Купить мерч «Эха»:

Николай Усков - Особое мнение - 2010-09-14

14.09.2010
Николай Усков - Особое мнение - 2010-09-14 Скачать

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева, а гостем моим должен быть главный редактор журнала «GQ» Николай Усков.

Говорят, что он уже буквально рядом, буквально вот уже паркует автомобиль и скоро-скоро придет. Пока я рассказываю о том, что видеотрансляцию, конечно же, я включаю, но пока вы там ничего интересного не увидите. Вы увидите, как вбежит Николай Усков, если он к нам придет. А пока я просто хочу обозначить некоторые темы и, естественно, наш SMS для связи +7 985 970-45-45. И, вот, прочитать письмо такое замечательное: «А, вот, слабо радиостанции «Эхо Москвы» поздравить президента России с днем рождения от моего имени и сказать ему, что он – наш следующий президент? Иван из Перми». Дорогой президент Дмитрий Анатольевич, поздравляем вас с днем рождения от имени Ивана из Перми. Он считает, что вы будете следующим президентом. Вот, собственно, такая вводная. Нам не слабо совершенно.

Целый ряд вопросов, который был задан предварительно, в том числе и Николаю Ускову, многим нашим гостям. Немножко меняется ситуация с новостями в процессе, так сказать, разворачивания событий. И скандал с Юрием Лужковым – не знаю, считать ли его просто скандалом? Или вот эта вот волна, которую мы обсуждаем уже не первый день, развивается следующим образом. Сегодня Политсовет московского отделения «Единой России» единогласно принял заявление в поддержку мэра Лужкова. Публикации в ряде СМИ названы ангажированными. Ну, вот, еще более интересно становится. «Эта компания нацелена на дестабилизацию политической обстановки в Москве и в России перед очередным избирательным циклом», - говорится в заявлении, которое цитирует Интерфакс. «Кто-то организовал кампанию, которую активно осуждает московское отделение «Единой России» - вот, последние новости по Лужкову таковы. Сам Юрий Михайлович сделал несколько тоже интересных заявлений. На мой взгляд, вполне таких, достойных. Заявил, что оправдываться он не хочет, сказал, что есть какой-то у него недоброжелатель. Травить его начали неизвестные персоны в администрации президента. Он также заявил, что СМИ потеряли чувство меры, что то, что они себе позволили, недопустимо. Многие считают, что, на самом деле, все, что позволяют себе СМИ, делается по специальному разрешению каких-то других людей. Может быть, и так. Очень хотелось бы узнать по этому поводу мнение нашего гостя.

Только что мне сообщили, вот, на SMS, что я очень некрасиво поздравила нашего Дмитрия Анатольевича Медведева с днем рождения. Давайте поздравлю красиво. Хотите? Ваши предложения, присылайте формулировки. Никаких проблем.

Да, на пустой стул смотреть пока не рекомендую. Могу повернуть видеотрансляцию на себя. Но, к сожалению, кроме меня вы сейчас ничего увидеть не можете. Есть несколько вопросов. Может быть, у вас есть какие-то другие варианты. Несколько тем, которые уже были заявлены. Меня очень интересуют, действительно, поздравления и пожелания нашему президенту от нашего гостя, какие просят принести наш слушатель из Петербурга. Вопрос о том, что наиболее интересно в истории с Лужковым? Что думает Николай об акциях 31 числа? Вот, кстати говоря, тоже интересный вопрос. Если вам интересно, готова его задать. Ну, вот, не знаю: по-моему, мы его задаем всем гостям и постоянно.

«Не кажется ли вам, что у современного общества утеряны моральные ориентиры?» Прекрасная тема для передачи, мне кажется. И вот эта вот история про Майкрософт, который хочет поддерживать неправительственные организации в рамках программы «Инфодонор». Вот, если вы слышали в наших новостях, есть такое заявление от Майкрософт, которая собирается предоставлять неправительственным организациям, чтобы их не гнобили за то, что у них нелицензионный софт. Вот, хочет предоставлять им возможность иметь от Майкрософта лицензионный софт, что называется. Потому что говорят, что под видом борьбы с пиратством у нас борются с неправительственными организациями. Тоже, если у вас есть на этот счет мысли, пожалуйста, высказывайте. Предлагают пообщаться по телефону. Не знаю, если у вас есть вопросы какие-то к нашему гостю... Мне бы хотелось узнать, придет ли вообще наш гость? Если нет, то давайте общаться с вами по телефону, пожалуйста.

Мы готовы обсуждать любые темы, раз уж у нас такая выдалась прекрасная возможность. Давайте я выскажу свое особое мнение по какому-нибудь вопросу, если вас оно интересует.

Вот, кстати говоря, интересное заявление нашего премьер-министра, которое не так давно появилось тоже на лентах информационных агентств. Владимир Путин нашел решение проблемы с нехваткой детских садов. Оказывается, их нужно строить. Потрясающая совершенно фраза, вот, я полностью готова подписаться под всем, что он сказал. «Как похудеть?» - «Не жрать», - сказал Путин. «Как решить проблему садиков?» - «Строить надо». И, вот, как кажется премьер-министру, эта проблема очень даже, вполне решаема. «Прежде всего дело муниципалитетов при поддержке регионов РФ мы тоже стараемся поддержать». «Мы» - это, видимо, правительство. «Но наша помощь, как мне кажется, должна выражаться в поддержке усилий строительному сектору». Не знаю, будет ли рад строительный сектор такой поддержке и достаточно ли ему будет вот этого призыва премьер-министра, чтобы строить детские сады, например? Не знаю. А, вот, похоже, что к нам приближается наш гость. Ура! Случилось! Здравствуйте, Николай.

Н.УСКОВ: Здравствуйте. Извините.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы себе не представляете, как мне вас не хватало. У нас, к сожалению, до перерыва осталась ровно одна минута. У вас в эту минуту есть возможность быстро поздравить президента Дмитрия Анатольевича с 45-летием.

Н.УСКОВ: Ну, я желаю, чтобы ему не пришлось покупать алкоголь на свой день рождения, с 8 до 9 никогда в жизни.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы считаете, что у него, вообще, могут быть такие проблемы в жизни?

Н.УСКОВ: Ну, теоретически мы живем в правовом государстве, как утверждает Дмитрий Анатольевич.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, он в Сочи в кругу семьи, ему там алкоголя принесут специально обученные люди.

Н.УСКОВ: Ну, надеюсь на это. Хочу пожелать ему от души, чтобы с ним никогда не случилось то, что случается теперь с гражданами в некоторых регионах России.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы считаете, что это такая большая проблема? Невозможность купить спиртное в любое время суток.

Н.УСКОВ: Я считаю, что это антирыночная и антиконституционная, в чем-то, мера.

О.ЖУРАВЛЕВА: А говорят, меньше стали убивать по пьянке, извините, родственников.

Н.УСКОВ: Не думаю, не думаю. В России если человек захочет выпить, он всегда найдет, что выпить. И лучше, чтобы он выпил качественный алкоголь, чем какую-то бормотуху.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть вы считаете, что бормотуха только расцветет от этой меры?

Н.УСКОВ: Конечно, конечно. Плюс люди просто будут уезжать в другие регионы, вместо того, чтобы заниматься восстановлением своих там домов или вообще инфраструктуры края.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Ну, вот, в данный момент как раз Медведев уехал из своего дома в Кремле в Сочи. Но тем не менее, я думаю, что с алкоголем в нем все порядке, поздравляем президента с днем рождения. Сейчас мы удаляемся на небольшой перерыв, и с Николаем Усковым продолжим сразу после этого перерыва.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, мой гость сегодня – главный редактор журнала «GQ» Николай Усков. Наш номер для связи остался прежним, видеотрансляция на сайте уже в полном формате ведется. Пишите смски +7 985 970-45-45. Николай, я тут огласила несколько тем перед тем, как вы пришли. И, в частности, естественно, развивается тема с мэром Москвы.

Мэр, на мой взгляд, вот, как я уже говорила, сделал такие, достаточно приличные после всего, что произошло, заявления и, как обычно, подал в суд на СМИ. Но при этом он говорит, что есть какие-то злые силы, которые против него играют. И, вот, сейчас, недавно появилась новость, что Политсовет московского отделения «Единой России» выступил в защиту Лужкова и сказал, что его нехорошие СМИ обижают. Как вы видите эту ситуацию? Кто же, все-таки, обижает Юрия Михайловича? И обижает ли вообще?

Н.УСКОВ: Ну, поскольку мы, в общем, давно в курсе всех достоинств и недостатков Юрия Михайловича, все, кто читает интернет, все, кто читали доклад Немцова. Поэтому ничего нового, в общем, читающая публика, интересующая публика для себя в этих сюжетах не обнаружила. Интересно, что они появились на телевидении – именно это обстоятельство интересно, потому что телевидение у нас находится под контролем Кремля и, соответственно, это заказ, да? Вот, можно обсуждать цель этого заказа.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, по-моему, это мы и обсуждаем.

Н.УСКОВ: Да. Цель этого заказа состоит в том, чтобы, по-видимому, выиграть какой-то, так сказать, раунд борьбы в высших эшелонах российской власти, ведущейся между группировкой, которая хочет получить Москву, и группировкой, которая Москвой владеет. И я полагаю, что к интересам простых граждан это имеет довольно отдаленное отношение.

Характерно именно, что Дмитрий Анатольевич довольно колко, не называя Юрия Михайловича по имени, но довольно колко высказывается в его адрес, совершенно однозначно. Характерно, что мы видим на канале НТВ, на канале Россия-1 сюжеты про мэра, да? Но одновременно часть элиты мгновенно поддерживает мэра.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть они просто, вот, откровенно начинают раскалываться.

Н.УСКОВ: Да, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, Николай, скажите, вот, есть такая странная вещь. У Лужкова по всем законам возраст уже вышел, у него срок заканчивается. Чего было разгоняться-то до конца срока? Вот вопрос! Он бы ушел все равно.

Н.УСКОВ: Но не закончился ресурс власти. А потом, сейчас стоит вопрос о том, на каких условиях уйдет Юрий Михайлович.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть с орденом и заслугой...

Н.УСКОВ: С орденом, да, или в кандалах.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, то есть вы считаете, что есть вариант, что его посадят, все-таки?

Н.УСКОВ: Я думаю, что есть такой вариант.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или осудят.

Н.УСКОВ: Есть такой вариант. Ведь, собственно, вопрос о том, в какой мере Юрий Михайлович останется мэром Москвы, уйдя с этого поста, он тоже есть. Как мне рассказывал депутат Митрофанов очень интересно, когда он еще состоял в партии ЛДПР, ему нужно было открыть какую-то партийную ячейку, для этого надо было арендовать подвал в каком-то там районе Москвы, и выяснилось, что чтобы получить этот подвал, нужно связаться с начальником некоей овощной базы этого района, брежневских времен начальника, который проживает теперь в городе Чикаго или Лас-Вегасе – я не помню, где точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но так как он хозяин этого района, то разрешение на это получить у него.

Н.УСКОВ: Причем, он был хозяином этого района в 70-е или в начале 80-х. И речь идет там о Москве нулевых. Понимаете?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы верите Митрофанову в этом? В этой истории?

Н.УСКОВ: Ну, честно говоря, было бы странно, если бы он врал. (смеется) Это такая история, которую нарочно не придумаешь. Я полагаю, что, конечно, во власти существует континуитет каких-то структур, каких-то связей, отношений, и вопрос сейчас в том числе стоит о том, до какой степени нынешний мэр Москвы может сохранить влияние на ситуацию в Москве и после своей отставки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, писатель Михаил Веллер, который был на вашем месте совсем недавно, он говорил о том, что у Лужкова такие длинные корни, что его, вот, просто так вырвать невозможно.

Н.УСКОВ: Да. Да, его очень трудно.

О.ЖУРАВЛЕВА: И поэтому его уход нужно, вот, как-то, вот, специальным образом, артподготовку провести, еще что-то такое.

Н.УСКОВ: Безусловно. Мы эту артподготовку наблюдаем, в общем, уже давно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, еще год назад были сигналы. И раньше были.

Н.УСКОВ: Еще в 1999 году. (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, понятно, да. Как только его выбирали первый раз, уже было много интересного.

Н.УСКОВ: Нет, ну, сейчас вот совершенно очевидно, ну, уже пора так или иначе уходить. Пора, да? И идет некое перетягивание каната. Все ли он с собой заберет, до какой степени он будет влиять на ситуацию и позднее до какой степени компании, связанные с ним, будут контролировать московскую ситуацию, или это будет полная зачистка Москвы.

Мне кажется, с этой точки зрения, да, есть силы, разумеется. Господи, я думаю, что любой из присутствующих в этой студии, если бы ему предложили стать мэром Москвы, он бы очень обрадовался. Я думаю, что есть силы в российском руководстве, которые, конечно, очень хотят добраться до этого огромного финансового ресурса и ресурса власти.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не знаю, я вот так про себя думаю, я бы не хотела быть мэром Москвы.

Н.УСКОВ: Это вы лукавите.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, я серьезно говорю. Просто это такое огромное хозяйство.

Н.УСКОВ: Это огромное хозяйство, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Когда ты мэр двухкомнатной квартиры, ты уже мучаешься.

Н.УСКОВ: Ну, я, конечно, я немножко утрирую, да. Я немножко утрирую, я тоже, кстати, не хотел бы. Но это, конечно, огромная власть для тех, кто любит власть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот. Это важно.

Н.УСКОВ: Это специальная профессия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Среди людей, которые любят власть, происходит некоторое бурление.

Н.УСКОВ: Да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Теперь давайте вернемся к тем людям, которые власть либо не любят, либо не добрались просто пока и любят ее издали. На самом деле, вот, Антон из Красноярка интересуется, может ли в Москве возникнуть движение за Лужкова? На самом деле, граждане вообще каким-то образом зависят от того, кто у них глава вот этого вот большого куска?

Н.УСКОВ: Ну, у Лужкова довольно существенная поддержка, как мне кажется, в Москве, в принципе. То есть даже я, в принципе, до недавнего времени его вполне себе поддерживал.

О.ЖУРАВЛЕВА: А что вас убедило, что его не стоит поддерживать?

Н.УСКОВ: Прежде всего, ну, помимо там разных стилистических вещей...

О.ЖУРАВЛЕВА: Эстетических, да?

Н.УСКОВ: ...которые меня всегда, да, эстетических, раздражали в мэре, меня взорвал вопрос парковок. То есть когда он, не сумев организовать какую-то внятную систему парковок в Москве, просто сказал: «Парковки теперь бесплатные». Меня это взбесило, честно говоря. Это такое признание собственной недееспособности, да? То есть ты говоришь: «Раз вы не будете работать, как я хочу, значит, не доставайся никому». На улицах Москвы творится невероятный хаос, конечно, с парковкой автомобилей. То, что они припаркованы на пешеходных переходах, на тротуарах и везде, где только возможно, нет элементарного какого-то, там не знаю, контроля, наведения порядка, взимания, там я не знаю, каких-то разумных плат в бюджет города, да? В мой бюджет в том числе, да? Этот бюджет создан для того, чтобы заботиться о развитии транспортной инфраструктуры города.

Так вот, на все это мэр махнул рукой. Соответственно, он махнул рукой в том числе на меня. Я уже не говорю про строительство дорог, которое, как известно, в Москве остановилось или почти стоит из-за того, что дороги слишком дороги.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но они как-то фантастически дороги.

Н.УСКОВ: Они фантастически дороги, да, здесь очень много вопросов должно быть у прокуратуры, прежде всего, конечно, мэру Москвы и тем организациям, которые строят эти дороги. Пожалуй, вот, для меня это был... Ну, вот, вопрос парковок – это для меня был момент принципиальный. Когда государственный человек объявляет, что он не будет этим вопросом заниматься, потому что вы – свиньи и с вами невозможно ничего делать, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы знаете, сколько раз в день каждый из государственных людей вот так про нас думает? Да и мы про них.

Н.УСКОВ: Я думаю, что у них есть значительные основания. Но редкий государственный деятель наберется наглости сказать это в лицо избирателю. Или не избирателю, но, во всяком случае, людям, которые...

О.ЖУРАВЛЕВА: А разве наш премьер-министр не в таком стиле общается со своими подданными?

Н.УСКОВ: Нет, я не слышал, чтобы Путин публично признал свое бессилие.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да, наверное.

Н.УСКОВ: Если политик публично признает свое бессилие даже в таком частном вопросе, но очень важном для горожан, это архиважный вопрос. Я к вам сейчас опоздал именно из-за того, что грузовик не мог проехать через улицу, всю заставленную автомобилями, да? Я выехал за час. В общем, у меня офис рядом. То есть по всем меркам я должен был еще 20 минут пить кофе у вас в комнате, да? Вместо этого я бежал как взмыленный. И это причина вот этих пробок, да? В том числе на узких московских улицах она связана с бессилием Юрия Михайловича Лужкова, бессилием абсолютным.

И это не единственный вопрос. Я говорю, что их там сотни вопросов. Но вот с этого у меня началось разочарование в мэре Москвы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но теперь вообразите, что приходит какой-то ставленник, назначенный там очередной губернатор Москвы. Приходит, вот, от какой-то из победивших в результате группировок. Что может принципиально измениться? Может быть, мы что-то потеряем? Я имею в виду, москвичи и граждане обычные. Там не знаю, надбавки, проезд пенсионеров бесплатный, еще что-нибудь?

Н.УСКОВ: Я думаю, что, конечно, нищенские подачки, которые, в общем, конечно, мэр Москвы... С моей точки зрения, нищенские, но я думаю, что для каких-нибудь несчастных наших пенсионеров – это, в общем, приличные деньги. С моей точки зрения, это унизительные деньги. Тем не менее, вот за это его, конечно, любят. Но я думаю, любой новый городской глава будет вынужден сохранить всю эту социальную сферу. Боюсь, что только нового градоначальника будет, конечно, интересовать скорее передел собственности, новый передел собственности и отношений, нежели реальное развитие нашего города. Я очень надеюсь, конечно, что к власти в Москве рвется какой-то просвещенный менеджер, верящий в идеалы добра и справедливости.

О.ЖУРАВЛЕВА: Такой, из XVIII столетия, да?

Н.УСКОВ: Да. Но все, что я знаю про российскую элиту, таких у нас нет на сегодняшний день, к сожалению, да? Их очень мало, точнее. Они есть, конечно. Но тем не менее, их просто очень мало и им никогда не дадут.

О.ЖУРАВЛЕВА: А им не дадут умышленно, да? Или они просто не пробьются?

Н.УСКОВ: Это огромная власть, огромные деньги, огромное влияние на ситуацию в стране. Ведь, собственно, ситуация в стране зависит от ситуации в столице.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вас сейчас разорвут просто. Просто разорвут в клочки. Столица сама по себе живет, вся страна абсолютно к ней не имеет отношения.

Н.УСКОВ: Но тем не менее, история всех российских революций говорит именно об этом, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да. Здесь нужно брать почту и телеграф.

Н.УСКОВ: Конечно. История Французской революции. Все, что угодно могло произойти. Ведь, вспомните Французскую революцию.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все в Париже.

Н.УСКОВ: Половина страны поднялась против Французской революции. И что? Разгромили. Потому что в городе, в самом крупном городе сконцентрирована такая сила и финансовая, и политическая, и людская, что никакая многомиллионная – а тогда соотношение между провинцией и Парижем было гораздо больше, чем соотношение между Москвой и Россией сейчас. Так вот, никакая многомиллионная армия контрреволюционеров тогда ничего не смогла сделать с французскими пролетариями, плебеями, которые шли под звуки Марсельезы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Удивительное рядом. Кстати, еще одна из проблем, которая в Москве тоже очень хорошо многим знакома, особенно тем, у кого есть маленькие дети. Тут перед вашим приходом цитировалось. Сегодня Путин высказался относительно строительства детских садов. Оказывается, все решается очень просто. Как похудеть – не жрать. Мне тут напомнили, что это цитата из Майи Плисецкой. Как решить проблему садиков – строить надо, сказал Путин. И, как бы, проблема, действительно, легко решается. Просто, вот, мы поможем, муниципалитеты пусть напрягутся. А почему до этого нельзя было этого сделать?

Н.УСКОВ: Путин давно уже политик-популист, да? Я не знаю, с кого он берет пример – может быть, с самого себя, может быть, с Дмитрия Анатольевича Медведева. Дмитрий Анатольевич – он работает на более узкую аудиторию, как мне кажется. А Владимир Владимирович сейчас играет роль человека, который умеет решать вопросы. Но только вопросы не решаются, потому что он не умеет их решать. Вот в чем вопрос, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: А он не умеет или не хочет, как вам кажется?

Н.УСКОВ: Да я думаю, что он хочет. Что ж он, злодей, что ли, какой-то?

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть он не злодей?

Н.УСКОВ: Просто нет возможности.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы меня успокоили. Это хорошо.

Н.УСКОВ: Нет, ну мне кажется, какой он злодей? Если бы он злодей, совсем было бы не так хорошо жить в России. Было бы даже совсем напротив того плохо. А, все-таки, ничего ужасного не происходит. Просто есть вопросы, которые нельзя решить только словами «надо строить больше садов». Ну, нельзя, это не решается. Это некая демагогия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а у нас же вертикаль власти. Вот, он сказал там «Надо бить дубиной по башке». Все сразу все поняли. Он сказал: «У Ходорковского руки по локоть в крови». Вот, Ходорковский тут парится со своими кровавыми руками сколько времени.

Н.УСКОВ: Ну и что? Он же говорит это для одной аудитории. А прокуратура же не возбуждает никаких уголовных дел. Потому что прокуратура понимает, что никаких доказательств, вообще даже повода предъявить Ходорковскому новое обвинение по поводу убийств невозможно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, старые-то тоже говорят довольно фальшивые.

Н.УСКОВ: Но там хоть они что-то наскребли. Там какие-то кролики неправильно размножались, насколько я помню.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Украли всю нефть, которая в мире вообще имелась.

Н.УСКОВ: Да, украли всю нефть у всех и у себя в том числе. Но здесь даже прокуратура, ведь, не берет под козырек. Ну, нет, нет возможности. Но Путину – это не лишает его права высказываться, да? Народ рад. Ну, то есть тот народ, который рад вообще наличию Владимира Владимировича Путина во главе кабинета министров.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, вот, как вам кажется, у нас, на самом деле, в массе своей народ поддерживает нынешний тандем?

Н.УСКОВ: Мне кажется, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Эмоционально, вот. Как бы, сочувствует вот этим высказываниям?

Н.УСКОВ: Мне кажется, да, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Одна часть электората случает Дмитрия Анатольевича интеллигентного, другая – такого, своего парня Владимира Владимировича.

Н.УСКОВ: Безусловно. Нет, я думаю, что у них хорошая поддержка, в принципе, очевидная. Да и я бы не сказал, что я их не поддерживаю. Чего б мне их не поддерживать-то?

Я понимаю, что, вот, если бы у нас не было этой какой-то, вот, этого консенсуса в элитах, что «давайте жить вот так и никак иначе», да? То черт его знает, что бы со страной случилось. Народ в массе своей по опросам настроен крайне националистически, крайне эгалитарно, работать не хочет, хочет все поделить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Отобрать и поделить.

Н.УСКОВ: Отобрать и поделить. Ну, я не уверен, что общество в состоянии сейчас предложить что-то лучшее. В результате, вот, существует такая странная...

О.ЖУРАВЛЕВА: Каждый народ достоин своего правителя.

Н.УСКОВ: Ну да, это известная фраза, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Николай Усков, главный редактор журнала «GQ» в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, у нас в гостях Николай Усков, главный редактор журнала «GQ», и мы продолжаем. Есть еще такая, я бы сказала, философская тема. Ну, вы же у нас медиевист, вам вообще все это должно быть близко. А тема такая. Пишет нам юрист из Москвы: «В нашей стране последние 10 лет утвердилось такое мнение, что если тебе не нравится то, что происходит, уезжай из страны». Как вы считаете, существует такая позиция? Или что-то изменилось в последнее время?

Н.УСКОВ: Ну, я как блогер-то встречал это довольно часто. Когда ты начинаешь что-то писать про то, как тебе не нравится что-то в России, тебе сразу предлагают уехать.

О.ЖУРАВЛЕВА: В Бобруйск.

Н.УСКОВ: Да. Нет, за пределы всех Бобруйсков. То есть мне кажется, что, конечно, позиция правильная и это происходит, эмиграция из страны огромная. Здесь плохо жить и люди отсюда охотно уезжают. Вот, кто приедет взамен, да? Вы хотите, чтобы... Мы сейчас уже наблюдали мусульманский праздник на улицах Москвы. Вы хотите этого, да? Вы хотите, чтобы здесь вообще никто не жил?

О.ЖУРАВЛЕВА: А чего плохого в мусульманском празднике на улицах Москвы?

Н.УСКОВ: Я ничего плохого в этом не вижу, просто я вижу плохое в том, что русские вымирают и уезжают. Вот это плохо. А то, что здесь будут жить другие люди – ну, это понятно, да, земля не может пустовать. Конечно же, сюда будут приезжать люди. Но это проблема для нас. Мы закрыли страну фактически для цивилизованных, нормальных мигрантов, этнически нам близких, да? Людей, близкой нам культуры, например, славянские народы. Им же тоже не очень хорошо жилось на своих территориях, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну почему? Украинцы приезжали много на заработки, белорусы.

Н.УСКОВ: Но создана такая система, что им здесь устроиться очень сложно. И они не хотят просто так много париться, им проще в Австрию уже уехать, чем в Россию, работать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да даже в Польшу.

Н.УСКОВ: Да, в Польшу, Австрию и прочее. Вот чего мы добились. В результате мы умеем самых упорных мигрантов.

О.ЖУРАВЛЕВА: И самых...

Н.УСКОВ: И самых отдаленных.

О.ЖУРАВЛЕВА: С самыми низкими требованиями.

Н.УСКОВ: Да, с самыми низкими требованиями. И это очень плохо. Это прямое следствие агрессивной националистической эмиграционной политики Путина.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда я вас спрошу, а как же сытая благополучная демократическая Европа, которая имеет сейчас ровно те же проблемы? В своем гуманизме и в своем стремлении не рожать самим по 8 детей, а набирать неквалифицированную рабочую силу из Турции и Пакистана.

Н.УСКОВ: Проблема не в гуманизме именно, а в том, что Европа пошла по тому же ошибочному пути. Они сделали слишком жесткое миграционное законодательство, слишком жесткое для тех, кто, в принципе, мог бы к ним уехать, например, из той же России, да? И тем не менее, слишком мягкое по сравнению с условиями дома для всевозможных турок, иранцев, иракцев, которые с большим удовольствием сбегут от своих деспотов и нищеты.

О.ЖУРАВЛЕВА: То, что вы сейчас предлагаете, это как раз тот самый фашизм и есть.

Н.УСКОВ: Нет, это не фашизм. Почему?

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что белых мы будем пускать по этим правилам.

Н.УСКОВ: Нет, почему?

О.ЖУРАВЛЕВА: А недостаточно белых по другим.

Н.УСКОВ: Нет, не надо вводить разные правила. Просто нужно ввести простые правила.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть вы считаете, чем проще, тем лучше?

Н.УСКОВ: Да. Простые цивилизованные правила. Не унижать людей. Я уверен, что здесь не надо вводить квоты никакие, не нужно. Ради бога. Это что за бред, какие квоты? Мы в глобальном мире живем с открытыми границами. Нужно просто упростить, если мы хотим, чтобы на нашей территории жили люди близкой нам культуры. Это нормальное желание.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы считаете, что вот эти вот приезжающие в Москву из Средней Азии люди, они сюда просто своим упорством добираются?

Н.УСКОВ: Конечно. Они сюда добираются своим упорством.

О.ЖУРАВЛЕВА: И согласны жить на вот таких вот условиях?

Н.УСКОВ: Потом у них жизнь так плоха, что лучше они пройдут через все эти пытки и будут жить в подвалах по 20 человек на полу, чем они будут жить у себя дома в полной нищете или, там, рабстве у каких-то местных бандитов. Я думаю, что, конечно, это следствие. Смотря с чем сравнивать. Но если наше миграционное законодательство будет проще, то мы получим людей из других стран. Вспомните, при Екатерине прекраснейшим образом сюда немцы переселялись, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Сюда переселялись немцы, итальянцы.

Н.УСКОВ: Ну, итальянцы чуть-чуть, да. Но, все-таки, сюда переезжали в массовом порядке миллионы, в принципе.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сюда приезжали архитекторы, инженеры, музыканты.

Н.УСКОВ: Ну да, сюда приезжали квалифицированные кадры – ну, это штучно, да? Все-таки, мы говорим о массовом переселении. Массовое переселение было, прежде всего, из Германии. Мы были привлекательной страной, да? И мы эту привлекательность утратили для цивилизованных народов в силу, конечно, вот этого восстановленного железного занавеса, я считаю. Абсолютно железного занавеса, недопустимого в современном глобальном мире.

Ведь, сейчас, собственно, страны конкурируют за человеческий капитал – это очевидно. И эту конкуренцию у нас просто стопроцентно выигрывает Запад.

О.ЖУРАВЛЕВА: Запад?

Н.УСКОВ: Конечно! Наши люди самые талантливые, экономически активные уезжают, потому что здесь невозможно жить и работать. Невозможно. Здесь дышать нечем уже.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы здесь живете и работаете.

Н.УСКОВ: Я живу здесь и работаю, потому что я работаю с русским языком. Кому я там буду нужен?

О.ЖУРАВЛЕВА: Я вас понимаю, да.

Н.УСКОВ: Да. Это моя судьба, да? Моя судьба и все. А, вот, в своей прошлой специальности историка я, конечно, мог спокойно. Мне, более того, предлагали работу на Западе.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему вы не поехали?

Н.УСКОВ: Мне было интересно в России работать. Мне как-то было интересно, хотелось работать в Московском Университете, мне казалось, что это важно, нужно стране.

О.ЖУРАВЛЕВА: А скажите, это возрастное или временное?

Н.УСКОВ: Я думаю, это возрастное, конечно. Потому что в 90-е мне казалось, что (НЕРАЗБОРЧИВО) мы построим. Потом наступило некоторое разочарование в том, что построилось. Но уезжать уже поздно. Не, я могу в любой момент, у меня отец живет в Америке – я могу в любой момент уехать и начать там новую жизнь. Но что я там буду делать, если у меня журнал здесь, в общем, интересный для меня. И вообще я как-то привык работать со словом.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Народ работать не хочет, - пишет Тамара. – Эдаким барином вы произносите. Да что вы знаете о народе? Слушать вас противно и я вас отключаю. До свидания. Тамара». На самом деле, про народ и бар меня этот вопрос интересует в том числе и исходя из литературы, которую мы с вами вспомнили. Ведь, вспомните, любой русский писатель, когда рассуждает о народе, он к этому народу отношения не имеет. Любой дворянин, говоря, что, вот, мужик хорош, я люблю с ним побеседовать – ведь, это же осталось.

Н.УСКОВ: Да, в России существует...

О.ЖУРАВЛЕВА: Дворянства нет, а народ остался отдельным.

Н.УСКОВ: Не вытерта вот эта граница, которая была, даже стена построена Петром I между образованным слоем России и, там, малообразованным и совсем не образованным. К сожалению. Эта граница очень жестко прочерчена. А почему она сохраняется столетиями, я не могу понять.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот наш тандем как раз и воспроизводит эту же самую схему.

Н.УСКОВ: Да, абсолютно.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас есть президент для одних и премьер-министр для других.

Н.УСКОВ: Да, там есть.

О.ЖУРАВЛЕВА: А это не угрожает вообще целостности страны и какими-то революционными потрясениями?

Н.УСКОВ: Это, безусловно, угрожает, да, и Октябрьская революция – прямое следствие петровских реформ, конечно, расколовших страну. Расколовших не на тех, кто там любил старое и любил новое – нет. Граница лежит совершенно по-другому. Между двумя вот этими слоями созданы слишком высокие барьеры, их очень трудно переступить. Это, действительно, в общем, особенность России.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, ведь, 70 лет пытались перемешать эти 2 слоя.

Н.УСКОВ: Они не перемешиваются никогда и не перемешаются. Более того, все всегда прекрасно знали и в дореволюционные времена, кто человек нашего круга, кто человек не нашего круга, даже внутри элиты. Там очень четко, если почитать, опять-таки, русских писателей, да? Там мы видим людей, которые морщатся на чьи-то там панталоны, хотя оба баре, но тем не менее. Там очень хорошо это видно. Чей-то выговор может иногда быть предметом шуток.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это же, наверное, нормальное человеческое чувство. Ксенофобия – она ж в человеке заложена, нелюбовь к чужим. К чужим по разным параметрам.

Н.УСКОВ: Ну, я не знаю. Вот, понимаете, среди англичан нет такой пропасти, например. Или среди итальянцев.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да ладно? Неужели?

Н.УСКОВ: Нет абсолютно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Англичан и англичан? Или с ирландским и шотландским акцентом?

Н.УСКОВ: Нет, ну я не говорю про ирландцев – это, все-таки, другая, политическая проблема во многом. Я говорю просто, вот, про обычных англичан. Там, собственно, есть, конечно, разница между лондонцем и жителем провинции, но она не такая драматическая, во-первых. А во-вторых, собственно, даже внешне вы посмотрите, с трудом найдете отличия между человеком, ну, если он не член какой-то там, я не знаю, молодежной группировки, и обычным жителем. Они абсолютно одинаково одеты, одинаково говорят, одинаково вежливы, политкорректны одинаково. Даже еще, может быть, провинциалы еще более политкорректны. Ну, здесь можно посмотреть, слушайте, прекрасный сериал «Отчаянные домохозяйки» про американскую глубинку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Очень да, очень вдохновляюще. Вот несколько смсок вам просто на прощание, поразмыслить. Из Перми Андрей пишет: «У нас Путин живет в рабовладельческом строе, Медведев в демократическом, а Россия в крепостном».

Н.УСКОВ: (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Неплохая идея.

Н.УСКОВ: Думаю, все менее драматично, все-таки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да? Все-таки, все будет хорошо? «Николай, так не вернуться ли России к просвещенной монархии?» - интересуется Катя.

Н.УСКОВ: Ну, мы живем в просвещенной монархии – я по-другому-то никак не могу это называть. Это просвещенная монархия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Она просвещенная, вы мне одно скажите? Как вам кажется?

Н.УСКОВ: Да, да. Просвещенная, конечно. Просвещенная.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да? Ну, слава богу, вы меня успокоили. Значит, дальше все будет более или менее понятно. Читайте соответствующую литературу. Николай Усков, главный редактор журнала «GQ» был сегодня гостем «Особого мнения». Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего хорошего.

Н.УСКОВ: Спасибо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024