Купить мерч «Эха»:

Михаил Веллер - Особое мнение - 2012-09-21

21.09.2012
Михаил Веллер - Особое мнение - 2012-09-21 Скачать

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королёва, напротив – писатель Михаил Веллер. Здравствуйте.

М.ВЕЛЛЕР: Вечер добрый.

М.КОРОЛЁВА: Вот вам повезло, вы – Веллер, а не, к примеру, Вёллер. Мне повезло меньше: я – Королёва, у меня проблемы с буквой «ё» в фамилии.

М.ВЕЛЛЕР: Вам повезло больше.

М.КОРОЛЁВА: Ну это, знаете, как посмотреть. Вот, министр образования Дмитрий Ливанов сегодня, наконец, обеспокоился проблемами таких как я. Нас таких, между прочим, около 4 миллионов в России с проблемами в фамилиях и именах с буквой «е» и «ё». И он сказал, что решат проблему. Решат проблему с буквой «ё». Нужно дать поручение, что можно в этом плане сделать. Возможно, подготовят закон. Вообще, как к букве «ё» относитесь?

М.ВЕЛЛЕР: Представляете, сколько будет проблем с написанием фамилий, когда придут китайцы? Я положительно отношусь к букве «ё». Когда я учился в первом классе, то на уроках чистописания нас учили аккуратно ставить точки над буквой «ё». И поначалу мы читали в первом, втором, классе книжки с буквой «ё». А потом эта буква пропала неким явочным порядком. Я подозреваю, что по настоянию наборщиков, чтобы линотипистам было на одну букву проще. Кто-нибудь посчитал, какова будет экономия цветного металла олова по стране в линотипах, если не будут набирать букву «ё». И один из моментов, который я глубоко приветствую в принципах Солженицына, - это категорическое настояние, чтобы букву «ё» не смели заменять на букву «е» в текстах.

М.КОРОЛЁВА: Подождите, а в ваших книжках вы-то сами как поступаете? Вы требуете, что у вас всегда последовательно стояла буква «ё»?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, нет. Только в тех отдельных случаях, когда она необходима для различительного смысла. Потому что ежели за десятки лет страна, народ, читатель привык, то нет смысла придавать этому некое принципиальное значение. Но, в общем, сокращать буквы не надо. Я считаю, что в 1918 году уже достаточно сократили, пора бы и остановиться. И потом на моей памяти эти дискуссии о том, что циплёнок и ципочки, и так далее... Язык любит консерватизм. Вот, англичане с трудом читают Шекспира. Так, ведь, и мы Достоевского не без труда, хотя расстояние во времени гораздо меньшее. Хорошо бы кое в чём остановиться и сказать «Эта картина закончена. Не надо трогать». Вот, не надо перестраивать центр Петербурга, не нужно изменять алфавит, не нужно трогать и некоторые традиционные ценности.

М.КОРОЛЁВА: Михаил Иосифович, подождите. Но традиция по отношению к букве «ё» как раз и заключается в том, что её использовали всегда свободно. И только Сталин ввёл обязательное употребление там после какого-то определённого момента в 1942 году. Вы поддерживаете в этом Сталина, в последовательном употреблении буквы «ё»?

М.ВЕЛЛЕР: Я готов поддержать Сталина в этом последовательном употреблении. Но не буду врать и скажу, что большое спасибо. Чего не знал, того не знал. Мне почему-то казалось, что она была раньше.

М.КОРОЛЁВА: Нет. Ну, нет. Она всегда была, но её можно было всегда использовать свободно – можно было ставить, можно было не ставить.

М.ВЕЛЛЕР: Я понимаю товарища Сталина. Что это за хамство? Кто хочет, ставит, кто хочет, не ставит. В стране должен быть порядок, единообразие.

Короче говоря, дела Сталина, всё-таки, обсуждали столько раз... Сколько? 60 лет скоро будет, как он помер. Я думаю, что лучше проблему буквы «ё» отставить, потому что и эта проблема, конечно же, напоминает очередную шумовую гранату. Мы не будем говорить о том, что поступившие на первый курс Журфака пишут сочинения с 50-тью ошибками, а будем лучше спорить про букву «ё». Не будем говорить о том, что ничтожные расходы на образование, что это нашумевшая история, запретили профессорам преподавать в физматшколе Новосибирского университета. А, ведь, одного чиновника повесить – и профессора спокойно пойдут в школу, улыбаясь детям.

М.КОРОЛЁВА: «Повесить» сказали вы?

М.ВЕЛЛЕР: Да, именно так я и сказал. Вы знаете, кстати о проблеме смертной казни, по которой вчера был очередной спор, и о коррупции, с которой мы боремся уже не первый год. Как только Наполеон прибыл на итальянскую армию, он повесил несколько интендантов. На завтра в армии не было коррупции. Вы представляете? Вот и слушай после этого адвокатов, которые говорят о том, что степень и тяжесть наказания не влияют.

М.КОРОЛЁВА: И это говорит писатель, гуманист.

М.ВЕЛЛЕР: Значит, писатель и гуманист не означает идиот и блаженный. Совершенно верно, я – гуманист. Всё остальное – это уже не мне судить.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы за смертную казнь и букву «ё». И для тех, кто букву «ё» не употребляет, тому смертная казнь.

М.ВЕЛЛЕР: Интересно было бы, смертная казнь через букву «ё». Это даже остроумно, это приобретает какой-то метафизический смысл. То есть если наводить порядок, то давайте букву «ё» поставим в свою очередь. Вот, решим все остальные проблемы... Когда у нас образование просаживается, светлые головы разбегаются по 150 тысяч в год и так далее, и так далее. А потом номером 819-м решим проблему буквы «ё». А если министру больше нечем заняться, я готов составить ему программу.

М.КОРОЛЁВА: Ну, правда, есть проблемы тех самых маленьких людей, о которых мы с вами забываем, которые приходят, например, в Пенсионный фонд, приходят в Собес, приходят, там я не знаю куда, в Нотариальную контору и им говорят «Нет, это не вы. Вот, вы – Шевелёв, а не Шевелев» или «Вы – Шевелев, а не Шевелёв». Не выдают наследство, не дают пенсию и так далее. Это не проблема?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, здесь, конечно, главное – предлог. Чем меньше выдавать пенсий и наследств, тем больше останется государству. Таким образом вопрос из плоскости филологической переходит в плоскость политико-экономическую. Если кому кого надо обокрасть, то волк объяснит ягнёнку, что он должен писаться через букву «ё». Я думаю, так.

М.КОРОЛЁВА: То есть проблема здесь, как вы правильно сказали, не языковая, а скорее то, о чём вы упомянули, о коррупции, видимо.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Построена система, где по меткому и старинному народному выражению, кто кого может, тот того и гложет. И это поставлено во главу угла. Они мне букву «ё», букву «ё». Что, мы не найдём дело для министра образования? Мигом можно подыскать ему полезную для хозяйства работу.

М.КОРОЛЁВА: Михаил Веллер, писатель сегодня гость программы «Особое мнение». Я так предполагаю, что дальше мы поговорим ещё об одной очень важной проблеме, которая связана с переводом стрелок часов (это нам, возможно, вскоре предстоит). Но это будет уже буквально через минуту. Мы вернёмся в эту студию.

М.ВЕЛЛЕР: Стрелка через «ё» - это интересно.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЁВА: И сегодня это особое мнение писателя Михаила Веллера. Я напомню, что вы можете присылать вопросы к этому эфиру по номеру +7 985 970-45-45, ну и всё остальное, все остальные каналы связи найдёте на нашем сайте echo.msk.ru, в частности, там вы можете выстраивать кардиограмму эфира Михаила Веллера, голосуя за его слова или против его слов.

Слушатель пишет: «Опять затевают игры с переходами во времени. Осталось перейти на эксперименты с пространством». Итак, время. Не успели мы пожить в постоянном летнем времени без перевода стрелок часов, год так мы провели, и тут, пожалуйста, теперь у нас может быть постоянное зимнее время. Вы как к этому отнеслись, когда узнали?

М.ВЕЛЛЕР: Особенно мне нравится, когда высокоумные государственные мужи сообщают всем весомо, что дважды два – четыре. На самом деле, всем всё понятно, потому что летнее время означает: на 1,5 часа раньше астрономического на меридиане Москвы. Это означает, что кто встаёт зимой в 7 часов по летнему времени, тот, на самом деле, встаёт в половину 6-го. А кто в пол-седьмого, встаёт в 5. А в 5 часов вставать нельзя, потому что в 5 часов все физиологические функции на минимуме – самое низкое давление, самая низкая температура тела, самый медленный пульс, в это время люди умирают, в это время женщины рожают детей, в это время внимание рассеяно, в это время происходит больше всего аварий, катастроф по рассеянности. В это время люди должны спать. Потому что их мозг не желает просыпаться, потому что...

М.КОРОЛЁВА: Боже, как страшно.

М.ВЕЛЛЕР: Господи, давным-давно существует выражение, в русский пришло с английского «собачья вахта», она же, кратко говоря, «собака» - это с 4-х до 8-ми. Потому что просыпаться без четверти 4, ползти в рубку и в 4 часа вставать на вахту... Ну, к 8-ми то уже нормально. А, вот, в 4, в 5... Почему, думаете, хорошие войны в новые времена начинали в 4-м часу? А в то самое время.

Таким образом жить надо ближе к астрономии. Поэтому так называемое зимнее время – оно просто хотя бы приблизительно нормальное время, и вот эти стрелки никогда никуда не надо переводить и дело с концом. Я думаю, что власть это сделает, потому что ей это практически ничего не будет стоить. Гипотетическая экономия от каких-то там домашних лампочек... Сколько тех лампочек? Сколько тех предприятий осталось работающих? Это всё в ноль. Зато народ начнёт любить.

Это по старому анекдоту. Возьми в дом козу, курицу, корову. А теперь выгони их всех вон – как стало хорошо жить. Вот, со временем поэкспериментировали, потом перестали. И все закричат «Спасибо партии за наше счастливое детство и время».

М.КОРОЛЁВА: Да подождите, все уже кричат. Все уже кричат «Перестаньте уже. Уже прекратите. Мы устали». Вот сейчас как раз и кричат.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Сейчас кричат, первое, очень немногочисленные, глупые и крикливые, и которых слышно, что очень важно, одновременно. И ещё те, которые вовсе ничего не понимают. А эксперименты с пространством уже идут, поскольку Дальний Восток и Приморье явочным порядком по договору Медведев-Китай 2009 года проданы Китаю. Просто продажа – она несколько растянута во времени.

М.КОРОЛЁВА: Как это так? Подождите.

М.ВЕЛЛЕР: Здрасьте пожалуйста. А вы что, ничего не слышали?

М.КОРОЛЁВА: Нет. Абсолютно. Как это проданы Китаю? Не слышала.

М.ВЕЛЛЕР: Странно.

М.КОРОЛЁВА: Наоборот. Подождите. Более того, на этой неделе было сказано, что все дивиденды Роснефтегаза, возможно, будут переданы Дальнему Востоку и Сибири на развитие. Какая же продажа Китаю? О чём вы?

М.ВЕЛЛЕР: То, что будет передано, будет передано. Мне очень понравился ответ Путина на пресс-конференции по поводу саммита АТЭС насчёт того, что 600 миллиардов – не круто ли будет? Какие 600? Прежде всего, 300 пошли на трубу газовую с Сахалина, чтобы люди обогревались газом. Это называется так. Ну, прежде всего, половину этой суммы мы дали Газпрому для того, чтобы за бюджетный счёт он построил свою трубу и при помощи её качал свои прибыли из местного населения, так называемого электората.

Так вот что касается Китая. Условия договора о продаже этой нефти на 20 лет вперёд по 50 долларов за баррель на круг из того, что 29 ярдов ещё нужно будет грохнуть за свой счёт на этот газопровод, из того, что китайцы будут разрабатывать недра, получать там полезные ископаемые, ввозя на эти предприятия своих рабочих и так далее. Это, естественно, сопровождается демографической экспансией. Это классический косовский вариант. И поэтому через 8 лет или через 28 лет эти области становятся китайскими, разумеется.

М.КОРОЛЁВА: Подождите, ну а кем заселять? Пустые пространства, абсолютно пустые огромные. Что с этим делать?

М.ВЕЛЛЕР: А вот при помощи буквы «ё» нужно давать поменьше денег населению. Раньше народ работал на Дальнем Востоке, в Сибири, в Арктике за свои 10% в год нарастающих полярок, за свой коэффициент. И когда человек получал 2,5-3 оклада и 2-месячный отпуск ежегодно, а раз в 3 года отпуск оплачиваемый, он через 10-15 лет возвращался на материк, покупал дом, покупал машину, находил работу, жил как белый человек. А чего ради там сейчас жить?

М.КОРОЛЁВА: То есть вы предлагаете вернуть коэффициенты северные вот эти так называемые, да?

М.ВЕЛЛЕР: Об этом даже и речи быть не может, что это быть должно. Но поскольку у нас промышленность добывающая, то всё остальное – оно сбрасывается явочным порядком. Потому что большая часть экономики страны – это нагрузку на родную нефтегаза, частично алюминия, марганца, никеля добывающую промышленность. Это будет сброшено раньше или позже.

М.КОРОЛЁВА: Да-а-а. Михаил Веллер. Ну, чувствуется в вас такой протест. Вот, я практически не сомневаюсь в том, что вы были...

М.ВЕЛЛЕР: Я не против, я – за. Я за всё хорошее.

М.КОРОЛЁВА: Ну да. Ну и против всего плохого. Так вот вы, наверняка, были, наверное, на марше протестов, на Марше миллионов 15 сентября в прошлую субботу в Москве. Были?

М.ВЕЛЛЕР: Ну, конечно же, нет и вы это прекрасно знаете. Я провёл цинично это время у телевизора, глядя на телеканал «Дождь» и частично остальные каналы.

М.КОРОЛЁВА: Ну, то есть вы в курсе?

М.ВЕЛЛЕР: Я совершенно в курсе. Я полагаю, первое. Очень хорошо, что этот марш был. И, в принципе, он нужен, не нужен, должен, не должен – это вопрос не дискуссионный. Люди имеют нормальное конституционное право на марши, шествия, митинги, демонстрации, свободу высказываний своего мнения. Так что всё это совершенно нормально и, слава богу, что это есть.

М.КОРОЛЁВА: Да с этим никто и не спорит, да.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да, да. Мне представляется, что власть, всё-таки, добилась своего. Эти протесты практически уже втиснуты в неопасное цивилизованное русло. И можно сказать «Смотрите, какая Россия демократическая страна. У нас есть несистемная оппозиция, и она открыто призывает убрать нашего президента, наше правительство. А мы им ничего. Вот, они на марши ходят и говорят, а мы им ничего».

М.КОРОЛЁВА: Ну так что, плохо, что ли? Это ж хорошо.

М.ВЕЛЛЕР: Это не тот митинг, который может что-то изменить. И вот это плохой момент. У меня есть такое подозрение, что вслух я сказал если не первым, то один из первых в декабре прошлого года числа 15-го – 19-го, что это необходимо направлять в организованное, системное, постоянное рабочее русло. В противном случае революционный порыв масс иссякает и выходит в воздух раньше или позже, если эта энергия не преобразуется ни в какие свершения.

М.КОРОЛЁВА: Подождите, так это же хорошо, что революции не будет, к примеру.

М.ВЕЛЛЕР: А кто сказал «революция»?

М.КОРОЛЁВА: Ну вот вы говорите «революционное русло». Получается, что вы хотите, чтобы оно было направлено туда было.

М.ВЕЛЛЕР: Нет-нет-нет. Я сказал «революционный порыв масс». А русло, наоборот, регулярное, рабочее, позитивное и так далее.

Необходимо, конечно же, если кто чего хочет, создавать отделения в регионах. Необходимо создавать общественное движение регулярное, которое фактически уже является партией и как партия должно быть зарегистрировано. И кроме того момент, который мне постичь не дано (видимо, идиот). Когда человек идёт в политику и хочет что-то менять, то сначала он должен знать, чего он хочет. Вот, сначала у него есть программа, а потом он вбивает её в мозги и добивается всеми силами и средствами её реализации. Сначала Ленин с броневика...

М.КОРОЛЁВА: Ну а разве «Путина в отставку» - это не программа?

М.ВЕЛЛЕР: Нет-нет. Сначала Ленин с броневика пляшет апрельские тезисы в опере «Октябрь», а уже потом происходит революция. Причём, освистывают этот броневик все, друзья и враги. Они в апреле освистывают, а в конце июня принимают, потому что больше ни у кого ничего внятного нету.

Когда у людей нету программы, которая означает, как мы реорганизуем экономику, как мы реорганизуем политическую систему, что мы сделаем с приватизацией, которая никогда не будет признана справедливой, что мы сделаем с бюджетом на здравоохранение и образование (а это вопросы выживания народа), что мы сделаем с теми, кто угоняют сотни ярдов долларов за бугор, объясняя, что это очень полезно для экономики? Вот, если не решаются эти конкретные основные вопросы, вот это вот плохо. Как нужно сделать, чтобы это было вот так вот, как будет хорошо.

Пока этой программы нет, то, к сожалению, первый раз один шаг, ещё раз первый шаг, ещё раз первый шаг. 10 первых шагов называются «топтанием на месте».

М.КОРОЛЁВА: Но вы, наверное, слышали, что в интернете, тем не менее, проходят выборы в так называемый Координационный совет оппозиции. Там, действительно, голосование за людей определённых конкретных.

М.ВЕЛЛЕР: Да, это прекрасно.

М.КОРОЛЁВА: Совет формируется. Вот вам, пожалуйста. В конце концов, ещё не вечер. Может быть, сначала найдутся люди, потом они выработают программу и потом, вот, всё это выльется в те самые митинги, о которых вы мечтаете.

М.ВЕЛЛЕР: Это очень хорошо, что на «Эхе Москвы» работают демократы, гуманисты и либерально мыслящие люди. А я, вот, вылезаю со своим особым мнением, трудно сказать, нужным ли кому бы то ни было. Но, конечно, Координационный совет, который не знает, чего он будет делать, говорит, что будет вырабатывать программу, напоминает, с одной стороны, зеркальное отражение Общественной палаты. Все спрашивали: «А зачем создаётся Общественная палата?» А то им непонятно, что это управляемый из администрации эрзац общественного мнения. То они говорят «Сначала мы соберёмся». Ага. Сначала все демократические силы выберут Учредительное собрание, а потом Учредительное собрание... А вместо него большевики его разогнали и установили свою власть. Не будет вам Учредительного собрания! Надо знать, чего вы хотите.

М.КОРОЛЁВА: Но у нас и большевиков нет, Михаил Иосифович.

М.ВЕЛЛЕР: Но перед этим уж они порезвились и потоптались. Так вот что касается большевиков, то, по крайней мере, вожди большевиков имели ясный, конструктивный, очень циничный, но при этом очень твёрдый определённый взгляд на страну, политику и действия.

М.КОРОЛЁВА: Лучше бы они его не имели, согласитесь.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Что было бы тогда, правда, сказать трудно, потому что страна бы развалилась не в 1991-м, а в 1917-м, как она в 1917-м уже развалилась. Что было бы с Россией, которую разобрали бы на несколько зон? Потому что французская, английская, американская, японская зоны влияния превратили бы это дело всё в Китай 1900 года. Это была бы другая история, которая отнюдь не была бы счастливой, уверяю вас. Но мы говорим о сегодняшнем дне. У человека надо спросить: «Мужик, ты в оппозиции, ты требуешь смены власти и требуешь её справедливо. Ты чего хочешь?» Вот я сейчас буквально цитирую Путина. Я не должен его цитировать. Я 2 раза писал, чего можно сделать.

Понимаете ли, я не политик, у меня немного другая специальность и взгляд на мир. Ежели не читают, ну, была одна девушка, её звали Кассандра. Ну, что я могу поделать?

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Вот такое впечатление, что вы сейчас этот вопрос задавали буквально Геннадию Гудкову, когда вы говорили «Мужик, ты в оппозиции». Вот, Геннадий Гудков – он был и есть в оппозиции. Но он был депутатом и он уже не есть депутат, как вы знаете. На прошлой неделе его лишили депутатского мандата. Прошло голосование в Думе, было доказано, что он занимался бизнесом. А больше никто, собственно, в Думе не занимался им.

Дальше последовала история с 4-мя единороссами, которых пока рассмотрели на комиссии, сказали «Нет, там всё чисто», ничего не нашли. Как вам эта история?

М.ВЕЛЛЕР: Так эдак мы без большинства в Думе останемся, если начать единороссов-то исключать. Вы что? Это уже попытка замаха кровавой руки на святое. Нет-нет-нет. Ну, посмотреть надо, сказать, что всё в порядке, ничего страшного, никакого криминала.

М.КОРОЛЁВА: Так как вам вся эта история с Гудковым?

М.ВЕЛЛЕР: Ну, на вопрос «Как?» меня с детства учили отвечать «Шестнадцать». Я думаю, что мне она примерно так же, как всем. Раз надо было сделать, ну, значит, сделали. А могли бы доказать, что он должен быть Гудков через букву «ё», а могли бы доказать, что там дверные петли были смазаны кровью христианских младенцев в оружейные шкафы. Это всё очень просто.

Он пошёл слишком далеко в оппозицию. Ну, ему так намекали, что не надо так далеко. Вот, создал он, было, движение «Россия, вперёд». Объяснили: Россия вперёд, назад или вбок, кто надо, мы своё сделаем. А вас, Геннадий Владимирович, не просили Россию вперёд. И движение кончилось. Создал Левый альянс. Вас просили Левый альянс? Не просили. Это называется «суверенная демократия»: кто суверен, тот и демократит.

М.КОРОЛЁВА: Ну, по поводу единороссов я вас сейчас уже не успею спросить, но задам этот вопрос сразу буквально через несколько минут после новостей и перерыва на канале RTVi. Михаил Веллер здесь. Встречаемся через несколько минут.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: И это продолжение программы «Особое мнение». Сегодня гость студии – писатель Михаил Веллер. +7 985 970-45-45 – можете сюда присылать ваши смски. И на сайте «Эха Москвы» найдёте, например, как можно проголосовать за его слова или против его слов, выстроится в результате кардиограмма эфира.

Ну, не буду вас больше спрашивать «Как?» Вдруг, вы, действительно, будете всё время отвечать «Шестнадцать». А поэтому я вас спрошу, а что будет дальше с имуществом депутатов и их доходами после истории с Геннадием Гудковым? Как вам кажется, будут продолжаться расследования или всё постепенно сойдёт на нет?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, мне очень понравилась новость только что о том, что есть мысли о расширении понятия «государственная измена». Вот, расширить закон. То есть у нас государственной изменой может быть сочтено нечто вроде закона об оскорблении величества, например, плакат «Кыш!» на демонстрации. Это кто это кыш?

А с другой стороны, кто это у нас подписывал указы о перегоне официально в государстве сотен миллиардов за бугор? Товарищ Кудрин, который ныне хочет быть оппозицией? А, ведь, это государственная измена – выкачивание валютного запаса государства.

М.КОРОЛЁВА: Но подождите, он был всего лишь министром. Над ним были ещё люди.

М.ВЕЛЛЕР: Подписи ставил он, бухгалтер садится первый. Потому и лицо печальное. Что касается того, будут ли применять к депутатам. Ко всем к кому надо применят всё, что надо.

М.КОРОЛЁВА: А к кому надо?

М.ВЕЛЛЕР: А вот этого я не знаю, потому что я не являюсь никем из лиц, входящих в правящие кланы.

М.КОРОЛЁВА: Но вы же наблюдаете?

М.ВЕЛЛЕР: Я Путина видел один раз в жизни. Товарища Сечина, Иванова и так далее, может, когда-нибудь видел на Филфаке, но не знал. И они меня, возможно. Так что я не знаю, кто им вреден, а кто им полезен. На то есть свой аппарат помощников, референтов, политтехнологов и так далее.

М.КОРОЛЁВА: То есть получается, что будет не по закону?

М.ВЕЛЛЕР: Что значит «не по закону»?

М.КОРОЛЁВА: Ну так вот, по эмоциям.

М.ВЕЛЛЕР: Очень даже по закону. Нет-нет-нет. Дело в том, что закон что дышло, куда его развернул, куда вошёл, куда вышел, и так далее, и так далее. У нас, как известно, давно избирательное применение закона. Что значит «избирательное»? Кому изберём, кому не изберём. То есть мне представляется, что здесь даже нет предмета обсуждения. Кого надо посадим по закону, а кого надо не посадим, а ответим как Владимир Вольфович, что с кого-то же надо начинать. Вот, с него начнут им и закончат. А в следующий раз ещё кого-нибудь, сказав «Да, 100 воров. Но надо же начинать с кого-то сажать. Вот, хотя бы одного из 100 мы посадим. А, вот, кого мы будем сажать, это уже будут выбирать там наверху, вероятно, уже на территории новой Москвы, такого Версаля – Король будет править оттуда».

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Вы, наверняка, слышали в новостях и о другой новости, которая связана с галереей Гельмана, на территории Винзавода это проходит в Москве.

М.ВЕЛЛЕР: Во-первых, гениальная идея устроить художественную выставку прямо на Винзаводе. Вот это правильно.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это не сам Винзавод. Вы же понимаете, что это культурный центр под названием «Винзавод».

М.ВЕЛЛЕР: А я считаю, что там же нужно выделить мастерские художникам, не отходя от кассы. Это очень правильно, это продвинуто, я одобряю. И что уж случилось? Они перепились раньше, чем насладились видом полотен?

М.КОРОЛЁВА: Нет, ну подождите. Там открыли вчера выставку под названием «Духовная брань», 7 икон, ну, или, вроде бы, икон, которые навеяны образами Pussy Riot, да? И вот вчера уже открытие сопровождалось скандалом, потасовкой фактически. Пришли казаки, там был ОМОН, журналистов блокировали в помещении. В общем, всё было плохо. Были задержания, потом людей отпустили. Вот сегодня – сигнал о заложенной бомбе. То есть в нервной обстановке проходит эта выставку.

Вот я вас хочу спросить, вы на чьей стороне в данном случае? На стороне тех, кто открывает такие выставки, или на стороне тех, кто требует их закрыть?

М.ВЕЛЛЕР: Ну, конечно же, я на стороне своего любимого шекспировского героя Меркуцио, который поминал болезнь под названием «чума», а также адреса, которые эта чума должна посетить.

М.КОРОЛЁВА: Там, где на оба ваши дома, что ли?

М.ВЕЛЛЕР: Да, совершенно верно, хотя, домов у нас имеется значительно больше, и любой готов адресочки кинуть прямо по имейлу. Да провались они все пропадом. Я это рассматриваю как большой успех выставки, потому что они хотели скандала и пиара, они получили скандал и пиар.

Всё это, знаете ли, это не моё искусство, это не моя проблема. Я не считаю, что эти иконы похожи на иконы...

М.КОРОЛЁВА: То есть вы на такие выставки не ходите?

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Я не знаю, как этим насладиться, я не умею это использовать. Вот, люди что-то получают с этого, видимо, раз ходят, а у меня что-то не получается. Ходил-ходил, ну хоть бы один раз не получилось. Вот, обделён эстетически.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. А государство на чьей стороне должно быть в таком конфликте?

М.ВЕЛЛЕР: А государство должно заниматься государственными делами, не обращая внимания на эту белиберду.

М.КОРОЛЁВА: Но если люди дерутся, если происходит драка, потасовка. Одни приходят бить других.

М.ВЕЛЛЕР: Как там в гениальном фильме про Алёшу Поповича? «Отведайте, враги, силушки молодецкой». Вот, казаки – они, по крайней мере, насколько я понимаю, на хозрасчёте, они убеждённые и добровольные. Охота подраться. В конце концов, а пусть подерутся. А всегда так было.

А вот что касается ОМОНа, это безобразие, потому что он содержится на бюджетные деньги. И, вот, на бюджетные деньги здоровые тренированные ребята идут заниматься этой ерундой. Ну, я не знаю. Может быть, лучше бы они с Аль-Каидой боролись или границу охраняли.

М.КОРОЛЁВА: То есть разнимать граждан и прекращать кровопролитие – это ерунда?

М.ВЕЛЛЕР: А что, много крови пролилось там, да?

М.КОРОЛЁВА: Да вроде нет. Но благодаря ОМОНу, возможно.

М.ВЕЛЛЕР: Да что-то не знаю. По-моему, где ОМОН, там как раз и начинает что-нибудь литься.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо.

М.ВЕЛЛЕР: Да плохо, конечно.

М.КОРОЛЁВА: Если этим вы не хотите заниматься, давайте займёмся...

М.ВЕЛЛЕР: Я этим – упаси господь.

М.КОРОЛЁВА: ...строительством или нестроительством мечетей. Серьёзная проблема, между прочим.

М.ВЕЛЛЕР: Ну, если честно, лично я и строительством мечетей, вы уж меня простите, ради бога, тоже не хочу заниматься, потому что это тоже не моя проблема.

М.КОРОЛЁВА: Ну как? Смотрите. Вот, представьте себе, живёте вы в районе Митино и у вас под окном решили построить мечеть. Вот именно так и произошло в этом самом районе. И там жители возмутились. Они проводили акции протеста, они обращались к властям. И результат. Результат для них положительный, то есть градостроительный комитет Москвы сказал «Мы приостанавливаем строительство мечети. Здесь строить...»

М.ВЕЛЛЕР: А где строить будем мечеть?

М.КОРОЛЁВА: Будем решать.

М.ВЕЛЛЕР: А. Решать будем. Понятно.

М.КОРОЛЁВА: Решать, да. Значит, граждане довольны...

М.ВЕЛЛЕР: Через букву «ё».

М.КОРОЛЁВА: Ну, возможно.

М.ВЕЛЛЕР: Но я думаю, довольны граждане не мусульманских вероисповеданий, а других.

М.КОРОЛЁВА: Ну, мы так предполагаем, да.

М.ВЕЛЛЕР: Мусульмане, видимо, менее довольны. Может быть, даже наоборот.

Я думаю, что очень долго лицемерить, всё-таки, трудно. Или нужно сказать, что да, мы – страна многоконфессиональная, и все религии и конфессии у нас равны, и все имеют равное право на отправление своих культов. А чем, собственно, мусульмане в правах или в чём бы то ни было отличаются от православных или от кого бы то ни было ещё? Только одним. У них Муэдзины должны кричать с минаретов, а кроме того, их делается всё больше и у них есть некоторая своя ментальность. Ну так что? Россия – страна многокультурная и так далее.

Или нужно сказать «Значит так, ребят. Россия – страна православная, а остальным вести себя тихо, знать своё второе место и как-то пристраиваться, подделываться. А мечети будут строить там, где мы, православные решим». Так сказать никто не посмеет. Это будет чудовищно неполиткорректно...

М.КОРОЛЁВА: Вслух не посмеет.

М.ВЕЛЛЕР: Да-да-да. Чудовищно неполиткорректно, провокационно, просто хамски, несправедливо и так далее.

М.КОРОЛЁВА: Но, ведь, это же подразумевается?

М.ВЕЛЛЕР: Или сказать, что у нас все равны. Ну так давайте, ребят, на душу населения храмов для православных, для мусульман, для иудеев, для буддистов, для шаманистов. Должно быть на душу населения одинаково, иначе несправедливо.

И как справедливо сказал Джемаль-младший, что «вам не нравится, что самое распространённое имя новорождённых в Лондоне в прошлом году было Магомед? А вы рожайте больше детей».

М.КОРОЛЁВА: Ну вот смотрите. Наш слушатель спрашивает в связи с этим. Он говорит, что, действительно, сейчас государство попирает интересы и права одной группы людей, мусульман, не даёт им строить молельный дом.

М.ВЕЛЛЕР: Можно подумать, что остальных оно носит на руках и осыпает золотом.

М.КОРОЛЁВА: Ну, церкви-то строят, тем не менее. И вот вас спрашивают: «Власть разве не понимает, что нельзя долго держать униженными честь граждан? Когда-нибудь это унижение выльется в протест». Вот, вы, например, не боитесь того, что это выльется в серьёзные протесты?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, сидеть себе во власти сейчас, а выльется когда-нибудь. Когда-нибудь всё равно выльется, когда-нибудь потоп. Тут самое главное – успеть свалить за границу в замок в Ницце на собственном вертолётике, самолётике, то-сё, третье прикуплено.

М.КОРОЛЁВА: Это вы о ком?

М.ВЕЛЛЕР: Это я о тех, у кого это есть. А таких людей достаточно много. Поскольку Россия – первая в мире по числу роста миллионеров и миллиардеров, то такие люди есть. Думаю, что мы с вами в их число не входим. Денег бы хотелось, но столько нету.

М.КОРОЛЁВА: Да, да, да. Ну так вот продолжение этого вопроса от нашего слушателя. А может ли быть такое, что, действительно, это унижение выльется в протест и страна развалится по национальному и конфессиональному принципу?

М.ВЕЛЛЕР: Я вам скажу больше. Пройдёт ли 20 лет или 2220 лет, все страны раньше или позже разваливались. К сожалению, не избежит всеобщей судьбы и Россия. Вечных стран как и бессмертных людей не бывает. Другое дело, что хотелось бы, всё-таки, чтобы этого не случилось, и чтобы жить нормально в стране, к которой привыкли, можно было бы как можно дольше. Но у меня такое ощущение, у меня такое понимание (я говорю это не в первый раз), что парни наверху полагают, что Россия обречена и сознательно играют на понижение типа «всё равно распадётся, так хоть урвать вовремя свой кусок». Вот, по-моему, получается так. Это страшно цинично звучит, но это не мой цинизм, понимаете? Мы-то с вами куска не рвём.

М.КОРОЛЁВА: Не хотелось бы на этой ноте заканчивать, но приходится, увы. К сожалению, приходится.

М.ВЕЛЛЕР: Мы будем всем противостоять, мы ещё им выдернем руки и ноги. Это не призыв к экстремизму, это метафора нашего бодрого настроения.

М.КОРОЛЁВА: Ну, а кардиограмму этого самого бодрого настроения и сердцебиение Михаила Веллера во время эфира «Эха Москвы» и телеканала RTVi вы можете посмотреть уже на сайте «Эха Москвы». Я – Марина Королёва. Всем счастливо. Спасибо.

М.ВЕЛЛЕР: Спасибо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024