Купить мерч «Эха»:

Павел Гусев - Особое мнение - 2010-10-19

19.10.2010
Павел Гусев - Особое мнение - 2010-10-19 Скачать

О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением главный редактор «МК» Павел Гусев. Добрый день.

П. ГУСЕВ - Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА – Я включаю веб-камеру на сайте «Эхо Москвы». И там же вы можете найти наш баннер с кардиограммой не Павла Гусева, нет, дай бог вам здоровья, а просто с кардиограммой нашей программы. Можно нажимать на одну из двух кнопок каждую минуту зарегистрированным пользователям сайта, поддерживаете вы или нет то, что сейчас Павел Гусев будет говорить. Только это, ничего личного. А я хочу в первую очередь спросить вас по поводу того, что сегодня произошло в Грозном. У меня такое ощущение, что если бы там не было депутатов из Свердловской области, случайно оказавшихся с визитом, то может быть мы и не узнали всех подробностей этой истории.

П. ГУСЕВ - Там еще был министр внутренних дел, не надо забывать. Он тоже был с визитом и более того, с ним были несколько журналистов, включая журналиста «Московского комсомольца». Который был в группе, правда, там было всего 3 или 4 журналиста с собой он в поездку взял. Но, тем не менее, они присутствовали там. И вообще скрыть это уже было сложно. Но если говорить по-честному, я не думаю, что до конца можно было такую акцию скрыть. Мне кажется, что мы настолько привыкли, что власть что-то скрывает, какие-то вещи такие, что думаем, что и здесь возможно. Нет, нельзя…

О. БЫЧКОВА – Извините, я просто хотела сказать, что мы постоянно слышим про какие-то истории, про то, что где-то в одной из точек на Кавказе нейтрализовали очередную банду, в какой-то дом…

П. ГУСЕВ - Здесь гораздо более…

О. БЫЧКОВА – Но выясняется, что все намного серьезнее.

П. ГУСЕВ - Мне кажется, что мы неоднократно в газете писали, наши журналисты выступали по поводу того, что мы совершаем большую ошибку в Чечне. Вот сейчас мы бьемся и ломаем копья за то, что отменить или не отменить нам травматическое оружие. Вокруг этого идут просто баталии целые. Посмотрите, что делается в Чечне, где практически в каждом доме большинство мужского населения вооружено. Причем не травматическим оружием, а самым настоящим. И автоматическим, калашами и так далее. И для них, если раньше было национальной одеждой кинжал за поясом носить кавказский, серебром отделанный, то теперь это через плечо перекинутый автомат и пару Стечкиных и других пистолетов, которых даже на вооружении нет.

О. БЫЧКОВА – Большой вопрос как запретить травматическое оружие в Москве, чтобы странные люди не стреляли в девушек в ресторанах ни с то ни с сего на ровном месте и то непонятно, как его… А что там делать.

П. ГУСЕВ - А что там делать с этими калашами и что делают с этими калашами, когда они приезжают в Москву и охранники кавалькады разъезжают по Москве с автоматами вооруженными и что бывает в Москве, как они себя ведут. Как себя ведут эти люди. Мне кажется, мы делаем двойные стандарты для людей одной, подчеркиваю гражданственности, мы все с вами россияне, будь это чеченец, россиянин или человек из Татарстана, Башкирии или Удмуртии. Но когда мы одним разрешаем одно, а другим запрещаем это, это большая проблема для общества. Разные подходы абсолютно на сегодняшний день. И когда сегодня Кадыров три дня назад на общем чеченском съезде заявляет о том, что он против кровной мести и в ту же секунду объявляет, что Закаев его кровник и все равно руки дойдут до Закаева, как относиться ко всему?

О. БЫЧКОВА – А выход-то какой? Что делать, если вы, например, федеральные власти, если вы Кремль. Вы тогда что предпримете в этой ситуации?

П. ГУСЕВ - Я пока не там и точно не буду там никогда ни при каких ситуациях. И ситуацию загнали в угол несколько лет назад. И выйти из этого угла и тупика сегодня не так просто. Нет, на мой взгляд, сегодня прямого решения. Взять отобрать оружие или Кадырова убрать или еще что-то. Да нет.

О. БЫЧКОВА – Это уже пробовали.

П. ГУСЕВ - Это бессмысленно. Сегодня нет прямого решения по Кавказу. На мой взгляд. Это совершенно фантастически трудная сложная задача, ее не решить ни одним указом, ни одним законом и ни одним действиями. Ни Хлопонин, ни кто-то другой не решит эти вопросы. И то, что там собираются заниматься трудоустройством, это очень хорошо, но это, к сожалению, общие слова.

О. БЫЧКОВА – Сегодня были такие слова очень трогательные, что нужно больше работать с молодежью. На Кавказе.

П. ГУСЕВ - Я это слышу с 1995 года, когда туда вошли наши войска.

О. БЫЧКОВА – Честно говоря, я прочитала сегодня, например, сообщение, что представитель МВД Чеченской республики сказал ИТАР-ТАСС, по-моему, что вот эту акцию сегодняшнюю совершили боевики нового лидера бандподполья некого Хусейна Гакаева, который решил таким образом прославиться. Новый уже откуда взялся, нам же говорят, что со старыми разбираются и дальше все хорошо.

П. ГУСЕВ – И, по-моему, была цифра 300 или 400 уже отстреляно только в этом году, но их не уменьшается ни количество, и мы всегда знаем цифры, что это несколько сотен, которые все время там есть. На мой взгляд, их гораздо больше.

О. БЫЧКОВА – То есть новые появляются? Есть причины, чтобы появлялись новые.

П. ГУСЕВ - Они не убывают. Просто иногда уходят в горы. А потом снова спускаются. И так и живут.

О. БЫЧКОВА – Судя по нашей кардиограмме, в основном ваши слова поддерживают, высокая достаточно кардиограмма и сейчас она вверх идет. Мы посмотрим, что будет дальше. Продолжайте нажимать на кнопки, потому что нам интересно посмотреть, что вы думаете, какое у наших слушателей и зрителей особое мнение по поводу особого мнения Павла Гусева.

РЕКЛАМА

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем программу «Особое мнение». Что вы ждете от Собянина?

П. ГУСЕВ - Прежде всего я жду, что в Москве не будет никаких революций. Потому что любая революция для такого мегаполиса как Москва чревата, прежде всего, бедствиями, последствиями для нормальных обычных людей. Не для чиновников. Чиновник это существо, которое выживет в кислоте…

О. БЫЧКОВА – При минус 50.

П. ГУСЕВ - В термальных источниках на Камчатке.

О. БЫЧКОВА – При атомной бомбардировке тоже.

П. ГУСЕВ - Чиновник выживет при ситуации любой. А вот бизнес, нормальные граждане, в результате революций страдают больше всего они.

О. БЫЧКОВА – А вы революциями что называете?

П. ГУСЕВ – То, что нельзя, на мой взгляд, с завтрашнего объявлять все, что сделал Лужков в Москве криминальным, коррупционным и неправильным. Да, как, наверное, руководитель любой, нет на сегодняшний день руководителя, включая наших уважаемых президентов двух, все в этой стране подчинено как плюсам, так и минусам. У каждого они есть. Все есть. И поэтому если это и Лужкова, есть и наверное у Собянина появится через 10-15 лет такие же минусы. Но революция, на мой взгляд, это скоропалительные решения, которые могут прежде всего повлиять на жизнь нормальных обычных москвичей.

О. БЫЧКОВА – Например, не торопиться с бюджетом на следующий год, как уже сказал Собянин.

П. ГУСЕВ - Я сказал.

О. БЫЧКОВА – Это революционно?

П. ГУСЕВ - Нет, я считаю, что это абсолютно нормально, что бюджет был не принят и Собянин как новый мэр по каким-то… Я не думаю, что бюджет будет изменен, но по каким-то направлениям будут какие-то изменения. Более того, я абсолютно уверен, что эти изменения коснутся: а) социальной сферы, потому что если сейчас Собянин, придя в Москву, первым делом коснется… в минус социальная схема уйдет, которая была уже разработана, это будет минус кремлевской и всей остальной власти.

О. БЫЧКОВА – То есть ему придется выступить Дедом Морозом и раздавать подарки.

П. ГУСЕВ - Совершенно верно. Сейчас некая подарочная ситуация будет для жителей Москвы. Далее это может коснуться броски денег, предположим, со строительных направлений в строительство дорог, например. Не домов, а дорог или эстакад, мостов…

О. БЫЧКОВА – Но для этого нужно иметь серьезные планы, обоснования.

П. ГУСЕВ - Это естественно.

О. БЫЧКОВА – Идеи в первую очередь.

П. ГУСЕВ - Для этого можно, прежде всего, бюджет чуть перераспределить, а под них уже выстраивать соответствующую идею. Тем более что для Москвы идей уже было очень много разработано. Они существуют. Другое дело, что что-то принято, что-то отложено, что-то нет. То, что он сегодня не рассматривает бюджет, это абсолютно нормально. Он будет утвержден через месяц, это неважно. На бюджет и на финансирование хозяйства это абсолютно не имеет никакого значения. Месяц или два месяца, позже, раньше, абсолютно не имеет никакого значения.

О. БЫЧКОВА – А вы думаете, он оставит, продолжая тему революций, он оставит много лужковских?

П. ГУСЕВ - На сегодняшний день я думаю, младшее и среднее звено все останется. Его просто заменить невозможно. Я знаю, что он уже делал по этому поводу определенные заявления. Что в ближайшие месяцы никаких…

О. БЫЧКОВА – Машинистки останутся на работе.

П. ГУСЕВ - Я думаю, среднее звено это прежде всего руководители среднего звена, это руководители департаментов, руководители служб, от которых многое зависит в жизни москвичей. Реально. Через них идут все потоки и коррупционные, и не коррупционные. Именно это среднее звено больше всего они в контакте с мелким бизнесом, средним бизнесом. А из верхнего звена, конечно, будет, я думаю, что в правительстве, скорее всего, 3-4 человека наверняка сразу так скажем, уйдут по собственному желанию.

О. БЫЧКОВА – А если вы говорите 3-4 человека, то значит, вы знаете какие 3-4 человека.

П. ГУСЕВ - Я догадываюсь.

О. БЫЧКОВА – Но идея какая должна быть ухода?

П. ГУСЕВ - Я думаю, что это, прежде всего, люди по возрасту уже очень зрелые так скажем. И которые при Лужкове, как я знаю, подавали не раз заявление об уходе. Они хотели уйти на отдых, но их не отпускали. Это вполне нормально. Лужков хотел сохранять до конца своего срока свою команду, не обновляя, наверное, ее кардинально. И ему нужны были те верные люди, которые с ним работали, служили с ним все эти долгие годы. Я их всех хорошо знаю, я тоже был министром московского правительства, недолго, но был. В начале 90-х годов, поэтому для меня абсолютно большинство команды нынешней или старой так скажем, я с ними знаком не по фамилиям, а по именам.

О. БЫЧКОВА – А тут спрашивает Андрей из Москвы: скажите, пожалуйста, а где сейчас Лужков?

П. ГУСЕВ - Последние данные, которые я имел, он находился за границей. Может быть в Австрии, может быть еще где-то. Это последние данные, но они были недельной давности. Больше я не знаю.

О. БЫЧКОВА – А почему такую активность Юрий Михайлович проявлял сразу после своей отставки, и в процессе, и много заявок сделал, а сейчас вообще ничего не слышно. Ни одного звука.

П. ГУСЕВ - Ведь когда вы попадаете в аварию, тем более непредвиденную, вы всегда выскакиваете из машины и начинаете ругать того, кто вас ударил или даже ругать того, кого вы ударили. Все виноваты вокруг. А вы сегодня правы. Но через энное количество минут и часов вы вдруг начинаете понимать, что ты в общем, должен немножко остепениться. Остановиться, что не так наверное все было просто как тебе казалось, когда раздался стук аварийный. То же самое и здесь. Я думаю, что прошло определенное количество времени и наверное, Юрий Михайлович в какой-то степени просто остыл. Есть такой период, что он остыл и прекрасно понимает, что с машиной власти на уровне страны бороться или просто кричать бессмысленно.

О. БЫЧКОВА – А вообще у вас есть представление, у многих нет, у меня тоже нет, а у вас может быть есть. О том, что из себя представляет новый московский мэр без пяти минут московский мэр в политическом взгляде, в отношении его взглядов на разные вещи. Наши слушатели очень много пишут и все это читали, что он очень жестко отношения с прессой строил, когда работал еще в Сибири. И цитируют его какие-то высказывания в интервью, что у нас в принципе не может быть свободных журналистов и независимых. И свободной прессы. Вы что об этом думаете?

П. ГУСЕВ - Я думаю следующее. Во-первых, я не собираюсь казаться невинным мальчиком, я все, что возможно прочитал за это время о Собянине. Более того, я прочитал о нем значительно раньше, чем назвал его президент. Потому что когда назвали 4 кандидатуры, было понятно, кто победит. И даже до того как не называли, у меня уже была информация, что, скорее всего, выбор будет на этом человеке. Поэтому естественно я прочитал все, что могу. Плюс мы имеем газету и в Тюмени, и в Ханты-Мансийске. И мощные редакционные наши структуры. Я консультировался, потому что я не знал этого человека так же, как и большинство тех, кто в повседневной жизни не сталкивается с правительством России. Я не сталкивался, я с министрами сталкиваюсь, но с самой структурой правительства редко сталкивался. Больше с администрацией Кремля я сталкиваюсь, чем с правительством. Если говорить по большому счету. Так вот о Собянине я мало что представлял. И на сегодняшний день то, что я знаю, что человек, я не хочу повторять, что у вас говорил и везде, это и замкнутый в какой-то степени, очень сдержанный, хотя и жесткий в эмоциях. Но в отношении с прессой по всем оценкам он умел выстраивать свои отношения с прессой. Не жестко, не приближая к себе ее, но и не отталкивая. То есть это были отношения крупного руководителя с теми структурами, которые имелись у него в то время в СМИ, это структуры были связаны с тем, что выделялись и соответствующие субсидии и гранты, то есть все те механизмы, которые сегодня есть у губернского руководителя. То есть выстроить свои отношения с прессой. То, что он говорит, что сегодня не может быть свободной прессы, он в принципе почти прав. Потому что на сегодняшний день структура прессы настолько изменилась за эти 10 лет, что мы на сегодняшний день действительно практически не имеем свободной прессы. Большинство тех изданий, которые сегодня есть в России, это или государственные большей частью, в регионах до 80% это государственные СМИ. А все другое это принадлежит или крупному бизнесу практически всегда аффилированному с властью. То есть он очень близок к власти и естественно финансирует эти СМИ, исходя из пожеланий той же власти. Это раз. А второе, это то, что сегодня СМИ большинство выдержать давление всех структур бизнеса, который окружает СМИ, практически не может. Я имею в виду распространение, бумагу, я имею в виду налоги и все остальное. Полиграфию. И если брать электронные СМИ, это и сигналы, плата за…

О. БЫЧКОВА – Понятно.

П. ГУСЕВ - За все остальное.

О. БЫЧКОВА – Но вы согласны с тем, что отношение власти или чиновника, или губернатора или мэра или президента и премьер-министра со СМИ это фактически модель отношения с обществом.

П. ГУСЕВ - Совершенно верно.

О. БЫЧКОВА – Особенно когда с выборами тут все не очень понятно. Когда, например, Собянин говорит, буквально цитирую из «New Times»: «Я не считаю, что журналист может быть свободным по определению и пресса у нас не может быть свободной». То есть значит, его все это вполне устраивает. Вот такая модель нравится.

П. ГУСЕВ - Я думаю, что эта модель, которая сегодня четко определена и администрацией Кремля и правительством. То есть это отношение к прессе как к служанке, которая должна обслуживать руководящую роль однопартийной нашей системы, руководящую роль государственного аппарата. Но если говорить о прессе, я могу согласиться, что пресса сегодня практически несвободна. Потому что я этим занимаюсь очень вплотную. Но журналисты, вот здесь я не могу согласиться, журналист может быть свободным. И я знаю массу таких журналистов, которые свободны по своему наитию. По нутру, другое дело, что не всем из них есть возможность, где свое мнение высказать. Есть Интернет, да. Но есть ряд газет, еще раз повторю, по стране около 20% более-менее независимых от государства. Но подчеркиваю еще раз, Интернет это всего лишь 10% играет как СМИ в нашем обществе. Всего лишь 10% от пользователей Интернета. Они являются, к сожалению, пока еще очень маленькой структурированной фигурой нашего общества.

О. БЫЧКОВА – Давайте мы продолжим этот разговор через несколько минут.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем программу «Особое мнение». Продолжают вас спрашивать про Собянина. Например: призовет ли он в Москву ханты-мансийцев. Станет ли жена Собянина второй Батуриной, - волнуется Марат. И так далее.

П. ГУСЕВ - Я думаю, что вряд ли он призовет ханты-мансийцев, хотя может быть один-два человека и появятся в структуре московского правительства. Я ничего в этом страшного не вижу. А вот по поводу жены, насколько я знаю, она абсолютно не мелькающая нигде до этого женщина как жена, поэтому я думаю…

О. БЫЧКОВА – Признаков нет.

П. ГУСЕВ - Признаков на то, что она займет какую-то лидирующую позицию, вряд ли. Тем более что после того, что в Москве сейчас ситуация складывалась, я не думаю, что повторится.

О. БЫЧКОВА – Кто-то захочет пойти по этому же пути. Может быть так. Очень много вопросов по поводу голосования, которое будет послезавтра в московской городской думе. Которое фактически предрешено.

П. ГУСЕВ - Три против, остальные за.

О. БЫЧКОВА – Да. Я даже не знаю, честно говоря, есть смысл снова как-то колебать воздух по поводу: не угнетает ли вас власть «Едра», спрашивает студент Александр из Москвы.

П. ГУСЕВ - Я уже сказал, что у нас однопартийная система, и я считаю, что это одно из самых грустных завоеваний последнего десятилетия. И трагических.

О. БЫЧКОВА – Я хотела спросить о другом. Шпионка Анна Чапмен сфотографировалась теперь в фотосессии в мужском журнале в такой игривой фотосессии. Леонид из Ростова-на-Дону вас спрашивает: президент Медведев наградил высшими государственными наградами сотрудников службы внешней разведки, в том числе этих российских агентов, которых выслали летом из Штатов. Как вы считаете, не повод ли это в дальнейшем награждать проигравших спортсменов, вратаря за каждый пропущенный гол, давать по ордену и так далее, не справившихся со своими обязанностями чиновников. Открываются замечательные перспективы, - Леонид пишет, - для неудачников. Я бы сказала, для проигравших.

П. ГУСЕВ - Это смешно все. Кстати завтра в газете будет по этому поводу реплика. Юлия Калинина написала материал, что было бы конечно, для фотосессии, где Чапмен сфотографирована, чтобы на бретельке ее бюстгальтера или ночной рубашки висела звезда…

О. БЫЧКОВА – Я не хочу огорчать Юлию Калинину, но насколько я знаю, там даже нет никаких бретелек в последней фотосессии.

П. ГУСЕВ – Я, если честно, не смотрел последнюю фотосессию. Но она написала, на бретельке если будет висеть орден «За заслуги перед Отечеством I степени», наверное, это будет высшей наградой для всей родины. Вообще конечно это глуповато выглядит и вообще раздутая вся эта история с этой девочкой или девушкой или кто она такая. Мне кажется, что это метаморфоза нашего времени. Какое-то извращение. Как в комнате кривых зеркал ты находишься и не можешь понять, почему это происходит. Когда крупнейшие проваливались наши агенты тот же Абель или еще кто-то, когда были обмены, возвращали к нам разведчиков…

О. БЫЧКОВА – Когда случались провалы у серьезных людей вы хотите сказать.

П. ГУСЕВ - Да, после этого они жили жизнью, они преподавали где-то…

О. БЫЧКОВА – Писали книги.

П. ГУСЕВ - Они были консультантами, они, наверное, давали информацию и те знания, какие нужно. Но то, что сейчас происходит и насколько это все, это какая-то хохма.

О. БЫЧКОВА – А вы можете объяснить такую вещь. С одной стороны этот такой со звериной серьезностью насаждающийся государственный официальный патриотизм, всякое вставание с колен, все шпионские истории, все нагнетания вдруг хватают кого-то одного и начинают вокруг него раздувать какую-то историю какого-то человека, который… Вдруг за Лугового начинают страшно всем государством заступаться и надувать щеки с неимоверной силой. И вроде как все это очень серьезно, высоко и пафосно. А с другой стороны этот весь пафос автоматически сразу принижается такими историями как с этими фотосессиями.

П. ГУСЕВ - Вспомните, пожалуйста, где-то в Эмиратах взорвали, четверо наших или трое попались в эту историю. В конечном счете, насколько я знаю, им срок сказали, что они будут у нас сидеть и их обменяли. И что дальше?

О. БЫЧКОВА – Ничего.

П. ГУСЕВ - То же самое и здесь.

О. БЫЧКОВА – А столько было разговоров, что это наши парни и бла-бла-бла.

П. ГУСЕВ - Но дело в том, что кто стоит во главе, тот и своих защищает так.

О. БЫЧКОВА – Ну да, я понимаю, что надо своих защищать.

П. ГУСЕВ - Дело в том, что ведь каждый из них на сегодняшний день, я думаю, Луговой это… чтобы из него сделать еще и депутата, это нужен такой смачный плевок, хорошо отхаркнуться и плюнуть на всех остальных. Вот мы такие патриоты, мы так поступаем. Весь мир по-другому, а мы вот так. Что для нас это ценный парень такой хороший Луговой.

О. БЫЧКОВА – А Чапмен у нас теперь будет кавалером какого-то ордена.

П. ГУСЕВ - А Чапмен со своим бюстом и бретельками с орденом на них, будет тоже представлять наше единство.

О. БЫЧКОВА – За футбол болеете сегодня?

П. ГУСЕВ - Если честно, сегодня за футбол болеть вряд ли буду.

О. БЫЧКОВА – Меньше чем через час.

П. ГУСЕВ - Меня очень расстраивает футбол наш российский. Я посмотрел последнюю игру внимательно очень, мы играли с Македонией. Ну плохо наши играют, нехотя. После хорошей игры, предположим, с ирландцами какого-то выстрела, у наших всегда происходит какой-то спад. Они всегда думают, что все остальное теперь по колено.

О. БЫЧКОВА – Жизнь удалась.

П. ГУСЕВ - Мы такие ребята, контракты, звонки, наверное, идут к ним. Они уже думают, где они в Челси будут играть или еще сколько миллионов. И они уже после этого сникают. А потом опять начинаем.

О. БЫЧКОВА – Обидно что ли?

П. ГУСЕВ - Обидно.

О. БЫЧКОВА – А шпионов сдали, они не засыпались, - пишет Ольга. Ну сдали, Абеля тоже все было сложно. Речь же не об этом. Абель был шпионом, а тут мы даже не знаем, кто…

П. ГУСЕВ - Абель был разведчиком нашим. Его шпионом называть не хочется. Понятно, что мы одних называем шпионами, других разведчиками. Но он реально служил в спецслужбах и реально был разведчиком. Что делали эти ребята, мне трудно сказать.

О. БЫЧКОВА – До сих пор непонятно. Кроме того, что они жили там под чужими именами и занимались каким-то небольшим относительно бизнесом. Хорошо. Сергей из Барнаула пишет: а чем еще гордиться российской власти, не экспортом же нефти. С этим я не соглашусь.

П. ГУСЕВ - Я хочу сказать, что экспорт нефти и газа этим можно гордиться. Что сегодня от нас зависит, так скажем очень большая часть мирового сообщества. И наши поставки сегодня реально помогают и людям, и развитию бизнеса и нам должны были бы помогать. У нас сейчас журналист находится в Китае. И он прислал материал, я никогда не знал, что есть какой-то… из головы вылетело…

О. БЫЧКОВА – Не пытайтесь воспроизвести китайское слово

П. ГУСЕВ – Город 32 миллиона жителей. И построено пять автомобильных заводов как наш Волжский завод, который мы строили неизвестно, сколько и с помощью кого. Пять заводов, 400… и все это построено за 10 лет. И когда к ним наши обращаются, говорят, вот как мы будем, они говорят: а чем вы нам можете помочь. Вы нам чем можете, Россия, помочь. Когда у нас в одном городе только 32 миллиона жителей.

О. БЫЧКОВА – Придумайте, чем вы можете нам помочь. Да, ну попробуем, может еще и придумаем. Спасибо большое Павлу Гусеву. Это была программа «Особое мнение».


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024