Купить мерч «Эха»:

Константин Ремчуков - Особое мнение - 2010-06-15

15.06.2010
Константин Ремчуков - Особое мнение - 2010-06-15 Скачать

Н. АСАДОВА – Это передача «Особое мнение». Мой сегодняшний гость - Константин Ремчуков - главный редактор и "Независимой газеты". Здравствуйте.

К. РЕМЧУКОВ - Здравствуйте.

Н. АСАДОВА – Главная тема – Киргизия, конечно же. И напомню, что там идет фактически гражданская война в Ошской области между киргизами и узбеками, населяющими эту территорию. Глава временного правительства Киргизии Роза Отунбаева обратилась к России и попросила ввести миротворцев. Власти Киргизии не справляются с ситуацией. Как вообще быть в этой ситуации? С одной стороны чего Россия должна разбираться. Это же суверенное государство. А с другой стороны это же наше мягкое подбрюшье, у нас граница с этим государством и в частности наркотики нам везут через эту границу. Если там нестабильная ситуация, это и нашей безопасности угрожает.

К. РЕМЧУКОВ - Это серьезное политическое решение. Сейчас проходит проверку и способность Россия принимать быстрые и эффективные политические решения. И тех политических объединений, в частности, ОДКБ, договор о безопасности центрально-азиатских стран и России. Конфликты между киргизами и узбеками не новость. В 1990 году вспыхивал такой же конфликт, там воздушно-десантную дивизию высадили, быстро все утихомирилось. Сейчас ситуация вышла из-под контроля. У нас корреспондент сегодня прислал информацию оттуда, как ни гуманитарную помощь не могут передавать, скудный паек, два килограмма муки, бутылка воды. На день на человека. Но даже это не у всех есть. В Манасе на складах много продукции, ее никто не фасует, в общем, не расфасовывают помощь, которую получают. Всего один самолет Ан, который может стоять целый день в аэропорту.

Н. АСАДОВА – А почему?

К. РЕМЧУКОВ - Нет организации всего этого дела. Потому что на машинах повезли, он пишет, встретили бандиты с оружием, машина развернулась, уехали. Часть грузов продается, подходят люди, говорят, мы у вас купим то-то, быстрее избавляются от этого. То есть ситуация характеризует безусловно неуправляемость ситуации, слабость властей, неспособность обеспечить порядок, милиция деморализована, сообщает корреспондент. Войск не хватает. В этих условиях и разгорается не просто гражданская, а межэтнический конфликт, это всегда серьезнее. Правда, это достаточно относительно, гражданская война тоже бывает серьезная. Но в данном случае тут оттенок межэтнический. Что делать в этих условиях России? Вступать, посылать туда свои войска, ждать санкций ООН. «Голубые каски», ООН сама смотрит и ей не нравится, потому что сегодня эта новость один на многих международных каналах. Может быть они тогда «голубые каски» ООН пришлют. И Россия тогда уходит оттуда как ключевой игрок, который разводит эти стороны. Сейчас посмотрим, какое решение примет Кремль.

Н. АСАДОВА – А как правильнее было бы поступить, действительно происходит массовые убийства, уже более сотни, кто-то говорит несколько сотен убитых людей, тысячи раненых, беженцев.

К. РЕМЧУКОВ - Я не знаю, как правильно поступить. Скорее всего, там же все-таки сидят неглупые люди, и в МИДе и в Совете Безопасности нашем. Я могу только говорить, как я бы поступил. А не как правильно. Я бы конечно активизировал ОДКБ как институт, зачем она нужна, мы ОДКБ создаем и говорим: это против талибов. Да там пока талибы решат на нас напасть, уже все развалится. А самое главное – дискредитируется идея. Ведь когда создаются такие организации, вроде как коллективная безопасность. А какая же тут безопасность, когда людей убивают, а все говорят: нет, мы пока не готовы принять такое решение. Поэтому я бы принимал решение в рамках ОДКБ, получать мандат ООН и стать между воющими сторонами, потому что в противном случае они будут убивать, и нет силы, которая сейчас реально может развести узбеков и киргизов. Тем более что уже больше 80 тысяч в Узбекистан беженцев.

Н. АСАДОВА – Кстати, если беженцы к нам побегут, стоит их принимать?

К. РЕМЧУКОВ - Ну а как, мы же гуманная страна. Мы такая гуманная, что кто в этом усомнится, долго будет жалеть.

Н. АСАДОВА – Денег в бюджете не чтобы очень много и людей придется размещать, кормить, поить.

К. РЕМЧУКОВ - Это если они к нам побегут. У них может ума хватит не побежать к нам. Они побегут туда, где узбек естественно себя чувствует, в Узбекистане, что его защитят. Поэтому так он вряд ли рванет. Но там тоже огромная проблема, только у половины людей, которые туда перешли, есть документы.

Н. АСАДОВА – А вы говорите, что корреспондент ваш работает, пытались ли вы проанализировать, почему произошла такая ситуация. То есть кто виноват в том, что начались столкновения межэтнические?

К. РЕМЧУКОВ – Всегда, когда хаос, вакуум власти, всплывают старые обиды. 1990 год тоже был годом, когда ослабли институты власти в целом в Советском Союзе. И тогда все эти национальные мотивы всплывают, потому что фрустрация людей реализуется легче всего в атаке на людей другой веры, другого цвета кожи.

Н. АСАДОВА – Сегодня прошла конференция внепарламентской оппозиции так называемой. Пытались люди, которых не пускают, как они говорят в парламент, партии не регистрируют и так далее, понять, стоит ли им участвовать в федеральных выборах 2011-2012 года. То есть думские выборы и президентские. Что бы вы им посоветовали? Безусловно, звучали такие аргументы, как зачем нам участвовать, если все равно нас не зарегистрируют, все равно не допустят совершенно нашего участия, может быть, есть смысл сосредоточить действия на работе с улицей и так далее.

К. РЕМЧУКОВ - Разумная позиция.

Н. АСАДОВА – То есть не надо участвовать?

К. РЕМЧУКОВ - Наверное, люди, которые так чувствуют, у них есть основания чувствовать разочарование. Потому что их не пускают. Моя позиция в этом вопросе следующая. Повестка дня людей, которые находятся в оппозиции власти. Для того чтобы пробивать себе дорогу во власть, в парламент, с моей точки зрения конечно я считаю, что власть жестко контролирует процесс регистрации партий, тут спора нет. Подписи и так далее. Но все-таки реальная повестка дня и значительное увеличение количества сторонников очень часто с моей точки зрения сметает барьеры, которые устанавливаются политической бюрократией. С этой точки зрения неоднократно в этой студии говорил - реальная повестка дня.

Н. АСАДОВА – То есть она сегодня нереальная?

К. РЕМЧУКОВ - Либо нереальная, либо она волнующая сердца и умы очень ограниченного количества людей. Что волнует людей, можете вы предложить всей стране повестку дня 31 статья Конституции. Поддержат ли вас люди, те люди, которые есть в нашей стране.

Н. АСАДОВА – А вы думаете поддержат?

К. РЕМЧУКОВ - Я думаю, что нет. Как повестка дня, которая смыслообразующая, жизненно важная для большинства людей в стране. Она может быть очень важная для какой-то группы людей, но эта группа людей маргинальна, потому что в нашей стране сегодня основная масса людей не считает эту проблему как проблему, к которой можно прислониться в ходе выборов.

Н. АСАДОВА – Проблема коррупции волнует абсолютно всех.

К. РЕМЧУКОВ - Нет, ошибка. Опросы общественного мнения показывают, что проблема коррупции на пятом месте. Она волнует процентов 13-15 россиян. Опять ошибка. Ошибка суждений мне кажется, которые просто допускают люди в ходе беседы, общения, она не страшна. А когда вы хотите трансформировать свою позицию в реальную политику, ошибка суждения, что людей волнует проблема коррупции, это на первом месте, мне кажется это тоже ошибка. Я не верю в это. В то, что для людей проблема коррупции является центральной проблемой их существования.

Н. АСАДОВА – То есть что бы вы посоветовали нашей внепарламентской оппозиции? Чтобы составить политическую программу, которая бы соответствовала ожиданиям большинства людей в России?

К. РЕМЧУКОВ - Это же известная вещь. Нужно провести наиболее представительную выборку опроса людей независимо, что их волнует. Выбрать три главных темы. Чего волнует людей по-настоящему.

Н. АСАДОВА – А как вы думаете?

К. РЕМЧУКОВ - И в зависимости от того, что их волнует социологически, это должна быть железобетонная социология такая, не подделанная под чью-то волю и желание. И это поставить в повестку дня страны. И с этим выходить на выборы. Тогда у тебя в этом регионе, там могут кстати меняться приоритеты в Москве и Московской области один тип проблем может быть, в Оренбурге другой тип, в Саратове третий, во Владивостоке четвертый. Вот эта дифференциация месседжа, который должна нести оппозиция, но в повестку дня надо вносить тот вопрос, который так держит людей за горло. Тогда у тебя появляются сторонники, которые не надуманные. Потому что большинство людей не очень сильно думают на эти темы.

Н. АСАДОВА – Что же волнует людей на ваш взгляд в первую очередь?

К. РЕМЧУКОВ - Их волнует уровень дохода…

Н. АСАДОВА – То есть мы сделаем вас богатыми.

К. РЕМЧУКОВ - Нет, их волнует занятость, чтобы она была, зарплата, чтобы она была достаточна при этой занятости. Третья проблема мне кажется уличная преступность. Безопасность их жизни. Четвертая проблема – дети. Их будущее. Вот больше не надо. На этих 4-х проблемах сосредоточиться, и предлагать альтернативы, если они есть содержательные тому, что правительство по этому вопросу думает и мне кажется, есть шанс, что вас поддержат.

Н. АСАДОВА – А есть ли смысл нашей оппозиции объединяться и выдвигать единого кандидата?

К. РЕМЧУКОВ - Объединение всегда полезно.

Н. АСАДОВА – Насколько это возможно?

К. РЕМЧУКОВ - Возможно маловероятно, но то, что это полезно. Дело в том, что так складывается политическая история, может быть, она везде так складывается, но в России тот кусок истории, который мы хорошо изучали в юности, социал-демократическое движение, то есть революционное движение всегда наиболее жестокое отношение не к принципиальным противникам твоей линии, а внутри одного и того же лагеря. Вроде вы социал-демократы, большевики меньшевиков и меньшевики большевиков они не любили до такой степени, что даже до степени уничтожения. И внутри лидеров большевиков, которые пришли к власти самыми лютыми врагами оказывался не капиталист Арманд Хаммер, с которым дружили и которому передавали ценности, а соратники по политбюро с Лениным. Бухарин, Зиновьев. Вот откуда вот эта ненависть до потребности уничтожить принципиальных соратников, это феномен. Может быть это феномен ума. И мне кажется, во всех оппозиционных движениях подозрения друг к другу, ненависти, желания дискредитировать выше, чем у оппозиционеров ко многим представителям власти. То есть с ними как-то можно договариваться. Поэтому на этом фоне возможно ли объединение, оно желательно. Любая оппозиция, любое увеличение рядов, чтобы можно было считаться с этим движением, чтобы его нельзя было замолчать, оно в плюс.

Н. АСАДОВА – Гипотетически объединилась оппозиция. Выбрали единого кандидата. Начали предвыборную агитацию и незадолго до выборов его снимают. Что делать в этих условиях?

К. РЕМЧУКОВ - Наргиз, вы какие-то сценарии…

Н. АСАДОВА – Потому что у нас очень многие звонили…

К. РЕМЧУКОВ - Даже не очень понял, вы хотите сценарий что делать, если его снимут?

Н. АСАДОВА – Я хочу понять, каким образом действует наши оппозиция в тех условиях, которые у нас сегодня существуют.

К. РЕМЧУКОВ - Если вы объединились и у вас уже значительное количество людей, это несколько десятков тысяч…

Н. АСАДОВА – Давайте сложим, сколько в 2007 году выборы СПС - ноль целых сколько-то десятых они набрали…

К. РЕМЧУКОВ - Если это несколько десятков тысяч человек, с которыми таким образом так поступили, мне кажется, вот эти несколько десятков тысяч в состоянии уже создавать проблемы властям, потому что они выходят на улицы, они недовольны, они протестуют, говорят, что это не демократия. Это что-то другое. Если это 500 человек выходит или 600, это незаметная величина. А если выходят десятки тысяч людей, которых политические права им кажется, были попраны путем снятия кандидата, то это серьезная политическая сила и власть не будет снимать в таком случае. Зачем ей снимать, ну наберет он 4-5-6%, в думу все равно не попадет.

Н. АСАДОВА – То есть вы считаете, что невозможно, чтобы наша оппозиция какое-то значимое место заняла в думе.

К. РЕМЧУКОВ - Пока у оппозиции не будет повестки дня, которая волнует именно наш народ, или тот сегмент, к которому они апеллируют. Я понимаю, это политически безграмотно, политтехнологически безграмотно апеллировать ко всему народу, но хотя бы надо посмотреть те сотни тысяч, может быть несколько миллионов россиян, которых что-то реально волнует, и предложить им содержательную повестку.

Н. АСАДОВА – В вашей газете была публикация недавно о том, что рейтинг у тандема Путин плюс Медведев упал на 10 пунктов, что впервые за все время существования этого тандема. Это данные Фонда общественного мнения. Чем это объясняется?

К. РЕМЧУКОВ - Мне все-таки кажется, что кризис, который у нас случился, глобальный и российский экономический, он постепенно начинает сказываться. Это следствие кризиса.

Н. АСАДОВА – В этом же не виноваты Путин и Медведев. Кризис общемировой.

К. РЕМЧУКОВ - Рейтинг отражает эти подспудные ощущения, отсутствие перспективы, респондентов же ловят на улице, вышел из супермаркета, ему вопрос: вы доверяете. В этот раз на 10% или на 9% каждый из тандема получил меньше, чем всегда. И это скорее всего отражение того, что начинает сказываться настроение кризиса. Очень долго, протяженного и очень много неопределенности в судьбе людей. Это выражается в цифре доверия, недоверия.

Н. АСАДОВА – Это опасно для нынешней власти?

К. РЕМЧУКОВ - 63% пока доверия. Надо еще посмотреть еще месяц, и еще месяц. Если например, три месяца будет такими темпами падать рейтинг, то там есть опасность обвала. Если же сейчас в силу каких-то мероприятий, либо, скорее всего, это политические имиджевые должны вещи, им удастся выскочить примерно на те же параметры, тогда это не опасно. Но в целом мне кажется, в ожидании выборов 2011 года, опасная тенденция для власти - снижение рейтинга. И я бы на месте власти подумал о том, что может быть провести выборы чуть пораньше, пока он совсем не упал.

Н. АСАДОВА – А вы считаете, что Россия еще будет долго пребывать в этом экономическом кризисе? Потому что то, что мы слышим по телевизору от наших властей, они пытаются подавать какие-то позитивные сигналы.

К. РЕМЧУКОВ - Это хорошо, власть должна быть психотерапевтом для общества.

Н. АСАДОВА – То есть это не соответствует действительности с вашей точки зрения?

К. РЕМЧУКОВ - Нет, но тут кризис опять, неравномерность развития капитализма является характерной чертой этого способа производства. Капитализм российский абсолютно неравномерно развивается, поэтому какие-то регионы, отрасли в зависимости от глобальных рынков могут начинать развитие, могут давать общенациональный показатель роста ВВП, по итогам 2010 года там будет 4% роста ВВП. И все скажут: вот страна уже выскочила из кризиса. Но это не значит, что во многих регионах страны увеличилась занятость, инвестиции, доходы. Поэтому неравномерность выхода из кризиса, которая базируется на неравномерности развития, мне кажется, будет предопределять такую мозаику. Нельзя одним словом будет говорить: страна вышла из кризиса. Если не растут инвестиции, и если не растет создание рабочих мест, то говорить о том, что мы вышли из кризиса будет неправильно. Несмотря на то, что ВВП может показывать рост. Хотя сейчас в мае впервые безработица на 23 тысячи упала ниже 2 миллионов человек по официальной статистике. Может быть это сезонная занятость, может быть еще что-то. Но все это на грани.

Н. АСАДОВА – Павел Васильевич вас спрашивает: почему банки продолжают давать кредиты под высокие проценты, хотя президент несколько раз призывал все-таки делать их более дешевыми.

К. РЕМЧУКОВ - Даже больше призывал премьер Путин к этому, чем президент. Но причины объективные. Риски в экономике летом 2010 года выше, чем в экономике России в 2006-2007 и начале 2008 года. Риски выше. Значит деньги должны стоить дороже. А деньги хотят, чтобы выдавали дешевле, чем тогда. Это противоречит. Банк может сделать по политическим соображениям, но никак не может сделать по соображениям экономическим. Поэтому такое требование не экономический характер носит, а популистский политический. Ну-ка давайте. Но с этого момента тогда кто-то должен брать ответственность за риски с возвратностью кредитов. Что такое большие риски? – это то, что деньги вы выдали, а из-за того, что риски в экономике большие, эти деньги пропадут. Кто возместит убытки банку? Тот, кто просит политически, тогда он пусть берет на себя ответственность. Поскольку большинство банков у нас все-таки на коммерческих основаниях функционируют, они не могут пойти на такого рода безрассудное…

Н. АСАДОВА – А почему риски выше, чем в 2009, в год, когда кризис случился?

К. РЕМЧУКОВ - Все основные неопределенности. Для нашей экономики ключевые неопределенности связаны с состоянием мирового спроса. Мировой спрос, который генерируется, прежде всего, Китаем, и Азией в целом и в значительной степени США. Эти факторы несмотря на то, что Китай растет, но Китай на грани перегрева экономики, сейчас они начинают повышать издержки своего производства. В Японии очень большой долг, новый премьер-министр сразу ошарашил всех, сообщив, что ВВП типа 4,6% триллиона или 4,7, а долг в два раза больше. То есть 9,5 триллионов долларов. Но правда у них в отличие от Греции структура долга такова, что это внутренний долг. То есть не так опасно в связи с внешним. Но это же колоссальная вещь, долговой кризис, который может случиться. А глобальные финансы, банки же связаны с глобальными финансами, рынком капиталов. Поэтому нет ни одной отрасли, которая бы предсказуемо развивалась. Например, чтобы был устойчивый спрос на алюминий или медь, или металл. Чтобы мы считали, что автомобильная промышленность в мире и авиастроение вышли из кризиса, и будут предъявлять устойчивый спрос на продукцию российских производителей. Такого тоже нет. Поэтому в этих условиях все остальные отрасли внутри страны зависимый характер носят. Плюс в Европе чрезвычайно высокая неопределенность с евро. Плюс немцы вопреки пожеланиям канцлера и всех не хотят тратить денежки. Немцы прижимистые люди, они в условиях кризиса хотят сохранять, экономить, но никак не бежать в магазин и покупками стимулировать выход экономики из кризиса. А Германия является такой ключевой страной. Поэтому эти факторы глобальной экономики не позволяют только внутренним отраслям России являться генератором роста. Россия является продуктом мировой динамики экономической. Если динамика имеет проблемы, или не такая динамика динамичная, то Россия должна сидеть и робко ждать.

Н. АСАДОВА – В общем, придется подождать вам, Павел Васильевич, снижения цены за кредит. Еще интересуются слушатели ситуацией вокруг истории с Анатолием Чубайсом и Владимиром Квачковым. Новость сегодняшнего дня, что Чубайс выступил, попросил оставить на свободе Владимира Квачкова, который участвовал в покушении на его жизнь. Причем он отметил, что он уверен в виновности Квачкова, но почему-то призывает суд дать ему условно.

К. РЕМЧУКОВ - Анатолий Борисович либерал. Повзрослел, научился прощать.

Н. АСАДОВА – Он правильно делает?

К. РЕМЧУКОВ - Скорее всего да.

Н. АСАДОВА – Вот человек, который виноват и он знает, уверен, что этот человек покушался на его жизнь, он совершил преступление уголовное. Почему бы его ни посадить? Мне кажется с точки зрения закона это логично.

К. РЕМЧУКОВ - Он убежден в том, что он виноват и ему этого достаточно. Чубайс символическая фигура и события вокруг него носят символический характер. Если Чубайс будет настаивать на его пленении, то представляете, какие сильные эмоции вызовет сам факт того, что человек, полковник, герой, опять на Чубайса все повесят. То есть никакой политической выгоды для Чубайса нет, никакой практической выгоды оттого, что Квачков будет брошен в казематы, тоже нет. Поэтому в этом смысле это очень разумный мудрый шаг. Чубайс может простить всех, кто его не любит. Представляете, он сделает заявление: я прощаю всех, кто меня не любит все эти 20 лет.

Н. АСАДОВА – Я думаю, что это все равно не прибавит ему…

К. РЕМЧУКОВ - Нет, это внутреннее состояние. Когда ты прощаешь кого-то, ты же сам становишься светлее, чище.

Н. АСАДОВА – Это все прекраснодушные разговоры…

К. РЕМЧУКОВ - Почему прекраснодушные? На конкретные факты я даю свою интерпретацию этого факта. А вы отказываетесь ее принимать, эволюция личности, вы говорите, прекраснодушные…

Н. АСАДОВА – Мне кажется это странная ситуация, когда человек, виновный в совершении преступления, он совершил преступление, хоть ему не удалось довести это до конца, и убить Чубайса, тем не менее, он хотел это сделать. Участвовал в организации…

К. РЕМЧУКОВ - Наргиз, представляете, что его посадят.

Н. АСАДОВА – Мне бы хотелось, чтобы люди, которые пытаются кого-то убить, сидели.

К. РЕМЧУКОВ - И Чубайс говорит: вы слышали, что я сказал? Я сказал: я не требую. Но суд, который на вашей точки зрения, человека, который совершил покушение, нельзя освободить, нельзя наказать условно. Он его посадит, поэтому к Чубайсу претензий никаких. Он всем распечатку вашего сообщения покажет и будет прав.

Н. АСАДОВА – Хорошо. Давайте поговорим про решение Верховного суда, которое было принято на пленуме и постановление таково, что интернет-СМИ не будут нести ответственность за комментарий читателей. Мы, по-моему, с вами разговаривали на эту тему…

К. РЕМЧУКОВ - Нет.

Н. АСАДОВА – Наверняка кто-то из моих коллег с вами обсуждал.

К. РЕМЧУКОВ - Нет.

Н. АСАДОВА – Наверняка вы знаете, что обсуждение несколько недель продолжалось. И в предварительных вариантах постановления на пленуме Верховного суда предлагалось обязать интернет-СМИ контролировать комментарии читателей, и любой человек, организация, либо орган Роскомнадзора мог обратиться, пожаловаться на какой-то комментарий, который разжигает межэтническую рознь и так далее, и обязать СМИ, то есть призвать к ответственности Интернет-СМИ. И тогда многие естественно, главные редакторы сайтов возмутились, и сейчас все-таки Верховный суд пошел на попятную, и не стал принимать такую формулировку. И интернет-СМИ не будут нести ответственность за комментарий читателей. Между тем, Роскомнадзор может потребовать от СМИ удалить или отредактировать тот или иной комментарий. Вообще кажется, что это хорошее постановление, оно упорядочивает работу СМИ, облегчает работу СМИ, как говорили некоторые комментаторы.

К. РЕМЧУКОВ - Я не думаю, что оно облегчает. Поскольку в СМИ, как правило, на любом форуме написано, что комменты модерируются и призывы к участникам форума сохранять корректность, и у руководства форума есть одностороннее право уничтожать любой коммент, который с точки зрения СМИ является…

Н. АСАДОВА – Но очень многие этого не делали.

К. РЕМЧУКОВ - Не делают, потому что это очень трудоемко. Вы же связаны с Интернетом, это колоссальные издержки. Нужно держать людей, которые на десятках форумов должны отслеживать сильно разгорающиеся страсти и несдержанность читателей. Несбалансированные высказывания. Но когда по закону наказывали СМИ за коммент, который появлялся в режиме он-лайн, это как прямой эфир, в прямой эфир пригласили, а ты сказал там: Петька дурак. Ты разве несешь ответственность за то, что кто-то крикнул: Петька дурак. Сейчас мне кажется это разумная мера. Она СМИ не винит в том, что участник форума написал, и оставляет опции. Убрать, либо если упрется СМИ, скажет, нет, этот коммент является нормальным, тогда в суде разбираться. Мне кажется это более сложная процедура, о чем я говорил в эфире «Эхо Москвы», я люблю более сложные процедуры, которые соответствуют сложности общества и тех процессов. Я не люблю простые решения. Ни одной промилле - ну что это за решение в современной жизни. Ни одного плохого высказывания. Пусть высказывания будут такие, но смотреть, разжигает, не разжигает. Это легко понять.

Н. АСАДОВА – Работу вашего сайта изменит это постановление?

К. РЕМЧУКОВ - Нет, потому что мы сейчас делаем новый движок, поэтому у меня регистрация на сайте в этой связи прекращена. А те люди, которые у нас зарегистрированы, они политкорректные достаточно. У нас есть гайд-парк форума и там они обсуждают острые темы, но в рамках приличия.

Н. АСАДОВА – Спасибо большое. Это было «Особое мнение» Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты».


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024