Купить мерч «Эха»:

Николай Сванидзе - Особое мнение - 2008-03-14

14.03.2008
Николай Сванидзе - Особое мнение - 2008-03-14 Скачать

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте. Меня зовут Лев Гулько. Это «Особое мнение» с журналистом Николаем Сванидзе. Здравствуйте, Николай.

Н. СВАНИДЗЕ: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Давайте начнем вот с чего. Сегодня «Российская газета» опубликует ежегодный доклад уполномоченного по правам человека в РФ за минувший 2007 год и, в частности, один из вопросов газеты был таков: чем отличается доклад этого года, если направление правозащитной деятельности, где динамика заметней всего, вот что отвечает Владимир Лукин – «Каждый год несет что-то новое. Мы ориентируем свою работу и выводы, основываясь на поступающие к нам жалобы. Их стало немного меньше, что, впрочем, заслуживает отдельного анализа. Может быть, потому что это предвыборный год. Направления жалоб в основном не изменились, хотя некоторые оттенки есть. В предыдущие годы явный приоритет имели социальные вопросы. В этом на первое место вышли вопросы, связанные с нарушениями представителей правоохранительных органов. Это примерно каждая вторая жалоба. Для сравнения социальные вопросы - каждая третья.» Жалобы на сотрудников милиции вышли на первое место в этом докладе. Их очень много. Понятно, что и кто виноват, но что с этим делать, как поправить, что нужно изменить? Поскольку сами сотрудники правоохранительных органов, днем сегодня звонившие на «Эхо Москвы» говорили, что нужно менять систему. Как?

Н. СВАНИДЗЕ: Это очень плохой признак, который означает, что гиря до пола дошла, конечно. Потому, что давно уже были нарекания подобного рода, они всем известны, всем, живущим в нашей стране. Ни для кого это не секрет. Но раньше на социалку больше жаловались, а теперь вот… может с социалкой стало лучше, я не знаю. Но то, о чем говорит Лукин – это очень существенно. Эта проблема одна из тех, которую одним махом не решается. Потому, что это очень застарелая проблема, очень глубокая и серьезная. Рецепт известный, другой вопрос, что реализовать их очень сложно и долго. Один из рецептов, несомненно, повышать статус, а следовательно, и повышать зарплату сотрудников правоохранительных органов. Это нужно делать обязательно, потому, что когда видишь наших милиционеров, особенно низового уровня, которые ходят, как бомжи, в этих мешковатых кителях, пузырящихся штанах, неглаженных, грязных, которые стреляют сигареты, солдаты стреляют сигареты. Ужас просто какой-то. Действительно, страшновато к этим людям обращаться за помощью, поскольку они бедны очень, то они ненавидят всех, кто богаче. Это обычное классовое чувство. Им нечего терять, потому, что они мало зарабатывают, они не боятся потерять свою службу, свою репутацию, потому, что у них плохая репутация. Это ужасно. Повторяю еще раз – нужно повышать зарплату, нужно повышать статус. Но это одна сторона медали. С другой стороны нужно с них гораздо жестче требовать и в любом случае, я боюсь, что даже повышением зарплаты сразу вопрос не решить, потому, что если сейчас тем людям, которые привыкли грабить ларечников, крышевать их, крышевать проституток, привыкли к полной безнаказанности, привыкли к взяткам, если им резко повысить зарплату, само по себе, сразу, это ничего не даст. Потому, что они будут брать взятки в большем размере. У них изменится представление о прекрасном и прекрасное будет начинаться не с 300 или 500 рублей, а с 300 или 500 долларов. Вот и все, что сразу произойдет.

Л. ГУЛЬКО: Некоторые предлагают расформировать радикально.

Н. СВАНИДЗЕ: А кто будет тогда следить за порядком на улицах? Пусть лучше такая милиция следит, чем никакая. Так тоже нельзя. Тогда что будет у нас? Будет кошмар какой-то. Каждый будет воевать с каждым. Потому, что милиция – это часть нашего общества и каков настрой нашего общества, таков и настрой нашей милиции. А настрой очень агрессивный. Должно пройти время. Несомненно, нужно повышать статус и зарплату и ждать, пока нынешнее поколение сменится другим.

Л. ГУЛЬКО: И одновременно то, что мы наблюдаем на телевизионных экранов, повышение статуса милиционеров – это сериалы, где милиционер выглядит более положительно.

Н. СВАНИДЗЕ: Это правильно. И во всех странах мира и во всех кинематографах мира, в том числе, американском, классическом, где снимается очень много хороших фильмов о полиции, кстати, очень идеологически выдержанных, по разным линиям. Один белый, один черный. Политкорректность, над ней смеяться не приходится, в ней больше хорошего, чем плохого. Но даже если эту сторону отбросить, хотя ее отбрасывать нельзя, потому, что если говорить о толерантности национальной, то здесь роль милиции тоже велика, а пока она скорее негативна, чем позитивна. Это все делать нужно. Но пока то, что люди видят в сериалах, расходится с жизнью, проку от этих сериалов тоже мало. Нужно делать то, что я сказал и должно пройти время. Они должны почувствовать, что им невыгодно подставляться. Они многое потеряют. Что такое сержант полиции в США? Это уважаемый человек!

Л. ГУЛЬКО: Хорошая пенсия дальше.

Н. СВАНИДЗЕ: Конечно!

Л. ГУЛЬКО: Зоя Яковлевна пишет: «Повышать зарплату правоохранительным службам нужно. Но постирать и погладить штаны даже при минимальной зарплате можно. Все идет от дисциплины и требовательности власти». Она считает, что надо начинать с требовательности.

Н. СВАНИДЗЕ: Надо начинать одновременно с двух сторон. Все это очень важно, потому, что требовать больше, а при этом не платить больше тоже бесполезно.

Л. ГУЛЬКО: «Особое мнение». Николай Сванидзе. Пойдем дальше. А дальше тоже дело, связанное с правоохранительными органами. Представители творческой и научной интеллигенции Петербурга обратились с открытым письмом к руководству страны. Они просят освободить и не преследовать лидера городского отделения партии «Яблоко» Максима Резника. В разной форме за Резника подписалось более 700 человек. Среди них писатели Стругацкий, Шендерович, Сокуров, режиссер Любовь Егорова и целый ряд политиков. И вопрос от нашего радиослушателя Владимира из США: «Г-н. Сванидзе! По сообщению СМИ Путин пообещал Явлинскому разобраться с делом Резника и видимо уже разобрался: Петербургскому отделению партии Яблоко предложили покинуть здание, началась "плановая" прокурорская проверка деятельности отделения партии, следователь запретил встречи Резника с матерью до начала суда, начались задержания милицией граждан, участвовавших в одиночных пикетах в защиту Резника. Ваши комментарии».

Н. СВАНИДЗЕ: Я не присутствовал при встрече Путина с Явлинским. Обещал Путин что-то Явлинскому или нет, я ничего об этом не читал, кроме предположений таких же людей, как и мы. Что касается того, что сейчас происходит с Резником, тут дело не в том, кто подписал письмо. Его подписали люди очень уважаемые, а кто-то может подписать другое письмо – ударить по рукам негодяя Резника. Дело не в том, кто письмо подписал. И в зависимости от письма нельзя ставить свое отношение к людям, даже от письма, подписанного такими людьми. Я, например, не пойму, что инкриминируется Резнику. Я читаю публикации на сей счет… То ли он избил группу милиционеров, что само по себе вызывает некоторые вопросы.

Л. ГУЛЬКО: Злостное хулиганство.

Н. СВАНИДЗЕ: Но я себе не представляю, чтобы человек хрупкого телосложения, около 40 лет от роду, в здравом уме и твердой памяти набросился на нескольких милиционеров и начал их зверски избивать, в чем преуспел. Как-то мне это сложно предположить. Если ему инкриминируют политическую деятельность, то при чем здесь хулиганство? Давайте как-то определимся, в чем обвиняется Резник. Именно это беспокоит общество, тех представителей питерской интеллигенции, которые подписали письмо. Вот в этом разобраться бы не худо. Если бы власть питерская объяснила конкретно, хотя бы правдоподобно, в чем человека обвиняют, в результате чего сейчас мерой пресечения избран арест и почему к нему не пускают мать? Что это такое! Он что, серийный убийца, насильник, опасный для общ6ества настолько, что мать к нему не пускают? Боятся, что через мать он будет на кого-то влиять? Да на кого он будет влиять! Господи! Кто он такой, чтобы на кого-то влиять!? Кто его испугается? Больше всего в таких случаях возмущает несоответствие здравому смыслу. Возникает сразу мысль, что тебя, меня, общество по каким-то причинам обманывают, держат за дураков, т.е. претензии одного плана, а формулировки другого плана, обвиняют в другом. Чтобы было, в чем обвинить, чтобы это соответствовало каким-то статьям УК. Это плохо. Плохо. В этом плане я согласен с авторами письма.

Л. ГУЛЬКО: Андрей спрашивает: «Заинтересуется ли этим делом Общественная палата?»

Н. СВАНИДЗЕ: Мне все время задается этот вопрос от наших уважаемых зрителей и слушателей. Я всякий раз отвечаю одно и то же – я не могу отвечать от лица Общественной палаты. Когда какой-то случай очень остро начинает интересовать меня, я этим интересуюсь и иногда прилагаю усилия к тому, чтобы заинтересовать моих коллег из Общественной палаты, тем более, что многие из них люди гражданственно озабоченные, честные и порядочные.

Л. ГУЛЬКО: Вот видите какая реакция: «Какая беззащитная у нас милиция! То их старушки лупят, то подростки, может они не доедают?» - спрашивает Митёк.

Н. СВАНИДЗЕ: Я уже предлагал повысить зарплату.

Л. ГУЛЬКО: И это тоже может быть. Мы сегодня как-то больше о милиции. Еще одна история, которая тоже сегодня имела место быть. Генеральный директор Издательского дома «Коммерсант» Демьян Кудрявцев заявил в интервью агентству ИНТЕРФАКС сегодня, в пятницу, 14 марта, что финансовые потери компании, связанные с блокировкой сайта в результате хакерских атак исчисляются сотнями тысяч долларов. Кудрявцев подчеркнул, что DDoS-атаки на сайт "Коммерсанта" беспрецедентны для России. Также он выразил надежду, что "правоохранительные органы наконец займутся этим вопросом и смогут предпринять какие-то действенные меры", подчеркнув, что ИД "подал все необходимые заявления". И предполагается, что массированные DDoS-атаки на сайт "Коммерсанта", начавшиеся еще 4-5 марта и неоднократно приводившие к полной блокировке доступа к ресурсу, являются частью кампании против издания. На улицах Москвы, если вы помните, в течение двух недель распространялась туалетная бумага с символикой ИД. Наблюдатели связывают эти акции с прокремлевским молодежным движением "Наши", которые якобы таким образом мстят "Коммерсанту" за статью "'Наши' стали чужими". "Наши" отрицают свою причастность к акциям, утверждая, что распространение туалетной бумаги с логотипом "Коммерсанта" - часть маркетинговой кампании самого ИД. Вот такая история, достаточно странная.

Н. СВАНИДЗЕ: Я, честно говоря, не знаю, что здесь комментировать. В чем вопрос ко мне?

Л. ГУЛЬКО: Вопрос в том – возможно или нет. Серьезная газета, в этом есть какая-то политическая подоплека? Мстят «Коммерсанту» за что-то?

Н. СВАНИДЗЕ: Во-первых, полно отмороженных хакеров. Кто-то может за что-то мстить. Но я не могу обвинять, не имя никаких данных, какое-то политическое движение, в том числе и движение «Наши». Я ничего не могу сказать по этому поводу.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо. Ладно. Тогда мы идем дальше. Ближе к вещам, которые, я надеюсь, Вас совсем заинтересуют. Британский национальный Союз учителей обвинил министерство обороны Великобритании в пропагандистском и необъективном представлении иракской военной кампании в материалах, подготовленных ведомством для ознакомления в школах. Как сообщила сегодня британская газета «Independent», учителей возмутило то, что участие британских войск в войне в Ираке представлено в разработках министерства исключительно как содействие обеспечению безопасности и восстановлению этой ближневосточной страны, но в них ничего не говорится ни о американо-британском вторжении в Ирак, ни о многочисленных жертвах среди мирного населения вследствие этого вторжения, ни об отсутствии в Ираке оружия массового поражения, предполагавшееся наличие которого было изначально заявлено в качестве главного обоснования необходимости этого вторжения. Британский профсоюз учителей убежден в том, что такие противоречивые события, как война в Ираке, должны подаваться учащимся максимально объективно, с изложением всех сторон это «явления». Как текущее событие, применительно к нашей стране, должны подаваться в учебниках истории?

Н. СВАНИДЗЕ: Это сложный вопрос. Дело в том, что мы с давно утекшими событиями никак не разберемся. Причем, утекшими, как десятилетия, так и столетия назад.

Л. ГУЛЬКО: Могу только сослаться на Ваши «Исторические хроники».

Н. СВАНИДЗЕ: Можно сослаться на «Исторические хроники», не только на них. Но это очень сложно. Есть ряд острых ключевых моментов в нашей истории, Бог с ней, с английской, они сами разберутся в своей истории, в которых черт ногу сломает до сих пор. Что касается нынешних моментов нашего развития, то есть один способ. Давать действительно максимально объективно и без каких-то клише, без каких-то формулировок, которые могли бы восприниматься, как хвалебные или резко критические. Вот и все.

Л. ГУЛЬКО: А как это сделать?

Н. СВАНИДЗЕ: Ну как? Русский язык велик и могуч!

Л. ГУЛЬКО: Это я понимаю. Но это возможно?

Н. СВАНИДЗЕ: Возможно.

Л. ГУЛЬКО: У одного одна точка зрения, у другого другая.

Н. СВАНИДЗЕ: Ну и что? А зачем точки зрения?

Л. ГУЛЬКО: Те, кто пишет эти учебники.

Н. СВАНИДЗЕ: Можно излагать, если речь идет о сегодняшних событиях, в которых еще никто не разобрался, идет просто на наших глазах все, есть только миг между прошлым и будущим. За него и держись! Пока ты за него держишься, просто говори без «наклеек». Произошло то-то, то-то и то-то. И все. И никак не комментируй.

Л. ГУЛЬКО: Беслан, Чечня…

Н. СВАНИДЗЕ: Есть на этот счет… Беслан – это уже история.

Л. ГУЛЬКО: Согласен. Но не очень давняя.

Н. СВАНИДЗЕ: Недавняя.

Л. ГУЛЬКО: Считаем, что сиюминутная.

Н. СВАНИДЗЕ: А во-вторых, здесь нужно излагать разные точки зрения, есть еще и такой способ.

Л. ГУЛЬКО: В учебниках истории?

Н. СВАНИДЗЕ: Да. Одну и другую. Пожалуйста! Излагать какую-то одну – плохо. Скажем, сложно предположить, что государство откажется в учебниках истории от изложения своей точки зрения, но при этом…

Л. ГУЛЬКО: Это практически невозможно.

Н. СВАНИДЗЕ: Но при этом мудрое государство должно согласиться, что и противоположное, если оно не радикальное, не противоречащее закону, но и противоположная точка зрения должна иметь право на существование, потому, что именно такое столкновение мнений развивает гражданское общество. А без него и сильное государство невозможно.

Л. ГУЛЬКО: Может быть, вообще тогда ничего не надо?

Н. СВАНИДЗЕ: Белое пятно? Условно говоря – не было Беслана? Так нельзя.

Л. ГУЛЬКО: Нет, был Беслан, но коротко, в четырех строках, а дальше уже, потом…

Н. СВАНИДЗЕ: Ну когда потом? Потом может наступить через 200 лет. Поэтому я считаю, что лучше всего максимально объективное изложение и приведение разных точек зрения.

Л. ГУЛЬКО: Это «Особое мнение» с Николаем Сванидзе. И еще один вопрос, довольно любопытный, я его выискал на нашем сайте. Он Александра Буракова из Могилёва. Казалось бы, у нас с Белоруссией на новостных лентах ничего нет, но человек спрашивает. «Уважаемый Николай, как по-Вашему будут развиваться белорусско-российские отношения при новом президенте России? И какими будут личные отношения президентов Лукашенко и Медведева?»

Н. СВАНИДЗЕ: Мой прогноз такой. Российско-белорусские отношения будут развиваться спокойно, без взрывов, без ужимок и прыжков, без откатов и каких-то резких прорывов, потому, что два братских народа, два соседних народа и здесь не может быть и речи ни о каких-то враждебных отношениях. Но и сближения тоже вряд ли возможно. Здесь мы переходим ко второй части вопроса. Личные отношения между Путиным и Лукашенко, как известно, оставляли и оставляют желать лучшего. Я думаю, что и отношение между Медведевым и Лукашенко тоже будут желать лучшего, потому, что они очень разные люди. Очень разные люди. Медведев и Лукашенко. Я не думаю, что они испытают друг к другу симпатию. Не думаю.

Л. ГУЛЬКО: То есть, Александр Григорьевич будет больше поворачиваться…

Н. СВАНИДЗЕ: Дело не в том, что у них разные вкусы на книги, одному нравится Пушкин, другому Лермонтов, одному джинсы, другому костюм с галстуком. Дело не в этом. Дело в том, что у них разные представления о политике, государственном устройстве. Поэтому я не думаю, что им будет легко найти общий язык.

Л. ГУЛЬКО: Тут сразу пришел вопрос: «А российско-украинские отношения?»

Н. СВАНИДЗЕ: Я думаю, на данный момент, хотя это, может быть, и вызовет вопросы у многих радиослушателях, они более перспективны. Потому, что в конечном счете, при всем базаре и, я прошу прощения, бардаке, который происходит сейчас на высшем уровне руководства нашей братской страны, Украины, тем не менее, Украина так же, как Россия, в конечном счете идет по демократическом пути развития. И в этом плане всегда можно будет друг друга понять.

Л. ГУЛЬКО: Да, наверное. Я напомню. Это «Особое мнение» с Николаем Сванидзе. У нас осталось 3 минуты до нашего перерыва, и я перед перерывом спрошу вот о чем. Россия оказалась в хвосте рейтинга по числу женщин в законодательной власти. Это вопрос вечный всегда. Международное парламентское объединение (IPU) в ходе масштабного исследования оценило число женщин в законодательной власти различных стран мира. Неожиданным лидером стала африканская Руанда, но не потому, что это сильно демократическое государство или любят очень женщин, просто мужчины погибли в братоубийственной войне, поэтому в парламенте женщины составляют 48,8% (39 мандатов из 80 возможных). Россия же оказалась на 103-м месте с 14% женщин-парламентариев. Россия заняла 103-ю позицию (14%), Ирландия - 107-ю (13,3%), Сирия - 118-ю (12%), Украина - 150-ю (8,2%), Иран - 165-ю (4,1%). Кроме того, Россия находится в седьмом десятке рядом с Того и Эфиопией по числу женщин-министров - две на девятнадцать мужчин. В России "женские" ведомства Минздравсозразвития (Татьяна Голикова) и Минэкономразвития (Эльвира Набиуллина). Хорошо это или плохо, не знаю, как бы Вы это прокомментировали?

Н. СВАНИДЗЕ: Здесь есть две стороны медали. С одной стороны я против того, чтобы министров и других начальников назначали по половому признаку.

Л. ГУЛЬКО: Конечно!

Н. СВАНИДЗЕ: Здесь мы это проходили при Советской власти. Три доярки, два механизатора, одна женщина…

Л. ГУЛЬКО: Причем, две блондинки, одна брюнетки.

Н. СВАНИДЗЕ: Да. И четыре комсомольца. Не нужно так! Это ужасно! Нужно назначать по признакам профессионального соответствия. Это с одной стороны. С другой, конечно, у нас очень консервативная страна, очень патриархальная страна. И в этом плане считается, что пусть баба детей растит, а мужик пусть работает, управляет, командует, это правильно. А если баба пойдет командовать… И против этого сами женщины. «Ой! Смотрите на нее! Ой, какааааая! Ой!» Здесь не только мужчины виноваты. При всей женской солидарности, которая имеет место, в целом отношение именно такое. Патриархальная страна. Должно время пройти. Вообще ничего сразу не решается. Это только в сказке можно нырнуть в кипяток и вынырнуть добрым молодцем.

Л. ГУЛЬКО: Правда, там есть такой вариант – бух в котел и сварился. Давайте уйдем на перерыв, потом вернемся и ваши вопросы на телефон 363-36-59.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: Третья часть нашего «Особого мнения». Журналист Николай Сванидзе и его особое мнение. Как Вам тут пишут: «Николай! Сейчас вы огребёте по полной программе от женщин!»

Н. СВАНИДЗЕ: С удовольствием! Огрести от женщин – это мечта каждого мужчины.

Л. ГУЛЬКО: «У нас не консервативно-патриархальная страна, - пишет нам Мария, - а бандитская. В отношении нарушения прав людей… Не путайте бандитизм с патриархальностью»

Н. СВАНИДЗЕ: А какое отношение бандитизм имеет к малому количеству женщин во власти?

Л. ГУЛЬКО: Это не женщины, это патриархальная страна. «В советское время женщины клали железнодорожные шпалы, а мужчины начисляли им зарплату.» Вот видите как.

Н. СВАНИДЗЕ: Да. Ничего хорошего.

Л. ГУЛЬКО: «Уважаемый Николай! Является ли современное морально-этическое состояние общества угрозой национальной безопасности России?» - Андрей. А Александр спрашивает вот что: «Сейчас идет Великий пост, а вы тут какую-то рекламируете колбасу. Разве такое возможно?»

Н. СВАНИДЗЕ: Это точно не мне вопрос. Но я готов ответить. Я хочу напомнить нашим уважаемым слушателям, верующим, как православным, так и не православным, что у нас страна светская. У нас светское государство. Поэтому никто ничего отменять в пост не может. Реклама колбасы не оскорбляет ничей слух, если это хорошая колбаса, конечно. Во-вторых, дело в том, что, дорогие друзья! Это искушение. Умейте противостоять. А если вы женаты и хотите сохранить верность своей жене, а по улицам ходят красивые девушки. Вы будете протестовать? «Почему тут красивые такие ходят!» Ну так сохраняйте. Или не сохраняйте. Но не жалуйтесь. Тоже самое относится и к колбасе. Умейте противостоять искушению, если вы верующий человек.

Л. ГУЛЬКО: Это и есть морально-этическое состояние общество.

Н. СВАНИДЗЕ: Это имеет к нему отношение, но есть более серьезная составляющая. Скажем, отношение к усыновлению, предположим. Есть страны, кстати, очень консервативные страны, как Ирландия, католическая страна, где усыновляют кучу детей, больных детей, разного цвета кожи, представителей разных рас. У нас с этим связаны огромные запреты, выбирают всегда только здоровых, только если можно установить, что они генетически здоровы. А там – больных церебральным параличом. Это соответствует о высоком моральном состоянии общества. Жалость, сочувствие к детям, сочувствие к себе подобным. Боюсь, что наше общество еще до этого не доросло. Это признак еще не высокого морально-этического состояния общества. Таких примеров много. Это и поведение на дорогах, много чего. Это очень серьезная проблема, это наследие проклятого, многовекового и особенно ХХ века, прошлого. Всё, о чём говорилось, в том числе, и говорится в «Исторических хрониках», эта привычка доносить друг на друга, подозревать друг друга, неуважение к личности, всё это приводит к понижению морально-этического состояния общества. Из этого пике нам предстоит выходить. Это проблема.

Л. ГУЛЬКО: 363-36-59. И ваши телефонные звонки. Слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Кирилл, Москва. Два вопроса, коротенько. Здравствуйте. Хотелось бы вернуться к «Коммерсанту», вопрос такой. Наши спецслужбы доказали, что по Интернету могут вычислить любого человека, в том числе и атаку хакеров. Не прямая ли это обязанность Общественной палаты, поскольку «Коммерсант» - это общественная газета, которая доносит до нас новости. Не обязаны ли вмешаться спецслужбы и я думаю, что это получилось бы очень быстро. Они просто этого не хотят, наверное. И второй вопрос. Вы сказали, что мы идем по пути демократии, как Украина. А в чем конкретно? Хочу стать оптимистом, не могу, не получается. Несколько примеров за последние несколько лет? И этот путь, если можно, осветите.

Н. СВАНИДЗЕ: По-порядку. Насколько мне известно, «Коммерсант» - частная газета.

Л. ГУЛЬКО: Общественно значимая.

Н. СВАНИДЗЕ: Да. Что касается Общественной палаты, с одной стороны мне льстит такая постановка вопросы, может ли вмешаться Общественная палата и в этот вопрос. У нас в Общественной палате меньше полутора сотен человек. Вмешиваться во все вопросы на свете, в том числе, в атаку хакеров на газету «Коммерсант», у нас нет физической возможности. Мы не для этого существуем. Если увидим, если я увижу, я не могу говорить от лица всей Общественной палаты, если я увижу, что здесь явное нарушение закона с чьей-то стороны, тогда я, наверное, постараюсь вмешаться. В данном случае я повода не вижу. Что касается примеров демократичности нашего общества, смотря с чем сравнивать. У нас, все-таки, существует и действует демократическая Конституция, у нас только что прошли президентские выборы, к ним можно как угодно относиться, можно как угодно относиться к институту преемничества, когда один президент выбрал фактически, формально согласился с выбором нескольких партий, фактически сам выбрал человека, который его заменит на этом посту. Но ведь за этого человека проголосовало огромная часть населения. Не силком, никто на аркане не тащил. Голосование было. Там, возможно, были какие-то нарушения, даже уверен, что были. Но, согласитесь с тем, что такой огромный процент соответствует действительности. Вот столько проголосовало. В тоже время не 99 процентов, как было при СССР. Это нормально. У нас существует, при всем том, что есть проблемы со свободой прессы и проблемы очень значительные, особенно в том, что касается электронной прессы, у нас существуют вполне свободные газеты и радиостанции. Сейчас я говорю то, что думаю. Таких признаков можно найти значительно много. У нас страна с явными, на мой взгляд, признаками авторитарной власти, но это не авторитарное государство. И, тем более, не тоталитарное. Мы, на мой взгляд, в целом, качаясь в разные стороны, медленно, но мы идём по демократическому пути развития. В этом я абсолютно убежден.

Л. ГУЛЬКО: Я Вас должен спросить. Должно пройти время?

Н. СВАНИДЗЕ: Я это говорю всё время по всем поводам. Не может всё произойти сразу. Должно пройти время. У нас всего полтора десятка лет назад рухнул Советский Союз, абсолютно тоталитарное государство.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо! Это было «Особое мнение» с Николаем Сванидзе. Спасибо всем, кто нас смотрел и слушал. Отдельное спасибо Николаю Сванидзе. До встречи, всего хорошего, до свидания.

Н. СВАНИДЗЕ: До свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024