. Там есть только одна заковырка, единственное слово, которое ему не даётся, понимаешь? Но я думаю, он уж настолько его застолбил, что понятно, что он никогда от этого не откажется, это будет его Сталинград, понимаешь? Это «обеспЕчение»?

О.СЕВЕРСКАЯ: Так, может, и не надо? Может, его уже отпустить?

К.ЛАРИНА: То, наверное, да, может, ему сделали такое подспорье, чтобы не мучиться, давайте мы сделаем.

О.СЕВЕРСКАЯ: Это не ему сделали, это уже было в словарях давно.

К.ЛАРИНА: Нет! Не было! Сама же сказала, что нету!

О.СЕВЕРСКАЯ: Я открыла за 83 год.

К.ЛАРИНА: Здесь написано, что не рекомендуется, а сейчас стало рекомендоваться!

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, хорошо.

К.ЛАРИНА: НОВОСТИ

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Вот Михаил Горбоневский нам написал, как мы с тобой предполагали, письмо в стихах. Ссылается он на стихотворение Ярослава Смелякова:

Владыки, и те исчезали

Мгновенно и наверняка,

Когда невзначай посягали

На самую суть языка.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, мы ещё решили обсудить всё-таки и закончить дискуссию. Минут пять, - всё-таки русский государственный.

Вот Андрей из Санкт-Петербурга пишет: «Русский государственный должен всё-таки называться ГОСТом». Надеюсь, что это ирония. Хотя, на самом деле да, должны быть какие-то там…

К.ЛАРИНА: Марина еще одну ошибку заметила в речи нашего премьер-министра: он говорит «удволетворение» вместо «удовлетворение». Ну, Марин, я до такой степени ещё не слышала.

Ты слышала такое?

О.СЕВЕРСКАЯ: Я тоже не слышала.

К.ЛАРИНА: Тебе и произнести-то трудно. «Удволетворение», да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, это, видимо, что-то проглатывается, так слышится на самом деле.

К.ЛАРИНА: Давайте ещё пару звонков, дорогие друзья, от вас. Кто должен утверждать нормы русского языка? Кто должен менять нормы русского языка? Да, и должны ли они меняться в угоду тем, кто их меняет по собственному усмотрению? (Ведущие обе хохочут). И как нам быть с депутатами Государственной Думы, которые готовы действительно уже лишние буквы убрать из слова «солнце».

О.СЕВЕРСКАЯ: Действительно очень много результатов вот таких же жарких споров мы уже получили, как аксиому. Поэтому они нас не раздражают.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Николай меня зовут.

Я за то, чтобы предложить, чтобы был создан Совет, я не знаю, как – Комиссия, Совет, при Академии Наук, в который бы входили специалисты по орфографии, пунктуации, орфоэпии. И обязательно литературоведы. Не историки литературы, а литературоведы. То есть, элементарно говоря, которые отличают ямб от хорея.

Но эта Комиссия, или Совет, или как там ещё он будет называться, должна избираться самой Академией Наук, или Президиумом, или Учёным Советом. Но никак не из Кремля, не из Совета Федерации и ниоткуда. И чтобы этот Совет имел полномочия – полномочия с правом законодательной инициативы. Вот это бы по-моему очень сдерживало.

К.ЛАРИНА: Ну что ж, принимаем Ваше предложение.

Я могу сказать, что Сергей Миронов он, по-моему, близок как раз к Вашим идеям, уважаемый наш слушатель.

Значит, что он предлагает? Введение Общественных советов на телевидении обязательно, и законодательные нормы ввести по защите русского языка.

Соответствующие статьи должны появиться в законодательстве, в том числе в Законе о средствах массовой информации.

Особое внимание, полагает Миронов следует уделить финансовому обеспЕчению, необходимому для реализации этого пласта законодательства.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо, хорошо!

К.ЛАРИНА: Вот что предлагает Миронов. То есть, всё равно Комиссия или Совет. А у нас нет такого Совета разве?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, у нас есть Орфографическая комиссия.

К.ЛАРИНА: Она Академии Наук?

О.СЕВЕРСКАЯ: Академии Наук, но туда входят не только учёные из академических учреждений, но и из ведущих научных центров вообще всей страны. Она именно при Академии Наук, она занимается написанием.

И есть ещё у нас орфоэпическая комиссия РАН, которая занимается нормами произношения.

К.ЛАРИНА: Но она имеет право законодательно утверждать

какие-то нормы? Нет?

О.СЕВЕРСКАЯ: Законодательно не имеет, потому что пока российское законодательство предусматривает, они разрабатывают.

К.ЛАРИНА: То есть, экспертная комиссия?

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот для того, чтобы это стало законом, вот точно так же, как правила, которыми мы до сих пор пользуемся, правилами орфографии и пунктуации 56-го года. Вот они были в 56-м году утверждены, это должен утверждать, ну, раньше был Совет Министров, сейчас у нас называется Правительство Российской Федерации.

К.ЛАРИНА: Ну, давайте ещё один звонок – и всё!

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день, Дмитрий говорит.

Вот мы говорим о том, какие комиссии могут регулировать эти вопросы, а я вот больше десяти лет занимался кадровой службой, и вот хотел бы поднять другой вопрос.

Значит, при приёме на работу людей солидного возраста – больше 40 лет люди пишут очень грамотно. А молодёжь наша не может написать даже правильно свою фамилию. Может быть, вот эти вот вопросы – преподавание, обучение русскому языку.

Мы можем сколько угодно принимать директивных документов, а, если мы не научим наше население грамотно писать и говорить, ничего мы не получим.

К.ЛАРИНА: Это правда, это правда! Но это тоже вот отдельная тема. Наверное, об этом тоже мы как-то говорили, и ещё будем говорить.

Ещё один звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, будьте любезны, это Наталья из Москвы.

Объясните, пожалуйста, значение слова, какое-то новое отвратительное слово…

К.ЛАРИНА: Спасибо, ещё один звонок по нашей теме. Обсуждаем мы тему: «Кто должен принимать решение по изменению норм русского языка?».

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Могут ли так депутаты взять и …

К.ЛАРИНА: Всех уровней власти, да? Давайте, последний звонок, чтобы завершить как-то эту дискуссию.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Здравствуйте. Простите, я, конечно, хочу согласиться с тем, что это должны быть специалисты высочайшего уровня.

А вот насчёт «паралимпийского», наверное, теперь не гора Олимп, и корень от этого, а Лимпопо, река переместилась напрочь.

(Ведущие смеются).

Хороших вам благ, всего доброго!

К.ЛАРИНА: Спасибо, спасибо большое!

О.СЕВЕРСКАЯ: Замечательная шутка была.

К.ЛАРИНА: Ну что, на вопросы? Народ требует ответов на вопросы. Отвечай.

О.СЕВЕРСКАЯ: А мы вопросы не будем сегодня задавать? Играть не будем?

К.ЛАРИНА: Ну давай, парочку вопросов-то ответь. У тебя же есть там домашнее задание?

О.СЕВЕРСКАЯ: О! У меня очень много!

А в частности, прогнозоаналитический, или прогнозно-аналитический, потому что уже в третий раз задаёт нам вопрос наша слушательница.

Можно на самом деле написать и так, и так, в зависимости от того, что Вы имеете в виду. Если это просто сложное слово, в котором первая часть – это прогноз, прогноз и анализ, и тогда прилагательное. Может быть прогнозоаналитический, то есть, это что-то, что объединяет одновременно прогноз и анализ.

Если это уже образовано от прилагательного прогнозный, а я проверила – такое прилагательное в русском языке есть, зафиксировано словарями, то тогда может быть «прогнозно-аналитический». Это имеются в виду два прилагательных. Поэтому я не знаю, что Вы имеете в виду. Возможны оба варианта. Вот я объяснила принцип выбора.

Спрашивали нас: «Откуда взялось выражение «Напился до положения риз»? «Причём тут «положение риз»?

Есть две версии происхождения.

Первая – связана с библейским рассказом о Ное, который, опьянев, обнажился, то есть, снял и положил свои ризы. А ризами со старославянского называются одежды просто, а не только одеяния священников.

А вторая версия такова, что это связано с обрядом положения риз, точнее, с запретом пить до совершения этого ритуала.

Один праздник был установлен в связи с положением риз Христа в Успенский собор в Москве, а другой – в честь положения в одной из церквей Царьграда риз Богородицы. Ну, есть два таких вот обряда, которые не разрешают пить до свершения этого обряда.

Возможно, и так.

Тоже ещё одно выражение церковно-славянское – «почить в бозе», да, мы говорим. Это книжный такой эвфемизм, который означает умереть или скончаться, это церковно-христианская формула, которая очень часто встречается в заупокойных молитвах, в каких-то ритуалах.

«В бозе» - это предложный падеж от существительного «Бог» в старославянском языке. Это вот старая форма. Именно там было чередование ещё такое, которое ещё сохранилось, например, в польском языке вот от этих старославянских форм.

Если мы ещё говорим о старославянских формах, нас тут спрашивали про звательный падеж, сохранился ли он? Он действительно сохранился. Я вот просто не упомянула эти два примера именно в формах Боже, и в том числе «Боже мой». «Боже» - это звательный падеж, и «Отче наш» - это тоже звательный падеж, то, что мы употребляем в нашей обычной речи.

Ты хочешь ещё ответов на вопросы, или задать?

К.ЛАРИНА: Нет, я хочу тебе задать.

«В кресле, или на кресле?» - спрашивает Эльдар из Уфы.

О.СЕВЕРСКАЯ: Если мы сидим, в кресле, а на кресле – если мы туда что-то бросили.

К.ЛАРИНА: Нет, а гинекологическое кресло? И стоматологическое кресло?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, это да.

К.ЛАРИНА: Тоже на кресле, не в кресле же? (Хохочет).

«И ещё забыл, в слове «Гастарбайтер», ударение на второй, или на третий слог?», - спрашивает тот же Эльдар.

О.СЕВЕРСКАЯ: ГастАРБАЙТЕР.

К.ЛАРИНА: Это какой у нас? Третий слог? Да, да, да.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, потому что там на основной корень.

Спрашивали о разнице между иронией, юмором, но я бы ещё туда добавила сатиру.

Юмор – это такая тонкая ирония, такая тонкая насмешка, которая прикрыта серьёзной формой выражения, и вообще такой внешне положительной оценкой. То есть, вроде бы, как бы мы хвалим, а вместе с тем как-то иронизируем.

А юмор – он это уже такой просто добродушный смех. Вот такая шутка, как бы про Лимпопо, сказала нам наша слушательница, а не про гору Олимп. Это такая замечательная, незлобливая, добродушная насмешка. И отношение такое, проникнутое таким настроением.

А вот сатира – это уже злая насмешка.

К.ЛАРИНА: А ирония?

О.СЕВЕРСКАЯ: А ирония – это такая тонкая насмешка. То есть, мы как бы хвалим, а вместе с тем вот на самом деле иронизируем по этому поводу. То есть, не соответствует положительная оценка реальному содержанию.

А сатира – это когда действительно резко обличаем, или делаем очень смешную пародию на что-то. Это уже скорее сатира, высмеивание, вот есть ещё такой глагол.

К.ЛАРИНА: И ещё один вопрос: «В чём разница в словах «активировать» и «активизировать»? Очень мучает кого-то.

О.СЕВЕРСКАЯ: А мы уже отвечали на этот вопрос.

Ты знаешь, я решила так вспомнить, нет у меня этой книжки с собой, чтобы я могла заглянуть.

К.ЛАРИНА: Активируют обычно какую-нибудь карточку.

О.СЕВЕРСКАЯ: Активизировать – это…

К.ЛАРИНА: Действие. Которое в поступках.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Или о каком-то действии, или о каком-то темпе там, вот, или о чём-то, что-то можно активизировать процесс, например, то есть, сделать его более интенсивным. Активизировать свои действия. А активировать именно карточку.

К.ЛАРИНА: Ну, что, давай разыграем что-нибудь. У тебя есть, что разыграть?

О.СЕВЕРСКАЯ: У меня есть, что разыграть, у меня есть жизнеописание Милорадовича Александра Бондаренко из серии «Жизнь замечательных людей», сделал эту книгу. Москва, «Молодая гвардия» вам дарит эту книгу. Но нужно будет потрудиться. У нас есть вопросы.

К.ЛАРИНА: Давайте. Я, кстати, тогда скажу сразу, перед «Альманахом, перед тем, как мы закончим наше выступление в прямом эфире, я нашим слушателям предложу билеты на различные увеселительные мероприятия, поэтому будьте готовы, чтобы на sms во время «Альманаха» прислать ваши заявки.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну что ж, попробуем хотя бы два приза разыграть.

К.ЛАРИНА: Давай!

О.СЕВЕРСКАЯ: Посмотрим.

А СЕЙЧАС ВОПРОС:

О.СЕВЕРСКАЯ: Скажите, пожалуйста, кто такой варган? Мы дадим вам разные варианты.

К.ЛАРИНА: А! Мы уже про это спрашивали.

О.СЕВЕРСКАЯ: Не спрашивали.

К.ЛАРИНА: В прошлый раз разве мы не спрашивали?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, мы до этого не дошли. Мы дадим вам разные варианты: уличный воришка, уличный певец или шарманщик, или уличный торговец?

К.ЛАРИНА: Ну что, выбираем правильный ответ и быстренько отвечаем.

Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, меня зовут Татьяна. Давайте попробуем вариант воришка.

К.ЛАРИНА: Нет, не попали.

Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Варган – это музыкальное орудие такое.

К.ЛАРИНА: Так. поэтому…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Железная такая полосочка.

К.ЛАРИНА: Я тоже вспоминаю, по-моему, это такой музыкальный инструмент северных народностей. Да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Есть, есть, да, есть.

Кто тогда? Кто такой варган? Потому что Вы сказали что такое, но это такое действительно специальное значение.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Музыкант, который играет на этой дудочке.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, на самом деле, Вы абсолютно правы, так называли уличного певца и шарманщика. А шарманщик – это вот уличный орган на самом деле.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что всё-таки с варганом связано, правильно наша слушательница сказала, что варган – это такая вот не губная гармошка, а знаешь, так это: (подражает звуку инструмента), такой вот музыкальный инструмент, такая пластиночка металлическая, которая…

О.СЕВЕРСКАЯ: Совершенно правильно. Именно по сходству со звучанием такого органа, шарманку начали тоже называть варганом. И после этого стали варганом называть шарманщика, который, вот глагол, кстати «варганить», или «сварганить» он от того же самого варгана и происходит, на самом деле.

Но поскольку созвучие с органом ещё возникло, то решили, что это делать что-то не очень хорошо. То есть, как бы играть не совсем правильно на органе.

Ещё у нас есть один вопрос.

А СЕЙЧАС – ВОПРОС:

О.СЕВЕРСКАЯ: Что любители московского чаепития называли крошкой?

Маленький самовар, заварной чайник, или изящную чашечку, из которой пили чай?

Выбирайте правильный вариант.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста. 363-36-59.

Кто знает? Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что это маленькая чашечка.

К.ЛАРИНА: Не попали, к сожалению.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, не попали.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Я думаю, что это чашка.

К.ЛАРИНА: Нет, тоже не попали, туда же не попали.

Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это самовар.

К.ЛАРИНА: Маленький самовар.

О.СЕВЕРСКАЯ: Правильно. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: А меня Валерий.

О.СЕВЕРСКАЯ: Валерий, а Вы не помните случайно, сколько в такой маленький самовар вмещалось чашечек?

ВАЛЕРИЙ: Чашечек? Наверное, десяток.

О.СЕВЕРСКАЯ: Абсолютно правильно. Действительно «крошкой» называли маленький самовар в десять чашек величиной.

А среди самоваров ещё различали «будан» - это был большой самовар в три ведра объёмом, и «семейный» – средний, разной вместимости.

К.ЛАРИНА: Дмитрий напоминает тебе по поводу «чисть» или «чисти».

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, на самом деле, «чисти» более распространено, но чисть – тоже не будет ошибкой.

К.ЛАРИНА: Чисти зубы, чисти обувь.

Да, то есть, и так, и так можно?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Видишь, у нас демократичный язык.

На самом деле говорят: «Почисти зубы». Чаще мы говорим детям именно так.

Но у меня есть ещё. Я думаю, что мы не будем просто комкать нашу викторину. Давай ещё поотвечаю на вопросы.

К.ЛАРИНА: А нам сколько осталось? Всего ничего!

О.СЕВЕРСКАЯ: Всего ничего – 30 секунд.

К.ЛАРИНА: Нет, всё закончено, мне нужно билеты разыграть.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо, давай в следующий раз.

К.ЛАРИНА: Значит, в следующий раз мы встретимся в том же составе, ну, может быть, ещё кто-нибудь к нам присоединится. Кого-нибудь позовём.

О.СЕВЕРСКАЯ: К нам присоединится Марина Королёва.

К.ЛАРИНА: Она в следующий раз работает? А! Быстро всё. Как быстро летит время, товарищи! 10 часов 50 минут.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024