Купить мерч «Эха»:

Владимир Краснопольский - Человек из телевизора - 2002-07-13

13.07.2002

К. ЛАРИНА Надеюсь, о духовности мы тоже успеем сегодня поговорить, в гостях у нас Владимир Краснопольский. Здравствуйте, Владимир Аркадьевич.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Здравствуйте.

К. ЛАРИНА Который живет активной кинематографической жизнью, что радует, поскольку многие его коллеги так и не могут в себя прийти после начала новой капиталистической жизни. Вот Владимир Аркадьевич, которого вы прекрасно знаете, как одного из авторов, поскольку всегда две фамилии рядом стояли вот Краснопольский и Усков, да, "Вечного зова" и "Тени исчезают в полдень", "Ермак", наверное стоит назвать еще фильмы художественные "Неподсуден", а еще? Вот это то, что я помню, "Неподсуден" - один из моих любимых фильмов.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Фильмы "Самый медленный поезд", "Отец и сын", "Таежный десант", "Соучастие в убийстве". Полутелефильмы, полукинофильмы, это "Ночные забавы", "Ермак" естественно, вот это те кинофильмы. Вы знаете, мы недавно, переходя в "Золотой орел" к Никите Сергеевичу Михалкову, посчитали, сколько мы сняли фильмов. И вы знаете, у нас волосы, правда, не так уж много их у нас, но, тем не менее, мы с Валерием посчитали. У нас 15 названий, но если учесть, что каждая серия это, по сути дела, тоже фильм, то у нас 85 фильмов, понимаете, это действительно, по-моему, невмоготу, так сказать, нормальному режиссеру. Поскольку мы ненормальные, и нас двое, то, видимо, нам это удалось.

К. ЛАРИНА Но вот смотрите удивительная вещь. Я когда с Вами первый раз встречалась на телевидении, и в ожидании Вас я все гадала...

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Кстати, огромное спасибо, мне кажется, что получилась очень симпатичная передача.

К. ЛАРИНА Спасибо, мне очень приятно. Я все время думала, как выглядит Краснопольский? Наверное, какой-то дряхлый, дряхлый старец. Если вспомнить "Тени исчезают в полдень" - вообще там какой-то 1913 год. Оказалось, такой активный молодой человек, который не желает стареть никак, и мало того, снимает очень современные фильмы. Я хочу теперь перейти к фильмам, которые сегодня идут, вышедшие из-под вашего пера, это "Нина", сериал, который прошел, по-моему, на RenTV, и потом еще на каком-то большом канале, да, на "России"?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ РТР, да.

К. ЛАРИНА Сейчас Вы только что говорили, опять возвращаетесь к Виктору Мережко, уже автор, с которым вы работали, да, и делаете новое кино. Сейчас немножко про это расскажем сразу, что это за "Провинциалы" такие?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, мне очень понравилось, я чуть-чуть отвлекусь, мне очень понравилось, когда вручали приз братьям Товиани, и был один. И он сказал: "Я не режиссер, я полрежиссера". Я понял, что это надо взять на вооружение. Поэтому я сегодня тоже как бы в половинном составе здесь, поскольку Валерий Иванович занимается режиссерским сценарием нашего будущего фильма. Вы знаете, не только "Нина".

К. ЛАРИНА "Сыщики"?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, после огромного перерыва, у нас 4 года был простой после фильма "Ермак". Потом мы сняли фильм "Сыщики" у Владимира Досталя на НТВ. И мы очень благодарны ему, что он поверил в нас, и так сказать, пригласил нас снимать эту картину. Картина неоднократно уже прошла по каналам, потом была картина "Нина", она трижды прошла, уже за несколько месяцев трижды, как было приятно, что везде писали о том, что был самый высокий рейтинг. И сейчас пока пишется продолжение "Нины", пока Светлана Чуйкина, ставшая недавно матерью, с чем, я надеюсь, все мы ее поздравим.

К. ЛАРИНА Поздравляем, да.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, готовится к дальнейшим съемкам. Пишется сценарий второй части. А мы в это время вернулись к одному из наших авторов, Виктору Ивановичу Мережко, с которым мы снимали "Ночные забавы", трагикомедию.

К. ЛАРИНА С Евстигнеевым?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, в главной роли. Но это вообще была, я бы сказал, звездная картина. Однажды кто-то пошутил в газете, я не помню, по-моему, "Комсомольская правда", сказали, что в этот день астрологи давали не совсем правильные ответы, потому что все звезды Гафт, Евстигнеев, Алферова, Филозов все были заняты в этой картине, понимаете? Мы сейчас, он написал сценарий опять же для RenTV, нам очень нравится этот канал своей уютностью, и вы знаете, своим удивительным творческим настроем. Мы сейчас начинаем там картину, которая имеет рабочее название "Провинциалы". Это, как казалось, до безобразия старая и избитая тема, когда двое молодых людей, он и она, приезжают в Москву, завоевывать Москву.

К. ЛАРИНА А Вы провинциал, Владимир Аркадьевич?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Я провинциал, и Усков провинциал, и Мережко провинциал, очень много провинциалов.

К. ЛАРИНА Вы период завоевания переживали в юности, да?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Конечно, переживал, да. И когда мы проводили кастинг на главную героиню, девочку молодую, вы знаете, многие нам рассказывали буквально куски из сценария. И нам оставалось только почувствовать, как они это переживали.

К. ЛАРИНА То есть они рассказывали свою жизнь, да?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Свою жизнь, они приходили, а я когда ездил по институтам, смотрел, как проходят вступительные экзамены, абитуриентов просто по характеру посмотреть, как, что. Я у геолого-разведывательного института видел потрясающее просто для себя объявление, написано "Внимание абитуриентов. Приемная комиссия двойки не ставит". Вот вы знаете, это, по-моему, студентов, абитуриентов должно было радовать.

К. ЛАРИНА Ваше кино про сегодняшних провинциалов?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Про сегодняшний день, это сегодняшний день, как вот двое молодых людей, которых Москва тут же развела, в первую секунду на вокзале, они попали в милицию, их развели, и они на протяжении, по сути, всего фильма не могут найти друг друга. Представляете, что выпало девушке, которая приехала одна, у нее нет в городе никого, и у парня, который ее безумно любит, и вот сколько проходит всевозможных коллизий.

К. ЛАРИНА Мораль есть в этой истории?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Мораль есть, я не буду об этом говорить, не буду, но мораль есть, и я думаю, что нам, москвичам, даже будет немного стыдно, когда мы посмотрим финал этой картины. Надо быть, по-моему, добрее к людям.

К. ЛАРИНА Но вот давайте, мне просто интересно. Поскольку ваши претенденты на главные роли рассказывали о своей жизни, давайте немножко на Вашем примере вспомним, что такое провинциал. Сейчас-то уже прошло сколько лет, и Вы абсолютный, естественный и органичный москвич, наверняка многие вещи забыли из своей юности, когда Вам приходилось какие-то преодолевать преграды. Наверное, вот я не только имею в виду вот внешние обстоятельства, там жилье, безденежье и прочее, но и внутренняя какая-то ломка происходила. Было это?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, воспитанные в теплоте семьи, мы приехали их Екатеринбурга, мы с Усковым братья, мы жили, у нас на будущий год мы будем отмечать наше 140-летие, поэтому мы только полтора месяца были не вместе в нашей жизни. Поэтому мы держались всегда друг за друга, и нам это, безусловно, помогало во всем, мы чувствовали плечо друг друга в молодости, в учебе в университете уральском, во ВГИКе, в жизненных ситуациях, поэтому нам вдвоем было легче.

К. ЛАРИНА Вас никогда не называли лимитой, провинциалами?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, не называли, откровенно, все-таки мы крепкие ребята, понимаете, могли бы, как говориться, и проучить.

К. ЛАРИНА В морду дать.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Получить сдачи за такие слова. Кстати, у нас такие слова есть в сценарии, замечательный слова Витя написал. Понимаете, и потом время немножко было не то, все-таки это был конец 50-х годов, там люди как-то еще были поприветливее, еще не было на улицах такого количества реклам, призывающих обменять деньги, столько афер, которые проводились везде, понимаете, люди как-то были честнее, улыбчивее, я бы сказал. Поэтому тогда нам было более-менее легко, сносно.

К. ЛАРИНА Но москвичи тогда отличались от людей из других городов? Всегда это было различие или нет?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, мне трудно уже вспомнить, но мне казалось, что больше люди улыбались, больше улыбались друг другу, больше было плеча подставленного, больше было улыбок, больше было внимания. Сейчас, мне кажется, у каждого человека, москвича, дорогие москвичи, не обижайтесь на меня, я, так сказать, говорю то, что я думаю, а нас еще во ВГИКе учили скажи "мне кажется" и ты можешь говорить все, что угодно, потому что тебе кажется, а не кому-то.

К. ЛАРИНА В суд не подадут.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, в суд не подадут. Ну, мне так кажется, мне кажется, что сейчас у каждого один вопрос "это не моя проблема", понимаете?

К. ЛАРИНА Американский подход, да?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Наверное, может быть, сама жизнь это диктует. И вот людям, которые приезжают из Тмутаракани, для которых Москва это символ, так сказать, красоты и счастья, улыбки, любви, я не знаю, всего, чего угодно, какие угодно здесь можно эпитеты подобрать, понимаете, и сейчас они начинают во многом разочаровываться. Понимаете, грустно. Но я думаю, помните, замечательные слова нашего великого актера Ролана Быкова в фильме "Айболит-66", помните, он всегда говорил очень хорошо, что пока нам плохо. Я думаю, что все придется, как говорится, на свою дорожку.

К. ЛАРИНА Ну, раз уж вспомнили замечательный фильм "Айболит-66", такой абсолютно фильм, сотканный из намеков, да, на действительность советскую со всеми ее извращениями, есть там еще одна песенка нормальные герои всегда идут в обход. Вот для Вас все-таки что лучше, что органичнее Вам как личности, как человеку? В обход или все-таки вперед и вброд?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, просто здесь у нас с Валерием, как-то нам была удача. Мы приехали во ВГИК и поступили сразу удача. Поступили сразу на режиссерский факультет.

К. ЛАРИНА У кого вы учились?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Мы учились на документальном отделении у Копалина Ильи Петровича. Но сняв ему на 3-м курсе картину "Тени на тротуарах", он был польщен, доволен, первый его набор, мы сняли картину на ЦСДФ-е, что он нам сказал ну вы прирожденные художники.

К. ЛАРИНА То есть "Тени" уже тогда появились?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Уже слово "тени" появилось, да. И мы воспользовались этим и попросили разрешения у него снять художественный фильм, что для всех был нонсенс на 3-м курсе, выходя на диплом, мы попросили снять художественный фильм. Нам руководство пошло на встречу, ВГИКа, - удача. Нагибин дал нам свой сценарий еще одна удача. И мы сняли на своей родине в Екатеринбурге фильм "Самый медленный поезд". Мы считаем, что по художеству это, так сказать, по искусству, это, пожалуй, самый такой тонкий, самый изысканный наш фильм. И не успели мы снять эту картину, как непосредственно, именно Иван Александрович Пырьев пригласил нас работать на Мосфильм ну разве это не удача? Это удача, т.е. как-то нам это все сопутствовало. Ну а добиться того, что к нам хорошо относились это уже зависело от нас. Нам приходилось и работать, вы не представляете, сколько нужно было сделать для того, чтобы добиться поставленной цели, когда нас пригласили на Мосфильм и дали снимать картину, первую на Мосфильме.

К. ЛАРИНА Скажите, пожалуйста, Владимир Аркадьевич, а вот то, что касается уже Ваших больших многосерийных фильмов, "Теней" и "Вечного зова", насколько я понимаю, там тоже все было не так просто, ведь в ту пору власть пыталась залезать в каждый кадр, наверное. Были у вас вещи, за которые вы боролись? В сценарии, либо уже воплощении?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, ведь это самый больной вопрос вообще для режиссера, тем более тогда, когда была дикая совершенно цензура. Но уже время прошлое, можно рассказать сейчас. Я расскажу с удовольствием, потому что до сих пор наши актеры, которые выходят на площадку, говорят: "Извините, задержались, смотрели ваш фильм, который идет". Ведь столько, сколько раз показали "Тени" и "Вечный зов", это рекордное количество, просто в книгу Гиннеса надо заносить.

К. ЛАРИНА И смотрят.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ И смотрят люди, и смотрят, потому что ведь правда, судьба, хотя ведь там есть и разговоры о коммунизме, и там и райкомы партии, и все. Но поскольку это все было, это смотрится как история, как эпоха Ивана Грозного, Петра I и т.д. Ну, вот к примеру мы сняли картину "Тени исчезают в полдень", приходилось, конечно, довольно сложно, там много было. Анатолий Степанович Иванов, царствие ему небесное, скучаем мы без него очень, нам во всем помогал, мы пробивали вместе какие-то сцены, какие-то фразы, так сказать, пытались даже актеров не тех, которых нам навязывали. К примеру, я не буду называть фамилии, предлагали, допустим, на Устина должен быть актер, который с первой секунды появившись в кадре, будет ясен, что он враг такой, что его нужно убивать. Мы доказывали, что это не враг, что это такой же человек, но у него есть свои жизненные интересы, что у него есть свое, за что он борется, и поэтому только в борьбе, во взгляде, так сказать, в каких-то противоречиях мировоззрений может возникнуть то, к чему мы идем. Если это побеждает, мы сильнее оказываемся, мы, красные, понимаете?

К. ЛАРИНА Яковлев в итоге сыграл.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Сыграл Сергей Яковлев, блестяще его сыграл.

К. ЛАРИНА Замечательный актер.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Просто блестяще, тоже царствие ему небесное. И вот представляете закончили мы картину, переживали страшно. Смотрит телевидение.

К. ЛАРИНА Принимают как бы?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Принимают картину, 103 поправки по картине. И мы смотрим, что если убрать эту поправку, улетит вот эта сцена. Раз эта сцена летит, значит, летят следующие сцены, мы не знаем, что делать.

К. ЛАРИНА А какого плана поправки?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Поправки были в основном такого политического...

К. ЛАРИНА Идеологического, да?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, идеологического. Например, нас заставляли раз пять или шесть переозвучивать фразу "Заживем мы по-прежнему". Все слышали "по Брежневу", вы понимаете?

К. ЛАРИНА Глупость какая.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Это не глупость, мы сколько раз назначали смену, вызывали, уже чуть ли ни по словам актер говорил, потом это все уже стало анекдотом. И представляете, ну что делать? И мы начинаем отказываться. Начинается дикое давление, потому что картину надо выпускать, а мы отказываемся, нам говорят: "А мы сделаем сами", говорят. И вот тут, понимаете, как говорится, пришел Данко и спас всех один. Был такой на телевидении зам. Лапина Мамедов Энвер Назимович. И мы обратились к нему: "Посмотрите Вы. Редактура всегда всего боится, они до Вас не допускают картину". Он посмотрел. Сами понимаете, три дня он смотрел, все-таки 7 серий при его огромной работе было, по всей видимости, они смотрели с Лапиным картину, вместе. И нас вызывают в 6 часов вечера. Мы приходим они досматривают последнюю серию. Нас тут же проводят в зал, несмотря на то, что еще идет картина, последняя седьмая серия. Мы зашли, стоим в зале скромно, нам даже не предложили сесть. Поднимается огромная фигура Энвера Назимовича, подходит к нам, к одному, к другому, целует нас: "Садитесь". Идет худсовет, то есть как понять идет, он проскочил, пролетел, как ракета. Он сказал, за столом мы сели, он так вынимает эти бумажки, которые написаны все мелким почерком, все эти поправки, говорит так: "Значит, эти поправки есть, я их не видел, и вы их не видели. Картина принимается в эфир". Вот так прошел худсовет. То есть человек взял на себя смелость вот то, что было там, он понял, что это, во-первых, искусство, во-вторых, это образы, в-третьих, это может быть, может не быть, каждый в меру своей испорченности или, наоборот, в меру своего, так сказать, таланта или кругозора может понять так, как это должно быть. Понимаете, и так вот по каждой картине. "Вечный зов" у нас лежал шесть лет на полке, шесть лет. И вот совсем недавно Константин Эрнст пригласил нас переделать "Тени" и "Вечный зов", переделать в мировой стандарт сериала, т.е. по 52 минуты, потому что у нас были большие картины, час двадцать шла одна серия, час пятнадцать, т.е. как художественные фильмы были по-настоящему. И мы спросили его робко, потупя глаза долу: "А нельзя ли вставить те кадры, которые у нас еще сохранились и лежат на балконе, в гараже?"

К. ЛАРИНА Вы сохранили их?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Сохранили. Из того, что сохранилось, в результате оказалось очень мало. Но нам дорогие вещи. Он сказал: "Вставляйте". И вот некоторые куски идут, мы смотрим, мы радуемся, что можно было посмотреть то, что было с негодованием выброшено комитетом, понимаете?

К. ЛАРИНА Небольшую делаем паузу на рекламу. Напомню, что в гостях у нас Владимир Аркадьевич Краснопольский, мы говорим о фильмах "Тени исчезают в полдень" и о "Вечном зове", о том, как эти фильмы пробивались к вам, уважаемые зрители. И ваши вопросы тоже пробиваются на наш пейджер, напомню его номер 974-22-22 для абонента "Эхо Москвы", через некоторое время вернемся в студию.

РЕКЛАМА

К. ЛАРИНА Владимир Краснопольский у нас в гостях, и вот вспомнили мы два фильма, которые снимал Владимир Аркадьевич вместе со своим коллегой и братом Валерием Усковым, "Тени исчезают в полдень" и "Вечный зов", и естественно, наши слушатели откликаются на эту тему, но откликаются по-разному, Владимир Аркадьевич. Вот две телеграммы просто прочту. "Владимир Аркадьевич, Вы прекрасно понимаете, что эти два фильма сказка, там не ничего от реальной жизни. Вместо того, чтобы покаяться, Вы рассуждаете о том, как тяжело было их ставить". Так, и еще одна тоже телеграмма, связанная с такой же точкой зрения. "Хотело бы знать, что двигало Владимиром Аркадьевичем, когда он осуществлял постановку заведомо ложных исторических фильмов "Вечный зов" и "Тени исчезают в полдень"?" Игорь Васильевич пишет.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Мне отвечать?

К. ЛАРИНА Давайте попробуем.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Друзья мои, вы понимаете, сейчас с тех позиций сегодняшнего дня, мы как говорится, всю нашу историю ведь можем взять и похерить одним росчерком просто пера, взять и положить под пресс. Но ведь мы жили в то время, мы свидетелями того, что происходило, что мы не обращались в никакие управы, ни в какие губернии, мы шли в райком партии, что у нас кран бежит, что у нас на улице строят какую-то канаву, и райком партии этим занимался. И были рабочие лошадки, именно секретари райкомов, которые нам помогали. Понимаете, я ведь сейчас, когда говорю о том, как мы жили, говорю не с позиций общих таких, глобальных, мировых каких-то вопросов, я говорю о том, что было в нашей стране. Ведь эти фильмы даже у нас не были на международных фестивалях, потому что в других странах развитых, капиталистических, им было неинтересно смотреть эту нашу мельтешню, которая была за железным занавесом. Вспомните, мы никуда даже не могли выехать, сколько это стоило трудов, чтобы выехать. Понимаете, это был мелкий наш мир. Но в этом мире существовали человеческие души, и нам было важно показать, как внутри вот этого нашего, замкнутого мира, мирка, существовали замечательные люди, замечательные характеры, которые были, есть и всегда будут на Руси, понимаете?

К. ЛАРИНА Потом я хочу все-таки обратить внимание ваших "гонителей", наших слушателей некоторых, не всех, конечно, потому что есть люди, и их, я надеюсь, большинство, которые наоборот скажут Вам спасибо за это кино, хочу обратить внимание на то, что все-таки это было сколько лет назад. Это сейчас легко говорить, а тогда я помню себя, когда я посмотрела впервые "Вечный зов", я тогда впервые услышала вслух сказанные по телевидению слова о сталинских репрессиях, мы впервые увидели подлеца в партии, который делает карьеру и никто этого не замечает, кроме меня, зрителя, я имею в виду героя, которого играет Юрий Смирнов, замечательный актер, да? Уже не говоря про все удивительные актерские работы, которые в этих фильмах. Это Олег Басилашвили, совершенно блестящая роль, да, там кого ни вспомни, Петр Вельяминов, и можно перечислять. Актеры-то хоть вам спасибо сказали за такое кино?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Только что сказали до сих пор помнят. Или вот я этим же, так сказать, "друзьям", которые сейчас написали в телеграмме, хочу сказать, вот фильм "Ермак" - исторический фильм, мы его снимали 10 лет. Можно сказать, что половина, у нас почему так долго снимали, первая половина не было денег на картину, а вторая половина была мы не могли никак получить разрешение снять картину, где в основе лежал национальный вопрос. Вы понимаете, к нам не приезжали актеры ни татарские, ни казахские, ни узбекские, которые должны были играть татарских воинов и как бы представлять другую сторону, хана Кучума, потому что все время говорили в сценарии есть неточность, в сценарии есть неточность. И вот Госкино собрало "круглый стол", на котором присутствовал и муфтий, и идеологи татарские, и казахские, и прочие националы, и плюс наши историки, и мы за столом проверяли каждую фразу, каждый поворот, помня слова Карамзина, что "история должна быть злопамятной, там ничего не должно быть выдумано". И вот когда мы договорились между собой, вот тогда приехали к нам все актеры, которые там снимались, прекрасные актеры. Вот вам, пожалуйста, тоже история прошлая, но мы все-таки попытались создать, так сказать, то, что мы знали по истории, мы попытались все вынести на экран. То же самое это было в "Тенях" и в "Вечном зове", что мы знали, что мы чувствовали, что было правдой с нашей позиции, мы выносили сюда. Простите, но у каждого свой менталитет.

К. ЛАРИНА Очень много есть вопросов про судьбу многих актеров, которые снимались у вас. Вот Вадима Спиридонова, к сожалению, давно уже нет в живых, он умер молодым, совершенно блистательный артист. А актер, который играл Ивана? Иванов, по-моему, его фамилия?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, Николай Иванов.

К. ЛАРИНА Николай Иванов, и про него спрашивают, где он сейчас?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Николай Иванов прекрасный артист из Ленинградского ТЮЗа, сейчас он играет много очень в театре. Как-то мы виделись с ним поседел, но в глазах остался все равно Иван. Ведь нужно было найти человека, который понимал, что он ничего не сделал такого, такой гон был на него, но он ничего не мог сказать, он по натуре, вот знаете русский человек, ему дали по лицу он подставил другую щеку. Ведь это надо же найти, почувствовать суть человека, тогда он придет в кино и создаст блестящий образ. Хотя в театре он может, наверное, играть и Бармалея, и горбуна из "Собора Парижской богоматери", и летчика-космонавта. Ведь понимаете, надо найти этих людей, и это опять все создает ту правду, которая с экрана потом, да, или нравится, или не нравится, безусловно.

К. ЛАРИНА Вот скажите, если все-таки сравнивать вашу работу сегодняшнюю, я имею в виду сам механизм, да, как это все творчески осуществляется. Тогда это был действительно многосерийный художественный фильм, сегодня мы все равно говорим "сериал". И в этом все-таки есть какой-то смысл уничижительный. Изменились условия работы над телевизионным фильмом сегодня? Что вам труднее всего?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, это вопрос настолько обсуждаемый, настолько сейчас у всех. Понимаете, ведь что говорят руководители программ мы хотим иметь хорошее кино, хороший сериал. Но вот тут кино и сериал, оно как-то не звучит, понимаете?

К. ЛАРИНА Либо кино, либо сериал.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Либо кино, либо сериал. Или найти нужно вот что-то, как мы попытались попытались, я не знаю, получилось это или нет, - но мы попытались в "Нине" найти, соединить кино и сериал. То есть кино это когда не только говорят о том, что произошло, что есть и будет, кино это поступки, это движение, это атмосфера, это жизнь. В сериале, в основном, люди разговаривают, и мы за счет хорошего диалога, нам интересно слушать, как они провели вчера день, какое провели расследование. Ведь обратите внимание сериалы, в основном, детективного плана как провели расследование, что они будут дальше и т.д. И, может быть, во всем сериале есть две-три маленькие сценки, которые напоминают кино, когда куда-то едут, когда стреляют, дерутся и т.д. А когда идет вопрос о судьбах, о судьбе человеческой, ведь это надо ее показать, ведь надо увидеть глаза человека, а это время, 52 минуты дается на это дело. И когда человек думает, сидит, как допустим, Стриженов в самолете думал, в фильме "Неподсуден", и было интересно смотреть, потому что мы понимали, о чем он думает. Сериал это реже, это убирает. Вот взять "Сыщики" фильм, который мы с Усковым сняли и считаем, что фильм получился, он интересный, динамичный, прекрасную пару актеров мы нашли, Щербаков Степанченко, прекрасная пара, как в свое время, Игорь Масленников нашел Ливанова и Соломина, пара. Понимаете, это тоже искать надо. Ну, вот мы нашли. Понимаете, там сплошная динамика, там Володя Брагин, замечательный сценарист, молодой кинодраматург, он настолько интересно построил диалог, что можно просто слушать, как они раскручивают дело. И уже сидишь, получаешь удовольствие, пьешь чай. А в кино многое, из того, что они говорят, это было бы действие, это были бы подъезды, отъезды, наезды, засады, ночь, день. Ночь снять это в 10 раз дороже, чтобы вызвать лихтваген, который стоит бешеные деньги, понимаете, чем снять днем. Поэтому кинематографические вещи просто уходят. Попробуйте вот дождь снять, вызвать поливальные машины, сколько они стоят. Или вертолет, чтобы создать ветер. Нет.

К. ЛАРИНА В таком случае, насколько востребована работа хорошего, качественного оператора на съемках сериала? Или в принципе может любой снять, который умеет с камерой обращаться?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, нет, ну что Вы. Операторы, вы знаете, нам везло с операторами. Мы работали с блестящим операторами, которые сняли "Тени" и "Вечный зов", это Петр Емельянов, Владимир Минаев, к сожалению, их уже нет в живых. А сейчас мы давно работаем с Виктором Якушевым, известным оператором, который снял огромное количество знаменитых фильмов, Тимур Зельмак к нам подключился на "Сышиках". И вот мы сейчас вместе работаем, это люди, которые работают так быстро, что дают нам возможность иногда уйти в кинематограф. Ведь нужно снять, раньше снимая кинокартину, минуту, минута десять секунд съемочный день. Сейчас восемь минут в день. То есть серию мы должны, картину снять за восемь дней. Ну, вот посудите можно что-то, если ты не горишь этим материалом, если, так сказать, сердце, так сказать, у тебя температура тела не такая же, какая внутри заложена, так сказать, сценаристом в материале, разная температура снять невозможно. Это будет отставание, это не будет денег, картина встанет. Значит, тут как говорится, взялся за гуж и пошел. И вот умей в возможностях, когда снимаешь сериал, снять еще и кино. Трудно, очень трудно.

К. ЛАРИНА Вы согласны с тем, что все-таки телевидение это не часть культуры, это скорее часть массовой культуры, что совсем другое пространство?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, я не совсем это понимаю, может быть, в силу того, что для меня кинокартина и телефильм это одно и то же. Поэтому я не хочу здесь делить. Ну что значит культура? Конечно, если бы это было на уровне Леонардо да Винчи, понимаете, снято или на уровне Феллини картина, это одно.

К. ЛАРИНА Ну Вы сами же на этот вопрос уже отвечали, Владимир Аркадьевич, когда Вы говорили о том, что сегодня нет времени заниматься разработкой характеров, пауз в конце концов, молчания, мысли на экране. Получается, что сериал, все равно он снимается на уровне сюжета только. А то, что делали раньше вы, там все-таки совсем другой уровень глубины, согласитесь.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Но почему мы, у нас с Валерием, как бы не ощущаем разницу, потому что мы хотим, мы стремимся это сделать, понимаете? Стремимся, и то, что нам удается, даже этим минимальным мы гордимся то, что мы сделали, и то, что идут когда, допустим, хорошие сериалы, людей становится меньше на улице, это о чем говорит? Что люди интересуются. И это, допустим, не спорт, это не гонки какие-то, я не знаю, это не о том, что как в саду что-то посадить надо, сидят у телевизора значит, это увлекает, значит, они духовно как-то обогащаются. Ведь судьба Нины такое количество писем пришло, как судьба будет дальше развиваться, люди, как задача любого произведения искусства, живопись ли это, культура, музыка, это должен быть какой-то катарсис, очищение, чтобы человек хотя бы на секунду почувствовал, вспомнил себя то ли в молодости, то ли он подумал, что нет, я должен это сделать, понимаете? Должно быть на миг, но взлет человеческой души, понимаете? И если это появляется, это чуть-чуть, значит, это все-таки искусство, понимаете? Не знаю, это мое мнение.

К. ЛАРИНА Вы как человек профессиональный за многие годы работы в кинематографе не утратили ли способности быть зрителем, удивляться, восторгаться работам своих коллег или каких-то кумиров? Вот есть фильмы, которые Вы можете пересматривать бесконечно, Вы лично, Владимир Краснопольский?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, конечно. Есть фильмы, которые мне очень нравятся. Но их сейчас навзлет не могу сказать, потому что один на другой как бы наслаивается, очень много хороших, советских, русских вот сейчас, фильмов.

К. ЛАРИНА А кто на Вас повлиял как вот на кинематографиста, я имею в виду именно из кинематографа, из режиссеров, из актеров? Вот на Ваш почерк, на Вашу личность творческую?

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Вы знаете, у нас с Валерием несколько как бы разный стиль в картине. Сейчас я объясню, как. Допустим, я более динамичный, я более острый, понимаете? Вот поэтому мне нравятся картины Копполы, Сержа Леоне, людей, которые ведут, так сказать, сюжет очень круто. Валерий любит спокойствие, рассуждение, понимаете?

К. ЛАРИНА И вы так соединились, лед и пламень.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Да, когда мы соединяем, получается, может быть, та середина, которая и близка, и доходит до сердца зрителей. А вообще, конечно, времени остается мало, но, тем не менее, мы стараемся все те культурные явления, культурные события проходят в Москве или вообще, так сказать, в жизни, пытаемся понять, осмыслить, что, как, почему, какая картина получила премию, какая не получила, что, почему, за счет чего, какое новое веяние пошло. Понимаете, это идет подспудно, не сознательно, это подспудно себя начинаешь понимать, рассуждать.

К. ЛАРИНА Ну что ж, на этом, наверное, будем заканчивать. Владимир Аркадьевич, спасибо за то, что пришли, я искренне желаю Вам успехов и очень рада всегда, когда представители Вашего поколения находят в себе не только силы, а главное желание работать сегодня в телевизоре или на большом экране, и спасибо тем людям, которые дают вам эту возможность.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Надежда, что мы снимем большую картину, еще у нас осталась.

К. ЛАРИНА Спасибо, удачи вам и ни пуха.

В. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Спасибо всем огромное.

К. ЛАРИНА Спасибо, напомню, наш гость сегодня Владимир Краснопольский.