Купить мерч «Эха»:

Ольга Дыховичная, Ангелина Никонова - Попутчики - 2011-10-30

30.10.2011
Ольга Дыховичная, Ангелина Никонова - Попутчики - 2011-10-30 Скачать

Д.БОРИСОВ: Это радио «Эхо Москвы», добрый вечер, меня зовут Дмитрий Борисов, начинается программа «Попутчики». Сегодня мы даже практически в полном составе, точнее, в неполном, но в прежнем. Александр Плющев у нас на прямой связи из Лондона, добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Ты у нас прекрасно звучишь в эфире. А у тебя сейчас 7 вечера, да?

А.ПЛЮЩЕВ: В кои-то веки. У меня сейчас, ты знаешь, пять минут восьмого.

Д.БОРИСОВ: У нас теперь аж 4 часа разницы с Лондоном, и это, конечно, впечатляет.

А.ПЛЮЩЕВ: (неразб.) будет, как с Америкой вообще.

Д.БОРИСОВ: Да, Америка тоже все дальше. Наших слушателей, которые только сейчас проснулись, спешу предупредить, что 23.07 – вот это точное московское время, а не то, что сказали вам ваши андроиды, айфоны и прочие компьютеры, которые, сволочи такие, сегодня перевелись. У меня утром все перевелись. Сегодня до полуночи мы проведем здесь, не только я да Плющев виртуальный, есть и живые люди рядом со мной, что очень приятно. Ангелина Никонова, режиссер фильма «Портрет в сумерках».

А.НИКОНОВА: Здравствуйте.

Д.БОРИСОВ: Здравствуйте. И Ольга Дыховичная.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Здравствуйте. Я под большим впечатлением нахожусь, потому что полчаса назад, не далее, как закончил смотреть фильм. Поэтому у меня еще очень свежи воспоминания. А Плющев мне сегодня позвонил, узнав, что вы будете в гостях, и сказал, что он обязательно хочет присоединиться к эфиру, потому что тоже успел посмотреть фильм, который вообще в прокат широкий выйдет только 10 ноября, но мы своими способами, Плющев на «Кинотавре», я на другом мероприятии успели посмотреть.

А.НИКОНОВА: Нам очень приятно. Видимо, Александру есть, что сказать, раз из Лондона.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Я подозреваю, что Александр, к сожалению, слышал не сто процентов фильма, в отличие от вас, Дмитрий, потому что на «Кинотавре» воспроизведение звука было не самым лучшим, процентов 30 не звучало фильма.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, я слышу от вас, честно говоря, (неразб.), там можно было что-то не услышать. Там действительно были жалобы на качество звука, тот фильм, в котором я снимался, тоже мы были недовольны. Но, что касается слов, мне кажется, я расслышал все.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Сейчас проверим.

А.ПЛЮЩЕВ: Если фильм не менялся, в смысле, не перемонтировался после этого, после «Кинотавра», я думаю, что у меня относительно полное представление о нем. Я вроде бы все расслышал.

А.НИКОНОВА: Мы такие выводы сделали только по последующей пресс-конференции, которая состоялась на «Кинотавре», и статьям, которые вышли после «Кинотавра». Оказалось, что очень многие журналисты или недослышали, или недопоняли, или перепутали сюжет.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Недопоняли совершенно точно, мы просто надеялись, из-за того, что недослышали.

А.НИКОНОВА: Я просто хотела добавить, что для многих русских фильмов не так страшно, если, например, десять минут фильма как-то выпадут из осознания зрителя. А в нашем фильме действительно очень, как мне кажется, хороший сценарий, в котором каждые две минуты что-то происходит, и особенно важно быть в сюжете все 105 минут фильма.

Д.БОРИСОВ: Ты был в сюжете 105 минут фильма?

А.ПЛЮЩЕВ: Да (неразб.), я не помню, вроде 105.

Д.БОРИСОВ: Тебе понравилось? Скажи кратко.

А.ПЛЮЩЕВ: Ориентироваться на критиков, в данном случае, при всем к ним уважении, трудно. (неразб.) Часто вопросы на пресс-конференции задают как раз те, кто вообще не смотрел фильм, где-то отсутствовал половину фильма. Мне кажется, здесь эти примеры не помогут. Я правда посмотрел, я был под большим впечатлением, как выразился Дима, от фильма. У меня были такие смешанные чувства. Честно говоря, это свидетельствует, на мой взгляд, в пользу фильма. Чем больше ты о нем думаешь и чем (неразб.) ты после просмотра находишься, тем лучше ты к нему относишься. (неразб.) вовсе нет. Правда, это не легкий фильм для просмотра. Он производит, наверно, такое… плохо сказать «тяжелое впечатление», но комплексное такое впечатление. Когда ты о нем думаешь и находишь какие-то новые для себя объяснения или какие-то моменты, это свидетельствует в его пользу, безусловно. Это не вопрос, на самом деле, это реплика по фильму, может быть, чтобы нашим радиослушателям было легче дальше пойти, или сложнее, я не знаю.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Александр, в этом смысле, прошу прощения, мы в такой сбалансированной компании здесь с вами, так как вы стали частью фильма, который тоже было непросто смотреть, поэтому здесь мы абсолютно равны.

Д.БОРИСОВ: Да, припомнили твое актерское настоящее. Хотел сказать «будущее», настоящее.

А.НИКОНОВА: Кстати, я была удивлена, что вы не актер, поэтому вы справились абсолютно с актерскими задачами.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Отлично, тоже присоединяюсь к комплименту.

Д.БОРИСОВ: Мы тут оказались в ситуации, когда не те журналисты, которые не смотрели и задавали вопросы, а наоборот, мы вроде смотрели, а никто, кроме нас, не смотрел. Поэтому мы договорились сильно не спойлерить, но, поскольку я тут открыл специальное описание фильма, которое существует в Интернете, я его прочту. Мне кажется, там спойлеры уже все есть, все, которые надо. Звучит оно так: «Оказавшись не в том месте, и не в тот час, Марина, попадает в водоворот драматических событий. Пережитые унижение и боль изменяют весь ход ее стабильной благополучной жизни. Марина ищет возможности отомстить. Изо дня в день она возвращается на окраину города, где произошла судьбоносная встреча. Но когда Марине удается выследить зачинщика преступления, и когда она готова свершить правосудие, она решает не использовать банальное оружие мести. Марина прибегает к своим профессиональным навыкам психолога, ловко манипулируя жестокой натурой обидчика. Между прочим, сотрудника ДПС».

О.ДЫХОВИЧНАЯ: И где же здесь открывшийся сюжет?

Д.БОРИСОВ: Ну, как, спойлер в том, что она готовится-готовится, бутылку там…

А.НИКОНОВА: Ой-ой-ой, стоп-стоп.

Д.БОРИСОВ: Да. Так странно вас видеть сейчас здесь. Это я говорю к Ольге, потому что фильм, действительно, держит. Вы только что были у меня на экране такой обиженной, несчастной и мстящей, мстительной. Вы в жизни сильная женщина?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Любая сильная женщина скажет, что она не очень сильная женщина в жизни. Но относительно моей героини я, конечно, более робкая женщина. Моя героиня готова на многое, на что я, к сожалению, не смогла бы пойти в подобной ситуации.

Д.БОРИСОВ: Забавно еще то, что фильм стоит смотреть больше одного раза, это точно говорю, потому что я, так получилось, не то, что вынужден, а случайно посмотрел фильм полтора раза сейчас, и во время второго просмотра заметил много деталей, которые были упущены во время первого. Поэтому всем, кто соберется в кино, я абсолютно искренне, если уж вы пойдете смотреть, если уж вы решитесь, я не то, что призываю, но, мне кажется, не пожалеете точно. Второй раз сразу то, что надо. Много параллелей, то, что я смотрел, проводят с «Еленой». Вроде тоже показано так… ну, не хочется говорить словами Плющева, который, когда у нас в эфире был Андрей Звягинцев, обвинил его в том, что он снимает фильм про быдло, это почти цитата… ну, не обвинил, а сказал, что вот, есть эти люди, а есть так называемое…

А.НИКОНОВА: Как раз таки, мне кажется, что если параллели и существуют между нашей картиной и картиной «Елена», то как раз таки в том, что в том и в другом фильме показано и быдло, и небыдло, и отношения этих очень разных, разросшихся в разные стороны классов современного общества российского.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Вы же не можете отрицать контекст, что мы живем, условно мир все равно поделен на центровых и на окраину. Просто часто окраина живет в центре, а центр перемещается жить на окраину. Но это все равно два разных мира внутри одного города всегда.

Д.БОРИСОВ: Еще что очень здорово показано в вашем фильме – есть вот такая повседневность, такая банальная обывательщина, которую каждый из нас видит каждый день. А потом бац, и та, скрытая от нас сторона обычно. Вот мы не знаем, мы видим сотрудников ДПС, неважно, может быть, врачей, еще кого-то, детских психологов, и они ведут себя как-то обычно очень схематично, предсказуемо, приходя в придорожную забегаловку, как делает ваша героиня, тоже можно было все там предвидеть, и как поведет себя официантка, и что там поет караоке, все очень узнаваемо. Вот есть такая обратная сторона, и в этом плане ваш фильм эту окраину жизни раскрывает сильно больше, чем «Елена». Если проводить параллели, сравнивать, не знаю, насколько это уместно, то «Елена» - все-таки фильм такой, все равно в глянцевой упаковке, какой-то такой яркой.

А.НИКОНОВА: В каком-то смысле мы, конечно, копнули глубже, если вы об этом. Мы решили не идти по верхам, если уж делать, то делать, и показывать так, чтобы вам запахло всеми интерьерами.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: В данном случае вступлюсь за Андрея Звягинцева, хотя, мне кажется, точно он не нуждается в моей протекции, тем не менее. Там задачи были у создателей фильма другие. Была задача показать некий эпос, который может развернуться в любых декорациях.

Д.БОРИСОВ: Да, универсальная история, там как раз мы об этом говорили.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: В нашей истории, несмотря на, действительно, то, к чему стремилась Ангелина, и что у нас точно получилось – что каждая картинка имеет свой запах и имеет абсолютно точную атмосферу конкретной жизни конкретного человека. Тем не менее, что тоже связывает нас с «Еленой» - есть универсальность возможности, которая может произойти и во Франции, и в Германии. Потому что мы делали постпродакшн, так сложилось, мы делали в Нью-Йорке. Мы не от хорошей жизни туда поехали, это было единственное место, которое нам было по карману. Потому что, к сожалению, нету в Москве и в России этого настоящего творческого процесса независимого кино, когда многие люди готовы снижать свою собственную ценность ради интересной работы. Пока на это способны люди на Западе, несмотря на, вроде бы, меркантильность, в которой часто упрекают все ту же Америку. Это не важно. С нами работали люди из Германии, из Америки, из Италии, и люди, которые смотрели на картинку, они говорили – о, вот у меня в Берлине такой же подъезд; о, вот этот парень, рэпер, да я его знаю, он живет в Милане, точно такой же, в таком же районе. Поэтому, когда я слышу про нашу картину, что слишком много настоящей русской реальности… да нет там этой русской реальности. Если вы живете с открытыми глазами, то вы увидите эту реальность во всем мире, в любой европейской стране, в Канаде, в Америке. Александр, вы с нами?

Д.БОРИСОВ: Саш, мы слышим все твои передвижения, мы как будто там же, у тебя в комнате практически.

А.ПЛЮЩЕВ: Я тут просто пытаюсь сделать так, чтобы все было хорошо слышно, извините.

А.НИКОНОВА: Нам хорошо слышно.

Д.БОРИСОВ: Поскольку мы в прямом эфире, друзья, вы можете к нам присоединиться, используя наш смс-канал +7-985-970-45-45, на этот номер телефона вы можете сбрасывать свои сообщения, пожелания, вопросы, все, что хотите. Возвращаясь к фильму, который никто не видел еще, я люблю разговаривать о том, что еще никто не видел, всегда прекрасно. Там интрига есть, люди думают, стоит ли им идти. Я вообще, не будет большим признанием, к русскому кино отношусь сложно.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, ты знаешь, если бы не программа «Попутчики», я бы вообще его не смотрел.

Д.БОРИСОВ: Да, это тоже. Приходит Андрей Звягинцев – перед эфиром идем, смотрим «Елену». Приходит сейчас вот Ангелина – с радостью посмотрели этот фильм. Но не всегда бывает с радостью, иногда это испытание бывает. Смотришь и думаешь – когда же это…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Испытание, я думаю, не только с российским бывает.

Д.БОРИСОВ: Не только с российским. Но вот сложившееся впечатление, что опять будет чернуха. А ваш фильм как раз, когда я увидел фрагментами, это был не трейлер, а просто смотрел, я подумал – ой, нет, опять, не хочу, нет, только не это, за что? И откладывал этот момент со вторника, что ли, я говорил себе – ну, завтра посмотрю, нет, ну послезавтра, нет, давайте еще попозже. Сегодня уже некуда деваться, все, эфир вечером, надо включить. И такое волшебное ощущение, когда понимаешь, что твои ожидания были не то, что сильно хуже, они были вообще другие. Но есть у меня и претензии. Жалко, что слушатели не видели, потому что не успел перед эфиром вам об этом рассказать, про сюжетные истории. Я зануда, Плющев не даст соврать.

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

Д.БОРИСОВ: Я его замучил с «Вдребезгами», Рому, режиссера «Вдребезги» тоже здесь мучил. Так вот. Мне показалось странным, что главная героиня, она там сталкивается с миром милиции. Видимо, еще милиции, там они все милиционеры еще.

А.НИКОНОВА: Там они ГИБДД, там слово «милиция» почти отсутствует, только на машине.

Д.БОРИСОВ: С паспортом. Я имею в виду именно конкретный момент, когда, это небольшой спойлер, украли у главной героини паспорт, она идет в милицию, подает заявление, хочет подать заявление, что у нее украли паспорт. Ну, на нее там смотрят, в общем, делают все, чтобы она отказалась заводить уголовное дело, написала, что она сама его потеряла. Но она же детский психолог при этом работает в социальной службе в некой, социальный работник. К ней приходят дети, в том числе говорящие, что их изнасиловали, у них проблемы в семье. Значит, она должна была и так иметь каких-то друзей в органах внутренних дел, как-то уже сталкиваться с этим миром. А тут полное ощущение, что для нее это в новинку.

А.НИКОНОВА: У меня тоже, мне кажется, полно знакомых разных везде. Тем не менее, когда я теряю сумку, и там оказывается паспорт, я вынуждена идти к участковому или в то отделение, которое поблизости, я сталкиваюсь с этим без своих высокопоставленных друзей, я сталкиваюсь глаза в глаза с этой ситуацией. То же самое случилось с Ольгой. Это одна из сцен в фильме, где действительно мы применили, так получилось, и Ольга, и я, собственный опыт, разный опыт. У Оли была ситуация, когда украли сумку, там был паспорт, и, как ни странно, на съемках фильма, когда мы снимали сцену, где у героини крадут сумку, вырывают сумку, в которой оказывается паспорт, в конце этого съемочного дня у меня пропадает на улице сумка с паспортом. То есть, мне пришлось реально оказаться в милицейском участке и проходить через сценарий. В тот момент мы еще сцену в милицейском участке не снимали. И у меня, честно говоря, волосы встали дыбом, потому что при первом упоминании о том, что у меня вот такая ситуация, помогите, пожалуйста, начал звучать диалог, написанный Ольгой, слово в слово. Я, к сожалению, не могу это сейчас процитировать, так как не хочу портить впечатление от картины.

Д.БОРИСОВ: Для тех, кто сталкивался когда-нибудь с подобными ситуациями, это будет не новость. Мы как раз это обсуждали в той компании, в которой мы смотрели фильм. Очень реалистично.

А.НИКОНОВА: Единственное, что ситуация, которая произошла со мной в милицейском участке, она была еще более абсурдна, чем та, которую Ольга описала. В связи с чем мы дополнили эту сцену, но все равно в итоге то, что вы видите на экране, это гораздо мягче того, что происходило в реальной жизни.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: А к вопросу о том, почему же она не могла обратиться к каким-то возможным знакомым в милиции или в полиции, так уже, слава богу, другие люди, просто.

Д.БОРИСОВ: Они поменялись.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Каждый день благодарю душой власть. Но ту часть российской жизни, кто бы тебе ни был, сват, брат, мы видим, как самых высоко сидящих людей скидывают с этой ветки в секунду. Они даже не успевают зацепиться, падая, за каких-то родственников и знакомых, и никакой бэкграунд прежней жизни никого не спасает. А что говорить о человеке, который работает маленьким человеком в системе? За что зацепиться?

Д.БОРИСОВ: А мне всегда кажется, что истории с большими людьми в этой системе, у них есть две стороны: одна видимая, официальная, когда нам кажется, что человека с позором убирают или куда-то ссылают, а есть такая кулуарная, когда мы все-таки по каким-то обрывкам узнаем, что все, оказывается, у человека хорошо и вообще не так.

А.НИКОНОВА: Вы имеете в виду, что есть некие подушки безопасности, которые не видны?

Д.БОРИСОВ: И подушки безопасности, и то, что на людях этим прекрасно всегда, праздники «Эха Москвы», вот я люблю, лучшее мероприятие в этом городе – это день рождения «Эха Москвы». Причем бывают открытые и закрытые, и они показывают, насколько люди из разных сфер жизни, которые на официальном пиар-поле вообще, кажется, что друг друга поносят разными словами, но тут вдруг выясняется, что они мало того, что общаются, так еще и в разговорах, оказывается, как они загорали там совместно, ездили на охоту, а жены вообще…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Вы говорите о людях, которые не пошли против системы. Как только человек делает маленький шажок в сторону, эта система оборачивается всем возможным плохим для него. И для меня, может быть, для вас эти примеры не были столь болезненно переживаемы, как мною, когда я вижу сильных женщин, которых лишают детей за секунду, и уж точно это те женщины, которые выстроили свою подушку безопасности. Но в секунду происходит перемена участи, в секунду происходит разбивание всех иллюзий, унижение такое публичное.

Д.БОРИСОВ: Битвы за детей – это вообще отдельная история.

А.НИКОНОВА: Запрещенный прием просто. Если о приемах, это, наверно, самый запрещенный из них, но, тем не менее вряд ли в реальности это легче, чем в газетах и в журналах, из которых мы узнаем новости.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Поэтому наша героиня, несмотря на то, что, иногда читаю я тоже в страной критике о том, что она представляет собой вот это (неразб.), прошу прощения за это слово, она все-таки находится в еле-еле зародившемся среднем классе, у которого есть иллюзия, что они имеют право жить другой жизнью. Опять-таки, говорю «иллюзия» и «имеют право». Они не живут другой жизнью, та жизнь не является другой. Это представители почти всех из нас, кто сейчас разговаривает на радиостанции и кто нас слушает. Мы все-таки чуть-чуть отделившиеся от большой массы людей, живущих, к сожалению, униженной жизнью, иногда не по собственной воле.

А.ПЛЮЩЕВ: Интересная тема, я бы хотел ее продолжить, с вашего позволения. Как раз я тоже заметил этот аспект, именно то, что это о среднем классе, о таком, может, чуть выше, может, чуть ниже (неразб.) в конце концов, и его столкновением с другим миром. Каждый из нас, наверно, часто так или иначе сталкивается со всякими неприятными вещами, начиная от милиции и заканчивая такси или подъездом, но я выяснил для себя, просто общаясь с другими людьми… когда ты о чем-то пишешь в том же блоге и тебе приходит комментарий, когда что-то обсуждаем мы на радиостанции… я выяснил, что люди на самом деле, они больше, если не в подавляющем большинстве, предпочитают приспосабливаться. Допустим, у тебя что-то случилось, (неразб.) с такси. Они говорят – а надо было действовать вот так, они рассказывают схему приспособления. Она немножко в обход, она может быть вполне законная, но немножко в обход нормального течения вещей. Нормальное течение – ты приходишь, звонишь, платишь деньги и уходишь. Нет, у нас так не принято, у нас принято немножко в обход. Ваша героиня вообще действует третьим способом, и меня это очень заинтересовало, потому что, с одной стороны, мне кажется, это должно показаться немножко ненатуральным. С другой стороны, может быть, это выход для кого-то, хотя я не уверен, что все на него способны. Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали об этом, почему был избран такой путь, который, на самом деле, может быть, и не существует в жизни? Или существует, но я о нем не знаю.

Д.БОРИСОВ: Жаль, сейчас не видно Ангелину, жаль.

А.НИКОНОВА: Я надеюсь, что вы имеете в виду все-таки путь сочувствия, а не форму, в которой это сочувствие было выражено. Или мы говорим о форме?

А.ПЛЮЩЕВ: О форме – это следующий вопрос, да (неразб.)

А.НИКОНОВА: Наверно, это и была такая… все равно, каждый раз, когда хочешь написать историю и дальше ее сделать, в данном случае, я была человеком, который написал первые 30 страниц нашей истории (неразб.)

Д.БОРИСОВ: Первые 30 из скольки?

А.НИКОНОВА: В итоге получилось 60.

Д.БОРИСОВ: То есть, половина ровно.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Самое основное.

Д.БОРИСОВ: То есть, вы писали на двоих, у вас совместное авторство?

А.НИКОНОВА: Да, Ольга написала историю, где герои те же, очень много диалогов осталось, основные повороты истории там, поэтому авторство этой сцены принадлежит Ольге.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: И с самого начала меня что заинтересовало, почему я…

Д.БОРИСОВ: Я угадал, как будут развиваться события в этой сцене.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: …обратилась к этому сюжету, мне было интересно, как женщина может отомстить человеку, который ее сильнее, который сильнее не только физической силой, а собственной жестокостью и безнаказанностью. И для меня это была история про странный способ, изощренный, который женщина выбирает, чтобы отомстить. И в данном случае сочувствие, я назову все-таки это словом «сочувствие», и нежность, которая была ее орудием, это было все равно стремление нанести непоправимый ущерб этому обидчику. С появлением Ангелины в соавторстве и как режиссера-постановщика акценты сместились, потому что эта история стала вообще про какую-то универсальную любовь, которая способна прервать вот этот круг насилия. Уже чуть-чуть навязчивы эти слова, наверно, но, тем не менее, круг насилия, круг жестокости, который, к сожалению, продолжается, если отреагировать естественным, как вы говорите, способом. Когда действительно тебе дают в морду, первое, что ты делаешь – это даешь в ответ.

А.НИКОНОВА: Первый импульс таков, нет правильного и неправильного, импульс есть импульс. На самом деле, у героини еще включился второй импульс, он оказывается для многих, мягко сказать, неприемлемым, а грубо сказать – неожиданным.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Форма, конечно, провокационная, но кино для того существует, чтобы пробовать разные провокации. Прежде всего, конечно, кино должно, каким бы достоверным оно ни было, все равно должно, если в кино есть месседж, посыл, должно состоять из символов. То, на что героиня решается в лифте – это символ, скорее, чем просто действие.

Д.БОРИСОВ: Тут такой Стокгольмский синдром, на самом деле.

А.НИКОНОВА: Это часть вопроса. Стокгольмский синдром – это распространенный синдром, все знают, откуда ноги растут. Здесь чуть больше, чем это, потому что ведь не зря главная героиня специализируется на детских судьбах, и я думаю, что вы смогли увидеть, что в главном герое, каким бы он мачо и взрослым мужчиной, брутальным, ни был, она в нем увидела этого мальчика обиженного. Поэтому она в какой-то степени в контакте с этим ребенком обиженным, она знает, откуда это все происходит и с чего начинается. И, как бы то ни было, прежде всего она окружает его заботой, если уж называть вещи своими именами.

А.ПЛЮЩЕВ: (неразб.), от мести в представлениях людей, потому что это не месть, то, что она делает, это не месть. Может, с ее точки зрения – вполне возможно, может быть, многие люди и хотели бы, чтобы им так отомстили, я не знаю. Я не об этом, собственно говоря. Я хотел спросить о форме, как и обещал. Потому что она, я вообще о всем фильме в целом, не только об одной сцене, она весьма натуралистична, форма. Если я не ошибаюсь, поправьте меня, если это не так, я, кажется, насчитал 6 половых актов за весь фильм.

Д.БОРИСОВ: Кто чем занимается во время просмотра.

А.ПЛЮЩЕВ: (неразб.), с вашей точки зрения, если это возможно, аргументировали.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Если бы вы насчитали 6 половых актов в чьей-то жизни, это было бы страшно, но в кино, по-моему, бывает, и чаще это происходит…

Д.БОРИСОВ: В жизни страшно 6 половых актов?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Если за всю жизнь человек насчитал, то это страшно, это цифра (неразб.) Для полуторачасового фильма, кстати, кое-где есть намеки на половые акты, там все так натуралистично все-таки не показано….

Д.БОРИСОВ: Я, к сожалению, услышал эту реплику от Саши до того, как сел смотреть. Я рассказал, конечно, всем про 6 половых актов. Мы считали, Саш, их там больше. Потом у меня были вопросы, что ты считал половыми актами, потому что спорный момент.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Точно могу сказать, что сейчас половыми актами никого не удивишь. И очень часто, к сожалению, мы живем в таком выхолощенном обществе, где любые сентиментальные слова воспринимаются, как пошлость, а любые серьезные слова, особенно в начале человеческих отношений, воспринимаются как «ты меня грузишь», и очень часто отношения между мужчиной и женщиной начинаются с половых актов, а дальше перерастают либо в сантименты, либо в какие-то глубокие отношения. Либо в дружбу. Но вот эта легкость обращения с физикой, с физиологией, все-таки это тоже часть контекста, в котором мы живем. И то, что она, несмотря на то, что стремится его ранить в самое сердце, сейчас я говорю пафосно, все-таки чтобы этот человек почувствовал любовь, нежность…

А.НИКОНОВА: Просто почувствовал.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Почувствовал чувство. Как ни странно, в современном контексте никаким образом ты не можешь начать это с легких ухаживаний. Все равно нужно пойти тем языком, на котором говорит 90 процентов современных людей. А это такая брутальная физика, это секс.

А.НИКОНОВА: Распространенная форма общения в современном обществе.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Я надеюсь, что я никого не шокирую этим заявлением.

А.ПЛЮЩЕВ: (неразб.)

Д.БОРИСОВ: Ты играл водопроводчика-извращенца в фильме «Вдребезги»! что ты нового узнал, Саш?

А.ПЛЮЩЕВ: Не о нем речь…

Д.БОРИСОВ: Ты посчитал количество половых актов с резиновой женщиной?

А.ПЛЮЩЕВ: (неразб.) между прочим.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Это достижение в вашей иерархии ценностей, Александр?

Д.БОРИСОВ: Ольга разошлась.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Может быть, просто действительно мы разным каким-то воздухом дышим. Я, например, если читаю какие-то блоги молодежные, то это любопытно, или, если вы смотрите Ютюб, это тоже любопытно для понимания контекста. Слово «секс» и все, что с ним связано, вызывает самый больший интерес, это все равно уже стало почти таким механистически-циничным чем-то в отношениях.

А.НИКОНОВА: Я должна еще напомнить о том, что история «Портрета в сумерках» - это история взрослых мужчины и женщины. И как бы то ни было, мы можем говорить о психологических мотивациях героев, но, как бы то ни было, это история страсти, несмотря ни на что. И по большому счету, одна из мотиваций моих в этой картине и одна из таких моих влюбленностей в картину связана с тем, что, как ни крути, это история любви очень разных мужчины и женщины. А там, где чувства, страсть, любовь – да, там часто бывает секс. Бывает такое совпадение. Вот у них химия. Что бы ни было эмоционально-психологического, прежде всего, есть еще такой фактор, как химия. И когда я искала актеров, я прежде всего надеялась на то, что у главных героев случится «это», я имею в виду, эмоциональная составляющая, где я вижу, что да, химия есть. И я рада, что я встретила Сергея…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Сергей Борисов – это исполнитель главной роли.

А.НИКОНОВА: Ваш однофамилец. Который впервые себя ощутил актером в жизни, он даже в театре в детском саду не играл никогда нигде, он 17 лет отстоял на дороге с черно-белой палочкой…

Д.БОРИСОВ: Он реальный сотрудник ГИБДД? А как он, прочитав сценарий, сказал – нет, мы не такие? Не говорил?

А.НИКОНОВА: Мы ожидали чего угодно от его прочтения сценария, мы очень нервничали, потому что, естественно, это наш взгляд на вещи. Перед съемками я собиралась привлечь консультанта, дабы не вступить в лужу случайно по незнанию. И когда получилось, чудо такое случилось, и герой, которого я рассматривала на главную роль, оказался по совместительству профессиональнейшим сотрудником ГИБДД, я нервничала, когда дала ему сценарий, но понимала, что, что бы он мне ни сказал, я его послушаю, я просто не имею права сделать иначе. Вымысел вымыслом, но неточность, несовпадение в каких-то таких простых вещах, бытовых, профессиональных, непростительно, я считаю. И я была удивлена приятно, когда, прочитав сценарий, он ни к чему не придрался…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Нет, у него была одна просьба, он так мялся, говорил – кое-что надо изменить, надо. И мы испугались, думали – боже мой, сейчас он скажет – этого не бывает, здесь мы все-таки хорошие, там мы дяди Степы. А он сказал – у нас не говорят «ксива» и «ствол», у нас говорят «корка» и «пушка».

Д.БОРИСОВ: Но осталось «ксива» и «ствол».

А.НИКОНОВА: (неразб.), то есть, такие нюансы лингвистические он привнес, что тоже я ожидала я ожидала от консультанта. Вот такой нюанс он поменял.

Д.БОРИСОВ: И он не думал о том, что скажут его сослуживцы?

А.НИКОНОВА: К счастью, он самоотверженный человек, он ринулся головой в это дело, в создание этого фильма. Сейчас, когда нам предстоит премьера в Ростове-на-Дону, мы все об этом думаем, что скажут сослуживцы.

Д.БОРИСОВ: А он ростовский?

А.НИКОНОВА: Да.

Д.БОРИСОВ: На самом деле, из Ростова-на-Дону, сотрудник ГИБДД.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Мне кажется, немножечко демонизируем наш фильм и события, которые в нем показаны. Потому что в этом мире, опять-таки, есть вещи, которые делаются страшнее. И то, что показано в нашем фильме – это конфеты.

Д.БОРИСОВ: Ну мы живем в Зазеркалье, это известно.

А.НИКОНОВА: Но мы читаем новости, хотя бы заголовки новостей. И прошлые пару-тройку лет были просто какие-то насыщенные ужасными событиями, связанными с сотрудниками… мне кажется, это часть ситуации.

Д.БОРИСОВ: (неразб.) никто не отменял, когда вроде читаем, в новостях рассказываем про то, про се, но никто же никогда не скажет, из тех же сотрудников полиции, что оно так.

А.НИКОНОВА: А зачем? Кто-то сомневается в этом, а вдруг это не так? Они говорят – нет, нет, это так. Конечно, мы все хотим верить в лучшее. И, когда Ольга написала этот основной костяк сценария, и я прочла несколько сцен, которые шокируют многих сейчас в кино, и я вынуждена как-то оправдываться под напором обвинений, это неправда. Первый раз прочла сценарий, я была поражена, насколько Ольга в курсе, потому что она точно не знала, что кое-что из самых ужасных вещей, от которых в первые 10 минут хочется уйти, это случилось моей приятельницей несколько лет назад, именно в таком контексте, именно с этими людьми.

Д.БОРИСОВ: С этими самыми?

А.НИКОНОВА: С самыми этими. Ольга не знала об этой истории. Когда я прочла сценарий, у меня, конечно же, забилось сердце…

Д.БОРИСОВ: А что с ними было в реальной жизни?

А.НИКОНОВА: В реальной жизни был долгий суд. Сначала они пытались как-то откупиться от этого всячески, предлагали деньги. Но девушка настояла на своем, состоялся суд. Она очень боялась мести, каких-то движений в ее сторону, мы все боялись за нее.

Д.БОРИСОВ: Это тоже сильное решение. Мало того, что огласка, первый удар и по самолюбию, и по всему…

А.НИКОНОВА: Ей было страшно несколько лет. Потом их уволили, естественно, посадили. Но, пока шел суд, тряслись все – она, мы, друзья, родственники.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Но наше кино, это же не об этом.

Д.БОРИСОВ: И нет суда же, суда-то нет. А в реальной жизни ведь хочется, чтобы суды, наверно, были, чтобы люди не боялись.

А.НИКОНОВА: Что является природой мести? Когда я говорю все-таки, что это история про месть. Природа мести – это когда ты хочешь действительно изменить каким-то способом жизнь человека, который тебя обидел, либо сделать ему хуже, либо тотально изменить. Чаще люди стремятся или уничтожить этого человека, или уничтожить его достоинство, ответить тем же. Дальше ты способ выбираешь, либо ты отвечаешь тем же, либо каждый во что горазд. И то, что эта женщина решается выйти один на один к этому человеку и меняет его, потому что он меняется. Я не буду говорить, каким образом он поменялся. В конце фильма, вы говорите, что это открытый финал, а он вполне закрытый, вполне четко сформулированный, намерение. Потому что было бы странно, если бы вдруг вошел полькой радостный дядя Степа, такого не бывает. Но намерение, что он не хочет больше жить этой жизнью, этот человек.

Д.БОРИСОВ: Рад, что про открытый финал заговорили. Я обещал Ангелине не говорить этого.

А.НИКОНОВА: Цель мести достигнута, она изменила жизнь своего обидчика.

Д.БОРИСОВ: Знаете, что я сказал на последних мгновениях фильма? «Нет, только не титры, только не титры». И пошли титры.

А.НИКОНОВА: Иногда это самый лучший комплимент. Потому что я часто сижу и думаю – скорей бы титры. Не в этом фильме, в разных других. Я еще понимаю, если открытый финал, когда история брошена…

Д.БОРИСОВ: Нет, она не прямо открыта…

А.НИКОНОВА: Есть намек на развитие ситуации. Но есть истории, в которых действительно точку жирную поставить и показать «вот теперь так», неуместно.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: И если даже говорить о каких-то мотивировках героини, то, по сути… один журналист это отметил, и я ему очень благодарна, потому что было бы странно, если бы мы сами озвучивали эти мотивации…все равно есть христианский посыл в ней. Он есть, потому что не око за око, и не зуб за зуб, а подставить вторую щеку, что она и делает.

А.НИКОНОВА: Дмитрий, это вам, это не садо-мазо, это христианский подход.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: А то, что мы не готовы принять это и все хотим суда, хотим мести такой, к которой мы привыкли, это говорит о том, что мы все равно живем, несмотря на формальное присутствие христианства в нашем мире, мы все равно живем по законам «око за око, зуб за зуб», нам так проще.

Д.БОРИСОВ: Посмотрев первое какое-то количество времени фильма еще раз сразу после финала, так вышло, увидев этого человека, главного героя еще раз, что называется «до», я подумал, что все неправильно, все не так. Как можно так к нему относиться после всего этого, ну невозможно же, она же все это слышала.

А.НИКОНОВА: Ой, вы русских женщин плохо знаете. Дайте я вам еще Толстого приведу в пример. В фантастическом рассказе про путешествие украденного рубля, когда убийца заносит руку над старушкой, она говорит – господи, миленький, что же с тобой будет? А в этот момент ее человек убивает, это единственное, что из нее вырывается. Понятно, что это очень «в лоб», это так дидактически, мы должны быть добрыми, хорошими людьми, но всегда есть идеал человека, который говорит – господи, миленький, а что же с тобой будет?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Я, например, могу сказать совершенно точно про себя – вряд ли вторую щеку когда-нибудь подставлю. Но совершенно точно я попробую понять. Это, наверно, самое лучшее, что может случиться в жизни – попробовать понять друг друга, несмотря ни на что. А чтобы понять, нужно сначала узнать, не бывает просто так… может, кто-то обладает какими-то невозможными качествами. Но прежде всего нужно узнать человека. И, если говорить о Марине и Андрее, Марина приходит к нему, чтобы узнать его, а потом понять. И я думаю, что у нее получается. А потом изменить. Это так. Узнать, понять, попробовать изменить, попробовать хотя бы.

А.ПЛЮЩЕВ: Интересный аспект, кстати…

Д.БОРИСОВ: Проснулся скайп.

А.ПЛЮЩЕВ: Одна сцена, когда героиня (неразб.) со своими родственниками, точнее, рассказывает им всю правду о себе и о них. И мне показалось, что это тоже, может быть, несколько натянуто, не знаю, или несколько искусственно. Потому что, с одной стороны, она пытается понять и принять человека, который, грубо говоря, совершил насилие над ней, а с другой стороны, она совершенно не понимает тех, кто рядом. Может быть, это так и есть на самом деле, когда мы готовы долго разбирать проблемы…

Д.БОРИСОВ: Но с другой стороны, Саш, они ее понимают…

А.ПЛЮЩЕВ: …и запросто обижаем людей близких. Но здесь мы попадаем в ситуацию довольно странную, потому что она не очень хочет понять, или не может понять, что происходит в ее ближнем круге, зато человека, которого первый раз видела не при самых приятных обстоятельствах в жизни, она пытается понять и изменить.

А.НИКОНОВА: Саш, надо чуть по-другому, там акценты по-другому происходят, не у друзей, не у родственников, происходят у нее. И вот эти самые друзья и родственники не делают никакой попытки не то, что понять, не то, что посочувствовать, хотя бы услышать ее.

Д.БОРИСОВ: После все остается, как есть, они все продолжают так же общаться.

А.НИКОНОВА: Они делают вид, что ничего не происходит. И вот это равнодушие, которое… сцена, созвучная с рядом других сцен с другими героями, где это жуткое совершенно человеческое качество – равнодушие, которое гораздо, мне кажется, хуже любой жестокости, вот это леденящее душу равнодушие, оно и заставляет ее назвать вещи своими именами, во-первых. Во-вторых, конечно, клевый бы получился фильм, если бы Марина остальные 45 минут пыталась всех понять на вечеринке. Есть ряд вещей. Далее – как часто мы хотим вот так взять однажды и высказать все, что мы думаем о них, это часто бывает. Здесь не совсем под водочку, здесь вожжа под хвост попала, вы знаете, какая главная героиня, что послужило такой финальной точкой, когда было сказано друзьям, близким…

Д.БОРИСОВ: Она тоже не святая абсолютно. С этого и начинается, первые кадры буквально, когда она просыпается…

А.НИКОНОВА: Это намеренно, потому что не хотелось делать черно-белых персонажей, не хотелось делать про добро и зло.

Д.БОРИСОВ: Когда, кстати, второй раз пересматривал, вдруг я заметил, она начинает говорить что-то за своего мужа в разговоре с любовником, такое ощущение, как будто она переспала вообще ради мужа, вроде она, может быть, все-таки белая и пушистая.

А.НИКОНОВА: Нет, это все так неоднозначно. Мы неоднозначны, невозможно делать про добрых и злодеев, это невозможно, нереально, мы все внутри и ангелы, и сволочи последние. Это сочетание всей палитры качеств, которые в каждом из нас, то, что делает нас людьми.

Д.БОРИСОВ: Почему выбран Ростов?

А.НИКОНОВА: Отчасти из-за того, что мне знакомы центр и окраина, мне знакомо вот это несовпадение двух миров, которые существуют в параллели. Я точно знала, где центр и где окраина, и я знала, как по-разному звучат эти два района разных.

Д.БОРИСОВ: 500 рублей из окраины в центр Ростова – это нормальная цена, за которую бомбилы не поедут?

А.НИКОНОВА: Цена, за которую бомбилы могут не поехать, да. Большой город. Вы думаете, село, что ли?

Д.БОРИСОВ: Это удивило нас при просмотре, что она предлагает 500 рублей поехать в центр, а не соглашаются.

А.НИКОНОВА: Это одно из качеств российской действительности, российского народа, к сожалению. Если бы все люди в некомфортном финансовом положении брались за работу за деньги, то было бы гораздо проще у нас. Вот это феномен какой-то, в моем городе в частности это присутствует. Когда, извините за выражение, западло. Ну, денег нет – иди, сделай, иди, подмети, иди, ящики разгрузи. Ааа, западло. И чего ему не захотелось девушку в одной туфле с грязной пяткой в центр за 500 рублей везти – никто не знает, но это одно из наших качеств, совершенно реально, оно здесь и сейчас, из-за этого мы отчасти в такой ж… находимся.

Д.БОРИСОВ: Ангелина Никонова. Это ваш первый фильм в качестве режиссера-постановщика?

А.НИКОНОВА: Это мой первый полнометражный фильм в качестве режиссера-постановщика.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Слава богу, что уже у нас есть награда у фильма за лучший дебют. Ангелина ее получила в Варшаве. Я была очень рада, потому что я считаю, что в случае с Ангелиной это совершенно справедливо, награда нашла своего героя, потому что человек очень (неразб.),очень долго шла в эту профессию, почти 15 лет. И то, что это случилось с фильмом, который снят был вообще без денег, без продюсеров, без команды, даже без оператора-постановщика, потому что оператором-постановщиком был однокурсник Ангелины из Нью-Йорка, который единственный из опрошенных операторов, в том числе и студентов ВГИКа, согласился работать бесплатно и жить месяц в Ростове-на-Дону.

Д.БОРИСОВ: (неразб.)

А.НИКОНОВА: Да.

Д.БОРИСОВ: Запомнилось благодаря имени и фамилии, как оно звучит. 10 ноября выходит в прокат, насколько широкий?

А.НИКОНОВА: Честно сказать, шире, чем мы предполагали. Мы думали, совсем там шесть копий каких-то несчастных. Дела идут хорошо в этом смысле. Боюсь сглазить, все меняется каждый день, но, к счастью, пока к лучшему, все больше кинотеатров нас берут, и сейчас очень нервное время перед прокатом. Не только в Москве мы будем, будем в ряде других российских городов.

Д.БОРИСОВ: В Ростове, как мы слышали.

А.НИКОНОВА: В Ростове, как минимум. Поэтому фильм прозвучит, я надеюсь, да.

Д.БОРИСОВ: «Портрет в сумерках», напомню название для тех, кто нас (неразб.) Почти час, представляете, как зацепило нас с Плющевым, говорим только о фильме. Не успели поговорить практически о фестивале «Завтра/2morrow»…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Который закончился вчера.

Д.БОРИСОВ: Который закончился, и о котором хотелось поговорить с Ольгой. Как оно было? В этот раз же он был как фестиваль независимого кино современного, целенаправленный?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Мы просто чуть-чуть сместили акцент, потому что, по сути, фестиваль все равно авторского кино, где авторское высказывание ставится во главу угла выбора фильмов. А «независимое» стало сформулировано как термин, определяющий эти фильмы, то, что оно не зависит больше ни от чего, кроме как от авторской позиции. Оно не зависит от продюсерского желания, от обязательных форматов, к которым мы так привыкли, от потенциальных денежных сборов, от всех этих людей, которые почему-то знают, как надо снимать кино.

А.НИКОНОВА: Знают и тормозят.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Потому что очень много вокруг людей, которые делают кино, очень много знатоков, которые направляют эти корабли. Мне кажется, поэтому эти корабли часто разбиваются. Вот если бы меньше было советчиков, то у российского кино было бы больше шансов на то, чтобы иметь собственную страницу, собственное будущее.

А.НИКОНОВА: Я надеюсь, что площадка, фестиваль независимого кино 2morrow явится такой, помимо того, что площадкой для независимого кино, явится еще и воодушевлением, вдохновением талантливых людей на создание их работ, потому что действительно очень многие вещи обескураживают в наше время – и невозможность поставить картину в прокат, и засилье блокбастеров, и нежелание дистрибьюторов связываться с непонятным жанром, вылощенным, гламурным и глянцевым, с засильем 3D, со всевозможным засильем. Я надеюсь, что ребята талантливые просто возьмут девайсы любые, уже в 21 веке можно взять любые девайсы в руки, и пойдут рассказывать свою историю аудиовизуальным способом. Для этого отчасти и существует фестиваль «Завтра/2morrow».

Д.БОРИСОВ: И еще короткий вопрос, не могу пройти мимо, много было сообщений на смс об этом. Какова судьба сериала «Деньги» 2002 года Ивана Дыховичного? Тут его на DVD, оказывается, долго ждут и хотят. Кто-то обещал, что будет, но нет.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: С этим сериалом очень сложно, потому что, когда он вышел, то почему-то те люди, которые сейчас ждут, где эти люди были? Я надеюсь, что эти люди были маленькие, сейчас выросли.

Д.БОРИСОВ: Тогда это было явление, это же был такой реал-тайм сериал…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Но если вы помните, его закрыли, потому что, с формулировкой, что это никому не интересно. Опять-таки, это закрыли те советчики, которые знают, как нужно делать. Действительно, сериал был совершенно неформатной историей, он до сих пор остается неформатной историей по тому, как он делался, как сформулировался. Когда сериал закрыли, то тот архив, который был в архиве телекомпании, был уничтожен.

Д.БОРИСОВ: То есть, полностью, нет вообще сериала нигде, что ли?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Есть какие-то отдельные серии, это есть. А сериала нет.

Д.БОРИСОВ: (неразб.) ТВ-6, наверно, все-таки.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Что было раньше?

Д.БОРИСОВ: Раньше было ТВ-6. Они пришли на ТВ-6, поменяли бренд, а потом уже меняли НТВ.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Так что, с формулировкой «это никому не интересно», как все в России, было смыто вот этим временем.

Д.БОРИСОВ: А создатели, создавая, не оставляли себе копию, что ли?

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Если вы помните, в каких условиях он создавался – день в день, сегодня писалась серия, и сегодня вечером люди видели эту серию. Все произошло просто мгновенно. Не прошло и недели, когда ничего не осталось.

Д.БОРИСОВ: Да, вот оно, чудеса на виражах. Какая-то у нас грустная получилась нота. Все-таки давайте на хорошем…

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Огромное спасибо людям, которые помнят сериал «Деньги».

Д.БОРИСОВ: Помнят и ждут, что… я думаю, что в Интернете что-то, наверно, найти можно.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: Есть случайные серии, которые мы соберем.

Д.БОРИСОВ: 10 ноября в кинотеатры, которые будут показывать «Портрет в сумерках», обязательно сходите. Может быть, даже два раза.

О.ДЫХОВИЧНАЯ: А мы можем назвать эти кинотеатры, в которых точно будет показано?

Д.БОРИСОВ: Конечно.

А.НИКОНОВА: Кинотеатр «Пионер», «Пять звезд на Новокузнецкой», «Художественный», «Горизонт», «Эльдар», «Октябрь», 11-й зал.

Д.БОРИСОВ: Слушайте, есть выбор. Можно пойти и выбрать. Спасибо большое, Ангелина Никонова и Ольга Дыховичная в программе «Попутчики», спасибо. Александр Плющев виртуальный, я, Дмитрий Борисов, реальный, в следующее воскресенье в 23.05 мы будем здесь все реальные. Пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо, счастливо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024