Купить мерч «Эха»:

Михаил Веллер - Особое мнение - 2011-06-13

13.06.2011
Михаил Веллер - Особое мнение - 2011-06-13 Скачать

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И я приветствую в этой студии писателя Михаила Веллера.

Здравствуйте.

М. ВЕЛЛЕР - Вечер добрый.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Давайте начнем с посреднических работ, которые проводит Россия в Ливии. Тут Михаил Маргелов туда-сюда катается, уже он в Бенгази встречался с представителями ливийской оппозиции. И в середине этой недели вылетает в Триполи, чтобы поговорить с премьером ливийского правительства. Пока не планируется встреч с Муаммаром Каддафи, но все может быть. Зато с Каддафи встречался Кирсан Илюмжинов. И сыграл с ним партию в шахматы. Притом что никакой официальной поддержки Каддафи наши власти не высказывали, и может быть даже совсем наоборот.

М. ВЕЛЛЕР - Лучше бы встретился с Каддафи Денис Лебедев и провел бы с ним матч по боксу. По-моему, публика получила бы гораздо больше удовольствия. Маргелов начинает напоминать в хорошем смысле слова Генри Киссинджера. То есть такая челночная дипломатия. Туда-сюда, туда-сюда. А история с Илюмжиновым показывает, как полезно иметь многоконфессиональные государства. То есть просто по Дюма. Одного брата воспитывают католиком, второго – гугенотом, и можно с двух сторон зажать неудобного человека. Таким образом у нас есть ребята на все случаи жизни. Суть в том, что сейчас на Среднем и Ближнем Востоке решается судьба 21 века. То есть то, что происходит сейчас, важно настолько, что важность этого невозможно переоценить. Потому что если в этом в сущности едином регионе к власти приходит радикальный элемент, а дело тем пахнет и тогда они бодро начинают дружить с Ираном и друг с другом, и тогда охваченный политкорректностью западный мир оказывается в сущности беспомощен. Потому что западному миру нужны две вещи: бабло и стабильность.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Кому это не нужно, скажите.

М. ВЕЛЛЕР - Смотря какой ценой. Нельзя же ставить это настолько выше всего остального. Так что сейчас в Ливии понятно, что приняли решение по Каддафи, что Каддафи, ты больше не начальник. Но сколько лет, в конце концов, можно терпеть, потому что парень вел себя настолько нагло, что более наглым быть ничего не может. И вот поручили России подать ему черную метку. Разумеется, мы должны суетиться, потому что у нас в Ливии свои интересы, и хорошо бы все-таки попробовать дружить и с теми и с этими, чтобы в любом случае остаться в выигрыше. То есть эта суета она в первую очередь преследует свои российские государственные интересы и это правильно, это нормально, и так и должно быть. Теперь посмотрим, кто кого переиграет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть это попытка усидеть на двух стульях, объясните мне, если это настолько важно, почему туда отправляется, например, Кирсан Илюмжинов, а не какой-нибудь высокопоставленный человек из российского МИДа.

М. ВЕЛЛЕР - Потому что негоже Теодору Рузвельту идти на одного медведя с двумя кулаками. Слишком много чести для этого парня, который разбивал свои шатры где ни попадя, а лучше бы разбил голову.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - В том числе у нас на Красной площади.

М. ВЕЛЛЕР - В том числе в Кремле. Молодец. Чтобы к нему еще, это вроде как Черномырдин начинает переговариваться с Шамилем Басаевым. Все хорошо, но как-то немного неправильно. Много чести и с этих, которые поехали туда. Так что это происходит совершенно нормальное движение. Все, что происходит в Йемене, в Сирии и так далее, все это совершенно ужасно. Во-первых, там ребята достукались, точно так же как достукаются в России, потому что причина, одни миллиардеры скупают универмаги в Лондоне, а вторые 95% населения сидят без работы и без жратвы. Такие вещи добром не кончаются, естественно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - В Йемене, Сирии понятно, там целая волна революций прокатилась по региону. А Каддафи как был, так и есть, говорит, никуда я из Ливии не уеду и что вы ко мне прицепились, я не понимаю, какой пост мне надо покинуть. Я не президент, не премьер. Чего вы хотите от меня, говорит наивный господин Каддафи.

М. ВЕЛЛЕР - На самом деле работа Каддафи с западными лидерами показывает ничтожество современных западных лидеров, которые являются не реальными вождями, премьерами, президентами, а протокольными фигурами, вывесками, пунктами равновесия, потому что реально правят конечно везде олигархические кланы. Вот у кого больше денег и получается больше реальной власти, тот и смотрит, у кого анкета почище, в кого вкладывать бабло, и кого продвигать в президенты или премьеры. Хотя понятно, что, скажем, Саркози фигура гораздо более самостоятельная, а Ангела Меркель фигура гораздо менее самостоятельная. А вот этот фигура самостоятельная полностью. В России тоже такие были в Советском Союзе в 20-е годы, вот их можно называть как угодно, но это были самостоятельные фигуры. А сейчас сами понимаете.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Так что же, нам чего ждать от Каддафи, каков будет исход этой дипломатической битвы?

М. ВЕЛЛЕР - Лучше всего нам ждать от Каддафи, чтобы он повесился. Но боюсь, что он не станет приветствовать наши ожидания. Но на самом деле видимо, раньше или позже его выгонят.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Выгонят, куда же он пойдет, его же никто не примет.

М. ВЕЛЛЕР - Ну будет себе где-нибудь разбивать свой шатер. Жить в родном племени, доить родных верблюдиц, или жены будут доить. В конце концов, не наша забота. Мы его в себе на постой пока еще, слава богу, не зовем. Где-то чтобы он пожил у вас или у меня в передней. Так это не наша головная боль.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Тему обязательно продолжим, потому что хочется понять, кто и какими способами сможет его выгнать. Тут очень много заинтересованных сторон, все-таки в Ливии есть интересы у разных стран.

М. ВЕЛЛЕР – Вы знаете, я подозреваю, у нас сейчас на голове огромное количество проблем для нас несравненно более важных, чем куда денется Каддафи. Пусть он сам думает, куда деваться. Да хоть утопится.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - На это тоже вряд ли приходится надеяться. Мы сейчас сделаем минутный перерыв, затем продолжим.

РЕКЛАМА

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тут очень много вопросов приходит по ситуации в Белоруссии. Я напомню, что была очень большая акция протеста против запрета властей в Минске на вывоз некоторых товаров за пределы страны. Все это случилось на границе Белоруссии и Польши. Несколько сот протестующих. ОМОН в качестве разгоняющих. Здесь уже не политики во время выборов, здесь просто граждане Белоруссии, которым хочется работать и, в общем, на хлеб что-то намазывать. Невозможно же так жить.

М. ВЕЛЛЕР - Знаете, невозможно жить, у нас жить более невозможно, просто граждане, это делается так, вот заканчивая восточную тему. В Сирии все идет вразнос, армия стреляет в народ, народ бежит за границу и в это самое время сирийские граждане делают то, что не делают никогда. Они хотят мирным образом прорваться через колючку и явочным порядком захватить Голаны. Почему сейчас? Потому что если весь народ вспомнит, что Израиль отобрал у Сирии Голаны, то может быть он перестанет пытаться сменить свое правительство, отобрать автоматы у войск и так далее. Обратно к ситуации в Белоруссии. Все, что говорили про батьку в отрицательном плане, в общем и целом правильно. Но здесь есть один момент, какие претензии у России к Белоруссии. Очень простые. Лукашенко не продает Белоруссию русскому олигархическому капиталу. Вся претензия сводится к тому, что отдай нам газовую и нефтяную трубу, и проведи приватизацию крупных объектов с допуском на рынок русского капитала. Вот все. Почему Белоруссии даются деньги в долг. Как любой ростовщик дает деньги в долг тому, кому потом хочет сказать, а чего, брателло, у тебя нет бабла отдать. Продавай квартиру, ты чего. Какое мое дело, за сколько. Вот завтра к 10 завези деньги, а то включу счетчик. Это точно также кредиты давали мы Белоруссии. Когда мы говорим, вот на эти кредиты поднимался уровень белорусского народа, жизни, слава богу, а когда Россия 15 лет по миру с протянутой рукой, беря у всех на любых условиях, пока ни поперли нефтяные цены, да, набирали кредиты, другое дело, что жизненный уровень не сильно повышали, а в основном раскрадывали. Заметьте, у нас в прессе не прозвучало ни одного сигнала, что в Белоруссии эти кредиты раскрадываются. Сигналы звучали другие – что средняя пенсия выше среднероссийской, что средняя зарплата выше в Белоруссии среднероссийской.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Белорусам грех жаловаться, у них все хорошо.

М. ВЕЛЛЕР - Народ жалуется всегда и все хорошо только в раю у господа Бога, куда никому не следует торопиться. Всему свой черед. Дело в другом. Когда люди абсолютно правые в своих желаниях и стремлениях провести честные демократические выборы, установить справедливый, чтобы все были представлены демократический строй, вот у нас это было вроде бы в 1991-92 году, после этого демократические политики как было, к сожалению, во всех странах в течение всей истории, оказываются продажными. И страна в несколько лет оказывается раскраденной. Вот что ужасно. Почему у нас идет свобода и демократия рука об руку с воровством и мошенничеством, это тема отдельного исследования. Как только в Белоруссии сядет демократическое либеральное правительство, так начнется распродажа страны, а поскольку нефти, алмазов и прочего у белорусов нет, это будет нищая земля. Как было в течение многих веков. Вот вам плюсы и минусы авторитарного правления и демократического.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Граждане просто не понимают, что у них лучший вариант из того, что может быть, а на протест выходят почему?

М. ВЕЛЛЕР - Значит, первое…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Не про Россию только сейчас, а про Белоруссию.

М. ВЕЛЛЕР - Разумеется, про Белоруссию. Первое. Образ жизни не является идеальным, экономическое положение не является идеальным, а уж политическое еще дальше от идеала разумеется. А хочется всего, хочется справедливости, свободы, сытости и свободы предпринимательства. Вот все это вместе плохо собирается. Поэтому народ, так или иначе, недоволен всегда, народ всегда хочет лучше. Всегда ставит следующие цели. Всегда хочет больше прав и это совершенно нормальное течение политической жизни. А если ее зажимают, то это принимает формы несанкционированных выходов на улицу. Но поскольку политика кроме прочего это выбирание меньшего из зол, то Лукашенко сегодня это меньшее зло, чем проданное и продажное демократическое правительство Белоруссии завтра. А поскольку народ хочет идеала, вот скажите, чем были недовольны сейчас в России массы, чем до 1991 годы были недовольны?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Я думаю, что например, Ирина Халип хотела, чтобы ее мужа не сажали на пять лет строгого режима.

М. ВЕЛЛЕР - И она абсолютно права.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А также других кандидатов в президенты.

М. ВЕЛЛЕР - Дело в том, что Господь Бог все наливает в один флакон. Да, должны быть честные выборы. Да, должна быть прозрачная политика, да, должна быть сменяемость власти. Все правильно. Но только тогда завтра страна будет распродана. Вот этого они не понимают, потому что они-то честные святые люди, борются за все хорошее. Сколько у нас было светлых людей, которые в 1991-92-93 боролись за все хорошее. Народ этого не понимает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Есть страны в мире, где и сменяемость власти присутствует и вроде как не распродали и не нищенствуют. Давайте на европейские страны посмотрим.

М. ВЕЛЛЕР - Сменяемость или несменяемость я не понял.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Сменяемость, где есть демократия, выборы.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, есть. Дело в том, что эти страны немножко раньше начали быть цивилизованными. Их история длиньше нашей так примерно на 500-800 лет. Они прошли через свои периоды жутчайшего раскрадывания, Долгий парламент в Англии 17 век раскрал всю страну. Директория во Франции раскрала всю страну, но это уже рубеж 19 века. Сейчас у них период исторически краткий. Что такое 50-70 лет по сравнению с двухтысячелетней историей. Вот сейчас у них период сравнительной стабильности и сравнительного процветания. У нас другая цивилизационная фаза. Что поделать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - У белорусов.

М. ВЕЛЛЕР - И у русских и у белорусов, и украинцев. То есть у восточных славян.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Спрашивает Дмитрий из Екатеринбурга: то, что мы наблюдаем в Белоруссии, это начало упадка эры Лукашенко?

М. ВЕЛЛЕР - Боюсь, что да. Боюсь, что он продержался столько, сколько можно, а дальше не получается. Потому что как интересно совпадают интересы олигархического капитала и честных либеральных демократов. Олигархический капитал хочет экономической либерализации и тогда вступает в игру право сильного, право волка. И тогда он скупает все и устанавливает такие законы для рабочих, как хочет. И они получают большую фигу заместо зарплаты. Но одновременно с этим он говорит, ну как, должна быть свобода предпринимательства, свобода слова, печати, свобода передвижения, свобода выборов, прозрачность власти. Совершенно верно. И тогда вся лучшая часть народа говорит: конечно. А через несколько лет она оказывается во власти этого олигархического капитала и не может пикнуть. Вот в чем горе.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Это необходимая фаза развития?

М. ВЕЛЛЕР - Я бы сказал, что так оно по жизни и по истории получается. Вот горе-то какое. Может быть, если бы нам, как советовал государь император Петр Алексеевич немцев пригласить в управители, вот немцев посадить в чиновники…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Что вы все про нас-то, я про Белоруссию.

М. ВЕЛЛЕР - Так это же одно и то же. Да поймите, послушайте, Шушкевич ставил свою визу в Беловежской пуще, это совершенно условное разделение. Потому что на самом деле один народ, одна история, одна культура. И заметьте, Белоруссия единственная страна, в которой русский вопрос не встает. Все правительство говорит по-русски, никаких притеснений русскому языку нет и близко. Русский и белорус это национальность чисто протокольная. Вот какая разница, что записано…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Руководства двух стран только не очень дружат.

М. ВЕЛЛЕР - Так слушайте, у нас и свои в своих стреляют. Да, руководства не очень дружат, потому что повторяю, наше руководство хочет купить Беларусь. А батька не хочет продавать. Вот это главный камень преткновения. Все остальное уже потом. А что касается либералов, повторяю, святые люди, но что из этого выходит. Боже, как мы любили всех младореформаторов, если бы сейчас их выдать народу, бедные люди, ни в коем случае, охранять ОМОНом от народа.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Давайте сменим тему. Естественно, одна из главных новостей дня, сначала убийство бывшего полковника Юрия Буданова, сегодня его похоронили, причем хоронили его с воинскими почестями, с караулом. Залпами военным оркестром. Как героя. Вы как оцениваете такое завершение этой трагической судьбы, истории.

М. ВЕЛЛЕР - Во-первых, я думаю это мое личное мнение, что бывших полковников не бывает, и это хотя фигуры совершенно разные, службы разные, это как был бывший трижды герой социалистического труда бывший со всеми наградами, бывший лауреат Сахаров. У него только академика не отобрали. Потому что когда вставал вопрос, ни отобрать ли академика, были ли прецеденты, встал Келдыш, сказал, были прецеденты, в Третьем Рейхе Эйнштейна лишили звания академика. На этом вопрос увял. Так вот полковник он и есть полковник. Второе.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Но, по-моему, Сахаров никого не насиловал и не убивал.

М. ВЕЛЛЕР - Я и сказал, что это разные судьбы. Речь идет о званиях. Речь идет о том, кто есть кто в этом мире. Второе, надо понимать, что такое солдат. Солдат это не мать Тереза, которую одели в хаки и дали автомат. Надо понимать, что такое социальная психология. К сожалению, воюют одни, а разговаривают другие. А сытый голодного как известно не разумеет. До сих пор я не слышал, чтобы сел в тюрьму кто-то из тех, кто воровал боевые деньги у людей, воевавших в Чечне. Я не слышал, чтобы…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Вы сейчас не про Юрия Буданова мне говорите.

М. ВЕЛЛЕР - Вот сейчас мы говорим про Юрия Буданова, потому что вот до этого случая, до этого хоть инцидента, хоть преступления, хоть зверства, хоть напраслины, называйте как угодно, это был образцовый офицер. В данном случае его жизнь выкатила крайним. Те, кто устраивал войну, на скамье не сидят. Те, кто воруют деньги под эту войну, на скамье не сидят. Те, кто отдавал приказы снести Грозный с лица земли, сто тысяч убитых мирных жителей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Мы сейчас опять про других.

М. ВЕЛЛЕР - Нет, нельзя брать человека отдельно от всего происходящего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Позвольте мне задать вам вопрос.

М. ВЕЛЛЕР - Позволяю.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Насколько этот образцовый офицер перестал таковым быть после того как похитил, изнасиловал, убил и приказал закопать женщину, в отношении которой не доказано, кем она была, была снайпером или нет.

М. ВЕЛЛЕР - Если суд, сколько я знаю…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - И его признали в этом виновным.

М. ВЕЛЛЕР - Виновным по факту изнасилования суд его признал или не признал?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть хорошо…

М. ВЕЛЛЕР - То есть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Это убираем. А убийство это ладно.

М. ВЕЛЛЕР - Одна секундочка. Теперь второе. Давайте разбираться, мы живем в стране, в которой военное положение и действуют законы военного времени или все-таки мирное государство. Потому что до приговора суда присяжных дело не доходило, суд присяжных желал его оправдывать. То есть суд присяжных и Аракчеева оправдывал дважды и Ульмана оправдывал. Если вы будете сдавать своих солдат, или идите с оружием в дерьмо сами, или те, кто сильнее будут помыкать вами. Нужно немножко понимать, как устроена жизнь. Потому что отношение к Буданову, который если он военный преступник, дайте ему пистолет с одним патроном, скажите, полковник, вот до сих пор все было хорошо, но вот существует честь мундира, честь армии, не беспокойся, о твоей семье позаботится государь, твои дети получат образование, твоя жена не будет ни в чем нуждаться. Тебе будут устроены подобающие похороны, а сейчас стреляйся. Но то, что я говорю, какая-то маниловщина, глупость, бред какой-то…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Для вас Юрий Буданов герой?

М. ВЕЛЛЕР - Герой – нет. Я думаю, что после всего происшедшего героем его, к сожалению, считать нельзя. Потому что история эта в любом случае грязная. Но если вы найдете хоть что-то чистое в чеченской войне, то расскажите мне. Потому что грязи на всех, а крайним выкатывают одного. И вот это очень несправедливо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Мы сейчас делаем перерыв на несколько минут и продолжим.

НОВОСТИ

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжается программа «Особое мнение». Вы знаете, мне кажется, логичным от темы Буданов перейти к теме российского государства, потому что совершенно очевидно, что это все случилось во многом из-за того, что государство и военных бросает на произвол судьбы, и граждан своих точно также бросает. Того же Буданова отказалось защищать, когда он просил о защите. У нас тут полным ходом в народный фронт записывают. Причем сначала на сайте разрешили записываться любым гражданам, теперь вот целыми предприятиями принимают. Что это такое, у нас альтернатива «Единой России» какая-то будет или просто Владимиру Владимировичу хочется во что-то такое поиграть.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, это все по старинному анекдоту, вы, небось думаете, в политбюро дураки сидят, на солнце ночью полетите. И у Кремля есть совершенно хорошие политтехнологи. Например, что такое было когда-то создание Общественной палаты. Что это такое, это очень просто. Это эрзац, голос-эрзац интеллигенции. Вот вам сто лучших интеллигентов страны, юристы, писатели, журналисты и так далее, вот они олицетворяют голос интеллектуальной элиты. Что такое народный фронт? Это внеконституционное административное образование, расширяющее электоральную базу «Единой России». В переводе с русского на русский – поскольку «Единая Россия» не убеждена в триумфальных результатах выборов, то надо же как-то позаботиться о грядущих выборах, голоса можно считать как угодно, но все-таки надо все-таки позаботиться. Что такое народный фронт? Вот как давно уже голосуют, по одномандатным, неприличное слово, потому что…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Какое есть.

М. ВЕЛЛЕР - … этак возьмут и начнут голосовать, это по-простому, вот выдвини любого кандидата и голосуй. Нет, ты будешь голосовать за партийный список, а партия кого захочет, того поставит. Что будет делать юрлицо, член народного фронта, завод 10 тысяч, взяли, приписали. А оно будет голосовать как юрлицо. И все 10 тысяч работников окажутся подавшими голоса как юрлицо по списку за партию «Единая Россия». Вот что это значит. Это фронт не против кого, это фронт, ребята, вы как-то приободритесь так, чтобы дружнее проголосовать за нашу родную «Единую Россию». А на все остальное, пожалуйста, не обращайте внимания, ну мало ли вы видели фейерверков, шумовых гранат, или звуков нечаянных и даже менее приличных, но мало ли что вам рассказывают. Хрущевская химизация, брежневская интенсификация, медведевская модернизация, ну это же несерьезно. Что вы как дети, честное слово.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Но только тут рассказы интересные в СМИ я читала, что между собой активисты народного фронта начинают с «единороссами» ссориться за рабочие места, за административный ресурс. Вместо того чтобы единым фронтом выступить.

М. ВЕЛЛЕР - Это нормально. Даже в воюющей армии командиры могут подсиживать друг друга, желая занять более высокий пост. Как Конев дико переживал, что линию нарезали, сейчас Жуков возьмет Берлин, а ему ничего, а Рокоссовский как переживал, что его убрали с места. А как генерал Скобелев переживал, что его ненавидели все остальные генералы за то, что ему победы, а им большая фига. Так что это нормально. Милые бранятся, а у хлопцев чубы трещат.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Главное, чтобы они не начали спорить, кого больше любит Владимир Владимирович Путин. Потому что он и тут лидер, и там лидер.

М. ВЕЛЛЕР - Вот эти необыкновенные кадры по телевидению, катаются два лидера по велосипедной дорожке, играют два лидера в бадминтон, а потом два лидера сидят на скамеечке, вот когда они сели на скамеечку я аж запрыгал у себя дома на скамеечке - Ленин и Сталин в Горках. Вот еще на одного френч, а на другого галстук в горошек, один помоложе, но все-таки второй, который постарше, более значительный…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Один лысый, другой волосатый.

М. ВЕЛЛЕР - Один полысее, второй поволосатее. Замечательно. Вот как дети играют в войну, как будто это была игра в Ленина и Сталина в Горках. Ужасно. При этом лица, исполненные такой симпатии дружелюбия друг к другу, что просто понятно, тандем просто ни разлей вода. У Виктора Суворова есть фраза в книге «Аквариум» хорошая: мы знаем, скорая дружба к долгой вражде. Кстати, о любви внутри партии «Единая Россия». Есть и другие партии, что мы только об «Единой России».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Конечно, «Правое дело» активно вступает в предвыборную гонку. Сейчас наберет себе целую толпу замечательных людей и глядишь, Михаил Прохоров сказал, что второй будет по количеству лидеров в ГД.

М. ВЕЛЛЕР - Второй на известном конкурсе - был такой анекдот. Видите ли, вот когда все стали думать, почему, Путин, не будучи членом партии «Единая Россия» был поставлен лидером партии «Единая Россия». Каким образом Прохоров, не будучи членом партии «Союз правых сил» или «Правое дело», стал вдруг буквально главой этой партии. И очень просто. Вот мы говорили с вами про Белоруссию о том, что интересы олигархов все скупить, и интересы либералов свобода и справедливость, и интересы народа - когда же будет по нормальному все можно. Они на какие-то моменты совпадают и умные олигархи оперируют интеллигенцией, журналистика, особенно народом, чтобы добиться своего, и все скупить. Сейчас у нас умные олигархи, из которых многие весьма равноудалены от власти, не говоря уж кто-то в Лондоне, в Америке, они думают о том, что шатается, шатается за красным забором кресло. И ни взять ли в конце концов нам. Мы можем вкинуть столько бабла, всех не пересажаете, Ходорковский с Лебедевым уже сидят, если вкинуть бабла и поднять мощную кампанию в прессе и раздать народу по бутылке водки, по мороженой курице, по сто рублей к празднику, пенсионерам по пачке аспирина, ребята, мы выиграем выборы, а вот тогда мы вам покажем, кто в избе хозяин. Сегодня олигархи, которые могут объединиться и, прежде всего, вокруг партии «Правое дело», потому что она и партия такая Чубайс…таким образом…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Подождите.

М. ВЕЛЛЕР - Погодите.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Я не верю, что вы серьезно это говорите.

М. ВЕЛЛЕР - Дайте досказать. Нет, это абсолютно серьезно. Мы должны скомпрометировать олигархов в глазах народа. Кто есть Прохоров? Он есть самый нелюбимый в народе олигарх после Абрамовича, который сидит в Лондоне и никуда не суется, и Чубайса, который не олигарх, олигарх, он тоже не суется. И вот этого парня с его скандалом в Куршевеле, с его самолетами и модели на Мальдивские острова, с его предложением 12-часового рабочего дня, с его миллиардами, про которые он отказывается категорически говорить, откуда они взялись. Вот его берут как того олигарха, который будет собирать народные голоса. Он 20 копеек на улице не соберет со своей биографией на выборные кампании. И таким образом, когда придут олигархи, говоря, мы тоже хотим поучаствовать в выборах, им скажут: а у нас уже есть партия олигархов. Вот «Правое дело», идите к Михаилу Прохорову, и они пойдут туда и за них не проголосует никто. Это картина, достойная исполнения Геннадия Хазанова, но именно таким выстраивается политтехнологический замысел, Прохорова могли избрать еще наверху, сделав предложение, от которого бы не сумел отказаться только за одно – за высокий рост. Чтобы это пугало, которое должно отпугивать народ от олигархов, было издалека видно. Вот и весь план избирательной кампании.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Очень конспирологично. Очень.

М. ВЕЛЛЕР - Почему? Все настолько просто, слушайте, пришел парень, его спрашивают: господин Прохоров, а вы чего в партию пришли. – А захотелось. – А у вас какая программа? – Да я не знаю пока.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Это можно точно также про народный фронт. У вас какая программа? – Да мы не знаем. За все хорошее против всего плохого

М. ВЕЛЛЕР - Нет, народный фронт, организованный «Единой Россией», чтобы собирать голоса. Про это мы уже сказали.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но ведь ежу понятно, что даже если какие-то олигархи захотели что-нибудь да сделать, власть совершенно спокойно может просто не зарегистрировать партию. Зачем эти нагромождения всего.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, есть зарегистрированная партия, во-первых, это то самое «Правое дело», а деньги они решают довольно многое. Люди, идущие в политику, они быстро усваивают, что есть цена вопроса и какая цена, таково и решение этого вопроса. Так вот, должна быть блокирована эта партия, она должна быть при своей руке. Она не должна представлять никакой опасности. А вот создали в свое время нанайскую партию «Справедливая Россия», чтобы она отсосала голоса у возможной оппозиции по регионам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Сергей Миронов прогремел…

М. ВЕЛЛЕР - А там вдруг встали перед прошлыми выборами подниматься организации, и запахло тем, что реально какие-то места будут отобраны у «Единой России», и товарищ Миронов говорил ребятам, вы знаете, давайте сворачивайте. Ну как же так, мы же привлекли людей, они же внесли деньги. Ну ничего страшного, скажите им, что все отыграно назад. Так что не надо думать, что белые и пушистые играют в политику. Нет, ну что вы, любимая краска Кузбасслак. Это то, чем черным красят черные части военной техники. Грубая такая черная краска.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Это все ужасно печально.

М. ВЕЛЛЕР - Почему ужасно?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Никакой политики не осталось. А что же в этом веселого?

М. ВЕЛЛЕР - Политики давно не осталось.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Люди надеются, что будет партия…

М. ВЕЛЛЕР - Это политтехнологии… Да какие люди, кто надеется, о ком вы, среди кого вы живете?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Так вы сами говорите, что есть олигархи, которые хотят политики.

М. ВЕЛЛЕР - Конечно хотят. Мало ли кто чего хочет. Хотеть не вредно. Но меры превентивные принимать надо. Принимаются. Браво.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Власть их очень успешно принимает.

М. ВЕЛЛЕР - Хорошие политтехнологи. Радуют народ.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Спасибо большое. В программе «Особое мнение» сегодня выступал Михаил Веллер.

М. ВЕЛЛЕР - Большое спасибо за внимание и терпение.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Всем счастливо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024