Купить мерч «Эха»:

Константин Ремчуков - Особое мнение - 2010-02-16

16.02.2010
Константин Ремчуков - Особое мнение - 2010-02-16 Скачать

О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением у нас сегодня Константин Ремчуков - главный редактор "Независимой газеты". Добрый вечер вам.

К. РЕМЧУКОВ - Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА – У нас работает веб-камера и можно увидеть Константина Ремчукова, как он микрофончик к себе пододвигает.

К. РЕМЧУКОВ - Потому что жалуются слушатели с раздражением, что я гундю что-то шепотом, не слышно. Я вдруг понял, что я говорю обычно, только микрофон от меня далеко.

О. БЫЧКОВА – Да нет, тут с микрофонами ку-ку, у нас тут все по-другому обстоит на самом деле. Давайте про Украину поговорим.

К. РЕМЧУКОВ - Давайте.

О. БЫЧКОВА – Честно говоря, меня всегда удивляет такая вещь, изумляет. Вот смотришь на какие-нибудь важные события в важной стране, у нас, на Украине, где угодно, и думаешь, насколько эмоции конкретных людей влияют на то, что происходит в государстве. Здесь сегодня мы наблюдаем, Янукович назначил быстро-быстро до инаугурации, Тимошенко пошла вся в белом давать заявление в суд и пересматривать миллион голосов. Якобы фальсифицированных. Ющенко дал пресс-конференцию очень такую жесткую. Например, он сказал, что выход Тимошенко и Януковича во второй тур лучший российский проект с 1991 года. На инаугурацию он не пойдет. Эмоционально явно человек реагирует. Вот это удивительно, если честно.

К. РЕМЧУКОВ - То есть вас удивляют эмоции у таких забубенных политиков.

О. БЫЧКОВА – Ну конечно, потому что они должны, как мне кажется действовать по партийным каким-то установкам, по протоколам, по программам. Как-то очень жестко, в жестких рамках.

К. РЕМЧУКОВ - Вы, Оля, как политический обозреватель и обратили внимание на проявления поведенческие политиков на постсоветском пространстве, и зафиксировали факт молодости нашей демократии и нашей настоящей политики.

О. БЫЧКОВА – Потому что от этого многое зависит.

К. РЕМЧУКОВ - Ну вот, видимо, у переходностей экономики и слаборазвитости есть много признаков. Доход на душу населения, уровень образования, структура занятости. Скорее всего, еще одним признаком слаборазвитости переходности либо молодости демократии является такое эмоциональное поведение политиков, которое не регламентировано институтами, традициями, партийной дисциплиной, политической целесообразностью. И устали люди друг от друга. Сказать что-нибудь резкое в кайф, по-пацански так могут сказать, хлопнуть дверью…

О. БЫЧКОВА – Обидеться можно.

К. РЕМЧУКОВ - А ведь политическая жизнь она же дольше. С учетом украинских реалий различные возможны повороты.

О. БЫЧКОВА – Ну какие там возможны повороты?

К. РЕМЧУКОВ - У нас сегодня корреспондент прислал, завтра у нас будет, Таня Ивженко о том, что пресс-секретарь Януковича сообщила, что сразу после инаугурации Тимошенко уйдет в отставку. Она задается вопросом: как это может быть. Как пресс-секретарь может говорить такие вещи. Это возможно только, если в парламенте Украины произойдут какие-то изменения в конфигурации блокирующихся сил.

О. БЫЧКОВА – Да, и Тимошенко при этом не высказывает желания прямо сейчас все бросить и уйти. Вовсе даже наоборот.

К. РЕМЧУКОВ - Тем более что она как премьер-министр весьма сильная фигура. Поэтому такого рода заявления либо это намек на то, что вы с кем-то договариваетесь, например, с блоком Литвина, или с какими-то депутатами и Янукович чувствует, что он может создать коалицию в Раде большую по численности, которая способна провести такого рода решения, либо это психологическая война устами пресс-секретаря. Но выборы прошли. С момента, как эти результаты признали США, я думаю, что все будет успокаиваться и Янукович будет президентом.

О. БЫЧКОВА – Даже раньше, когда международные наблюдатели, европейские сказали, что никаких нарушений не было. Что все в порядке.

К. РЕМЧУКОВ - Вы европейских наблюдателей взяли, я позицию американцев.

О. БЫЧКОВА – Это характерно может быть даже.

К. РЕМЧУКОВ - Но по факту, скорее всего, надоела всем эта неопределенность на Украине. И все решили, что уж ладно, пусть будет Янукович. Суды пусть там идут. Если Тимошенко будет судиться, пусть судится за свой счет. А эти страны должны думать, что делать с Украиной, включая колоссальный долг этой страны, дефициты, выделенные 16,5 млрд. долларов МВФ.

О. БЫЧКОВА – И отсутствие возможности это как-то покрыть в обозримом будущем.

К. РЕМЧУКОВ - Гарантии возвратов, гарантии проведения какой-то вменяемой экономической политики, которая может привести к оздоровлению и так далее. То есть там очень много серьезных проблем, поскольку Украина это реальная европейская держава и потенциал ее интеграции в Европу мне кажется очень большой. Это объединяет и запад, и восток, и люди, которые вокруг Януковича, мне кажется, очень хотят интегрироваться в экономику Западной Европы. Потому что это выгодно экономически. И поэтому в этом смысле я думаю, что и при Януковиче экономический и общеполитический дрейф будет в сторону Европы, а не в сторону России. А с Россией будут нормальные отношения достаточно с тем, чтобы иметь такого соседа, который тоже может быть выгоден Украине с точки зрения рынков сбыта ее продукции. То есть нормализация отношений с Москвой и резкое заметное улучшение отношений с Европой, в том числе и по линии экономической интеграции.

О. БЫЧКОВА – Вы за Олимпиадой следите?

К. РЕМЧУКОВ - Вчера до 3 часов смотрел.

О. БЫЧКОВА – Значит, вы сможете ответить на один из вопросов. Вот с него через минуту и начнем.

РЕКЛАМА

О. БЫЧКОВА – Константин Ремчуков сознался минуту назад, что смотрел до 3 часов ночи вчера, сегодня то есть уже получается, Олимпиаду в Ванкувере, вот вас и спрашивают: можете ли вы объяснить нужность зимней Олимпиады для России?

К. РЕМЧУКОВ - Зимняя Олимпиада для России в Сочи, как только Олимпиада не особо нужна была бы, если бы не была поставлена задача развития всего этого кавказского региона с колоссальными инвестициями, с превращением его в туристическую зону, подтягивания через экономические отношения конфликтных регионов, создание новых рабочих мест. Если бы с Грузией были бы более нормальные отношения, вполне допускаю, что и Грузия могла бы быть большим поставщиком и рабочей силы и каких-то услуг и товаров…

О. БЫЧКОВА – Это как-то пока сомнительно.

К. РЕМЧУКОВ – То есть исходный смысл был в рамках того, чтобы поднять Россию с колен, нужен какой-то международный громкий престижный проект. Олимпиада в Сочи объяснили Путину, будет как раз таким проектом. Шансов не было по баллам победить Сочи, я внимательно исследовал заключительный доклад по городам-кандидатам. Даже как сейчас помню, лоханулся, написал редакционную статью, что нет, не будет у нас…

О. БЫЧКОВА – Никогда и ни за что.

К. РЕМЧУКОВ - Именно в ночь голосования. Поскольку я посмотрел, по всем параметрам у нас было на грани между проходного и непроходного, не говоря уже о том, что над проходным можно иметь было по 2-3 балла. Но мы помним, какую героическую работу провел Путин, когда он лично поехал в Гватемалу со всеми переговорил и убедил. И получили проект. Сейчас вкладываются огромные деньги. Цель Олимпиады как драйвер регионального развития, создания принципиально новой экономики сервиса и отдыха в этом регионе с тем, чтобы десятки миллиардов долларов, которые уплывают в Турцию и Египет как минимум, оставались там. Если превратить это все в нормальное место отдыха. А как реализуется, это уже отдельная история. То есть мотив мне понятен.

О. БЫЧКОВА – А я думала, вас спрашивают про нынешнюю Олимпиаду в Ванкувере. Но тут есть, конечно, связь.

К. РЕМЧУКОВ - Зачем нам нужна зимняя Олимпиада?

О. БЫЧКОВА – Да.

К. РЕМЧУКОВ – А, зачем нам участвовать.

О. БЫЧКОВА – Я бы по-другому спросила. Это и с Сочи связано и с Ванкувером. Вас не раздражает такая навязываемая любовь к спорту и нашим ребятам, которые родные вы наши, написано. Вот я совершенно не понимаю, зачем это нужно. Болеешь - хорошо, не болеешь – твои проблемы. Дают им деньги – отлично. Но зачем меня заставлять рыдать по этому поводу, если я не хочу.

К. РЕМЧУКОВ - Вас никто не заставляет, вы не хотите, вы не смотрите. Я когда обратил внимание, что по-моему, всю осень и зиму огромное количество часов по Первому каналу в выходные дни показывают фигурное катание в исполнении не фигуристов. Тусовка такая гламурная. У меня в голове не укладывается, как можно смотреть вообще фигурное катание, и как можно смотреть фигурное катание не с профессионалами. Но рейтинги показывают…

О. БЫЧКОВА – Нереальные говорят.

К. РЕМЧУКОВ - А вы говорите, кто-то кого-то заставляет. Людям нравится спорт, вот это сопереживание. Это самые простые эмоции, самые простые мотивы гордости, которую может испытывать человек, если забили шайбу. Прыгнул выше и так далее. Сложные мотивы гордости: структура занятости, структура образования, качество воспитания детей, это трудно. Это надо думать. А это смотришь, флаг, если еще слеза на глазах у призера, все.

О. БЫЧКОВА – Что все?

К. РЕМЧУКОВ - Гордость и как потребность первейшая.

О. БЫЧКОВА – И что? И чего дальше с этим.

К. РЕМЧУКОВ - Люди кайфуют. Они выпить могут.

О. БЫЧКОВА – А, то есть просто нам таким образом доставляется бесплатное удовольствие.

К. РЕМЧУКОВ - Ну не совсем бесплатное удовольствие, кто по кабелю смотрит. Вопрос не в этом. Вы счастливой себя чувствуете, может, когда вы Канта конспектируете, или Гегеля.

О. БЫЧКОВА – Абсолютно. Каждый вечер припадаю к этому источнику.

К. РЕМЧУКОВ - А кто-то по-другому. Но конечный итог один и тот же: и вы кайфуете, когда закрываете томик Канта, и человек, когда включает телевизор, тоже кайфует.

О. БЫЧКОВА – И Кант тоже доволен.

К. РЕМЧУКОВ - Это калининградская история уже.

О. БЫЧКОВА – Хорошо, давайте. Я хотела про другое. Давайте про Калининград. Кстати, о Канте. Новый митинг социального протеста планируют в Калининграде, потому что лидер местного движения «Справедливость» считает, что власть людей не услышала. И калининградский губернатор Боос собирался встретиться с организаторами митинга, но так этого и не произошло. И они снова будут собирать 20 марта еще, наверное, соберут, в прошлый раз было 10 тысяч, так и сейчас наверное, соберут.

К. РЕМЧУКОВ - Интересная закономерность наблюдается, что в самых отдаленных точках нашей необъятной родины - в Калининграде и Владивостоке самые буйные люди. То есть которые…

О. БЫЧКОВА – Социально активные.

К. РЕМЧУКОВ - Да, не ленятся выходить на улицу. И заявлять свой протест с весьма резкими лозунгами. Это просто очень любопытно. Чем дальше от Москвы, тем больше свободы. И когда ты понимаешь эту особенность…

О. БЫЧКОВА – А вы думаете закономерность именно в этом?

К. РЕМЧУКОВ – Пространственная, выясняется. Во-первых, это чисто физически так. Первая временная зона и 11-я. В 6-й, 5-й, 4-й чуть поспокойнее. Второе, конечно, серьезную ошибку совершил Боос, который пообещал поговорить с ними и не вышел. Не по-серьезному. Раз сказал, выйди, поговори с людьми.

О. БЫЧКОВА – Не так трудно на самом деле.

К. РЕМЧУКОВ - Тем более что бедный Боос попал, на госсовете был выступавшим и все это рассказывал, и когда люди видимо, сравнивают, что он говорит в Кремле с тем, что у них есть там, диссонанс этот, у людей, потерявших частичку страха, вызывает такое гражданское возмущение.

О. БЫЧКОВА – Но это все равно удивительно. Мало ли чего нам рассказывают, чего мы слышим на самом деле, кто к кому не выходит, но, тем не менее, митингуют только в Калининграде.

К. РЕМЧУКОВ - Скорее всего они же все-таки намного ближе к Европе. Намного меньше были под пятой советской власти. Они были так, как восточные европейцы…

О. БЫЧКОВА – Но только там люди совершенно другие, конечно. Не те, которые не были под пятой. А те, которые из-под пяты туда приехали.

К. РЕМЧУКОВ - Не 70 или 80 лет, а поменьше и уже мне кажется, в вертикали этой самые крайние точечки с гнильцой такой.

О. БЫЧКОВА – То есть вы считаете, что это вся калининградская история останется совершенно локальной.

К. РЕМЧУКОВ - Все зависит от масштаба. Мы же видим, цепная реакция, мне кажется, все это служит примером для других. Форма самоорганизации людей, формы протеста, лозунги, попытка отстоять свои права. И Калининград очень большой резонанс же вызвал. Во-первых, много людей пришло. Никогда так много людей, 10-15 тысяч не было. Лозунги были очень резкие. В лозунгах требовали отставку Путина. Мне кажется, что это как вирус идет по стране. Другое дело, что уровень свободы людей различный. Потому что я гипотезу выдвигаю, структура занятости в Калининграде, скорее всего, другая, чем во многих городах внутри России. И если те люди больше как индивидуальные предприниматели, либо машинами они занимаются уже 20 лет, то есть все риски берут на себя, едут в Германию, выискивают машину подешевле. Тут продают подороже.

О. БЫЧКОВА – То есть не так зависят от начальства.

К. РЕМЧУКОВ - Да, то есть индивидуальная ответственность за свою судьбу делает их индивидуально ответственными и за свою политическую судьбу. И они в этом смысле более граждане ответственные, чем многие другие представители среднего класса, которые не являются одновременно ответственными гражданами. И вот этот разрыв. То же самое во Владивостоке мы видим, пограничный город, тоже связан с этим бизнесом. Завоз японских машин, правый руль. Все равно опора на собственные силы. Китай, челноки, привез, продал. И это длится уже многие годы. Поэтому там сформировалось уже сознание этих людей, которые понимают, что нужно требовать, они не боятся, потому что они противостояли один на один и китайским бандитам, и нашим бандитам, и нашим таможенникам, и китайским и научились в этой борьбе отстаивать свои права.

О. БЫЧКОВА – Они научились себя уважать.

К. РЕМЧУКОВ - Хотелось бы верить, да. Личности.

О. БЫЧКОВА – Тут вас спрашивают очень много про то, что происходит в МВД с милиционерами. У нас очередная серия историй. Как в Подмосковье, например, случайно задержали двух милиционеров, которые незамедлительно сознались в наркоторговле. Вам не кажется, что уже в вашей газете, например, пора вводить рубрику про милицейские хроники. Потому что именно милицейских каких-то эпизодов, кого-то не дай бог расстреляли, кого-то поймали, кто-то брал какие-то взятки.

К. РЕМЧУКОВ - Мы пишем и эти вещи.

О. БЫЧКОВА – Это уже отдельный раздел криминальных хроник с участием сотрудников МВД и прочих структур.

К. РЕМЧУКОВ - Да, есть такое дело. Но они много и хорошего делают. Просто мне показали таблицу ежедневных каких-то вещей, журналисты подобрали. Каждый день совершается что-то и героическое у них и преступное. Поэтому для меня принципиальный вопрос это исходная сущность милиции нашей. Мне кажется, что наша милиция, ОМОН, вот эти крепкие огромные ребята были созданы не для того, чтобы защищать нас, а для того чтобы нас гонять. И защищать власть. Вот это ощущение, когда я вижу огромные шкафы, которые когда демонстрация, выходят из машины, накаченные, оказывается, они натаскиваются против нас, против мирных людей, которые в принципе даже не преступники. Это не они, если их не отсылают в Чечню куда-то, это не они ползают по подворотням, ловят бандитов, идут в малину, захватывают нелегальные игорные автоматы. Вот меня что поражает. Что никто за эти месяцы постоянных конфликтов с МВД не ставит вопрос об исходной сущности этого вида вооруженных людей. Фактически надо вернуться к этой концепции, не по форме, как она используется, а вот они же должны защищать наш мир, нашу жизнь. Я в Стокгольме обращал внимание в 90-е годы, шведские полицейские огромные под два метра, крепкие, как Шварценеггеры или как Лундгрен. Они олицетворяют защиту людей от хулиганов, которые там могут быть. А наши милиционеры олицетворяют и, скорее всего, может быть при собеседовании, при наборе, при ориентации их, приоритетом является защита власти. От нас. Мне кажется, что надо поменять, вполне возможно, что в структуре этих нанятых во внутренние войска и милицию людей, огромное количество шли для того, чтобы обеспечивать спокойствие на улицах и площадях против массовых беспорядков, компаний неповиновения и прочих протестных явлений.

О. БЫЧКОВА – То есть это фактор системы, в конечном счете.

К. РЕМЧУКОВ - Да.

О. БЫЧКОВА – Их нельзя ведь взять и одних перестроить, если вся система так устроена, что она от нас защищается.

К. РЕМЧУКОВ - Да, тогда можно вести рубрику в газете, можно не вести. Сама идея: милиция для чего? Защищать власть, режим или защищать нас. А это без политики не получится решить. Не договоримся.

О. БЫЧКОВА – Не получится. Это правда. Нам пишет Дмитрий: неправда, в Набережных Челнах митингуют. Вчера была акция у мэрии, 150 человек, 23-го будет большой митинг против цен ЖКХ. Мы Дмитрию поверим на слово.

К. РЕМЧУКОВ - И 150 человек все-таки не 10 тысяч.

О. БЫЧКОВА – Да, но 150 это не то же самое, что ничего с другой стороны.

К. РЕМЧУКОВ - Конечно. Эти выступления в Калининграде и Владивостоке своего рода вирус. Который распространяется.

О. БЫЧКОВА – Все-таки он распространяется?

К. РЕМЧУКОВ - Если 150 человек, если бы не было ничего, значит, он бы не распространялся. А 150 человек это инфицировано.

О. БЫЧКОВА – Ну да. Очередная история про минареты в Европе. До этого в Швейцарии был референдум, а теперь дискуссия переместилась в город Фелькинген на юго-западе Германии, где мусульмане местные обратились к властям муниципальным за разрешением пристроить минарет к своей мечети. Которая стоит там уж 20 лет. И там начались дискуссии. И власти решили провести некий опрос на карточках, среди горожан. И большинство высказалось против. Меньшинство согласилось, и среди меньшинства был местный протестантский пастырь, который сказал, что мы совершенно не возражаем и это знак мирного сосуществования культур. А кто-то например, сказал, что мусульмане должны адаптироваться, турки там в основном, к немецкой культуре прежде чем возводить свои культовые здания. Вы на какой стороне в этом споре? Это спор, который явно еще будет продолжаться в других местах.

К. РЕМЧУКОВ - Я на стороне демократических процедур. В основе демократических процедур, о которых нам рассказывают, и мы сами читаем в течение последних 20-25 лет, лежит понимание того, что решения должны приниматься снизу. По-английски называется «grass-root level» – на уровне травы. Там где власть делегируется на «grass-root level», на уровень травы, вниз. Там, где решения принимаются, считается, самые образцовые демократические общества. В связи с этим моя оценка и референдума в Швейцарии и опроса в городке этом, позитивная, потому что главный институт это воля народа. Если люди приехали жить на эту территорию, они должны спросить, что думает большинство народа по тому или иному вопросу. Если большинство народа высказалось за какое-то решение, они должны подчиниться. И это очень хорошо, потому что я на днях прочитал, что в Англии миграционные власти вводят новые экзамены для иммигрантов, желающих получить вид на жительство, в которых будут объяснять привычки в Англии, в том числе, почему нельзя очередь нарушать. Как стоять в очереди – отдельный урок будет. 45 минут надо будет отвечать на вопросы, как стоять в очереди, зачем стоять в очереди.

О. БЫЧКОВА – Нам бы тоже такое не помешало.

К. РЕМЧУКОВ - Англичане объясняют это тем, что большинство иммигрантов приехали из тех бедных стран, где выпрыгивание вперед и борьба за какой-то ресурс через очередь является фактором выживания. Вот им надо будет объяснить, что в Англии не так. Тебе не надо выпрыгивать. Ты все равно выживешь, если станешь англичанином. Поэтому надо стоять в очереди. И в Лондон когда ездишь на машине, обращаешь внимание, что левая полоса свободна, по правой ты идешь, и никто из левой полосы не едет всю свободную часть, чтобы вклиниваться сюда. Я спрашиваю своих друзей, а бывает так…

О. БЫЧКОВА – То есть они в пробке не вылезают на встречную полосу.

К. РЕМЧУКОВ - Это не встречная, а параллельная полоса, но она ведет вас налево, а вы идете по полосе, которая ведет вас направо, но долго они идут параллельно. Вот та, которая налево уже сплошная разделительная, можно на ней доехать туда, куда направо…

О. БЫЧКОВА – То есть стоят в своем ряду всегда.

К. РЕМЧУКОВ - Да, но если вдруг кто-то просит, он говорит, мы всегда пустим, потому что мы чувствуем, что в этом необходимость. Потому что нормальный человек никогда не залезет в другую линию без необходимости. Мало ли, у него кто-то заболел. Поэтому в этом смысле иммиграционные власти на серьезном уровне пытаются объяснить им, что не надо, как стоять в очереди, ребята, встал и стой. Не дыши в затылок. Отступи. Ты должен выстоять свою очередь…

О. БЫЧКОВА – Неужели это сработает.

К. РЕМЧУКОВ - В Англии сработает.

О. БЫЧКОВА – На таком уровне их научат.

К. РЕМЧУКОВ - Даже сомнения нет у меня. Захотят жить в Англии, сработает. Не захотят жить в Англии, их выметут оттуда.

О. БЫЧКОВА – Так они до этого прекрасно жили, безо всяких лекций и поучений.

К. РЕМЧУКОВ - Нет, они не так прекрасно жили. Имеется в виду для новых мигрантов.

О. БЫЧКОВА – А их без этого не пустят что ли?

К. РЕМЧУКОВ - Они будут сдавать экзамены.

О. БЫЧКОВА – То есть каждый человек, их же там огромное количество.

К. РЕМЧУКОВ - Ничего, это стоит того, наверное, чтобы жизнь нормальная была. Все же общества в условиях глобализации ищут способы, а как жить, готовых рецептов нет, учебников нет. Такого уровня смешения и смешения пассионарности я бы даже сказал, нет.

О. БЫЧКОВА – Такая проблема вообще первый раз возникает в таком виде в современной истории.

К. РЕМЧУКОВ - Как во многих других вопросах англичане, швейцарцы идут в авангарде, в поиске методов, каким образом сосуществование различных образов жизни, различных предпочтений, в том числе и религиозных сделать цивилизованным. Но на основе доминирующей культуры, доминирующих традиций. Это очень важно. Это мне кажется одна из серьезных проблем нашей жизни. Что у нас нет доминирующих традиций в том социуме…

О. БЫЧКОВА – Поэтому у нас нет конфликтов в том виде, в котором есть, например, в Швейцарии. Потому что у нас нет укорененных красивых маленьких городков, которые в этом виде существуют несколько веков, предположим.

К. РЕМЧУКОВ - Да, но если случается конфликт, он случается в виде Кондопоги.

О. БЫЧКОВА – То есть совсем по-черному.

К. РЕМЧУКОВ - Что ты приходишь в кафе, кто-то замочил, ты позвал дружков, они начали кого-то стрелять. То есть в этом смысле фокусировка жизни на таких практических вещах, организации удобной комфортной жизни, в нашей стране отсутствует полностью. Пока. И это тоже говорит о цивилизационной отсталости в этом смысле.

О. БЫЧКОВА – Тут все взаимосвязано вероятно. Потому что если ту же Швейцарию вспоминать, то и референдумы, которые проводятся по несколько десятков в год по любому поводу. Потому что важно, чтобы все люди высказались о чем угодно. И государственное устройство, когда существуют отдельные кантоны и где говорят на своих языках. И живут по-своему, и при этом страна продолжает оставаться единой. Это тоже, наверное, то, чему надо попытаться научиться. Хотя непонятно как. Тогда дальше возникают решения, которых может быть, в других странах и близко не было.

К. РЕМЧУКОВ - Оля, вы сейчас говорите, и последняя моя фраза была, что мы не фокусируемся на этого рода проблеме. То есть в иерархии приоритетов жизни нашего общества такого рода вопросы стоят очень низко, если вообще стоят. Вот это есть цивилизационное отличие России от других стран. Что у нас в повестке дня даже нет вопросов сосуществования различных этнических или религиозных групп, огромное количество мигрантов с доминирующим, превалирующим населением на базе культурных ценностей этого превалирующего населения, поскольку таковых нет. Четко выраженных.

О. БЫЧКОВА – Или, по крайней мере, их надо выявить и сформулировать.

К. РЕМЧУКОВ - То, что не есть предмет повестки дня нашего общества, это тоже мне кажется, есть какая-то черта, характеризующая уровень отсталости или уровень того, что мы другое общество по сравнению с Западом. Вроде бы люди одинаковые, и тоже мигранты есть, и легальные, и нелегальные. А в повестке дня вопросы совершенно по-разному стоят. Потому что если нужно у нас мусульманам мечеть построить, это не выносится на референдум. Лужков принимает решение, что в каждом районе города должна быть мечеть, условно говоря, 30 мечетей.

О. БЫЧКОВА – Потом выясняется, что столько даже и не нужно.

К. РЕМЧУКОВ - Может быть и не нужно. Но принимает все равно решение градоначальник, это не вопрос народа. А когда спрашивают, а зачем так много, у него есть ответ, а что делать, если все мусульмане соберутся у одной мечети на Поклонной горе и вдруг чего-нибудь не так пойдет. То есть вроде получается, как запасной вариант, рассредоточить мусульман в момент какого-то душевного подъема по разным районам Москвы. То есть запасной ход.

О. БЫЧКОВА – Это мудро, наверное.

К. РЕМЧУКОВ - Но опять же решение принимает не общество, а вот эти люди. И вот это и есть цивилизационные типологические различия между нашей любимой страной и их западными цивилизациями.

О. БЫЧКОВА – И это касается не только отношений между мусульманами, не мусульманами. Это касается чего угодно. Начиная с самых элементарных дурацких вопросов, каким способом стоять в очереди. Или не стоять. Пускай бы нам кто-нибудь дал такую инструкцию, как стоять в очереди. Для всех, не только для мигрантов. Скажите? Не помешало бы совершенно точно.

К. РЕМЧУКОВ - Опять же, не дать инструкцию, а чтобы у нас возникла потребность самим разработать такую инструкцию.

О. БЫЧКОВА – И следовать правилам.

К. РЕМЧУКОВ - И все общество поддержит, что все, кто хотят с нами жить, пусть живут в соответствии с этой инструкцией, сдав экзамены. Тогда будет мир, дружба, жвачка.

О. БЫЧКОВА – Целина непаханая, конечно. Спасибо большое Константину Ремчукову. Это была программа «Особое мнение». Спасибо всем, кто нам писал. Кого успели, того учли. Спасибо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024