Купить мерч «Эха»:

Евгения Альбац - Особое мнение - 2012-12-18

18.12.2012
Евгения Альбац - Особое мнение - 2012-12-18 Скачать

Э.ГЕВОРКЯН: Добрый день. Это программа «Особое мнение», у микрофона – Эвелина Геворкян. И сегодня с нами своим особым мнением будет делиться Евгения Альбац. Здравствуйте.

Е.АЛЬБАЦ: Здравствуйте, Эвелина.

Э.ГЕВОРКЯН: Номер телефона для ваших сообщений +7 985 970-45-45. Ну, основная тема, которая уже даже нельзя сказать, что возмутила или шокировала блогосферу и СМИ, - это возможный ответ на акт Магнитского. Дума наша предлагает по факту сделать заложниками детей в российских детских домах, запретив иностранное усыновление, в США в частности. Как вы можете объяснить, как такое может быть? Какие могут быть подводные камни у этого решения? Ну, не может быть, чтобы это было напрямую так, как есть.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что главная проблема заключается в том, что российская власть думает, что мир управляется и мир живет так, как он управляется и живет в России. Вот это главная проблема. У меня нет сомнений, что это не только инициатива российских депутатов. Мы знаем, что парламент наш абсолютно несамостоятелен, Дума управляется исполнительной властью. И как минимум этот антимагнитский был согласован с Кремлем, соответствующими управлениями Кремля.

И я пыталась понять сегодня целый день эту логику. Я думаю, логика была такая, что вот сейчас возмутятся американцы, которые хотят усыновить, начнут давить на правительство Обамы, чтобы Обама отменил акт Магнитского.

Есть одна проблема – Обама не может ничего отменить. Потому что право законодательной деятельности в США принадлежит Конгрессу США так же, как, вообще-то, по Конституции РФ право законодательной деятельности принадлежит парламенту РФ. У нас парламента нет, а Конгресс США – очень сильный и обладает очень большими ресурсами и полномочиями. В частности, если соответствующий appropriation committee не выделит деньги правительству, то нечем будет платить чиновникам. И те про это очень хорошо всегда знают.

Так вот это представление, что везде власть действует так, как она действует у нас, оно, конечно, в очередной раз способствовало тому, что наша исполнительная власть и наша законодательная власть села на пятую точку. И во всем мире просто... Я читаю газеты, люди остолбенели. Потому что о том, каковы проблемы в российских детских домах, о том, какие проблемы с лечением детей с врожденными генетическими заболеваниями, об этом достаточно просто зайти на блог Чистяковой в Живом Журнале, по-моему, Екатерины Чистяковой и просто почитать то, что она пишет. Или почитать то, что пишет Панюшкин о детях. Или узнать, какое количество детей с заболеваниями усыновляют именно американцы.

Между прочим, американцам очень трудно здесь усыновить ребенка без каких-то дефектов рождения или развития. На самом деле, значительно проще где-нибудь в Казахстане, в Узбекистане и так далее.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, имеется в виду, что приоритет у россиян на здоровых детей. В этом смысле?

Е.АЛЬБАЦ: Нет. Ну, не очень отдают детей, да? Поэтому, прежде всего... И не только в этом дело. Понимаете, у американцев есть такая установка, что если кому-то в жизни повезло больше, чем другим, то надо этим поделиться, да? Ну, на самом деле, это то, что записано в правилах основных религий, что надо делиться. Надо делиться в том числе удачей и помогать тем, кому труднее.

Я знаю, ну вот была такая известная журналист, шеф-бюро CNN в Москве Алина Коннор. Вот, у нее было трое своих детей и она четвертую девочку удочерила здесь. Вовсе не потому, что у нее не было детей, а потому, что она увидела, что такое российский детдом.

Был знаменитый главный редактор газеты «The New York Times» Билл Келлер, который здесь работал еще при советской власти. Он тоже увидел, что такое советский детдом и усыновил малыша, которого назвал Андреем в честь Андрея Дмитриевича Сахарова.

Поэтому это все вызывает абсолютную оторопь. А с другой стороны, ты понимаешь, что вот это все в логике российской власти. Человек, его боль никого не интересуют. Вообще это ничто, ничтожество такое, пыль под ногами всех этих господ.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, можно было бы предположить, что вряд ли это может как-то воздействовать на американцев, ведь, в некотором смысле им все равно – это не их проблемы или это проблемы нескольких сотен или тысяч американских семей, которые этой проблемой усыновления занимаются.

Е.АЛЬБАЦ: Да нет, ну есть юридические конторы, которые этим занимаются. Это, конечно же, большой бизнес, оформление всех этих бумаг. Это вполне серьезный бизнес в РФ.

Э.ГЕВОРКЯН: Настолько большой, чтобы напугать американское правительство? Конечно же, нет.

Е.АЛЬБАЦ: Опять. Только не говорите «правительство». Конгресс США, да? Ну, конечно, нет. Ну, конечно, нет. Но опять, в Кремле, ведь, думают совершенно по-другому. Там думают, что сейчас какой-нибудь лоббист прибежит к Обаме, Обама позвонит спикеру Нижней палаты Конгресса и тот возьмет под козырек. Вот же в чем беда.

Э.ГЕВОРКЯН: Кажется, что уже у россиян, которые шокированы этой инициативой, возникает Стокгольмский синдром, что уже только детей не трогайте – воруйте, убивайте, взрослых мужиков пытайте, но только детей не трогайте. Потому что уже странно предположить, какую еще реакцию может вызвать такой законопроект.

Е.АЛЬБАЦ: Ничего, Эвелина. Мы посмотрим с вами итоговые программы Первого канала или, не дай бог, Дмитрия Киселева или на НТВ...

Э.ГЕВОРКЯН: И там нам объяснят.

Е.АЛЬБАЦ: И там объяснят, что все правильно, и покажут случаи, действительно, отвратительные, безобразные случаи, когда издевались над усыновленными детьми в тех же США.

Э.ГЕВОРКЯН: Мы сейчас сделаем небольшой перерыв, через минуту вернемся в студию и продолжим знакомиться с особым мнением Евгении Альбац.

РЕКЛАМА

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем программу. Евгения Альбац в студии программы «Особое мнение». Завершая уже тему о законопроекте и о нашем ответе американцам на их акт Магнитского, хотелось бы услышать ваш комментарий по поводу заявления депутата Госдумы Ольги Баталиной. Она сказала, что Дмитрий Ливанов, глава Минобразования фактически признался в своей профнепригодности. Напомнила, что именно возглавляемая Ливановым структура отвечает за выработку и реализацию государственной политики в сфере воспитания, опеки и попечительства в отношении детей-сирот, и слабость этой политики привела к тому, что Россия вынужденно прибегает к международному усыновлению, ну и как следствие она считает, что человек не может критиковать этот законопроект, потому что это его же собственные недоработки. Согласны ли вы с этой логикой?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, не согласна. Надо отдать должное Ливанову, он совершил вполне мужественный шаг в условиях нынешней российской власти. Хотелось бы думать, что, может быть, там еще у кого-то из приличных людей или кого считали приличными людьми, проснется какое-то чувство собственного достоинства и они, наконец, перестанут соглашаться с тем, что творится в структурах власти. Там есть и в администрации президента, и в некоторых министерствах приличные люди и просто у меня удивление постоянное, когда я их читаю где-нибудь на Facebook, а потом вспоминаю, где они работают.

Вот, у Ливанова (может, потому что он недавно пришел из университета, может быть, был ректором, поэтому), у него еще нет такой привычки. Но что там говорят депутаты, ведь, это совершенно никого не интересует. Мы же знаем. Ну, кто такая там... Как ее?

Э.ГЕВОРКЯН: Ольга Баталина.

Е.АЛЬБАЦ: Кто такая Ольга Баталина, скажите мне, пожалуйста?

Э.ГЕВОРКЯН: Из «Единой России».

Е.АЛЬБАЦ: Из «Единой России», да? Это все люди, которые пришли в Государственную Думу на украденных голосах. Поэтому почему кого-то это вообще должно волновать?

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, Павел Астахов, детский омбудсмен. Все в течение дня ждали его реакции, потому что, ну, это было очевидно, что он – первый, кто должен был заступиться за детей. В итоге мы говорим о том, что, оказывается, еще 2 года назад надо было запретить американцам усыновлять российских детей, и вот он приводит там какие-то свои аргументы в пользу этой теории.

Е.АЛЬБАЦ: Совершенно не удивительно. И Астахов такой же омбудсмен как эта госпожа Баталина – представитель народа. Ровно такое же отношение. Я думаю, что Астахов значительно больше миллионер, который сделал деньги на шумных адвокатских процессах, а образование он, собственно, получал в КГБ СССР. Ну, вот, поэтому не надо это все путать. Это же не просто так все происходит, да?

Понимаете, это же, на самом деле, вот эта история с антимагнитским, с этим законом, который принимает Государственная Дума, это же частный случай, трагический, но частный случай от всего того, что мы вообще наблюдаем за тем, как живет и как действует российская власть.

Вот посмотрите, сегодня уже, в общем, все примерно пришли к консенсусу, что в Сирии скоро не будет Асада. РФ на протяжении 2 лет конфликта все время всячески поддерживала Асада. Хотя, было более-менее понятно, что Асад пошел с горы, что это часть мирового тренда или, как минимум, тренда на Ближнем Востоке. Почему это происходило? Потому что Путин и его ребята – все это выходцы из КГБ, которые всегда имели дело с арабами на Ближнем Востоке. И это, как бы, всегда представлялось им форпостом советской внешней разведки на Ближнем Востоке. И Асад – сын Асада, с которым много имели дело.

Это значит, что люди головой и всеми остальными частями своего тела сидят в прошлом, не читают аналитику. А та аналитика, которая есть, видимо, чрезвычайно низкого качества. И они просто абсолютно не способны правильно оценить и проанализировать этот довольно сложный мир, глобальный мир, в котором они живут. И поэтому они продолжали делать заявления и делать все эти глупости, которые мы наблюдали как минимум последний год, когда это было очень так бурно, шумно, особенно со стороны Путина. Вот теперь понятно, что Асад уйдет.

Поддержка Асада Российской Федерации стоила ссоры со всем остальным арабским миром, ну, буквально со всем за исключением Ирана, с которым, как РФ уже имела удовольствие убедиться, довольно трудно иметь дело.

Ну, вот, опять я сегодня думала. Хорошо, у вас есть такой ресурс как дружба с сирийским диктатором. Ну, хотя, младший Асад – уже это, собственно, такая пародия на диктатора. Но не важно – все равно у вас есть этот ресурс. Вы понимаете, что режим обречен. Казалось бы, что делают прагматичные политики? Они думают, как этот ресурс обменять на выгодные решения или действия, или союзничество для РФ, как выгодно сдать Асада, если говорить очень цинично. Внешняя политика – она чрезвычайно цинична, она ровно строится из калькуляции различных интересов: я отдам это на глобальном рынке, а за это получу то-то. Но, ведь, ничего этого не сделали. Теперь с битой мордой, абсолютно с битой мордой будем наблюдать ровно так же, как с битой мордой наблюдали, как для нас закончилась вся история в Ливии. Абсолютно просто. Там 10 миллиардов примерно оставили, много всего потеряли, перспективы и так далее. Вот точно так же сейчас будет с битой мордой и с Сирией.

Понимаете, это опять... Вот, почему это происходит? Потом что недалекие люди с крайне специфическим образованием и с очень специфическим опытом резидентуры, вот этого подглядывания, подслушивания, всей этой культуры политической полиции, секретной службы, эти люди вдруг начали заниматься вопросами нормальной светской гражданской жизни, в которых они ничего не понимают. Аналитиков и советников они себе подбирают сообразно. Ну, в противном случае, ну, разве бы назначили бы того же самого Володина замруководителем администрации, человека, который управляет внутренней политикой? То, что мы сейчас, собственно, наблюдаем в Государственной Думе, это и есть проявление деятельности управления внутренней политики.

Но поскольку люди эти у власти сами невозможно невежественно и в большой мере, во всяком случае, многие из них безумно недалекие... Путин, кстати, в этом смысле такое, редкое исключение, хотя такое ощущение, что он тоже сейчас стареет и как-то потерял взгляд и ощущение объема и так далее. И эти люди, собственно, под себя подбирают все окружение, да? А расплачивается, конечно, российский бюджет и соответственно мы. И мы расплачиваемся хохотом всего мира.

Теперь что касается этих детей. Вот я когда-то очень много занималась детьми с детским церебральным параличом. И все время ездила к ним в интернат, где они жили, дети это все были отказники, брошенные. И был у меня такой там приятель, не приятель... Они были потрясающие совершенно дети. Когда у меня родился ребенок, они, при том, что они вообще в полуголодном состоянии там жили, безумно бедные, я никогда не забуду, они мне прислали смесь для изготовления детского молока. Я до сих пор помню, как я плакала, как я была этим тронута.

И вот был у меня такой приятель там Игорь Марков. Он писать что-то такое пытался, как и все остальные, у него был церебральный паралич, он был на инвалидной коляске. Вот тут мы недавно друг друга нашли на Facebook, оказалось, что он уже живет в другой стране и что-то он мне начал перечислять – и вот этот в другой стране. Там был такой Гена, колясочник – тоже в другой стране и так далее.

Они жили чудовищным образом. То, что вообще творится в психоневрологических интернатах с детьми с отклонениями развития... Очень часто отклонение это вызвано просто тем, что детьми никто не занимается и поэтому им ставят эти чудовищные диагнозы, там, олигофрения, идиотия и так далее. Это ужас, что с ними там делают, как с ними обращаются и через какие муки, издевательства, изнасилования эти дети проходят и сколько там совершается самоубийств. Это вообще всё – тема, о которой страшно думать и говорить.

Я подозреваю, что вот эти товарищи из Государственной Думы, они не очень хорошо знают, что там происходит. Они, возможно, даже не очень в курсе, что очень часто в наших детских домах (ну, будем надеяться, в некоторых детских домах) девочек отдают педофилам, да? Отвозят и привозят, отвозят и привозят. И, вот, в этой ситуации, когда они ничего сделать с этим не могут, потому что не хотят... Не потому, что денег (мы – богатейшая сейчас страна), а потому что просто никого это не волнует, потому что для них это все пыль, ничтожества, отбросы такие общества, мешающие тут эти все детские дома, да?

Сейчас появилось довольно много организаций гражданского общества, которые пытаются помогать, которые просто воем кричат. Вот, главное, чтобы только государство не мешало, только бы они не мешали, тогда можно хоть как-то помочь. В общем, сегодняшний день – конечно, это такое... Ну, уже кажется, ну, куда больше? Уже терпеть это совершенно невозможно.

Э.ГЕВОРКЯН: Тем не менее, ЕС не планирует санкций в отношении российских чиновников в связи с делом Магнитского – об этом заявил постпред России при Евросоюзе Владимир Чижов.

Е.АЛЬБАЦ: Постпред России может заявлять чего угодно – это не его дело. ЕС планирует такие санкции. Посмотрите в нашем журнале: мы сделали подробнейший материал, во-первых, о том, как будет работать закон Магнитского (мы можем потом отдельно про это поговорить, потому что это очень любопытно), а во-вторых, как мы знаем, достаточно, чтобы одна страна Шенгенского соглашения приняла у себя акт Магнитского. Одна страна. Это может быть маленькая Эстония или, там, Литва, или Голландия и так далее. И Шенген закроется. Но я вам хочу сказать, что уже чиновникам, которые включены в список Кардина, им уже в абсолютном большинстве не выдают визы ни в страны Шенгенского соглашения, ни в Великобританию. Поэтому... Как там вы назвали представителя? Извините ради бога, запамятовала. Не важно – можете не повторять.

Э.ГЕВОРКЯН: Владимир Чижов.

Е.АЛЬБАЦ: Так вот. Это такая попытка, знаете, все время спродуцировать реальность. Им кажется, что если они будут говорить «Нет-нет, этого не будет», то этого не будет. Как маленькие дети. Вот, Майя вам скажет «Ой!» Закрыла глазки и ничего нету. Вот и наши закрывают глазки и им кажется, вокруг мира нет. А он есть.

Э.ГЕВОРКЯН: По вашим ощущениям США в данном случае – они смелее или им это больше надо? То есть они, все-таки, первые, кто этот акт приняли. Европа пока медлит почему-то? Или какая-то техническая вещь?

Е.АЛЬБАЦ: Да почему смелее? Просто в США была сбита довольно серьезная группа людей, которые поставили своей целью наказать тех, кто убил Магнитского. В частности, Билл Браудер, основатель и владелец Hermitage Capital – это был его сотрудник, он считал делом своей чести добиться наказания для тех, кто убил Магнитского. Как мы знаем, никто по делу Магнитского за исключением врача Кратова, который был вообще «шестеркой», пятая спица в колесе, никто по этому делу не наказан. Никто из тех, кто украл из бюджета РФ 5 миллиардов рублей, о чем сообщил Сергей Магнитский (он раскопал эту схему и, собственно, за это его ровно, судя по всему, и убили), никто не найдет, деньги не возвращены и никто не наказан.

Э.ГЕВОРКЯН: Сейчас перерыв в программе. Новости на «Эхе Москвы». И мы вернемся в студию через 3 минуты.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжается программа «Особое мнение», в студии – Эвелина Геворкян, и Евгения Марковна Альбац делится с нами своим особым мнением. Сегодня пришла такая новость, Сергей Магнитский не подписывал согласия на госпитализацию в Матросскую тишину, подпись, которая стоит под документом, ему не принадлежит – об этом в Тверском суде заявил специалист, который проводил почерковедческую экспертизу истории болезни юриста. Ожидаете ли вы или надеетесь ли вы, что обнародование такой существенной детали дает шанс на то, что российская сторона как-то пересмотрит свое отношение?

Е.АЛЬБАЦ: Какая это существенная деталь? Послушайте, там были в ходе расследования выявлены значительно более существенные детали, а именно что Сергея Магнитского били в Матросской тишине, что врач Гаусс вызвала туда спецназ, сказала, что у него психопатия или он находится в состоянии аффекта. И что его били, что его привязывали, распирали на этом столе. Не исключено, что он задохнулся, потому что ему на голову надевали пакет. Ну и так далее. Там много, на самом деле, уже давно деталей выяснено. И совершенно очевидно, что если бы РФ хотела бы докопаться во всей этой истории, Она докопалась бы. Но тогда надо было бы посадить там начальников Матросской тишины, начальников Бутырок и так далее. И не только. И надо было бы разбираться, каким образом все это произошло в 28-й Налоговой инспекции. А как это все относится к тогдашнему главе Министерства по налогам и сборам господину Сердюкову? А кто давал разрешение на то, чтобы был возвращен НДС на такую сумму и так далее? Понятно, что это должно было быть сделано на очень высоком уровне, на уровне как минимум замминистров, если не министров экономического блока. Ну и так далее. Так что ну чего об этом говорить? Очень много чего уже известно.

Теперь что касается закона Магнитского. Это очень любопытная история. Дело в том, что закон Магнитского будет касаться тех лиц... Ну, список еще неизвестен, будет открытый список и будет секретный список в тех случаев, когда, как сказано в законе, обнародование имен может сказаться на национальной безопасности и интересах США. Так вот действует это, насколько я понимаю, следующим образом. Будут отслеживаться все транзакции в долларах, потому что в какой бы стране вы ни жили... Вот, предположим, вы живете в Москве, ни в какие США не рветесь и вам уже не дали визу и вы думаете «Ну и черт с ним. Нафиг мне эти США?» Да?

Проблема заключается в том, что как только вы переводите свой один доллар в какую-нибудь Намибию или Венесуэлу, или еще куда-нибудь, это проходит через Федеральную резервную систему США и тут же эта транзакция будет остановлена.

Как только вы будете в любой стране Европы, вы попытаетесь чего-нибудь сделать со своим долларовым счетом, я не знаю, перевести это в евро или перевести эти доллары куда-нибудь в другую страну, как тут же, если вы входите в список Магнитского, эти транзакции станут известны ФРС США и тут же они будут остановлены.

То есть, на самом деле, в силу того, что доллар является мировой валютой, это касается тех, кто окажется в списке Магнитского отнюдь не только на территории США, поскольку акт Магнитского предусматривает не только невыдачу виз, но и замораживание авуаров, счетов и активов отнюдь не только на территории США, но всего, когда это касается долларов.

Вы, предположим, решите поиметь дело с какой-нибудь компанией в Европе. А большие, например, европейские компании и азиатские компании, они торгуются на Нью-йоркской бирже. И все. И как только вы входите во взаимодействие с компанией, которая торгуется на Нью-йоркской бирже, это тут же юрисдикция США и тут же вам хлопают по рукам.

Ровно поэтому вы захотите, например, положить там какие-то деньги в швейцарском банке. Ни один швейцарский банк сейчас на это не пойдет, потому что уже все знают, что люди, которые в списке Магнитского, любые их транзакции в долларах США будут отслеживаться, будут останавливаться, будут арестовываться. Какой банк захочет иметь себе головную боль с такими счетами?

Ровно поэтому, как показало наше расследование, сейчас различные российские официальные коррупционеры и менее официальные коррупционеры переводят свои деньги из оффшоров в BVI или которые находятся так или иначе в юрисдикции Великобритании, или Джерси Айлендс и так далее, они все это дело переводят сейчас в Гонконг, пока туда еще как-то работает, да? Пока туда не добрались.

Так что, на самом деле, это не только вопрос въезда в США. Понятно, что они вполне могут отдыхать на песках Намибии или Мозамбика, или, там, Кубы, да? А это вопрос, прежде всего, того, что оперировать своими деньгами в том случае, когда эти деньги в долларах США, для них станет совершенно невозможно.

Дальше. Я совершенно не сомневаюсь, что и Великобритания, и Евросоюз (еще раз повторяю, для этого нужна одна страна) последуют по этому пути. А чем больше будут приниматься такие антимагнитские... Это вызывает такую оторопь, что все будут говорить «Слушайте, вот с этими варварами давайте немножко, вот, как-то с ними подальше. Не надо их близко подпускать».

Э.ГЕВОРКЯН: У нас 5 минут до конца эфира остается, поговорим на другие темы. Алексей Навальный может стать фигурантом нового уголовного дела, стало известно сегодня. Буквально накануне вы брали у него большое интервью. Уже сам Навальный, по-моему, даже устал отшучиваться...

Е.АЛЬБАЦ: Ну, весь Twitter писал, что уже все, что ни происходит в РФ, это Навальный, во всем виноват Навальный. Слава богу, нашлось замещение Чубайсу. Когда-то говорили «Во всем виноват Чубайс», теперь во всем виноват Навальный.

Пункт первый, я думаю, что Путин отдал указание (понятно, что это должен был быть только Путин, только первое лицо) сажать Навального. Это первое. Второе. Что касается этого спиртозавода, я когда-то, когда была опубликована прослушка, очень подробно расспрашивала об этой истории губернатора Кировской области Никиту Белых и вкратце ситуация следующая. Завод хотели приватизировать. Навальный прочитал об этом в местной газете, забил тревогу, не позволил этот завод за 2,5 копейки приватизировать. Потом как последствие кризиса 2008 года завод стал банкротом. На нем висели колоссальные долги по кредитам, которые, если мне память не изменяет, этот завод взял у Сбербанка и, по-моему, у ВТБ (я могу путать, но, по-моему, именно так). И оказалось, что суммы этих долгов таковы, что, в общем, чем держать все это на балансе, проще владельцам отдать акции этого завода, чтобы они сами имели эту головную боль с кредитами ВТБ и Сбера. Никакого отношения Навальный к этому не имел, вообще никакого кроме того, что когда хотели за 1,5 копейки это, в общем, не слишком прибыльное предприятие приватизировать, он это дело остановил, о чем в Кировской области все знают.

Э.ГЕВОРКЯН: Тем не менее, какие у вас ощущения...

Е.АЛЬБАЦ: Я уже сказала, ощущения такие, что отдана команда Навального любым способом посадить, любым способом посадить. Они отлично понимают, что Навального нельзя купить, его очень трудно испугать, что он – человек, который с каждым годом как политик только растет и приобретает популярность.

Э.ГЕВОРКЯН: Как-то можно противостоять этой государственной машине, если все происходит на таком высоком уровне?

Е.АЛЬБАЦ: Ну да, конечно. Надо добиться перевыборов Государственной Думы, которая потом примет закон о досрочных перевыборах президента РФ, с помощью выборов сменить власть, создать новый, нормальный парламент, прицельно заниматься созданием независимой судебной системы и тогда, конечно, все получится.

Э.ГЕВОРКЯН: Илья из Ярославля вас спрашивает: «20 декабря – пресс-конференция Путина. Какой вопрос вы бы задали ему?»

Е.АЛЬБАЦ: Я бы его спросила: «Владимир Владимирович, что заставляет вас... Почему вы не хотите подать в отставку?»

Э.ГЕВОРКЯН: Вопрос политологический от слушателя с ником Алекс: «Путин в своем послании ссылался на теорию пассионарности Гумилева. Является ли евразийство государственной идеологией путинской России?»

Е.АЛЬБАЦ: Ну, в общем, да. Он же говорил об Евразийском Союзе, об этом он говорил в своих предвыборных статьях (я имею в виду, Путин). И, собственно, вся его идея – она очень проста и банальна – попытаться восстановить советскую империю. И это, в общем, абсолютное большинство аналитиков полагает, что все это совершенно невозможно, и для России, на самом деле, пагубно. Но Путин хочет остаться в истории как собиратель советских земель. Нафиг ему это нужно, я не очень понимаю. Но, наверное, какие-то есть на этот счет амбиции.

Э.ГЕВОРКЯН: Это была Евгения Альбац, программа «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» подошла к концу. Спасибо вам. До свидания.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024