Купить мерч «Эха»:

Сатирический подход к воспитанию детей - Виктор Шендерович - Школа молодого отца - 2007-02-04

04.02.2007

А.НАСИБОВ: 17.08 московское время, это значит, что в эфире радиостанции "Эхо Москвы" "Школа молодого отца" с Ашотом Насибовым.

Я приветствую всех почтенных слушателей. Виктор Шендерович, писатель, журналист, сатирик напротив меня в студии. Привет, Виктор!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый день!

А.НАСИБОВ: Добрый день! Сегодня я пригласил Виктора, чтобы обсудить с ним его, Виктора, подходы к воспитанию его, Виктора, единственного, в паспорте записанного ребенка. И все, что с этим связано. Все! Хватит смеяться!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Всё! Перестал.

А.НАСИБОВ: Перестал? Запоминай, что ты имеешь полное право не отвечать на любые мои вопросы, поскольку тема воспитания детей очень интимная, внутренняя и домашняя.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я сожалею, что пришел без адвоката. Ну, хорошо, попробуем.

А.НАСИБОВ: Любой твой ответ может быть обернут против тебя, да? Обернут. То же самое относится к вопросам, задаваемым нашими слушателями.

СМС, уважаемые слушатели, присылайте на номер: +7 - это код России, 985 - 970-45-45. Задавайте вопросы Виктору Шендеровичу, молодому отцу.

Начнем мы с анкетных данных: сколько тебе лет?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Сейчас посчитаю. 48 целых, и сколько-то десятых.

А.НАСИБОВ: Сколько у тебя детей?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Одно, - одна дочь, но назвать себя молодым отцом я не могу.

А.НАСИБОВ: Молодой отец - состояние души.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Состояние души?- Да, да, да. В этом смысле я юный отец, потому что, я никак не могу привыкнуть к тому, что моей дочери уже, строго говоря, третий десяток пошел.

Я все пытаюсь ее вовремя укладывать спать, там, следить поела ли она. В общем, какие-то такие рефлекторные, запоздалые движения.

А.НАСИБОВ: То есть, 20 лет дочке?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да.

А.НАСИБОВ: 20 лет. Моей тоже 20 лет, ну, и что? Все нормально, я дедушкой стал полтора месяца назад.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Мы на пути куда-то в перспективе, да?

А.НАСИБОВ: А замуж не вышла твоя дочь?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет, нет! Она золотой фонд российской молодежи. Ты не велел мне улыбаться, ну и пусть!

А.НАСИБОВ: Нет, как я могу тебе что-то велеть, или не велеть?! Но могу приказать, конечно.

И ты по-прежнему очень строго следишь за дочкой, и контролируешь ее свободное время, и проверяешь ее молодых людей, или как?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет, ну, я. У всего есть оборотная сторона: моя дочь росла в обстановке такой запредельной демократии. Тогда и в стране была демократия модной, а в семье носила какой-то болезненный характер, она с очень ранних лет, в общем, делала то, что она хотела. Мы пытались как-то с женой попытаться сделать так хотели, чтобы она хотела то, что нужно, как нам казалось. Но она не делает, я думаю, что с трех лет она не делает того, что она не хочет делать, но делает то, что она хочет делать. У нее очень сильная воля в этом смысле в собственной жизни. Поэтому ничего запретить я не могу. Подозреваю, что с трех - четырех лет я не могу ей ничего запретить.

А.НАСИБОВ: А пробовал?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Пробовал. Это оканчивается неудачей. Можно , поскольку она не дура, это выяснилось довольно рано.

А.НАСИБОВ: А как зовут эту девочку - не дуру?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Валентина. Значит, девочка - Валентина-не дура, то единственным шансом нашим было попытаться пробиться к ее мозгу, и как-то вот объяснить, вот почему это+ Просто запретить нельзя, вот надо объяснить, почему это не надо делать, почему это хуже, чем не делать. Или наоборот: почему вот это надо делать.

Если нам удавалось это объяснить, то все было нормально, если не удается объяснить, то бесполезно запрещать.

А.НАСИБОВ: А по попе?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, это давно, это даже в те годы, когда это, пожалуй, и нужно делать, это не делалось.

А.НАСИБОВ: Совсем-совсем?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, практически. Практически, поскольку чувство собственного достоинства у девушки обнаружилось в гораздо более раннем возрасте, чем я это предполагал, и все это носило характер глубоко трагический, когда я там один или два раза по горячности применял, то выяснялось, что это произвело совершенно трагическое действие на уже вполне осознающего себя суверенной личностью человека. Вот. И я понял, что избави, Боже, конечно! Избави, Боже!

А.НАСИБОВ: Чем занимается девчонка-то?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Дите заканчивает Российский Государственный Гуманитарный университет.

А.НАСИБОВ: По специальности?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ой! Специальность - социальная антропология, только не спрашивай меня, что это такое. Я сам не знаю. Она мне иногда рассказывает. Это что-то такое очень ученое.

А.НАСИБОВ: Это надо кому-то?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Наука о чайке. Максимум вреда, который мне было причинено, однажды мне был измерен череп. Снаружи, снаружи.

Нет, нет, нет! Профессия мирная, на самом деле, если не отшучиваться, жутко интересная - это наука о человеке, это очень интересная наука, из того, что я слышу от дочери, из того, что она мне подкидывает какие-то книжки, я в них заглядываю, это, конечно, чрезвычайно интересно.

А.НАСИБОВ: Виктор Шендерович, писатель, сатирик, журналист - гость в программе "Школа молодого отца" с Ашотом Насибовым. Присылайте вопросы Виктору на СМС: +7 985 970-45-45.

Кстати, Наталья уже прислала первую СМС. Не знаю, кто такая Наталья, могу только подозревать. И спрашивает: "Битье нужно"? - спросила Наталья.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ты подозреваешь, что это твоя жена? Правильно?

А.НАСИБОВ: Я сказал, что я подозреваю, я никого никогда так не называл.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Битье!

А.НАСИБОВ: Нет, я так не думал.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Иногда, конечно, страшно хочется. Конечно, я знаю, что не нужно, и не нужно, конечно. Конечно, не нужно. Знаю, что иногда сдержаться бывает тяжело чрезвычайно. Руки чешутся. Но надо, конечно, сдерживаться, потому что ответ-то неадекватный.

Если бы, то есть, строго говоря, если бы ударом по мягкому месту, и даже по твердому, можно было бы достичь результата, которого ты хочешь достичь, и решить проблему, то, наверное, может быть, и стоит. Если бы этим ударом, или парой ударов этим решалась проблема, то я бы сказал: "Наверное, стоит. Оно того стоит".

Но штука в том, что шар идет, как всегда бывает почти в педагогике, отскоком от борта в совершенно другую сторону, и это почти никогда, - я в этом убежден, не достигается того эффекта, которого ты хочешь достичь, а достигается вообще противоположное. Вообще, воспитанием достигается противоположный эффект. По моему прискорбному

родительскому опыту.

А.НАСИБОВ: То есть, то, что ты не воспитывал так уж жестко Валентину, правильно? Ты достиг результатов тем, что не воспитывал жестко?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, ну, смотри: ну, по крайней мере, отрицательных результатов мы с женой достигли именно в тех областях, где пытались воспитывать.

А.НАСИБОВ: Ну, например?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, например, вот проблема режима, чтобы дите вовремя легло спать, вот мы настойчиво десятилетними педагогическими усилиями и скандалами, и контролем в этом направлении добились того, что дите перестало ложиться спать, просто до пяти утра может сидеть над компьютером.

То есть, все, где есть какие-то положительные результаты, они возникли как-то, в общем, сами по себе, благодаря естественному ходу вещей.

Поэтому я только повторяю, Избави, Боже, меня обобщать, я говорю о собственном прискорбном педагогическом опыте.

Чем настойчивее колотишь, как дятел, в эту точку, тем дальше отскок.

А.НАСИБОВ: Скажи, пожалуйста, а тебя в детстве шлепали?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Перепадало, перепадало. Но не пороли, по крайней мере, потому что моему отцу доставалось гораздо крепче.

А.НАСИБОВ: От его отца?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, да, да. Но у нас такая хорошая, я-то вырос даже не в пролетарской семье, а в такой, - все в порядке было с происхождением. То есть, не я, а отец рос. Там совсем, там мой прадед, например, там из белорусского еврейского местечка был биндюжник, это единственное, что я про него знаю. То есть, там с воспитанием все обстояло, как я понимаю, просто.

А.НАСИБОВ: Ломовой извозчик?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ломовой извозчик, поэтому я понимаю, что без особых цирлихов-манирлихов. Нет! Но мы уже с братом

непоротые. Нас уже воспитывали какими-то другими путями, хотя иногда, вообще, представляю себе, каким я был ребенком, я удивляюсь, что меня не били.

А.НАСИБОВ: А каким ты был ребенком?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, в общем, дисциплина не относится к числу моих добродетелей, - скажем так.

А.НАСИБОВ: Хорошо. Валентина Михайловна задала, еще до начала нашей программы по Интернету такой вопрос, - на первую часть ты уже ответил, - насчет того, какой ты бы хотел видеть дочь, хотя я еще тебя спрошу: а что ты делал для того, чтобы вырастить свою дочь?

А Валентина Михайловна еще интересуется: использовали ли вы сатиру в ее воспитании, в воспитании своей дочери?

Напомню, что Виктор Шендерович в "Школе молодого отца", и мы обозначили нашу тему, как "Сатирический подход к воспитанию детей".

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я не пришел бы просто на эфир, если бы знал, что у нас будет такая тема. Чукча - писать, чукча - читать, как в том анекдоте.

Нет, никакого специального сатирического подхода - сатира

вообще, это очень вещь узко направленная, она направлена на начальство. Сатира - это не то, что ирония, вот шире говоря. Иронический взгляд на вещи, ну, естественно, человек, который растет вне иронической атмосферы, вырастает дураком, я думаю, потому что ирония - это свойство ума, просто свойство ума.

А.НАСИБОВ: Это вообще то, что в частности, отличает человека от животных?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Способность поглядеть, в частности, на себя со стороны, усмехнуться по поводу себя. Увидеть себя со стороны. В этом смысле - да.

Но мы, у нас чрезвычайно в этом смысле, я нахожусь в обстановке постоянной конкуренции, потому что моя жена и моя дочь - это два очень ироничных человека. И, как пример того, как дочь меня воспитывает иронией, я могу привести пример.

А.НАСИБОВ: Ну, давай, давай, давай!!!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, когда вот ликвидировали нашу последнюю с тобой телекомпанию совместную, предпоследнюю - ТВ-6, у нас, когда отняли лицензию на вещание, в эти дни как-то вот она за завтраком чего-то спрашивает, ей было лет 15. Она интересуется новостями борьбы за свободу, с фронтов за свободу слова, она меня спрашивает, а я отмалчиваюсь: мне лениво разговаривать. Она потом, поспрошав меня и безуспешно, она спросила: "У тебя тоже лицензию на вещание отняли"? - спросила она.

А.НАСИБОВ: За завтраком?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, за завтраком. Значит, лично у меня.

Нет, конечно, мы друг дружку иронией воспитываем. Это естественно. Но думаю, что она меня значительно в большей степени, чем я ее теперь уже.

А.НАСИБОВ: Павел из Санкт-Петербурга интересуется,- уже задал вопрос по СМС: "Ваша дочь политически грамотна"?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Боюсь, что чересчур, я предпочел бы, но я понимаю, что я сам виноват, что вот выросла такая. Единственный ребенок, росший в моей семье, не мог не вырасти политизированным. Она политизирована, на мой вкус, немножко чересчур, я бы предпочел, чтобы она была, может, меньше политизирована. Но что выросло, то выросло. Она очень сильно политизирована, она хорошо в этом разбирается. Мы с ней зачастую очень серьезно дебатируем, потому что мы вовсе не на идентичных позициях стоим в отношении к происходящему.

А.НАСИБОВ: Ваше политическое кредо - всегда. Я понимаю. А политическое кредо дочери? Чем кредо дочери отличается от твоих политических взглядов?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, скажем так: у нас отношение к ныне царствующему режиму примерно одинаковое, а вот отношение к различным демократическим силам у нас расходится.

А.НАСИБОВ: Ну, все! Настало время+Нет, подожди, подожди.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, комментироваться это не будет.

А.НАСИБОВ: Я буду по-другому комментировать, у меня рояль в кустах. У меня рояль в кустах, это даже не рояль в кустах. Вы слышите вот этот шелест? Шуршание?

Не далее, как два часа назад, я был в одном крупном торговом центре "Товары для детей".

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Развивающую игру купил мне?

А.НАСИБОВ: Игра для всей семьи, называется "Менеджер России", хорошая такая игра. "Самая популярная семейная игра России", - здесь написано, продано более пяти миллионов игр. В 2008 году нам 20 лет". Я тебе вручаю эту игру, и посмотри, пожалуйста, что на ней нарисовано.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Как на всем, что выпускается сейчас в России, нарисован Путин Владимир Владимирович. Да, да! "Мы первые! Нам 20 лет"!

А.НАСИБОВ: Пожалуйста, играйте всей семьей. Такая семейная игра.

Скажи, пожалуйста.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я еще в свободное время буду играть в Путина, я превращусь совсем в неврастеника.

А.НАСИБОВ: Нет, я не призывайка, я тебя не призываю, я тебя не призываю в это играть. Я тебе просто предлагаю. У меня в связи с этим к тебе вот такой вопрос: мы с тобой живем в России, да? Ты можешь назвать себя патриотом своей страны, страны, в которой ты живешь? Что в твоем представлении является патриотизмом? И как ты объясняешь понятие "патриотизм" дочери, если ты когда-то это объяснял?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Сейчас уже думаю, что никак не объясняю.

А.НАСИБОВ: Ну, 20 лет - понятно, но это самый возраст, когда может быть стоит начинать.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет, нет! Уже поздно! Поздно! Тут уже, если этого чувства нет в человеке к 20 годам, то его не будет никогда.

А.НАСИБОВ: Но это чувство закладывают родители.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, но к 20 годам оно уже есть, или его нет.

Для меня патриотизм само по себе слово замечательное, в переводе - чудесное: любовь к Родине, значит, не более того. Но от неточного употребления его приватизировали давно. Его приватизировали, причем это произошло задолго до возникновения независимой России. Оно приватизировано вообще в мире, в значительной степени оно приватизировано консерваторами.

В каждом обществе, куда ты ни глянешь, - вот маккартисты были патриотами. Вот Маккарти, в Соединенных Штатах. Вот те, кто пытались критиковать, они были антипатриотами.

А.НАСИБОВ: Нет, ты мне объясни в твоем представлении, понятие, и как ты объяснял понятие "патриотизм" своей дочери?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А я не объяснял его. Дело в том, что по моему скромному представлению, Родину, - что значит: следует Родину, естественно, любить. Это чувство иррациональное, простое, не требующее, человек не должен давать отчета об этом государству и каким-то группам граждан, партиям, руководству, администрации: это интимное чувство - вот я ее люблю. Так же, как люблю, жену, люблю дочь, люблю маму с папой. Это не потому, что они лучшие, или худшие, просто это иррациональное, бессмысленное, счастливое чувство - это твое!

А как только оно переводится в политическую плоскость, начинаются, как правило, страшные спекуляции. Начинаются войны - кто настоящий патриот, кто ненастоящий. Появляются люди с патентами, которые точно знают, как надо правильно любить Родину.

А.НАСИБОВ: Как это объяснить ребенку?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ребенку не надо это специально объяснять. Еще раз говорю: мне кажется, что это абсолютно естественное чувство возникает.

А.НАСИБОВ: Ну, хорошо. Но если это не объяснять, найдется всегда тот, кто постарается это ребенку объяснить вместо тебя. Не опасаешься?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: К тому времени, как появится этот

несчастный, ребенок мой уже не будет дебилом. В ней уже есть чувство, в ней уже есть вкус, к тому моменту, когда другие начнут объяснять. И мне кажется, что это вещь, не требующая никакого специально объяснения.

Есть это чувство: я знаю, что моя дочь предполагает и хочет жить на Родине, и я знаю, что те чувства, которые вызывает у меня моя Родина (не путать с администрацией), эти лирические, интимные чувства мы ей передали.

А другого основания, вообще, жить в России, нет. - Если ее не любишь, тогда, вот сейчас-то, слава Богу, занавесы железные сняты, пожалуйста! - мир открыт! Живи, где хочешь.

Значит, единственное основание, в сущности, жить в России - это если это место любишь.

А.НАСИБОВ: Но это может касаться любого места. Не обязательно Россия - любое место на Земном Шаре.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Совершенно верно, правильно! Только другое место - можно объяснить, почему, я могу объяснить, почему мне хорошо в Риме, допустим, или почему мне интересно и хорошо в Нью-Йорке, или - почему мне хорошо в Париже? - Это можно объяснить.

А.НАСИБОВ: А здесь - ты объяснить не можешь?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А здесь не надо объяснять: это просто твое. Я выхожу в переулки - это мои переулки, я выхожу на Чистые пруды - это мои Чистые пруды, и не надо, я никому не должен отдавать отчет - это мое, я тут живу. И я это никому, строго говоря, не собираюсь отдавать. Да? Вот тем, которые лучше меня знают, как

надо любить Родину, правильные патриоты, которые точно знают, что я неправильный, и так далее.

Вот моя немножечко, - ну, будем так называть, - резкая позиция публицистическая, она, может быть, связана с этим интимным ощущением Родины, потому что это моя страна.

А.НАСИБОВ: Виктор Шендерович, журналист, писатель, писатель-сатирик в программе "Школа молодого отца" с Ашотом Насибовым.

В столице нашу радиостанцию "Эхо Москвы" можно принимать на волнах 91,2 FM, СМС с вопросами Виктору Шендеровичу присылайте на номер: +7 985-970-45-45; во второй половине часа мы начнем более плотно отвечать на ваши вопросы. Подключим еще и эфирные телефоны.

Единственное, хочу сказать, что Виктор сегодня у нас до 17.45, то есть, где-то четверть часа до окончания программы не дотянет.

Но мы-то с вами побеседуем. Виктору надо убегать - ну, дела: самолет, поезд, там такси.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это все конкурирующее радио.

А.НАСИБОВ: Конкурирующее радио, хорошо!

Скажи, пожалуйста, ты объяснял дочке, или не объяснял дочке вот этими самыми ощущениями, - вот есть такое понятие - ощущение, да?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Мы довольно близкие люди эмоционально, и, как у эмоционально близких людей нам не требуется объясняться вербально - очень подробно, так что таких случаев, чтобы я ее сажал в угол, и говорил: "Дочка, сейчас я тебе расскажу", - такого, слава Богу, у нас не случалось. Но повторяю: как это происходит? - Вот садимся на машину, там однажды, едем на Селигер, допустим, и несколько дней живем на Селигере. Уже после того, как видели некоторое количество заграниц, и потом сверяем ощущения. Я вижу ощущение счастья от Селигера, причем от людей, от пейзажей, и чем это грустнее, как ни парадоксально, тем счастливее. И любишь печальное, а не радостное. Ну, это же не Спортлото, где ты любишь ту клеточку, которая выиграла, здесь ты любишь просто потому, что оно твое. Вот так это происходит. И однажды выясняется, что действительно человек прирос к этому месту, и ощущение Родины уже появилось. Оно тем более ценно, что вот это Мандельштамовское, печальное: "Люблю свою бедную землю оттого, что другой не видал", - время этого уже прошло, уже видали. И я видал, и дочка моя видала. И именно поэтому, потому что есть с чем сравнить, ты понимаешь, что ты любишь это не поневоле, а вот так вот - само по себе.

А.НАСИБОВ: Уже пошли отклики на твои методы воспитания детей. Светлана Ивановна из Москвы прислала следующее сообщение: "Я свою дочь шантажировала тем, что она очень боялась опоздать в школу. Говоря, на сколько позднее она ляжет спать, на столько позже я ее разбужу. Не знаю, хорошо ли это, или плохо, но срабатывало"!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Педагогических метод самых разных, разумеется, очень много. Я еще раз говорю: я потерпел полное педагогическое фиаско: все точки приложения усилий, все пошло прахом. Получилось только то, что получилось само. Вот это мой опыт.

А.НАСИБОВ: И еще последний вопрос перед новостями: "Дайте совет, как побороться с курящей 19-летней дочкой"? То есть, борьба с курением. Как ты относишься к курению детей?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я плохо отношусь, я сам не курю и плохо отношусь к курению. Не знаю, как бороться, я вообще не знаю, как бороться. Можно только+ Шантажировать отношением? - Нет, бессмысленно, нет, не знаю. Это зависит от человека. Аппелировать можно к мозгам, к мозгам аппелировать.

Но я бы 19-летней, я бы лично сказал, что вот мне+

А.НАСИБОВ: А ты пробовал курить вообще?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я не пробовал.

И должен сказать, что на курящих женщин у меня отношение не мужское. Я перестаю как-то подозревать возможность какого-то приближения. Вот я бы в этом случае сказал: "Если бы я был мужчиной, я бы к тебе, табакерке, просто бы не подошел, потому что целоваться с табакеркой не буду". Вот это я бы сказал. Не знаю, может быть, это подействовало бы в противоположную сторону, я не знаю.

А.НАСИБОВ: Виктор Шендерович в "Школе молодого отца" на волнах радиостанции "Эхо Москвы".

Продолжим нашу беседу после краткого выпуска новостей.

А.НАСИБОВ: Работает радиостанция "Эхо Москвы". В столице нашу радиостанцию можно принимать на частоте 91.2FM.

"Школа молодого отца" с Ашотом Насибовым в эфире. Виктор Шендерович, журналист, сатирик писатель - гость нашей программы.

Виктор, пробежимся по эфирному пейджеру.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Давай.

А.НАСИБОВ: Петр из Самары спрашивает: "Каким образом Вы раскрыли тему отношений мужчины и женщины для дочери"? И вдогонку - вопрос Елены: "Как правильно ответить ребенку на вопрос: "Откуда берутся дети"?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Мне повезло - эти разговоры вела мама девочки, поэтому я никаких специальных разговоров не вел.

А.НАСИБОВ: Почему тебе повезло? Дочка впитала в себя мамин подход. А где твое отцовское влияние?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ты знаешь, я подозреваю, что на вопрос: откуда берутся дети? - у меня примерно один ответ и одна версия.

А.НАСИБОВ: Так что ты не сказал дочери?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ой, я ей не сказал, наверное, очень многое. Но не ответ на этот вопрос.

Тут ведь важно, что бы ты делал. Услышано будет то, вообще, - психологи говорят: человек слышит только то, что хочет услышать. Тут уже неважно, какое количество слов, про что я ей сказал. Важно уловить момент, особенно это важно вот уже в таком, сознательном возрасте, уловить тот момент, когда открывается канал, что называется, когда тебя хотят услышать. Когда почему-то человек к тебе подходит, подсаживается там, - попить чай, поговорить. - Просто, причем не объявляет тему - это же не Страсбург, там нет повестки, и не Госдума. Вот просто в тот момент, когда ты чувствуешь, что с тобой хотят поговорить, в этот момент надо понять, про что человек хочет услышать, у него есть какой-то вопрос, который он может даже не формулировать. - Вот это важно, а не то, что у меня в ежедневнике будет написано: поговорить с ней про отношения с мужчинами. Это бессмысленно все.

А.НАСИБОВ: "С 17 до 18 - до подвига".

"Если бы у Шендеровича был сын, он бы отпустил его в армию"? - спрашивает Тигран.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ни в коем случае, то есть, смотря в какую армию.

А.НАСИБОВ: Какая разница? - Армия и армия.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет, нет! Например, израильская армия, она занимается защитой страны, и поэтому там и мальчики, и девочки, и тот, кто не идет в армию, тот, кто пытается откосить от армии, это очень странно. Этот человек абсолютно асоциальный.

А.НАСИБОВ: А у нас армия?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Наша армия, в ее сегодняшнем состоянии, - я уже говорил об этом много раз, теми же словами: никакого отношения к обороноспособности не имеет. Это узаконенное рабство. И своего сына я бы, конечно, в рабы и в потенциальную начинку цинкового ящика я бы не отпустил. Вот и все! Надо менять ее! Надо менять!

А.НАСИБОВ: 783-90-25 - телефон для всех желающих, 783-90-26 - телефон только для отцов и считающих себя таковыми. Мы начинаем принимать телефонные звонки от наших слушателей. Но прежде чем примем первый звонок, вопрос от Татьяны из Москвы: "Уважаемый Виктор! Скажите, пожалуйста, как подготовить дочь к тому, что ее избранник будет стоять на ступеньку ниже отца? Как вырастить дочь оптимисткой"? Такой вопрос: как вырастить дочь оптимисткой?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А! Вот это очень интересный вопрос, про ступеньку. Штука в том, что действительно, если повезло с папой, то уже планка поставлена, и дальше возникают некоторые сложности, потому что предъявляются определенные требования уже к молодым людям. Ну, это сложности, о которых на самом деле можно мечтать. Это сложности, так сказать, высокой планки.

Как подготовить? Нет, я не думаю, что надо готовить: вкус все равно формируется, ну, это банальность, но конечно, представление у девочки, какой должен быть мужчина, формирует отец.

А.НАСИБОВ: 783-90-26, телефон для отцов. Алло!

Звонок хулигана.

783-90-25 - телефон для всех желающих. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, это Роман из Москвы.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте!

РОМАН: Вопрос: Виктор, а если Валентина родит от негра, что Вы будете делать?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я буду дедушкой. Вы знаете, чтобы у меня других несчастий не было в жизни. А вот слово "негр", хотя оно в нашем с Вами возрасте, Ашот, не носит отрицательной коннотации: "Будь я негром преклонных годов", но, видимо, у звонившего слово "негр" вызывает какие-то плохие ассоциации.

Я должен сказать, что меня бы интересовало только, я верю во вкусы моей дочери, и думаю, что этот человек был бы, или, может быть, будет - загадывать нельзя - приличным, интеллигентным человеком. Я думаю, буду радоваться черному внучку. У меня нет такого, у меня нет этой проблемы. Вот я - звонивший может не поверить: у меня нет этой проблемы, просто мне цвет вообще не очень важен.

А.НАСИБОВ: Размер не имеет значения. 783-90-26.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет! Размер головного мозга имеет значение!

А.НАСИБОВ: Недаром тебе дочка мерила череп! 783-90-26.Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!

А.НАСИБОВ: Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Господин Шендерович, скажите, пожалуйста, как Вы считаете,

А.НАСИБОВ: Простите, пожалуйста, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей.

А.НАСИБОВ: Андрей, мы Вас слушаем.

АНДРЕЙ: До какого возраста мужчина имеет моральное право становиться отцом, понимая, что ему нужно вырастить ребенка, научить его, особенно если это будет мальчик, тем вещам, которым должен учить отец?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вы, знаете, какая штука? Спасибо за вопрос.

Я не думаю, что есть один ответ на этот вопрос. Ответ на этот вопрос дает мужчина и его женщина, - они дают ответ на этот вопрос.

Если они сознательно рожают человека, то значит, что они считают, что имеют на это моральное право. Нет такого ответа: вот я скажу: с такого возраста - нельзя! Можно, и замечательно, и поздние дети, кстати говоря, вероятность того, что поздние дети будут очень талантливы, велика.

А.НАСИБОВ: Посмотри на меня.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, я мог посмотреть бы и на Александра Сергеевича Пушкина.

Тут одного ответа нет. Я знаю, например, ну вот только что было 85-летие Юрия Левитанского, я познакомился с его дивными дочерьми, рожденными им в очень позднем возрасте. Кто же это решит за самого человека?

А.НАСИБОВ: 783-90-25. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло!

А.НАСИБОВ: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Нина Александровна.

А.НАСИБОВ: Откуда звоните, Нина Александровна?

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Из Москвы.

А.НАСИБОВ: Слушаем Вас.

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Я обожаю Шендеровича.

А.НАСИБОВ: Мы все обожаем Шендеровича в той, или иной степени.

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Я вам сейчас скажу: я слушаю "Эхо Москвы", и никогда в жизни не пропускаю "Плавленый сырок".

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Спасибо.

А.НАСИБОВ: Это детская программа, про детей. Ну, пожалуйста!

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Я мама, и бабушка два раза.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нина Александровна, Насибова уволят, если Вы меня будете сейчас хвалить в эфире. Вы давайте, вопрос задайте.

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Не уволят! Я обожаю Вашу последнюю, может быть, она не последняя книжка, где Вы пишете про армию. И, если бы люди читали, они бы в жизни не задали Вам этого вопроса. Правда?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, в общем, наверное.

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА: Дай Бог Вам здоровья, и всей Вашей семье. Я Вас обожаю!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Спасибо, Нина Александровна! Мне ужасно это приятно, в отличие от Насибова.

А завидовать нехорошо! Ну, давай, давай! У нас последние две минутки.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Я в прямом эфире?

А.НАСИБОВ: Да, Вы в прямом эфире. Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к политике невмешательства отца в воспитание дочери?

А.НАСИБОВ: Вот, Виктор, по-моему, с самого начала об этом рассказывал.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я попробую начать отвечать. Это последний вопрос, к сожалению.

Отсутствие дидактики, так сказать, такое ненасилие, - условно говоря, - педагогическое, не означает невмешательства. Когда люди живут вместе, в одной кубатуре, когда этим формируют каждый день, каждый день. Это все знают, это банальность такая.

Но каждый день на тебя смотрят, на тебя все время смотрят. И невозможно сделать так, чтобы она мыла руки перед едой, если ты не моешь руки перед едой. Если ты ведешь себя по-свински - нельзя ничего требовать, если ты+ И так далее. Поэтому каждую секунду идет воспитание.

Другое дело, что оно не идет дидактически, оно не идет ни вверх, ни вниз.

А.НАСИБОВ: То есть, отсутствие воспитания - это тоже воспитание?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, отсутствие дидактики. То есть, воспитание идет все время, так или иначе.

А.НАСИБОВ: Ну вот, отсутствие воспитания, как такового, вот диктометодов, это тоже воспитание своего рода.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, если достаточен пример, я говорю не про себя, избави Боже, но если пример личный вполне достаточен, то это лучшее воспитание, конечно.

А.НАСИБОВ: Все! Последний вопрос был задан Виктору Шендеровичу, Виктор убегает в дела. Мы сейчас продолжим наш эфир.

Можно я тебя спрошу: как ты отнесешься к тому, если в России будет введен праздник День отца?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ой, плохо отношусь. Вообще, половые праздники - вот этот день 8 марта, - не надо! Не надо! Не надо!

А.НАСИБОВ: Ты сейчас убегай, а я этот вопрос переадресую нашим слушателям.

Счастливо!

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Счастливо!

А.НАСИБОВ: А я вопрос этот нашим слушателям переадресую. Как наши слушатели отнесутся к тому, что в России может быть введен такой праздник День отца. Напомню, что в России существует День матери. Это вообще международный праздник, и он с 98 года теперь существует и в России, это последнее воскресенье ноября. Отмечается в соответствии с Указом президента Российской Федерации от 30.01.98 года, День матери, в последнее ноябрьское воскресенье. Кто бы мог подумать? Я не знаю, кто-нибудь еще, кроме меня, знает о существовании такого праздника?

И вот сейчас есть предложение: ввести праздник День отца. Давайте, прекратим сейчас задавать вопросы Шендеровичу, давайте просто поговорим о празднике День отца. Имеет смысл вводить такой праздник?

Я предлагаю 783-90-25 - телефон для тех, кто полагает, что такой праздник имеет смысл вводить, и 783-90-26 - для тех, кто категорически не согласен с праздником День отца, если такой праздник будет введен. И не будет его праздновать, не будет его отмечать, и вообще не будет поддерживать введение такого праздника. 783-90-25 - для тех, кто полагает, что праздник День отца вполне подойдет, 783-90-26 - против праздника День отца. Слушаем вас!

Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!

А.НАСИБОВ: Вы поддерживаете праздник День отца?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, мне кажется, что стоило бы ввести такой праздник.

А.НАСИБОВ: Почему? Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Павел, я из Москвы.

Я думаю, что этот праздник мог бы, наверное, привлечь внимание к роли отца, в каком-то смысле.

А.НАСИБОВ: А какова роль отца? Вы отец?

ПАВЕЛ: Да.

А.НАСИБОВ: А сколько у Вас детей?

ПАВЕЛ: Ну, пока один.

А.НАСИБОВ: Ну, хорошо - пока. Все впереди! Мальчик? Девочка?

ПАВЕЛ: Сын.

А.НАСИБОВ: Сколько ему?

ПАВЕЛ: Ему два года сейчас.

А.НАСИБОВ: Вы уже чувствуете себя таким полномасштабным отцом, и вот уже можете говорить во весь голос? Да? И поддерживать этот праздник?

ПАВЕЛ: Ну, в общем - да. Мне кажется, что отцам, которые часто могут быть заняты, которые иногда стараются, - ну, ради семьи, конечно, стараются преуспеть на работе, они меньше, может быть, уделяют внимание вот именно своим отношением к детям.

Может быть, этот праздник помог бы вспомнить что ли, восьмое марта напоминает о том, что +

А.НАСИБОВ: Скажите, а Вы знаете о существовании праздника День матери?

ПАВЕЛ: Ну, он у нас как-то - нет.

А.НАСИБОВ: А Вы не боитесь, что вот если будет введен праздник День отца, он так же пройдет мимо всех нас, и никто не будет о нем знать, не будет о нем вспоминать. И вообще, только превратится в такой коммерческий праздник, как в США, когда дарят очередную порцию носков?

ПАВЕЛ: Опаснее было бы, если бы о нем вообще не вспоминали, если бы он был. А если бы он превратился в коммерческий, Вы знаете, если праздник популярен, то кто-то, может быть, купит очередной носок, а кто-то, может быть, вспомнит о каких-то ценностях.

А.НАСИБОВ: Спасибо, спасибо. Мне очень ценна Ваша точка зрения.

783-90-26 - телефон для противников праздника День отца. Слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый день.

А.НАСИБОВ: Добрый день, слушаю Вас! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Юрий. Я, наверное, против, я вообще-то за то, чтобы был введен День родителей. Потому что и отец, и мать - это очень важно. А бабушки, дедушки - разве это не важно?

А.НАСИБОВ: А почему не ввести отдельно праздник для бабушек? Для дедушек?

ЮРИЙ: Ну, тогда надо давать один - бабушке день, один - дедушке.

Это как-то не очень вяжется с логикой. А родители - они собственно, необходимы оба.

А.НАСИБОВ: У нас есть 23 февраля, все-таки, считается мужским днем.

ЮРИЙ: Ну, это где-то профессиональный праздник, воинский. Ну, а женщины - это основа жизни. А вот для воспитания ребенка необходимы двое родителей. Потому что один - это как птица, которая с одним крылом. Это не очень хорошо. Поэтому мне кажется, что было бы правильно, если бы был День семьи, День родителей.

А.НАСИБОВ: День семьи, День родителей - это хорошее предложение.

А Вы знаете, кто является депутатом Государственной Думы от Вашего округа? Нет?

ЮРИЙ: Московской - знаю.

А.НАСИБОВ: Напишите ему предложение - пускай он возьмет на себя такую законодательную инициативу.

ЮРИЙ: Ну, я, собственно говоря, не очень категорично требую. Но в принципе, мне кажется, это было бы разумнее. Это было бы справедливее.

А.НАСИБОВ: Хорошо. Всего Вам доброго!

ЮРИЙ: Всего Вам доброго!

А.НАСИБОВ: 783-90-25 - телефон для тех, кто выступает в поддержку Дня отца. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Здравствуйте.

Я, наверное, не по тому номеру набрала. Я выступаю категорически против.

А.НАСИБОВ: Простите, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Алла Александровна.

А.НАСИБОВ: А откуда Вы звоните, Алла Александровна?

АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА: Из Москвы.

А.НАСИБОВ: А почему против?

АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА: А потому, что отцам легче терять своих детей, то есть, уходить. Да, уходить из семьи, оставлять детей.

А.НАСИБОВ: Ага! Поэтому Вы против такого праздника. Я не комментирую Ваши слова, я задаю вопросы. Поэтому Вы против празднования Дня отца?

АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА: Да. Конечно. Я считаю, что мама для ребенка самое главное. И то, что она делает, и то, что она рожает этого ребенка, а для вас - это не подарок. Вот Вы - отец.

А.НАСИБОВ: Я - отец, для меня это подарок.

АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА: Подарок?

А.НАСИБОВ: Подарок, конечно. Радость.

Спасибо Вам, Алла Александровна.

АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА: Спасибо Вам!

А.НАСИБОВ: Еще раз по этому же телефону: 783-90-25, поскольку этот телефон для тех, кто поддерживает введение Дня отца в череде российских праздников.

Слушаем Вас. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло!

(звонок срывается).

783-90-26 - телефон для тех, кто против этого праздника. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Галина Ивановна, Москва.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте, Галина Ивановна! Слушаю Вас.

ГАЛИНА ИВАНОВНА: Я предлагаю: конечно, праздник отца не надо, потому что у нас огромное количество матерей, а отцов у нас бегающих очень много. Но предлагаю ввести праздники: дедушки, бабушки, ребенка, сестры, брата, тети, чтобы весь год мы гуляли.

А.НАСИБОВ: Но только не праздник День отца?

ГАЛИНА ИВАНОВНА: Нет.

А.НАСИБОВ: А откуда взялись вот эти самые бабушки, дедушки, вот эти самые дяди, тети?

ГАЛИНА ИВАНОВНА: Все бы бабушки, дедушки, тети и дяди - все бы праздновали весь год. И все бы гуляли, и никто бы не работал. Вот тогда будет прелесть! Все. До свидания.

А.НАСИБОВ: Вы помните первую половину января?

Ай-яй-яй! Не помнит человек первую половину января!

783-90-25 - телефон для тех, кто поддерживает введение в России праздника День отца. Слушаю Вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! А я поддерживаю введение такого праздника.

А.НАСИБОВ: Наконец-то!

СЛУШАТЕЛЬ: Знаете почему? Ну, наверное, чтобы просто многим мужчинам стало стыдно за то, что они до сих пор не отцы, или они были отцами, и перестали ими быть. И чтобы они к совести своей обратились. Ну, просто, чтобы было тем, кто является отцом, это все-таки тоже тяжкий труд. В принципе нелегко это.

А.НАСИБОВ: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Павел зовут.

А.НАСИБОВ: Павел! А откуда Вы знаете, что быть отцом - это тяжкий труд? У Вас сколько детей?

ПАВЕЛ: Ну, знаю, к сожале+ К счастью, к счастью знаю!

А.НАСИБОВ: "К сожалению", потом поправился - к счастью!.

ПАВЕЛ: Нет! К счастью, к счастью!

А.НАСИБОВ: Так, по Фрейду оговорка. Сколько у Вас детей?

ПАВЕЛ: Пока один.

А.НАСИБОВ: И это для Вас тяжкий труд - один ребенок?

ПАВЕЛ: Ну, как тяжкий труд? Вообще, дети, как говорится, тяжкий труд: маленькие детки - маленькие бедки, а большие детки - большие бедки.

А.НАСИБОВ: В чем самая большая проблема? Сколько лет Вашему малышу? Мальчик? Девочка?

ПАВЕЛ: Девочке 12 лет.

А.НАСИБОВ: В чем самая большая проблема для Вас?

ПАВЕЛ: Как чего? Да много проблем: обеспечь питанием, со школой проблема.

А.НАСИБОВ: Кто в школу ходит? Вы, или мама?

ПАВЕЛ: В школу едем мы с мамой. Едем на машине, то есть, в школу мы не ходим.

А.НАСИБОВ: Вы возите дочку в школу. Правильно?

ПАВЕЛ: Да, конечно.

А.НАСИБОВ: Вас вызывали когда-нибудь в школу?

ПАВЕЛ: Ну, нет, в основном - маму.

А.НАСИБОВ: А Вы хоть раз были в школе? Заходили внутрь?

ПАВЕЛ: Конечно, был - там какие-то доски прибивал. Там много чего делалось такого - рукодельного. Ну, просто, конечно, матери тяжелее, матери тяжелее, бесспорно со школой.

А.НАСИБОВ: Но это же телефон для тех, кто поддерживает введение праздника День отца.

ПАВЕЛ: Ну, да. Я поддерживаю введение праздника День отца, чтобы тех мужчин, которые являются отцами, немножко пристыдить тех, кто пока не являются. Многие не хотят быть отцами, понимаете? Они хотят либо прийти уже на все готовенькое.

А.НАСИБОВ: Минутку, минутку. Вот я не понимаю, что такое: "прийти на все готовенькое"?

ПАВЕЛ: Ну, как? Ну, допустим, женщина с ребенком 10-12 лет. Это пеленки уже все прошли, как бы проблем нет.

А.НАСИБОВ: И много таких?

ПАВЕЛ: Люди просто живут для себя, и не задумываются о том, что надо.

А.НАСИБОВ: Может быть, Вы им просто завидуете?

ПАВЕЛ: Вы знаете, я им, я думаю, что нет. Мне так иногда всех жалко.

А.НАСИБОВ: Жалко за то, что они не прошли то, через что прошли Вы?

ПАВЕЛ: Да, я через это прошел, но, по крайней мере, знаете, потом прошедшее время становится весело вспоминать - кассеты смотришь.

А.НАСИБОВ: Спасибо большое за Ваш звонок.

До свидания! Всего доброго!

783-90-26, телефон для тех, кто против введения в России Дня отца. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло!

А.НАСИБОВ: Алло! Здравствуйте! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Меня зовут Светлана.

А.НАСИБОВ: Откуда Вы звоните?

СВЕТЛАНА: Из Москвы.

А.НАСИБОВ: Вы против введения Дня отца?

СВЕТЛАНА: Да, против.

А.НАСИБОВ: Почему?

СВЕТЛАНА: Да потому что у нас, знаете, вся страна держится на женщинах. Вы не заметили? Сколько отцов, убегающих от

алиментов, скрывающихся? И, в основном, женщины тянут всю лямку тяжести: и воспитываешь детей, и рожаешь, и воспитываешь впоследствии в одиночестве.

А.НАСИБОВ: Вы знаете, извините, здесь ничего не поделаешь!

СВЕТЛАНА: И плюс еще работа. Государство у нас эксплуатирует женщину по полной программе! А мужчины, которые за то, чтобы вводить День отца, я считаю, что это те, кто самокрасуются, что ли, самолюбованием занимаются. Они не прикладывают ничего.

А.НАСИБОВ: Светлана! Подождите! Представьте себе, будет конкурс - "Отец года". А? Будут промежуточные отборочные этапы, будет подведение каких-то промежуточных итогов.

СВЕТЛАНА: Понимаете, я согласна с Вами! Это исключение - хороший отец - это исключение из правил в нашей России. Нам надо учиться у Запада все-таки.

А.НАСИБОВ: Почему мы должны учиться у Запада?

СВЕТЛАНА: Когда отцы отвечают за детей, отвечают - воспитывают, растят, заботятся о них.

А.НАСИБОВ: Светлана, я смотрю, у Вас печальный опыт был в этой области?

СВЕТЛАНА: Да, конечно, естественно. А Вы посмотрите вокруг - сколько таких опытов? Сколько одиноких женщин воспитывают одного и двух детей.

А.НАСИБОВ: А Вы не считаете несправедливым: вот есть День матери, а Дня отца нет все-таки?

СВЕТЛАНА: Нет, я не считаю несправедливым. А я считаю, женщин надо - практически, кто воспитывает детей одна, чтобы нам уже ставили памятники. Они достойны этого.

А.НАСИБОВ: У нас был в последнее воскресенье ноября общенациональный праздник День матери. Вам что-нибудь подарили?

СВЕТЛАНА: Нет, конечно.

А.НАСИБОВ: Почему "конечно"?

СВЕТЛАНА: А кому подарили? Вы можете перечислить людей, кому подарили?

А.НАСИБОВ: Ну, я не спрашивал никого. Просто, я Вас первую спрашиваю.

СВЕТЛАНА: Нет, мне никто ничего не дарил, и я ничего от нашего государства не жду.

А.НАСИБОВ: Ну, почему обязательно от государства? Может быть, от соседа по подъезду?

СВЕТЛАНА: Да что Вы?

А.НАСИБОВ: Может быть, от коллег на работе?

СВЕТЛАНА: Такого не бывает при всей моей привлекательной внешности. Но люди у нас очень озабочены сами собой. И никого чужие беды, чужие проблемы не интересуют.

А.НАСИБОВ: Светлана, я желаю Вам, чтобы Ваши личные проблемы Вы как можно быстрее разрешили.

СВЕТЛАНА: Да, да, да! Я воспитываю своих детей так, чтобы они не делали моих ошибок.

А.НАСИБОВ: Сколько у Вас?

СВЕТЛАНА: Двое.

А.НАСИБОВ: Какой возраст?

СВЕТЛАНА: Взрослые уже - 22 и 17.

А.НАСИБОВ: Ну, это уже. И они Вам ничего не подарили на День матери?

СВЕТЛАНА: Да, и два кризиса мы уже пережили, можете представить? На наши бюджетные зарплаты.

А.НАСИБОВ: И они Вам ничего не подарили на День матери?

СВЕТЛАНА: Нет, но Вы уже, по-моему, зациклились на Дне матери. Я говорю о том, что отцы, которые скрываются от своих детей. Вот правильно женщина звонила и говорила, что скрываются от детей, даже не платя алименты хотя бы! Не считая все остальные, так сказать, процессы воспитания.

А.НАСИБОВ: Понятно, понятно.

Спасибо большое за звонок, Светлана. Всего доброго!

СВЕТЛАНА: До свидания.

А.НАСИБОВ: До свидания.

Хотелось бы, чтобы был День родителей, как существует в православном календаре такое понятие, как родительская неделя.

Елизавета из Москвы прислала сообщение по СМС, и Елена тоже присылает такое сообщение: "Лучше всего было бы ввести день не матери, не отца, не дедушки, не бабушки, а День семьи: необходимо повышать престиж семьи в наше время - время незарегистрированных браков, беспорядочных связей и так далее".

Сурен предлагает: "Надо ввести День отца и ребенка".

Отца и ребенка, есть просто День матери, а еще надо ввести День отца и ребенка. Спасибо, Сурен!

"То, что мама для ребенка более важный человек - это стереотип. Я считаю, что отец важен не менее, - пишет Наташа из Москвы, - по-моему, это очень поднимет статус отца в глазах общества". Я - за День отца".

Большое спасибо тем, кто прислал нам сообщение и на СМС, и звонил нам в прямой эфир, и беседовал с Виктором Шендеровичем.

Через две недели, через воскресенье встретимся снова в эфире.

"Школа молодого отца" с Ашотом Насибовым заканчивает очередной урок. Благодарю вас!