Купить мерч «Эха»:

Ирина Петровская - Человек из телевизора - 2007-05-05

05.05.2007

К.ЛАРИНА: «Ирина Евгеньевна, умоляю, скажите ваше мнение о концерте Галкина в понедельник, оно мне так важно, это ваше мнение, очень важно!» - Елена Сергеевна просит. Скажите скорее свое мнение.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Елена Сергеевна, это был повтор, насколько я понимаю, концерта Галкина, «Вечер с Галкиным». Я, в принципе, много раз говорила, что я очень хорошо отношусь к самому Максиму Галкину – он очень способный человек, даже больше, чем способный, талантливый человек. Другой вопрос – когда он выступает в такой амплуа, и ему приходится произносить явно написанные кем-то другим тексты, он в какой-то момент начинает походить на целую гвардию других представителей этого цеха, и ничем не отличается, а бывают очень милые штучки – вот как с Ришаром был какой-то очень смешной кусочек в «Вечере с Максимом Галкиным», когда он говорил с ним по-французски. В принципе, конечно, он и шоу-мен, и пародист, и артист, наверное, от бога. Другой вопрос, мы даже с ним как-то случайно на канале «Домашний» пересеклись, и я ему сказала какие-то добрые слова, он мне сказал, и я ему выразила печаль по поводу слишком частой… сейчас, правда, чуть меньше стало. Эти концерты галкинские повторяются по каким-то праздникам, когда нужно поставить что-то беспроигрышное, но проблема именно в… я ненавижу за это телевидение, которое начинает человека эксплуатировать так, что в результате он уже из каждого утюга начинает выглядывать.

К.ЛАРИНА: Да, и превращается в свою противоположность.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот сейчас такая вещь, для меня, происходит с Иваном Ургантом.

К.ЛАРИНА: Подождите. На самом деле, я хотела начать с другого. Как бы что увидела, то и сказала, а Петровская взяла и стала серьезно отвечать на этот вопрос. Спросишь «как дела?» - она начинает рассказывать, как дела.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не тебе это рассказываю, а Елене Сергеевне – я плачу не тебе, а тете Кире.

К.ЛАРИНА: Тете Кире? Хорошо, про тетю Киру.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это не имеет отношения к реальной тете Кире, это, по-моему, была такая шутка в «От двух до пяти».

К.ЛАРИНА: Вчера была передача «Народ хочет знать»…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо перевела – можно подумать ,что нам тоже кто-то написал диалог, причем, я скажу, человек тоже не ахти какой оригинальный.

К.ЛАРИНА: И там многие из вас увидели совершенно потрясающую Ирину Петровскую, которая необыкновенно хороша собой. Тема, конечно, была благодатная, вечная и народная – «Юмор на телевидении», передача была про это. Это я нашим слушателям напоминаю, тем, кто не видел, скажу, что героями были – с одной стороны Клара Новикова как представитель того самого телевизионного юмора, которого не пнет только ленивый, и с другой стороны был Иосиф Кобзон как наше все, носитель высокой нравственности. В качестве экспертов как раз выступали Ирина Петровская, Вадим Степанцов, кто там еще был, напомни.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Аркадий Михайлович Арканов, Трушкин…

К.ЛАРИНА: Анатолий который?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Анатолий. И еще такой замечательный человек, врач-психиатр, он часто довольно бывает на разных ток-шоу, забыла, к сожалению, как его зовут.

К.ЛАРИНА: Ну, на самом деле, передача получилась интересная, и тема такая хорошая. Мне очень понравилась Клара Новикова, которая достойно это все выдержала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Клара очень переживала, потому что она вынуждена была отвечать за всю низкопробность этого юмора…

К.ЛАРИНА: За весь базар.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …к которому она-то имеет самое последнее отношение. И потом, она правильную вещь говорила, что мы все, кто представляем этот цех, к вопросу возвращаясь, к тому же Галкину, мы заложники телевидения в том смысле, что другое, во-первых, не проходит.

К.ЛАРИНА: Ну нет, так потом оно как хочет, так и пользует, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И дальше ты вынужден, если ты хочешь быть в обойме, а куда деваться-то? - всем нужно как-то существовать, зарабатывать – ты вынужден приспосабливаться к тем условиям, которые предъявляет именно телевидение.

К.ЛАРИНА: Опять не про это я хотела спросить!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну давай, ну господи, формулируйте, женщина.

К.ЛАРИНА: Я хотела, чтобы ты наконец рассказала, как это делается. Во-первых, это никакой не прямой эфир – «Народ хочет знать» - когда это все писалось, скажи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это писалось, я сейчас не могу вспомнить, 2 или 3 недели назад, но, в общем, не то что прошло уже полгода. Я-то думала, что это такая… в принципе, когда я на «Пресс-Клубе» работала, особенно в преддверие каких-то праздников или отпуска записывалась парочка…

К.ЛАРИНА: Пакет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не пакет, мы ж не в прямом эфире были, но на всякий случай всегда, если вдруг какой-то там срыв, сбой, парочка вечнозеленых, что называется, тем записывается, которые можно дать, ну, например, если ведущий заболел. Такое может быть реально. Так же бывает, я вижу, у Малахова, какие-то выходят программы, специально записанные в зачет, чтобы было. Все остальное было ровно так же, как всегда бывает на программах, то есть студия, публика…

К.ЛАРИНА: То есть это писалось до смертей до всех?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это писалось до смертей, я тебе сейчас точно скажу. Потому что Иосиф Давыдович Кобзон, когда мы сидели и разговаривали все вместе у них в гостевой комнате, ресторанчик есть свой на «АТВ», он сказал «Я буквально сегодня был у лечащего врача Мстислава Леопольдовича и должен вам сказать, что сочтены уже не просто дни, а часы». В пятницу мы писались, в понедельник умер Ельцин, а ровно через неделю, чуть меньше даже, или в пятницу это произошло?..

К.ЛАРИНА: В пятницу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ровно через неделю умер Ростропович – вот я восстановила хронологию.

К.ЛАРИНА: А сколько это пишется по времени? Они что-нибудь говорят, как себя вести?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно ничего.

К.ЛАРИНА: Выясняют ваши позиции?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ваше кредо всегда они, я думаю, что…

К.ЛАРИНА: А сколько это пишется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В эфире это 52, что ли, минуты. Ну, писалось, значит, несколько больше часа.

К.ЛАРИНА: Как себя все вели?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не знаю, что осталось в эфире, еще раз, я не знаю, не видела…

К.ЛАРИНА: Без скандалов?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Никаких не было скандалов.

К.ЛАРИНА: А Степанцов матом не ругался?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, Степанцов матом не ругался, никто матом не ругался.

К.ЛАРИНА: Кобзон не пел?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кобзон не пел. А, вот что – Кобзон же торопился на концерт Шарля Азнавура. В тот день же был концерт Азнавура. Но он, естественно, опоздал на концерт Шарля Азнавура, и с третьей части он уже уехал, просто сказав, что он должен хотя бы пожать руку мэтру. Ну и вот и все, собственно говоря.

К.ЛАРИНА: Ну тебе было там интересно?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, достаточно интересно. Там, явно, подготовленная публика, хотя не то чтобы…

К.ЛАРИНА: Вот эти семьи, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не знаю, сейчас уже семьи, не семьи, но во всяком случае, ясно, это люди, которые ходят постоянно, видимо, на это ток-шоу, на «Народ хочет знать». Они задавали вполне, на мой взгляд, внятные вопросы, хотя, конечно, очень смешно, меня всегда это смешит и в наших радиослушателях, и в телезрителях, которые предъявляют юмору какие-то немыслимые претензии, а в общем-то, по сути, сами способствуют тому, что это пышным цветом-то и цветет. Мы об этом очень много говорили.

К.ЛАРИНА: Да, ты говорила им, что вы же это и смотрите. Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Звонок – «Что делать?»…

К.ЛАРИНА: А звонки откуда?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот это для меня загадка, кстати. Может быть, это объявляется…

К.ЛАРИНА: Из соседней комнаты?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не знаю, как это делается.

К.ЛАРИНА: Ну откуда эти звонки берутся?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну звонок и звонок.

К.ЛАРИНА: Но это же не в прямом эфире – этого ж никто не видит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю. Может, заранее где-то на сайте объявляют – «Звоните во время записи» – я не исключаю. Для меня, например, загадка, и я тоже не могу понять – когда выходит ток-шоу «Большие» на канале Культура…

К.ЛАРИНА: Там Интернет-кафе типа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, которое ведет Александр Олешко – актер очень симпатичный, и мне кажется, ему очень удается это амплуа ведущего – он какой-то очень искренний и естественный, в нем нет еще этого актер актерыча.

К.ЛАРИНА: Ему интересно еще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И ему интересно. И он объявляет – мы-то знаем, что программа в записи, и, собственно, и они не скрывают, что это программа в записи – но он говорит, что в режиме онлайн вы можете с нами общаться из Интернет-кафе. Вот я этого…

К.ЛАРИНА: Это во время записи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Значит, видимо, это объявляется тоже где-то на сайте, и тогда уже люди специально приходят и видят это в режиме онлайн.

К.ЛАРИНА: С телефонами я как-то сомневаюсь – городить огород ради одного звонка, ты меня извини.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это надо выяснить, потому что я тебе говорю – одно дело, когда бывают какие-то эксперты, когда явно, что с ними договорились, и они звонят. Другое дело – когда просто какой-то зритель. Не знаю, опять же, говорю, может быть, это объявляется заранее, и люди звонят конкретно под это время.

К.ЛАРИНА: «Народ хочет знать» пишется 2-3 часа», - пишет нам Илья.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я еще раз говорю, что вот этот «Народ хочет знать», который был вчера, писался, наверное, часа… может, я не знаю, у меня время так прошло незаметно, но, по-моему, не более, чем полтора часа.

К.ЛАРИНА: В хорошей компании пролетело.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В хорошей, да.

К.ЛАРИНА: Так, значит, дальше. «Вчера канал «Россия» возмутил своей бесчеловечностью – эфир «Театр плюс ТВ», - пишет нам Елена, - «где веселились вахтанговцы, и не предварили словами памяти об Ульянове, не извинились, что съемка была зимой».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я не заметила какой-то особой бесчеловечности…

К.ЛАРИНА: Нет, подводку надо было, конечно, делать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там присутствовал сам Михаил Александрович, поэтому совершенно очевидно…

К.ЛАРИНА: Но надо было подвести как-то. Ну, как в журнале пишут «Вот интервью, которое нам дал Михаил Александрович Ульянов такого-то числа», потому человека уже нет в живых.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но тем не менее, все равно, хорошо, пускай здесь какой-то небольшой этический прокол, но бесчеловечностью я…

К.ЛАРИНА: Такое ощущение, что всем как-то на это наплевать. Прошло это событие, не прошло – какая, типа, разница. Это же премьера, это впервые показывают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это премьера, и более того, в программе значится «Памяти Михаила Александровича Ульянова».

К.ЛАРИНА: Ну так надо было что-нибудь записать, какое-нибудь вводное слово.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наверное, хорошо, возможно. Но при все при том, ладно, будем считать, что это прокол, но какой-то особой бесчеловечности я не заметила, поскольку здесь некий такой режим поминальный, когда человек присутствует.

К.ЛАРИНА: Ну скажите, напишите, что эта программа была записана такого-то числа такого-то года, ну что-нибудь скажите словами человеческими.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вероятно.

К.ЛАРИНА: Не так много надо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не с самого первого кадра это видела, поэтому я не знаю, как это предварили. Наверное, нужно было хотя бы субтитры какие-то наложить, что программа писалась тогда-то, посвящена юбилею театра, и это одна из последних съемок…

К.ЛАРИНА: Да, ну хотя бы так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Или хотя бы бегущую строку. В конце концов, у телевидения возможностей море.

К.ЛАРИНА: Слава богу, было б желание.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще раз говорю, поскольку я самые первые кадры не видела и знала, что программа памяти , поскольку я анонсирую вперед программы, и знала, что это последняя съемка Ульянова, то меня это не шокировало и никоим образом не возмутило.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, ответь всем, кто хочет услышать Анну Нетребко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, сегодня будет в эфире канала «Россия» в 13.00 программа или фильм, можно назвать, документальный – «Удивительная примадонна. Анна Нетребко», и питерским документалистам-телевизионщикам удалось поймать действительно звезду мирового масштаба и даже съездить к ней на родину в Краснодар и рассказать о ней, встретиться с ее отцом, с теми, кто способствовал здесь ее становлению, потому что она пришла в Мариинский театр… нет, подожди, Гергиев – Мариинский?

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, в Мариинский. На третьем курсе Консерватории, при этом она вначале там мыла полы, а потом уже Гергиев разглядел в ней звезду, взял ее в театр, а дальше она Консерваторию, по-моему, так и не закончила, если мне память не изменяет. Ну, в общем, короче говоря, помимо того, что зрители смогут увидеть действительно потрясающую звезду в прямом смысле этого слова, они еще ее голос услышат. И кстати, возвращаясь к вопросу о самых влиятельных россиянах в мире, по-моему, я прямо по «Эху» и услышала, что в этом списке всего двое россиян…

К.ЛАРИНА: Не россиян, а это люди мира. Люди, изменившие мир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, всего два представителя России - это Анна Нетребко и, вы будете кто-то смеяться, кто-то плакать, но Гарри Каспаров.

К.ЛАРИНА: Причем хочу обратить внимание, Ир, просто лишний раз это отметить, что Гарри Каспаров в этом списке заявлен не как экс-чемпион мира по шахматам, как нам упорно представляют наши официальные СМИ, а как действующий политик, как человек, который осмелился выступать против власти на сегодняшний день. Именно про это упоминается.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тем не менее, он вошел в рейтинг мировой славы еще и тем, что он, конечно же…

К.ЛАРИНА: Ну все равно, это важно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, дело в том, что мы же говорим о разных людях, что есть категория людей, которые в принципе всю свою жизнь улучшали имидж России тем, что они просто существовали, и тем, что их талант был абсолютно вне границ, космополитичен, если говорить старыми словами. Вот Ростропович, скажем, да? это человек, который при том, что он был космополитичен, при том же он русскую школу, русскую культуру, в общем, по сути, прославлял и воспевал в глазах и во мнении западного…

К.ЛАРИНА: И продвигал, извините за выражение.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И продвигал, конечно же. Ну вот точно так же и Каспаров. Я думаю, что действительно, все-таки в первую очередь он вошел и войдет в историю именно как человек, у которого в голове фантастический компьютер и гений шахматный. Наверное, это существует. Я далека от этой области, но понимаю, что есть, и не только я одна – все понимают, что есть такое понятие – «шахматный гений».

К.ЛАРИНА: Но еще раз тебе говорю, что здесь в первую очередь, потому что это люди этого года, ты пойми, это не люди века, а этого года – почему там вот Буша нету? – ты пойми.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, этого года – понятно, это важное уточнение.

К.ЛАРИНА: Конечно. Люди, изменившие мир в этом году. Вот там нет Буша, президента американского, именно поэтому – потому что он в этом году…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мир не менял, слава тебе господи.

К.ЛАРИНА: …ничего не изменил в этом мире, да. «Что вы имеете против Урганта?» - Наташа спрашивает.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я ничего конкретно, Наташа, не имею против Урганта. Я говорю о том, что…

К.ЛАРИНА: Че ты тянешь на Урганта?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Шо ты гонишь? Я не гоню. Мне очень нравится сам тип, тип юмора Ивана Урганта, но я против того, чтобы было такое тиражирование, когда Иван Ургант тоже начинает из утюга вылезать периодически. Включаешь утюг – а там Иван Ургант. Включаешь все электроприборы фактически… хотя он, конечно же, человек необычайной органики и таланта.

К.ЛАРИНА: Вот у Тиграна такая же опасность существует Кеосаяна.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Возможно.

К.ЛАРИНА: Перебор с явлениями бесконечными.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В «Культурной революции» был Тигран. Хотя я не могу сказать… пока, во всяком случае, у меня нет ощущения огромной избыточности Тиграна – может, потому что у меня пока еще не развился этот условный рефлекс на его программу, поэтому в принципе я его вижу не очень часто. Потому что в 11 часов я, как правило, на каком-нибудь еще другом канале, а потом спохватываюсь – опять пропустила.

К.ЛАРИНА: Да, пока не приучил нас Тигран к себе. Понимаешь, там очень много рекламы, там очень маленькое пространство для самой передачи как таковой. Она по сути заявлена как полчаса, но при этом какие там рекламные блоки огромные, на Ren-TV, - ему нужно уложиться с двумя гостями в это отведенное время, с публикой, с подводками, с отводками, с каким-то вступительным словом, с хи-хи, ха-ха, а куда деваться, это же шоу, - это какие-то огрызки получаются.

И.ПЕТРОВСКАЯ: При том, что я не могу сказать, что это было что-то выдающееся, но волей-неволей вспомнишь на «России» «Добрый вечер с Угольниковым».

К.ЛАРИНА: Это был ужас.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я о другом. Я о том, что какое было пространство.

К.ЛАРИНА: Не жизнь, а малина, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Другое дело, что в этом пространстве часто было особо нечего делать, и жалко было, что столько времени и пространства под какую-то иногда совершеннейшую ерунду, но просто вот это ощущение воздуха, которое существовало, не знаю, сколько, лет семь, наверное, назад, или когда это было?

К.ЛАРИНА: Начало 90-х.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не начало, это ближе к концу. Но думаю, что где-то около 10 лет назад это существовало. Просто так время спрессовалось, что уже не можешь часто вспомнить, что когда было.

К.ЛАРИНА: «Как противно, когда сидят две тетки и сплетничают, забывая, что они не на своей кухне, а в прямом эфире».

И.ПЕТРОВСКАЯ: А что вы хотите? Давайте, мы вам стихи почитаем.

К.ЛАРИНА: Это Татьяна все та же самая, она мучается все время. «Не знаю, что это за ток-шоу, но выглядит предельно неприлично». Татьяна нам жаловалась в прошлый раз, что нам Культуру не показывают, а только трепотню нашу слушать приходится.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ага, вот несчастная-то, действительно, Татьяна. Нет, а самое главное, что не посоветуешь сейчас погулять – там холодно.

К.ЛАРИНА: никакой культуры нету – только трепотню вашу слушать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да просто страшное дело – как представить такую участь – не дай бог кому, близкому родному человеку никогда не пожелаешь. И главное, что холодно, говорю, не скажешь – на солнышко, на солнышко, погулять.

К.ЛАРИНА: «Смотрели ли вы вчера «Два подлеца против Каспарова» на Пятом?» Что это такое?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Видимо, Пятый, я так предполагаю, что это питерский канал…

К.ЛАРИНА: Я боюсь предполагать, вдруг, что-то другое имеется в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы не видели «Два подлеца против Каспарова». Расскажите нам, пожалуйста, это просто дико интересно.

К.ЛАРИНА: да, пожалуйста, пришлите нам подробности, очень интересно. Значит, теперь я хочу напомнить всем нашим слушателям - не только Татьяне можно присылать смски. Номер - +7 985 970 4545. Телефоны прямого эфира – 7839025 - московская линия, и 7839026 – для тех, кто слушает нас в других городах. Мы сейчас будем вместе с вами слушать новости. Потом возвращаемся в передачу и, естественно, общаемся с вами, отвечаем на ваши вопросы, и наверняка вы захотите высказать свое мнение про что-нибудь. Про что-нибудь телевизионненькое – только обязательно про это.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем мы передачу. Здесь Ирина Петровская, здесь Ксения Ларина, здесь вы. Давайте мы послушаем несколько звонков. 7839025, 7839026 – телефоны прямого эфира, по которым мы принимаем ваши вопросы или ваши мнения и впечатления. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, добрый день. Как вас зовут?

Слушатель: Это Ксения Ларина, да?

К.ЛАРИНА: Это Ксеня Ларина, а тут еще Ирина Петровская.

Слушатель: А, да, очень приятно. Меня зовут Галина Львовна, я преподаватель музыки. Слушаю вашу передачу все время с удовольствием.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

Слушатель: Но вы знаете что, Ксения, мне бы хотелось, чтобы вы немножечко более корректно вели себя в эфире – не слышно совершенно вашу собеседницу, хочется услышать ее профессиональное мнение.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, спрашивайте.

Слушатель: Нет, просто у меня пожелание. Вы так ведете себя, как будто на своей собственной кухне.

К.ЛАРИНА: А, вас Галина Львовна зовут?

Слушатель: Да.

К.ЛАРИНА: А не Татьяна?

Слушатель: Нет, Галина Львовна.

К.ЛАРИНА: Ну что ж, спасибо вам большое, до свидания. Ты будешь говорить что-нибудь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, кроме того, что нам уютно на этой кухне, и если какой-то образ такой создать – да, у нас утренний разговор, вот здесь у меня чашечка кофе стоит. Ну, если кому-то неприятно к нам присоединяться, входить в нашу беседу, в нашу кухню, масса есть способов этого не делать. Я не знаю, почему меня не слышно. Мне кажется, что я сегодня очень даже многословна. Может, ты звук там убавляешь?

К.ЛАРИНА: Да вообще невозможно справиться с Петровской – она все время говорит и говорит, а я просто отключаю твой микрофон.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Отключите второй микрофон.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Георгий Васильевич.

К.ЛАРИНА: Георгий Васильевич, ну вы-то нас не будете обижать, я знаю.

Слушатель: Ну, во-первых, я хочу вас поздравить с предстоящим профессиональным праздником – Днем радио.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И телевидения, кстати.

Слушатель: В этом плане мы с вами коллеги.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

Слушатель: Я радист все-таки. По первой профессии. Вот Татьяна, которая вас забрасывает, она как Пьер Присыпкин, если она его помнит, хочет чего-нибудь изящного. Так вот, специально для нее, я сейчас вот слушал и решил прокомментировать первомайский кинопоказ.

К.ЛАРИНА: А я думала, вы споете специально для Татьяны, Георгий Васильевич, она хочет культуры.

Слушатель: И вот что получилось по этому кинопоказу.

К.ЛАРИНА: Так.

Слушатель: Москва слезам не верила, в сибирское сказанье, Две девушки без адреса, свинарки с пастухом, На улице Заречной испытывали верность, И снова Юрий Деточкин машины угонял. Вот вам весь кинопоказ 1 мая.

К.ЛАРИНА: Мне понравилось, что Юрий Деточкин машины угонял, - хороший фильм. Спасибо, Георгий Васильевич, за ваши стихи. Я думаю, Татьяна довольна осталась.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что это уже, Георгий Васильевич, достаточно сложившаяся традиция, поскольку праздник лишился своей какой-то идеологической подоплеки, то каналы формируют свой кинопоказ, исходя из того, что нужно каждому показать, не очень много теперь уже, но такого вот проверенного, испытанного, закаленного временем и испытаниями и обязательно дорогого очень большому количеству людей кино. И, кстати сказать, сколько живу, столько смотрю с удовольствием «Москва слезам не верит» - оторваться не могу. Знаешь, у меня как раз в этот момент сидела моя подруга, и это как когда смотришь «Иронию судьбы» или «17 мгновений весны», когда ты помнишь все реплики и все фразы.

К.ЛАРИНА: Кстати, сейчас будет «17 мгновений весны» везде. Вот как Ургант из утюга, так будет «17 мгновений весны».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, сейчас я тебе скажу.

К.ЛАРИНА: По-моему, два канала я обнаружила, которые будут показывать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, может, какой-то из дециметровых так называемых, из мелких, будет показывать, но из основных каналов ТВЦ с сегодняшнего дня, по-моему, начинает вечером показывать по две или даже четыре серии.

К.ЛАРИНА: Вот, а кто-то из больших каналов, чуть ли даже не НТВ, я боюсь сейчас ошибиться, 9 мая показывает все. Вот проверь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «17 мгновений весны» от и до?

К.ЛАРИНА: От и до, 12 серий за один день.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Обычно это делал НТВ, обычно.

К.ЛАРИНА: Вот, по-моему, они это и делают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но сейчас я тебе точно и слушателям ответить на этот вопрос не могу, потому что знаю железно, что с сегодняшнего дня и по… пятое, шестое, седьмое, значит, как минимум, 4 дня…

К.ЛАРИНА: Это я знаю, это я видела.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …будут показывать.

К.ЛАРИНА: А вот второе, я видела целую кучу, по-моему, это НТВ. Я не знаю. Ну, наши слушатели если посмотрят программу, права я или нет, «17 мгновений весны» у нас будут 9 мая целиком где-то?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, на самом деле, 9 мая – тем более традиция показывать старое, очень старое, средне-старое и уже новое кино о войне, что совершенно неплохо. Я, например, очень люблю старое военное кино, но неснятое во время войны, имеется в виду кино о войне – и «В бой идут одни старики», и «Баллада о солдате» будет, и «Летят журавли», чего только не будет.

К.ЛАРИНА: Все то же самое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все то же самое, но это из разряда того, что начинаешь смотреть, и оторваться…

К.ЛАРИНА: Как любимую книжку с полки взять, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно.

К.ЛАРИНА: И открыть на любом месте.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Другое дело – я посмотрела, некоторые показывают это, например, рано утром, а вечером идут уже такие новейшие фильмы - уже нынешнее, современное поколение режиссеров, снимающее фильмы о войне, типа «Звезды», и… как там, не «Момент истины» называется, а «В августе 44-го»…

К.ЛАРИНА: Опять будет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, все это будет, разумеется. Ну а куда деваться? И «Кукушка» будет.

К.ЛАРИНА: Давайте еще остренького. Алло, здравствуйте.

Слушатель: «Эхо Москвы»?

К.ЛАРИНА: Да-да.

Слушатель: Девочки, дорогие, здравствуйте, это Людмила из Тюмени.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте, Людмила.

Слушатель: Очень люблю вас. Впервые вам дозвонилась. Пожалуйста, прокомментируйте передачу, которая была по НТВ 29-го апреля в воскресенье «Чистосердечное признание». Вот знаете, волосы поднимаются дыбом от голоса диктора…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это про зомби?

Слушатель: Это про зомби, да. Россия погружается в темноту, выступают артисты, что-то там с ними случалось. То в Таиланде певец, забыла, как его звать… в общем, у меня такое впечатление, что мы в Средневековье. Я слушаю, и мне кажется, что я схожу с ума вместе с каналом НТВ. Там Дима Билан выступал, с ним там случилось что-то…

К.ЛАРИНА: Да что вы. Я пропустила, я сейчас видела, одна смска пришла про зомби, но оборванное сообщение – я не поняла, про что это, не стала цитировать. Что это такое было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, Людмила, дорогая, спасибо за добрые слова. Я вам должна сказать, что эта программа, я поняла… меня тоже раздирало от возмущения, я не понимала, как это можно сделать, - к ней нудно относиться, как такие были в моде черные стишки, хотя я понимаю, конечно, что воздействие визуальное намного сильнее, чем всякие там стишки…

К.ЛАРИНА: Весь размазанный по шине, Вася ехал на машине.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да, что-то из этого рода. Это абсолютно намеренные, причем постановочные, на мой взгляд, страшилки. Вот это «Чистосердечное признание» началось с такого анонса, действительно, этим кошмарным, наводящим жуть – вот помните пионерский лагерь? – «черное-черное…» - вот примерно так. «Этот человек превращен в собаку…»

К.ЛАРИНА: Гроб на колесиках.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «…он разрывает мясо зубами и грызет кости!» Дальше речь идет о том, что эти люди зомбированы.

К.ЛАРИНА: А кто это?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Зомби – это мертвецы в обличии обычных людей, которые вокруг нас, просто мы их в обычное время многие не видим, но многие подвергаются, тем не менее, этому воздействию.

К.ЛАРИНА: То есть это мертвые люди?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, вот эти, которые человек-собака – это живой человек, он говорит, при этом бегает на четвереньках перед камерой, показывает, как он…

К.ЛАРИНА: Но он зомбированный?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, в общем, нам предлагается поверить - потому что в основном это все вот этим голосом сопровождается, - что этот человек кем-то…

К.ЛАРИНА: Заколдован?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, над ним провели какой-то эксперимент. Он попал в больницу и вышел, дичая буквально на глазах и превращаясь в собаку. Он живет в будке, дружит с собаками, но мечтает о спутнице жизни, и тогда он конуру будет расширять. Значит, он вылезает из конуры, но при этом, говорю еще раз…

К.ЛАРИНА: Но это человек настоящий?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Настоящий абсолютно человек. Вот у меня абсолютно полное было ощущение, что нашли в каком-то поселке бомжа дядю Ваню, сказали, что ему дадут сто рублей за съемку… потому что он бегает на четвереньках, он совершенно…

К.ЛАРИНА: Он не подмигивает в камеру?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, он пытается лаять, но видно, что пока еще ему это плохо удается, речь пока ему удается лучше. Точно так же – «Женщина живет в холодильнике, потому что когда она вылезает из холодильника, ее обступают зомби». Ну и звезды там тоже какую-то ахинею несут.

К.ЛАРИНА: А звезды что? А звезды какие? Типа Билана, а еще кто?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Билан, но я тебе честно скажу, что до конца я этот кошмар не доглядела, потому что мне достаточно было этого человека-собаки, который при этом абсолютно внятно рассказывает про то, что с ним произошло – якобы он был зомбирован. Короче…

К.ЛАРИНА: Это же Пьяных делает похожее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, это не Пьяных, это другое.

К.ЛАРИНА: Но похоже? По стилистике?

И.ПЕТРОВСКАЯ: По сравнению с этим, с этой стилистикой, Пьяных – это публицист ленинской школы, понимаешь? А это уже просто за гранью, но я предлагаю всем для того, чтобы… причем это имеет колоссальный рейтинг – почти каждую неделю это «Чистосердечное признание» входит в топ-десятку всех каналов, по рейтингу. Поэтому если какие-то люди всерьез это все воспринимают, то, друзья мои, тогда мы с вами скоро действительно в человека-собаку все превратимся и будем грызть зубами сырое мясо. Все-таки если вас так уж туда тянет, ну отнеситесь к этому, как вы в кино смотрите какую-то страшилку, вы ж понимаете, что на самом деле это не живой мертвец идет, который весь облезает на глазах, мясо с него слезает, а это компьютерные эффекты или специально гримеры постарались, - вы прекрасно понимаете, что это не на самом деле. Вот давайте так относиться, потому что иначе тогда можно сойти с ума.

К.ЛАРИНА: Не знаю, а ты что, никогда не видела зомбированных людей?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот вижу сейчас, иногда слышу с пейджера сообщения или по смс.

К.ЛАРИНА: Бывают зомби настоящие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот здесь у нас, в эфире?

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да я знаю, встречаю.

К.ЛАРИНА: Я тебе покажу потом, работают даже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Есть такой человек – как в анекдоте – и я его видел, да.

К.ЛАРИНА: Жутковатое зрелище. Знаешь, чего нельзя делать с зомби?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Что? целовать?

К.ЛАРИНА: Нет, смотреть в глаза.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, вот собаки, может, тоже какие-то зомбированные, потому что я знаю, что собакам нельзя в глаза…

К.ЛАРИНА: А кошкам тоже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, подожди, собакам иначе – ты должен, наоборот, ее пересмотреть, потому что если она тебя пересмотрит, она почувствует, что она главная. Ты должен смотреть так вот внимательно на собаку и, наоборот, ее зомбировать.

К.ЛАРИНА: Кошкам нельзя смотреть в глаза.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Почему? они тогда что?

К.ЛАРИНА: Не помню, что.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мышам? Поскольку я имею отношение к программе о животных, думаю, что надо будет сделать такую тему – Можно ли смотреть в глаза кошкам?

К.ЛАРИНА: «Те, кто смотрит некоторые передачи, не лучше тех, кто их создает и показывает».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да безусловно. Нет, я думаю, что они лучше как раз. Не НЕ лучше, а лучше тех, кто создает и показывает. Потому что те, кто создает и показывает, это абсолютно делают прагматично, цинично, и в общем, они понимают, что это их курица, несущая для них золотые яйца, а то, что вокруг огромное количество людей с неустойчивой психикой, и они на полном серьезе это все… это мы можем смеяться и говорить «попробуем создать эффект собственного отстранения и не воспринимать это как реальность, и тем более за чистую монету, а есть огромное количество людей внушаемых, которые потом это обсуждают, которые потом начинают шарахаться от собственных соседей, а потом еще, не дай бог, потому что там же разные темы – «Мой друг маньяк»…

К.ЛАРИНА: Я тебя умоляю, у нас тут полно таких людей, которые пишут нам письма, что их облучают соседи каждый день.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Естественно. Я более того скажу – у меня подруга делала документальный сериал про отделение милиции, и вот она там снимала огромное количество людей, которые приходят к милиционерам жаловаться вот с такого рода жалобами. Притом уже милиционеры научились с ними разговаривать, что вот возьмите коробочку, поставьте, и тогда это минимизирует эффект.

К.ЛАРИНА: Да-да, это в серале «Улицы разбитых фонарей» была эта тема.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А я тебе говорю, что и в реальности тоже было.

К.ЛАРИНА: Два раза в год случаются обычно такие обострения. Вот сейчас как раз тот самый период – переходный от весны к лету. Будьте осторожны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот тем более. Нет, осторожны в смотрении, а не в хождении по улицам. Хотя, я тебе говорю еще раз, что, наслушавшись такого всякого ужаса, если, опять же, у тебя есть некоторые проблемы с психикой и обострения случаются, реально кого-нибудь принять за зомби или еще за кого-то и просто взять и шарахнуть топором. Поэтому это небезопасные штучки, и об этом говорят многие психологи, что кошмарить население – это очень опасная вещь.

К.ЛАРИНА: Мы переживали этот период. То, что было тогда с Кашпировским, эти сеансы массового гипноза…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это другое, это как раз наоборот – это успокоить население.

К.ЛАРИНА: Чумак с водой, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да, это успокоить. Другое дело, что ведь тоже огромное количество людей в это верило, подсаживалось, сходили с ума, вертели башками, эти банки выставляли пятилитровые… но это тоже тогда же было ощущение…

К.ЛАРИНА: Средневековья.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, мракобесие и средневековье. Было письмо ведущих ученых из академии наук на телевидение, которые как раз говорили о том, что такие штучки небезопасны, если не сказать, что очень опасны, не говоря уж о том, что просто человек может запустить какое-то заболевание, если ему кажется, что он приложил тряпочку, смоченную в воде, и там рассосалось.

К.ЛАРИНА: А помнишь, он операцию проводил без наркоза?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но тут тоже поди пойми, что это было.

К.ЛАРИНА: Гипнотизировал за миллион километров.

И.ПЕТРОВСКАЯ: в Киеве.

К.ЛАРИНА: Ее по телевизору показывали, а он ее сидел в Москве гипнотизировал, она говорила, как ей хорошо, а ее в это время резали, помнишь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, а потом был какой-то материал, где она же, эта женщина, которую резали, говорила, как ей было больно на самом деле. Но во всем этом все равно есть элемент обмана, потому что если человека по живому резать – там была какая-то полосная операция, – то он не может, просто сжав зубы, терпеть ради того, чтобы поспособствовать…

К.ЛАРИНА: Видишь, ты поверила, что Кашпировский заколдовал ее, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не в этом дело. Я не верю ни Кашпировскому, ни тетеньке. Вот и все.

К.ЛАРИНА: Ей просто наркоз сделали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Или был наркоз, или не было операции. Не знаю. Во всяком случае, в других сюжетах эта женщина скрывалась от корреспондентов. В общем, история нечистая. Точно так же, как оживление мертвецов. Помнишь, были все эти?..

К.ЛАРИНА: Короче, не верьте вы телевизору, не надо ему верить никогда!

И.ПЕТРОВСКАЯ: В этой вот ипостаси телевизионной…

К.ЛАРИНА: Да ни в какой. А в какой можно? В новостях?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в каких-то новостях очевидно да – вот сегодня произошло то-то и то-то.

К.ЛАРИНА: Вот уже не верю абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, затонул там какой-то теплоход – ну как тут не верить?

К.ЛАРИНА: Не знаю, надо все перепроверять по тысячу раз.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну перепроверяй – есть возможность и разные источники…

К.ЛАРИНА: Даже когда вам говорят «Добрый день», не верьте!

И.ПЕТРОВСКАЯ: На самом деле, посмотрите на улицу и увидите – там зомби обступают, и видно, что никакой не добрый день.

К.ЛАРИНА: Можно, я еще включу телефон?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

Слушатель: ….

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это вот зомби.

К.ЛАРИНА: Наслушался.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Алло, здравствуйте, это Кирилл из Рыбинска.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте, Кирилл.

Слушатель: Я в продолжение темы насчет зомби хотел сказать, что меня беспокоит засилие ведущих, которые мне напоминают – я имею в виду, на Первом канале федерального телевидения, - киборгов-андроидов таких, особенно в программе «Время» - вы, может, включаете. Такое ощущение, вот раньше были фильмы ужасов такие – как будто инопланетяне захватили Землю и вселились в них…

К.ЛАРИНА: Кирилл, а вы не смотрите НТВ+, канал «Вести»?

Слушатель: Нет, НТВ+ у меня нету.

К.ЛАРИНА: Вот там, знаете, там появились новые, молодые, которые, видимо, там тренируются, на спутниковом канале. Вот там такие есть лица – вообще, ну просто зомби, действительно.

Слушатель: Ну вот в программе «Время» - там есть киборг женского рода, а есть киборг мужского рода.

К.ЛАРИНА: Понятно. Спасибо вам, Кирилл, за наблюдение. Про «Вести» я вспомнила – они, правда, там тренируются, молодые совсем люди. Во-первых, они не моргают. Новый тип ведущих – они не моргают. Кстати, точно, наверное, какие-то андроиды. Может, они не едят, не пьют? Не знаю. Не спят? Не моргают вовсе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну а может, это и не люди вообще?

К.ЛАРИНА: Нет, их выдает иногда неправильное ударение. Один человек, буквально вчера, в течение двух часов рассказывал про Знамя Победы, которое утвердили, копия, и говорил – «Знамя представляет собой красное полотнИще», «в углу полотнИща расположены серп и молот», потом прошел час, он опять вышел, и уже у него «полотнИще» стало «полОтнищем», и я поняла, что его поправили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, если это такие вот роботы, то не исключено, что программу им просто неграмотный редактор задает – тогда и «полотнИще».

К.ЛАРИНА: Может быть. Потому что вот еще интересное наблюдение: у них прямые включения с ньюсмейкерами, разговаривает этот же ведущий, про которого я говорю, фамилию не помню, с Владимиром Лукиным, задает ему огромный, много… как это называется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Многоструктурный.

К.ЛАРИНА: Многоструктурный вопрос, такую конструкцию неподъемную, с цитатами, и в конце – «тенденция», и знак вопроса ставит. Лукин слушал-слушал, а потом говорит: «Вы знаете, я что-то плохо слышу – можно еще раз повторить?» Секунда была ужаса, мелькнувшая в глазах, но потом, видимо, отмотали назад то, что он произнес,…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Телесуфлер. Ну конечно.

К.ЛАРИНА: Да. И он слово в слово с той же самой интонацией всю эту композицию повторил на бис, понимаешь? Вот! Вот это я понимаю – профи, люди. Я таких не помню. Где-то их делают? Где? на журфаке? Где делают таких?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я думаю, что сегодня такое есть количество учебных заведений, где делают, как ты выражаешься, людей…

К.ЛАРИНА: Гвозди бы делать из этих людей!

И.ПЕТРОВСКАЯ: …которые могут по каким-то, им одним или их преподавателям ведомым качествам, работать на телевидении. Огромное количество заведений, далеко не только журфак. Я думаю, что даже журфак, по нынешним временам, как раз в меньшей степени делает таких вот киборгов, или как там?

К.ЛАРИНА: Спрашивали про «Соньку – Золотую Ручку», я не смотрела. Ты смотрела этот сериал?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Эта «Сонька», к несчастью, угодила как раз в эту тяжелую скорбную неделю. То, что я видела, мне показалось ужасно как-то… я знаю, что многие люди с удовольствием смотрели, но мне лично… там актриса неплохая, главную роль играющая… но я давно не видела так плохо снятое, на мой взгляд… знаешь, вот в начале 90-х было такое кино, которое, было ощущение, что снято, называлось «на видеокамеру»…

К.ЛАРИНА: Home-видео такое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже не home, с плоской картинкой.

К.ЛАРИНА: Как Вита говорит, «корпоративное кино».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Именно я имею в виду чисто технически. Мне было его как-то неудобно смотреть. Все-таки мы как-то привыкли, что даже если полная лабуда, она все равно снимается, как кино. А тут ощущение, что это снято… не могу объяснить даже… как, опять же, в старой стилистики, только это никоим образом не имеет отношения к телетеатру, но когда такая вот плоская картинка. Я не знаю, как это объяснить.

К.ЛАРИНА: А я тебе скажу. Мне кажется, это не зависит от количества вложенных денег. Это все-таки мастерство чье-то.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, это зависит от того, на чем это снимается – на пленке или это снимается на видео – это большая разница, кстати, разница просто в изображении. Но это точно, по-моему, снято не на пленке, или как минимум, бывало, что снималось на видео, а потом переводилось каким-то образом. Я сейчас, может быть, произнесу какую-то неправильную вещь, потому что я технически полный идиот, но я понимаю при этом, что эта вот плоскость, необъемная картинка, и мне это очень мешало воспринимать все это. Хотя говорю, знаю, что многие очень на это кино подсели.

К.ЛАРИНА: А вчерашний «Закрытый показ»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ой, «Закрытый показ» я крайне приветствую, потому что, во-первых…

К.ЛАРИНА: Только очень поздно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поздно, да. Но это называется штучка на любителя такая. Во-первых, здесь, конечно же, показывается не это коммерческое кино, которое часто за очень большие деньги, тем не менее, снято по определенным законам, и в общем, к искусству не имеет отношения. То, что здесь показывается, когда-то это имеет отношение к большому высокому искусству, когда-то, может быть, не имеет, но в любом случае это дает повод и поговорить об искусстве и о кино, и о задачах искусства, а также о том, как преломляется все это в кино, о реальности в том числе. То есть для меня это разговор осмысленный, потому что очень забавно вчера было наблюдать, как к кино предъявлялись претензии такого рода, что на самом деле оно не отражает сполна жизнь в российской глубинке, там дальше один товарищ…

К.ЛАРИНА: «Свободное плавание» вчера был.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Хлебникова. …договорился, что это поклеп на русский народ.

К.ЛАРИНА: Ну, это мы любим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, причем это человек, который был заявлен как философ или какой-то журналист. Я, правда, его первый раз вижу.

К.ЛАРИНА: А кто это?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Молодой человек, но вот он это нес. Но это, конечно, тоже какая-то изюминка в этом разговоре, хотя, может, и не очень приятная, сморщенная, а в целом там всегда очень убедительна и хороша Любовь Аркус, главный редактор журнала «Сеанс» питерского – это журнал о кино. Действительно, прекрасный журнал. Там очень хорошо делают корреспонденты этого журнала некую историю вопроса – как вчера, например, герой в разное время – каким он был. Да, и там исключительно на месте оказался Александр Гордон.

К.ЛАРИНА: Как ведущий, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как ведущий. Потому что он понимает, о чем речь, ему интересно об этом говорить, он берет всегда шире, чем просто разговор о конкретном кино. Ну, в общем, если говорить об успехах этого сезона, - он скоро закончится, и придется так или иначе подводить его итоги…

К.ЛАРИНА: Вот эта передача явно, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: На мой взгляд, да, и для меня, и я думаю, что и для руководства канала, это некое оправдание той лобудище, которая появляется в большом количестве. Лобудища – это, я даже сейчас говорю, не обязательно со знаком «минус», но просто огромное количество шоу-шоу-шоу, развлекалово-развлекалово…

К.ЛАРИНА: Кстати, из телесобытий если сейчас говорить, вот уже телесезон кончается…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот это вот для меня телесобытие, потому что, повторю, там собираются люди, не обязательно медийные, хотя среди них, конечно, должны присутствовать и медийные…

К.ЛАРИНА: Главное – кино ты видишь человеческое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И плюс – ты смотришь кино, и смотришь, как правильно всегда заявляет Гордон, хотя потому – там всегда в начале обсуждения об этом речь…

К.ЛАРИНА: Стоит смотреть или не стоит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, почему вам стоит посмотреть это кино. Хотя бы потому, что сидя уже по другую сторону, принять участие в этом обсуждении, которое зачастую бывает интереснее самого кино. Я не хочу сказать о вчерашнем фильме, потому что вчерашний мне показался очень любопытным, но даже если так, ты все равно присоединяешься к той или иной позиции, ты сам… ну, в чем, собственно говоря, смысл этих обсуждений? Тебе нужно сверить впечатление.

К.ЛАРИНА: Мне, конечно, ужасно жалко, что я это не смотрю, потому что очень поздно. Я иногда кино досматриваю, а дальше… часа в три, наверное, заканчивается?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вчера в три.

К.ЛАРИНА: Жалко, жалко. Но всем завидую, кто это делает.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тебе буду пересказывать время от времени.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Ирина Петровская и программа «Человек из телевизора». Спасибо всем нашим слушателям и до встречи.