Купить мерч «Эха»:

Николай Троицкий - Особое мнение - 2012-10-11

11.10.2012
Николай Троицкий - Особое мнение - 2012-10-11 Скачать

С.КОРЗУН: Всем добрый вечер. Четверг, 11-е, 17 часов в Москве, Сергей Корзун у микрофона, и сегодняшний гость программы «Особое мнение» - журналист Николай Троицкий. Николай, добрый вечер.

Н.ТРОИЦКИЙ: Здрасьте-здрасьте, да.

С.КОРЗУН: Работают все средства связи возможные. Напомню, SMS +7 985 970-45-45, аккаунт в Twitter’е @vyzvon. Ну и любым другим способом прямо на наш сайт можете обращаться – его адрес ну уж точно знаете. Ну, на всякий случай echo.msk.ru.

Первый вопрос. В Брянске подвижки произошли, одна судебная инстанция более высокая отменила решение Брянского областного суда. Верховный суд РФ.

Н.ТРОИЦКИЙ: Что и требовалось... Как это? Quod erat demonstrandum.

С.КОРЗУН: А ради чего тогда все это затевалось?

Н.ТРОИЦКИЙ: Что и требовалось доказать, говоря по-русски. Ну да, большая трудовая победа «Единой России». Ну, мне кажется...

С.КОРЗУН: А до этого была маленькая такая, совсем не трудовая, дешевая победа Коммунистической партии.

Н.ТРОИЦКИЙ: На самом деле, тут много чего можно сказать по этому поводу. Брянской области вообще везет или не везет на подобные коллизии, потому что в 1993 году там свергали выбранного, всенародно избранного губернатора Лодкина Юрия Евгеньевича, с которым я был хорошо знаком, собственно, и сейчас хорошо знаком, за поддержку Белого дома в октябре 1993 года. Его сочли нелояльным и, что называется, просто выгнали из кабинета и посадили другого губернатора, назначенного когда-то, назначенца. Потом через несколько лет Лодкин опять вернулся в губернаторское кресло, уже снова будучи избранным. Потом в 2004 году он мог и должен был побеждать на выборах, по-моему, то ли на 2-й, то ли на 3-й срок, но его с выборов сняли. Просто сняли, ну, так, чтобы не мешался. И протащили (я извиняюсь за этот глагол, но это 18+, ну, 12+, вполне нормальный глагол) протащили вот этого товарища Денина.

С.КОРЗУН: Ни одного из пяти корней там нет, так что все нормально.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. Или господина Денина. Он, судя по всему и по всем сведениям, имеющимся у меня и у других, он настолько достал жителей и вообще всех, вот, и даже суд Брянской области, что, в конце концов, местный областной суд нашел нарушения, которые, я так понимаю, действительно, имели место. Ну уж невозможно себе представить, чтобы представителя «Единой России», облыжно и не имея доказательств, сняли с гонки предвыборной.

Другое дело, что понятно, тут включилась тяжелая артиллерия в лице Жириновского, который тут же приказал своему кандидату от ЛДПР снять свою кандидатуру. Мало того, очень как-то некрасиво себя повел представитель (уже бывший, как я понимаю) партии «Яблоко», который тоже тут же подсуетился. И в результате там оказывался один одинокий коммунист, таким образом выборы просто бы отменялись, потому что один не может быть кандидатом. Ну, теперь их будет двое. Вот, могу только сказать, что если Денин после всех этих коллизий еще и выиграет, то поверить в его победу ни один нормальный в здравом уме человек не сможет.

С.КОРЗУН: А ваш прогноз, Потомский, все же?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, мне кажется, что Потомский должен, безусловно, после всего этого, конечно. Ну, если уж даже местный, областной суд не выдерживал, ну, сколько ж можно? Потомский явно пользуется большей поддержкой. Ну, тут есть у нас административный ресурс, нарушения. Как Чуров выражается? Он же гениально. Замечательное было выражение у него, когда был скандал с Олегом Шеиным в Астрахани, да? Что были нарушения, но без фальсификаций. Ну, вот, скорее всего я вынужден заранее прогнозировать, что не исключаю, что опять будут нарушения, но и опять-таки господин Чуров скажет, что нарушения без фальсификаций. Это в лучшем случае для Денина. А в худшем будет Потомский. Не могу сказать, что он там спасет область, не спасет. Тут надо только понимать, это особая область. Потому что эта область, что называется, такая, красная. Она всегда входила в красный пояс, и там КПРФ, коммунисты, действительно, по-настоящему популярны. Ну и я так понимаю, губернатор Денин этой популярности сильно способствовал от противного.

С.КОРЗУН: Есть сведения сегодняшние о реакции КПРФ. Вадим Потомский не будет обжаловать решение Верховного суда, Потомский доволен решением. «Меня все устраивает», - сказал он Интерфаксу.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, правильно. Потому что если их двое, то они могут участвовать. А если он остался бы один, то выборы бы отменялись просто.

С.КОРЗУН: То есть сначала испугался Денин и его команда, потом испугался Потомский, что реально, соответственно, ресурс пущен в дело и есть возможность довести это дело до отмены выборов?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну да. Нет, один же кандидат не может быть.

С.КОРЗУН: Ну, естественно.

Н.ТРОИЦКИЙ: А если двое, то Потомский, по идее... Даже если он понимает (он все прекрасно понимает, я думаю), но он должен делать хорошую мину, изображать, верить в победу. В принципе, я думаю, при объективном подсчете он, конечно, должен выиграть эти выборы. Вот я так скажу, и дело не в том, симпатизирую я, не симпатизирую. Я даже не знаю этого человека, этого депутата. Ну, просто ситуация такая.

С.КОРЗУН: Хорошо. Forbes сегодня буквально описал схему финансирования российских партий. Раз уж мы начали на предвыборную тематику, то и продолжим. Не знаю, любопытно или нет и что это значит, но российские партии, как считается, получают деньги через «фирмы-помойки», благодаря ему истинные доноры остаются в тени. Forbes как раз опубликовал расследование финансирования партий. То есть, есть несколько родственных организаций, каждая из них... Для юрлица максимальный платеж – 43 миллиона рублей, и, соответственно, чтобы собрать всю сумму, создаются родственные организации, которые зарегистрированы, например, там, «Магнатэк-Регион» и «Магнатэк-Ресурс» перечислили «Единой России» больше 50 миллионов рублей. В число 20 крупнейших спонсоров справедливороссов входит 11 организаций с практически одинаковыми названиями.

Н.ТРОИЦКИЙ: Такие клонированные, да?

С.КОРЗУН: В ЛДПР 8 крупнейших доноров в Екатеринбурге, у справороссов в Санкт-Петербурге, ну и так далее. Про коммунистов молчат. А, похожая ситуация и в «Яблоке», говорят – большинство организаций-спонсоров по одному и тому же адресу в Москве.

Н.ТРОИЦКИЙ: В «Яблоке» их явно меньше, конечно.

С.КОРЗУН: Да. Ну, легальность этого очевидна, иначе просто кроме не скажу кого никто бы больше в выборах не участвовал. Насколько она логична с точки зрения предвыборной?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну а что? Во-первых, это же никакого нарушения закона нет. Если иначе нельзя, то пусть так финансируют. У нас другая проблема. Проблема же вечная с финансированием – сложно понять, кто за кем стоит, кто там выгодополучатель, кто истинный хозяин? Это касается, ведь, не только политических партий – это касается почти всего. Фирм, спортивных клубов, футбольных клубов. Абсолютно непонятно, кто там владеет клубом ЦСКА, моим любимым, за который я болею (футбольным). Но я не знаю, кто его хозяин.

С.КОРЗУН: А так это важно?

Н.ТРОИЦКИЙ: Да нет, не важно, наверное. Ну, вообще-то это ненормально, мне кажется, да? Может, это мне не важно и другим не важно. Болельщикам не важно. Но вообще-то в цивилизованной стране как-то так быть не должно. Это не цивилизованная, все-таки, практика.

С партиями примерно та же история. Понятно, что на членские взносы партии существовать у нас не могут. Что касается «Единой России», то это сколько там? 50 миллионов – это как-то смешно, честно говоря.

С.КОРЗУН: Ну, от 2-х компаний только. Там есть и другие компании.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, это, видимо, в каком-нибудь районе, да? Или в каком-нибудь уезде маленьком, да?

С.КОРЗУН: Ну, сейчас могу посмотреть и уточнить.

Н.ТРОИЦКИЙ: Потому что там же миллиарды и триллионы должны быть. Ну как? Ну, она же, в общем, реально финансируется понятно как. Это же наша главная, государственная партия. Ну, понятно, что да. Но схемы-схемы-схемы. А потом, да, они лишают мандатов депутата за пустяковые нарушения, еще и не доказанные причем после этого. Надо тогда их всех вообще лишить всего. Ну, это бесполезно. Я бы, честно, не стал бы... Это интересная информация, но она как-то никак не влияет на отношение к нашей, в общем, убогой партийной системе. Пусть хоть как-то существует.

С.КОРЗУН: Об уровне государственного финансирования (а такое тоже есть), ну, в общем, говорили политические люди, приходившие в эфир «Эха Москвы». Там какие-то совершенно смехотворные цифры.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, официально – да.

С.КОРЗУН: Еще пару лет назад там были... Ну, даже называть не буду – стыдно называть. Но сейчас у нас появляется огромное число новых зарегистрированных партий. Как они должны финансироваться и должны ли финансироваться?

Н.ТРОИЦКИЙ: Не, ну как «должны»? Они если не будут финансироваться, они исчезнут.

С.КОРЗУН: Из тех самых денег, которые были.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. Насколько я помню, там же есть такое правило, что партия, получившая не меньше 3%, получает какое-то государственное финансирование.

С.КОРЗУН: То есть как в Олимпийских играх или на футбольных турнирах – дошел до определенного этапа, получаешь премию больше.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, да, примерно да. Но только таких партий очень мало. Новые партии, естественно, никак в эту схему не вписываются, потому что они еще ни в каких выборах не участвовали. Я-то как раз думаю, что ничего страшного. Будут выживать, будут крутиться, вертеться. Хочешь жить – умей вертеться. Ну, допустим, за партию Прохорова я спокоен – думаю, она найдет возможности как-нибудь себя профинансировать так или иначе.

С.КОРЗУН: Из нескольких ООО.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да.

С.КОРЗУН: Хотя, вообще скандалы-то за рубежом и во Франции, насколько я помню, мощнейшие скандалы были с финансированием избирательных кампаний, в частности, кандидатов и партий.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, посмотрим. Но я думаю, там люди должны... Деньги-то есть, по крайней мере, уж точно. Партия какого-нибудь, я не знаю, Бориса Борисовича Надеждина (ну, я просто так его вспомнил) – это не Прохоров, там уже потруднее будет. Тем более, он же раньше был у Прохорова, теперь он сам по себе. Ну, вот, не знаю, как он будет крутиться.

Главное, мне кажется, в этом ничего страшного нет. Потому что когда вот этот закон, новый старый закон об упрощенной регистрации вводился, все говорили «Ой, сейчас сотни тысяч и десятки тысяч партий появятся, все это растворится, расползется, это до абсурда доведут». Вот именно в связи с тем, что деньги нужны, десятки тысяч точно не возникнут, да и тысяч не будет. Да и сотен, я думаю. Останется не так много партий, которые смогут себя кормить и существовать. И их будет не так много – их будет столько, сколько нужно. Нормально, пускай. А которые отомрут, те отомрут, извините. Это как эволюция, в которую не верят некоторые депутаты и требуют, чтобы в школе перестали, да? А, нет, не перестали, а чтобы рассказывали... Мы сразу перейдем (это хорошая тема). Кроме Дарвина объясняли, что нет, может быть, еще мир был создан за 7 дней, а люди были сделаны из глины, например. Ну, есть же такие тоже версии. Чтобы это школьникам все объясняли.

С.КОРЗУН: Кто из глины, кто из железа.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. А есть еще версии, инопланетяне привезли, с других планет прилетели – такие тоже версии имеются. Бедным школьникам, да, хотят заморочить голову. Причем, понятно, что это не инициатива всей фракции «Единая Россия» как тут раззвонили некоторые СМИ с самого начала – это там один конкретный депутат. Но это же тенденция, к сожалению. Тут очень печальная тенденция просматривается.

С.КОРЗУН: Николай Троицкий, журналист в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Вчера освободили Самуцевич из-под стражи в зале суда. Ваш комментарий? Ну, сегодня Мосгорсуд разъяснил причину освобождения. На самом деле, любопытная вещь. Уже вчера мы тестировали это.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. Официальное какое?

С.КОРЗУН: То, что она не успела совершить преступление, не дошла до места преступления.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. Не успела попрыгать, грубо говоря.

С.КОРЗУН: Да. По этому поводу Николай Усков вчера сказал «Ну как? А если человек там на стреме стоит или еще что, он же, в общем, не на месте преступления. И как его, не подтягивать?» Это одна логика. А есть вторая логика, логика Мосгорсуда. Вот, какая вам ближе?

Н.ТРОИЦКИЙ: Не, ну, на стреме, который стояла... Я не знаю, стояла ли. Она вообще не участвовала ни в чем, не хулиганила, грубо говоря. Суд счел это хулиганством, как я знаю. Катерина Самуцевич хотела похулиганить, но просто не успела похулиганить. Но так как хотела и всеми силами пыталась, все-таки, условный срок получила и судимость у нее пока остается, да? Ну а 2 другие остаются за решеткой, к сожалению.

Кстати, была же еще 4-я, которую, я не знаю, ищут или не ищут?

С.КОРЗУН: В розыске.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, тут да, тут я просто не в курсе. Все это история печальная, и особенно печально, что это дело ничтожное и мелкое занимает так много места.

С.КОРЗУН: Ну, обнажило какие-то, как говорят, болевые точки в нашем государстве, слишком много что сошлось.

Н.ТРОИЦКИЙ: Вот не надо было, понимаете? Ну, зачем надо было эти дурацкие точки обнажать? Потому что, ну, когда по CNN выступает Самуцевич, когда хотят этим, ну, ей-богу, ничего из себя не представляющим с любой точки зрения девицам вручать премию имени Сахарова или как она там называется. Еще не хватало, что, может, им еще Нобелевскую премию мира еще вручить. Ну, уже можно до абсурда. Кстати, какую-то премию им вручили, да? Йоко Оно нам что-то такое. Ну, причем, премию какую-то, связанную с шоу-бизнесом, хотя, они к шоу-бизнесу отношения никакого не имеют и иметь, по-моему, не хотят.

Ну, в общем, все это, конечно, печально, грустно. Эту безобразную историю раздула власть вместе с Русской Православной Церковью, выдули из мухи слона. Это меня возмущает и огорчает. Но мне так же точно не нравится и противоположная сторона, которая пытается приравнять их чуть ли не к диссидентам, к узникам совести и вообще включить их, грубо говоря, в тренд и дискурс вот этот вот гражданского протеста. Ну, мне кажется, что это только отталкивает потенциальных участников.

С.КОРЗУН: Но сами-то девушки на этом настаивали все, включая Екатерину Самуцевич.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, они-то, понятно. А что ж им делать еще? Настаивать, да. Но дело в том, что выносить на митинг «Свободу Pussy Riot» - ну, ей-богу, это просто раскалывать. Ну, это не моя проблема – я смотрю со стороны. Но мне кажется, что это неверно.

С.КОРЗУН: Наш слушатель и зритель Эмигрант пишет: «В последние 3-4 месяца единственными новостями из России, показанными по CNN, были новости о ходе судебного процесса над Pussy Riot. О чем лично вам это говорит?»

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, о чем это говорит? О том, что раздули из мухи слона, о том, что я уже как раз сказал. Теперь все новости мировые сфокусировались на этом ничтожном деле. Ну что? Теперь уж ничего не отступишь, теперь вон мы удивляемся, когда какая-нибудь знаменитость типа Дженнифер Лопес вдруг заявляет, что она, якобы, не в курсе этого дела. Ну, она не может быть не в курсе – это знают все, по-моему, уже. Другое дело, что она просто, ну, не хочет в это влезать.

С.КОРЗУН: Будем считать, что суд принял окончательное справедливое решение. Но тем не менее, если бы...

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, я не считаю его справедливым в целом. Я вообще не согласен с приговором, так, на всякий случай.

С.КОРЗУН: Вот как раз про это и вопрос. Может быть, с точки зрения целесообразности имиджа, раз мы о нем говорим, было бы легче всех освободить или скостить довольно сильно срок? Ну, отгуляли бы, ну, митинги бы встретили, почествовали и забылось бы быстро.

Н.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, при некоторых условиях это было бы возможно, если бы они все отказались от адвокатов нынешних и все бы как-то так, слезно немножко бы, еще более слезно попросили прощения. Вполне возможно, что так бы и случилось.

С.КОРЗУН: Раскаяться надо было, как просила церковь?

Н.ТРОИЦКИЙ: Я не говорю, что надо. Я говорю, если бы так случилось. А это они сами должны решать – я не могу за них. Вот, Самуцевич же отказалась от адвокатов, вот и результат. А они от адвокатов не отказались.

Комментировать поведение адвокатов, которые у других двух девочек, мне трудно. Я, все-таки, не специалист. Но мне кажется, что они могли бы и получше защищать своих подзащитных.

С.КОРЗУН: Николай Троицкий и его особое мнение. Давайте к сегодняшнему еще одному событию, вручению Нобелевской премии по литературе. Формулировка совершенно потрясающая. Ее присудили в этом году за галлюцинаторный реализм.

Н.ТРОИЦКИЙ: Хорошо не галлюциногенный. (все смеются)

С.КОРЗУН: Ну, может, это одно и то же? Может, трудности перевода с английского?

Н.ТРОИЦКИЙ: Вот, слава богу, что не галлюциногенные, иначе бы...

С.КОРЗУН: Лауреатом стал китайский писатель Мо Янь. Вот тот самый реализм – он с ним вместе смешивает сказку, историю и современность. Вообще китайцу присуждают Нобелевскую премию впервые. Вернее, в 2000 году лауреатом становился уже пишущий по-китайски Гао Синцзянь, который живет в Париже, имеет французское гражданство. Мо Янь – 57 лет, почетный доктор филологии Открытого университета Гонконга, настоящее имя – Гуань Мое, а псевдоним означает «Молчи». На русский язык его произведения переводились лишь отрывками. Первый роман, рассказывающий о Китае 20-х годов, войне с Японией. Был снят одноименный художественный фильм, ставший дебютом режиссера Чжана Имоу и выигравший Берлинале, кстати.

Н.ТРОИЦКИЙ: Могу сказать, что не читал. Хотел сказать, что не читал, а теперь выясняется, что и не мог прочитать, оказывается.

С.КОРЗУН: Потому что и не было ничего. А по-китайски не читаете?

Н.ТРОИЦКИЙ: По-китайски, извините, не читаю.

С.КОРЗУН: А придется, между прочим, в ближайшее время.

Н.ТРОИЦКИЙ: Может быть. А китайских авторов в переводе на европейские языки – я до такого, все-таки, еще не дорос.

С.КОРЗУН: Китайский и хинди надо учить. Я уж не говорю про все арабские языки, которые, конечно, надо знать любому человеку, который собирается жить в XXI веке.

Н.ТРОИЦКИЙ: Тут только одно интересно. К сожалению, как о писателе ничего не знаю. Интересно, какие у него взгляды и есть ли они гражданско-политические? Потому что уже был скандал с Нобелевской премией китайцу, Нобелевской премией мира, которую так, кстати, ему и не вручили. Он, по-моему, до сих пор там в застенках кровавого режима. Кровавый режим я в данном случае употребляю, извините, без всяких кавычек китайский, потому что режим там довольно кровавый – там и смертная казнь вовсю применяется, и диссиденты сидят, что не мешает, кстати, здорово цивилизованному миру торговать. Ну ладно.

Интересно, этот писатель – как он с этой точки зрения? Насколько он вписан в истеблишмент китайский нынешний сегодняшнего китайского государства, народной республики? Если не вписан, то тогда это акт чисто политический, потому что это опять, значит, такой некоторый политический жест против, антикитайский. Если же, наоборот, вписан и вполне официозен, тогда это тоже жест политический.

С.КОРЗУН: Но уже дружественный.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да, но уже дружественный, уравновешивающий вот ту Нобелевскую премию мира.

С.КОРЗУН: А, вот, как бы разделить литературу и политику? Или это неразделимо? Вот, напоминают, я читал, один обозреватель напоминает, например, о том, что Редьярд Киплинг в свое время получил за высокие идеалы гуманизма, как написано, в конце концов, в этой премии.

Н.ТРОИЦКИЙ: Но вообще-то он – хороший писатель.

С.КОРЗУН: Писатель хороший. Но с идеалами гуманизма у него как-то, вот... Расистские идеи так с этим не очень смешивались. Или это позже стало известно, что они не очень сочетаются?

Н.ТРОИЦКИЙ: Несите бремя белых, да. Ну вот не донесли.

С.КОРЗУН: Все-таки, литература и политика сейчас (не случайно, вы тоже обратили на это внимание), они совсем близко. И вручение с точки зрения политики сразу надо расценивать.

Н.ТРОИЦКИЙ: Вот, Нобелевская премия, которая по литературе вручается, о которой, собственно, я могу судить каким-то образом, потому что по физике мне трудно что-то сказать, она самая политизированная. И я считаю, ничего с этим не поделаешь. Ну, это, конечно, грустно, и политическую подоплеку приходится искать всякий раз. И как правило, есть, что найти.

С.КОРЗУН: С Бродским тоже так было?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, в какой-то мере было и с Бродским. Это же была Перестройка, как раз начиналась у нас. Значит, тоже можно найти. При том, что, безусловно, Бродский – замечательный поэт, никто не спорит. Но и Солженицын – писатель неплохой. Но, ведь, никто же не будет возражать, что присуждение ему Нобелевской премии было чисто политическим актом.

С.КОРЗУН: Напоследок комментарий от Андрея из Москвы, присланный по SMS: «Мо Янь – потрясающий, очень китайский писатель. Правильно дали». Поверим вам, Андрей. Уходим на перерыв и вернемся в студию через 3 минуты.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Напомню, это программа «Особое мнение» и гость сегодняшней программы – журналист Николай Троицкий. Любопытное сообщение. Оно, как бы, начало появляться еще вчера, насколько я помню, или сегодня с утра. Взрыв на полигоне под Оренбургом этот страшный, который разнесся вокруг и, по счастью, оказался без жертв (один контуженный).

Рядовой Александр Касаткин признался, что курил на полигоне под Оренбургом во время разгрузки боеприпасов. Вот, встречал где-то это сообщение и сразу первая реакция людей – «Сколько его пытали?» или «Что ему пообещали, чтобы он признался?» Вот такой циничный взгляд на вещи, как будто реально человек, совершивший там оплошность, которая чуть не стоила жизней...

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну а, может быть, просто деваться было некуда, отпереться было невозможно. Ну, это же очень...

С.КОРЗУН: И такое может быть? Свидетельские показания?

Н.ТРОИЦКИЙ: Да нет, ну определить-то очень легко, извините, по окуркам. Проще простого. А курить больше некому, вот и все.

С.КОРЗУН: Некоторые, раскручивая эту историю, утверждают, что и пострадавший, соответственно, шеф вот этих самых солдат тоже отчасти виноват, потому что по инструкции положено было сразу тушить. И есть уже комментарии специалистов о том, что никогда эти боеприпасы не загораются одномоментно.

Н.ТРОИЦКИЙ: А курить-то там можно, где он курил-то?

С.КОРЗУН: Да нет, конечно. Нельзя.

Н.ТРОИЦКИЙ: Значит, нарушал, да?

С.КОРЗУН: Значит, нарушал.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, вот. Вот вся борьба с курением как полный пшик выглядит. Вот так она, собственно, в этом во всем заключается. Я помню, когда... Может быть, это не прямая связь, но связано, когда где находится редакция «Комсомольской правды», в какой-то момент там было принято решение запретить курить везде вообще. Нигде нельзя было курить, только вынуждены были все выходить на улицу. Это привело к тому, что курили везде как раз, а не в каком-то определенном месте и кончилось это пожаром. Вот так вот оно... Так что с борьбой с курением тоже надо, в общем, иногда как-то быть...

С.КОРЗУН: То есть по-вашему нельзя запрещать курить вообще?

Н.ТРОИЦКИЙ: Нет, почему? Нет, мне кажется, что разумнее, все-таки, или какие-то места выделять, но тогда серьезно ими заниматься. А если вот так вот запрещать везде, то и курят везде.

С.КОРЗУН: Так вы еще скажите, что и промилле надо снова вводить там 0,2 или 0,3 за рулем.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, это я тут не специалист. Тут Пикуленко на эту тему много говорил. Ну, я с ним не могу не согласиться. 0 промилле просто не бывает.

С.КОРЗУН: Вы еще скажите, что у Думы ужесточающий уклон в последнее время, что она только ужесточает.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, я думаю, уклон не ужесточающий, я думаю, уклон какой-то очень странный. То есть ничего в этом нет странного, они просто реагируют, вот, как чего случится, они тут же, тут как тут подпрыгивают со своим законом. Это абсолютно несерьезно. Просто Дума уже давно никаким уважением не пользуется. А последний вот этот месяц она себя дискредитировала уже до крайности.

С.КОРЗУН: Ну, вот этот, правда, обвинительный уклон – он существует в последнее время или нет? Или, ну, как-то так?..

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, это даже не обвинительный уклон, это просто попытка...

С.КОРЗУН: Не, ужесточение наказания, все-таки...

Н.ТРОИЦКИЙ: Чуть что, тут же что-то сразу принять. Там, пьяный врезался, сейчас мы за пьянство до 48 лет или, там не знаю, какие там наказания?

С.КОРЗУН: До 20-ти, по-моему, речь идет.

Н.ТРОИЦКИЙ: Да. Не дай бог завтра там будет какой-нибудь еще, тут же еще какое-нибудь наказание. Ну, это бессмысленно. Это такое, вот, реагирование по задам абсолютно никакого результата не даст никогда. Ну, собственно, у нас и спецслужбы так реагируют на теракты. Кто-то пронес в ботинке – сразу всех заставляют снимать ботинки. Кто-то там с жидкостями... Это называется «Генералы готовятся к уже проигранным битвам, к войнам, которые уже прошли и были проиграны». Вот это то же самое. Это просто неэффективно. А обвинительный? Да, получается, вот, попытка все запретить, сейчас мы все запретим, как будто от этого что-то изменится. Вот так и с курением. Да, давайте запрещать. Только эти запреты просто не исполняются.

С.КОРЗУН: Вчерашний, кажется, опрос общественного мнения – много о нем говорят. Света77 напоминает о нем. По данным опроса 63% россиян за цензуру в интернете, а пользователей в России 25% населения. То есть опрашивали людей, не имеющих интернета.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, мне кажется, пользователей побольше. Другое дело, что они же...

С.КОРЗУН: Активных пользователей, по-моему, имеется в виду. Вообще пользователей, тех, кто хоть раз заходил в интернет там или с помощью кого-то, их, конечно, значительно больше.

Н.ТРОИЦКИЙ: Эти люди, которые за цензуру, они, по-моему, не очень хорошо понимают, что они имеют в виду. Они же, наверное, против какой-нибудь там детской порнографии, да? Ну а что еще они хотят цензурировать? Ну так это и так уже все вне закона. Куда еще дальше?

С.КОРЗУН: То есть вы бы оставили все как есть с этим делом?

Н.ТРОИЦКИЙ: Да я не вижу там... Я вообще не понимаю, чем интернет отличается от неинтернета.

С.КОРЗУН: Еще одно сообщение сегодняшнее. Собянин раскритиковал идею Шойгу об уплате налогов по месту жительства. Он добавил, что такой шаг является уходом от идеи урбанизации, этот процесс нельзя повернуть обратно. Собянин также отметил, что области следует не строить жилье, а создавать рабочие места. И вот это любопытный момент, на который я бы обратил внимание, поскольку раньше у нас была такая тенденция, что каждый москвич имеет право на свои 6 соток в Подмосковье. Поэтому, дорогие, вот вам земля, стройтесь, но не заводите там ни в коем случае ни кур, ни сталеплавильное производство тем паче, да? А спокойно живите, отдыхайте в своих домиках.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, это в советское время так было.

С.КОРЗУН: В советское время так было и даже в постсоветское, по-моему. 6 соток-то начали раздавать уже в 90-е годы.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, сотки-то – это да. Но кур никто не запрещает уже разводить.

С.КОРЗУН: Не, ну, кур – понятно, не запрещают. Но не сталелитейное производство.

Н.ТРОИЦКИЙ: Слонов можно разводить, страусов, кому хочется, ну, у кого побольше территория.

С.КОРЗУН: Это вопрос политического противоборства двух тяжеловесов, Собянина и Шойгу? Либо экономического выживания области?

Н.ТРОИЦКИЙ: Не, это вопрос экономического противоборства, конечно. Ну как у Лужкова было в свое время противоборство с Громовым. Оно же было не потому, что они представляли разные политические силы. Ерунда же это полная. Просто чисто шкурные, экономические проблемы. Где деньги, где останутся деньги, где будут налоги, куда пойдут, куда потоки. Это все понятно. Мне-то кажется, давно надо было объединить Москву с Московской областью, потому что это противоестественный гибрид, который существует, тем более особенно в связи с этими планами, когда Москва расползается аж до Серпухова. То есть это вообще непонятно что. Москва будет вот такая кракозябра, и тут будет 2 половинки Московской области. Это смысла нет. От Московской области какие-то ошметки. Зачем она вообще нужна? Я вообще не понимаю, где в мире есть такое отдельно город и отдельно вокруг область?

District of Columbia, если не ошибаюсь, вместе с Вашингтоном, они не по отдельности. Вот так и должно быть у нас, тут District какой-то такой общий, единый. Может быть, поменьше размером, чем сейчас. Ну, это уже я тут расфилософствовался. Я понимаю, что никакой губернатор Московской области такой, какая она сейчас есть, на это не согласится. Но решать это, все-таки, должен, наверное, не губернатор.

С.КОРЗУН: Ну, производства надо под Москвой создавать? Или оставить лучше зеленую зону с точки зрения здравого смысла?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, зеленая зона нужна. Но область большая. Там где-то можно и производство создать. Потом производство же бывает вполне такое, экологически безвредное, разное же бывает. Не все же химзаводы.

С.КОРЗУН: Напоследок еще вопрос от слушателя. Дмитрий Мезенцев спрашивает, вспоминает интервью НТВ в программе «ЦТ». Смотрели это интервью.

Н.ТРОИЦКИЙ: Нет, не смотрел. Но я знаю, о чем речь.

С.КОРЗУН: Путин показывал на некие красные папки, о которых журналист поинтересовался, и сказал, что он не только из СМИ черпает информацию. Насколько, спрашивает Дмитрий, на ваш взгляд, поступающая для Кремля информация рисует объективную картину реальности? Насколько кремлевские обитатели адекватно оценивают ситуацию?

Н.ТРОИЦКИЙ: Уважаемый Дмитрий, ну, мне-то еще труднее оценить адекватность информации, чем самим кремлевским обитателям.

С.КОРЗУН: Но вы видите их решения. Вот, по решениям или по действиям, по телодвижениям, как вам кажется?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, если так, вообще в целом, у меня создается впечатление. За всех обитателей не скажу, но мне кажется, что Владимир Владимирович часто бывает, так, мягко скажу, оторван, сильно оторван от реальной действительности.

С.КОРЗУН: Даже несмотря на то, что оперирует сложными цифрами по памяти?

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну, не, ну он хорошо помнит цифры. Но это же есть действительность – она не вся в цифрах и в числах умещается, есть какие-то реальные тенденции, реальные явления. Ну, это вопрос такой, очень сложный. Вообще мне кажется, он не очень осознает новый тренд, который возник в обществе российском.

С.КОРЗУН: Тогда коротко его охарактеризуем – у нас минута примерно на это есть.

Н.ТРОИЦКИЙ: Ну как? Мы его охарактеризовывали последние месяцы с декабря прошлого года. И мне кажется, что Путин так и не осознал, что некий сдвиг произошел в общественном сознании. И так, в целом. Независимо от красных, синих, зеленых папок, которые ему там подсовывают.

А что касается, насколько он там контролирует и знает. Ну как? Насколько спецслужбы могут, настолько он и в курсе. Обо всем ли ему сообщают? Думаю, что обо всем. Но изоляция определенная неизбежна, конечно.

С.КОРЗУН: Есть ли у него все необходимые инструменты от финансовых до силовых для того, чтобы справиться с возможными кризисными ситуациями?

Н.ТРОИЦКИЙ: А тут же проблема не в инструментах, а проблема, есть ли у него желание и понимает ли он, что надо делать. Мне кажется, что он не понимает или понимает не так, как это на самом деле. Поэтому, собственно, у него нет желания ничего менять, он хочет все законсервировать в том виде, в каком оно и есть.

С.КОРЗУН: И это было особое мнение Николая Троицкого о том, что происходит у нас в стране. О мире не поговорили. А, почему? Нобелевскую премию по литературе и Китай обсуждали.

Н.ТРОИЦКИЙ: Мы даже Гонконг присовокупили.

С.КОРЗУН: Все успели. Спасибо за то, что пришли и отвечали на наши вопросы. Всем счастливо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024