Купить мерч «Эха»:

Александр Мельман - Человек из телевизора - 2007-08-04

04.08.2007

К.ЛАРИНА: Вот пока идет эта заставка, мы тут краткий план набрасываем, о чем мы будем говорить. Дежурит у нас по августовскому телевидению пока Александр Мельман – обозреватель «Московского комсомольца». Добрый день, Саша, здравствуй.

А.МЕЛЬМАН: Добрый день, Ксения. Здравствуйте, дорогие товарищи телезрители.

К.ЛАРИНА: напомню нашим слушателям, нашим телезрителям, прежде всего, телефоны прямого эфира. 363 36 59, я не понимаю, я напоминаю, да? это я напоминаю? этот телефон? Он работает? 363 36 59 – телефон прямого эфира. И смс можно отправлять по номеру + 7 985 970 4545. Будем мы с вами обсуждать все, что было нами просмотрено на прошлой неделе. Я думаю, что какие-то проблемные вещи у нас так или иначе возникнут, общетелевизионные. Первый вопрос, который пришел уже нас смс, сразу же: «Почему в программе на следующую неделю нет передачи «На ночь глядя»? Означает ли это, что летний сезон для Бермана и Жандарева окончен?» Поскольку мы никакой информацией не владеем, уважаемые слушатели, знаем ровно столько же, сколько и вы, с Сашей, и никакой другой у нас нет… у тебя нет никакой информации?

А.МЕЛЬМАН: Нет, просто есть впечатления, их можно анализировать, но не более того, конечно.

К.ЛАРИНА: Ну вот. Вот что решили мы сделать. У нас же есть специальный человек на «Эхе Москвы», который отвечает за программы Первого канала. Это Елена Афанасьева – сотрудник Первого канала, она работает в пиар-службе или как там, по общественным связям, типа этого…

А.МЕЛЬМАН: Нет, там бери круче…

К.ЛАРИНА: Выше, да?

А.МЕЛЬМАН: И выше, да. То есть там спец-проект. Она креативный продюсер…

К.ЛАРИНА: А, ну тем более. Она уж точно должна быть в курсе. Поэтому вот завтра программа будет «Телехранитель» - вы к Елене обратитесь. Мы этот вопрос ей переадресуем. Я оставлю ей записочку, положу ей в ящичек, и она завтра, если ей будет что сказать по этому поводу, вам про судьбу Бермана и Жандарева обязательно расскажет. Во всяком случае, у нее, по-моему, есть доступ к телу, в смысле к Эрнсту, и она, может быть, у него выяснит и доложит нашим слушателям, что там происходит.

А.МЕЛЬМАН: Но мы ставим ее, наверное, в не очень комильфо-позицию…

К.ЛАРИНА: А что делать? Это же телевизор. Ну как…

А.МЕЛЬМАН: Да, народ интересуется.

К.ЛАРИНА: Расскажите, что случилось. Как это? это что же в конце концов? Я понимаю еще, когда нам не рассказывают, по какой причине снимают генерального прокурора, но почему передача исчезает из эфира, наверное, про это все-таки можно рассказать.

А.МЕЛЬМАН: Да, хотя нам никогда этого тоже не рассказывали, в принципе, вообще, как правило. Там тоже такая же тайна, как за кремлевской стеной, поэтому… очень похоже.

К.ЛАРИНА: Ну, в общем, короче, вы спросили – мы ответили, как могли. Давай теперь про что-нибудь хорошее, плохое. Что там тебя завлекло на прошедшей неделе, Александр?

А.МЕЛЬМАН: Ну, как ни странно, есть о чем поговорить, и каждый день было что смотреть и что обсудить. Вот когда в прошлую субботу мы с тобой расстались, и ты…

К.ЛАРИНА: Расплакалась…

А.МЕЛЬМАН: …просила меня сделать анонс, я вот забыл проанонсировать, но может быть, уважаемые товарищи радиослушатели и телезрители видели эту программу – это «Линия жизни» с Сергеем Никоненко, повтор. Блистательный просто! Увидели глубочайшего человека, мыслящего, талантливого, думающего. Просто я получил кучу удовольствия тогда в субботу от этого повтора «Линии жизни». В понедельник такая высокая трагедия – умер Ингмар Бергман, и на Культуре сразу…

К.ЛАРИНА: Показали что-нибудь?

А.МЕЛЬМАН: …показали сначала репетицию последнего его фильма «Сарабанда», причем просто смотреть можно, не отрываясь, и ты видишь, как человек на девятом десятке, как он выстраивает каждую сцену, каждый малейший эпизодик, каждое малейшее падение, звук, как для него это важно. Ты все это понимаешь, и спасибо каналу Культура, что они это сделали. А потом показали этот фильм…

К.ЛАРИНА: Надо же – я пропустила.

А.МЕЛЬМАН: Очень жалко.

К.ЛАРИНА: Я пишу себе в записной книжке фразу – «Где фильмы Антониони и Бергмана?»

А.МЕЛЬМАН: Ну, Антониони и раньше показывали, но я тоже думал, что они покажут на следующий день. Но Бергмана они тут же показали, вне программы, и это было очень сильно, и ты просто видишь, какой это режиссер.

К.ЛАРИНА: Ты сегодня добрый.

А.МЕЛЬМАН: Для начала. Нет, я просто по дням хочу пройтись. Во вторник то, что мне было интересно, это Эдита Станиславовна Пьеха отмечала свой юбилей.

К.ЛАРИНА: А тебе не показалось, что слишком много ее было? Я от нее устала немножечко.

А.МЕЛЬМАН: Я не знаю, я-то как раз не устал, но то, что много, я согласен, потому что действительно все каналы, а сегодня еще Первый канал вечером о личной жизни еще будет показывать, причем в прайм-тайм.

К.ЛАРИНА: Но при этом одна и та же история, потому что понятно, что другую историю она предложить не может – она предлагает нам свою жизнь, а мы эту жизнь рассматриваем на разных каналах…

А.МЕЛЬМАН: На ТВЦ и на канале «Россия» почти в одно и то же время.

К.ЛАРИНА: Одни и те же тексты, по сути.

А.МЕЛЬМАН: По сути да, Ксень, но ты знаешь, я все-таки профессиональным глазом на это смотрел, и могу сказать, что на ТВ-Центре показали это лучше, во-первых. А во-вторых, опять же, мне казалось, что Эдита Станиславовна такая закрытая очень, такая красивая, но, простите, кукла. А оказывается…

К.ЛАРИНА: Ах, как ты можешь так говорить о женщине!!!

А.МЕЛЬМАН: Женщина – красивая кукла… ну ладно, не буду, хорошо. Я просто говорю, что я не вдел человека, и вот благодаря этой программе – и той, и другой, и на «России», и на ТВ-Центре – просто видны какие-то внутренние душевные порывы. Это очень важно. То есть она мне стала как-то близка…

К.ЛАРИНА: Можно, я тебе скажу как очевидец? Поскольку я с ней общалась, с Эдитой Станиславовной. Она потрясающая женщина. Потрясающая – умная, тонкая, какая-то очень честная, очень как-то объективно оценивающая свою жизнь, творческую, прежде всего. И как она к себе относится, сколько у нее к себе претензий. Она замечательна. Вот то, что мы видим ее внешний облик, вот это вот торжество вкуса, в хорошем смысле этого слова, без всякой иронии говорю, вот она абсолютно такая законодательница мод всю жизнь была и законодательница вкуса…

А.МЕЛЬМАН: А что за этим, я, например, не видел.

К.ЛАРИНА: Вот это вот чувство вкуса и стиля, оно присуще и ее жизни внутренней абсолютно. Но я ее застала в тот момент, я с ней встречалась, когда она была замужем последний раз, за человеком весьма странным…

А.МЕЛЬМАН: Ну, он член Совета Федерации.

К.ЛАРИНА: И как-то очень сильно он на нее действовал. У нее был такой словно затравленный какой-то взгляд, и она все время так пугливо озиралась. Каждый раз когда говорила что-то в микрофон, она даже вздрагивала сама от себя и оглядывалась. Сейчас мне показалось, что она от этого всего освободилась. Поскольку они расстались, она абсолютно освободилась от этого гнета, от этого человека, и она просто расцвела. Молодец!

А.МЕЛЬМАН: Ксень, ты ее знала вот именно с этой стороны, а я не знал. Поэтому для меня эти два фильма были важны. И я просто говорю. Что я проникся к Эдите Станиславовне большой симпатией. Чисто по-человечески.

К.ЛАРИНА: А вот где ее отвозили в город-то французский? Это на ТВЦ была передача?

А.МЕЛЬМАН: Нет, на «России».

К.ЛАРИНА: На «России»? мне очень понравилось это вот возвращение ее домой, где она встречалась с местными жителями.

А.МЕЛЬМАН: Да-да. А так, действительно, фильмы два были похожи, но я говорю, что действительно это такой человек-эпоха на советско-российской эстраде. И мы увидели ее. Ну, то есть есть внук, которого большинство из нас…

К.ЛАРИНА: А дочка?

А.МЕЛЬМАН: Да, и дочка, которая раньше пела, а теперь нет. И что мы еще о ней именно знали? И вот теперь юбилей – это галочка, но галочка, по-моему, исполнена очень хорошо, и важно это для раскрытия этого человека. А в среду мне был интересен фильм «Последние тайны Второй мировой». Ты не видела? Понимаешь, с какой точки зрения…

К.ЛАРИНА: Это чье производство?

А.МЕЛЬМАН: Это наше производство. Делал Алексей Денисов на канале «Россия», а тема такова – как в самом конце Второй мировой войны англичане по секретному договору со Сталиным выдавали наших русских казаков, которые были кто просто в эмиграции, а кто и на стороне генерала Власова. И вот об этом фильм. Но ты знаешь, так как большинство из нас, так или иначе пишущих или интересующихся политикой, повернуты на этой какой-то тайной стороне всего этого и, наверное, на этой почве немножко со съехавшей крышей, начинаешь как-то подозревать. И здесь как-то к месту получились вот эти англичане, очень нехорошо поступающие, выдающие наших казаков, в свете «холодной войны» между Россией и Англией.

К.ЛАРИНА: то есть подобрано все, да?

А.МЕЛЬМАН: Мне показалось, что как-то это да. И что история, которая у нас…

К.ЛАРИНА: Паззл сложился, это называется.

А.МЕЛЬМАН: И как говорил Жванецкий, что у нас «страна с непредсказуемым прошлым», этим прошлым играют, как хотят, в одну или в другую сторону. То есть в данном случае, мне кажется, отыграли таким образом, что еще одну шпильку в сторону наших вот таких уже противников, можно сказать. А можно делать по-другому, как делает Николай Сванидзе и шире, может, Олег Добродеев, как историк, то есть они делают исторические фильмы, разоблачая режим Сталина и говоря тем самым о том, как они ненавидят тоталитаризм в принципе. То есть таким вот эзоповым языком, которым у нас все прекрасно могут разговаривать и считывать его, вот благодаря истории мы можем вот это все делать. То есть у нас традиции хорошие. Когда мы еще смотрели на мавзолей, и по какую сторону от Леонида Ильича будут разные фигуры и персонажи, теперь мы смотрим, а что нам показываю и каким образом. Или когда, помнишь, показывали дважды – на канале «Россия» и на канале НТВ, да еще Павловский об этом говорил, фильм про Рузвельта, про его третий и четвертый срок, ну и тоже приходится сразу считывать и это дело, вот, нашего Владимира Владимировича. А в четверг мне очень понравилась передача на канале ТВ-Центр о Михаиле Ульянове…

К.ЛАРИНА: Ой, я тут хочу тебя поддержать. Да, я тоже это отметила. Называется «Таланты и поклонники». Мне понравилось, что это было в таком нетрадиционном формате, согласись. Вот обычно такие вспоминательные передачи всегда очень похожи в чем-то друг на друга.

А.МЕЛЬМАН: Иногда они бывают в чем-то искусственны.

К.ЛАРИНА: Искусственные, общие слова, либо когда это повторяется из года в год, то уже одни и те же персонажи, одни и те же воспоминания, одни и те же случаи. Здесь какая-то была очень точная интонация, согласись, да? какая-то непривычная. Я прям сразу, я не смотрела по программе, я случайно включила и там осталась. Осталась за этим столом с этими замечательными людьми самых разных поколений. Тут надо сказать, что были представлены самые разные поколения и люди из разных периодов жизни Михаила Александровича Ульянова: как из театра, из старшего поколения – Владимир Этуш, с одной стороны, с другой стороны Юлия Рутберг, Макс Суханов, Владимир Наумов, у которого он снимался, Александр Пороховщиков, Роман Виктюк… очень разные люди.

А.МЕЛЬМАН: Да-да. С такой болью и так трогательно. Там просто живой Михаил Александрович…

К.ЛАРИНА: А, Мерзоев, Владимир Мерзоев, замечательный режиссер.

А.МЕЛЬМАН: то есть прекрасная передача. Но наверное, все-таки благодаря Михаилу Александровичу Ульянову и его личности и отношение людей к нему. Потому что он так относился и к ним, и потому что такой великий талант. Ведь помнишь, мы на прошлой неделе говорили о фильме, тоже на канале ТВ-Центр, где Михаил Александрович…

К.ЛАРИНА: А, про кого это мы говорили-то, господи прости… забыла я уже, про кого мы говорили. Про кого-то он говорил, вспоминал…

А.МЕЛЬМАН: Ну, в общем, где он еще живой, и он говорит, и просто… просто человек возникает, как будто вот он сейчас…

К.ЛАРИНА: Да… да. Кстати, вот то, что они говорили в этой передаче, все отмечали и его самоиронию, и его такое достаточно скептическое отношение к своему служению советской власти в самом таком ходульном смысле этого слова – все эти его депутатские вещи, как он к этому относился, как он всегда старался это использовать во благо театра, во благо конкретных людей, как у него это получалось. Здорово. Он такой и есть.

А.МЕЛЬМАН: Интересно ведь тоже и его отношение к нынешнему времени. Вот когда он умер, на «Эхо Москвы» была запись – здесь он был и говорил, как он относится к этому времени. То есть он играл этого Ворошиловского стрелка – он играл в чем-то себя, безусловно. То есть он не то что не вписался. Просто он действительно не принимал это время. И когда Пороховщиков об этом говорил, это просто видно было, это чувствовалось. Но он мудрый. И при этом относился к своему положению в театре в этом времени… и просто, я говорю, вот получилась такая глубокая-глубокая передача, очень важная.

К.ЛАРИНА: Мне только было как-то обидно, что они в этот вечер почему-то показали фильм, к которому Михаил Александрович имеет такое отдаленное отношение… да и фильмец-то так себе – «Екатерина Воронина». Уж слава богу, я думаю, что про Ульянова можно было выбрать кино с его участием поинтереснее.

А.МЕЛЬМАН: Конечно, они показывали в этой передаче отрывки из всех его фильмов, там действительно, что ни возьми…

К.ЛАРИНА: Там «Бег» тот же возьми, да?

А.МЕЛЬМАН: да-да, «Председатель» и все-все, что он сделал, это просто…

К.ЛАРИНА: Так, мы на четверге завязли пока. А про «Летопись» ты не сказал, про Фрейндлих – это повтор?

А.МЕЛЬМАН: Да, это повтор.

К.ЛАРИНА: «Театральная летопись». Но по-моему, очень удачный сериал.

А.МЕЛЬМАН: Да, причем это как-то так Алиса Бруновна рассказывала ненавязчиво о себе, но очень точно, очень емко, именно о своем понимании сути артиста, о своих взаимоотношениях с режиссерами, актерами. И ну просто вот любуешься ею – как она существует в своем, простите, возрасте, в этом времени – настолько органично, настолько не суетясь, настолько не подстраиваясь и не перестраиваясь, а просто очень легко, как кажется, и естественно в этом времени. Это тоже видно. И это тоже очень хорошая передача.

К.ЛАРИНА: Пятница.

А.МЕЛЬМАН: Ну, да. Кстати, до пятницы, - мы вроде бы решили больше не говорить о Бермане и Жандареве, но все-таки я…

К.ЛАРИНА: Кто это решил? Мы ничего не решили!

А.МЕЛЬМАН: Просто мы прошлую передачу посвятили во многом им…

К.ЛАРИНА: Просто один слушатель сказал нам – «Что вы каждую субботу про Бермана и Жандарева говорите? надоели уже ваши Берманы и Жандаревы!»

А.МЕЛЬМАН: Ну, я не знаю…

К.ЛАРИНА: Ну, дорогой слушатель, а вот другие слушатели смотрят с удовольствием и вопросы задают и им нравится очень.

А.МЕЛЬМАН: Да, просто если мы обозреваем неделю, то все-таки…

К.ЛАРИНА: Куда ж нам без них?

А.МЕЛЬМАН: Да, все-таки стоит сказать, что я видел три передачи из четырех на прошедшей неделе, и по-моему, блестящее интервью и с Радзинским, и с Татьяной Васильевой, и с Мацуевым. И они все разные. Они все неожиданные в чем-то. Особенно для меня с Радзинским и с Васильевой – со всеми буквально…

К.ЛАРИНА: Да ладно, чего там с Радзинским неожиданного?

А.МЕЛЬМАН: А для тебя не было ничего там нового?

К.ЛАРИНА: Нет.

А.МЕЛЬМАН: А я тебе скажу. Потому что они же встречались с ним год назад, и тогда он им просто не давал слова сказать…

К.ЛАРИНА: Ой, если это новое…

А.МЕЛЬМАН: Нет, я не в этом смысле. Просто мне показалось, и я думал об Эдварде Станиславовиче немножко по-другому, а оказалось, что это очень современный человек. Его… ну правда… его вот эти вот шутки… может, он старается так шутить на основе того, что он пишет о людях великих, и он выстраивает эти шутки. Не знаю. Но по-моему, это все-таки была импровизация. По-моему, они очень современные и очень емкие. И его речь, несмотря на ее длинноты, она очень точна и глубокомысленна.

К.ЛАРИНА: Да, конечно, он давно живет на этом свете и он пережил эпоху советского лицемерия, он знает, что это такое. Это был, собственно, звездный час его – советский период. Я имею в виду в театре, потому что он был самый популярный драматург. И уж он-то знает цену слову. Поэтому конечно, я с тобой согласна, что он очень современный человек. Мало того, он не дистанцируется от действительности сегодняшней, как многие его коллеги по цеху интеллигентскому, а он активно в этом существует и не боится по этому поводу высказываться. Хотя уже понимает, что можно, что нельзя. прекрасно он это знает. Прекрасно он знает, что можно говорить на Первом канале, а чего не стоит. Поэтому его многие вещи столь многословны и столь тонки, которые угадываются не всеми. Согласись.

А.МЕЛЬМАН: Конечно. Но опять же, если он часто говорит о сегодняшнем времени, то уходит в историю. Это сейчас такая мода и то же самый эзопов язык. Но действительно он очень умело это делает. Просто я, честно говоря, не ожидал увидеть настолько современного человека…

К.ЛАРИНА: Да что ты?

А.МЕЛЬМАН: Не ожидал, да. Я думал, что он немножко пафосен. Вот здесь я этого пафоса совершенно не видел. А пафос – это же все-таки несовременно, согласись. Не должно быть пафоса в условиях нашей жизни.

К.ЛАРИНА: Ой, ты знаешь, я такая пафосная…

А.МЕЛЬМАН: Ты?

К.ЛАРИНА: Да, люблю так иногда, да.

А.МЕЛЬМАН: Я тебя никогда такой не видел. Покажись.

К.ЛАРИНА: Мне понравился фильм неожиданно. Хочешь, скажу неожиданную вещь?

А.МЕЛЬМАН: Да.

К.ЛАРИНА: Я иногда люблю смотреть всякие сериальчики. Как и ты, иногда попадаю. Так вот. Я смотрела – сейчас идет цикл экранизаций устиновских романов, Татьяны Устиновой, детективных, и они в большинстве своем меня, конечно, расстраивают. Потому что я книжки все эти читала, и Татьяна Устинова в числе тех авторов, которые мне нравятся. Как современная писательница он все-таки писательница. Так вот, первый фильм, который мне понравился, и мне кажется, благодаря режиссуре, поскольку это Криштофович, все-таки это режиссер, это вот фильм, который прошел на этой неделе. «Первое правило королевы» называется. По Первому каналу. И мне очень понравилась, я для себя сделала открытие – мне очень понравилась актриса Юлия Высоцкая. Я впервые ее видела в деле, что называется. Я как-то пропустила ее работы.

А.МЕЛЬМАН: «Дом дураков» ты не видела?

К.ЛАРИНА: Я не видела «Дома дураков», не видела, к сожалению, ее в театре. Прошу прощения. И просто обязана теперь буду это сделать. Потому что мне… я ее видела только в телевизионном ее формате в программе «Едим дома». Она там очень органичная и обаятельная. Я подозревала, что она талантливый человек. И я в этом убедилась. Просто я ей говорю – Браво! Как может заиграть даже простая вещь, чего там, казалось бы, играть, в этой устиновской вещи, ведь простая вещичка, там ничего особенного-то и не наиграешь, но она как-то какую-то работу провела над собой, очень много чего достала. Получился такой образ интересный. Вокруг нее какая-то жизнь происходит. Какая-то интрига. Вообще такая девчонка очень интересная. Рекомендую, обращаю внимание.

А.МЕЛЬМАН: Да, что за ней стоит следить, безусловно. Что она сама по себе очень красивая женщина, прости, Ксень, что в присутствии тебя, красивой женщины, я говорю о другой красивой женщине…

К.ЛАРИНА: А почему? Я не актриса, слава тебе господи.

А.МЕЛЬМАН: Ты?

К.ЛАРИНА: Да.

А.МЕЛЬМАН: Бывших актрис не бывает.

К.ЛАРИНА: Я тебя умоляю. Бывают.

А.МЕЛЬМАН: Просто она очень органична. Но сам фильм, кстати, мне не очень понравился, потому что мне кажется, я там видел эти длинноты, эту натянутость. Вот есть такой определенный достаточно сжатый сценарий, который был сделан по Устиновой… кстати, Устинова никогда не довольна тем, что получается на телеэкране.

К.ЛАРИНА: Ну а где ты видел авторов, которые довольны?

А.МЕЛЬМАН: Да-да-да, и вот эти длинноты просто видны были мне. А то, что она органична… мне просто, может, не хватало темпа, ритма здесь. Ну, можно было уложиться в две серии, например.

К.ЛАРИНА: Ну поверь мне, это лучшее из того, что я видела.

А.МЕЛЬМАН: Согласен.

К.ЛАРИНА: Ты видел все эти экранизации? Я все смотрела. И еще буду смотреть. Вот еще завтра будет новая какая-то. Вот из того, что я видела, это лучшая на сегодняшний день.

А.МЕЛЬМАН: А зачем ты это будешь смотреть, Ксень? Ты как-то будешь над собой какое-то насилие делать?

К.ЛАРИНА: Нет, почему, нервную систему успокаиваю.

А.МЕЛЬМАН: Таким образом, да?

К.ЛАРИНА: Да-да-да. Как вязать. Я вязать не умею, поэтому можно посмотреть с шести до одиннадцати фильмы. Почему не посмотреть?

А.МЕЛЬМАН: Ну хорошо, ты посоветовала…

К.ЛАРИНА: Все уходят из комнаты, оставляют меня в покое. Никто, кроме меня, это не смотрит.

А.МЕЛЬМАН: Понятно.

К.ЛАРИНА: Ну наболтали. Сейчас у нас новости и потом слушателя отдаем весь эфир – они будут вопросы тебе задавать. Ты будешь отвечать.

А.МЕЛЬМАН: И тебе тоже.

К.ЛАРИНА: Хорошо.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Нежная женщина с именем Любовь пишет нам: «Жандарев – фуфло. Устинова – фуфло. Высоцкая – только для Устиновой».

А.МЕЛЬМАН: Сильно!

К.ЛАРИНА: Сильно, да? Хорошо, что …

А.МЕЛЬМАН: Да, надо любить своих слушателей и зрителей.

К.ЛАРИНА: И свою Родину. Да. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Здесь Александр Мельман, здесь Ксения Ларина. Вопрос, который пришел на смс – напомню, смс +7985-970-45-45. Сейчас, только вопросы выбираем. «Модный приговор» на Первом канале. Просят высказать свое мнение, Саш. Ты смотрел эту передачу?

А.МЕЛЬМАН: Да, смотрел.

К.ЛАРИНА: Ну скажи свое слово-два-три-четыре-пять.

А.МЕЛЬМАН: Собираясь на работу, я смотрел, да. И ты знаешь, мне понравилось. Мне кажется, это такая хорошая утренняя, может быть, летняя, а может, она и дальше будет присутствовать в эфире, программа, где то, что касается моды, ведь это, действительно, так важно. Это очень важно для, может быть, опять же, не только для сегодняшней жизни, но … вот я по своей дочке знаю, насколько … что такое мода сегодня.

К.ЛАРИНА: Это же не про моду, а про то, что каждая женщина заслуживает быть красивой.

А.МЕЛЬМАН: Да, безусловно. Просто там есть, с одной стороны, то, как ты выглядишь сейчас и в каком бэкграунде ты находишься …

К.ЛАРИНА: Замухрышка.

А.МЕЛЬМАН: Ну, опять же… Так нельзя тоже говорить.

К.ЛАРИНА: Ну, а как они строят передачу на этом – до и после. Вот, знаешь, как в журналах этих, где реклама косметических лечебниц – до и после, две фотографии. Вот здесь по этому принципу построена передача.

А.МЕЛЬМАН: Ну, может быть, действительно, это такой простой ход здесь. Во всяком случае, очень приятно смотреть за Вячеславом Зайцевым. Арина Шарапова, по-моему, на месте. И я просто, действительно, рад, что Вячеслав Зайцев попал в телевизор. И, по-моему, он упивается этим. И есть некая интрига, которая, пусть искусственно, но этот суд, где есть и адвокат, и обвинитель и так далее – это всё достаточно хорошо, например, для меня как мужчины. Но я в редакции такой провел консилиум с женщинами как долг примирения, и женщины были не очень довольны, потому что они как раз … вот есть еще другая программа на СТС, называется «Снимите это немедленно»… они как раз отдавали предпочтение той передаче. Они говорили, что, по крайней мере, там четко и конкретно эти две девушки говорят, что и почему нужно надеть вот той пациентке.

К.ЛАРИНА: Героине.

А.МЕЛЬМАН: Героине, прости. Героине.

К.ЛАРИНА: Что идет, что не идет.

А.МЕЛЬМАН: Они просто это объясняют. Там есть та необходимая жесткость, с которой они расправляются со старым бельем, со старой одеждой. Вот нашим женщинам в «Московском комсомольце» этого не хватало.

К.ЛАРИНА: Дорогой Саша, передай им большой привет, потому что я абсолютно с ними согласна. Я тоже смотрю программу на СТС «Снимите это немедленно». Я очень люблю эту передачу, всегда ее с удовольствием смотрю. Она у меня возбуждает такие позитивные какие-то чувства. Понимаешь, до слез. Вот просто я человек сентиментальный, частенько бываю, и здесь меня пробивает. Я очень радуюсь за это.

А.МЕЛЬМАН: Слушай – как ты раскрываешься в этой передаче!

К.ЛАРИНА: Эта передача очень честная по отношению, как ты говоришь, к пациенту, к герою. Человек, который подписывается на это, он рискует в какой-то степени, что он будет показан в таком, может быть, не слишком хорошем состоянии, в состоянии раздрая, будут выворочены наизнанку все его комплексы. Но человек на это подписывается, он в себе эти комплексы изживает. Он побеждает себя. Это передача о том, как женщина побеждает в этой жизни. Что бы ни происходило вокруг, каких бы это ей ни стоило трудов, кто бы ее ни окружал – она побеждает, она победительница. А эта передача мне не нравится пока, хотя я видела только один выпуск, с Зайцевым. Мне кажется, как всё на Первом канале, здесь всё немножечко «плюс», здесь всё немножечко разжевывается. Поэтому жанр получается скорее такой вот гротесковый. Понимаешь? Вот немножко всё «плюс». Вот показывают тетеньку – она должна быть обязательно толстая, не накрашенная и агрессивная в своей толщине и ненакрашенности. Она еще будет долго кричать, очень искусственно и фальшиво о том, почему она так к себе относится. Да? А тут ее будут … сидят такие тетеньки стильные – одна стильная, другая … будут говорить: «Ну что вы, что вы! Так же нельзя! Нужно любить жизнь! Любите жизнь!». А будет сидеть еще гламурный Слава Зайцев, весь красный, и будет тоже говорить: «Ну, деточка, ну попробуй! Ну, деточка, ну попробуй! Ну рискни! Всё в твоих руках!». И зрители будут кричать … как ее там зовут?... Лю-ба, да-вай! Лю-ба, да-вай! И Люба идет, она выбирает это, выбирает то. Всё это – неправда!

А.МЕЛЬМАН: А ты говоришь, что ты не актриса! Ты – актриса. Тебе надо …

К.ЛАРИНА: Неправда! И это в этой передаче меня раздражает, – что меня держат за дуру. Мне хотят сказать, что «это вот и про тебя тоже!». Нет, товарищи, это не про меня. Вот это – не про меня! Не надо надо мной издеваться, не надо мне делать … Эта программа – высокомерная по отношению к людям. К женщинам, которые ее смотрят.

А.МЕЛЬМАН: Вот видишь, ты – женщина!

К.ЛАРИНА: В этом есть изрядная доля высокомерия – и в том, как ведет себя Арина Шарапова, и в то, как ведет себя … кто там была судья с другой стороны? Или адвокатесса? Главная редакторша какого-то гламурного журнала. Понимаешь? А в передаче «Снимите это немедленно» этого высокомерия нет. Здесь мы на равных с девчонками, которые эту передачу ведут. И большое им за это спасибо. Александра Вертинская и Таша Строгая.

А.МЕЛЬМАН: Ну вот видишь, даже ты их знаешь. Хотя считается, что это сделано для молодежи – вот эта программа. Такой формат молодежный «Снимите это немедленно». А вот это для такого …

К.ЛАРИНА: Для тех, у кого всё в прошлом, да?

А.МЕЛЬМАН: Ну зачем! Причем, если ты вот в этом своем просмотре наткнулась на толстую тетку, это не значит, что там были в каждой программе такие же женщины. Нет, там они были разные и разные постановочные …

К.ЛАРИНА: Запущенные.

А.МЕЛЬМАН: Пусть будет так. Но я говорю, что доля искусственности и постановочности здесь есть, с одной стороны, но ты, женщина, и я, мужчина, мы смотрим по-разному – несмотря на то, что я, может быть, профессионально этим занимаюсь – на одни и те же вещи.

К.ЛАРИНА: А тебя не смущает, что здесь подчеркивается почему-то … зачем-то подчеркивается … что ты не просто так участвуешь вот в этой передаче, а «мы тебе наряды эти дадим! Наряды мы тебе дадим! Вот как зрители проголосуют, вот то ты и заберешь с собой!». В этом есть что-то такое противное! Противное!

А.МЕЛЬМАН: Это, ты знаешь, помнишь, у Фоменко была игра на раздевание…

К.ЛАРИНА: А здесь на одевание.

А.МЕЛЬМАН: … и они должны были сначала раздетые … они должны были вслепую там что-то из мешков вытягивать, вытаскивать. Какие-то мужчины вытаскивали купальники … И всё, что они вытягивали, они могли потом забрать с собой. Я согласен, что что-то такое в этом есть. Но я говорю, как мужчина я смотрел это и, честно тебе говорю, я заряжался позитивом. А мне иногда позитива не хватает. Я … Ты считаешь, что это пошло …

К.ЛАРИНА: Нет, я не сказала, что пошло. Искусственно, фальшиво.

А.МЕЛЬМАН: Ну как-то я прочел это в том, что ты сказала. А я …

К.ЛАРИНА: Это как фальшивое советское кино. Не хорошее … Есть хорошее советское кино, а есть фальшак . Вот это вот – фальшак. Пока. Я не знаю. Я один выпуск посмотрела. Чуть-чуть.

А.МЕЛЬМАН: Ну вот я этого так не почувствовал. Мне было как-то это, с одной стороны, интересно смотреть, с другой стороны, я говорю – я, может быть, не очень придирчиво отношусь к подобного рода утренним программам. Потому что, мне кажется, если они заряжают настроением, а со мной это происходило, вот происходило. Просто я, может быть, видел красивую картинку, может быть, я не очень вникал в эти тонкости одевания и раздевания, но я просто видел вот это и с хорошим настроением уходил в редакцию на работу.

К.ЛАРИНА: Вот там женщины тебе сказали всю правду. Я с ними абсолютно солидарна.

А.МЕЛЬМАН: Я им передам от тебя большой привет.

К.ЛАРИНА: Ну что, включаем телефон? Давай! О, он уже весь раскалился. Пожалуйста, 363-36-59 – телефон прямого эфира. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Да!

К.ЛАРИНА: Да, добрый день, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. А можно о другом немножечко?

К.ЛАРИНА: Да конечно! Нужно!

Слушатель: Вот я смотрю по «Культуре» сейчас… повтор, в общем-то, идет … это Стивен Фрай играет главную роль в фильме «Дживс и Вустер». И поскольку он … в свое время рекламировались на вашей радиостанции «Эхо» …

К.ЛАРИНА: Как это рекламировалось? У нас не рекламируется – у нас информационная программа. Вы нас не пугайте!

Слушатель: Нет-нет-нет, ну … просто рассказывали … О нем говорили как о писателе. Помните, он написал там …

К.ЛАРИНА: Помним. Стивен Фрай.

Слушатель: Просто интересно посмотреть, как он играет в этом фильме. Понимаете? И сам фильм – этот чисто английский юмор – он производит такое, в общем-то приятное впечатление.

К.ЛАРИНА: Вы впервые этого актера видите, да?

Слушатель: Да. Я видела на другом канале … как-то очень поздно показывали, я не помню … один фильм. И мне не очень понравилось. А тут я решила просто посмотреть на игру этого писателя как актера. И производит впечатление очень приятное.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

Слушатель: А вы не могли бы высказать свое мнение, если видели этот фильм?

К.ЛАРИНА: Я не видела, к сожалению, этот фильм. Саш, ты видел?

А.МЕЛЬМАН: Нет, я с вами согласен абсолютно. Действительно, он такой неординарный в этом смысле …

К.ЛАРИНА: Я видела его в роли Оскара Уайльда, был фильм какой-то, не помню. По-моему, он так и называется «Уайльд».

А.МЕЛЬМАН: Просто канал «Культура» раньше … Вот сейчас он перешел и на сериалы, на такие фильмы – и знаковые, и более облегченные даже. То есть канал «Культура» как-то меняется. Он становится в вечернее время не таким консервативным и, наверное, находит нового зрителя, что хорошо.

К.ЛАРИНА: Еще?

А.МЕЛЬМАН: Да.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Ирина. Большое спасибо предыдущей даме, которая сказала про фильм «Дживс и Вустер». Я хочу тоже сказать: браво каналу «Культура»!». Но за другие программы. Во-первых, сериал документальный. Но я не знаю – может быть, это повтор. «Ленинградское дело». Он идет полчаса – с семи часов вечера до половины восьмого. Посвящен … ну, ленинградское дело: там Николай Вавилов, Пунин … Потрясающий совершенно, глубокий, трогательный и деликатный. Очень хороший сериал! И второй документальный сериал, который идет совсем рано, называется «Неизвестный Петергоф». Очень хороший: исторический, глубокий так же. Очень хороший ведущий. И я думаю, что многие, кто смотрит дневные программы на «Культуре», они очень много для себя почерпнули вот из этого сериала. Так что большое спасибо. Вопросов у меня нет, просто – браво!

К.ЛАРИНА: Спасибо. Видишь, какие у нас культурные слушатели!

А.МЕЛЬМАН: Вот! Я и говорю, Ксень – как бы мы ни обсуждали с тобой какие-то там желтые или пожелтевшие программы, и вот звонят, тем не менее, люди …

К.ЛАРИНА: Все смотрят «Культуру».

А.МЕЛЬМАН: Люди не поддаются как-то. Да.

К.ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

Слушатель: Просто я тоже хочу сказать, что смотреть по телевизору только «Культуру» можно. Больше ничего.

К.ЛАРИНА: А что вы смотрите по «Культуре»?

Слушатель: А всё смотрю. Всё подряд.

К.ЛАРИНА: И как вам?

Слушатель: Прекрасно.

К.ЛАРИНА: Что-то тоже неправильно – прямо всё подряд нравится? С утра до ночи смотрите?

Слушатель: Ну, не с утра до ночи. Конечно, так выбираю.

К.ЛАРИНА: Ну что-нибудь выберите уж и скажите, что вам …

Слушатель: Да хотя бы про животный мир, про диких зверей. Хотя бы «Романтика романса», пожалуйста. Тоже прекрасная передача. И вообще там познавательные … Очень много прекрасных. Не сравнишь же со всеми этими чернухами и порнухами. Это ужас! Это ужас какой-то!

К.ЛАРИНА: Ну мне … Всё-таки я это выступление в защиту канала «Культура» не засчитываю, Саш.

А.МЕЛЬМАН: Почему?

К.ЛАРИНА: А ничего человек не назвал! Программа про животных. Знаешь, как коллоквиум проходит в институте. «Вы читаете книги?». «Да». «Какие книги?». «Вот тут недавно я прочитал книгу про театр». «А кто написал?». «Ну, я не помню. Про театр книга. Очень люблю про театр».

А.МЕЛЬМАН: Нет, ты … У человека нон-стопом только идет пятая кнопка канала «Культура – это уже хорошо. То есть для него всё остальное … его дико раздражает, напрягает. Вот понимаешь? И человек, видно, в возрасте. И он нашел свой канал. Ты знаешь, я тебе хочу сказать, я некоторое время назад беседовал с Александром Роднянским, и я ему тоже сказал, что мне нравится именно такой формат канала «Культура» – в чем-то консервативный, но я на нем, действительно, душой отдыхаю.

К.ЛАРИНА: А «Счастливы вместе»? Не смотришь сериал?

А.МЕЛЬМАН: ТНТ? Я ж тебе говорю – это дочка смотрит. И кстати … Ну ладно, потом мы обсудим. Мы только слезли с этой желтой прессы … Давай, про «Культуру я хочу. Кстати, «Счастливы вместе» к Роднянскому не имеют никакого отношения, согласись. Правильно? Другой канал – ТНТ, а это СТС.

К.ЛАРИНА: Хорошо, здесь «Моя прекрасная няня»…

А.МЕЛЬМАН: Да, да. И вот Роднянский сказал: «А я бы, будь у меня пятая кнопка, сделал канал «Культура» по-другому, более современно». И он сказал, что ему не очень нравится, как сейчас, в каком состоянии канал «Культура». И я подумал: да, действительно, Роднянский ведь умеет делать. Ну, этот сезон прошедший, может быть, в плюс ему не поставить, но в принципе, он мастер режиссирования канала. Он мог бы, наверно, сделать всё современно, как он это видит. Современную подачу канала «Культура». А с другой стороны, я подумал: а нужно ли это мне? Вот я говорю, что я тоже сторонник консерватизма, который сейчас присутствует. Причем этот консерватизм уже немножко другой стадии. Потому что, когда десять лет назад это начиналось – канал «Культура», по моему… мне так показалось … Я не знаю, что ты скажешь … Я не мог это смотреть – мне казалось, это такой «совок»! А потом, когда пришел Александр Пономарев, по крайней мере, с его приходом это было связано, там произошла эта модернизация.

К.ЛАРИНА: Согласна. Во-первых, передачи появились все вот эти, которые мы любим, ток-шоу.

А.МЕЛЬМАН: Да, да, что мы и хотели.

К.ЛАРИНА: И «Культурная революция», и Варгавтик, и Витя Ерофеев – целая линейка. Согласна.

А.МЕЛЬМАН: Причем эта модернизация произошла не революционно, а очень так стильно, точно, в нужных местах.

К.ЛАРИНА: «Новости» … Первое время «Новости» вообще же вообще мы не воспринимали. Помнишь, был просто какой-то ужас – нафталин абсолютный. А сейчас «Новости» такие стали мобильные. Я новости всё время там смотрю – на «Культуре», я имею в виду.

А.МЕЛЬМАН: Да? А я по-прежнему их не могу воспринимать, честно скажу.

К.ЛАРИНА: И днем, и вечером. Ну, мне, может быть, это просто еще нужно по работе. Потому что мне нужно быть в курсе культурных новостей.

А.МЕЛЬМАН: Ну, ты получаешь информацию. Но как это сделано, меня, честно говоря, совершенно не устраивает. Я просто рад, что там находит себе место применения Владислав Флярковский. Очень рад за него, потому что человек работает и востребован. Но как делаются сюжеты, ты знаешь – нет.

К.ЛАРИНА: Альтернативное мнение! Маша: «Вчера вечером по каналу «Культура» показывали совершенно неприличный документальный фильм про русалок».

А.МЕЛЬМАН: К сожалению, не видел. И степень неприличности каждый определяет для себя сам. У каждого своя граница неприличности. Поэтому мы не знаем, что имеет в виду Маша.

К.ЛАРИНА: Маша. Маша, Боже мой! Можно еще включить телефон?

А.МЕЛЬМАН: Да. Конечно.

К.ЛАРИНА: «На самом деле Саша и Таша часто ведут себя некорректно. Зайцев вообще ужасен. А смотреть всё равно интересно. Маргарита из Омска».

А.МЕЛЬМАН: Видишь, она нас объединила с тобой …

К.ЛАРИНА: Хорошо. Следующий звонок. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Здравствуйте. Аркадий, Москва. Я как раз насчет «Счастливы вместе» хотел бы заметочку.

К.ЛАРИНА: Давайте.

Слушатель: (неразборчиво)… «Женаты… с детьми» – гораздо лучше.

К.ЛАРИНА: «Женаты… с детьми» где-то тоже у нас идут, да?

Слушатель: Глубокой ночью, да.

К.ЛАРИНА: А где, на каком канале?

Слушатель: На «Домашнем». Я даже записи все купил. Замечательно – с любого места включаешь …

К.ЛАРИНА: То есть там всё-таки смешно, да?

Слушатель: Да. Хороший юмор такой.

К.ЛАРИНА: А «Счастливы вместе» не нравится вам?

Слушатель: Нет. А там даже серии совпадают практически … один в один.

А.МЕЛЬМАН: А чем вам не нравится «Счастливы вместе», скажите, пожалуйста?

Слушатель: Как-то это за уши притянуто, не знаю. Просто берут кальку и подгоняют под нашу действительность.

А.МЕЛЬМАН: Понятно.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

А.МЕЛЬМАН: Я просто, действительно … Когда я захожу в комнату и дочка это смотрит, я говорю: «Ну Маш, зачем ты смотришь это? Ну посмотри другие». Сам, тем не менее, сажусь и чувствую, что меня это тоже могло бы затянуть. Я делаю над собой усилие, чтобы встать и уйти в другую комнату и включить канал «Культура» тот самый. Или футбол свой любимый. Поэтому, понимаешь, там вот этот тупой юмор, но он, ты знаешь, тоже современный и он затягивает. Иногда хочется чего-то такого …

К.ЛАРИНА: Наглого.

А.МЕЛЬМАН: … глупого, тупого и наглого. Так просто сесть и релаксировать, смотреть.

К.ЛАРИНА: Как в фильме «Любовь и голуби», играла Людмила Гурченко, внаглую, что называется. Это такая хорошая актерская наглость, когда просто вот ничего не страшно. Будь, что будет! Как в омут головой. Здесь, конечно, ребята рискуют сильно – я про «Счастливы вместе». Я тоже иногда попадаю. Кто-то из наших мне сказал: посмотри. Не помню, кто, не буду врать. Я посмотрела. Конечно, какие-то вещи меня так немножко коробят, но в принципе, ничего. В этой наглости есть что-то такое очень правильное, очень точное. По отношению к нашему абсурду, абсурду нашей жизни.

А.МЕЛЬМАН: Я согласен, Ксень. Единственно твое смелое сравнение Гурченко с этим фильмом … Я буду думать, наверно, долго, что ты …

К.ЛАРИНА: Я имею в виду именно ее работу, вот эту Раису Захаровну где она играла – внаглую, понимаешь?

А.МЕЛЬМАН: Я понимаю, что Раису Захаровну … Ну хорошо, это твои такие ассоциативные методы. У меня немножко они другие.

К.ЛАРИНА: Следующий? Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я хочу сказать, я, к сожалению, эту передачу не видела, но очень хотела …

К.ЛАРИНА: Какую?

Слушатель: Была передача о Василии Алексеевиче Пушкареве. Это человек, который как бы собрал всю коллекцию авангарда Русского музея.

К.ЛАРИНА: Она на «Культуре», по-моему, была, да?

Слушатель: Нет. Она была, по-моему, в четверг на Российском канале. И я считаю, что это человек, о котором надо очень много говорить.

К.ЛАРИНА: Но передачу вы не смотрели, да?

Слушатель: Я не смотрела, но кто смотрел, мне сказали, что это потрясающая передача. И вообще – человек, о котором надо делать передачи.

К.ЛАРИНА: Понятно. Спасибо большое. Ты не видел?

А.МЕЛЬМАН: Вот я говорю, что в это время …

К.ЛАРИНА: Я видела в программе, но не посмотрела.

А.МЕЛЬМАН: Так в это же время шла передача об Ульянове, поэтому я, к сожалению, не смотрел.

К.ЛАРИНА: Еще, пожалуйста, у нас есть время, конечно же, для вас. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Здравствуйте. Вот, как ни странно, но моя фамилия Букина. Мы семья Букиных. И вот удивительно – у нас трое детей разного возраста: старшему 25, младшему 6, и еще дочка в серединке, но ни одной серии мы не посмотрели этого фильма.

К.ЛАРИНА: Почему?

К.ЛАРИНА: Вот, вы знаете, как-то не интересно совсем нам почему-то.

К.ЛАРИНА: Обидно за Букиных, наверно.

Слушатель: Вот удивительно, да. И вы знаете, просто удивляет, что сейчас на всех каналах идут одни сериалы. Мы почти не включаем телевизор.

К.ЛАРИНА: Лето – что вы хотите!

Слушатель: Нет, и в такие времена некоторые каналы … Невозможно же смотреть сериалы, потому что это надо постоянно смотреть, чтобы вникнуть. Это настолько утомляет. Посмотреть – чтобы законченное что-то было.

К.ЛАРИНА: Ну и что – чем душа ваша успокаивается? Что-нибудь вы смотрите?

Слушатель: Мы смотрим, в основном, спутниковое телевидение, потому что не все каналы у нас принимаются. И вот там есть канал «РТР-Планета». Скажем, там много из «Культуры» показывают. И передачи многие бывают интересные. Бывают интересные познавательные передачи других государств. В общем, очень интересно вот то. А наше телевидение … Просто уже почти нечего смотреть. Почти не включаем.

К.ЛАРИНА: Даже не за что сказать вам спасибо. Как-то горько покачать головой и сказать: ну да, ну что делать?

А.МЕЛЬМАН: Нет, я скажу, что вы редкий зритель, на самом деле, потому что вот эти сериалы всё-таки имеют достаточно серьезный спрос пока еще. То есть пока еще они не надоели.

К.ЛАРИНА: Какие – веселые вот эти?

А.МЕЛЬМАН: Разные. То есть каждый сериал имеет свою нишу, своего зрителя.

К.ЛАРИНА: Хотя, обрати внимание – они же проваливаются очень часто и прекращают свое существование.

А.МЕЛЬМАН: Да. И это не смущает телевизионное начальство. Они ставят другой. И дальше методом проб и ошибок они всё равно нарабатывают эту аудиторию, ту или иную… Я лежал в больнице – там просто яблоку негде упасть, когда сериалы идут один за одним. И вот вся не безумная, а нормальная больница у экранов собралась, и все смотрят, смотрят, смотрят вот эти сериалы. То есть телевизионщики знают, на кого они работают.

К.ЛАРИНА: А вот скажи мне, пожалуйста, Саш, как ты думаешь, почему всё-таки у нас нет своего сеткома, этот жанр у нас не получается в оригинале? У нас, по-моему, один раз это пробовали сделать на заре нового телевидения – это «Клубничка», по-моему, называлось. Да, вот что-то такое? Но это было ужасно всё глупо и не смешно. А так вот наши все идут лицензионные все сеткомы, которые мы имеем. У нас оригинальных вещей вообще нет своих? Вот на твой взгляд. Я просто не могу вспомнить. По-моему, нет.

А.МЕЛЬМАН: Ну да. Хотя, может быть, «Няня» та же …

К.ЛАРИНА: Нет!

А.МЕЛЬМАН: Нет, я понимаю, что в жанр она не входит…

К.ЛАРИНА: Нет, она тоже калька.

А.МЕЛЬМАН: А ты имеешь в виду совсем оригинальные, да?

К.ЛАРИНА: Совсем свое, да. Вот свой сетком, написанный, придуманный.

А.МЕЛЬМАН: Ну да, просто у нас это распалось на какие-то вещи. ОСП-Студия что-то делала свое. И каждый выбирает свое… Или там Олейников и Стоянов … Но это тоже не то, я понимаю.

К.ЛАРИНА: Это не то – это юмористические программы.

А.МЕЛЬМАН: Это другие жанры, но это наши жанры. Ну, это там придумано… Да, что-то мы не можем. Как собирать машины мы не можем…

К.ЛАРИНА: Чего тут придумывать-то!

А.МЕЛЬМАН: Понимаешь, это же должно, как тебе сказать … Я не знаю, почему этот жанр не разрабатывается таким образом …

К.ЛАРИНА: А вот – «Осторожно, модерн». Это вот оригинальный сетком. Можно это назвать сеткомом, то, что делают Нагиев и Рост? Наверно, но, по-моему там не очень большая аудитория всё это смотрит. Действительно, я говорю, что это не принимает большая часть аудитории и … Это же всё такими волнами идет. Вот, например, как реалити-шоу. Реалити-шоу тоже, во первых, бывают разные. То, что делает канал ТНТ. И, например, то, о чем говорил серьезные критики, когда Потанин делал своего «Кандидата». Тоже было очень мало зрителей. А «Дом-2» идет до сих пор и с большим успехом. То есть просто пока почему-то продюсеры не считают, что эти сеткомы наши именно оригинальные пройдут у нас.

К.ЛАРИНА: Странно. Просто странно. Потому что они пользуются такой популярностью, таким спросом. Почему не сделать свое?

А.МЕЛЬМАН: А с другой стороны, когда ты смотришь американский сетком, вот это «гы-гы-гы», ты думаешь: ну это вообще, это … тут ты вспоминаешь Михаила Задорнова: ну, тупые! Я, например, по крайней мере. И переключаю телевизор. Но, тем не менее, многие смотрят это…

Слушатель: Алло! Звоню…

К.ЛАРИНА: Говорите, говорите! Алло!

Слушатель: Я хотел сказать про канал «Культура». Меня зовут Алексей, я из Уфы. Я смотрел спектакли, которые не часто бывают, но я с удовольствием смотрю эти передачи. У меня такое пожелание каналу «Культура», чтобы он… не могли бы выпустить ДВД-диски с этими спектаклями. С избранными, хорошими. С актерами московскими, которых мы в провинции не часто видим.

К.ЛАРИНА: Да, согласна. Я присоединяюсь к вашему пожеланию.

А.МЕЛЬМАН: Я тоже.

К.ЛАРИНА: Будет возможность, когда у нас будут представители канала «Культура», мы про это обязательно их спросим. Конечно. Потому что есть же у нас ДВД со спектаклями из «золотого фонда» так называемого телевизионного – там, где старые спектакли записаны. А вот то, что они снимают сейчас, я не видела, было ли ДВД. Был же фестиваль мхатовских спектаклей, Табакова, Фоменко. Почему не сделать ДВД?

А.МЕЛЬМАН: Опять же, это должны делать продюсеры. Понятно, что, скорей всего, они это будут делать себе в убыток. Потому что вот аудитория нашей передачи такая, что канал «Культура» явно превалирует, а у аудитории всей России канал «Культура» имеет свои 2-3, максимум 5 процентов, и больше ничего. Поэтому …

К.ЛАРИНА: «Люба, дети и завод» – нам Сергей напоминает. Это тоже не оригинал, это тоже калька. Кстати, это одна из причин, почему не прижилось. Потому что у нас нет ни таких заводов, ни таких домов у мастера, который работает на заводе. В котором Люба живет. Помнишь этот сериал? Таня Догилева играла.

А.МЕЛЬМАН: Да, да, я помню.

К.ЛАРИНА: Все эти отдельные дома, такие коттеджи, стоящие в степи …

А.МЕЛЬМАН: Здесь еще вопрос, как адаптировать это под российскую действительность.

К.ЛАРИНА: В том-то всё и дело!

А.МЕЛЬМАН: Умеючи это, конечно, надо делать.

К.ЛАРИНА: А дворецкий у Жигунова – это что, нормально? У Игоря Матвиенко есть дворецкий? Или у Бари Алибасова?

А.МЕЛЬМАН: Да нет, ты на Рублевку сходи – и там увидишь всех дворецких. Наверно. Почему нет?

К.ЛАРИНА: Думаешь?

А.МЕЛЬМАН: Очень даже.

К.ЛАРИНА: Ну Жигунов же играет такого музыкального продюсера прогрессивного сегодняшнего. Человека, который работает, а не ведет праздный образ жизни. Откуда там дворецкий?

А.МЕЛЬМАН: Когда мы читаем романы Вальтера Скотта или Майн Рида, мы же себя как бы адаптируем вот к этой ситуации! Почему бы нам и здесь …

К.ЛАРИНА: Может, если совсем, конечно, сойти с ума. Можно, конечно, до такой степени. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Алло, здравствуйте. Меня зовут Владислав. Я хотел бы сказать пару слов о сериале «Рим», который шел на НТВ.

К.ЛАРИНА: Давайте.

Слушатель: Для меня это было очень большим культурным событием.

К.ЛАРИНА: Вам понравилась эта работа?

Слушатель: Очень понравился. То есть и актерский состав, сам сериал. И точность сюжета. Абсолютно всё. Он, можно сказать, даже потряс меня.

К.ЛАРИНА: Ну что ж, большое вам спасибо. Мимо меня прошел. Саш, ты скажи.

А.МЕЛЬМАН: Ну, я так периодически смотрю. Просто я хочу сказать, что…

К.ЛАРИНА: Это что-то такое жутко кровавое, да? кровавая история падения римской империи.

А.МЕЛЬМАН: Да, можно сказать, что это входит в стилистику НТВ. Но это не так, потому что это совсем другое кино.

К.ЛАРИНА: Хорошее кино?

А.МЕЛЬМАН: Ну, это исторический сериал, можно сказать, классический исторический сериал, поэтому, может быть, чисто внешне есть какие-то ассоциации с какими-то передачами НТВ, но на самом деле здесь, безусловно, все по-другому. Это есть классика жанра исторического, и куда ж без крови в таком случае? Поэтому это очень качественно кино, безусловно.

К.ЛАРИНА: Ну что, у нас остается время для анонсов, которые я тебе традиционно предлагаю сделать в конце передачи. А ты скажешь «Ой, а я даже не знаю, чего посоветовать».

А.МЕЛЬМАН: Ну, понимаешь, я живу сегодняшним днем, и поэтому…

К.ЛАРИНА: Там и нет ничего, на самом деле, никаких премьер.

А.МЕЛЬМАН: Да. сегодня никаких премьер нет, кроме футбольного матча «Динамо»-«Зенит», который я потом посмотрю.

К.ЛАРИНА: А ты вчера смотрел?

А.МЕЛЬМАН: Да, вчера посмотрел, но благодаря вашей радиостанции уже знал счет, но тем не менее все равно посмотрел, как позорно «Локомотив» проигрывал. Вот. А что там на следующей неделе… мы зато знаем уже, и все благодаря тебе, ты же сказала, что не будет Бермана и Жандарева. Ты уже знала. То есть чем мы начали, тем мы и закончили, да? Вот это большой анонс. Это серьезный анонс, а дальше анализируйте.

К.ЛАРИНА: Во всяком случае, в программе их нету.

А.МЕЛЬМАН: Да, в программе их нету. Ну вот, так что… а что там дальше будет… я просто уеду в отпуск. Может быть, я там буду без телевизора…

К.ЛАРИНА: То есть ты теперь в отпуск уезжаешь?

А.МЕЛЬМАН: Да. Не только Петровская это делает, понимаешь?

К.ЛАРИНА: Хорошо. Все разъезжаются! И телевизор в отпуске, и телевизионные критики в отпуске.

А.МЕЛЬМАН: Но я на две недели, Ксень. Я через две недели приеду.

К.ЛАРИНА: Спасибо тебе большое, Саша. С тобой было хорошо.

А.МЕЛЬМАН: Спасибо. Это взаимно.

К.ЛАРИНА: До встречи.

А.МЕЛЬМАН: Спасибо. Счастливо.