Купить мерч «Эха»:

Виктор Шендерович - Особое мнение - 2012-08-30

30.08.2012
Виктор Шендерович - Особое мнение - 2012-08-30 Скачать

С.КОРЗУН: Всем добрый вечер, Сергей Корзун у микрофона ведущего, и у микрофона гостя и эксперта Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер. Я не знал, что я эксперт. Я думал, просто гость.

С.КОРЗУН: Не просто гость. Со своим экспертным, более того, особым мнением по любому вопросу. Это обязывает.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Особое – да. Экспертное – это другое дело немножко…

С.КОРЗУН: Главное событие сегодняшнего дня – двойное убийство в Казани с надписью вполне определенной на английском языке. Судя по всему, приводится ее фотография, если это аутентичная фотография. «Свободу Pussy Riot» написано кровью, предположительно кровью жертв. Особое мнение по этому поводу есть?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Не очень-то даже и особое. Несколько человек, с которыми я сегодня обменялся по этому поводу мнениями… да и я тоже… мы как-то так вспомнили словосочетание «поджог Рейхстага». По совокупности - не только это, да? И сегодня в Питере убийство с иконой, и эти крестоповалы, все это вместе… Такой совокупный поджог Рейхстага. Чтобы была понятней терминология, вот - что такое поджог Рейхстага? Когда это возникает? Когда вдруг загорается, ни с того, ни с сего, Рейхстаг? Когда выясняется, что в нормальной политической борьбе власть проигрывает, да? К началу 1934 года… опубликованы отчаянные письма Геббельса фюреру и наоборот: проигрываем. Стремительно падает популярность. Ну, естественно: пришли к власти под популистскими лозунгами, а сейчас надо что-то делать, а ничего кроме воровства, коррупции и «было ваше, стало наше», как положено, нет. Значит, ясно, что в позиционной борьбе политической нет шансов – проиграем. Ничего кроме как орать и воровать не можем. Дальше возникает ситуация перемены темы. И вдруг - поджог Рейхстага, и выясняется, что главная тема, вброшенная в общество, не коррупция, не захват власти и так далее, через запятую, довольно известный список, а - «фатерлянд в опасности»! Лихие 20-е подымают голову, да? Борцы с великой Германией хотят нас ввергнуть в хаос. И тогда уже не до подробностей. Какой там суд? Какие там честные выборы? Какие там СМИ? Все на защиту фатерлянда! А фатерлянд – это у нас кто? Ну, в 1933-34-м - фюрер, разумеется…

С.КОРЗУН: То есть чрезвычайная ситуация.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Конечно, чрезвычайная ситуация. И тут уже не до подробностей. Кто за Германию, тот за фюрера – все, никаких вопросов! Все, кто против фюрера, они против Германии, это враги Германии! Все, перемена темы. Так вот, легкий поворот… Когда вдруг начинают взрываться дома, входить ваххабиты, да? Когда это происходит? Когда вдруг выясняется, что власть своим естественным ходом - не удерживается. В 2000 году на выборах никаких шансов у корпорации позднего Ельцина, который сильно отличается от раннего Ельцина, потому что там близко нет никаких демократов, все генералы, чекисты, особисты с нелегким налетом уже патриотической лексики такой, да? Значит, своим ходом - приходит в одном случае Зюганов, в другом случае там, может быть, Явлинский, но уж никак не он и никакой его ставленник. Ну, тут вот как раз, очень кстати, - вдруг поход Басаева на Дагестан. Это совершенно типовая ситуация.

Я хочу заметить (об этом говорилось много) на декабрь-месяц расклад сил политический очень простой. Есть партия жуликов и воров (корпорация, воровская власть, кооператив «Озеро») - против россиян. Вот так получилось. Вот, есть россияне в диапазоне, прости господи, от Дмитрия Быкова до Белова, от Улицкой до бог знает кого… Вот, россияне в широком, самом широком политическом диапазоне - против проворовавшейся корпорации. И именно так выглядело располюсование. Смотри, как оно выглядит сегодня, как дивно оно выглядит сегодня!

С.КОРЗУН: Виктор, давайте, все-таки, попробуем по пунктам разобраться. «Поджог Рейхстага» было сказано, образ очень сильный. Неужели, вы такого плохого мнения о власти, что она не могла организовать чего-нибудь покрупнее? Когда Путин говорил о возможной сакральной жертве, ну, не двойное убийство двух женщин в Казани, да? С крестоповалом с тем же, обращу внимание, если мы говорим о достаточно удаленном селе. Ну, один случай был в городе, другой в селе, да? Ну, посмотрели на то, как Фемен сделали это там у них на Украине, увидели эту картинку и просто повторили.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Есть разные варианты. Я понял вопрос.

С.КОРЗУН: То есть повод. Какой повод? Собрать это воедино в поджог Рейхстага? Рейхстаг находился в Берлине, в столице Германии.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Прости, пожалуйста, в информационном поле в программе «Вести» - это уже воедино! Крестоповал, убийство в Казани и требование освобождения Pussy Riot.

С.КОРЗУН: Ну, то, что представители РПЦ об этом говорят, это понятно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: В информационном поле - это уже едино. Ну, то, что юный провокатор Потупчик уже сказала, что Pussy Riot обагрены кровью, тоже понятно, да? Между прочим, на сайте «Эха Москвы». Значит, в информационном поле это все вместе… Смотри: хуже всего с правдой, как говорил Ежи Лец, дело обстоит во времена, когда все может быть правдой. Ответственность за крестоповал взяла какая-то левая идиотская революционная организация, да?

С.КОРЗУН: Которую никто до тех пор не знал и, наверное, и не узнает.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Может быть, и не узнает, да? Не исключено, что пиар. Не исключено, что, действительно, идиоты. Я об этом писал. Ну, не хочется заниматься самоцитированием, но это - угол падения равен углу отражения. И я уже говорил: если можно Патриарху агитировать за Путина, то, значит, в Храме можно призывать Богородицу забрать Путина. Если девочек можно после этого винтить в железо и «посылать в Сибирь», - значит, ждите пиления крестов. Продолжая тему, потому что это случилось уже после: если православные хоругвеносцы, - ну, не православные, разумеется, а те, кто называют себя «православными хоругвеносцами», - могут с кирпичами заходить в музей эротики, - ну, ждите с искусственными членами в храме, значит, да? Из музея эротики тоже соберутся и придут в храм. Не жалуйтесь потом. Значит, это взаимное нарастание идиотизма и агрессии. Это, в общем, в некотором смысле такая, вялоразгорающаяся, пока еще довольно вяло, но очевидно гражданская война.

С.КОРЗУН: То есть критическая масса для Гражданской войны еще не накопилось, если вы говорили, что вялоразгорающаяся?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Конечно-конечно. Конечно, не накопилась еще. Но замечу, что администрация делает все для этой войны! Администрация, которая явно находится на одной из сторон. Потому что я не слышал сообщений о задержании человека с кирпичом в музее эротики, да? Я не слышал ничего.

С.КОРЗУН: Смысл какой администрации это делать?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Смысл администрации ровно в том, о чем я сказал, - в ровной политической действительности. На декабрь прошлого года у администрации нету шансов никаких. Никаких! Они не выигрывают выборы, они – жулики и воры, и люди...

С.КОРЗУН: Не, ну половину набрал Путин или нет?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не, ну подожди. Он набрал при таком административном ресурсе и при таком подсчете... Я сейчас говорю о том, что если представить себе, что идет нормальная политическая жизнь, - ровное течение широкой реки, - то ясно, что время работает против Путина. Он уже накопил сильнейшую отрицательную массу, да? Я вам говорю: на декабрь - партия жуликов и воров – и никто не переспрашивает, что это за партия, да? То, что он не легитимен, и эти выборы стоят столько же, сколько и выборы Лукашенко, это уже более-менее понятно… Повторяю, если бы не было смены темы, то мы бы обсуждали коррупцию, дворцы, насилие, захват власти, да? Мы бы обсуждали его и их деятельность по многим десяткам статей Уголовных кодексов. Сейчас мы обсуждаем угрозу православию и единству страны. В этом смысле, повторяю, - тот же случай в Казани, - какие варианты? Ну, давай рассмотрим все варианты, вот, теоретически все! Да, может быть, что это человек просто отводит от себя, просто пытается перевести рельсы.

С.КОРЗУН: Вполне возможно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вполне возможно. Может такое быть? Может быть. Чего не может быть? Не может быть, что это убийство совершили те, кто призывал освободить Pussy Riot. Не в инструментарии! Улицкая, Стругацкие... Давай посмотрим список тех, да… - посмотрим это письмо. Это не в инструментарии Улицкой! Я не думаю, что это был читатель Улицкой или зритель Юрского.

С.КОРЗУН: Виктор, но всегда, ведь, за лидерами какого-то движения идет большая масса людей, часть из которых, причем значительная, могут исповедовать совершенно другие способы борьбы за власть, за эту идею и так далее.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, секундочку. Способ – это очень важная вещь. Способ – это очень важная вещь! Убийство – это такое средство, которое делает почти неважной любую цель, да? Убийцы все горят в одном аду. Те, кто убивали за крест, за шестиконечную звезду или за Магомета - вместе с теми, кто убивал за серп и молот, они на одной сковородке. Убийцы - вместе. Как раз в средствах разница! Так вот. Это были читатели Улицкой, это были зрители Юрского? - тот человек или те люди, которые убивали и писали? Думаю, нет - как минимум потому, что читатели Улицкой – грамотные и поставили бы восклицательный знак не после слова «free», что наводит ощущение о бесплатной акции, да? Значит, это другие… Может ли быть это? Может ли быть просто сумасшедший? Может быть. Может быть, отводят от себя подозрения? Может быть. Но! Поставим вопрос по-другому. А в инструментарии ли это тех, кто сейчас у власти? Ответ: да. То, что мы знаем о корпорации, из которой пришел Владимир Владимирович Путин, не делает невозможным этот вариант, как минимум. Вот про Улицкую - ну, вот, не совпадает совсем. Про Путина – нельзя сказать, что не совпадает. Может быть, да, может быть, нет…

С.КОРЗУН: Ну, какая-то очень косвенная, мне кажется, система доказательств. Брейвик, по-моему, кроме Майн Кампф тоже другие книги читал, в том числе, наверное, и хорошие, особенно в детстве.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Смотри, в суде это не доказательство. С точки зрения логики, обычной логики человеческой... Ну, мы говорим: это возможно - или это невозможно? Мой ответ применительно к корпорации, из которой вышла Людмила Евгеньевна Улицкая (эта корпорация называется «русская интеллигенция»)… Ответ применительно к этой корпорации – «невозможно». Применительно к КГБ ответ – «возможно». Вот это ответ на вопрос, ничего больше сказать, разумеется, нельзя. Я только хочу заметить, что когда убийцу поймают (я надеюсь, что поймают) и выяснится, что никакой он не борец за Pussy Riot, скорее всего, об этом, наверное, сообщат, но не так ярко и подробно, как об этом было сообщено, и жирно. И провокаторы не возьмут своих слов обратно. Идет обработка идеологическая очень мощная. Повестка дня -и здесь Путин в очередной раз, на этом мутном поле победил, и его политтехнологи… - повестка дня сменилась с декабря. В декабре это была широкая общественность российская против воровской власти. Сегодня он уже оплот православия и государственности. Кто вспомнит о том, что выборы были сворованные, да? Кто вспомнит об этих подлогах? Где в информационном поле в России очередной доклад Немцова про дворцы и деятельность этой корпорации, кооператива «Озеро», - и где история с этим уравнением?

С.КОРЗУН: Ну, доклад, как уже там, 7-я или 9-я старушка, которая выпала из окна.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вот смотри: очень важное уравнение транслируется из СМИ. Защитники Pussy Riot - равняется нападение на христианство, враги христианства и теперь (с сегодняшнего дня, спасибо гражданке Потупчик) равняется убийцы! Это вбивается и будет вбиваться. Значит, как Людмила Евгеньевна Улицкая, Стругацкие, Юрский и все остальные, Герман, Жванецкий, вот они все… мы все, широкие - мы. Нормальные люди, которые предпочитают просто милосердие и закон. Вдруг выясняется, что а) враги православия, б) убийцы. Очень милое уравнение!

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович в программе «Особое мнение», это радио «Эхо Москвы» и телеканал RTVi. О перспективах выборных, о том, кто поддерживает, кто не поддерживает. Выборы в Омске прошли еще до, ну, как бы, такого, максимального эффекта дела Pussy Riot, хотя, после того, как уже девушки оказались там в заключении. Вот нам предстоят еще выборы в Химках. Ну, Омск, как известно, оппозиция блестяще проиграла, не сумев собрать подписи, с одной стороны, и проиграла подчистую. В Химках есть перспектива у оппозиции? Ну и берем и Чирикову, которую мы все нежно любим, потому что один из самых ярких представителей. Да много людей вполне себе достойных, и оппозиционеров.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, мы уже говорили об этом. В нормальной честной равной политической борьбе, разумеется, Чирикова – фаворит этих выборов. Просто так получилось.

С.КОРЗУН: Дело Pussy Riot (сразу чтобы не уходить далеко) здесь какое-то имеет значение, что теперь уже власть перенаправила, судя по вашей логике, один конфликт на другой конфликт?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Власть изо всех сил пытается, потому что разговор о Химкинском лесе – это разговор о коррупции, о властной коррупции, об уголовщине, об избиениях, да? Ну, просто сплошной криминал. Воровство и покушение на убийство. Сплошное. Конечно, власть предпочтет сменить тему, и власть уже… То количество... Уже этот Паук у нас появился, который как-то не был замечен в большой тревоге о судьбе Химок, да? Это членистоногое - не было. Значит, появилось. Значит, понятно, что власть будет всячески раскалывать протестный электорат, делать, так сказать, спойлеров - и так далее... Ну, власть будет работать в этом направлении. Разумеется, повторяю, в нормальных выборах, вот таких, европейских выборах в Химках на сегодня Чирикова – абсолютный фаворит. Если бы мы были в Норвегии, я бы сказал, что она просто победитель, скорее всего, на 99%. Что придумают еще эти ребята и как они будут проводить эту предвыборную кампанию, до какой степени уголовщины они готовы дойти, неизвестно, - поэтому ничего неизвестно.

С.КОРЗУН: Другие предвыборные баталии. В Барнауле отказали партии РПР-Парнас в регистрации, учитывая, что предвыборная кампания была объявлена еще до того, как партия зарегистрировалась именно в этом виде. Сказали: «Республиканскую партию России знаем, про нее говорил Европейский суд, мы готовы ее зарегистрировать. А что это у вас за РПР-Парнас?» Ну, учитывая, что Барнаул – одна из вотчин Владимира Рыжкова, это, в общем, такой...

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, опять-таки, очевидно, что в Барнауле Рыжков (ну, вот так вот получилось, да?), что у него есть очень серьезный шанс, потому что он таки политик, он таки выигрывал выборы, это не подставное лицо, это реальное, особенно для Барнаула.

С.КОРЗУН: Отказал не в регистрации партии, в регистрации списка (я, возможно, оговорился).

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, да-да. Ну, еще раз говорю. Всегда можно сделать так. Ну, что, первый раз, что ли? Странно, что мы это с тобой комментируем. Уже с незапамятных времен власть просто партии и личностей, которые представляют главную опасность, - просто не допускает на выборы! Чего мы вдруг это начинаем делать?

С.КОРЗУН: Не, ну сейчас 500 голов – партия регистрируется. А как дальше не допустить-то?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ты у меня спрашиваешь?

С.КОРЗУН: Да.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, не надо это у меня спрашивать. Мы смотрим пейзаж и мы видим, что технология все та же - что того, кто представляет конкуренцию, надо просто не пустить на выборы. Ну, это и делают. А как там это юридически они разрулят, кто на себя возьмет, кто будет именно позориться и как будет позориться? - ну, они найдут желающих опозориться за небольшую сумму, они найдут всегда.

С.КОРЗУН: Ну и последнее, наверное, возможно, последнее о политике, вернее, о выборных технологиях. Произошла премьера. У нас Прохоров появился снова на поверхности, в общем, по тому делу, по которому обещал разобраться, и, действительно, разобрался. Впервые на одном из избирательных участков было признано, что были мертвые души, в списках присутствовали лишние люди. Но при этом результаты выборов на этом избирательном участке, все-таки, не отменили.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Слушай, поздно пить Боржоми. Он торжественно пришел, совершил намаз к путинской ручке, поклонился, поцеловал ручку, признал результаты выборов. Что он теперь изображает из себя либерального деятеля? Что теперь-то?

С.КОРЗУН: Не, ну пацан сказал – пацан сделал. Он сказал «Я буду разбираться по избирательным участкам», и это, действительно, первое дело.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не. У пацана был шанс стать политиком, если бы он захотел, да? Он этот шанс - я не скажу, что упустил, просто он страшно испугался этого шанса! Потому что он – часть корпорации, и корпорация дала отмашку, он честно выполнил работу.

С.КОРЗУН: Зачем он тогда доводит это дело до конца до какого-то?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, хочется что-то изобразить. Я не знаю, зачем он это делает. После того, как он признал результаты выборов - подложных совершенно, после того, как он в очередной раз не стал соответствовать ожиданиям... Я уже не знаю, кто ожидал там, для меня это было довольно смешно, но, тем не менее, шансы были. Несколько раз был момент, когда он мог встать и сказать: да, все, отряхаю прах прошлый олигархический с ног, - вот он я! Я представляю ваши интересы! За него проголосовало бешеное количество людей, - он, действительно, имел шансы стать выразителем политической воли этих людей. Он торжественно ушел в тину, торжественно признал результаты выборов. Что теперь он изображает, я не очень понимаю.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович, и это особое мнение. Начнем еще одну тему. Она может оказаться большой (ну, тогда мы ее продолжим, конечно, после перерыва) – это так называемый закон о «Ну, погоди!» Как всегда журналисты там и окололитературные круги его так и обозвали ровно потому, что мультик «Ну, погоди!» в соответствии с этим законом, если выполнять полностью его требования, можно будет показывать, скажем, по телевидению только после 23-х часов. Значит, закон о защите детей.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Сереж, вот ты понимаешь, это как раз тот случай, частый довольно случай, когда невозможно переиродить Ирода. Невозможно. Это такой идиотизм, что комментировать это в ироническом ключе даже невозможно, потому что смешнее, чем они сами придумывают, все равно не получится.

С.КОРЗУН: Нет, смотрите. По крайней мере, с художественными фильмами обязательно в начале идет, ну, когда смотришь зарубежные фильмы (у нас их свободно показывают по многим каналам), идет предупреждение о том, что там 13+...

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Содержит сцены насилия, рекомендуется к такому-то.

С.КОРЗУН: Да, совершенно верно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, это нормально.

С.КОРЗУН: То есть сама по себе идея...

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да не, ну это нормально. Только, ведь, на местности это все превращается немедленно в идиотизм! Кто же против маркировки? Никто же не предлагает в школах показывать «Эммануэль», да? Речь, ведь, идет не об этом. Речь идет о том, что немедленно практика применения, первое и второе и третье – это идиотизм. Ну, вот, поэтому и «Ну, погоди!» Ну, конечно. Просто это много раз возникало. Это было просто в незапамятное время, я еще на телевидении работал. У меня на телевидении было несколько сюжетов в «Итого», - а «Итого» это, значит, извините, просто прошлый век, да? Когда тоже сцены насилия нельзя, курение нельзя. Я помню, мы Штирлица показывали и так далее. Они просто ходят кругами. Это что: больше нечем заняться? Вот, ощущение, что это опять какая-то смена темы. «Давайте вот про это поговорим!» И все начинают, радостно улюлюкая, говорить про это. Совершенно бессмысленно.

С.КОРЗУН: Там есть одна тема, как мне показалось, довольно важная, оценочная, кстати, потому что там плохих героев... Я вот читал там статью за статьей, ограничение за ограничением. И герою разрешено курить, если он стоит на стороне добра.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Наоборот, зла.

С.КОРЗУН: Да, да, если он стоит на стороне зла. И в конце обязательно зло должно торжествовать. Ну, я не близко к тексту даже передаю...

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Торжествовать? Или добро? Давай разберемся... (Все смеются)

С.КОРЗУН: По Фрейду. Ладно, будем разбираться после перерыва.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не, это у Самойлова есть стихотворение…

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович, это «Особое мнение». Встретимся через пару-тройку минут.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Хорошо.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Напомню, в программе «Особое мнение» сегодня Виктор Шендерович, обсуждаем закон о «Ну, погоди!» Ну, уже так, как бы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Хорошо, что настало время новостей – это дало мне возможность вспомнить. Я помнил, что есть стихотворение у Самойлова, где описывается такой идеал литературы и искусства: «что нивы красивые, что люди счастливы, любовь завершается браком, а свет торжествует над мраком». Это вот к тому, что ты говорил. Вот такое вот…

С.КОРЗУН: Вот, закон о добре и зле в том числе в части в этой. То есть вообще всегда ли можно определить, где добро и где зло? Судя по вашем высказываниям...

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Мединский-то может. Мединскому только дай, да? А, вот, герой «Заводного апельсина» Стэнли Кубрика – это добро или зло? А, вот, знаете ли, вначале зло, а потом вдруг выясняется, что зло - не он. Вообще, как правило, все просто только у дебилов, да? А художественная литература – она потому и художественная литература, что как-то... Иван Карамазов может курить или не может курить по этой градации? Ну, Алексей не может, хорошо. А Иван? Ну, Смердяков пускай затягивается сколько угодно... Вот, бред!

С.КОРЗУН: А если мы вспоминаем, что закон, все-таки, о детях, о детском восприятии.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Дети колются.

С.КОРЗУН: Ну и что, надо давать им колоться или что?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Секундочку. Я только говорю о том, что представление о том, что искусство дает ориентир...

С.КОРЗУН: Для детской психологии вполне возможно. Это вам, это мне уже поздно пить Боржоми, в общем, из детского возраста вышли какое-то время назад.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет. Значит, все немножечко сложнее. Это та зона, которая называется зоной ответственности художника, простите. Поэтому почему-то мы показываем своим детям «Ежика в тумане», условно говоря. А что другое не покажем. Это вопрос об ответственности художника, с одной стороны, и о нашем выборе: что показывать, а что нет. И я могу без всякой Думы не рекомендовать или даже запретить своему ребенку маленькому несмышленому какое-то кино, которое считаю… Я считаю! Это мой ребенок, я за него отвечаю и я выберу для него репертуарчик. И «Ежика в тумане» покажу, а «Калигулу» не покажу. Это мой выбор, да?

С.КОРЗУН: Так чтобы вы могли сделать этот выбор, не глядя этот фильм, вот там есть маркировка 6+, 12+.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вот это последнее, на что я буду смотреть с учетом нашего Министерства культуры - и того, что я знаю об этом. Это последнее, на что я буду смотреть в этом случае. Вот, есть ответственность художника. Значит, если художник делает детскую мультипликацию, раз за разом пропагандируя наркотики, - ну, отлично, у нормального демократического общества есть полно инструментов, чтобы его привести в чувство. Это совершенно не уголовный инструментарий. И вовсе тут не нужно никакой маркировки. Нет, маркировки... Что-то должно быть. Но - как ориентир. Но, опять-таки, истина конкретна: мы видим, что происходит на местности, и кто будет... Кто меня будет учить духовности? Мединский? Мединский меня будет учить, что мне можно, там, моим внукам теперь уже показывать, что нет? Ну, я уж как-нибудь сам.

С.КОРЗУН: Напомню, Виктор Шендерович, это программа «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Еще одна тема есть в этом законе, на которую, ну, я, по крайней мере, обратил внимание (хотелось бы, чтобы вы, возможно, ее прокомментировали), это сцены насилия натуралистичные, более натуралистичные, менее натуралистичные, учитывая, что, собственно, этот закон регулирует и радиовещание, и интернет-площадку. Некоторые восприняли это как угрозу появления цензуры. И, собственно, общество не раз и не два у нас в России уже обсуждало, можно ли давать там натуралистичные сцены убийств, расчленений и так далее, и тому подобное.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Послушайте, люди, которые смотрят НТВ, уже готовы к любому уровню насилия. Они смотрят расчлененку, извините, просто не в каком-то художественном варианте, где это хоть там… Они смотрят - документально!

С.КОРЗУН: Так, может, этот закон и поможет?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет-нет, этот закон не против телекомпании НТВ. Этот закон, эта дубинка против художников. Все, конечно, непросто. И я сам думаю, что какая-то регламентация должна быть. Вопрос только в том… Повторяю, истина конкретна: кто это будет решать, как это будет решаться, каким инструментарием. Пока что мы понимаем, что это имеет довольно малое отношения к здравому смыслу. И боюсь, будет иметь мало отношения к здравому смыслу.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович. Ладно, завершили пока с этим законом, хотя нам с ним жить и, как многие говорят уже, его и корректировать. Собираются уже в ближайшее время, поскольку наша правоприменительная практика начнется только после 1 сентября, когда этот закон, собственно, и вступит в силу.

Несколько вопросов от наших слушателей.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Прости, в завершение темы, но это почти про любой закон можно сказать. Есть знаменитый фельетон Аверченко про то, как король издал закон, что слепых надо переводить через улицы, да? И чем все закончилось. Что потом волокли полицейские слепых, которым не надо было на другую сторону улицы. Это о том, как в России... Это век назад фельетон, - примерно 1909 года - о том, как в России работают законы. Вот, да, вот - закон о переводе слепых через улицы. Вот именно! Читайте Аверченко.

С.КОРЗУН: Вопрос от Свет77: «Война компроматов – это положительное явление для общества или нет?» Ну, имеется в виду, очевидно... Я уж додумываю, потому что весь вопрос короткий (я люблю очень короткие вопросы, их легко задавать) о том, что было против Гудкова и «Справедливой России», соответственно, и о том, что Гудковы и Митрохин, и многие другие сейчас начали делать с золотыми кренделями.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Война компроматов – вещь чрезвычайно полезная для общества, если она проходит по цивилизованным правилам, а именно: не вторгаются в личную жизнь, не лезут в спальни, а трогают только те темы, которые являются общественно важными. Коррупция депутатов Государственной Думы, вообще государственных чиновников, коррупция власти, - кстати, чрезвычайно важная общественная тема и очень хорошо этим надо заниматься! В этом смысле чем больше будет... Надо понимать: когда мы говорим «компромат», что мы имеем в виду? Нечто компрометирующее? Отлично. Меня как потребителя информации интересует только одно: это правда - или ложь? Вот, за ложь - есть инструменты наказания. А у нас, - ну, ложь процветает, разумеется. Так что само по себе - «ах, это черный пиар», - ну да. Но - это правда или нет? Если правда, то я хочу это знать.

С.КОРЗУН: Триад спрашивает вашего мнения, состоятся ли массовые акции протеста 15 сентября?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну вот мы опять к вопросу, с которого мы начали, о том, что власть прямо толкает к столкновениям, к противостоянию, в которых она, сама организовав эти противостояния, потом примет вид верховного судьи. Это очень выгодно. Путин, который не жулик и вор, не глава корпорации жуликов, которых надо гнать поганой метлой, а верховный судья: «У вас тут гражданская война – я же должен вас всех примирить». Да? Значит, уже есть сообщения, что на то же время на Болотную придет какая-то новая патриотическая организация, которую свезут автобусами за 300 рублей. Об этом было уже, кажется, в Газете.ру сообщение. Значит, прямо готовится столкновение, - потому что, естественно, традиционная Болотная тоже придет. И в результате этого столкновения потом во всем белом выйдет Владимир Владимирович, скажет: ай-яй-яй. Ну что же, вы не можете никак самоорганизоваться? Нужна твердая рука. Вот она я! В этом смысле ничего хорошего я тоже от власти не ожидаю.

С.КОРЗУН: Вы-то 15-го пойдете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: К сожалению, меня не будет просто в Москве в этот день.

С.КОРЗУН: А то бы пошли?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А то бы пошел, конечно.

С.КОРЗУН: Только в случае разрешенной акции либо на любую?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет-нет-нет. Я как-то хожу не по «разрешенным-неразрешенным», а я хожу тогда, когда считаю это правильным. А я считаю правильным выходить под этими лозунгами и с этими целями.

С.КОРЗУН: Птица7 спрашивает, насколько правдоподобен, на ваш взгляд, доклад Немцова о Путине.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, мы ждем с нетерпением опровержения. Пока что тишина. Как и многое другое. Значит, все эти доклады... Пока ни одного опровержения не было - ни по Газпрому, ни по Путину. Если бы кто-нибудь сказал «Вот тут соврал, тут соврал», - предметный разговор, давайте разбираться. Пока что мы помним даже судебное разбирательство, - ничего по сути они возразить не могут. Видимо, правда. Ну, чего об этом говорить? Они выбрали очень правильную тактику – они просто об этом не говорят. Ну, Немцов чего-то там напечатает, полтиража у него реквизируют, еще треть где-нибудь сожгут, да? А по Первому, второму, третьему, четвертому, пятому каналам будет в это время идти про то, что сторонники Pussy Riot убивают людей, и про раскол православия, про то, что либералы все антихристы и враги русской государственности. И потом выяснится, что Путин опять побеждает.

С.КОРЗУН: Ну и последнее, наверное. Чуть меньше минуты у нас, легкий такой вопросик. Как вы относитесь к высказыванию одного журналиста, что в интернете на сайте не должно быть демократии, противоположное мнение должно баниться, как он и поступает. Тао20 спрашивает.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, ну это... Как сказать? «В этой гостиница я директор», как говорили в «Мимино». Если человек хочет говорить сам, он может забанить всех остальных и просто разговаривать монологами. Это его страничка! В этом прелесть интернета, что тут нет одних правил, одного Министерства культуры, да? Тут каждый сам себе директор в этой гостинице. Я хочу комментарий – пожалуйста. Не хочу – забанил. Другое дело, что человек, который отказывается отвечать по существу и говорит монологами, - ну, он производит довольно странное впечатление... Это уже другой вопрос.

С.КОРЗУН: И это был Виктор Шендерович. Спасибо за то, что пришли, отвечали на наши вопросы. Всем всего доброго.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: До свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024