Купить мерч «Эха»:

Леонид Радзиховский - Особое мнение - 2012-07-20

20.07.2012
Леонид Радзиховский - Особое мнение - 2012-07-20 Скачать

А.САМСОНОВА: В Москве – 19 часов и 8 минут, это программа «Особое мнение», пятница, меня зовут Тоня Самсонова и сегодня я с удовольствием беседую с журналистом Леонидом Радзиховским. Добрый вечер, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый вечер. Вы знаете, я должен начать с маленького объявления, которое, может быть, будет интересно слушателям. Я только что разговаривал с Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Регулярные эфиры у меня на «Эхе Москвы», по-видимому, прекращаются. Причина очень простая. Я очень давно работаю в программе «Особое мнение», я считаю, что 10 лет – это слишком много и особых мнений на раз в неделю у меня точно не набегает. А повторяться и жевать одну и ту же жвачку я просто не хочу. Я давно уже, на самом деле, хотел изменить формат своих выступлений, но как-то так, то одно мешало, то другое. Короче говоря, поговорили мы с Алексеем Алексеевичем, пришли к обоюдному согласию на тему, что регулярных эфиров раз в неделю не будет. Это не значит, что у меня заканчиваются отношения с «Эхо Москвы». Я говорю вам «До свидания. Расставание не для нас». Во-первых, если будут звать и если мне будет, что сказать, я с удовольствием приду. Во-вторых, может быть, в другом формате, реже, там, допустим, раз в месяц или еще как-то буду выступать. Но во всяком случае я хочу поблагодарить работников «Эха», с которыми я сотрудничал, и всех ведущих «Особое мнение», и Лешу Венедиктова, который меня 10 лет назад привлек, а вообще у меня отношения со станцией уже почти 20 лет. Ну и естественно слушателей, которых я злил, веселил, кому-то, может быть, доставлял удовольствие, кого-то подкалывал. В общем, я думаю, что немножко я пересидел в этом кресле, но, в целом, все-таки, мы время провели отчасти не вполне бессмысленно. Так что это уже не такой плохой результат.

Ну вот. А дальше, я говорю, что в формате таком, вольного стрелка, наверное, буду покукарекивать время от времени. Ну, в общем, сегодня у меня дембельский аккорд в каком-то смысле.

А.САМСОНОВА: Как вам кажется, когда примерно такие же фразы скажет Владимир Путин?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, это вопрос не ко мне, но я думаю, что если его не без труда, не без борьбы всего лишь полгода назад как короновали. Меньше. Какое полгода? Официально короновали где-то в мае, по-моему, да? То едва ли он это сделал для того, чтобы такую хохму отмочить. Поэтому я думаю, что как минимум он имеет в виду отсидеть свой срок до упора, то есть 6 лет, которые ему отведены. Как я имел честь много раз говорить, никаких физических, равно как и юридических, что очень важно, возможностей до срока расторгнуть с ним брачный контракт, в России нет. Поэтому как он будет править, это, как говорится, большой вопрос. Но то, что все возможности на 6 лет у него есть... Ну, остальное – от бога – здоровье, там, и так далее.

А.САМСОНОВА: Интересно получается, потому что, ну, кажется, что сейчас в России, наконец-то, началась какая-то политика публичная. Вот, Госдума что-то начинает делать, некоторые даже смотрят ее заседания, они, наконец-то, стали интересными и так далее. Ну и вообще как-то жизнь кипит. И тем не менее, многим политическим аналитикам... Вы не первый, кто говорит, что вам становится скучно. Вот, вам становится скучно. Как такое может быть? Неужели, все это настолько однообразно для вас?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, это дело сугубо индивидуальное. Мне скучно, потому что, к сожалению, после какого-то возраста мозги окостеневают, и когда происходят новые события, ты их загоняешь уже в известные тебе схемы. Мне, вот, даже часто казалось, что когда я сюда прихожу, я сдаю перед строгим или доброжелательным экзаменатором экзамен по научному антипутинизму. Там 3 вопроса, иногда подтягивают, иногда стараются засыпать.

Но в любом случае все мы после какого-то возраста живем в плену своих схем. И поэтому это скучно. Вообще я считаю (это к политике отношения не имеет), что время от времени надо менять, ну, то, что меняется. Ну, скажем, место работы, профессию. Я вот в свое время плюнул на отвратительное научное занятие, которое у меня было, и об этом ни одной секунды не жалею. Потом поменял много мест работы, и должен вам сказать, что ни разу не жалел о том, что сменил место работы. Но менять мысли – это, конечно, труднее всего. Человек и рад бы, но они, к сожалению, от его воли не зависят.

А почему становится скучно другим аналитикам, я не знаю. По-моему, сейчас ведра, самая пора снимать урожай и политический, и денежный, и всякий. Другое дело, что, извиняюсь за непарламентское выражение, многовато старперов среди политических аналитиков. У нас вот кто прорвался наверх в начале 90-х, будь то в бизнесе, в политике и так далее, те крепко подзастряли. Ну, потом еще был второй полупризыв начала 2000-х. А после этого ротации нет.

А.САМСОНОВА: А вы кого читаете и слушаете? Чье мнение?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я как-то не могу вам сказать, что я кого-то специально читаю и слушаю. Но когда хочу посмеяться, читаю некоторых коллег, но я не буду их обижать. Я их тексты воспринимаю как юмористические, в основном. Хотя, чем они пафоснее, тем смешнее звучат. Ну, набор, в общем, стандартный. Никаких особых отклонений от медианы тут нет.

А.САМСОНОВА: Вы стали говорить о том, что есть какие-то схемы, в которых мы привыкли трактовать события и они...

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не мы привыкли, а каждый сам по себе.

А.САМСОНОВА: Ну, да-да, каждый сам по себе, да, там за 10 лет, наверное, привыкнешь. Но, честно говоря, по-моему, происходят некоторые вещи, которые рвут шаблон. И, в частности, история с Pussy Riot, и с тем, что... Может быть, конечно, она ложится в какую-то картину. Но логичного объяснения я лично не нахожу. 6 месяцев продлили сегодня срок содержания под стражей до 12 января 2013-го. Зачем? почему? Как такое может быть? Что это за схема такая мышления?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, это для меня интересный вопрос и такой, личный. В том смысле, что я в свое время... Я много люблю делать предсказания и почти всегда, естественно, ошибаюсь. Вот, похоже, что с Pussy Riot я тоже предсказал неправильно. Потому что некоторое время назад...

А.САМСОНОВА: Можно?.. Извините, пожалуйста. Я задала вопрос, а мы должны прерваться на минуту и мы продолжим после минуты.

РЕКЛАМА

А.САМСОНОВА: Ну что ж, это последний Радзиховский в этом сезоне и в этом формате. Хотя, Алла Борисовна тоже с нами много раз прощалась, а потом возвращалась, слава богу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Кто прощался?

А.САМСОНОВА: Алла Борисовна Пугачева.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А...

А.САМСОНОВА: Я каждый раз плакала, а потом я поняла, что не надо и что все вернется на круги своя.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, вы знаете, она после этого выходила замуж, вновь интерес к своей персоне оживляла. У меня таких способов нет, поэтому... Пока я не изобрету другого способа привлечь интерес к своей персоне, придется держаться этого. Так. Значит, вас интересует...

А.САМСОНОВА: Вы сказали, что прогноз про Pussy Riot ваш не сбылся.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Не сбылся, потому что делал я этот прогноз некоторое время назад и прогноз мой был такой, что этот маразм постараются прекратить, найдут такой, тривиальный выход из положения. То есть припаяют им тот срок, который они уже реально отсидели, отпустят и Pussy будут целы, и волки сыты. Но, видимо, не сбудется это дело. Похоже, что, все-таки, намотают им срок.

Значит, сначала о моем отношении к этому делу, личном отношении. Сами эти Pussy у меня кроме отвращения абсолютно ничего не вызывают. Не хотел бы я иметь таких Pussy соседями по лестничной клетке. Видел я этот ролик, ролик совершенно отвратительный, на мой взгляд. Прежде всего, он бездарный. Ну, в общем, я не поклонник панк-искусства ни в какой форме. Популярные разговоры, что их безумно жалко? Совершенно мне их не жалко. Взрослые люди, прекрасно знали, на что они идут, никаких иллюзий не питали. А что у них маленькие дети – ну так зачем же вы своих детей ставите в такое положение? Если вы хотите отпиариться в стиле Герострата, ну, отлично, платите за это.

Итак, для меня проблема абсолютно не в Pussy, проблема только в правосудии. С моей точки зрения, то, что мы наблюдаем, это средневековое правосудие во всей его красе. Причем, что особенно смешно, это средневековое правосудие, которое пытаются засунуть в рамки якобы современного якобы сикулярного государства. Это, конечно, производит дикое впечатление совершенно.

Я бы сказал так, что, вот то, что сейчас происходит в суде... В Таганском, по-моему, суде? А в каком?

А.САМСОНОВА: Хамовнический.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В Хамовническом. То, что происходит сейчас вот в этом Хам.суде – это преступление против правосудия, совершенное группой лиц по предварительному сговору по мотивам псевдорелигиозной нетерпимости и фанатического холуйства, фанатического холуяжа перед начальством. Оба мотива мне не представляются достойными, и последствия этого дела для российского правосудия и для российского общества весьма печальны.

Вот, было дело Сакко и Ванцетти в Америке в 20-е годы, когда двух рабочих, итальянцев-коммунистов приговорили к электрическому стулу и сожгли. Может быть, они были отвратительные люди (вполне возможно), но убили их ни за что. Здесь даже не могут придумать липового состава преступления, то есть просто вообще судят изначально ни за что.

И это, конечно, очень печальный прецедент. Вот, в слове «прецедент», с моей точки зрения, вся соль и заключена. Это прецедент того, что наше правосудие совершенно открыто, совершенно официально руководствуется двумя средневековыми догмами. Первая средневековая догма заключается в том, что церковь не отделена от государства или, наоборот, государство не отделено от церкви. А вторая средневековая догма заключается в том, что глава государства есть помазанник божий, сакральная и святая фигура. Значит, реальное преступление этих Pussy, о чем уже практически прямо говорится, заключается, во-первых. в том, что они сделали нечто, неугодное церковному начальству, и второе, что они оскорбили Путина и Патриарха Кирилла. В нормальном государстве первого понятия вообще не существует, потому что церковь... В нормальном современном государстве. В средневековом – да, их бы сожгли просто как ведьм и все, и не было бы вопроса.

В современном государстве первого понятия не существует. Они ничего не разрушали, они никого не избивали, они никаких насильственных действий не совершали. А то, что их поступки не нравятся некоторым церковным начальникам, это проблема только сугубо этих церковных начальников и больше никого, которые точно такие же граждане России как вы, я, Pussy Riot и любой другой из 140 миллионов бедолаг.

Что касается второй темы, то, опять же, в средневековом государстве был закон об оскорблении величества. В современном государстве такого закона нет. Если вы оскорбили Путина или Гундяева, или кого угодно другого, точнее, если гражданин Путин или гражданин Гундяев, или любой другой гражданин считает себя оскорбленным, он идет в суд и подает на вас в суд. Только он, он лично, а не какие-то липовые охранники, которых вы якобы чего-то там, вся эта анекдотическая история с этим охранником, чувства которого нежные они до такой степени задели, что за это они будут сидеть много лет в тюрьме. Это, конечно, фантастический охранник и я не советовал бы никому на свете оскорблять этого охранника, потому что каждый, кто на него не так посмотрит или сделает этому охраннику что-то неприятное, по-видимому, сядет в тюрьму на большое количество лет, потому что этому охраннику так показалось.

Так вот в нормальном государстве не требуется охранник, а в суд идет адвокат господина Путина или адвокат господина Гундяева. И адвокат господина Гундяева или господина Путина судится с адвокатами мадам Толоконниковой, мадам там еще какой-то и мадам еще какой-то.

А.САМСОНОВА: Алехиной и Самуцевич.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Отлично. Вот с этими мадамами и с их адвокатами имеет дело адвокат господина Гундяева и адвокат господина Путина.

Таким образом, перед нами очень такая, четкая картина средневекового процесса над ведьмами в современном государстве, что мне не нравится, потому что я считаю, что Средневековье было законченным периодом, очень интересным. Тогда строили Амьенские соборы и многие другие замечательные сооружения. Но этот период так или иначе закончился, и так или иначе во многих странах наступил другой период – светского государства. А в России, по-видимому, он наступил не до конца. И, вот, мы одной ногой вступили в это светское государство, другой ногой остались в Средневековье, и вот эта попытка вторую ножку (только непонятно, какая первая, какая вторая), вторую ножку подтянуть к первой мы наблюдаем. Картина дикая. Почему это получилось? Ответов у меня два, оптимистический и пессимистический. Значит, оптимистический ответ – по глупости. Просто разогнали машину, а дальше в дело вступили амбиции. Ну как же отступить? Отступать нельзя. Как говорится, русские никогда не отступают. Если уж мы начали, то дать слабину, отказаться – да никогда. Ну и дальше ком, геометрическая прогрессия глупости. Это оптимистический ответ.

Пессимистический ответ. По глупости, возведенной в идеологию. Глупость, возведенная в идеологию, означает, что есть сознательное решение превратить государство из светского или, в основном, из светского, из ворующе-светского в ворующе-церковное, опереться де-факто на церковь и создать в современной оболочке средневековое государство, где у всех своя функция. Церковь объясняет, что всякая власть от бога и защищает власть правящую, а правящая власть дает церкви возможность чудить аккурат как в средние века. Почему это ответ пессимистический? Потому что это страшно опасно для государства, а, следовательно, и для всех тех бедолаг, которые в этом государстве живут.

А.САМСОНОВА: Ну, принято называть процесс над Pussy Riot «глупостью», хотя, он кажется, наоборот, очень разумным, целесообразным и прекрасным с точки зрения тех, кто желает сохранить власть и стабильность.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет.

А.САМСОНОВА: Смотрите, вы сажаете трех девушек в тюрьму. Большинство населения вас поддерживает и терпеть их не может, и считает, что так и надо. И аргументы про средневековое право им не интересны. Плюс ко всему вот тот самый креативный класс, который ходил на митинги и что-то там пытался «Долой Путина!», посмотрел на то, что бывает с теми, кто поет «Богородица, Путина прогони», и у них не вызывает никакого желания больше никуда не выходить. В контексте посадок за дело 6 мая, по-моему, процесс Pussy Riot отбивает всякую охоту у среднеобеспеченного москвича или, там, петербуржца вообще куда-либо ходить и когда-либо. Прекрасно. Все вообще win-win, выигрыш-выигрыш.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет. Не так. Значит, насчет креативных хомяков или креативного планктона согласен. У них у самих кроме молитвы «Богородица, Путина прогони» ничего за душой сроду не было. Ну, не «Богородица», а «Абай, Путина прогони», или «Акунин, Путина прогони». Не важно. Вот, кроме этой молитвы у них за душой ничего нет. Что они никакого сопротивления не оказали и не окажут, полностью согласен. Что выходить, скорее всего, не будут, согласились.

Но есть 2 обстоятельства, о которых вы не упомянули. Обстоятельство первое называется, что аппетит приходит во время еды. В том числе и аппетит бюрократической организации под названием Минрелигии. Замечу сразу, что к господу богу это имеет ровно такое же отношение как и все события, происходящие на свете. Вот, по моим скромным представлениям бог в равной степени относится ко всему – вот, к нашему с вами эфиру, к процессу над Pussy Riot, к событиям в Сирии, к рождению вашего ребенка. Ко всему бог имеет абсолютно одинаковое отношение и привилегированных с ним отношений прямого провода к богу нету ни у вас, ни у меня, ни у Гундяева, ни у Путина, ни у Папы Римского, ни у кого. Но это так.

А.САМСОНОВА: В деревне бог живет не по углам.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Точно. Вот. Но это так, равноудаленно. Это, так сказать, общие слова. А вот бюрократическая организация под названием Минрелигии имеет аппетиты. И как у любой бюрократической организации, если эти аппетиты не сдерживаются, то они развиваются все дальше и дальше. Соответственно, на пути создания религиозно-коррумпированного государства, если вы устраняете все барьеры перед Министерством религии, то это министерство начинает пожирать все на своем пути с весьма роковыми для этого государства последствиями. Просто для управляемости этим государством, для отношений между бюрократическими элитами, и так далее, и так далее.

А.САМСОНОВА: То есть таким образом Патриарх начинает составлять конкуренцию публичным политикам, что ли?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не конкуренцию, а просто командовать ими. Поскольку других опор у власти нет, поскольку есть организация, которая совершенно официально вынесена за пределы любого закона и может делать абсолютно все, то, соответственно, эта организация (а ее материальные интересы и аппетиты хорошо всем известны), эта организация начинает рулить всем по мере своих возрастающих аппетитов. Эта организация и сегодня вынесена за пределы закона, потому что, насколько я знаю, нет ни одного, например, уголовного дела против священников в нашей стране. Так же, как нет их против работников ФСБ, против работников администрации президента и так далее. Вот, есть несколько секторов, которые находятся, в принципе, вне критики, вне судебного преследования. Но должен заметить, что одно дело находиться вне судебного преследования, иметь иммунитет от судебного преследования, и совсем другое дело иметь полное право делать абсолютно все, что вам в голову взбредет. Вот, если этот карт-бланш выдается совершенно определенной бюрократической организации, то мало не покажется. Я уж не говорю о такой мелочи как то, что Россия, наконец, получает законченный лейбл средневекового государства, и получает этот лейбл во всем мире.

А.САМСОНОВА: Ну, кого это волнует всерьез? Мы просто вынуждены заканчивать тему Pussy Riot, чтобы не разговаривать...

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет! Я только первый пункт обозначил. Еще второй пункт, гораздо более важный. В двух словах.

А.САМСОНОВА: 15 секунд.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Помимо того, что церковь получает полный карт-бланш, Россия получает лейбл средневекового государства во всем мире, есть часть элит, заметьте, не креативных хомяков, а элит, которых такой вариант развития событий категорически не устроит и это провоцирует раскол в элитах, возможно, заговор элит со всеми весьма роковыми для центральной власти последствиями.

А.САМСОНОВА: Мы продолжим после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: 19 часов 33 минуты в российской столице, мы продолжаем программу «Особое мнение» с Леонидом Радзиховским. Меня зовут Тоня Самсонова. У нас с вами в повестке еще Пентагон, Ближний Восток. Но хотите, про Pussy Riot.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Закончить просто хочу.

А.САМСОНОВА: Да, давайте закончим.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я хочу сказать следующее. Что действие равно противодействию. Если вы вольно или невольно стараетесь превратить Россию в средневековую страну, то это мощное действие. Если далеко так планы ваши не строятся, но это получается автоматически, тем хуже для вас. Вот это действие – это вам, понимаете, не закон о неправительственных организациях, об иностранных консультантах, профессорах и шпионах, это не там какая-то цензура, это вещь, которая на всех уровнях затрагивает все население. Вот сейчас в перерыве передавали, что на Ходынском поле хотят построить аж 2 храма и уже многим людям на Ходынском поле это не нравится. Так не 2 храма, а миллион храмов по всей стране, и так далее, и так далее. Да, сегодня, когда люди плохо представляют себе, что такое средневековое государство во всей красе, это нравится почти всем. Не случайно адвокаты этих Pussy Riot (очень характерно) отказались от суда присяжных и потребовали суда, когда будет судить судья. Это очень характерно. Это говорит о том, что, так сказать, демократическая общественность боится демоса как огня и предпочитает иметь дело с государственным судьей. И правильно боится.

А.САМСОНОВА: Мнение общества понятно по Pussy Riot.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И правильно боится, и не только по Pussy Riot. Потому что присяжные порвут этих американских шпионов, ведьм и врагов народа в клочья. Но это сегодня. А, вот, когда завтра те же самые 140 миллионов потенциальных присяжных почувствуют, какая прелесть эта Наташа, какая прелесть эта средневековая Наташа, то тогда дело повернется совсем по-другому. В 1918 году отнюдь не еврей, не масон, не американский шпион, а поэт Демьян Бедный, поэт Демьян Придворов, Демьян Бедный написал такие стишки: «А с попом и с кулаком коротка беседа. В брюхо толстое штыком мироеда». Это были не просто стихи. Благодарные крестьяне сжигали, убивали и, вот, ровно так: в брюхо толстое штыком. Да, они защищали иногда, они были возмущены, что сжигали церкви, но никогда не удалось бы сжечь церкви вместе со священниками в таком объеме, если бы благодарный народ это не поддержал. А это был народ почти средневековый, это был народ, который из Средневековья вышел несколько десятков лет назад.

И, вот, попытка сегодня возродить средневековое государство – это самоубийственная попытка, прежде всего, для церкви, для которой всякое сближение с административной властью и всякое превращение в бюрократическую организацию есть смерть, смерть духовная, а если они будут на этом варианте настаивать, то катастрофическая, политическая смерть. И, соответственно, для того государства, которое на это опирается.

Короче говоря, модернизация из России XXI века в Россию средневековую, модернизация не безопасная. В средние века нравы были суровые со всех сторон. Вы хотите средневекового общества, вы его можете получить. В средневековом обществе были Жакерия, Степан Разин, восстание Уота Тайлера и война алой и белой розы. А сейчас в средневековом обществе то, что происходит на Ближнем Востоке. А, вот, в обществе XXI века – «Оккупай Абай», милые разговоры и гуляния по бульварам. Вот, выбирайте, что вам приятнее, средневековое общество со Степаном Разиным и Жакирией или милые гуляния по бульварам и беззлобное брюзжание типа «Оккупай Абая». Вот такая ситуация.

А.САМСОНОВА: Ближний Восток и Сирия. И не вдаваясь вообще в детали того, какие резолюции Россия блокирует, какие не блокирует и что конкретно предлагает каждый, как реагирует на позицию России Пан Ги Мун, зачем вообще Россия в этом вопросе занимает такую жесткую позицию? Почему она вообще не хочет устраниться из проблем Сирии? Какой у нас там интерес?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Идеологический сугубо. Первое, амбиции. Если вы начали что-то делать, то отступать нельзя, лицо терять.

А.САМСОНОВА: То же самое, что ли? Как с Pussy Riot?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно! Так это вообще не только в России, не только в этом вопросе. Вся мировая политика – это не более, чем борьба очень мелких амбиций, исключительно мелких, но крайне самоуверенных и наглых людей. На этом построена вся мировая политика. А в Ирак американцы пришли зачем?

А.САМСОНОВА: Не, ну погодите. Когда мне говорят, что вся мировая политика построена на деньгах, торговле нефтью и газом, это еще хоть как-то...

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, это ложь. Это ложь.

А.САМСОНОВА: ...еще туда-сюда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мировая политика построена не на деньгах и не на торговле нефтью, а на мелких амбициях, которые называют национальной гордостью, государственной гордостью, государственными интересами, мелких амбициях очень мелких, но страшно самоуверенных от своей мелкости людей.

Первое, это копеечные амбиции, которые, повторяю, абсолютно неспецифичны для России, а есть у всех политиков и у всех государств. А второе, идеологическая близость. Совершенно очевидно, что режимы типа Сирия Иран, бывший режим глубоко симпатичного мне по-человечески президента Мубарака и так далее, идеологически очень близки российскому и китайскому руководству. А режимы другого типа очень далеки. В чем разница? Она очевидна. Правитель имеет право делать с народом все, что ему, правителю угодно. Это аксиома. Называется она «Не лезьте во внутренние дела государства. Мы этого не позволим внутри своей страны, а заодно и внутри других стран. Не позволим». Это чисто идеологическая близость. Вот и все. Никаких, конечно, там нету экономических расчетов, военно-политически это бред. Ну, какой в России военно-политический интерес в Сирии? Возможность нагадить американцам? Ну, это десятое. Да, это приятно, конечно, возможность сказать, что мы против. Понятно, что если вы голосуете за, то вас никто не замечает. А если вы голосуете против, то вас замечают. Если я провожу 1028-й эфир на «Эхе Москвы», а потом будет 1029-й, это банально. Если я ухожу, это заметно. Естественно...

А.САМСОНОВА: Ну, если вы уходите 10 раз в месяц, то это не интересно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это правда. Но вы меня не уговаривайте, я это сделал окончательно. Можете не волноваться. Так вот любое действие против, тем более против Америки, естественно, привлекает к себе внимание. Но это десятый интерес. А главный интерес один – это глубокая идеологическая близость. Государь или государство имеет право делать со своими подданными все, что ему, государю или государству угодно. И никакие американские тетушки, и никакие мировые жандармы не имеют право лезть и давать свои идиотские советы. Вот это максима, главная идеологическая максима. Естественно, что при этом думают, прежде всего, о себе. Но в этом смысле Россия – честный человек, она думает и о других. Ну а потом, еще раз повторяю, уже сказав столько букв алфавита, в последний момент говорить «Да мы тут малость передумали» просто неудобно, не поймут-с. И внутри страны не поймут.

Кстати сказать, все друзья России как-то не очень много от этого имели. Нашими друзьями был Хусейн. Ну, такой, полудруг. Но и сириец – полудруг. Мы как-то покровительствовали Каддафи, имели особые отношения с Югославией, с Милошевичем. И как-то всем им, и Милошевичу, и Каддафи... Правда, опять же...

А.САМСОНОВА: Правда, с Каддафи дружили не только мы, уж будем честны в этом вопросе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, будем объективны. Когда американцы с кем-то дружат, это тоже для них кончается плохо. Мубарак. Но американцы умеют как-то соскочить с подножки. Они дружили с Мубараком, и еще больше они дружат с теми, кто скинул Мубарака. Как говорится, вовремя предать, значит, предвидеть. Вот этого искусства российская дипломатия, к сожалению, не освоила.

А.САМСОНОВА: У нас 2 минуты, а нужен прогноз на осень. Смотрите, закончила Госдума свою весеннюю сессию, запретив все, что возможно, попытавшись побороться с разным инакомыслием разными пакетами законов – о клевете, об НКО, о митингах и так далее. Насколько вообще законы и правовой способ завинчивания гаек могут побороть какие-то общественные настроения, которые вспыхнут теперь или не вспыхнут осенью?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я свое мнение высказал. Общественные настроения, если речь идет о креативном планктоне, ничего не стоят. Это народ осторожный, мягко говоря, дипломатично выражаясь.

А.САМСОНОВА: Если бы они ничего не стоили, не надо было бы принимать такой пакет законов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Надо. У страха глаза велики. У страха, у амбиции и у бюрократического размаха разумных ограничений нет. Потом это отчасти была рефлекторная реакция. Рефлекторная просто ре-акция, понимаете, ответ. Весь вопрос, будут ли эти законы работать. С точки зрения... Я пытаюсь судить, исходя из своего весьма убогого здравого смысла. По здравому смыслу эти законы абсолютно не нужны. Ну, приняли вы их, ладно, вы нас ворами и жуликами – получи, фашист, агента, мы вам в ответ агентами. Обменялись. По здравому смыслу не нужны эти законы, и уж тем более, даже приняв эти дурацкие законы, не стоит это делать. Не ради этого планктона, а, еще раз повторяю, ради того, что если вы хотите спровоцировать раскол в своем ближайшем окружении, раскол в элитах... А когда расколоты элиты, вот тогда этот планктон играет совершенно по-другому. Сам по себе он ломается. Опираясь на какую-то поддержку сверху, он получает другое значение.

А.САМСОНОВА: 10 секунд.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В общем, если вы хотите переходить всерьез к средневековому государству, будьте готовы на это к средневековым ответам. Если вы этого не хотите, правьте спокойно и дальше в том же режиме. Шаг налево, 2 шага направо, мелкие колебания, надувание щек, изображение чего-то очень страшного, а потом слова «Да нет, мы модернизируемся, мы вообще хорошие». Воля ваша, выбор за вами, как говорится.

А.САМСОНОВА: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Большое спасибо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024