Купить мерч «Эха»:

"Лауреат ТЭФИ "За личный вклад в развитие российского телевидения" Александр Масляков". - Владимир Семаго, Анатолий Лысенко - Человек из телевизора - 2004-09-11

11.09.2004

К.ЛАРИНА - 11 часов 13 минут. Здравствуйте, еще раз! У микрофона Ксения Ларина. Начинается наша телевизионная радиопрограмма. Напомню, что это цикл, который мы представляем вот уже несколько недель, по-моему, уже второй месяц пошел. Цикл, посвященный лауреатам премии ТЭФИ 'За личный вклад в развитие отечественного телевидения'. У нас сегодня, по идее, должен быть Александр Масляков, но, к сожалению, не смог он к нам прийти или не захотел - уж, не знаю, но мы решили воспользоваться моментом и поговорить не столько про Александра Маслякова, сколько вообще про это удивительное мероприятие, которое называется Клуб веселых и находчивых - КВН. Программа-ветеран, программа - абсолютное ноу-хау советского телевидения в ту пору, которая перекочевала в новую жизнь и худо-бедно - именно так - держится еще на плаву. Что-то удачно, что-то не очень, но, тем не менее, программа выходит, огромное количество поклонников у нее. Участники и бывшие участники становятся профессиональными телеведущими, профессиональными артистами, профессиональными журналистами, профессиональными чиновниками. Но вот есть еще и молодые люди, которые и сегодня с удовольствием играют в эту игру и не только на территории бывшего Советского Союза, но и, по-моему, во всем мире. Но, как и впрочем, программа 'Что, где когда?' Точно такая же у нее популярность в мировом масштабе. Сегодня у нас в гостях Анатолий Лысенко, президент международной академии телевидения и радио. Здравствуйте, Анатолий Григорьевич!

А.ЛЫСЕНКО - Здравствуйте!

К.ЛАРИНА - И Владимир Семаго, которого надо, наверное, представить как предпринимателя и бизнесмена в настоящем времени, но, а если говорить о недавнем прошлом - это и политика, это и Государственная дума, это и продюсер в кино. Фильм, давайте вспомним, 'В августе 44-го', потом, по-моему, 'Ворошиловский стрелок', тоже.

В.СЕМАГО - Да.

К.ЛАРИНА - Только как актер там принимали участие, следователя играли такого противного, да? Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.СЕМАГО - Добрый день!

К.ЛАРИНА - Ну, и прямое отношение к теме сегодняшнего дня, безусловно, к теме сегодняшней передачи - Владимир Семаго играл, очень активно в КВН. Это был конец 60-х?

В.СЕМАГО - 67-ой год я начал.

К.ЛАРИНА - 67-ой год. Напомню, что у нас идет игра, которую мы затеяли в течение этого цикла. Игра очень простая. Вам нужно ответить на наш вопрос на пейджере. Напомню пейджер 974-22-22 для абонента 'Эхо Москвы'. Мы вам начисляем там всякие очки. Сегодня вновь по 3 очка получит каждый, кто правильно ответит на наш вопрос. И в конце этого цикла определится победитель. Он будет один, совершенно один. И победитель получит у нас бесплатно комплект НТВ-плюс. Я думаю, что любому поклоннику телевидения эта вещь понадобится.

В.СЕМАГО - А участники передачи не играют?

К.ЛАРИНА - Нет, к сожалению, не играют. Не играют. А вопрос простой для тех, кто хорошо знает историю отечественного телевидения: в каком году впервые вышла в эфир программа КВН? Причем, наверное, в ту пору это был прямой эфир?

А.ЛЫСЕНКО - Прямой, конечно. Тогда другого не было.

К.ЛАРИНА - В отличие от сегодняшнего дня. Сегодня, к сожалению, прямого эфира практически нет. Сегодня прямой эфир только на радио 'Эхо Москвы'.

А.ЛЫСЕНКО - Первый конец КВНа, первый провал - это была запись, когда появилась запись.

В.СЕМАГО - И после этот закончилась эпоха прямого КВНа.

К.ЛАРИНА - А что случилось?

В.СЕМАГО - В 70-м году посчитали, что она, наверное, очень

А.ЛЫСЕНКО - Но была запись. Когда появляется запись, понимаете, всегда же возникает вопрос поправить.

В.СЕМАГО - Последние игры у нас были, когда мы играли, я помню, с Одессой и с Баку. Запись шла с промежутком от реального времени в два часа. Просматривалась.

А.ЛЫСЕНКО - Тогда монтировать нельзя было. Можно было записать и была такая технология, называлась 'переход с поста на пост'. Ну, представьте себе два магнитофона, с них воспроизводится. Нужно выкинуть кусочек. Один магнитофон останавливается, переходит на другой магнитофон.

К.ЛАРИНА - Но мы так же работали на заре радиостанции 'Эхо Москвы'. Точно так же.

А.ЛЫСЕНКО - Но монтажа тогда еще не было, поэтому был дрыжок, назывался, т.е. кадры просто дергал.

В.СЕМАГО - Скачок. У нас в кино называется - скачок.

А.ЛЫСЕНКО - Пока этого не было, была система следующая: магнитофон останавливался, камера переходила на студию. На студии перед камерой сидела девушка с задумчивым лицом. За кадром сидел смех, и переходили на следующий магнитофон. Девушка была у нас помощник режиссера, Лена Сылко. Она очень любила эти моменты, поэтому ее называли 'лицо советской цензуры'. Когда появлялось это лицо - значит, обязательно что-нибудь там вырезалось.

К.ЛАРИНА - Ну, давайте вернемся все-таки к истокам этой передачи, раз уж мы начали такие воспоминания в эфире. В принципе, ради чего она появилась? Это что было тогда - сатира? Это что была - попытка намека, что называется, да, а что на самом деле. Или нет?

В.СЕМАГО - Первоначально это была просто игра людей, которые хотели играть.

К.ЛАРИНА - Серьезно? Потому что я-то помню свои воспоминания, первые КВНовские, конечно же. А! Какая шутка потрясающая! Мы-то понимаем, про что он пошутил!

А.ЛЫСЕНКО - Вы знаете. Все забывают, что КВН несколько лет выходил по второму каналу. И надо сказать. Вот я недавно пытался вспомнить, какие конкурсы там были. Редкие по дурости были конкурсы. Я помню:

В.СЕМАГО - Стакан воды на голове пронести.

А.ЛЫСЕНКО - Да, конкурс носом закатить шарик бумажный. Ну, вот студенческие, как там играют на подоконнике. Это была нормальная игра, шуточная игра, которая - гениальность изобретателей, которые ее сделали - что в нее была заложена возможность самосовершенствования. И она самосовершенствовалась с жизнью.

В.СЕМАГО - Тут еще одно нужно добавить. Ваша реакция по поводу того, что о! КВН - это что-то такое, что - язык Эзопов.

К.ЛАРИНА - Да, да, да!

В.СЕМАГО - А на самом деле совершенствование КВНа и стало за счет того, что люди начали понимать, что в рамках этой игры можно сказать:

К.ЛАРИНА - Можно кое-что сказать.

В.СЕМАГО - Отсюда обратная волна от зрителей. Они уже садились и слушали, а что можно сказать, и радостно улыбались, когда что-то слышали.

А.ЛЫСЕНКО - Но Вы знаете, это еще и эпоха. Это ведь удивительная эпоха 60-х годов, когда народ все время искал подтекст. Он, значит, слушал внимательно и часто находил подтекст там, где у автора его и не было. И автор сам узнавал о своем подтексте, только после того, как это выходило в эфир. В свое время была, блестящий был спектакль 'Кляксы'. Это был единственный спектакль, где участвовали Миронова, Менакер и Афанасий Белов. Вышло в эфир, по-моему, всего было показано 5 спектаклей или 6 спектаклей, после чего закрыли навсегда. Гениальный спектакль! Ничего на нашей эстраде более остроумного и злобного. Ну, одна фраза, что дача сгорела из-за плохой изоляции. И идет страховщик, говорил: 'Товарищ! О чем Вы говорите! Наша изоляция - лучшая изоляция в мире!' Это сейчас, ну, вот, он сказал - ну, кто усмехнется. А тогда зал ревел от восторга. Это там была хорошая фраза, обращенная к зрителям: 'Вы еще недостаточно выросли для того, чтобы понять насколько вы выросли'. Вот это 60-е годы.

В.СЕМАГО - Могу добавить. У нас было домашнее задание, очень интересное. Называлось оно 'Интерштаны-69'. По сути своей это была очень злая едкая такая пародия на всякую показуху, которая доминировала в России. Советский слон - самый большой в мире. И все прочее, прочее. У нас была там такая фраза, например: представитель Центральной Гибонии, побывав в Вашингтоне и Бонне, он сказал, что вопрос штанов для Гибонии очень нов. Ну, это как бы вот такие вещи, которые естественно, люди сразу понимали, о чем идет речь. Пришли, слезли с дерева люди и вот приехали к нам учить нас.

А.ЛЫСЕНКО - Даже если не было - она домысливалась.

В.СЕМАГО - Или когда придумывалось о самородках, о как тонко! Мы-то знаем, что такое самородки.

К.ЛАРИНА - Ну, конечно. Было даже ощущение, что это там есть даже целая плеяда диссидентов в экране. Так оно и было.

В.СЕМАГО - Вообще, долгое время КВН был такой национальной еврейской игрой. И, как Вы понимаете, диссиденты в большинстве своем вышли оттуда. И диссидентство присутствовало. Хотя бы даже. Старый же был анекдот, будет ли коммунизм, спрашивают диктора по радио. Он делает так вот, мигает и говорит: 'Обязательно будет!' Вот КВН на этом всем строился. На подмигивании зрителю: 'Мы-то с вами понимаем! Что бы они там ни говорили, мы-то с вами понимаем'.

А.ЛЫСЕНКО - Ну, кстати, многие, кто уехал, они-то ведь и вывезли.

В.СЕМАГО - Да, и КВН-то ушел в мир из Советского Союза через ребят, которые уехали, в том числе и в Израиль.

А.ЛЫСЕНКО - В Израиль, в Америку. Вот недавно проходил там конкурс команд КВН.

В.СЕМАГО - Надо сказать, в нашей команде я был один блондин, единственный.

А.ЛЫСЕНКО - И Юра Родзиевский, Юра Макаров. Короли, короли.

К.ЛАРИНА - Ну, вообще, смотрите, из традиций, конечно, КВНовских, о которых мы сейчас чуть-чуть вспомнили, политика - она все равно осталась, чуть ли ни обязательным условием. Вот я иногда смотрю нынешние КВНы.

А.ЛЫСЕНКО - Сейчас, да. Сейчас, да.

К.ЛАРИНА - Ну, как сейчас. Ну, в течение последних, наверное, 10-15 лет.

В.СЕМАГО - С 86-го года, с возрождения.

А.ЛЫСЕНКО - Во-первых, возрождение. Понимаете, ведь как произошло? Все нападки на КВНы начались с того, что это была студенческая игра.

В.СЕМАГО - Не только.

А.ЛЫСЕНКО - Не только, пусть играют рабочие, ученые. Блистательная была команда Фрязина, которые, сейчас посчитать, в этой команде - сегодняшних несколько лауреатов и Ленинской премии, и даже членкоры, гигантская команда была. И вот все шел разговор, письма писали в редакцию, возмущенные зрители, я бы сказал про их определенные умственные способности, ну, ладно. Ветераны, в основном, правда, писали. Почему эти студенты - а это цитировалось, кстати, работниками Центрального Комитета партии, они же получали все эти письма - почему эти студенты учат нас жить? Понимаете. Как так! Я помню был министр высшего образования, Столетов, кажется, возмущался. Прислал письмо, что были выпады всякие против учебных программ. Отвечать приходилось, поэтому. Как это так, студенты учат нас жить. Это возмутительно. Рабочий же мог учить, бабушка была там колхозница, которая скульпторов учила, литераторов. Это можно. А студент - это такое:

В.СЕМАГО - Нет, Вы знаете, на чем, может, остановить Ваше внимание. Потому что подоплека того, что происходила, более знакома. Вот Вы сказали о Саше Маслякове. И ведь на самом деле, это человек, который создал сам себя. Я не пытаюсь из-за того, что его нет сейчас с нами в эфире, какие-то дифирамбы ему петь. Но человек, который крайне удачно воспользовался предложенными в этой жизни обстоятельствами. В этом отношении очень он для многих может быть примером. У него ведь далеко было не все благополучно. Ты помнишь же этот скандал, когда, сейчас уже можно рассказать.

К.ЛАРИНА - Это что?

В.СЕМАГО - Но был определенный момент, когда его отстранили от эфира, когда были сложности. Тем не менее, человек нашел в себе силы.

К.ЛАРИНА - А за что отстранили то?

В.СЕМАГО - А вот Толя может сказать.

А.ЛЫСЕНКО - С Сашей - это ведь особая вещь. Зная Саню 44 года, я могу сказать, что, конечно, у него есть фантастический дар. Первый раз, мы окончили институт и набирали ребят в свой студенческий театр. Ну, мы окончили институт, мы - инженеры, мы уже короли самодеятельности, тыры-мыры. Мы сидели с умными до идиотизма лицами и, значит, принимали приходящих. Вдруг вошел парень с прической совершенно не похожей на сегодняшнюю Санину прическу. Такие хорошие волосы волнистые. Он вошел и улыбнулся. И я себя поймал и посмотрел на всех окружающих, что мы автоматически, сбросив маски, улыбнулись. Это - фантастический Санин дар, фантастический! Я видел его в аудиториях академиков, я видел его в аудиториях рабоче-крестьянских. Он был, понимаете: Одно время он был - Шурик, ведь его звали все Шуриком. Он был - Сан Саныч. Сейчас он - Александр Васильевич.

В.СЕМАГО - Мы что-то заговорили о нем: был - не был. Он и сейчас сохранил все то, что есть.

А.ЛЫСЕНКО - Да. Вот он удивительно сохранил, приумножил, и он потрясающе выбрал роль. Ведь очень опасно, когда ведешь, были ведущие разные ведь у нас, там. Трудно не сыграть вместе. Поострить, пошутить. Санька никогда этого не делал ведь.

К.ЛАРИНА - Дистанция.

А.ЛЫСЕНКО - Он держит дистанцию. Хотя он умеет сказать фразу.

В.СЕМАГО - Там присутствует и ирония, и сарказм.

А.ЛЫСЕНКО - Как тореро, удар и - покойничек. Он умеет это, Саня, сказать. Но он никогда это не демонстрирует. Он умеет просто пасовать как в баскетболе.

В.СЕМАГО - Тут даже так, я прошу прощения. Человек очень хорошо регулирует ситуацию. Он ее хорошо контролирует, он хорошо ее оценивает. У него блестящая реакция на моментальную оценку. И люди иногда на передаче реагируют на него точнее, в своей оценке, чем нежели на свою собственную. Это тоже очень большое достояние внутреннее. Дать людям как бы посыл, на что и как реагировать. Причем абсолютно не давя, не педалируя, абсолютно.

А.ЛЫСЕНКО - Ни в коем случае. Вот очень интересно. Обратите внимание, он слегка ироничен. Он ироничен к команде, к себе и к жюри. Причем в равной степени.

К.ЛАРИНА - За что отстранили-то, расскажите.

А.ЛЫСЕНКО - Отстранили? Да, ну, была дурость.

В.СЕМАГО - Глупая достаточно история.

А.ЛЫСЕНКО - Все, кто работал на телевидении, все проходили через период опалы. Это - неизбежная вещь. Я уже не помню, что было, какая-то дурь.

В.СЕМАГО - Какая-то ерунда, сплетня какая-то.

А.ЛЫСЕНКО - То ли не там сказали, то ли что-то не там выступили. Но, в общем, его убрали из эфира. Это было основное наказание Сергея Юрьевича, из эфира убрать. И Саню убрали из эфира. Вот, кстати, тогда мы только поняли масштаб его влияния и популярности. Его отстранили от эфира, и в этот момент произошло ЧП с одним из игроков КВНа. По-моему, из одесской команды. Что-то его там арестовали. В общем.

В.СЕМАГО - С контрабандой что-то связано.

А.ЛЫСЕНКО - А у нас ведь народ - фантастический. Кого-то сбили, тогда же не рассказывали, как сейчас, в глянцевых журналах - о жене, о детях, о собачках, извините, о работе желудка, и прочее. А тогда все это было довольно таинственно. И вдруг суперпопулярный человек исчезает. Нет! И пошли слухи. Маслякова арестовали при переходе границы чуть ли ни с 5 килограммами бриллиантов. Причем надо сказать, что Саня выехал первый раз за границу по-моему в году:

В.СЕМАГО - В 80-ые.

А.ЛЫСЕНКО - В 80-ые. В Болгарию как-то. Значит, все. Задержали, арестовали, караул! Все! Его в эфире нет. И вот была потрясающая история. Мы приехали выступать в Электросталь. Была такая у нас традиция - редакция встречалась со зрителями. И привезли Сашку. Везли его, как, ну, наверное, как Королева перевозили, закутанного в шарф, чтобы никто не увидел. Привезли, и он был за сценой. И скоро ему выходить. Местный какой-то товарищ, директор клуба или кто, рассказывает мне, знаете, что у нас тут в Электростали, в тюряге ваш Масляков-то сидит. Что Вы говорите? Да, у меня брат там работает в тюрьме, он видел, как его выводили на прогулку. Он тут сидит. Я говорю, что, значит, сбежал. Он поворачивается и видит Сашку. Я такого не видел. Он стал заваливаться назад, теряя сознание. И я вышел и говорю, что сейчас хотел бы вам представить еще одного человека из нашей редакции. Вы его, наверное, хорошо знаете, ведущий одной из самых популярных передач - Алек:. Дальше я ничего не успел сказать. Зал встал - это была такая овация, наверное, минут 10. Санька вообще чуть не плакал. По-моему, он плакал. Он, правда, говорит, что нет, но, по-моему, плакал. Это было потрясение.

В.СЕМАГО - Очень интересная была ситуация у него, когда он ехал отстраненный от эфира, закутавшись в шарф. И когда ему таксист рассказывал его историю. Он говорит, я такого, конечно, никогда не слышал. Но он ему рассказывал очень подробно. А таксисты ведь это очень осведомленный народ.

А.ЛЫСЕНКО - И это было потрясение.

К.ЛАРИНА - История, помните, тогда тоже была очень популярная про тещу Аркадия Райкина. Помните? Что он там куда-то там, в гроб положил бриллианты.

А.ЛЫСЕНКО - Но информации не было, а хотелось. А Леонтьева, которая работала на английскую разведку? Жить же чем-то надо было. Скучно. Вот люди придумывали.

К.ЛАРИНА - Мы сейчас прервемся на выпуск новостей. Напомню, что сегодня у нас в гостях Анатолий Лысенко, Владимир Семаго. Мы вспоминаем историю КВН. Я думаю, что мы потихонечку доберемся до сегодняшнего дня и поговорим о качестве развлекательного вещания на сегодняшний день, и, конечно же, ответим на ваши вопросы обязательно, уважаемые друзья. Я напомню номер пейджера 974-22-22 для абонента 'Эхо Москвы' и телефон прямого эфира 203-19-22.

К.ЛАРИНА - Напомню, что сегодня в гостях у нас Анатолий Лысенко, Владимир Семаго. Мы вспоминаем КВН. Здесь у нас идут ответы на вопрос, который я вам задала: в каком году впервые вышла в эфир передача КВН. Ну, очень многие называют 61 год. Но, судя по тому, что нам сказал Анатолий Григорьевич Лысенко. Я все-таки ему доверяю, как патриарху. Это был 1958 год.

А.ЛЫСЕНКО - В 61-ом действительно на первый канал вышла, а до этого выходила по второй программе, которую тогда мало кто смотрел. Года три приблизительно выходила, с 58-ого года.

К.ЛАРИНА - 58-й год. У нас есть люди, которые и это тоже помнят. Я вас поздравляю, вы у нас на пути к главному призу. И еще один вопрос, даже, наверное, предложение. Наши слушатели просят очень вспомнить Алика Аксельрода, одного из авторов КВНа. Мы его не назвали. Я думаю.

В.СЕМАГО - Мы хотели как раз об этом говорить.

А.ЛЫСЕНКО - Вы знаете, КВН придумали три человека - Яковлев, Муратов, Аксельрод. Алик Аксельрод, Альберт Аксельрод был первый ведущий. Он вел, по-моему, лет 5 приблизительно. Он был еще и

К.ЛАРИНА - До Саши.

А.ЛЫСЕНКО - Да. Он был крупным ученым. Один из первых наших специалистов по использованию аппарата искусственного дыхания. Кандидат наук, он не успел защитить докторскую. Он рано очень умер. Кстати говоря, вот свидетельство двух типов ведущих. Алик был как бы ведущий - игрок. Он вел, и в то же время он играл, он и автор. Он и исполнял это все, потому что он был в свое время знаменитым руководителем, конферансье самодеятельности 1-го медицинского института. Арканов, Горин - оттуда вышла масса специалистов эстрадного жанра, кроме того, что врачей. Алик - очень интересный человек, и редактор, первый редактор КВН - Гальперина Лена. Потом уже Марьяна Краснянская, Марат Гюльбекян - те люди, которые тянули эти вещи.

В.СЕМАГО - Которые для нас были как бы небожителями, потому что от них очень многое зависело. Мы так предполагали для себя в тайне. Я не могу говорить сейчас за всех, но мы, например, всегда считали, что существуют какие-то интриги, кому-то подыгрывают, кому-то дают заранее возможность узнать. Естественно, этот ажиотаж. Были свои спецслужбы. Представляете, в КВНе были свои спецслужбы, которые должны были

К.ЛАРИНА - Разведать.

А.ЛЫСЕНКО - Подсылали. Должен сказать, что есть люди, которых я знаю, очень крупные люди сегодня, которых подсылали агентами подслушать, получить добавочную информацию. О, это было очень интересно!

В.СЕМАГО - Лена Сылко. Она пользовалась фантастической популярностью. Потому что в КВН играли, ну, не самые уроды. Может, не самые остроумные в этой жизни, но не самые уроды внешне. Я имею в виду ребят. И, конечно, вокруг Лены всегда вился рой. Она ощущала себя, и, наверное, это было справедливо:

А.ЛЫСЕНКО - Да.

В.СЕМАГО - Таким человеком, ну, принцессой крови, потому что столько внимания, сколько было перед играми ей и, пожалуй, наверное, Светке.

А.ЛЫСЕНКО - Света, да.

В.СЕМАГО - Это Сашина жена, и, конечно, был просто ажиотаж такой.

А.ЛЫСЕНКО - Вообще вот это явление. Белла Сергеева, режиссер, она шла - за ней шла Света Маслякова, тогда Семенова еще, Лена и Саша Селезнев. И вот эта вот четверка шла.

К.ЛАРИНА - Рассекала.

А.ЛЫСЕНКО - Потом появлялся как всегда опаздывающий Марат Гюльбекян, который никогда в жизни во время никуда не приходил. И это казалось, ну, эти-то люди знают. Ну, во-первых, они действительно знали команды, кто как выступает. А борьба шла. Я вам скажу, было такое письмо в редакцию из какого-то Обкома или Облисполкома, не знаю. В то время, как наша область заняла первое место в республике по надоям, команда КВН выступила крайне неудачно. Просим Вас вновь включить команду и обратить на нее особое внимание. Это становилось, в этом был залог, кстати говоря, неуспехов КВНа. Постепенно КВН из игры мальчиков и девочек, студенческой игры. Ведь гениальность КВНа, так же как гениальность 'Что, где, когда?' Кстати, как гениальность 'А, ну-ка парней', 'А, ну-ка девушек'. Вообще гениальность молодежной редакции телевидения, что все, что там изобреталось, выходило в жизнь. Это становилось формой организации свободного времени. Ведь по сей день

В.СЕМАГО - КВН в первую очередь.

А.ЛЫСЕНКО - В КВН играли от яслей чуть ли до

К.ЛАРИНА - Я Вам скажу, как человек прошедший от звонка до звонка все пионерские лагеря, все было через КВН. Т.е. там было два основных конкурса. Это - конкурс зримой песни, как сейчас помню. И КВН - обязательно. И карьера была сделана. Я дошла до капитана. Один раз, помню, даже лет 15 мне было, я была даже капитаном.

А.ЛЫСЕНКО - Я вам скажу, не буду называть фамилию, один из наших премьеров мне как-то с гордостью сказал, что я играл в КВН. Я, правда, был в команде по обслуживанию КВН, но и министры многие играли в КВН. Иногда даже и не узнаешь ведь, годы-то прошли.

В.СЕМАГО - Тут ведь еще КВН, что на мой взгляд рождало в человеке, воспитывало в человеке - это умение очень точно по щелчку реагировать на ситуацию.

К.ЛАРИНА - Реакцию.

А.ЛЫСЕНКО - Да.

В.СЕМАГО - И в жизни - это колоссальный плюс. Понимаете. Что и говорить, для многих из нас КВН - это была возможность пользоваться достаточно неограниченными возможностями, простите за тавтологию, в отношениях с девушками, конечно. Конечно, популярность была! Взять гитару, немножко прийти, попеть, рассказать. И это очень действовало, конечно, и КВНовцы всегда в институтской среде это были всегда, и девушки млели

К.ЛАРИНА - Не кажется Вам, что все-таки сегодняшний

А.ЛЫСЕНКО - Расскажу смешную вещь, не только девушки. Мой друг и всем известный Юра Родзиевский, который, пожалуй, из всех наших эмигрантов добился наибольшего успеха в Соединенных Штатах. Он уж 30 с лишним лет там живет. И добился успеха, и прекрасная фирма у него, и бизнес отличный. Он сам говорит, что он в значительной мере добился благодаря КВНу, потому что трижды, когда он был на краю обвала. Он говорит, вот было ощущение, что вот щелчок - 30 секунд, и вот за эти 30 секунд он прокрутил и давал правильный ответ. И он добился. И надо сказать, что почти все КВНовцы - достаточно успешные люди.

В.СЕМАГО - Ну, не все, конечно.

А.ЛЫСЕНКО - Но многие.

В.СЕМАГО - И тогда еще один момент, что рождал КВН для человека в личностном плане. Умение отреагировать на сегодняшнюю секунду. Мы очень часто говорим о каких-то вечных ценностях, что нам нужно привнести сегодня в фильме, в спектакле, чтобы люди потом долго. А вот КВН рождал так. И Вашу реакцию он поднимал, а это в бизнесе всегда очень точные, потому что партнерские отношения, переговоры. Всегда могли скомпоновать ситуацию на этот момент, которая давала на этот момент и развивать его дальше.

А.ЛЫСЕНКО - И в то же время работа в команде. Точно так же как Что, где, когда?

В.СЕМАГО - Конечно. Потому что мозги работали. Ведь все-время были мозговые атаки. А в юморе? Можете себе представить. Шутку создать с помощью 5-10 человек. Это было достаточно сложно. Но она оттачивалась

К.ЛАРИНА - Скажите, сегодняшний КВН. Он Вас, вообще, удовлетворяет? Это похоже на то, что было?

В.СЕМАГО - Меня в очень большой степени, потому что уровень иногда острот, они более раскованные, конечно, и более сосредоточенные на самих себе, и у них есть возможность говорить. То, чего не было у нас.

А.ЛЫСЕНКО - Я вам скажу, конечно, им сейчас легче, если разбираться. Я смотрю очень внимательно. И первую лигу, и высшую лигу, потому что мне интересно смотреть. И второго ведущего, которого я знаю с момента рождения, даже до еще рождения. Потому что Сан Саныч. Странно, что маленького Сашку всегда все с момента рождения звали Сан Саныч.

К.ЛАРИНА - Это речь идет о сыне Александра Маслякова.

А.ЛЫСЕНКО - Он вырос, и надо сказать, что он фантастически владеет вопросом. Почему, потому что ему можно сказать, слушай, вот в 91-ом году была встреча команды такой-то, такой-то. Помнишь?

В.СЕМАГО - Человек погруженный.

А.ЛЫСЕНКО - Он держит в голове все. А, понимаете, какая штука. Сегодня жизнь, к счастью, очень. Вот только что прочитали новости, какую блестящую вещь - памятник Дзержинскому в гипсе развалился. Его новенький делают в Белоруссии - это ведь сразу 4-5 тем.

В.СЕМАГО - Готовый КВН.

А.ЛЫСЕНКО - Что стало сложнее? Во-первых, повысилась требовательность к КВНу. Сегодня ведь от КВНа требуют не милой самодеятельности.

К.ЛАРИНА - А профессионализма.

А.ЛЫСЕНКО - А профессионализма. В этом есть и залог успеха, и залог опасности. Ведь в свое время, когда блистательно выступала бакинская команда, которая, по сути дела, я не хочу обидеть Юлика Гусмана, а он гениальный, конечно, капитан. Но ведь это была уже, как вам сказать. Это был молодежный театр.

В.СЕМАГО - Профессиональная команда. Это варьете было.

А.ЛЫСЕНКО - Профессиональная команда с привлечением всех сил республики. Это действительно, было привлечение всех сил республики. Республика работала на них. И по сей день, вот я недавно был. Ведь по сей день игроки КВН в республике, прошло столько лет, они остаются национальными героями.

В.СЕМАГО - Мобилизация ресурсов, я прошу прощения, это не самый худший вариант, потому что для качества он работает. Вопрос в другом. Сегодня критерии оценки хорошо - плохо, нравственно - безнравственно, к сожалению, несколько принижены. Мы не будем говорить о КВНе, но, например, на мой взгляд, ТНТ грешит, ну, такими вещами! Вот эта передача, которую Ксения Собчак натощак ведет, чудовищная. Или, например, у Трахтенберга на МузТВ. Я могу говорить это в эфире. Если он когда-нибудь со мной встретится, у него будут очень плохие впечатления от меня, я вам честно могу сказать. Это нельзя.

К.ЛАРИНА - Но ведь это востребовано. Вас это не пугает.

В.СЕМАГО - Нет, это насаждаемо. Не правда, это не востребовано. Это дает возможность показать людям, человеку, что ты - ничто, что ради денег с тобой можно делать все, что угодно.

К.ЛАРИНА - Они же идут на это.

В.СЕМАГО - А потому что мы не воспитываем, не говорим, Ксения.

А.ЛЫСЕНКО - В любом театре актер потерял брюки на сцене. Зал же будет умирать от смеха. Какой бы это ни был театр. Можно все строить на уровне, как говорится, юмор - ниже пояса. Надо отдать, вот, за что я благодарен Саше. Все-таки мы все должны быть ему благодарны, то, что в КВНе проскакивает в моменты репетиции, и пошлые все вещи - они же живут в мире. Если это можно у Трахтенберга, если это можно в Окнах, если это можно у Регины Дубовицкой, то почему нельзя им? Ребята, ведь самодеятельность. Правильно? Но очень жестко и Саша, и редакторская группа, которая там работает, они жестко обрубают пошлость. И в КВНе пошлость присутствует, наверное, в наименьшей степени из всех развлекательных программ. Хотя на ней зарабатывают популярность.

В.СЕМАГО - Причем, знаете, вот еще одно занимательное явление. Когда Саша что-то делает, очень часто его показывают в тот момент, когда острота ниже пояса.

К.ЛАРИНА - Это видно по его лицу, конечно.

В.СЕМАГО - И это уже оценка. Это избавляет КВН от этих вещей, потому что они понимают, что, то, что Маслякову не нравится - действительно нехорошо.

К.ЛАРИНА - Согласитесь, что все-таки качество юмора очень сильно изменилось за годы свободы. В чем тут дело, я не очень понимаю, не очень понимаю, что насаждается. Кто это делает?

В.СЕМАГО - Я могу даже сказать. Вот, на мой взгляд, анекдот, который вышел из кухни, сальный, не очень красивый, рассказанный в бане, рассказанный в подворотне, рассказанный во время пьянки, вышел на простор, на свежий воздух. Вот что было самым неприятным. И никто не сказал, что, то, что говорится между тремя мужиками в курилке, нельзя говорить с экрана. Вот эту разницу никто теперь не чувствует. Вот это, наверное, одна из основных проблем.

А.ЛЫСЕНКО - Ведь вы понимаете, какая штука. Вот, как вам сказать. Игра без правил. Вот есть - бой, бокс, а есть бокс без правил, игра без правил, бой без правил. Бой без правил более грязный, более: Хотя он какие-то нутряные вещи человека зацепляет. Кровь, сопли, слезы. Да.

К.ЛАРИНА - Все настоящее.

А.ЛЫСЕНКО - Да. Но классический бой. Те же выходят братья Клячко - это жестоко, это трудно, но это отточенный бой, в котором удар ниже пояса, удар грязный он сразу. Сегодня есть игра без правил, которая, к сожалению, воспитывает зрителя. Возьмите очень странную вещь, я недавно поймал это. Вот крутят передачи 'Вокруг смеха' старые. Можно смеяться - можно не смеяться, хотя там отточено, отобрано. Цензура иногда во благо бывает.

К.ЛАРИНА - Конечно, вкус был безупречный.

А.ЛЫСЕНКО - Да, да, да. И умение обходить. Обходить можно было препятствия. Можно ведь пройти, снести препятствие, как сегодняшние. А можно его обойти так, что ты плечиком коснулся чуть-чуть, но прошел. Не нарушил. И вот меня что убило - кадры, которые вырезают перебивками - зал. Мне, например, лично всегда интересно посмотреть на зал. Вот посмотрите зал 'Вокруг смеха' и сегодняшний зал на Аншлаге

К.ЛАРИНА - На Петросяне.

А.ЛЫСЕНКО - На Петросяне, на Степаненко, не к ночи будь сказано или даже не к обеду будь сказано. Хотя талантливые люди, ведь. Я не могу сказать, талантливые люди.

К.ЛАРИНА - Так ведь и зал. Ржущий зал, который ржет. Неприятно.

А.ЛЫСЕНКО - Там тоже ржущий, но там люди помирают от смеха, там хохочут. Но посмотрите, какие-то лица светлые. Ну, я не знаю. А здесь видны сразу все недостатки нашей стоматологии и видно, где хранится золотой запас страны. Вот ржущий, почему-то потный зал.

В.СЕМАГО - А еще знаете, меня что очень часто задевает сегодня? Обилие порнографии. Причем не в том понимании, которое классическое, а порнографии духа, порнографии нравственности. Вот эти все передачи про любовь, когда детей заставляют заниматься, я извиняюсь, интимными, так сказать, отношениями у вас на глазах. И вот этот вот баласт, что сейчас вам покажут, почти перейдут грань, заставляет людей выглядеть как животные. Как мы к обезьянам в вольере приходим. И вот этих детей. Строится дом. Я не знаю, что президент думает по поводу страны. В его посланиях, как правило, мораль, нравственность очень в ограниченном варианте присутствует, во всех его речах и выступлениях. На мой взгляд, это большая государственная ошибка сегодня. Нельзя создавать обстоятельства, при которых люди теряют. Где был порок - теперь там нравы, говорил Сенека. Вот сегодня это присутствует на телевидении и это основная проблема сегодняшнего дня для телевидения.

К.ЛАРИНА - Я не думаю, что все равно в этом виновата власть. Мне кажется, что мы в этом виноваты гораздо больше. Мы виноваты, общество в этом виновато

А.ЛЫСЕНКО - Есть же внутренне самоограничение.

В.СЕМАГО - Нет его сейчас. Значит, власть должна.

А.ЛЫСЕНКО - Нет, власть не может включить внутреннее самоограничение.

К.ЛАРИНА - Нет, тут другое произошло. Давайте вспомним, если уж мы сравниваем тогда и сейчас. Ведь раньше было человеку стыдно признаться, что он любит какую-то дурную литературу, либо дома слушает дурную песню. Он понимал, что это пошло и дурно, понимал, что вслух как-то об этом говорить не прилично. Сегодня - это как бы нормально, сегодня это побеждает.

В.СЕМАГО - Тем не менее, власть - это как бы инструмент, который создает общество для регуляции, для саморегуляции внутри себя. Вот если власть рассматривать так, то этот механизм не работает совсем. В России всегда выбирают властителя, он будет нами руководить. Европейский, мировой уровень понимания власти - это структура, которая помогает нам жить в этой ситуации. У нас этого нет. И отсюда отношение к власти должно быть несколько иное.

К.ЛАРИНА - У нас во власти мало пошляков? Нет, вы знаете, как вы говорите, студенты будут меня учить. А это как в том анекдоте, эти люди будут назначать ковырять в носу.

А.ЛЫСЕНКО - По-моему, произошло вот что. Очень простая штука. Мы росли, во-первых, в достаточно закрытом обществе. Раз. А сказать, что мы были эталоном морали и нравственности.

В.СЕМАГО - Нет, но дома, дома.

А.ЛЫСЕНКО - Дома, да, дома, но мы, во-первых, всегда знали границу и - где, где. Хотя святыми не были. Так как пили мы, наверное, сегодняшние студенты не пьют, это точно. Я общаюсь со студентами и вижу, что им близко не снится то количество. Другое дело, что они все время сосут пиво.

К.ЛАРИНА - И пили, и матерились - все это было

А.ЛЫСЕНКО - Все было. И по сей день материмся. Слава Богу. Но, во-первых, это не было принято с экрана, это не было принято при женщинах. Затем был набор ограничений, воспитанных даже нашей литературой. Русская литература не знает по сути дела порнографии. Ну, кроме там Баркова и сказок Афанасьева. Но это же так называемая потаенная литература. И это взорвалось, вот вдруг. То у нас секса нет, как говорила героиня передачи, и вдруг выяснилось, что за 3 месяца, за 4, за 5, за 6 месяцев - ребята - все можно. Ну, на запретное кинулись все. Меня вот утешает. Я всегда наблюдаю в книжных магазинах, вокруг каких полок народ шебуршится. Вспомните 91-92-й год. Ой, эротика, ой! Сегодня не-а! Все наелись. Телевидение - оно оказалось отстающим. Но даже меня пугает не эротика, ее мало, кстати, на телевидении.

В.СЕМАГО - А я, кстати, не эту порнографию имел в виду. Я порнографию духа имел в виду.

К.ЛАРИНА - Сейчас я вам расскажу про порнографию духа.

А.ЛЫСЕНКО - Вот что самое противное. Вот я смотрю 'Дом-2'.

В.СЕМАГО - Ужасная просто передача.

А.ЛЫСЕНКО - Вот вы знаете, бесконечно сидят мальчики и девочки, которые увидели друг друга два дня тому назад.

В.СЕМАГО - И их заставляют здесь.

А.ЛЫСЕНКО - И за ними наблюдают как за шимпанзе.

К.ЛАРИНА - Я вообще даже не видела эту программу.

А.ЛЫСЕНКО - Это интересно иногда - воткнешь. Как вот знаете, есть такая телепрограмма на западе. Показывают - рыбки плавают весь день, но это успокаивающе. Я обожаю смотреть на рыбок. А тут - люди плавают.

К.ЛАРИНА - Я видела другую передачу. Называется она 'Поцелуй на вылет', на МТВ, по-моему, Тутта Ларсен там делает эту передачу. А там она сводила мальчиков-гомосексуалистов. Внешне - лет 15, хотя я понимаю, что они закон вряд ли рискнули переступить. Но вот. Мальчики гомосексуалисты друг с другом знакомятся, целуются прямо при тебе. В 5 часов дня в воскресенье.

А.ЛЫСЕНКО - А зачем это выносить на телевизор? Откройте газету любую, включая, 'Московский комсомолец'. Где - досуг. Мне всегда очень нравится, наша милиция провела фантастический рейд и разоблачила два притона. Показывают этих закрывающих лица девок.

К.ЛАРИНА - Вот видите, мы сейчас с вами пойдем уже дальше. Это как петелька - крючочек. Понятно, потому что тут уже можно поговорить и про то, что у нас игорные дома, извините за выражение, на каждом шагу. Владимир Владимирович знает.

В.СЕМАГО - Я был одним из основоположников и во время ушел оттуда.

К.ЛАРИНА - А что касается порнографии духа. Вот чем все это кончается. А потом мы удивляемся, почему мы такие. Вот я сейчас вам скажу, один пример приведу. По поводу событий, о которых мы с вами сейчас сегодня не говорим, несмотря на то, что мы находимся сейчас в это время, в этом месте, в этой стране, в этом городе. Порнография духа - то, о чем говорит Владимир Семаго. Разве не это порнография духа, когда нужно объявить официальный траур в стране, чтобы Ваши коллеги, Анатолий Григорьевич, там почесались, и что-то там изменили в своей сетке. А разве это не это порнография духа, когда они стали искать, чтобы такое поставить по теме, когда там уже детей взяли в заложники. Они там уже сидят в этом, уже первые трупы появились, и они по теме ставят 'Крепкий орешек' про заложников, с одной стороны, а с другой стороны, другой канал поставил 'Холодное лето 53-го года'. Т.е. это уже - не то, что там предел цинизма. Я вообще не понимаю, что в голове у этих людей, которые принимают такие решения.

А.ЛЫСЕНКО - Я не хочу защищать их, но, зная немного кухню изнутри, я могу сказать очень простую вещь. Во-первых, никто не готов к этому. Вот старое государственное телевидение, оно имело раз навсегда:

В.СЕМАГО - 'Лебединое озеро'.

А.ЛЫСЕНКО - Да, 'Лебединое озеро'. Концерты похоронные. Оно имело раз навсегда установленные нормы, по которым оно молниеносно

К.ЛАРИНА - Пара-тройка некрологов, которые всегда на всякий случай.

В.СЕМАГО - Записанные заранее.

А.ЛЫСЕНКО - Да. Заранее же писалось. Сегодня нет: а) запаса того, что можно поставить, и нет профессионализма.

К.ЛАРИНА - А мне кажется, что вот этот разврат тела, он потихонечку перешел и сюда уже. Про то, что говорил Булгаков, про разруху, которая в головах.

А.ЛЫСЕНКО - К сожалению, разврат тела есть и в репортажах, и в показе, когда журналист стремится рвануть, и вроде это - действительно профессия журналиста.

К.ЛАРИНА - Это все звенья одной цепи, Анатолий Григорьевич!

А.ЛЫСЕНКО - Донести быстрее, не пуская в себя. Я потрясен одной вещью, я ни разу не видел плачущего репортера. Вот удивительная штука. Любой человек должен плакать, ну, не может.

В.СЕМАГО - Эмоции бывают. В Беслане я видел эмоции.

А.ЛЫСЕНКО - Я видел на БиБиСи в трансляции, как плакал диктор, диктор в студии. Наши как-то вот разучились.

В.СЕМАГО - Но все равно, я считаю, не знаю насколько это может быть резюме, судя по времени. Все-таки власть, на мой взгляд, как инструмент должна сегодня, и президент, в первую очередь, должен серьезным образом обратить внимание на нравственность, уровень морали в обществе, уровень культуры и отношение культуры с той похабенью, которая сегодня заполонила.

К.ЛАРИНА - Но как? Кто поверит человеку? Я имею в виду не конкретного человека, не президента, а власти, если мы так говорим абстрактно, власти, которая врет. С какой стати, как она будет меня учить морали эта власть. С какой стати?

В.СЕМАГО - Правильно, надо менять людей во власти. Вот и все.

А.ЛЫСЕНКО - К сожалению, к сожалению, мы все время надеемся, что это решит президент, что это решит правительство. Ни фига это не может быть. Ну, не может ни один человек, ни 25, ни 30 решить, даже издав 25 указов о том, что нужно быть нравственными. Мы потеряли внутренний, который в каждом человеке сидит, внутренний ограничитель. Внутренняя какая-то программа.

В.СЕМАГО - Не могу согласиться, потому что есть Королевство Иордания, в которой король решает вопросы те, о которых я говорил. И личная ответственность руководителя страны или какого-то региона - колоссальна.

А.ЛЫСЕНКО - Ты не забудь, что Королевство Иордания объединено кораном, который включает в себя жесточайшую программу поведения.

В.СЕМАГО - Правильно, то, что мы говорим, отсутствие идеологии и нравственного порядка определяющего мир сегодня в России.

А.ЛЫСЕНКО - Но идеологию нельзя ввести, мы тоже все время об этом говорим, ввести указом президента.

В.СЕМАГО - Можно. Позовите меня министром по идеологии, я вам введу ее.

К.ЛАРИНА - Перестаньте, вот есть, мы опять возвращаемся к сегодняшним событиям. Попытались сейчас ввести практически указом эту идеологию. Давайте все вместе, давайте все вместе, сколько в этом фальши, сколько в этом пустоты, пустозвонства, если не сказать еще резче.

В.СЕМАГО - Возможна откристаллизация в результате всего этого.

К.ЛАРИНА - Да, может быть.

В.СЕМАГО - Но начинать надо.

А.ЛЫСЕНКО - Я вижу единственную возможность борьбы с терроризмом, извините, вместе. Ведь американцы - их можно обвинять в чем угодно, в стукачестве. Но они вместе борются. У них полицейские чувствуют поддержку.

В.СЕМАГО - Абсолютно точно.

А.ЛЫСЕНКО - И люди чувствуют поддержку полицейского.

К.ЛАРИНА - У нас пока, к сожалению, это не возможно.

А.ЛЫСЕНКО - У нас ненависть к ментам, а менты не доверяют и ненавидят

К.ЛАРИНА - Потому что Толбоева вчера избили.

В.СЕМАГО - Толбоева избили. Я знаю Магомеда - кристальный человек.

К.ЛАРИНА - Ну, смотрите, наш разговор уже уходит, как мне кажется в правильное русло. Но тут-то как раз нам приходится заканчивать программу. Большое спасибо, Владимир Семаго, Анатолий Лысенко.

А.ЛЫСЕНКО - Вот в чем плюс ТВ - он всегда успевает завершить, согласно сценарию.

К.ЛАРИНА - Тем не менее я вас приглашаю к продолжению такого разговора. Я думаю, что стоит об этом говорить, пока еще, слава Богу, здесь можно и есть место на земле, где можно об этом говорить - это радиостанция 'Эхо Москвы'. Спасибо вам, до встречи!

В.СЕМАГО - Спасибо!

А.ЛЫСЕНКО - Спасибо!