Купить мерч «Эха»:

Виталий Дымарский - Особое мнение - 2010-08-24

24.08.2010
Виталий Дымарский - Особое мнение - 2010-08-24 Скачать

Н. АСАДОВА – Это передача «Особое мнение». Сегодня у нас редкий гость – журналист Виталий Дымарский. Редкий в смысле в таком качестве – человека, который делится своим особым мнением.

В. ДЫМАРСКИЙ - Редкая птица долетит до середины «Особого мнения».

Н. АСАДОВА – И вот Виталий Наумович долетел до нас. Соответственно мы будем ему задавать вопросы. Начнем. Украина сегодня отмечает 19-ю годовщину независимости. Мало кто знает, но вы родились во Львове.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да.

Н. АСАДОВА – Украина стала независимой за это время?

В. ДЫМАРСКИЙ - Это вопрос, который, по-моему, сегодня целый день обсуждается на радиостанции «Эхо Москвы». Вопрос дня. Я считаю, что да, и я посмотрел на результаты голосования, и в сети и по телефону, примерно одинаковое соотношение. Большинство считает, что да.

Н. АСАДОВА – В Интернете 57% считает, что да, стала 43%, что нет, не стала.

В. ДЫМАРСКИЙ - Разница небольшая. Разницу мы еще прокомментируем. Так вот я считаю, что стала. Она идет своим путем. Во всяком случае, не похожим на российский путь. И хотя бы в этом она уже независима от России. Когда мы говорим о независимости Украины, мы говорим независимости от кого? Я думаю, мы, даже не отдавая себе отчет в этом, мы все время ставим рядом с Россией. Она зависима или независима от России. В какой-то степени она зависима, в этом мире вообще все взаимозависимы, все страны. Глобальный мир, глобализация, это мы все проходили уже не один раз. Но в том смысле, в котором мы это обсуждаем, безусловно, Украина идет своим путем. Очень независимым от России. Очень своим. Что касается небольшого разрыва между теми, кто считает, что она стала независимой и теми, кто считает, что она остается зависимой, я слышал тех людей, которые сегодня звонили в эфир и свои аргументы выдвигали. Чаще всего звучал такой аргумент, что Украина страна бедная, что с экономикой плохо. Плохо действительно, плохо не только там, кстати, с экономикой. Сейчас вообще кризис в мире. Но экономика экономикой, но общество украинское политическая власть они совершенно, на мой взгляд, независимы. Даже Янукович, сколько бы нас ни уговаривали, что Янукович это выгодный России политик, пророссийский политик, это может быть. Не пророссийский, а выгодный России. Но все равно Янукович вынужден даже будучи сто тысяч раз, сколько бы его ни называли пророссийским, вынужден отстаивать национальные интересы Украины. Национальные интересы Украины это совершенно понятно, не совпадают с национальными интересами России. Так же как они не совпадают с национальными интересами США, Польши, Венесуэлы и даже республики Науру. Поэтому у каждой страны свои национальные интересы. И, безусловно, в этом смысле отстаивая свои национальные интересы, Украина уже хотя бы поэтому является независимой.

Н. АСАДОВА – Виктор Янукович, президент Украины сегодня поздравлял своих граждан с независимостью и сказал, что евроинтеграция и укрепление отношений с Россией остаются приоритетными направлениями…

В. ДЫМАРСКИЙ - Это все сейчас говорят.

Н. АСАДОВА – …внешней политики.

В. ДЫМАРСКИЙ - Даже Белоруссия говорит.

Н. АСАДОВА – Нет ли в этом противоречия, я имею в виду не с точки зрения Януковича, а с точки зрения российских властей. То есть могут ли они вставлять палки в колеса, как это было, во всяком случае, во времена Ющенко, который стремился в Европу и это очень раздражало российское руководство.

В. ДЫМАРСКИЙ - Палок не хватит. Колес больше, чем палок. Могут вставлять палки в колеса, не вставлять, но постсоветские государства независимые члены СНГ или не члены СНГ, они все вынуждены просто геополитически вести, что они называют многовекторную политику, каждая страна по-своему это все обзывает. Но в принципе они должны смотреть во все стороны. Как повторю, любая страна в мире сегодня. Невозможно сегодня, не будет сегодня ни одна из этих стран вассалом России.

Н. АСАДОВА – А люди изменились за это время?

В. ДЫМАРСКИЙ - И кстати, извини, по-моему, уже и Россия, Москва, во всяком случае, Кремль даже более точный адрес если назвать отчаялся и тоже начинает понимать, что возврат к прежним отношениям уже невозможен.

Н. АСАДОВА – Люди изменились за эти 19 лет?

В. ДЫМАРСКИЙ - Украинские? Наверное. Я не так часто бываю на Украине, но бываю. У меня такое же ощущение, как когда-то во времена Советского Союза.

Н. АСАДОВА – Эта провинциальность в них какая-то осталась?

В. ДЫМАРСКИЙ - Я когда приезжал на Украину, я хоть там и родился, но все же случайность, в общем, дело не в этом. Я когда приезжал на Украину, у меня все равно было чувство, что я где-то не совсем у себя. То есть вроде у себя, но не совсем. Все-таки люди другие, не все говорят по-украински, но многие.

Н. АСАДОВА – Во Львове-то понятно.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да ладно, я был относительно недавно пару-тройку лет назад, совершенно спокойно со своим русским языком обходился. Никаких проблем.

Н. АСАДОВА – Агрессивнее не стали относиться к москалям?

В. ДЫМАРСКИЙ - Я на себе, во всяком случае, это не чувствовал. Хотя говорил по-русски и на Западной Украине отдыхал в Трускавце. И пользовался всякими местными службами. Никаких проблем.

Н. АСАДОВА – Я еще раз представляю нашего сегодняшнего гостя. Журналист Виталий Дымарский сегодня особый…

В. ДЫМАРСКИЙ - Редкий гость. Я хочу напомнить, что я редкий гость.

Н. АСАДОВА – Как гость вы редкий. Вы все больше как ведущий.

В. ДЫМАРСКИЙ - На этом месте мне как-то труднее. Я хочу перебивать, меня ведущие раздражают. Просто чтобы закончить с Украиной, когда я бываю на Украине я единственное что, день, два, ну три, насколько уезжаем из Москвы, так вот, первое самое сильное впечатление, которое возникает, - впечатление зависти, когда я беру в руки газеты местные, те, которые я понимаю на русском языке или включаю телевизор. Это совершенно другое, как у нас сейчас модно и принято говорить: совершенно другое информационное поле. Богато засеянное разными культурами и от этого возникает чувство зависти. Поскольку был вопрос по поводу общества, а это, безусловно, влияет на общество. СМИ это один из основных рычагов, каналов влияния на общество и общественное мнение. И это, безусловно, меняет настроение в обществе.

Н. АСАДОВА – Раз мы поговорили о ситуации с демократией, с независимостью на Украине или в Украине…

В. ДЫМАРСКИЙ - Вот на Украине. Здесь на Украине. Мы говорим по-русски. По-украински пусть как угодно.

Н. АСАДОВА – Поговорим о ситуации с демократией в России и вообще с развитием России. Новость не сегодняшнего дня, но тем не менее.

В. ДЫМАРСКИЙ - Абсолютно.

Н. АСАДОВА – На прошлой неделе, по-моему, Рамзан Кадыров, президент Чечни еще несколько глав регионов российских заявили о том, что они не хотят больше называться президентами, президент должен быть один, президент РФ. И многие стали говорить о том, что это следующий шаг к унитарному государству. Унитарное государство или федеральное, что лучше для России, что делает Россию сильнее на ваш взгляд?

В. ДЫМАРСКИЙ – Вообще, безусловно, унитарное государство если теоретически смотреть, на мой взгляд, во всяком случае, оно более стабильное, крепкое. Даже не могу сейчас подобрать определение. Мне больше нравится, скажем так. Но в каждой стране существует своя специфика. И, безусловно, Россия просто в силу своей специфики, своего национального состава, своей территории обречена быть федерацией. И все попытки централизовать, хотя Россия веками существовала как централизованное государство и, собственно говоря, если централизованное государство, то не демократическое. Это традиция России.

Н. АСАДОВА – Но существует мнение, кстати, многие историки российские его разделяли, что существует некое противоречие испокон веков, что Россия может быть либо сильной, унитарной, либо демократической, но она развалится. Такую территорию невозможно удержать единой в демократических условиях.

В. ДЫМАРСКИЙ - Это сложно. Я бы сказал, давайте хотя бы попробуем. Это все теоретические рассуждения. Мы никак не можем попробовать, как мы только подходим к этому…

Н. АСАДОВА – Эксперимент будет иметь очень…последствия.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да не будет никаких последствий. Мы, как только подходим к этому, 90-е годы, как бы их ни называли, лихие, не лихие, были выборы губернаторов, выборы на всех уровнях. Президента, даже будете смеяться, выбирали. И парламент, будете смеяться, выбирали. Но ничего не развалилось. И оппозиция была, которая имела свой голос. И свобода слова была, и мы читали и смотрели по телевизору все, что хотели.

Н. АСАДОВА – Многим не нравилось, как мы жили вначале…

В. ДЫМАРСКИЙ - Это второй вопрос. Это было. Ничего не развалилось. Были свои сложности в 90-е годы, но они совершенно не отсюда происходили. Их корни в другом. В тяжелых экономических реформах. На мой взгляд, они были вынуждены, сейчас мы про экономику не будем говорить. Но демократизация, прошедшая в 90-е годы, совершенно не развалила Россию. Потому что, почему вообще разваливаются страны. Потому что окраины или провинции, регионы начинают бежать от центра. Так было в Югославии, так было, кстати, в Советском Союзе. Почему они бегут? Что-то их не устраивает. Потому что они не чувствуют своей самостоятельности, своей силы, своего права, если хотите на те или иные решения. А уж тем более в России, где есть Татарстан, Башкортостан, где есть национальные округа. Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий и так далее. И опять же территория Дальнего Востока. Как этим всем хозяйством такого масштаба и такой площади руководить из одного кабинета в Москве.

Н. АСАДОВА – В общем, вы сторонник федерации.

В. ДЫМАРСКИЙ - Можно конечно летать на самолете и тушить пожары, пожары в прямом и переносном смысле. Но я думаю, что здесь просто бензина не хватит. Не бензина, а керосином пользуются в самолетах.

Н. АСАДОВА – Еще один аргумент против демократии в России. Против демократических выборов. Прозвучало мнение не так давно у нас на сайте в частности, что в условиях демократических выборов к власти в России придут нацисты.

В. ДЫМАРСКИЙ - Это сегодня будут обсуждать Радзиховский и Венедиктов.

Н. АСАДОВА – Я предлагаю нам с вами тоже обсудить. Ваше мнение каково.

В. ДЫМАРСКИЙ - За кого Наргиз, чтобы у нас был Клинч.

Н. АСАДОВА – Нацисты это самая организованная сила сейчас. Это видно и в Интернете, как они действуют.

В. ДЫМАРСКИЙ - Кто это говорит, мне интересно, вообще, откуда это берется мне интересно. Даже опросы общественного мнения, сколько бы ангажированными они ни были, и то не дают всех этих цифр. Кто это придумал?

Н. АСАДОВА – Ну как кто придумал. Есть в Интернете…

В. ДЫМАРСКИЙ - У нас что сумасшедший народ что ли, я не могу понять.

Н. АСАДОВА – Почему сумасшедший.

В. ДЫМАРСКИЙ - Это полное неверие в своих людей. Отморозки есть, они есть в любой стране. И кстати с ними борются по-разному. Даже если взять европейский опыт, Европа далеко не едина, смотрите Францию и Германию. Разные методы борьбы с теми же экстремистами. Крайне правыми.

Н. АСАДОВА – И как у нас борются с экстремистами. У нас на сайте Евгений Милов в своем блоге написал о том, что он лично видел, на станции метро идут нацисты, кричат «Зиг хайль» и рядом идет Немцов, Немцова берут, а этих нацистов никто не трогает.

В. ДЫМАРСКИЙ - Это другой вопрос. Это проблема не борьбы с нацистами, а проблема борьбы с Немцовым. Я вообще не могу понять, за что берут Немцова. Там очень смешно было, мы как раз праздновали 20-летие «Эхо Москвы», когда все это происходило. И мы все время получали информацию, коллективно я бы сказал, получали информацию о суде над Немцовым. Там одна формулировка чего стоит, когда его забрали - пронос государственного флага. Если это вообще заносится в протокол как нарушение общественного порядка, это бред полный. Проблема не нацизма, это проблема Немцова и отношения к Немцову. Кстати, в этой же студии я спрашивал представителя кремлевской молодежи: можете объяснить одну вещь, вот вы на кол сажаете, почему вы объектом и главным своим врагом и противником избрали Алексееву, Немцова, Шендеровича. Почему не нацистов. Ну, там ответ я не буду даже приводить, потому что он был совершенно невнятный и невразумительный, типа, Немцов, по-моему, дружит с американцами, с Маккейном. Но дело не в этом. Я этого не могу понять.

Н. АСАДОВА – А они могут.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да, но опять же это не та проблема, которую мы с вами начали обсуждать.

Н. АСАДОВА – То есть вы считаете, что в условиях демократических выборов нацисты не могут победить?

В. ДЫМАРСКИЙ - Нет, победить – нет. Во-первых, вне закона. «Зиг хайль» если там кто-то кричал, вообще по идее их надо было арестовать. Если у нас будут демократические выборы, то это значит, что у нас будут вменяемые правоохранительные органы. Потому что если невменяемые правоохранительные органы, то не могут быть демократические выборы.

Н. АСАДОВА – Разве в 90-е были вменяемые милиционеры?

В. ДЫМАРСКИЙ - Они не арестовывали с формулировкой: пронос государственного флага. А за «зиг хайль» могли арестовать, между прочим.

Н. АСАДОВА – Интересный вопрос прислал наш слушатель из Москвы, он свою должность указал как материаловедение. И у него ник yuryr: «Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с освещением в СМИ процесса над Ходорковским и Лебедевым. Можно ли надеяться хотя бы в близкой перспективе на появление в массовых СМИ аналитических журналистских расследований источников очень странных в правовом отношении решений прокуроров и судьи по вполне естественным ходатайствам защиты на привлечение экспертов и специалистов». Условно говоря, то, что по Евроньюс показывают суд над Ходорковским, то в некоторых СМИ не особо массовых об этом говорят, это мы знаем. Но федеральные каналы внятно и развернуто ничего об этом не говорят.

В. ДЫМАРСКИЙ - Относительно недавно я был на одном типа семинара, где выступали наши социологи из ВЦИОМа. Которые проводят опросы, в том числе по тому, насколько, я просто знал про этот вопрос, поэтому я запасся цифрами. И Лев Гудков очень интересные цифры приводил по поводу того, что у нас знает общественное мнение про Ходорковского, а что не знает. Про процесс. Когда в 2003 году все это возникло, больше 80% населения в октябре-ноябре было проинформировано об аресте. Сегодня цифры намного меньше. И понятно, потому что основной источник информации это Первый и Второй канал.

Н. АСАДОВА – Тогда был НТВ еще.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да, тогда еще что-то было. И тогда это была новость. Очень интересная вещь. Я разговаривал относительно недавно с одним из руководителей информационной службы одного из этих двух каналов. Было такое признание: как же вы, «Эхо Москвы» нам мешаете. Я говорю: в каком смысле? – Ну, говорит, - мешаете. Понятно, он по-дружески это говорил. Мешаем, потому что показываем, что есть другая информация. Я говорю: вот вы мне можете объяснить, почему вы не показываете или ничего не говорите о процессе над Ходорковским? Он говорит: у нас тоже есть свои аргументы. Общественное мнение это не интересует. У нас есть цифры.

Н. АСАДОВА – Что первое: курица или яйцо это называется.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да, начинается, эти молчат, поэтому общественное мнение ничего не знает, а общественное мнение ничего не знает, он говорит, а их это не интересует. Они ничего про это не знают, и знать не хотят. Где курица, я яйцо. Я знаю, где курица и где яйцо. В том смысле, что, безусловно, давали бы информацию. А эта информация, безусловно, без всякого сомнения общественно значима. То общественное мнение было бы проинформировано, и интерес был бы намного больше, чем к вестям с полей, которые мы видим.

Н. АСАДОВА – Сейчас прервемся на три минуты, затем продолжим.

НОВОСТИ

Н. АСАДОВА – Мы говорили о деле ЮКОСа, почему в федеральных СМИ так мало уделяется времени этому процессу. Вы хотели добавить что-то.

В. ДЫМАРСКИЙ - Нет, я практически все сказал по поводу того, где курица, где яйцо. Почему общество не интересуется, почему ему ничего об этом не сообщают. Просто очень интересно, когда я смотрел цифры социологические, я наткнулся на совершенно замечательные цитаты. «Грамотно используя современные научные технологические достижения, ЮКОС уверенно движется по траектории стабильного роста. Эффективная организация труда, высокий профессионализм и ответственность сотрудников позволяют компании не только удерживать, но и расширять свои позиции на внутреннем и международном рынках. Наряду с решениями экономических задач ЮКОС будет и далее повышать социальную эффективность своей работы, развивать отечественную благотворительность». Кого я процитировал, нетрудно догадаться, наверное. Владимира Владимировича Путина, президента. Апрель 2003 года. За два месяца до ареста Платона Лебедева и за полгода до ареста Михаила Ходорковского.

Н. АСАДОВА – Да, наш лидер изменил.

В. ДЫМАРСКИЙ - Быстро. И тут раз и все раскрыли. Никакой эффективности, никакого высокого профессионализма. Никакой ответственности сотрудников самое главное.

Н. АСАДОВА – На самом деле это очень интересный вопрос, как изменился лидер национальный. Владимир Путин. А как изменилось общество за это время? Вы чувствуете что, например, сейчас гражданское общество как-то более активно начинает действовать. В частности акция в защиту Химкинского леса. Еще пять лет назад таких вещей не было.

В. ДЫМАРСКИЙ - Да, мне кажется, что-то…

Н. АСАДОВА – Прошел концерт на Пушкинской площади.

В. ДЫМАРСКИЙ - Мне кажется, что какие-то первые признаки просыпания, по-моему, есть. Но все равно, вы знаете, я, возвращаясь к той же дискуссии в этой студии с представителем кремлевской молодежи и в том числе мы тогда говорили об этих митингах, шествиях и в частности, что меня удивляло, вы сейчас поймете, почему я об этом вспомнил. Потому что меня, что удивляет в тех законах, которые существуют. Безусловно, законы надо соблюдать. Но как можно до абсурда все довести в этих законах. Если ты ограничиваешь количество участников массового мероприятия, ты заявляешь, условно говоря, 300 человек участников пикета, митинга, неважно. Ты должен стоять, организатор и считать. 301-й - иди домой. Это глупость. Митинги на улицах организовывают именно для того чтобы привлечь людей как можно больше. И если придет не 300, а 500, значит, организаторы рассчитывали на 300, значит хороший митинг, они сумели на свою сторону привлечь еще больше людей. Почему это смешно. Потому что сейчас все митинги и мероприятия такого рода, там все исчисляется действительно если не единицами, то десятками. В лучшем случае сотнями. Но я очень хорошо помню время перестройки. Когда еще, кстати, даже компартия была правящей. И режим был советский. Так вот, я думаю, что многие помнят те же митинги на Манежной площади. Я представляю себе, если бы на тех митингах говорили бы, сколько вы там организаторы заявляете. 500 тысяч, там по полмиллиона людей было. Значит, 502 тысячи мы уже не пустим. Как это вообще можно посчитать. Это глупость откровенная совершенно. Так вот, тогда собиралось по 500 тысяч. Сейчас, когда собирается 300, как на Пушкинской площади по словам участников даже говорят тысячи 3 было. Это уже считается хорошо. Но это действительно хорошо по сравнению с одним, двумя, десятью или двадцатью. Так что действительно что-то в обществе движется. Общество же тоже, сколько можно жить в застое. Общество хочет какого-то движения. Должно быть движение. Движение во всем. Движение в экономике, в политике, потому что иначе невозможно. Это просто надоедает элементарно. Вокруг тебя должно что-то двигаться. Если вы хотите, чтобы вокруг была жизнь. Или покой, тишина как на кладбище и все спокойненько. Как поется в знаменитой песне.

Н. АСАДОВА – Одна причина как вы сами сказали, что у нас общество достаточно пассивное, спящее.

В. ДЫМАРСКИЙ - Спящее.

Н. АСАДОВА – Хоть вы и видите какие-то элементы просыпания, а с другой стороны власти довольно ожесточенно сопротивляются такого рода…

В. ДЫМАРСКИЙ - Боятся. Потому что власть интересует не состояние общества, а власть интересует собственная власть, извините за тавтологию.

Н. АСАДОВА – Это все понятно.

В. ДЫМАРСКИЙ - Они боятся потерять свою власть.

Н. АСАДОВА – Наш слушатель из Санкт-Петербурга, который подписался ником mt2 просит прокомментировать акцию «Бунт хорьков» Матвея Ганапольского. Я объясню нашим слушателям, что во время очередной акции несогласных в Санкт-Петербурге один из представителей МВД, по-моему, милиционер назвал митингующих хорьками, матерился и избивал. Так вот Матвей Ганапольский, кстати, тоже удивительно, почему-то у нас журналисты так дотошно не считают правильным выяснять, что будет с судьбой того или другого офицера милиции, который…

В. ДЫМАРСКИЙ - Надо до конца вести эти дела.

Н. АСАДОВА – И Матвей Ганапольский сегодня в эфире добился ответа от одного из начальников…

В. ДЫМАРСКИЙ - Питерского ГУВД.

Н. АСАДОВА – В прямом эфире.

В. ДЫМАРСКИЙ – Не ГУВД, а одного из управлений ГУВД. Я слышал весь этот эфир. Правильно сделал, что добился. Другое дело, как он говорит, всех не перестреляете, здесь от всех не добьешься.

Н. АСАДОВА – Во-вторых, этому человеку просто выговор вынесли и все.

В. ДЫМАРСКИЙ - Нет, ему ничего еще не вынесли.

Н. АСАДОВА – У нас в эфире радиостанции говорили о том, что вынесли выговор.

В. ДЫМАРСКИЙ - То, что я слышал, что еще в течение 8 дней будет идти проверка. А через 8 дней они объявят свой вердикт по поводу этого мента…

Н. АСАДОВА – Про выговор точно была информация.

В. ДЫМАРСКИЙ - Значит, может быть, они сегодня объявили выговор. Но что такое выговор.

Н. АСАДОВА – Вот и я хочу спросить, что такое выговор.

В. ДЫМАРСКИЙ - Смешно. В принципе его судить надо. Этого милиционера. Потому что если даже гражданское лицо бы сделало то, что он сделал, то это уже ответственность. Хотя бы административная. Это не выговор. А если это делает человек в форме, то надо знать законы, здесь я боюсь что-то соврать, но мне кажется, что там и уголовная ответственность существует за такие вещи. Если это делает человек в форме.

Н. АСАДОВА – Что может журналист в сегодняшней ситуации?

В. ДЫМАРСКИЙ - Хотя бы то, что сделал тот же самый Матвей. Потому что вообще-то наказание этого милиционера это нарушение всей схемы, по которой они действуют. Как в следующий раз ты милиционера пошлешь митинг разгонять или шествие, если он понимает, что после этого его еще могут наказать. В принципе их не должны наказывать, потому что тогда они перестанут выполнять эти функции. Как бы они себя ни вели. В этой схеме. Если их вынудить наказывать милиционеров за нарушение, значит, тогда милиционеры перестанут этим заниматься. Они перестанут это делать. И, кстати говоря, это разные вещи, но то, что произошло с Борисом Немцовым, то, что суд вдруг понял, что там, по-моему, судья дурака валял, которого вызвали откуда-то с дачи и так далее. Он там какие-то диалоги вел, потому что он понимал, что ничего нет. Но у человека видимо, когда-то что-то тоже просыпается. То есть и вот это решение суда, заставить тех же милиционеров, хоть попытайтесь что-то доказать. Вот эти нарушения, этот пронос государственного флага. Попытайтесь хоть какие-то аргументы привести, а не что-то такое бормотать под нос, совершенно противоречащее друг другу.

Н. АСАДОВА – Вернемся к вопросу о журналистах. И их возможности всколыхнуть общественное мнение. Эта история с WikiLeaks, когда портал опубликован секретные данные про войну в Афганистане. Если бы вы как российский журналист получили бы секретную информацию из нашего министерства обороны, которая общественно важная по вашему мнению, вы бы ее опубликовали?

В. ДЫМАРСКИЙ - Если бы я жил в свободной стране, то я бы ее, безусловно, опубликовал. Это не проблема журналистики.

Н. АСАДОВА – Сегодня в России.

В. ДЫМАРСКИЙ - Это проблема того ведомства, которое не умеет или не хочет хранить свои секреты.

Н. АСАДОВА – То есть вы бы опубликовали?

В. ДЫМАРСКИЙ - Я бы опубликовал.

Н. АСАДОВА – Ну что же, это было «Особое мнение» Виталия Дымарского. Спасибо большое, что пришли.

В. ДЫМАРСКИЙ - Спасибо, что позвали.

Н. АСАДОВА – Всего доброго, до свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024